Читать онлайн Опасность и соблазн, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность и соблазн - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность и соблазн - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность и соблазн - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Опасность и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16
Искушения, соблазны и обольщения, ожидающие неосторожную леди

Кит еще крепче сжал пальцы, и каблуки Ламонта забили по доскам пола. Трактирщик, бывший свидетелем бог знает скольких драк, незаметно удалился. В последний момент Кит разжал руки и уронил задыхающегося Ламонта на пол, как зачумленную крысу.
Со звуком, выражающим отвращение, горец перешагнул через своего давнишнего спасителя. Кит Макнилл всегда помнит о долге: только по этой причине мерзавец еще дышит. Но если он когда-нибудь снова посмеет угрожать Кейт — намеками, словами или действием, — ему не жить.
Кит равнодушно посмотрел на лежащего без сознания человека, вглядываясь в его лицо. Он не узнавал его. Все они были тогда небриты, в блохах, болячках и грязи. Но у него есть рапира, а это задело в Ките какую-то струну. Кто может уметь обращаться с рапирой, кроме Рэма и его ученика? Кит нахмурился. Может, Рэм послал его сюда?
Горестный женский вопль оторвал Кита от смутных размышлений.
Перепрыгивая через ступеньку, он плавным смертоносным движением вытащил на ходу палаш из ножен, висевших на спине. Дверь в комнату Кейт была открыта, а сама она лежала, скорчившись, на полу, закрыв лицо руками. Ее темно-синий плащ сполз с обнаженного плеча. Сердце у него гулко забилось. Если кто-то прикоснулся к ней…
Он захлопнул дверь и скользнул мимо Кейт, окинув взглядом комнату. Спрятаться в ней было негде; они были одни. Кит снова повернулся к Кейт.
— Посмотри-ка на меня, девочка, — напряженным голосом велел он. — Что с тобой случилось?
— Ничего.
— Он прикоснулся к тебе?
— Нет. — Она потрясла головой, ее чернильного цвета пряди заструились, ловя и отбрасывая свет свечи. — Зачем кому-то понадобилось сделать это?
«Сделать это»?.. Он огляделся и только тогда заметил, что творится в комнате. Повсюду валялись осколки фарфора и стекла, расщепленное дерево и разорванные бумаги. Кто-то привел в негодность почти все содержимое сундука Кейт.
Но сама она была невредима.
— Вы уверены, что с вами все в порядке?
— Я даже никого не видела. — Кейт подняла голову, по ее бледным щекам текли слезы.
Кит успокоился, немедленных действий не требовалось, и палаш скользнул обратно в ножны. Узнав, что она невредима, он вздохнул с облегчением, но вместе с тем мало-помалу начал сознавать, в каком она виде. Ему страшно хотелось, чтобы это было не так. Не думать о ее теле еще было возможно, когда она куталась в свой темно-синий плащ и в толстую шерстяную монашескую сутану. Но теперь от ее движения плащ соскользнул с плеч, а тонкая сорочка совсем не скрывала тела. Кружево кокетливо трепетало у нее на груди, и белая атласная ленточка соблазнительно падала в ложбинку между грудями. Сквозь тонкую белую ткань соски сияли, как запоздалые бутоны под первым снегом. Во рту у Кита пересохло от желания.
— Тогда почему вы плачете? — Говорил он грубо и укоризненно, хотя на самом деле упрекать мог только самого себя. Какое же он животное, что так быстро переходит от страха к похоти!
Ее рука упала на платье, лежащее рядом на полу, пальцы слабо сжали его.
— Они погибли, все погибли.
«Платья?» — подумал он, не понимая. Все эти слезы из-за какого-то дурацкого платья?
— Это всего лишь платье.
— Нет. — Она отчаянно затрясла головой. — Нет, это мой единственный шанс спасти положение.
Шанс спасти положение. Она совершенно не представляла себе всей глубины раны, которую нанесла ему этими скупыми словами.
— Неужели это так невыносимо — не быть богатой? — Кит не смог скрыть своего презрения. — Не иметь красивых платьев?
Она подняла на него глаза, блестевшие от слез.
— Да! — выкрикнула она. — Именно невыносимо. Вам это кажется недостойным? — спросила она. — Ну а я устала до смерти извиняться за то, что не желаю быть бедной, как будто в этом нежелании есть что-то трусливое и чудовищное, а терпеть бедность благородно и добродетельно. Ничего благородного в бедности нет, Макнилл, — продолжала Кейт. — Бедность безнадежна и тревожна. Она стоит рядом и смотрит, как людей режут надвое, и не смеет вмешаться. А потом она душит вас за то, что вы уцелели.
Кит нахмурился, не понимая истоков ее негодования, но сознавая, что дело не в погубленном платье. Он протянул руку, чтобы помочь Кейт подняться, но она отпрянула, сердито отмахнувшись от него.
— Я мечтаю вернуть то, что у меня было раньше. Я больше не желаю жить в страхе. Я не хочу смотреть, как убивают человека, и ничего не делать, чтобы помешать этому. Потому что я понимаю, как ей было страшно!
«Ей»? О ком это она?
— Кейт, мне очень жаль, что вы…
— Нет! Не смейте меня утешать!
Кейт прижала распластанные ладони к полу.
— Я не согласна прожить так всю жизнь, как будто я устроила заговор против своей страны или должна нести наказание за какой-то грех.
Кейт оттолкнулась от пола и встала рядом с ним. В ее темных глазах были возмущение и вызов. Плащ упал на пол.
— Это он умер, а не я!
Так она говорит о своем отце? Кит наконец все понял.
— Я была не готова. Не предполагалось, что я стану вдовой и сиротой. — Голос у нее сорвался, и возмущение внезапно сменилось болью. — И я хорошо знаю, что есть такие, кому пришлось претерпеть еще более мрачную участь, чем моя, и что нужно благодарить за то, что все не обернулось еще хуже. Но я не так благородна, чтобы радоваться крохам! Я так устала бояться, какой очередной вызов бросит мне новый день. Бояться того, чего я, возможно, не вынесу.
— Понимаю.
— Неужели? — прошептала она.
Кейт мрачно взглянула на него, и он, конечно же, утонул бы в ее глазах, потерялся бы там так, что никогда не смог бы найти дорогу обратно. Кит обхватил ее лицо руками. Он не имел никакого права целовать ее. Он обещал и ей, и самому себе, что не станет этого делать.
Он солгал.


