Читать онлайн Всю ночь напролет, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всю ночь напролет - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всю ночь напролет - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Всю ночь напролет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Служанки вносили в комнату одну бадью горячей воды за другой — кипятка, от которого так и валил пар. И как только им удалось немного смыть с ее кожи сажу и глубоко въевшуюся грязь, оставшиеся после путешествия по дымоходу, они слили всю воду из сидячей ванны и наполнили ее еще раз. Энн с видом покорности судьбе погрузилась в дымящуюся жидкость. Мыльная пена щипала ее ободранные до крови руки, жар, казалось, проникал до самых костей. Совершенно изнуренная как физически, так и душевно, она отдала себя на милость Спролинг, которая крепко скребла ее мочалкой.
У Энн уже не оставалось сил для сопротивления. Некто желал ее гибели, и единственный, кто стоял на пути этого «некто», был тот самый человек, который имел полное право ее ненавидеть и который уже не раз заявлял, причем с полным на то основанием, что не верит ни единому ее слову. Ей следовало опасаться за свою жизнь, однако это естественное чувство страха перебивалось ощущением нестерпимой боли.
Мысль о враждебном отношении к ней Джека все время вертелась у нее в голове. Его ненависть ранила ее до самой глубины души, вернее, того, что от нее осталось. Это сочетание страха и душевной муки в конце концов полностью лишило ее воли, не оставив и следа от того лихорадочного возбуждения, в котором она пребывала все это время.
Джек мог оставить ее в живых, чтобы тем вернее отомстить ей впоследствии, или же для того, чтобы использовать ее в собственных интересах как средство давления на своего отца, или по каким-то иным причинам, которые были выше ее понимания. Ей оставалось только набраться терпения и ждать, а там уже будет видно, что он ей уготовил, что он собирается с ней сделать.
Энн машинально намылила волосы и застыла в ожидании, пока Спролинг поливала ей голову чистой теплой водой из черпака.
— Благодарю вас, — пробормотала Энн, выбравшись с помощью горничной из ванны и облачившись в толстый турецкий халат. Энн уселась перед туалетным столиком, а Спролинг принялась расчесывать частым гребешком ее спутанные волосы.
— Вы вообще когда-нибудь открываете рот? — спросила Энн.
— Да.
Энн мельком взглянула на замкнутое, непроницаемое лицо женщины, отражавшееся в зеркале.
— И давно ли вы служите у полковника Сьюарда?
— Два месяца. Меня нанял мистер Гриффин.
«Да, пожалуй, Джеку не откажешь в предусмотрительности», — подумала Энн устало. Тут раздался короткий стук, заставивший горничную подойти к двери. Через минуту она вернулась.
— Полковник хочет вас видеть, мэм.
Первым побуждением Энн было отказаться, но чего бы она этим добилась? Все равно ей некуда идти. Родители давно умерли, свекровь ее ненавидит… у нее даже нет собственного дома.
Энн не решилась отказать Джеку в надежде на то, что его снисходительность даст ей хотя бы небольшую передышку. Молодая женщина поднялась с места. Спролинг уже открыла дверцы шкафа и вынула оттуда платье.
— Вы хотите это надеть, мэм? — спросила она, держа в руках robe de chambres
type="note" l:href="#note_22">[22]
, принадлежавший Софии. Должно быть, горничная уложила его с вещами Энн по ошибке.
— Да, — отозвалась Энн беззвучно. — Оно очень милое.
Спустя четверть часа Энн уже вошла следом за Гриффином в ту самую комнату, где Джек незадолго до того учинил ей допрос. Шотландец открыл перед нею дверь и тотчас ее захлопнул, едва она переступила порог.
Энн не сразу заметила Джека. Лишь неяркое пламя в камине да настольная лампа с плохо подрезанным фитилем освещали комнату. Тяжелые портьеры были задернуты на ночь… а, может быть, чтобы помешать проникновению незваных гостей.
От этой мысли озноб пробежал у нее по коже, и она принялась потирать ладони, чтобы согреться. Комната действовала на нее угнетающе. Не желая больше ждать, молодая женщина уже собралась повернуться и уйти, как вдруг заметила его.
