Читать онлайн Опасность и соблазн, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность и соблазн - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность и соблазн - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность и соблазн - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Опасность и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3
Как разобраться в своих новых обстоятельствах

Она его боится. Стоит ему пошевелиться — и, несмотря на всю свою браваду, она не может скрыть опасливой дрожи, растущего беспокойства.
Кит Макнилл прошел через темный двор, не обращая внимания на колючий ледяной дождь и ветер, треплющий волосы. Он сделал то, о чем его просили. Проведя почти два года в Индии, он сошел три недели назад на берег в Бристоле и тут же связался с лондонским поверенным, которому аббат должен был доставлять для него сообщения. Никаких новостей он не ждал. Он искренне удивился, когда в пансион, где он остановился, прибыла роза — помятая и маленькая, но все такая же золотистая.
В записке, прибывшей вместе с розой, его просили обеспечить безопасность Кейт Блэкберн, которой предстоит поездка в Северную Шотландию. Сообщали, по какой дороге она поедет, и поясняли, что она будет всячески сопротивляться любому вмешательству, так что пославший розу (возможно, отправителем была Шарлотта, так как подпись расплылась) просил его убедить Кейт, что их встреча — чистая случайность. Он, конечно, поступил согласно указаниям. Выбора у него не было. Он ведь дал клятву.
Но это не помешало ему возмутиться таким вмешательством в свою жизнь и посягательством на время, которое ему придется потратить, чтобы сопроводить молодую красавицу до дома ее предполагаемого мужа. Кит вернулся в Англию с определенной целью, и теперь достижение этой цели откладывалось.
Он старался забыть, что когда-то у него были «братья», суррогатная семья, которую он любил, в которую верил и которой был неистово предан. Он провел эти три года, пытаясь стереть прошлое из памяти. Но ничего не вышло. Оставался только один путь, по которому он мог двигаться вперед, — найти человека, вероятно, одного из этих названых братьев, который своим предательством обрек его на верную смерть во французской тюрьме.
Но появилось новое препятствие — в лице Кейт Блэкберн. Значит, она его боится. Это хорошо. Напуганная женщина скорее будет поступать так, как ей велят. А это облегчит их недолгое совместное пребывание. Кит всегда делал только то, что служило его целям.
Но тогда почему же он все время вспоминал ее лицо, бледное и потрясенное, такое, каким оно было в момент драки? Кейт мельком заглянула в его мир, тот мир, где у людей, которых бьют, идет кровь. Можно представить себе ее ужас, узнай она что-нибудь о том, что он видел — или даже сделал — за последние три года. Жизнь солдата далеко не сахар.
Правда, Кейт не дрожащая от страха курица. В ней чувствовалась храбрость. Губы Кита невольно изогнулись в усмешке, когда он вспомнил, как она пыталась припугнуть его. Как гневно посмотрела на него, задрав свой маленький тонкий носик с видом надменной богини, обреченной пребывать в теле смертной женщины, все еще держа себя так, словно она живет в самом фешенебельном и привилегированном квартале Йорка и может одним гневным взглядом поставить на место нижестоящего.
Ну что же, в Йорке он, может, и был нижестоящим. Но не здесь.
Но и она тоже не была. Верно, она опустилась вниз по общественной лестнице, но это не повлияло на ее самоуверенность. Кейт Блэкберн свято верила в свою исключительность. Проклятие! Если посмотреть на нее, можно поверить, что ее самообладание, высокомерие, все еще сверкающее в ее глазах, даже вздернутый подбородок — воистину что-то такое, что можно впитать только с молоком матери. Чувство собственного превосходства было такой же неотъемлемой частью ее личности, как дьявол — его. По крайней мере так утверждали монахи. Из чего следовало, что никто не может быть дальше от него, чем Кейт Блэкберн. И очень жаль, потому что, несмотря ни на что, тело его напрягается под кнутом желания.