Минуло почти четыре года с тех пор, как прикосновения мужчины вызывали в Кейт возбуждение, с тех пор, как она выгибалась, лежа под мужем, инстинктивно призывая его. Почти четыре года прошло с тех пор, как она испытывала и вызывала желание.
Все это нахлынуло на нее с такой быстротой, что закружилась голова, в ней проснулись дремавшие инстинкты. Это произошло так же молниеносно, как падает бревно на зверя, попавшего в западню. Колени у нее задрожали, Кит подхватил ее и, опустившись вместе с ней на колени, крепко обнял за талию. Он так и не оторвался от ее губ.
Свободной рукой он обхватил ее подбородок, приподнял ее лицо и не отпускал, словно боялся, что она отвернется. Но это было ни к чему. Кейт ответила на его поцелуй, открыла рот, чтобы касаться его не только губами, но и языком: вкус у него был острый, мужской, соленый и пряный.
Кит слегка отодвинулся, положил руку ей под поясницу и медленно привлек ее к себе, прижав к своему восставшему естеству. Глаза у него уже не были светлыми и холодными, но темными и бездонными.
— Мне не следовало так поступать, — сказал он, но не отпустил ее. — Не следовало мне опять целоваться-с вами. Я ведь поклялся не делать этого.
— Я хочу, чтобы вы меня целовали, — отозвалась она. Желание сокрушило ее скромность.
— Нет. — Он покачал головой, с трудом поднимаясь на ноги. Лишившись его поддержки, она опустилась на груду своих испорченных платьев. — Не прошло и двух дней, как я поклялся, что никогда больше не прикоснусь к вам.
Она подняла руку и положила ладонь ему на живот. По телу Кита пробежала дрожь. Он посмотрел на ее руку, его глаза были ужасны от раздиравших его противоречивых стремлений, они проклинали ее, умоляли, жаждали.
— Я не помню, как меня обнимал муж. — Кейт стремилась объяснить ему то, что сама едва понимала. — Я была замужем всего шесть месяцев, и мы наслаждались нежностью и любовью, ласкали друг друга, но я ничего не помню. Только во сне. А в последнее время мне постоянно снились вы.
Сдавленный стон вырвался из груди Кита.
— Господи, Кейт!
— Вы меня поцеловали, и с тех пор я как в огне. От вашего поцелуя сгорело все. Все, кроме вас.
Вид у него был потрясенный и затравленный.
— Я прошу прощения. Я украл этот поцелуй. Не нужно было этого делать.
— Я не принимаю ваших извинений.
— Как же мне теперь быть?
Она потупилась, боясь встретиться с ним взглядом.
— Любите меня, — чуть слышно прошептала она, ошеломленная собственной смелостью. — Сделайте так, чтобы я забыла, сделайте так, чтобы мне было что вспомнить.
Дрожащими пальцами он откинул назад волосы, упавшие на лицо, и заметался по комнате.
— Вы говорите несерьезно, — сказал он. — Вы напуганы, вы чувствуете себя беспомощной. Вам нужно утешение, а не любовник.
Кейт ничего не говорила, только следила за ним темным, загадочным взглядом.
— У вас должен быть любовник-джентльмен, который станет целовать вам кончики пальцев, писать любовные письма и нашептывать стишки.
Она по-прежнему молчала.
— Я не такой, Кейт. Я не джентльмен, а солдат. Все, что у меня есть, все, из чего я состою, — это жестокость, — с сожалением проскрежетал он. — Это все, что я знаю.
Он прошел мимо нее, направляясь к двери, но она схватила его за руку, остановила, заставив посмотреть на себя. Она тянула его до тех пор, пока он не опустился на колени, на его резком лице отражались, сменяя друг друга, мрак и свет, надежда и отчаяние.
— Я этому не верю. — Ее пальцы ухватились за воротник его рубашки, и она с силой стянула ее с него. Под ее рукой сминались жесткие волосы, покрывающие его грудь. Тело у него было твердое, гибкое и мускулистое.
— Боже мой, пожалуйста, не надо! — Кит закрыл глаза, отвел ее руку, пытаясь найти слова. — Мне здесь не место. Когда-нибудь здесь будет кто-то другой.