Джек сидел в кресле в темном углу, положив локти на его ручки и подпирая руками подбородок. Он опустил голову, однако его глаза были прикованы к ней. Энн невольно вздрогнула, смущенная тем, что не сразу заметила его присутствие. У нее уже успело развиться шестое чувство, даже во сне подсказывавшее ей, когда за ней наблюдают, и до сих пор оно еще никогда ее не подводило.
Не в силах вынести столь бесцеремонный, даже враждебный взгляд, Энн отошла в сторону, однако его глаза преследовали ее с такой же настойчивостью и хладнокровием, с какими хищник следит за своей будущей жертвой. Джек был в одной рубашке, с закатанными рукавами. На ослепительно белом фоне его кожа выглядела смуглой, а руки сильными и изящными. Его худое лицо казалось темным, и не только из-за тени: Джек уже давно нуждался в бритве.
Тут Энн вдруг осознала, что смотрит на него, и в смущении отвела взгляд. Его непоколебимое спокойствие отнюдь не было обычной маскировкой, и у нее также не возникало ощущения, что он просто ушел в себя, так глубоко скрыв свою истинную сущность, что ее уже невозможно было обнаружить. Напротив, ей казалось, что человек, сидевший перед нею, подхвачен каким-то безжалостным вихрем, который сорвал с него один за другим все покровы и развеял по ветру его душу.
В ее глазах он не был воплощением добра или зла, но чем-то средним между тем и другим. Сумеречный призрак, существующий лишь в один короткий миг между светом и тьмою. «О Господи, — вдруг пришло ей в голову, — ведь я же никогда не видела его при свете дня».
Ей нужно было что-то сказать, поскольку один его вид лишал ее присутствия духа.
— Вы хотели меня видеть?
— Вот именно — видеть.
Только губы Джека казались живыми. Головня в камине с шумом треснула, разбрасывая вокруг целый сноп искр, отражавшихся в его серых глазах. Человеку с богатым воображением могло бы показаться, что где-то в самой глубине его существа вспыхнул огонь. Однако Энн не была наделена таким воображением. Она через силу сглотнула.
— Зачем вам это понадобилось? — спросил Джек.
Было бы совершенно напрасно притворяться, будто она не поняла его вопроса. Но как объяснить ему то, чего она сама до конца не понимала? Поскольку у Энн не нашлось готового ответа на его вопрос, она дерзко парировала:
— А разве вам никогда не приходилось красть что-либо у других, полковник?
Она никак не ожидала от Джека такой бурной реакции на свои слова. Он рванулся к ней, потом вдруг резко остановился, словно кто-то держал его на поводке. Энн попятилась от него, ее пульс участился. Губы Джека расползлись в зловещей усмешке.
— В сравнении с тем, что украли вы, это сущие пустяки.
Энн знала, что он намекал на ту памятную ночь, когда она привязала его к стулу и издевалась над ним. Его усмешка ранила ее острее ножа.
— Я вижу, вы меня поняли. Неужели вы думали, что я блефовал, когда сказал, что рано или поздно вы будете моей? Или что я отступлюсь от своего слова, обнаружив, что чопорная вдовушка со скромно потупленными глазками и та женщина, которая со страстным упоением ласкала мое тело, на самом деле одно и то же лицо? Ни за что на свете. Я еше никогда не нарушал собственных обещаний.
Колени Энн подкосились, и она ощупью искала, за что бы ухватиться. Джек поднялся и приблизился к ней с таким изяществом и предупредительностью, словно он был придворным кавалером, спешившим на помощь даме сердца. Взяв Энн за руку, он подвел ее к маленькому креслу с прямой спинкой, на котором Энн уже сидела раньше.
— Вот. Сядьте поближе к камину.
Он пододвинул ей кресло. Озадаченная этим странным сочетанием поклонника и недруга в одном лице, Энн повиновалась. Сам Джек встал у нее за спиной и теперь возвышался над нею, невидимый и молчаливый.
— Думаю, я заслуживаю некоторого возмещения за тот памятный вечер, как вам кажется?
Его руки легли ей на плечи. Энн хотела вскочить с кресла, но он силой усадил ее обратно.
— Спокойно, — пробормотал он таким тоном, словно успокаивал брыкавшуюся лошадь. — Вы совсем продрогли. У вас мокрые волосы. Позвольте мне вам помочь.