Кит проскользнул в темную конюшню и нашел стойло, где стоял его конь Доран. Стянув через голову рваную рубашку, Кит отбросил тряпку, которую приложил к ране, проделанной в боку собутыльником Дугала. Слава Богу, Кейт этого не видела, иначе он все еще был бы у нее в комнате и терпел ее прикосновения к более сокровенным местам.
Кит открыл свою кожаную сумку и вынул одну из двух оставшихся у него рубашек, надел ее и сел, повернувшись спиной к двери стойла. Отсюда ему было видно ее освещенное окно. Спать он не будет, потому что дал клятву охранять ее, а от выполнения этой клятвы его ничто не отвлечет.
Тень пересекла освещенное стекло в ее комнате.
Кейт.
Пульс у него участился, он пренебрег этим, хотя и не мог отрицать очевидного. У него достаточно власяниц — хватит на всю жизнь. Но он позволил ее образу свободно расцвести перед его мысленным взором, погрузиться в мечты о том, чего он не позволял себе в реальности.
Испытания стерли простодушие молодости с ее лица. Лиловые тени залегли под глазами, прекрасными и темными, как оникс. Только ее губы, роскошные и ранимые, беззащитные и спелые, оставались таким же, как он их запомнил. А почему бы и нет? Кит думал об этих мягких, сладких губах много ночей и во многих страшных местах.
Он тихо подошел к двери конюшни, подставил лицо под ледяной дождь, чтобы охладить разыгравшееся воображение.
— В жизни не видела такого смельчака, — промурлыкал женский голос.
Кит оглянулся и увидел девушку, стоявшую в дальних дверях. Он ощутил ее запах еще до того, как увидел, — то был запах земли, мускуса и похоти.
— Там только об этом и толкуют. Как ты ухватил эту темноволосую леди и понес ее наверх, в ее комнату. Они думают, что вы с ней… — она помолчала и похотливо усмехнулась, — бодро проводите ночку.
— Они ошиблись.
— Понятно. — Она скользнула ближе и облизнула губы. — Я не признала твой плед. Откуда он?
— Ниоткуда.
Она дерзко улыбнулась:
— Тогда откуда ты пришел? Издалека?
— Что тебе нужно, девушка? — Хотя он уже знал: пару часов забвения, или монетку, чтобы купить водки, или просто волнующую ночь с диким шотландцем, чтобы развеять скуку. Следующие за их лагерем женщины и даже некоторые офицерские жены хотели того же. Ночью, в темноте, граница, разделяющая джентльмена и простолюдина, бедного и богатого, стиралась. А похоть оставалась похотью.
Услышав его вопрос, девица рассмеялась, но ничего не ответила.
— Я повидала таких же полудиких, как ты, — вы спускаетесь с гор. — Она окинула его оценивающим взглядом. — Многие идут на юг и там исчезают. Но некоторые, бывает, возвращаются. А что с ними происходит потом, хотела бы я знать? Они больше не годятся для этого мира, да и для того, откуда сбежали.
— Действительно, что? — пробормотал Кит.
— Говоришь ты куда лучше, чем все, кого я встречала, — это точно, но хоть ты и говоришь как образованный, все одно тебе не скрыть, кто ты есть.
— А кто я, по-твоему?
— Горец, — сказала она, словно удивившись, зачем он спрашивает. — Дикий, — она скользнула ближе, — бездомный, — она снова облизнула губы, — с пудовыми кулаками. — Она встала на цыпочки и провела языком по его шее до впадины на подбородке. — И ты именно такой мужчина, для которого у меня кое-что припасено.
Поскольку он никак не прореагировал на ее заигрывание, улыбка девицы потускнела.
— Ты что же, может, хочешь ее? — с сомнением спросила она, мотнув головой в сторону таверны. — Зря теряешь время. Она тебе неровня. Чего лаять на луну? Вот я-то как раз такая же, как ты, — не унималась она. — Знаю, как ублажить. Знаю такие штучки, какие леди и в голову не придут.
Кит почти не слушал ее, взгляд его не отрывался от окна Кейт.
— Неужели?
Она обняла его за шею и ущипнула за плечо. Он закрыл глаза и сразу же увидел водопад блестящих темных волос, глаза, черные, как озеро ночью, и мягкие пышные губы. Кит резко открыл глаза. Он совсем рехнулся, черт побери!
— Ступай в трактир. — Он отвел от себя руки девушки, и та сердито посмотрела на него.
— Вот дурак, отказывается от дарового угощения. С чего бы это? — спросила она.
Он ответил с кривой улыбкой:
— Кажется, я еще не кончил лаять на луну.


