Читать онлайн Опасная игра, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная игра - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная игра - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная игра - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Опасная игра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10
АТАКА НА ПОДГОТОВКУ
Атака на противника, приближающегося с целью перехода в атаку

Выйдя из переулка, Рамзи свернул на широкую улицу, вся проезжая часть которой была скрыта под грязной водой, перелившейся из сточных канав во время недавнего дождя. Мешая движению, посреди улицы лежала перевернувшаяся набок повозка, а ее хозяин стоял рядом, криками и ударами хлыста пытаясь разогнать толпу уличных мальчишек, растаскивающих вывалившийся в лужу груз.
Перепрыгнув через переполненную канаву на тротуар, Рамзи направился вверх по улице. Пройдя быстрым шагом два квартала, он оказался перед крутой мраморной лестницей, ведущей к дверям зала. Трехэтажный особняк, в котором он размещался, был построен несколько десятков лет назад богатым коммерсантом. У него оказалось слишком много претензий, чтобы выбрать для своего жилища более скромный стиль, и слишком много самолюбия, для того чтобы поселиться в одном из фешенебельных районов. Сейчас классический фасад потемнел от копоти, а фронтон покрылся трещинами, но в целом особняк сохранял еще некоторое чувство собственного достоинства, если можно так выразиться.
Рамзи открыл дверь своим ключом. Его помощник Гаспар поспешно вскочил со стула, на котором дремал в ожидании хозяина, и помог ему снять сюртук. Рэм рассеянно поблагодарил его.
– В графине что-нибудь есть? – поинтересовался он.
– Да.
Единственный глаз Гаспара (второй был закрыт черной повязкой) смотрел с неодобрением, на что Рэм, впрочем, не обратил ни малейшего внимания.
Впервые они с Гаспаром встретились в общей камере подземной тюрьмы Лемон, куда Манро попал с достаточным на то основанием: если и не за действия, то, во всяком случае, за преступные намерения. Гаспар же оказался там только из-за того, что много лет назад имел несчастье обучить племянника тогдашнего монарха нескольким фехтовальным приемам.
Оказавшись на свободе и расставшись с бывшими друзьями, Рэм приехал в Лондон. Он встретил там своего бывшего сокамерника в одном из захудалых залов, где тот занимался заточкой оружия. Рамзи предложил ему работать у себя, и с тех пор они были вместе.
– Есть письма из Шотландии или с континента?
– Есть сообщение от вашего шотландского агента по недвижимости.
Два года назад Рамзи начал потихоньку, через вторые руки скупать земли, когда-то принадлежавшие семье его матери. Он надеялся восстановить поместье, конфискованное после битвы при Куллодене. Конечно, на это уйдут долгие годы, если только ему не удастся стать победителем международного фехтовального турнира.
– А еще приходило четверо молодых людей, желающих у вас обучаться.
– Не помнишь их имена?
– Одного, кажется, зовут лорд Фигберт.
А, юнцы из Воксхолла! Значит, теперь у него имеются четверо новых клиентов, с которыми придется нянчиться. Было еще письмо из Шотландии, на которое надо ответить, донесения от платных агентов, которые предстоит внимательно изучить, письма от коллег и будущих соперников, тоже требующие ответа. А, кроме того, ему совершенно необходимо было заняться подготовкой к турниру. Физической, психической и финансовой, плюс Хелена Нэш.
«Кажется, следующая неделя будет нелегкой».
– Спасибо, Гаспар. Ты можешь ложиться. Я сам о себе позабочусь.
– Да, сэр. Но есть еще кое-что ... – как-то неуверенно произнес слуга, отводя единственный глаз куда-то в сторону.
– Что еще, Гаспар?
– Маркиз Котрелл ждет вас в гостиной.
Да, неделя действительно будет очень нелегкой.
Рамзи неторопливо вошел в темную гостиную, едва освещенную лампой. Он сразу же увидел старого человека с серебряными волосами, внимательно изучающего небольшую коллекцию рапир. Одну из них, со сверкающим лезвием из толедской стали, он даже взял в руки и теперь пристально рассматривал. Услышав шаги Рамзи, он вернул ее на место.
