Читать онлайн Неотразимая, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неотразимая - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.62 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неотразимая - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неотразимая - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Неотразимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ария закончилась. Когда полноватый итальянский певец поклонился и к нему на сцене присоединился импресарио, зал взорвался аплодисментами. Сразу за этим публика загудела разговорами. Дамы с кавалерами покидали места и выходили в фойе.
Капитан Томас Донн остался на месте. Рядом с ним сидели его друзья – Эдвард Робинсон, для своих Робби, и Френсис Джонстон. Они с ленивым видом остались сидеть, а юный Пип Лейтон встал и начал жадно разглядывать окружающих.
Томас встретил Пипа и его сестру Сару на ассамблее, куда привел его друг и компаньон по делам Джеймс Бартон. Обычно Томас старался не посещать подобные светские мероприятия, но так как его кораблю требовалось несколько недель для ремонта, у него было много свободного времени. Несколько дней он наслаждался обществом мисс Лейтон, а потом понял, что у нее на него более дальние виды, нежели просто дружба.
Он не мог предложить свое имя ни одной английской леди, и вовсе не потому, что не хотел. Нет, ему очень хотелось, чтобы у него с кем-то были такие же отношения, как у Джеймса с его милой Амелией, до того как она умерла в прошлом году. Но он не мог дать свое имя ни одной женщине потому, что у него не было имени. Он был осужден и депортирован как якобитский предатель и вернулся сюда под чужим именем. Никто не знал, что на самом деле он Томас Фицджеральд Макларен. Об этом не знает даже его компаньон Джеймс Бартон.
Томаса угнетало, что приходится обманывать Сару, но, по крайней мере, Пип, ее брат, был о нем высокого мнения. Ну и хорошо. Томасу нравился этот молодой человек.
– Ее имя означает темное, неясное обещание, – вдруг проговорил Пип.
Томас улыбнулся восторженному тону юноши. Улыбка смягчила черты его сурового худощавого лица. Смягчились и его серые глаза. Если бы его брат остался в живых, наверное, он вырос бы таким же, как Пип, был бы того же возраста, и цвет его волос был бы такой же, как у Томаса.
Если бы все случилось по-другому. Не будь войны, не будь Рональда Меррика, все было бы по-другому, ничего бы не случилось. При мысли о графе Карре улыбка исчезла с лица Томаса.
– Будь я проклят, да вот же Черный Бриллиант, – выдохнул Френсис Джонстон, – и такая холодная красота, о Боже!
– Она здесь, где? – обернулся Пип.
– А вон там, наверху, юноша, – указал Робби, – разглядывает всех из ложи Комптона, или, скорее, ее разглядывают.
– О-о! – усмехнулся Джонстон. – Представляю, что сейчас творится с блондинками, у них даже шанса не осталось.
– Черный Бриллиант? – переспросил Томас, не меняя позы. – Общество полно куртизанок, обвешанных драгоценностями. К несчастью, драгоценности, как правило, составляют самую интересную часть этих дам.
– Да, таким именем ее наградил один из ухажеров. Говорят, что она так же тверда и черна сердцем, как этот знаменитый камень, – объяснил Джонстон.
– Эта дама совершенно неотразима и притягивает как магнит, – размышлял вслух Робинсон. – Она не прибегает к обычным трюкам и уловкам, у нее нет веера, она не бросает многообещающих взглядов, не дразнит никого. Будь я проклят, если понимаю, как это ей удается.
– И никогда не поймешь, Робинсон, – протянул голос позади него. – Посмотри на нее. Люди много опытнее тебя так и не разобрались в этом. Нет, простому виконту этого не понять. Здесь требуется кто-нибудь познатнее.
Эта двусмысленность вызвала неловкий смех у всех, кроме Пипа. Щеки юноши зарделись, и он возмущенно воскликнул:
– Лорд Танбридж, я требую извинения от лица леди! «Боже, – Томас в отчаянии закрыл глаза, – пощади этого искреннего юношу!» Из всех мужчин, с кем мальчик мог бы поговорить о женщинах, он выбрал самого неподходящего знаменитого фехтовальщика. Правда, его фехтовальное искусство несколько поблекло, после того как он повредил руку во время карточной игры, пытаясь накрыть карту ладонью. Партнер заметил это и ударил его. Танбридж, однако, успешно фехтовал обеими руками.
