Читать онлайн Всю ночь напролет, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всю ночь напролет - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Всю ночь напролет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Как только за гостями захлопнулась дверь, Энн подняла глаза на Джека, все еще обнимавшего ее за талию. Ее лицо было так близко от него, что он мог разглядеть крошечные фиолетовые крапинки на радужке ее глаз, окружавшие непроницаемо темные зрачки светлым ореолом. У нее были ровные, соболиные брови, столь же выразительные, как и весь ее облик.
— Благодарю тебя, — произнесла она к немалому удивлению Джека.
Джек разомкнул объятия, однако Энн и не подумала отстраниться от него, и на какой-то миг его охватило ликование. Но затем холодное подозрение омрачило его радость. Он не сводил глаз с ее лица, выискивая малейшие признаки, по которым можно было судить, искренна ли она с ним или лицемерит, но Энн смело встретила его испытующий взгляд. Впрочем, с какой стати ей беспокоиться из-за его способности читать у нее в душе? Все равно он никогда не видел в ней ничего, кроме того, что хотел видеть: отвагу, ум и утонченность.
Энн прекрасно понимала, как близко к сердцу Джек принимал все, что касалось ее. Уж не надеялась ли она таким способом отвлечь его от расследования? Глупышка, ведь это могло стоить ей жизни! А этого он никогда не допустит — по крайней мере до тех пор, пока он способен дышать. Он не доверял Энн, но тем не менее охотно пожертвовал бы собой ради этой женщины, потому что горячо ее любил.
Наконец он оторвал от нее взгляд и отступил на шаг.
— Я глубоко польщен, мадам. Позволено ли мне будет спросить, чем я заслужил вашу признательность?
— Вся эта чепуха насчет лошадей, драгоценностей и писем… Ты явно хотел дать знать кому-то из присутствовавших, что я нахожусь под твоей защитой.
А, вот оно что! Впрочем, чему тут было удивляться? Он никогда не отказывал Энн в проницательности.
— Благодарю, — повторила она, потупившись, что придавало ей еще больше очарования.
О Боже, если бы только он мог в это поверить!
Джек провел целый день, собирая и сопоставляя разного рода слухи и догадки, и как раз собирался удалиться к себе в библиотеку, чтобы там, в тишине, разработать план, который помог бы ему оградить Энн от смертельной опасности. Однако он еще не получил всех необходимых сведений. От Ноулза до сих пор не было известий, да и Берк вдруг как сквозь землю провалился. И теперь, глядя на жену, он не видел никаких оснований, почему бы ему не остаться на этот раз с нею. В конце концов одному Всевышнему известно, сколько времени у него в запасе.
— Ты уже поела?
Подняв голову, Энн улыбнулась:
— Нет.
— В таком случае я попрошу кухарку что-нибудь приготовить. Ты не против, если я… если мы пообедаем вместе?
— Да, конечно.
Джек немного успокоился. Он только сейчас осознал, до какой степени боялся, что она ему откажет. Он опустил глаза на свой костюм. Тот выглядел слишком претенциозным.
— Извини меня, пожалуйста, но сначала я должен переодеться. Я передам кухарке, чтобы она накрыла для нас стол в гостиной через… — Джек приподнял брови, как бы предлагая ей назвать удобное время.
Улыбка Энн стала шире. Казалось, она излучает вокруг себя сердечное тепло. До сих пор она не проявляла свои чувства так открыто, и Джеку потребовалось усилие воли, чтобы освободиться из-под власти ее чар. Он не мог продолжать стоять с глупо-влюбленным видом, как какой-нибудь чистильщик обуви, строящий глазки проходящей мимо молочнице.
— Ну, скажем, через полчаса, — предложила она наудачу.
— Хорошо, пусть будет через полчаса. Встречаемся здесь, в гостиной?
— Да.
— Так, значит, решено.
На ее губах снова промелькнула улыбка, но уже иного свойства — многообещающая и нежная, которая по-особому подчеркивала ее ослепительную красоту.