Его хриплый голос обволакивал ее, подобно тончайшему шелку. Джек провел пальцами по ее волосам и не спеша разделил их густую массу на отдельные пряди, раскинувшиеся по ее плечам и груди. У него были на удивление красивые руки. Даже искалеченная обладала притягательностью.
Энн немного смущало то, что Джек стоял у нее за спиной, поскольку она не могла видеть его лица. Он прикасался к ней привычным, почти небрежным жестом, и ей очень хотелось прочесть его мысли, однако у нее не хватало духа обернуться. Это было бы не совсем прилично. От усталости и напряжения у нее кружилась голова.
Рука Джека между тем скользнула дальше. Энн застыла на месте, словно попавшая в силки лань. По ее телу пробежала дрожь. Когда-то Джек поклялся, что рано или поздно отплатит ей за все. Страх сообщал неповторимый привкус буре чувств, бушевавшей в ее душе.
— Вы и в самом деле восхитительны, — произнес он тоном праздного зеваки, любующегося красивым пейзажем. С тем же невозмутимым видом он приспустил платье с ее плеч, открыв грудь почти до самых сосков. Если он и услышал вырвавшийся у нее слабый вздох, то не обратил на него внимания. — Можно только удивляться тому, что такое изысканное создание со множеством достоинств предпочло заняться воровством, чтобы убить время.
Энн едва ли была в состоянии что-либо соображать. Его руки скользили все ниже и ниже по ее телу. Тепло от его широких ладоней проникало сквозь тонкий слой шелка, согревая ей кожу. Обхватив обеими руками грудь Энн, он принялся поглаживать ее с настойчивой нежностью.
Языки пламени играли на ее коже, чередуя полоски света и тени. Энн не могла припомнить, когда в последний раз ее ласкали с такой непринужденностью и со столь очевидными намерениями.
— Это все из-за скуки?
— Что?
Он поглаживал ее сосок, похожий на бусинку под полупрозрачным шелком.
— Я спрашиваю: вы занялись этим ремеслом от скуки?
— Нет. — У Энн перехватило дыхание. Она попыталась было подняться, но Джек перестал лениво поглаживать ее грудь и почти насильно снова усадил в кресло. Энн хотела обернуться, но он осторожно обхватил ладонями ее голову, вынуждая смотреть вперед.
— Сидите смирно, — прошептал он ей в самое ухо, обдавая жарким дыханием. Трудно было судить, чего он добивается, по его тихому хриплому голосу. — Я хочу всего лишь несколько раз до вас дотронуться, и ничего более. В любом случае вы получили от меня намного больше.
Джек осторожно положил ее руки на подлокотники кресла и накрыл их своими.
— Не шевелитесь. От вас ничего не требуется. Никаких признаний. Просто отдайтесь своим чувствам.
Его приглушенный шепот словно зачаровывал ее, суля некое тайное знание, которое ей не терпелось с ним разделить. Ему удалось лишить ее остатков воли.
Энн опустила глаза. Смуглые руки Джека небрежно поигрывали атласными петельками, украшавшими вырез платья, а пальцы как бы невзначай ласкали ее соски.
— Итак, Энн? Зачем вы грабили людей? Или это просто голос крови? — Трудно было сказать, чего было больше в его тоне — иронии или тщательно скрываемой боли.
— Нет.
Джек прекратил забавляться с атласной отделкой ее пеньюара. Разочарование и облегчение в равной мере заполонили все ее существо. И тут Энн услышала позади какой-то шорох. Джек опустился на колени за ее креслом. Энн по-прежнему смотрела перед собой. Она не догадывалась, что у него на уме, и это ее немало тревожило.
Протянув руку, он сунул ее под подол платья Энн и провел ладонью по ноге молодой женщины до самого колена. Он медленно, методично мял в кулаке тонкую материю, пока ее икра не оказалась обнаженной. Его пальцы не спеша рисовали маленькие кружки на нежной коже ее бедра.
— Расслабьтесь, — прошептал Джек ей прямо в ухо. — Помнится, в ту ночь вы меня хотели. Или вы уже забыли об этом? Я — нет.
От унижения и стыда лицо Энн покрылось густым румянцем.
— Мне… мне очень жаль.
На мгновение его рука замерла, после чего он снова взялся за свое. В его смехе не было и следа веселья.
— Ложь. Жаль должно быть не вам, а мне.