– Слышал, что ты пытаешься зарабатывать деньги, используя навыки, полученные в детстве? – произнес маркиз, не поворачиваясь к собеседнику. – Мне еще сказали, что этот зал принадлежит тебе.
– Да, он небольшой, – спокойно ответил Рамзи, – но мой собственный.
Старик взял в руки еще одну рапиру. Это был немецкий клинок «золинген».
– У тебя тут есть очень неплохие экземпляры.
– Еще один из уроков, полученных в детстве, – любовь к хорошему оружию.
– Ха! – Отрывисто рассмеявшись, пожилой джентльмен повернулся к Рамзи. Старости еще не удалось уничтожить все следы его надменной красоты, хотя тонкие черты обтягивала уже дряблая кожа, а катаракта туманила холодные, неумолимые глаза. Как тяжело ему, наверное, сознавать все это.
И движения его теперь стали гораздо медленнее. Они не казались уже такими решительными и изящными. Суставы утратили гибкость, а пальцы исхудали и скрючились.
– Твоего отца обучал фехтованию сам великий Анджело, ты ведь знаешь, – сказал маркиз.
Развернув тяжелое кресло, Рамзи развалился в нем с намеренной небрежностью.
– Да, припоминаю.
Старик пристально разглядывал молодого человека, стараясь понять, с кем имеет дело. Но на лице Рамзи Манро не отражалось ничего похожего на эмоции. Маркиз надеялся, что этот неожиданный визит позволит ему застать хозяина врасплох и вызвать у того хоть какую-нибудь реакцию. Но, похоже, он надеялся зря. Рамзи Манро оказался крепким орешком. Возможно, даже более крепким, чем он сам.
– Твой отец был лучшим фехтовальщиком, которого я знал, – сообщил он.
Рамзи сухо заметил:
– Вероятно, вам не случилось познакомиться с человеком, который его убил.
На мгновение маркиз поджал губы.
– Ты намеренно стараешься быть грубым!
– Вы думаете? – Рамзи неторопливо плеснул себе немного кларета из стоящего на столе графина и поднос бокал к губам. – А мне, наоборот, казалось, что я необычайно сдержан. – Он медленно сделал глоток, – Однако я уверен, что вы пришли сюда столь таинственным образом и в такой поздний час не для того, чтобы обсуждать со мной то, насколько хорошо мой родитель владел шпагой, тем более что за последние три года я неоднократно самым недвусмысленным образом отказывался встречаться с вами. Поэтому хотел бы узнать, чему обязан этой ... честью.
– Клянусь небесами, – маркиз впервые улыбнулся, – ты жесткий парень.
– Мы живем в жестоком мире, сэр.
Старик перестал улыбаться. Пристально вглядываясь в молодого человека, он словно надеялся, что тот прибавит еще что-то. Рэм же, глотнув еще немного кларета, поставил бокал на стол, лениво вытянул длинные ноги и принялся рассматривать гостя с вежливым интересом, но явно скучая.
Если он надеялся таким образом разозлить маркиза, то его уловка сработала.
В этот момент дверь с шумом распахнулась. В комнату вошел одноглазый дворецкий с тяжелым серебряным подносом, уставленным яствами. На хрустальных тарелках красовались тосты с паштетом из гусиной печени, засахаренный виноград и сливы, и среди этого изобилия возвышался чайник из севрского фарфора. Сплетники, сообщившие маркизу о том, что Рамзи влачит самое скудное существование, явно лгали.
– А, Гаспар! – покачал головой хозяин. – Вижу, ты опять совершил набег на соседскую кладовую? Надеялся угодить маркизу? Больше нам ничего не надо, спасибо.
Значит, это дворецкий заботится о впечатлении, которое производит его хозяин? Спасибо и на том. Хорошо, что хоть кто-то в доме сознает необходимость соблюдать внешние приличия.
– Прошу вас, сэр, угощайтесь. – Рамзи кивнул на поднос. – Будет обидно, если Гаспар совершил это преступление напрасно.
– Нет, благодарю. Ты очень похож на него. – Маркиз внимательно изучал хозяина. – На своего отца. Такой же гордый. Неуступчивый. Обидчивый.
– Очень любезно с вашей стороны сообщить мне об этом, сэр, – спокойно ответил Рамзи. – Все же легче, когда вдруг выясняется, что в твоих недостатках виновата дурная наследственность. Не так ли, сэр?
– И желчный, – добавил маркиз. – У него тоже был злой язык.
Рамзи нахмурился; изображая преувеличенное огорчение.
– Почему бы не сказать – «остроумный»? Звучит гораздо приятнее, вам не кажется?