Аббатство Сент-Брайд, Шотландское Северное нагорье, 1789 год


— Он не дьявол. — Паренек с умным лицом и синими глазами засмеялся, глядя на мальчиков, окруживших Кита. Тот, который попытался стащить бисквит Кита, лежал теперь у его ног хнычущим комком.
— Значит, Дуги, он — отродье дьявола, — заявил один из мальчиков. Кит был новичком и еще не знал, как кого зовут. — Или волчонок. Я слышал, как братья говорили, что он дурной от рождения.
Защитник Кита фыркнул.
— Монахам везде чудится зло, — безапелляционно заявил он.
— Глаза у него зеленые и лицо злое, — послышалось из толпы. — Это настораживает.
Сколько раз за свои короткие десять лет Киту приходилось это слышать! Он сжал кулаки в ожидании ударов, которые непременно должны были последовать за этими словами.
— А вот у тебя, Ангус, лицо глупое. — Высокий черноволосый мальчик, примерно годом старше Кита, протолкался вперед. Кит никогда еще не видел такого хорошенького мальчишки, хотя ничего женственного в нем не было. — Но я не вижу в этом ничего удивительного.
Дуглас улыбнулся вновь прибывшему с явным облегчением.
— Ты всегда знаешь, что сказать, Рамзи Манро'.
Кит стоял и ждал. Ожидание стало смыслом его жизни, он только и делал, что ждал. Ждал возвращения матери, с которой они переезжали из города в город, когда она пропадала по несколько дней неизвестно где и с кем. Ждал, когда мужчины, с которыми его мать уходила, щелкали его по носу и приказывали ждать в переулке, или на конюшне, или еще где-нибудь, где он не будет мозолить им глаза.
— В чем дело? — поинтересовался черноволосый паренек. Хотя он явно был шотландцем, речь его звучала плавно и отчетливо.
— Джон решил, что с новичка хватит ужина, и взял его бисквит, — объяснил Дуглас. — А новичок с этим не согласился. А теперь кое-кто, увидев, как он отлупил Джона, считает, что это проделки дьявола, так как новичок легче Джона и меньше в два раза.
— Ты свинья, Джон, — дружелюбно заметил Рамзи Манро, ткнув лежащего рваным носком своего башмака. Джон сел, вытирая разбитый нос. — И обжора. Ты что, не слышал проповедь аббата о семи смертных грехах? А что до этого малого, который задал Джону трепку, — продолжал Рамзи, — так время покажет, что он собой представляет. Посмотрите, как он буравит человека взглядом. И глаза у него горячие, как адский огонь, и холодные, как лед на Северном море. Это ненормально.
Его матери тоже неприятно было смотреть на него, однако она то и дело хватала его за подбородок своими длинными пальцами и вглядывалась в его лицо, пока на глазах у нее не наворачивались слезы. Тогда она отталкивала Кита и исчезала. В один прекрасный день вообще не вернулась.
Вместо нее однажды утром появился крупный, широкий в поясе монах по имени Фиделис и, заплатив монету старой ведьме, сдававшей койку его матери, усадил Кита в повозку и увез. Неделю спустя он оказался здесь, в глубине Шотландского нагорья, в местечке под названием Сент-Брайд, среди дюжины мальчишек, большая часть которых была не ближе к Богу, чем сам Кит.
Он убежал бы, только вот аббатство было совершенно отрезано от мира. К тому же ему понравились горы и запах сосен, чистота воздуха и цвет неба. И уж конечно, ему понравился свежий хлеб, который он теперь получал каждое утро, и бисквиты и сыр, появлявшиеся на столе воспитанников каждый вечер.
Кит посмотрел на Джона, понимая, что он не причинил ему и половины вреда, который могли бы причинить ему самому дружки Джона. Это было бы в порядке вещей. Но теперь ему казалось, что драки вообще может и не быть благодаря вмешательству Дугласа, который, как уже тогда понял Кит, обладал задатками лидера, также как и Рамзи Манро.
Но… почему?
— Вставай, Джон. Пострадала в основном твоя гордость. — Дуглас протянул Джону руку, и тот, угрюмо взглянув на Кита, позволил поставить себя на ноги. — И не гляди так сердито на этого парня. Как тебя зовут, малый?
— Кристиан Макнилл.
— Макнилл ? Вы слышите, ребята? И на нем плед, — сказал он, оглядывая Кита. — Это ведь плед, да? Он такой грязный, что и не разберешь.
— Ага, плед, — зло ответил Кит.
Несколько лет назад мать раздобыла для него плед у священника в Глазго. Она ничего не объяснила, только сказала, что плед принадлежит ему, и только ему, и что лучше пледа ничто не защитит его от холода.
— Так вот, ребята, это не просто какой-то ублюдок с нагорья, — с восторгом заявил Дуглас окружающим. — Помнится, я уже видел похожий рисунок. Судя по всему, этот малый принадлежит к тайному древнему клану. Кристиан Макнилл может оказаться одним из их правителей!
Рамзи наклонился к Киту и заговорил, понизив голос, пока Дуглас поднимал настроение собравшимся:
— Ты лучше выбрось Джона из головы, Кристиан… — Он осекся. — Вряд ли найдется менее подходящее имя для тебя, малый. Тебя нужно звать как-нибудь по-другому.
— Меня звали Кит.
— Сумка дьявола?
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
— Разлетающиеся брови Рамзи поднялись, но с такой явной иронией, что Кит не смог удержаться и усмехнулся в ответ.