– Господа, – рассмеялся Танбридж, – я ошибаюсь, или этот щенок меня вызывает?
Томас не торопясь обернулся. Годы не прошли даром для Танбриджа. Когда-то он был очень худым, а теперь превратился в настоящий скелет. Щеки ввалились, глаза пожелтели.
– А-а, – протянул Томас, лениво улыбаясь, – кажется, это Танбридж. Танбридж, да простите вы этого юношу, позвольте ему наслаждаться итальянской музыкой и дальше. Для дуэли он еще слишком молод. – Речь Томаса звучала совсем не так, как раньше, но Танбридж этого не заметил. – Окажите любезность, сделайте это для меня, – попросил Томас.
В глазах Танбриджа мелькнуло узнавание. Когда семь лет назад Томас вернулся в Англию, он представился как шотландец, которого выслали с родины. Танбридж тогда был одним из наиболее известных завсегдатаев игорных и публичных домов.
В то время Томас поставил себе цель подружиться с сыном Карра – Эшем, а затем уничтожить его и через него самого Карра. Он почти достиг этой цели, но понял, что роль Иуды разрушает его самого гораздо больше, чем Эша. Поняв это, он вскоре покинул Англию.
– Кто это! Томас, не так ли? – Глаза Танбриджа сузились. – А-а! Тот самый, которого выслали из Шотландии, когда он отказался поддержать красавчика принца. Не так ли?
Томас продолжал улыбаться. Он сам распустил этот слух о себе как часть своей легенды.
– Я требую извинений, лорд Танбридж! – возмущенно повторил Пип. Несносный мальчишка! Танбридж уже забыл бы о стычке, если бы Пип не напомнил о себе.
– Что? – повернул голову Танбридж, в глазах у него блеснул недобрый огонек. – Что? Извинение? Ах да, конечно, молодой человек. Я не имел в виду ничего обидного.
– Сэр, я все прекрасно понял, – возразил Пип.
– Нет-нет, юноша, – перебил его Томас, железной хваткой беря Пипа за руку и продолжая: – Полагаю, мы все иногда неосторожно высказываем вслух то, о чем потом сожалеем, не так ли, Робби?
– Совершенно верно, сэр. – Робби расслабился. – Мужчины иногда выставляют себя такими дураками перед женщинами, которые на них даже внимания не обращают.
Танбридж намека не понял. К этому времени он уже повернулся спиной к мужчинам и явно собирался покинуть их. Скорее всего, он спешил сообщить что-то Карру, около которого постоянно крутился.
Пип попытался освободиться и последовать за Танбриджем, но железная хватка Томаса удержала его. Он не мог позволить юноше так глупо расстаться с жизнью.
– Черт! – начал Робби, похлопывая Пипа по спине. – Знаете, молодой человек, если бы мне пришлось писать отчеты по поводу каждого своего неосторожного высказывания, я бы перепортил очень много бумаги.
Джонстон нашел еще лучший способ отвлечь внимание юноши.
– Посмотрите туда! В ложе Комптона набралось столько народу. Боже мой! Еще немного, она не выдержит и рухнет прямо на головы тех, кто внизу.
Томас проследил за взглядом Джонстона. Его глаза сузились, когда взгляд, наконец, отыскал ложу Комптона.
– Ну-ка дайте мне ваш бинокль, Робби, – попросил он, взял отделанный слоновой костью бинокль и, словно ведомый самой судьбой, направил его прямо на ее глаза.
Глаза Фиа Меррик.
Ошибиться он не мог. Она действительно сверкала как бриллиант. Все эти годы он не забывал ее, она все время жила в его памяти. Но он не позволял себе думать о ней. Теперь у него перехватило дыхание.
Она всегда была потрясающе неотразима. Она – самое восхитительное создание на его пути. Сейчас она стала еще блистательнее. Прошедшие шесть лет лишь усилили ее красоту, сделали ее более утонченной. Высокие скулы, чистая линия лба, изящный подбородок – все это со временем приняло четкие скульптурные очертания. Молочно-белая кожа была необыкновенно хороша. Глаза, казалось, стали еще синее и были похожи на сапфиры. Губы стали более пухлыми и мягкими. Вопреки моде на ней не было напудренного парика, и ее темные волосы свободным каскадом спадали вниз, подчеркивая очень смелый вырез платья.
– Фиа, – пробормотал Томас.