Старик изо всех сил пытался сохранить невозмутимость и не дать своему гневу вырваться наружу. Он глубоко вздохнул, решив, что напрасно отказался от угощения, и налил себе бокал кларета. Он ждал этой встречи почти четыре года. Сначала не приходил сюда, потому что был уверен, что, в конце концов, Рамзи откликнется на его приглашение и явится к нему сам. Ему явно мешала гордость, ведь он не кто-нибудь, а маркиз Котрелл.
Последний из Котреллов.
Быстро проглотив вино, он опять посмотрел на Рэма.
Блестящие завитки черных волос, бледное лицо и прекрасные синие глаза притягивали взгляд.
– Ты и внешне похож на него, Клянусь Богом, похож! – пробормотал маркиз.
– Он тоже походил на сутенера? – спросил Рамзи безо всякого интереса.
– Как ты смеешь?! – не сдержал своего гнева маркиз.
– Но, сэр, я всего лишь повторяю последние слова, которые мне довелось услышать от вас, – удивился Рамзи. – Дайте-ка мне вспомнить ... – Он откинул голову на спинку кресла и прикрыл глаза, будто действительно пытаясь припомнить что-то. – Ах, да, так и было, теперь я уверен. Прошу вас, сэр, напрягите свою память. – Он говорил оживленно и даже как будто весело. – Мы с матерью пришли в ваш дом в Мейфэре, но ваш слуга сказал, чтобы мы подождали на черной лестнице, будто мы какие-то бродячие торговцы. Я даже помню, как какой-то мальчик натирал там бронзовую дверную ручку. Потом вы, наконец, появились, и моя мать спросила вас: «Что же будет с моим сыном?» Она плакала. Я помню это очень хорошо, потому что раньше никогда не видел, чтобы она плакала. – Он помолчал немного, глядя маркизу в глаза. – А вы ответили: «Скорее всего, он найдет себе работу в борделе. У него внешность сутенера». – Рамзи элегантно пожал плечами, словно извиняясь, но при этом совершенно не чувствуя себя виноватым. – Когда же вы заговорили о моем сходстве с отцом, я, естественно, и предположил, что у него тоже была внешность...
– Хватит! – Маркиз все-таки не смог справиться с эмоциями.
Любезная улыбка исчезла с лица Рамзи, сменившись выражением насмешливого презрения.
– Да, – мягко согласился он. – Мне тоже так кажется.
– Он был моим сыном! Мне было больно! Я сказал это тогда только потому, что хотел, чтобы и другие почувствовали ту же боль:
Рэм зло прищурился:
– Но вот это уж совсем неожиданно! Насколько я помню, вы отказались от моего отца. Если мне не изменяет память, когда вам сообщили о его смерти, вы ведь тогда сказали: «Мой сын умер десять лет назад».
– Не смей попрекать меня моими словами! – Скрюченные пальцы старика дрожали, а на морщинистом лице проступили красные пятна. – Я считал твою мать виноватой в его смерти. Я и сейчас так считаю! – гневно закричал он, и в его голосе не было ни капли раскаяния. – Если бы он выполнил свой долг и женился на ровне, он и сейчас был бы жив.
– Моя мать была дочерью графа. Если не ошибаюсь, в иерархии титулов графы стоят выше маркизов.
– Ее отца лишили и титула, и всех земель. Он был шотландцем и папистом! – сердито парировал маркиз. – Она отказалась сменить религию, несмотря на мое требование. Твоя мать и не думала о том, как это скажется на твоем отце и на тебе. Она ничем не лучше, чем эта подстилка регента, миссис Фицгерберт. А раз в день их «свадьбы» ей даже не исполнилось и двадцати лет, то их брак никогда и не был законным!
– Как же досадно вам, наверное, было, когда мой отец не пожелал от него отказаться, – сухо заметил Рамзи.
Маркиз снова попытался взять себя в руки. Он ничего не добьется, если будет настраивать этого молодого человека против себя. Если он не сумеет уговорить Рамзи Манро, то придется навсегда отказаться от надежды на продолжение их славного рода, на то, что титул перейдет к его потомкам. Ради этого стоило бы забыть о гордости.
– То, что он не отказался от этого брака, ничего не меняло, – сказал он уже спокойнее. – Он все равно считался незаконным. И ты тоже.
– Не могу передать, как эта новость огорчает меня, но, похоже, придется смириться с этим.
– Совсем не обязательно.
Рамзи поднял на него глаза, оторвавшись от винограда, который внимательно разглядывал, и даже улыбнулся. «Черт бы побрал его невозмутимость».