— Может, и так, — согласился он.
— Ты! Новенький! — Глубокий баритон раздался со стороны арочного входа в монастырь. Брат Фиделис, великодушный похититель детей, четырнадцати стоунов весом, шел по дорожке, посыпанной мелким гравием. Коричневая сутана развевалась вокруг толстых лодыжек. При его приближении мальчики, окружающие их, разбежались, но он не обратил на это внимания.
— Я все видел! Я видел, как ты ударил одного из мальчиков. Это злой поступок! Я не потерплю здесь ничего подобного! Ты понял ? — И брат Фиделис ткнул под нос Киту грязный мозолистый палец.
— Он тут ни при чем, — сказал Дуглас.
— Джон собирался стащить у него бисквит, — вмешался Рамзи.
Фиделис подозрительно фыркнул, пронзительно глядя на Кита.
— Ударить своего брата — грех.
— Он мне не брат, — равнодушно сообщил Кит. Родных у него после исчезновения матери не осталось. Ион этому только радовался.
— Мы все здесь братья, иначе человеку не прожить. Не имея брата, он одинок. Ты хочешь оставаться одиноким целую вечность?
Кит пожал плечами, Дуглас выразительно потряс головой, а длинные глаза Рамзи слегка сузились. Фиделис вздохнул:
— Нет, не хочешь. Ничего, ты всему научишься. Что же до драк, то если ты действительно такой злой, то я ничего не могу изменить. Злобность — это забота Господа. Но я могу кое-что сделать с мальчиками, которым нечем заняться. Пойдем со мной. — И он, пыхтя, зашагал вперед, не сомневаясь, что его приказания будут выполнены.
Может, Кит и был злым, но трусом не был. Поэтому он направился за монахом, заметив через пару секунд, что и Рамзи Манро, и Дуглас Стюарт зашагали следом за ним.
— Вам что надо? — шепотом спросил он.
— Идем с тобой, — спокойно ответил Дуглас.
— Я никогда еще не видел, чтобы брат Фиделис кого-то наказал. Любопытно посмотреть, — добавил Рамзи.
Монах повел их кружной дорогой через обветшавшее аббатство, часть старинных построек которого развалилась, а стены под бременем лет осели. Он обогнул монастырь и направился к высокой каменной стене, увитой виноградными лозами, остановился перед полукруглой деревянной дверью и вынул из кармана тяжелый ключ. Вставив ключ в скважину и распахнув заскрипевшую дверь, повернулся к мальчикам. Если он и удивился, что за Китом следуют Рамзи и Дуглас, то и виду не подал, но когда его маленькие темные, как изюм, глазки устремились поверх их голов, он поджал губы.
— Еще одна душа созрела для падения! — пробормотал он, указывая на стоявшую неподалеку старую яблоню. — Эй ты! Эндрю Росс, ты тоже можешь снизойти!
— Что? — спросил откуда-то сверху юношеский голос.
Кит поднял голову. Сначала он никого не увидел, потом тихий шелест листьев заставил его перевести взгляд на самые верхние ветви старого дерева. Из листвы свисали длинные загорелые ноги.
— Спускайся оттуда, Данд! — громко сказал брат Фиделис без гнева.
Через мгновение на землю соскользнул гибкий мальчишка с покрытыми пылью волосами. Его живые карие глаза светились невинной чистотой.
— Подойди сюда!
Съежившись, мальчишка нехотя направился к ним.
— Эндрю Росс, — шепнул Рамзи Киту. — Вот кто обрадуется твоему появлению.
— С чего бы это?
— Потому что все звали его Сумкой Дьявола, — Рамзи сверкнул жизнерадостной улыбкой, — до сих пор.
— Я ничего плохого не сделал! — заявил загорелый мальчишка, держа руки по швам в доказательство своих слов.
— Ты, — фыркнул брат Фиделис, — пойдешь вместе с остальными. — Монах протиснулся в дверь. — Стойте на дорожке и ничего не трогайте. — И, махнув рукой, он велел мальчикам войти, после чего закрыл за ними дверь.
Сразу же на Кита обрушился запах, такой тяжелый и непривычный, что у него закружилась голова. Он озирался, его ошеломили ароматы гвоздичного дерева и сладкой амброзии, оба густые и невесомые, как туман. Медленно поворачиваясь, Кит обнаружил источник этих запахов.
Розы, везде были розы. Они карабкались на крошащиеся кирпичи и замшелые камни. Розы свисали с наполовину обрушившихся арочных проходов. Розы сползали с разрушенных стен и стлались густыми коврами по едва заметным дорожкам. Они взрывались фонтанами красок, гнездились в мелких незаметных щелях. Они пылали и сверкали, нежные и дерзкие, смелые и хрупкие.
Алые и малиновые, розовые и вишневые. Розы совершенно белые и розовые, как раковина, розы цвета слоновой кости и свежих сливок. Но самым поразительным, самым захватывающим было то, что рядом с тем местом, где они стояли, среди изобилия серовато-зеленых листьев с мелко зазубренными краями цвела совершенно желтая роза. Она пылала среди яркого света дня, и казалось, что ее радостный, трепещущий цвет порожден солнечным сиянием.
— Вот это да, — пробормотал Кит, наклоняясь к цветку шафранового цвета. — Она желтая, точно яичный желток. Никогда не видел роз такого цвета.
— И никто не видел.