— Да.
— Что ж, прекрасно… — Он отвесил Энн поклон, когда та проследовала мимо него в гостиную, и затем поднялся к себе в комнату, перескакивая сразу через две ступеньки.
Энн положила ложку рядом с pot de creme
type="note" l:href="#note_24">[24]
. Десерт не слишком удался, как, впрочем, и остальная еда, от водянистого консоме
type="note" l:href="#note_25">[25]
до рагу из отсыревших овощей и пережаренной баранины. Зато общество было как нельзя более приятным.
Их обед прошел под знаком необъявленного перемирия. Никто даже не упомянул о письме, или о Рексхоллском Призраке, или о событиях минувшей ночи. Но всякий раз, когда Энн смотрела на Джека, она вспоминала тот короткий миг их любви. Любовь. Само это слово казалось ей необычайно прекрасным и пробуждало в душе дивные ощущения.
Джек старался изо всех сил, чтобы она чувствовала себя как можно непринужденнее. А поскольку он и без того был самым любезным и обходительным собеседником из всех, с кем ей когда-либо приходилось иметь дело, и всеми силами старался не только угодить Энн, но и очаровать ее, то к тому моменту, когда им подали десерт, ему удалось всецело завладеть ее вниманием. В свете последних бурных событий она уже успела забыть о том, что совсем недавно несколько коротких недель они были друзьями и получали удовольствие от близости друг друга. Тонкая, едва уловимая ирония Джека вызывала у нее улыбку, а его подчеркнутая предупредительность должна была подтолкнуть к признаниям. И теперь, когда он был рядом, Энн, казалось, снова стала слабой тенью той жизнерадостной девушки, которая десять лет назад покорила лондонский свет своей искренностью и живостью. Ее огорчало лишь то, что он ей не доверяет и склонен думать о ней только самое худшее.
— Ты как будто чем-то опечалена?
Энн подняла глаза. Она даже не заметила, что он за ней наблюдает. Не был ли весь этот вечер — дружеская беседа, подчеркнутое внимание и обаятельная улыбка — просто еще одной уловкой с целью добыть у нее нужные сведения? Если так, то она сыграла ему на руку. У него это чертовски здорово получилось. На свой лад такой способ ее соблазнить оказался не менее действенным, чем тот, которым он воспользовался минувшей ночью.
От этого воспоминания щеки и шея Энн вспыхнули жарким румянцем. Эти смуглые пальцы, вертевшие ножку рюмки, еще совсем недавно дотрагивались до самых интимных частей ее тела. Эти губы, изогнувшиеся в простодушной улыбке, прошлой ночью с жадностью целовали ее лоно, доводя до изнеможения…
— Энн!
Она вздрогнула и попыталась направить свои мысли в нужное русло. О чем он ее спрашивал?
— Извини. Кажется, я немного отвлеклась.
Он сдержанно улыбнулся, как бы уличая ее во лжи:
— Я сказал, что ты чем-то опечалена.
— А! Я просто думала о… — Она сделала паузу, после чего выпалила первое, что пришло ей в голову: — Я вспоминала о прошлом.
Улыбка тотчас исчезла с его лица, словно на него набежала легкая тень.
— О своем замужестве?
— Нет. — Ей почему-то казалось крайне важным, чтобы он не подумал, будто Мэтью все еще присутствует в ее мыслях — все равно, сейчас ли, за обедом, или минувшей ночью. — О моих родителях.
— Расскажи мне о них.
Энн немного расслабилась.
— Мой отец был человеком неприметным, как трава на лугу или, быть может, лучше сказать, как нищий у собора Святого Павла. Он родился в районе лондонских доков.
Джек задумчиво кивнул.
— Ты уже знаешь о том, что он зарабатывал себе на жизнь воровством. Затем он бросил преступное ремесло и переехал в Суссекс. Там он встретил мою мать, и они полюбили друг друга. Времена тогда были такие, что ее отец, мой дед, не стал особенно возражать, когда папа попросил у него ее руки… предложив заодно уплатить все его долги.