– Твоя мать ничего тебе не оставила, – спокойно сказал маркиз.
– Ровно столько, сколько палач Куллодена и ваш друг герцог Камберленд оставил ее семье.
– Камберленд не был моим другом. И мне совсем неинтересны потери, которые понесла какая-то шотландская семья. Если они хотели сохранить свои земли, надо было поддерживать короля.
– Простите, если наскучил вам ненужными подробностями.
Маркиз решил не обращать внимания на колкости Рамзи.
– Но главное то, что все это уже в прошлом. Прошлое мертво, как и мой сын, как и твоя мать.
– Вы хотели сказать «как мои сыновья»? – мягко поправил его Рамзи.
Старик вздрогнул от этого неожиданного удара, а Рэм улыбнулся. Его улыбка не была особенно приятной. «Дьявол! Ну, конечно же, ему все известно!»
Маркиз уже достаточно знал о Рамзи Манро, чтобы не удивляться этому.
– Кажется, кроме отца, у вас было еще трое наследников мужского пола? – все с той же улыбкой продолжал Рэм. – Один из них умер в младенчестве, а другой несколько лет спустя стал жертвой несчастного случая в Итоне. А последнего убили пять лет назад. И он не оставил наследников. Даже, как я слышал, ни одного незаконного, который мог бы быть сейчас весьма кстати.
«Нет, я не дам этому мальчишке вывести себя из равновесия!»
– Я могу объявить своим законным наследником тебя.
– В самом деле? – Весело хмыкнув, Рамзи опустил руки на подлокотники кресла и медленно поднялся на ноги. Он бросил взгляд на часы, стоящие на камине. Это были старые часы и, как заметил маркиз, очень тонкой работы. Они заметно отличались от остальной спартанской обстановки комнаты. Рэм вырос среди изысканной роскоши и богатства. Неужели он нисколько не скучает о них? Возможно ли это?
Огромное наследство отец Рамзи получил от дальних родственников с материнской стороны. Он был богат, дерзок, независим. Ему было наплевать на то, что они с женой оказались изгнанными из ·общества. Он не отказывал своей семье ни в чем, что можно было купить за деньги. У них были слуги и экипажи, учителя и гувернеры, роскошная обстановка, изысканная еда и дорогая одежда. Рэм рос, как молодой принц.
Девять коротких лет. До тех пор пока его отец не погиб на дуэли, защищая честь этой женщины.
Потом.… Да, потом жизнь Рамзи круто изменилась. А теперь вместо маленького мальчика, у которого сначала было все, а потом не осталось ничего, перед ним стоит неприветливый и холодный незнакомец. Он живет в этой полупустой комнате в одном из самых дешевых районов Лондона. Пьет краденое вино. Как может он не желать того, что предлагает ему маркиз?
Рамзи зевнул.
– Прошу извинить меня, – небрежно бросил он. – Я, кажется, очень устал сегодня. Гаспар проводит вас до дверей.
– Ты слышал, что я сказал? – Маркиз не верил своим ушам. – Я сказал, что готов признать тебя своим законным внуком и наследником. То же самое я говорил тебе и в прошлом году. И в позапрошлом. И три года назад. Ты станешь следующим маркизом Котреллом.
– Это не в вашей власти, – заметил Рэм равнодушно. – Нельзя просто так превратить незаконнорожденного в маркиза. Это может сделать только король.
«Ах, так вот почему он не спешит радоваться моему щедрому предложению. Рамзи даже и не подозревает, как велико влияние его деда. И о том, какой план я придумал уже несколько лет назад».
– Или тот, кто имеет на него влияние, – возразил маркиз.
– И вы его имеете?
– Да! Теперь-то ты понимаешь, что я предлагаю тебе?
– Я все отлично понимаю, сэр. И я уже писал вам в прошлом году, и в позапрошлом, и три года назад, что ваше предложение меня нисколько не привлекает. По правде говоря, я удивлен, что вы ожидали чего-то другого.
Маркиз изумленно сверлил его глазами.
– Я не верю тебе. Ты просто играешь. Хочешь, чтобы я унижался и умолял. Хочешь, чтобы я просил прощения. Говорил, что сожалею о том, как обошелся с твоим отцом и его ... твоей матерью. Я не стану этого делать. Не стану! – Со всей силы он стукнул кулаком по столу. Бокал с кларетом подпрыгнул и опрокинулся, а недопитая алая жидкость пролилась на голые доски пола.