— Какой другой? — фыркнула Кейт. — Я — обедневшая вдова без связей, миновавшая первый расцвет юности. Никого другого нет, Кит, и быть не может. — Она высвободила руку и слегка коснулась его лица стыдливым жестом, который выражал одновременно тихую просьбу и страстную мольбу. — Есть только вы. И одна ночь, которая даст возможность выдержать все будущие ночи.
— Это что, какое-то дьявольское испытание? — На шее у него набухли жилы. — Если так, то могу ли я выйти из него с честью? — требовательно спросил он. Лицо его казалось непреклонным. Он схватил ее за плечо и с внезапной неумолимой силой притянул к себе. — Выслушайте меня, Кейт. Ничего, кроме вреда, не выйдет, если я возьму вас здесь теперь. А я поклялся, что не причиню вам никакого вреда.
— А еще вы поклялись, что сделаете все, о чем я попрошу, — взволнованно сказала она.
Кит посмотрел на нее. Руки у него дрожали, тело было напряжено.
— Как хотите, мэм, — прошептал он наконец. Потом опустил ее на спину на груду испорченных атласных, кружевных, шелковых и бархатных платьев. — Какое еще клеймо мне носить?
Он сел на корточки и быстрым, ловким движением отстегнул палаш. Его красота была совершенной. Гладкая кожа обтягивала тяжелые объемы мускулов и костей. Он склонился к ней, навис над ее телом, точно кошка над добычей.
Некоторое время Кит смотрел ей в глаза, а потом повернулся спиной, нарочно демонстрируя не только рубцы. Толстый, выпуклый шрам, напоминавший грубыми очертаниями розу, виднелся под правой лопаткой.
— Нас заклеймили во Франции, в Лемоне. Тюремщику это показалось забавным.
Господи, какую же боль ему пришлось вытерпеть!
— Я хотел, чтобы вы это видели. Чтобы вы хорошенько прочувствовали то, что я пытался вам рассказать. Ни один мужчина, который подойдет к вашей постели, Кейт, не должен быть заклейменным или покрытым рубцами от кнута. Такое бывает только с простолюдинами или преступниками. Я не гожусь для вашего света, не гожусь для вашего общества, недостоин лечь в вашу постель, и так скажет вам любой порядочный человек.
Уверенность в его глазах придала ей решимости. Он думал, что она отпрянет. Кейт видела это по его лицу, по смирению, которое скрывалось под его спокойными словами.
Она же обвила его за шею руками.
— Любой человек, Кит Макнилл, скажет, что в вас нет ничего от простолюдина. — Какой же он горячий, какая гладкая у него кожа!
Внезапно его прекрасные глаза торжествующе сверкнули.
— Я найду в себе нежность, я подарю вам наслаждение, Кейт, или умру, стараясь это сделать.
Потом он усмехнулся и разом превратился в настоящее воплощение мужской притягательности. Все следы противоречивых чувств исчезли с его лица. Глаза стали бархатными от желания. Одним дерзким движением он спустил с ее плеч сорочку, обнажив груди.
— Кит…
Но она не успела ничего больше сказать — он закрыл ей рот поцелуем.
Желание грубо подстегивало его, требовало поторопиться. Ее груди с набухшими сосками мягко покоились в его ладонях, и все это было западней, в которой должны были исчезнуть его лучшие намерения. Она просила нежности, и он обещал ей сделать все, о чем она попросит, и если ради того, чтобы выполнить это обещание, он спалит себя в топке желания, пусть так и будет.
Кит обнял ее и встал, челюсти у него сжались от того, как она съежилась, моля о сдержанности, хотя и прекрасно понимала, что сдержанности от него ждать не приходится. Кровать стояла рядом, и он опустил на нее Кейт, не сводя с нее глаз. Он ни на мгновение не спутал то, что хочет получить она, с тем, чего добивался бы сам. Она никогда не будет принадлежать ему. Он станет ее любовником на одну» ночь, но не ее возлюбленным.
Кит опустил голову, приказав себе быть нежным и не торопиться.
Кейт не сразу отозвалась на его поцелуй, но ему это и не нужно было. Скорее, ее активное участие могло погубить сдержанность, к которой он призывал себя. Кит осыпал легкими поцелуями ее щеки, веки, виски. Голова у него кружилась от блаженства и вожделения. Он мог вкушать ее, и не только языком, но самим дыханием, напоенным ее мускусным и женственным запахом.