Джек рассмеялся, отчего вокруг его глаз собрались морщинки, а на щеке появилась крупная ямочка. Энн подалась к нему через стол. Его улыбка для нее была так же притягательна, как первые лучи солнца для цветка.
До чего же ей приятно поговорить о своем отце. Не о сэре Триббле, удачливом выскочке из низов, который женился на женщине много выше себя по положению, но именно о ее отце, известном взломщике, у которого хватило ума удалиться на покой, прежде чем он попался в руки правосудия.
— А что было потом?
— Моя мать скончалась от инфлюэнцы, — ответила Энн, сразу погрустнев. — Несколькими годами спустя я приехала в Лондон и была представлена ко двору. Там меня увидел Мэтью, и вскоре мы поженились.
Каким простым все это казалось на словах!
— Готов биться об заклад, что твой отец был на седьмом небе от счастья. — Перегнувшись через стол, Джек налил ей рюмку шерри.
— Да, наверное. — Энн нахмурилась, погрузившись в воспоминания. — Мы с ним редко виделись после нашей с Мэтью свадьбы.
Отец с гордостью наблюдал за нею, когда она стояла с женихом у алтаря. Сразу же после свадебного обеда он крепко ее обнял и уехал. Словно навсегда исчез из ее жизни.
— А почему? — осторожно допытывался Джек. Энн обратила к нему встревоженное лицо.
— У него просто не нашлось удобного времени, чтобы навестить нас, да и нам было некогда ездить к нему в гости. Ты ведь сам знаешь, как обычно получается. То Мэтью обещал провести со мной осень где-нибудь вне Лондона, то он не хотел обременять отца необходимостью содержать наших многочисленных слуг. Потом начинался очередной сезон, и нужно было нанимать прислугу, заказывать новые экипажи и примерять наряды. Зимой Мэтью любил брать с собой друзей в плавание вдоль берегов Италии… — Ее голос звучал все глуше, пока не замер совсем. — А потом, вскоре после того как получил дворянство, отец скончался.
— Мне очень жаль.
— Да, — отозвалась Энн чуть слышно. — Я знаю, что ты говоришь правду. Спасибо.
У нее возникло ужасное ощущение, будто Джек сразу ущел в себя.
— Расскажи мне о Мэтью.
Энн глубоко вздохнула.
— Многие считали его святым.
— Святых людей не бывает, — ответил Джек твердо.
— О нет! — усталым тоном возразила Энн. — Он был щедрым, внимательным и великодушным.
— Но это говорит всего лишь о добром и отзывчивом сердце…
— Нет! — вдруг огрызнулась Энн. На лице Джека промелькнуло изумление. Усилием воли она заставила себя говорить спокойно: — Спроси у любого, кто его знал. Мэтью был исключительным человеком.
— Он хорошо к тебе относился?
— Он обращался со мной, как с королевой. Малейшее мое желание было для него законом. — Ее голос звучал безжизненно. — Стоило мне выразить восхищение какой-нибудь картиной, как через несколько часов она оказывалась у меня. Достаточно мне было похвалить ту или иную книгу, и Мэтью тут же брал на себя труд ее прочитать, чтобы мы могли обсудить ее вместе. Если он заставал меня смеющейся в обществе новых друзей, то немедленно приглашал их к нам на обед.
С каждым из перечисленных ею проявлений супружеской любви тон Энн становился все более натянутым и фальшивым, однако, раз начав, она уже была не в силах остановиться, будто слова, так долго таившиеся в ее душе, вдруг разом вырвались наружу.
— Да что там, Мэтью принимал любое высказанное мною мнение как свое собственное, чтобы ни у кого не возникало сомнений, что он на моей стороне. По его словам, он делал все это только из любви ко мне и твердил мне об этом снова и снова. Он не раз повторял: все его поступки лишний раз доказывают, что он любит меня так горячо, как никто и никогда не любил.