Рэм смотрел на красную лужицу без всякого выражения.
– Напротив, сэр, я не жду от вас ничего, кроме того, что вы только что продемонстрировали.
– Ты думаешь, что ты очень благородный, – закричал маркиз, – но ты просто глуп! Упрямый мальчишка. Оттолкнув меня, ты все равно не вернешь свою мать.
– Не верну, – вежливо согласился Рамзи.
Плотно сжав губы, старик сердито отвернулся от него, чувствуя себя сбитым с толку и немного растерянным. Он не ожидал, что ему так и не удастся вывести Рамзи из себя, и не знал, что делать дальше. Он был готов столкнуться с гневом, даже с ненавистью, но никак не с холодным равнодушием и дьявольской непроницаемостью.
Похоже, надо попробовать другую тактику.
– Прими мое предложение, – Теперь маркиз старался говорить с той же ледяной вежливостью, которая так хорошо давалась его внуку. – Я никогда не поверю, что тебе нравится так жить. Жить как нищий, как пария, подбирая объедки со столов тех, кто стоит выше тебя, сознавая при этом, что они ничем тебя не лучше.
– Довольно вкусные объедки, – улыбнувшись, заметил Рамзи.
Не обратив внимания на это легкомысленное замечание, маркиз пристально вглядывался в лицо внука, стараясь заметить хоть какой-то знак, что тот задет за живое, какой-то намек на эмоцию.
– Ты же должен ненавидеть все это! Ты, которому досталась гордость матери и отца.
– Ненавидеть – что?
– Жалость, покровительство. Они ведь тебе как кость в горле.
Никакой реакции.
– Они хоть здороваются с тобой, когда вы встречаетесь на улице? Приглашают тебя в свои клубы? Да? Но лишь для того, чтобы ты продемонстрировал там свое искусство. Как цирковой медведь.
Даже не моргнул.
– А их жены и дочери разговаривают с тобой? – Показалось, или действительно уголок его рта чуть-чуть напрягся? Неужели наконец-то удалось нащупать больное место? Был только один способ выяснить это – надавить сильнее. – Глупый вопрос! Конечно, и весьма охотно. Достаточно взглянуть на тебя! – Маркиз, словно размышлял вслух. – Они, разумеется, разговаривают с тобой, но ... лишь после наступления темноты. Или на задних лестницах своих особняков, пока их мужья пьют или играют в карты.
Ошибка. Лицо Рамзи опять стало спокойным. Маркиз поспешно попытался восстановить утраченное преимущество.
– Нет, – возразил он сам себе, – нет, у твоей дамы, скорее всего, нет мужа. Вряд ли ты согласился бы делить ее с кем-то. Кто она? Вдова? Или юная леди, скучающая без приключений? И что она? Позволяет тебе всякие вольности в карете, задернув шторки, или в самом темном уголке увеселительного сада? А утром, когда вы встречаетесь во время прогулки верхом, делает вид, что не знает тебя?
Попал! Мгновенная вспышка эмоций отразилась в холодных синих глазах.
– Я позову Гаспара, он вас проводит.
– Ты слишком горд для того, чтобы служить тайной забавой для какой-нибудь знатной дамы. Ты не похож на проститутку.
– Вы ничего не знаете обо мне. – В голосе Рэма слышалось несомненное напряжение.
– Напротив, я очень много знаю о тебе. Я наводил справки. Я знаю о состоянии твоего кошелька, о твоих знакомых, о том, как ты проводишь время. Я знаю тебя гораздо лучше, чем ты думаешь. Например, я знаю, что ты унаследовал от своего отца ненависть к компромиссам и уступкам. И его обаяние. Кажется, ни одна женщина не могла бы устоять перед ним, если он действительно сильно ее хотел. Думаю, и тебе они редко отказывают. Вернее, не думаю, а знаю, ведь твоя репутация ни для кого не является тайной.
Рамзи пожал плечами:
– Вы непоследовательны, сэр. То вы уверяете, что с такой внешностью я могу быть только чем-то вроде болонки, то говорите, что стоит мне поманить пальцем, и женщины готовы навсегда погубить себя ради моих прекрасных глаз.
– Наверное, я неясно выразился, – вкрадчиво объяснил маркиз. – Они готовы погубить себя, но не более чем на пару часов. А потом, встав с твоей постели, они быстро приходят в себя и опять становятся благоразумными. Такие леди, на которых ты мог бы жениться, леди из высшего общества, обычно бывают очень осторожны. Они знают, что страсть проходит, а за любовь приходится платить очень дорого.