Кит наклонился и застонал от наслаждения, потому что ее груди мягко сплющились под его торсом. А когда он почувствовал, что она вцепилась ему в плечи, а шея у нее выгнулась назад, он задрожал. Кит погрузил пальцы в темные волны ее волос, влажных и прохладных от ночного воздуха, и упивался ее губами. Шелк, атлас, бархат? Он никак не мог решить, на что они похожи. О шелке он имел очень слабое представление, еще меньшее — об атласе и бархате, но, конечно, ничто на земле не могло быть более блестящим, чем ее волосы, более гладким, чем ее тело, более мягким, чем ее губы.
Кейт коснулась языком его языка, отчего его решение сдерживать себя дало трещину. Он перевернулся на спину, усадил ее верхом на себя, и его плоть уперлась в нее.
Кейт задохнулась от этого ощущения — знакомого и в то же время неведомого. Она этого хотела, хотела ощутить его внутри себя. Там, где он прикасался к ней, началось пульсирование.
И она потеряла всякое представление о стыдливости. Она не просто хотела его — она жаждала. Она не могла высказать свою жажду яснее, а он все-таки, кажется, был склонен к игре и к медленным, неспешным ласкам, так лениво он ее гладил.
— Ну пожалуйста! — Она задыхалась от невозможности получить желаемое.
— Нет, пока еще нет, — тяжело выдохнул Кит.
Он обвел пальцем ее сосок. Она вздрогнула от этого нежного прикосновения, не могла справиться с охватившими и переполнившими ее чувствами, забилась на нем, а он схватил ее за бедра, крепко прижал к себе, не давая пошевелиться. Глаза у него были темные и бешеные, а губы — мягкие и нежные.
— Стойте! — прорычал он. — Я всего лишь человек, и если вы это повторите, тогда все ваши надежды на нежный союз пойдут прахом и все мои лучшие намерения рухнут. Я ведь держу себя в руках, мэм. Но меня хватит ненадолго.
Вместо того чтобы обуздать, он только еще больше подстегнул ее. То, что он обуздывает свое желание по ее просьбе, наполнило Кейт восторгом от ощущения своей женской силы. Но через несколько мгновений торжество отступило перед новым наплывом чувств.
Кит приподнял ее за плечо и жадно втянул ее сосок в рот. Она задохнулась, выгнулась, а он осторожно сжал ее грудь своими сильными пальцами и стал водить языком по соску, отчего Кейт задрожала. Голова у нее закружилась, но он держал ее, приподняв немного над собой, чтобы ему было удобно делать то, что хотелось, — теребить ее сосок, сосать его и ласкать. И ей ничего другого не оставалось, кроме как блаженствовать от этих умелых прикосновений и отдаваться его страсти.
Она снова задвигалась на нем, он попытался ее остановить, его рука была груба в попытке не дать ей шевельнуться, но ее не волновало, чем она рискует. И она сжалась на нем, чтобы устроиться поплотнее. И почувствовала его ответную реакцию.
Испустив вопль отчаяния, Кит поднял ее и опустил на спину, прижав к постели, чтобы она не шевелилась.
— Еще рано.
— Нет.
— Поцелуйте меня. — Это был приказ, и она подчинилась, с жадностью притянув к себе его голову. Поцелуй был грубым, страстным, слегка отросшая щетина у него на подбородке колола ее нежные губы.
— Кейт! — Она нащупала пределы его способности сдерживаться. Ее стоны подстегивали его. — Если вы будете продолжать в том же духе, я возьму вас так, как не захотелось бы никакой леди.
— Как именно? — спросила она бесстыдно и дерзко.
Его зеленые глаза сузились между золотистыми ресницами.
— Я буду брать вас, положив на живот, и поставив к стене, и поставив на колени. Я буду слушать, как вы рыдаете и умоляете меня повторить, и я снова буду брать вас.
Она посмотрела на него без страха, ее волосы разметались на светлой наволочке, как плащ ночи.