Кит поднял глаза. Фиделис смотрел на него, кажется, с одобрением.
— Ну, скажем, немногие видели, — уточнил Фиделис. — Несколько человек в Англии и Шотландии. Большинство любителей роз поклянутся, что желтых роз не бывает.
— Откуда она взялась? — спросил Рамзи, который никак не мог оторвать взгляд от прекрасного цветка.
— История гласит, что некий крестоносец привез ее из Святой земли и преподнес в дар нашему аббатству за заботу о его семье во время Черной Смерти. Взамен мы… — Он неожиданно осекся. — С тех пор она растет здесь.
— А остальные розы ? — спросил Дуглас.
— Собирались долгие годы. За ними охотились и привозили сюда со всех концов света. В свое время Сент-Брайд славился своими розами, — гордо проговорил он. — Но когда король изгнал из Шотландии католическую церковь, розы перестали что-либо значить. Однако мы не покинули Сент-Брайд. Мы находимся в отдалении, понимаешь? Это место, — он обвел рукой монастырь, — еще не совсем забросили.
— Красиво. — Эндрю наклонился и понюхал цветок. — Здесь так сильно пахнет, что, пожалуй, голова может заболеть.
Примирительное настроение брата Фиделиса исчезло, и он неодобрительно взглянул на Эндрю:
— Я и забыл, Эндрю Росс, что ты маленький варвар. Но ты напомнил мне, что вы пришли сюда не для того, чтобы узнать историю этого сада. Вы пришли сюда работать.
— И мы тоже ? — встревожился Рамзи.
— Ну конечно. В тебе, Рамзи Манро, сидит точно такой же дьявол, как и в Кристиане. Только ты умело скрываешь его.
Кит понятия не имел, что это значит, но ему понравился намек на то, что не он один такой злой.
— А я? — спросил Дуглас, чье лицо выражало недовольство.
— Вы, мистер Стюарт, всегда претендуете на роль вожака. И я не знаю, с какой стати вам отказываться от нее теперь. — Монах повернулся к Эндрю Россу:
— Что же касается тебя… — Он покачал головой и не договорил.
Кит не понимал, из-за чего весь этот шум. Ему приходилось щипать паклю, чистить конюшни и носить воду по четыре часа кряду. Разве можно сравнивать работу в саду с этой тяжелой работой ?
— И на какое время ? — спросил Рамзи.
— Пока не исчезнут все сорняки, — сказал брат Фиделис. — И может быть, пока не будут немного починены стены.
Кит улыбнулся еще шире. Полоть сорняки? Вырывать из земли такую славную зеленую травку? Принести немного камней? Он чуть было не рассмеялся.
Через шесть часов спина у Кита болела, ноги дрожали от сидения на корточках, руки покрылись царапинами от миллионов тонких, как волосинки, шипов, покрывавших стебли роз, а кисти ныли от ожогов крапивы, которую он вырывал из земли. Лицо у него покраснело от зноя, коленки под залатанными штанами были расцарапаны в кровь. Но он не жаловался. И не ушел, как и все остальные.
Еще два часа — и они закончили. Тяжко вздыхая и чертыхаясь, мальчишки укрылись в тени, которую отбрасывала одна из каменных арок, украшавших сад, и устало опустились на землю.
— Лучше бы я позволил им избить тебя до смерти, — сказал Дуглас, но настоящей злобы в его голосе не было.
— Лучше бы я шел своей дорогой, — согласился Рамзи.
— Но вы ведь этого не сделали, да ? — сказал Кит. — Чертовы дурни.
— А я-то что же? — возмущенно воскликнул Эндрю Росс. — Я-то ведь занимался своим делом, и все.
— К примеру, воровал яблоки.
Эндрю пожал плечами.
— Греховное дело, верно, — согласился он без всякого раскаяния, — но ведь мое.
Они усмехнулись, понимающе глядя друг на друга. Когда через пару минут появился брат Фиделис, они все еще усмехались.
— Итак, вы все сделали, да ? — спросил он мягко.
— Да, брат Фиделис. Ни одного сорняка не осталось. Только розы. — И Дуглас с трудом поднялся на ноги.
— На сегодня — все.
— Что?!
— На сегодня, Дуглас. Сегодня сорняков нет, но за розовым садом, как за человеческой душой, следует ухаживать бдительно. Сорняки, подобно грехам, растут всю ночь. Вернетесь сюда завтра. Все четверо.
— А что, если сорняков не будет ? — выпалил Рамзи, разом утратив невозмутимость, которая, как уже начал понимать Кит, была напускной.
— Ну тогда можно заняться устройством дорожек, починкой стен, можно расчистить колодец, отремонтировать арки. Да всегда что-нибудь найдется, — успокоил их брат Фиделис. — А теперь я вас выведу отсюда.
Когда он открыл дверь, Эндрю бросил на Кита взгляд, говоривший, что лучше им смириться со своей участью. Но Кит не желал смиряться, особенно потому, что не очень-то понимал, какая такая у него была участь и какой она будет теперь, когда он оказался здесь, где бы это «здесь» ни находилось.
— Почему мы здесь? И все остальные? — спросил он у Дугласа нетерпеливым шепотом.
— А разве ты не знаешь? Мы должны стать рыцарями, — тоже шепотом ответил Дуглас и зашагал дальше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность и соблазн - Брокуэй Конни