– Леди, на которых я мог бы жениться? – недоверчиво переспросил Рамзи. – Но вы же ничего, ровным счетом ничего не знаете о том, что мне надо. Если в один прекрасный день мне придет в голову идея продолжить свой род, то найдется множество добродетельных ...
– Дочерей лавочников? – Маркиз засмеялся, качая головой. Он все-таки выполнил то, что задумал. Слабое место найдено. Об этом со всей очевидностью говорит и легкий румянец, окрасивший бледные щеки внука, и еле заметное дрожание ноздрей. Этот дурак влюбился! В леди! В леди, которой он не нужен. – Нет, Рамзи Манро, ты был рожден для роскоши, ты рос, как молодой калиф. Тебя с самой колыбели научили ценить лишь только самое лучшее, изящное, тонкое. Посмотри сам. У тебя мало ценных вещей, но те, что есть, – отменного качества. Много ли нищих владеют драгоценным японским клинком семнадцатого века? А кто из них украшает свой галстук золотой розой? – Никакого сомнения, что на этот раз маркизу удалось задеть его за живое. – Подумай над моим предложением.
– Мне не над чем думать. Мне не надо ничего из того, что принадлежит вам. Я не хочу ни вашего имени, ни денег, ни титула.
– Но возможно, их захочет та, из-за которой ты потерял голову. Прими мое предложение. Вместо того чтобы несколько часов использовать твое тело, она, возможно, согласится всю жизнь использовать твое имя. – Маркиз поднялся, тяжело опираясь на трость из слоновой кости, и медленно подошел к Рамзи. – Да, я вижу, что существует такая женщина. Мне знакомы эти приметы. Я видел их раньше. У твоего отца. А ты очень похож на него. Значит, ты будешь стремиться во что бы то ни стало получить ее. И только на тех условиях, которые подсказывает тебе честь. Но ты ей не нужен. Во всяком случае, открыто. И тебе это прекрасно известно. Кажется, несколько лет назад уже была какая-то юная леди?
– Убирайтесь! – Руки молодого человека непроизвольно сжались в кулаки.
Маркиз удовлетворенно улыбнулся.
– Разве хоть одна леди согласится отказаться от чести, своей семьи, общества, да еще только ради того, кто ты есть сейчас? Твой отец, по крайней мере, обладал немалым преимуществом: он был богат сверх меры и являлся наследником титула. А ты? Незаконнорожденный, у которого к тому же нет ни гроша.
– Я сказал, чтобы вы убирались!
– Скажи мне только одно: эта леди ... Тебе хотя бы известно ее настоящее имя? Или она оказалась слишком предусмотрительной, чтобы назвать тебе его?
Маркиз взглянул на судорожно сжатые, дрожащие руки Рамзи и заколебался. Такого с ним уже давно не случалось. Как пристально он ни изучал своего внука, ему все-таки не было известно, где находится та грань, которую нельзя переступать: Он же не знал, что сделали с ним в той французской тюрьме, и кем он стал после нее. Но как бы там ни было, он не может уйти отсюда, пока не сделает все для того, чтобы у рода Котреллов появился законный наследник.
– Ты так похож на него, Рамзи. Ты умрешь, если не добьешься того, чего желаешь. Только зачем умирать? – прошептал маркиз. – Ты можешь иметь все, что захочешь.
– Я ничего не хочу от вас. Кроме того, чтобы вы, наконец, оставили мой дом.
Старик собрался что-то сказать, но передумал. Пусть внук обдумает его слова в одиночестве. Прихрамывая, он направился в тесную и плохо освещенную прихожую.
– Ты согласишься, – прошептал он, выходя в распахнутую дверь. – Ты согласишься ...
И дверь за ним закрылась.
– Гаспар!
Француз поспешил в гостиную. Его хозяин стоял посреди комнаты, широко расставив ноги, словно находился на палубе попавшего в шторм корабля. Наклонив голову и опустив плечи, он будто бы сопротивлялся встречному ветру. Гаспар увидел измученное и искаженное страданием лицо хозяина, лицо со стиснутыми зубами и дрожащей челюстью. «Будто Люцифер, который только что узнал, что его изгоняют из рая» – подумал Гаспар, но тут же испугался такой святотатственной мысли.
– Oui? – спросил он неуверенно.
– Виски, Гаспар, – хрипло потребовал Рамзи. – Две бутылки. Нет, три. И закрой ставни, чтобы не видеть этого проклятого рассвета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная игра - Брокуэй Конни