— Вы этого хотите, Кейт? Потому что я могу дать вам это. Но, Кейт, я бы хотел… Позвольте мне ласкать вас. — Его голос дрогнул от избытка чувств, и глаза у Кейт потемнели от осознания происходящего.
Он ничего не понимал, но ведь до последнего мгновения она тоже ничего не понимала. Удивленная, она погладила его по щеке. Он повернул голову в ответ на эту ласку, закрыл глаза и запечатлел горячий поцелуй на ее ладони.
— Я хочу вас таким, какой вы есть, Кит. — Она погладила его, начав с крупного, покрытого шрамами плеча, вниз по бархатистой лестнице ребер, к бедрам, забралась под пояс его штанов и обхватила рукой возбужденную плоть. — Это и есть ласки, Кит.
Он наклонился над ней, на мгновение его лоб коснулся ее лба. Потом он поднял на ней нижнюю юбку. Теперь он дышал тяжело и жестом мужчины-собственника обхватил ее холм. Этот порыв вызвал у нее вздох наслаждения, и улыбка озарила его мрачное, напряженное лицо.
Кит ласкал ее, и ей следовало бы сгореть со стыда от такой фамильярности, от уверенности, с которой он гладил и изучал ее, но она сгорала совсем по иной причине. Веки ее опустились. Дыхание стало быстрым и прерывистым. Снова и снова он гладил ее, и бедра ее приподнимались каждый раз, и наслаждение бесстыдно смешалось с возбуждением, Она ерзала на простыне, нижняя юбка собралась на талии, тело ее было горячим и жаждущим. Она беспомощно открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее.
Ей не хотелось быть одной, она протянула руку:
— Кит, ну пожалуйста!
— Кейт, я пытаюсь…
— Ну пожалуйста!
Издав неотчетливый звук, он расстегнул штаны и подмял Кейт под себя. Голова его опустилась на впадину ее шеи. И вот оно! Он ринулся в нее, стараясь сдерживаться, стараясь не причинить ей боль, но она открылась ему навстречу, И он вошел и наполнил ее.
Кейт закричала, ион, выругавшись, остановился.
— Клянусь, я не мог…
— Нет! — задыхаясь, сказала она. — Нет. Просто это так… Ты такой… такой…
— Я не могу… — сказал он в отчаянии, неверно поняв ее. — Так я устроен, я не могу стать меньше.
— А я и не хочу этого, — прошептала Кейт, и в ответ на его испуганный взгляд она одновременно рассмеялась и всхлипнула, и по телу ее пробежала волна вожделения.
Кит во всех отношениях был крупным мужчиной. Ей это понравилось. Она приготовилась встретить еще один удар. И еще один. И еще. Теперь он осмелел, но по-прежнему сознавал, с кем он.
Он сознавал, что это тело — тело Кейт, эти губы — губы Кейт. Он ощущал каждый ее палец, слышал каждый вздрагивающий вздох. Он перекатился на спину, и теперь она сидела на нем верхом. Она широко раскрыла глаза, ощутив его еще глубже в себе.
— Так будет лучше, — с трудом проговорил он. — Я очень уж тяжелый и… о!
Она выгнула спину, и ее волосы упали ему на бедра. Он чуть не задохнулся от наслаждения. Кит обхватил ее бледные груди, мял их, а она поднималась и опускалась, и жажда ее все нарастала.
— Пользуйся мной, Кейт, — прошептал он жарким, неистовым голосом. — Пользуйся мной, я хочу дать тебе наслаждение. Я хочу служить тебе, чтобы ты прочувствовала все вместе со мной.
Она всхлипнула, он погладил ее, и Кейт задвигалась быстрее, задохнулась, и… Мир содрогнулся, закрутился спиралью и взорвался. Кейт задыхалась от наслаждения, она кричала, достигнув пика страсти.
Она долго пребывала в расслабленном состоянии, обмякнув на груди Кита, блестевшей от пота.
Но когда стихли последние содрогания, она услышала глухие удары его сердца, ритм, так отличающийся от нежной ласки его руки, что она снова стала на колени. Расправив руки, она легко впилась ногтями в его кожу, потом заглянула ему в горящие глаза.
— Я не просила, — с вызовом сказала она.
Он рассмеялся, перекатил ее под себя и снова вошел в нее.
— Пока что нет, — согласился он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность и соблазн - Брокуэй Конни