— Прошу вас…
Джек продолжал лениво водить пальцем по мягкой, нежной коже с внутренней стороны ее бедра.
— Вы никогда не давали мне возможности доставить вам удовольствие. Я со своей стороны был бы только рад вам угодить. Сделать для вас все, что в моих силах. Впрочем, вы и сами об этом знаете. — На какой-то миг в его безучастном голосе послышалась резкая нотка. — Вы сами уже имели случай убедиться в том, каким я могу быть покладистым.
От той пытки, которой он подвергал ее, у Энн все вертелось перед глазами, и она крепко зажмурилась. Да, она действительно его хотела, хотела подчинить себе целиком эту мужскую силу и чувственность. С самого начала ее привлекали в нем именно его сила, мощь, его железное самообладание, которые так контрастировали с ее собственной слабостью и неуверенностью.
— Сейчас я хочу оказать вам услугу. Позвольте мне доставить вам чуточку удовольствия.
Удовольствия? Предложение звучало весьма заманчиво. До сих пор Энн еще никогда не было позволено испытать наслаждение ради наслаждения, в его самом простом и примитивном виде. Еще ни один мужчина не проделывал с ней ничего подобного. Соблазн оказался слишком велик.
Она желала его всем существом, а то обстоятельство, что в его власти было ее уничтожить, только еще больше притягивало к нему, как пламя костра манит к себе мотылька. Свободная рука Джека между тем приподняла тяжелую копну густых волос Энн и откинула их в сторону. Она почувствовала, как его губы коснулись ее затылка, и откинулась назад, отдаваясь всецело на его волю. Его теплые губы покрывали быстрыми, легкими поцелуями сначала ее глаза, потом щеки и подбородок.
— Разрешите мне быть вам полезным.
— Да. — Энн едва могла выдавить это слово, означавшее ее поражение. Ее больше не заботило, что он ей уготовил — месть или позор.
— Но сначала, Энн, вы должны мне объяснить, что толкнуло вас на воровство.
Она хотела было поднять руки в знак того, что готова уступить, но он, перехватив в воздухе ее запястья, снова положил их на подлокотники кресла.
— Держите руки вот так.
В его тоне не было и следа прежней игривости, и только тут она впервые осознала, что, поддразнивая ее, он тем самым дразнил самого себя. Эта мысль промелькнула в ее сознании и снова исчезла, утонув в потоке ощущений: его влажные поцелуи и легкие, почти неуловимые движения пальцев, полумрак комнаты и жар камина, невидимая фигура человека, ублажавшего ее плоть с таким высокомерным пренебрежением. Энн обхватила металлические шарики на концах подлокотников.
— Я жду, Энн.
Его рука поднималась все выше и выше по ее ноге к сокровенным глубинам ее тела. Пульс Энн резко участился, от прикосновения его пальцев она мелко дрожала.
— Итак? — спросил Джек.
У Энн не нашлось готового ответа. Она сама не могла этого объяснить и потому наугад подыскивала слова, которых он от нее ждал. Она сидела как на иголках, вздрагивая и ловя губами воздух, жалкая и беспомощная.
— Они этого заслуживали, — проговорила она наконец, захлебываясь от сдерживаемых рыданий.
Он тихо рассмеялся над ее ухом, обдав ее своим теплом.
— Не годится.
Его пальцы снова принялись слегка поглаживать самые интимные места ее тела.
Энн подалась назад, приоткрыв рот. Зубы Джека ущипнули ее за ухо — небольшой привкус боли только придал пикантности наслаждению.
— Итак, зачем вы крали?
— Мне нужны были деньги для приюта.
— Неправда!
Он широко раздвинул ей ноги, а свободной рукой приподнял мягкий бугорок груди над вырезом пеньюара. Опустив глаза, Энн посмотрела на себя: ноги бесстыдно раскинуты, одна рука Джека лежит на ее лоне, пальцы другой поигрывают соском груди, выступавшей над корсажем…
Собрав последние силы, она хотела было встать и уйти, однако у нее не хватило воли.
— Моя прелестная Энн… — пробормотал между тем Джек.
Пламя камина бросало отблески на женщину и мужчину, поглощенных любовной игрой. Дыхание Джека становилось все более глубоким и шумным.
— Прелестная воровка… и лгунья.