И кроме того, Мэтью говорил ей, что ее отношение к его дарам лишний раз подтверждало, что она его не любит. Многие годы она стремилась убедить и его и себя в том, что он ошибался, делая все, что было в ее силах, чтобы дать ему ту любовь, которой он так жаждал. Однако в конечном итоге его сомнения взяли верх над ее стараниями. Ей так и не удалось вернуть мужу хотя бы ничтожную долю того чувства, которое так пугало и подавляло ее. И это разочарование стало причиной гибели Мэтью. Как могла она рассказать обо всем этом Джеку?
Энн посмотрела на свою рюмку. Рубиновая жидкость задрожала у нее в руке.
Джек не сводил с нее внимательного взгляда.
— Из него бы вышел превосходный отец. Я удивлен, что у вас не было детей.
Как бы она была счастлива иметь полный дом ребятни! Джек тотчас наклонился к ней и взял ее за руку:
— Извини меня. Что за непростительная грубость!
Энн опустила глаза на скатерть. Дети были тем единственным, в чем Мэтью отказал ей наотрез, и теперь ей казалось, что она знает почему. Он всегда заявлял, что, если ему придется делить ее с кем бы то ни было, его терпения хватит ненадолго. Тогда она решила, что он просто над нею подшучивает. Но что, если он говорил правду?
Образы прошлого, которые Энн вот уже целых пять лет тщетно пыталась изгладить из памяти, возникали перед нею один за другим: Мэтью, горько плачущий оттого, что она забыла напомнить ему о своей любви; Мэтью, стоящий перед нею на коленях в переполненной людьми бальной зале и со смехом заявляющий, что готов ради нее перевернуть все вверх дном, а рядом она сама, смущенная и раздосадованная столь открытым проявлением чувств; Мэтью, доведенный до отчаяния тем, что она отправилась в публичную библиотеку без него; Мэтью, входящий в ее спальню, словно прихожанин под сень храма, и прикасающийся к ней с таким благоговением, от которого все цепенело у нее внутри; Мэтью, заявляющий ей в порыве ярости, что низкое происхождение делает ее неспособной к тому, что он сам называл высшей формой любви… Еще год назад она не сомневалась в его правоте, считая, что ей не дано испытать настоящее чувство. В конце концов, разве он не твердил ей это в течение трех лет их совместной жизни? Теперь она уже не была в этом уверена.
Взяв Энн за руку, Джек принялся успокаивающе поглаживать ее, словно надеялся лаской вытянуть из нее нужные слова.
— Я… я хотела детей, но Мэтью решил, что нам лучше с этим повременить, пока я не повзрослею.
Выражение лица Джека было серьезным, сосредоточенным. Но будь Энн в состоянии прочитать мысли, которые будоражили сейчас его ум, то, без сомнения, они показались бы ей сплетенными в один темный и безнадежно запутанный клубок. Вряд ли она была готова выслушать приговор, который должен был последовать за этим допросом, поскольку начавшееся минувшей ночью с взаимной страсти кончилось совсем иным. Еще никогда прежде за всю свою жизнь молодая женщина не чувствовала себя такой уязвимой.
Теперь Энн постепенно теряла веру в непогрешимость Мэтью, однако не Джеку было об этом судить. Она решила подыскать более безопасную тему для беседы:
— Теперь очередь за вами, полковник.
Едва она упомянула его звание, как голова Джека тут же взметнулась вверх, а его глаза хищника снова стали пустыми. Однако теперь Энн знала его достаточно хорошо, чтобы понять: для него это просто мера защиты, к которой он прибегал всякий раз, когда она приближалась к тому, что ему самому хотелось бы сохранить в тайне. Поэтому его неприступный вид не заставил ее отступить.
— Расскажи мне о себе.
Энн не случайно задала Джеку этот вопрос. Она знала, о чем просила, и тем не менее это ее не остановило. И теперь она ждала от него ответа.