Обалденный роман! Прочла на одном дыхании! Просто классный!!!!
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниАлена
14.01.2012, 0.33





ничего не поняла
Опасность и соблазн - Брокуэй Коннияна
24.01.2012, 23.02





Так себе, перечитывать бы не стала. Не пойму от куда такой рейтинг?
Опасность и соблазн - Брокуэй Конниирина
2.02.2013, 22.25





Роман так себе. История о предательство так и не раскрыта. Главная героиня понравилась, с юмором. Можно дать оценку7. Перечитыть не стала бы.
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниИриска
9.09.2013, 14.44





а мне роман понравился, а также его продолжениеrnистория предательства не раскрыта, так как это первая книга трилогии, и раскроется эта сюжетная линия только в последней книгеrn2-й роман - Опасная играrn3-й роман - Игра в любовь
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниАлена
2.11.2013, 18.49





Прочла 4 гл.2 просмотрела:разговороры-диалоги.Возможно это интересно,кому-то.
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниСкорпи
21.11.2013, 0.34





Хороший роман!!!
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниНадежда
17.09.2014, 1.40





Очень понравилось, но чтоб узнать конец, нужно прочитать другие романы из этой серии, начало впечатлило...
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниМилена
20.06.2015, 12.47





Роман сподобався)15 з 10rnПравда,спочатку я прочитала "Игра в любов" i зацiкавилась його початком,не пожалiла про свiй вибip)
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниМарiя
20.08.2015, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100