zamechatelnii roman 9/10
Опасная игра - Брокуэй КонниSasha
7.06.2012, 18.08





Потрясающе интересный роман!
Опасная игра - Брокуэй КонниМарина
7.09.2012, 18.16





Очень понравился роман!
Опасная игра - Брокуэй КонниМаша
2.11.2012, 20.00





КЛАССНАЯ КНИГА!ПЕРЕЧИТЫВАЛА НЕСКОЛЬКО РАЗ!!!
Опасная игра - Брокуэй КонниИННА
14.11.2012, 23.17





Давно не читала книгу с таким удовольствием.7
Опасная игра - Брокуэй КонниYana
26.08.2013, 15.10





Хорошая книга обязательно прочтите! Присутствует все и диологи с остринкой, и страсть! главный герой красавчик! Не разу за все время прочтения книги. Мне не было скучно!
Опасная игра - Брокуэй КонниКсения
27.08.2013, 16.17





Нехочу
Опасная игра - Брокуэй Коннимарина
20.10.2013, 17.44





Этот роман интересен как один из трилогии о сестрах Нэш и тех молодых людях, которых спас их отец. И кто же предатель мы узнаем только в последней книге. Как и во всех книгах - приключения, тайны, любовь и тонкий юмор. И данный роман не исключение. Советую прочитать все книги.
Опасная игра - Брокуэй КонниВ.З.,66л.
28.01.2014, 10.03





Очень хорошая книга 10
Опасная игра - Брокуэй КонниНадежда
24.09.2014, 16.11





Роман просто чудо! ГГ мечта любой женщины: красивый, сильный, чувственный, загадочный! Завидую Хелене Нэш.10/10
Опасная игра - Брокуэй КонниАнастасия
16.11.2014, 6.10





Роман прекрасен, герои неотразимы... Книга держит в ожидании до конца, а конца в этой книге нет... Сразу же просыпается желание искать следующую книгу из этой серии.
Опасная игра - Брокуэй КонниМилена
24.06.2015, 18.41





Бред какой-то. Нагромождение каких-то странных событий со смазанной концовкой.
Опасная игра - Брокуэй КонниОльга
24.07.2015, 8.59





По описанию одно, читаешь-другое. Да и сам по себе сюжет действительно "нагроможден" Только 5/10
Опасная игра - Брокуэй КонниПупсик
21.12.2015, 17.35





Роман может быть и не плох, но к автору масса вопросов. В какой момент графы стали стоять выше по иерархической лестнице? А именно так и не иначе утверждает ГГ в диалоге со своим дедом! И вообще, в какой-то момент весь роман стал явно пахнуть грубой подделкой на книгу Джудит Макнот "Благословение небес"
Опасная игра - Брокуэй КонниVini
7.11.2016, 12.42





Роман может быть и не плох, но к автору масса вопросов. В какой момент графы стали стоять выше по иерархической лестнице? А именно так и не иначе утверждает ГГ в диалоге со своим дедом! И вообще, в какой-то момент весь роман стал явно пахнуть грубой подделкой на книгу Джудит Макнот "Благословение небес"
Опасная игра - Брокуэй КонниVini
7.11.2016, 12.42





Роман может быть и не плох, но к автору масса вопросов. В какой момент графы стали стоять выше по иерархической лестнице? А именно так и не иначе утверждает ГГ в диалоге со своим дедом! И вообще, в какой-то момент весь роман стал явно пахнуть грубой подделкой на книгу Джудит Макнот "Благословение небес"
Опасная игра - Брокуэй КонниVini
7.11.2016, 12.42





Роман может быть и не плох, но к автору масса вопросов. В какой момент графы стали стоять выше по иерархической лестнице? А именно так и не иначе утверждает ГГ в диалоге со своим дедом! И вообще, в какой-то момент весь роман стал явно пахнуть грубой подделкой на книгу Джудит Макнот "Благословение небес"
Опасная игра - Брокуэй КонниVini
7.11.2016, 12.47





vini??? А зачем сразу 4 комента?????
Опасная игра - Брокуэй КонниЯна
7.11.2016, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100