Джек перевел взгляд на хрупкое запястье, которое сжимали его пальцы. Осторожно перевернув руку Энн, он осмотрел уже заживающие раны на ее ладони.
Безоблачное детство с любящими родителями, неслыханно удачный дебют в Лондоне в качестве первой красавицы сезона, блестящая партия, невероятно счастливый брак… и затем трагедия, после которой Энн Уайлдер готова рисковать жизнью за те несколько тысяч фунтов, которые могли принести ей драгоценности, украденные у других дам. Но верно ли он описал последовательность событий? Обожание, с которым, по словам Энн, относился к ней ее первый муж, граничило в его представлении с извращением. Любовь Мэтью казалась ему скорее алчной, чем нежной.
— Полковник!
Джек медленно выпустил ее руку и снова поднял голову. Ее блестящие глаза были с любопытством устремлены на него.
— Я уже рассказала тебе о своей жизни, — заметила Энн.
«И к тому же гораздо больше, чем ты предполагаешь, дорогая».
— Справедливость требует, чтобы ты ответил мне тем же.
— А что именно тебе хотелось бы услышать? — осведомился он, не повышая голоса.
— Гриффин однажды уже говорил со мной… — После короткого колебания она продолжала: — Он рассказал мне о Париже и о том, что там произошло.
— Вот как? — пробормотал Джек. — А он чертовски предприимчив, наш старина Гриф.
— И еще немного о Джеймисоне. Я бы хотела узнать об этом больше.
Стало быть, ее интересовал Джеймисон. До сих пор Джек никогда и ни с кем не говорил о нем и вообще предпочитал не касаться в разговорах своего прошлого. Разумеется, он отдавал себе отчет в том, что его скрытность порождает новые и новые слухи, однако он не придавал им никакого значения. Но теперь Энн сама обратилась к нему с просьбой, и это в корне меняло дело.
Джек отодвинул кресло от стола и, скрестив ноги, посмотрел прямо в ее испытующие, темные, как полуночное небо, глаза. Сейчас он был готов согласиться с любым ее требованием, и если она пожелает, чтобы его сердце вырвали из груди и подали ей зажаренным на блюде, что ж, на все ее воля.
Он никогда не думал, что Энн Уайлдер вызовет в нем такую глубокую нежность. Он не ожидал, что воровка разбудит в нем похоть. А то обстоятельство, что обе женщины оказались одним и тем же лицом, только еще больше усложняло положение. И, что хуже всего, если его догадка верна, то достаточно одного откровенного признания с его стороны, чтобы заставить Энн исчезнуть из его жизни навсегда. Поэтому ему приходилось действовать со всей осторожностью.
Джек печально улыбнулся. В конце концов, он не ждал от жизни чудес. Он мечтал встретить нечто гораздо более редкое — любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всю ночь напролет - Брокуэй Конни



Как то сильно затянуто...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниАлика
14.04.2012, 10.14





До середины роман скучноват, зато потом события развиваются настолько стремительно, что не успела заметить как книга закончился. В целом интересно, но все-таки как-то не законченно.
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниОльга
23.05.2012, 19.31





Очень интересный роман, необычный сюжет, живые все персонажи без исключения. Гг-я вроде скромница, но на самом деле - та еще штучка!
Всю ночь напролет - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.51





Не плохой роман, впечатляет...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниМилена
13.06.2015, 22.29





Понравилось все! Слог, сюжетная линия, повороты.. ГГ оба прописаны прекрасно. Понравилось, что ГГ обычный человек, а то уже тошнит от маркизов и лордов. Замечательно переданы чувства, переживания.. Мадам Брокуэй меня удивила и порадовала. Кому-то может показаться затянутым, но я не соглашусь. И, для того, чтобы сложить собственное мнение, надо минимум прочитать роман. Читайте! Моя оценка 10/10
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниG
21.12.2015, 17.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100