Обалденный роман! Прочла на одном дыхании! Просто классный!!!!
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниАлена
14.01.2012, 0.33





ничего не поняла
Опасность и соблазн - Брокуэй Коннияна
24.01.2012, 23.02





Так себе, перечитывать бы не стала. Не пойму от куда такой рейтинг?
Опасность и соблазн - Брокуэй Конниирина
2.02.2013, 22.25





Роман так себе. История о предательство так и не раскрыта. Главная героиня понравилась, с юмором. Можно дать оценку7. Перечитыть не стала бы.
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниИриска
9.09.2013, 14.44





а мне роман понравился, а также его продолжениеrnистория предательства не раскрыта, так как это первая книга трилогии, и раскроется эта сюжетная линия только в последней книгеrn2-й роман - Опасная играrn3-й роман - Игра в любовь
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниАлена
2.11.2013, 18.49





Прочла 4 гл.2 просмотрела:разговороры-диалоги.Возможно это интересно,кому-то.
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниСкорпи
21.11.2013, 0.34





Хороший роман!!!
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниНадежда
17.09.2014, 1.40





Очень понравилось, но чтоб узнать конец, нужно прочитать другие романы из этой серии, начало впечатлило...
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниМилена
20.06.2015, 12.47





Роман сподобався)15 з 10rnПравда,спочатку я прочитала "Игра в любов" i зацiкавилась його початком,не пожалiла про свiй вибip)
Опасность и соблазн - Брокуэй КонниМарiя
20.08.2015, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100