– Вы ее знаете? Фиа Меррик? Томас опустил бинокль.
– Да. У Пипа нет совершенно никакой надежды, если ему нравятся женщины, подобные Фиа.
– Да, однако, она теперь уже не Меррик, – произнес Джонстон, – теперь она Макфарлен.
– Значит, вышла замуж, это неудивительно. Карр чуть ли не с самого рождения пытался выдать ее замуж за кого-нибудь побогаче и познатнее. – Однако имя Макфарленов ничего Томасу не говорило. – А кто ее муж? – сам не зная почему, спросил Томас. Пожалуй, ему просто хотелось знать, как выглядит человек, позволивший себе жениться на Фиа Меррик.
– Нет-нет, он не из этих, – пояснил Робби. – Я совсем забыл, что тебя здесь не было больше года. Видишь ли, у леди Фиа нет мужа. Строго говоря, он был, но теперь его нет. Он умер... кажется, около года назад.
– Но если бы это случилось около года назад, она уже не носила бы траур, правда?
– Почему же нет? – удивился Джонстон, не отрывая глаз от Фиа. – Ведь черный цвет идет ей больше, чем самой ночи.
– Ты слышал это, Донн? – усмехнулся Робби. – Господи! Боже правый! Помилуй! Кажется, Джонстон ударился в поэзию.
Но Томас не слушал их. У Карра раньше была очень нехорошая привычка – избавляться от своих жен. Неужели и Фиа последовала его примеру?
– Так вы говорите, ее муж умер?
– Да, – подтвердил Робби. Улыбка сошла с его лица. – Я его не знал, он был довольно стар. Такой прочный шотландский купец. Когда леди Фиа убежала с ним, это вызвало такой шум в обществе.
– Она с ним убежала? – Это казалось совсем нелогичным. Почему? Зачем Фиа бежать с каким-то неизвестным шотландским купцом?
– Да, пожалуй, через месяц, как она появилась в свете, – продолжал Джонстон. – Я точно знаю, что у нее было три предложения, прежде чем она решилась выйти за Макфарлена.
– А он был богат? – с иронией поинтересовался Томас.
– Исключительно богат.
Пип обернулся. Похоже, он прислушивался к их разговору.
– Есть только одна причина, по которой леди Фиа могла бы с кем-то сбежать. Очевидно, она полюбила этого человека.
– Да, конечно, – поддержал Пипа Джонстон.
– О, несомненно! – добавил Робби.
Пип сердито кивнул и опять устремил взгляд на Фиа.
– А как Карр воспринял новость, когда узнал, что его дочь сбежала? – спросил Томас.
Ноздри Робби расширились, будто он почувствовал неприятный запах.
– Да что-то не могу вспомнить. Макфарлен и Карр стали близкими друзьями и были просто неразлучны в последнее время.
– Леди Фиа, должно быть, очень радовало, что между ее отцом и мужем было такое согласие, – высказал предположение Томас.
– Трудно сказать. Ведь леди Фиа никогда не приезжала в Лондон. Она жила очень замкнуто и с тех пор, как вышла замуж, избегала общества. Провела пять лет в поместье Макфарлена. Боже, как она, наверное, ненавидела эту глушь. – Джонстон вытянулся вперед и, посмотрев на спину Пипа, перешел на шепот: – Но уж если называть вещи своими именами, она вернулась в общество за два месяца до окончания официального траура.
– Кто может обвинить ее в этом? – сердито проговорил Пип. Джонстон вздохнул и закатил глаза кверху, словно спрашивая небеса, каким образом юноша обладает таким тонким слухом. – Женщина такой красоты, как она, – продолжил Пип, – сидит в каком-то лесу, в глуши, без поклонников, которые бы ею восхищались. Конечно, со стороны Макфарлена было просто отвратительно держать ее взаперти.
– Совершенно с вами согласен, – поддержал его Робби.
– Да, я думаю то же самое, вы высказали мои мысли вслух, – заявил Джонстон.
Томас не хотел спрашивать, но в его голове зародилось подозрение, которое не дало ему промолчать.
– А она была рядом с Макфарленом в его последние часы?
– Именно в этом заключается вся трагедия, – вмешался Пип. – Макфарлен был в Лондоне, а она находилась в Шотландии.
Стало быть, она не убила его.
– Верно, – подтвердил Джонстон, – Макфарлен был здесь с лордом Карром. Вот этого человека и следует обвинить в убийстве.