— Неправда! — хриплым шепотом отозвалась она, выгнувшись дугой и чуть приподнявшись с кресла, чтобы быть к нему поближе. Нет, в удовольствии, которое она испытывала, не было ничего примитивного.
— Что неправда? То, что вы воровка? Или то, что вы прелестны? В таком случае я с вами не согласен.
Он почти уткнулся носом в ее ухо, медленно проводя влажным языком по ее шее. Энн повернула голову в сторону.
— Я вам не солгала, — прошептала она.
Он не обращал на ее слова никакого внимания.
— Знаете, у меня уже есть кое-какие мысли на этот счет. Не хотите послушать?
О Господи, и как только он может притворяться таким хладнокровным, таким чужим? Все ее существо буквально изнывало от напряжения, словно натянутая тетива лука.
— Ну? — спросил Джек.
Он осторожно посасывал мочку ее уха, по-прежнему лаская ее лоно. Энн закрыла глаза и услышала собственный слабый стон.
— Должен ли я считать это утвердительным ответом?
Сердце затрепетало в груди Энн. Ощущение блаженства судорогами пробегало по ее телу, подобно отдаленным раскатам грома, и она изнемогала от желания.
— Вы выбрали себе это занятие потому, что оно вам нравится. — Его голос, низкий и полный соблазна, доносился до нее будто издалека. Казалось, он был продолжением ее собственных мыслей. — Весь Лондон лежит у ваших ног. Ничто не стесняет ваших движений. Полная свобода! Ничто не связывает вас ни с прошлым, ни с будущим.
Кудесник. Чародей. Слова Джека эхом отдавались в ее сознании, усыпляя ее бдительность, подобно наркотику, между тем как он забавлялся с нею, лишая ее последних остатков воли.
Она обратила к нему лицо так, что его тонкие шелковистые волосы упали на ее щеку.
— Прошу вас… Джек… — проговорила Энн, чуть дыша.
— Тише. — Его голос зазвучал резче. — Вы крали потому, что вас это возбуждало. Разве я не прав?
Его руки уже полностью властвовали над ее телом, доставляя безумное наслаждение.
— Да, — сорвалось с ее губ чуть слышное признание. Он остановился. Еще немного, и она совсем лишится рассудка.
— Умоляю…
Джек убрал руку. Всхлипнув, Энн круто обернулась и снова оказалась с ним лицом к лицу. Впервые за все время сладостной пытки она увидела его глаза всего в нескольких дюймах от себя. Они были полны отчаяния и горели неукротимым желанием.
— Лжете! — отрезал он гневно. — Вы крали в надежде на то, что рано или поздно вас поймают. Вы хотели быть наказанной!
Энн изумленно уставилась на него, пораженная глубоким страданием, прозвучавшим в его голосе.
— Как думаете, Энн, я буду для вас достаточной карой?
Она замотала головой так неистово, что волосы упали ей на лицо, накрыв собой его руки. Джек, схватив молодую женщину за плечи, заставил ее успокоиться.
— Что ж, мадам, — произнес он угрюмо, — сейчас мы это проверим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всю ночь напролет - Брокуэй Конни



Как то сильно затянуто...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниАлика
14.04.2012, 10.14





До середины роман скучноват, зато потом события развиваются настолько стремительно, что не успела заметить как книга закончился. В целом интересно, но все-таки как-то не законченно.
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниОльга
23.05.2012, 19.31





Очень интересный роман, необычный сюжет, живые все персонажи без исключения. Гг-я вроде скромница, но на самом деле - та еще штучка!
Всю ночь напролет - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.51





Не плохой роман, впечатляет...
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниМилена
13.06.2015, 22.29





Понравилось все! Слог, сюжетная линия, повороты.. ГГ оба прописаны прекрасно. Понравилось, что ГГ обычный человек, а то уже тошнит от маркизов и лордов. Замечательно переданы чувства, переживания.. Мадам Брокуэй меня удивила и порадовала. Кому-то может показаться затянутым, но я не соглашусь. И, для того, чтобы сложить собственное мнение, надо минимум прочитать роман. Читайте! Моя оценка 10/10
Всю ночь напролет - Брокуэй КонниG
21.12.2015, 17.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100