Убийство! Томас напрягся.
– Почему вы так говорите, Джонстон?
– Карр принуждал его вести разгульную жизнь. Он таскал его по всем кабакам и игорным домам, а Макфарлен был уже не в том возрасте, чтобы выдержать такую напряженную жизнь. Было видно, как Макфарлен просто сгорает. Со стороны лорда Карра это была просто подлость.
– Что бы ни сделал ее отец, это не должно бросать тень на репутацию леди Макфарлен. Она не виновна! – воскликнул Пип.
– Совершенно верно, – поспешил подтвердить Робби. «Не виновна или более предусмотрительна, чем ее отец?.. – спросил себя Томас. – Нет-нет! Нельзя так думать. Нельзя переносить на нее все, что я думаю о ее отце, – рассуждал Томас. – Вполне вероятно, что действительно старик Макфарлен бездумно пытался ухватить за хвост свою ушедшую юность. Вот его сердце и не выдержало».
– Простите, джентльмены, – коротко поклонился Пип, – но я должен выразить свое почтение леди Фиа.
– И я, пожалуй, с вами, – присоединился к нему Джонстон. Он обнял молодого человека за плечи, и они стали пробираться через толпу, о чем-то весело болтая, по пути. У самого выхода из зрительного зала Джонстон оглянулся и весело подмигнул оставшимся.
– Ну и горячую голову ты взял под свое крыло, Донн, – рассмеялся Робби. – Ему следует научиться контролировать свои чувства, особенно если он увлекается такими дамами, как леди Фиа.
– С чего бы это?
– Леди Фиа – известная сердцеедка. Половина общества не пускает ее даже на порог, зато другая забрасывает приглашениями. Пожалуйста, Донн, отвлекись немного от кораблей и доков, обрати внимание на то, что происходит вокруг.
– О, извини! – отозвался Томас. – Я полагал, что нахожусь здесь для того, чтобы заниматься твоим грузом, если правильно помню.
– Да, конечно. Но я разрешаю тебе сделать исключение и немного повеселиться. Дело в том, что за последние месяцы Черный Бриллиант, я говорю о леди Фиа, стала причиной не менее четырех дуэлей.
– Четырех?
– Да, четырех, – подчеркнул Робби.
– Теперь я понимаю, что ты хочешь сказать, Робби. Я обязательно поговорю с молодым Пипом, когда он вернется, и попрошу его быть более осмотрительным. – В голосе Томаса звучала ирония.
– Ты прав, конечно, – вздохнул Робби, – когда это молодежь прислушивалась к советам, особенно если речь идет о сердечных делах. – Он покачал головой. – Ты помнишь свое первое увлечение, Донн? Я свое увлечение никогда не забываю. Лесси Картер звали ее.
Томас молчал. Ему нечего было сказать. Когда ему исполнилось тринадцать лет, его уже взяли в плен за то, что он поднял оружие против войск лорда Камберленда, когда те пришли на север объяснить шотландцам, что такое восстание. Его старший брат Джон был повешен и четвертован за предательство.
Томас был еще слишком мал, и только поэтому его пощадили. Его отправили в тюрьму, а потом на грузовом судне в Вест-Индию, где не было ни праздников, ни карточных вечеринок, ни маскарадов, ни флиртов за обеденным столом. Единственные женщины, которых он там знал, находились в таком же страшном положении, как и он. Для них несколько часов отдыха было пределом мечтаний. Но даже тогда, в тех страшных условиях, Томас не путал отчаяние с любовью. Правда состояла в том, что у него никогда не было первой любви. Он вообще никогда не любил.
– Твое нежелание называть вещи своими именами меня удивляет, мне обидно, – продолжал Робби, меняя тему и оглядываясь. – Твой юный друг все же сумел пробиться к своей богине и встать рядом, – рассмеялся он, – хотя, похоже, он был бы счастлив броситься к ее ногам.
Томас поднял бинокль к глазам. Фиа держала Пипа за руку то ли из жалости к нему, то ли, цинично подумал Томас, из боязни, что, если она отпустит ее, юноша непременно выпадет из ложи. Она искренне улыбалась Пипу. Джонстон прав. Она не прибегает ни к каким уловкам. Ее манера держаться, выражение ее лица – все очень просто. Томас мог поклясться, что она приветствовала Пипа как хорошего друга. Томас опустил бинокль, глаза его сузились. Какую выгоду она надеется извлечь из знакомства с Пипом?
Пока Томас наблюдал за ней, загорелая мужская рука коснулась плеча Фиа. Томас поднял бинокль. Это был его компаньон Джеймс Бартон.
С противоположной стороны зрительного зала еще через один бинокль тоже рассматривали публику. Бинокль принадлежал Рональду Меррику, графу Карру. В зале стоял низкий гул голосов, хотя разговором это назвать было трудно. С точки зрения графа, лондонское общество давно утратило это искусство. Граф Карр медленно изучал публику. Какое счастье, что ему удалось разбогатеть в те времена, когда он был еще относительно молодым! Если бы он не отправился в Шотландию, он не женился бы на Дженет Макларен, чье состояние стало основой его собственного богатства. Он бросил быстрый взгляд через плечо и убедился, что поблизости нет привидения Дженет. Трудно предугадать, когда оно появится. Однажды он увидел ее в «Ковент-Гарден» – она собирала кочаны капусты.
– Разыскиваете кого-то, лорд Карр? – поинтересовался сэр Джеральд Суон. Суон был членом парламента, куда его избрали как человека исключительно честного и неподкупного. Однако Карру удалось раздобыть документ, который подтверждал, что неподкупность и честность Суона очень относительны.
Карр окинул его безразличным взглядом. Он не был глуп и понимал, что о Дженет нельзя говорить никому. Могут пойти слухи, что Рональд Меррик стал спиритом. Нельзя допустить, чтобы его имя ассоциировалось с такой глупостью. Можно поверить в существование привидения, но нельзя допускать даже в мыслях, что это имеет какое-либо существенное значение. Это совершенно разные вещи: верить в привидения – одно, а придавать им значение – совсем другое.
– Нет, – протянул Карр, – я никого не ищу. Просто надеюсь увидеть что-нибудь, что развеяло бы мою тоску.
Для себя Карр уже давно решил, что общество стало совсем не тем, каким было когда-то. Говоря по правде, за последние несколько лет он пришел к выводу, что править этим обществом – все равно, что водить обезьян по аду: бесполезное и пустое занятие для человека его положения.
В последнее время его захватила бредовая идея. Он больше не желал править обществом, он решил править Англией. Он собирался достичь этого тем же способом, каким это делалось с незапамятных времен, – подчинив своей власти других людей, подобных Суону.
Суон откашлялся.
– Вижу, леди Фиа выглядит сегодня необычайно привлекательно.
– Неужели?! – Брови Карра взметнулись вверх. – Фиа не сказала, что собиралась в оперу. А где она?
– В ложе Комптона, третий ярус, с правой дальней стороны.
Карр поднес бинокль к глазам. Несколько секунд – и он отыскал нужную ложу. Он сразу узнал Фиа и ее длинные ненапудренные волосы. Карр нахмурился. Боже! Он надеялся, что общество не откажется от напудренных париков из-за Фиа. Он дотронулся до своего изысканного напудренного парика, который закрывал его теперь поседевшие, но когда-то золотистые волосы. Он считал, что черный парик ему не подходит. С таким шрамом на лице в черном парике он будет выглядеть слишком грозно. Карр посмотрел в бинокль. Фиа болтала с каким-то молодым человеком. Наблюдая за ней, Карр увидел, что в ложу вошел широкоплечий, коренастого сложения мужчина и встал рядом с Фиа. Лицо его показалось Карру знакомым. Да, конечно, это Джеймс Бартон, капитан торгового судна, если память не изменяет Карру. Уже давно он внес имя Бартона в список людей, на которых мог рассчитывать, когда требовались незначительные услуги. Но что-то не сложилось, однако теперь это уже не важно. Бартон был всего лишь морским волком. Сейчас, всматриваясь в обветренное лицо этого человека, разглядывая его расшитый золотом костюм, Карр сожалел, что не углубил знакомство. На руке Бартона сверкнул огромный бриллиант. Карр убедился, что это та самая рука, которая опустилась на обнаженное плечо Фиа. Он нахмурился.
«Нельзя быть такой глупой, она должна понимать, что я никогда не соглашусь, чтобы она связалась... Господи! Да я не позволю ей связаться ни с кем, тем более теперь, когда почти нашел ей мужа. – Карр опустил бинокль и задумался. – Неужели ей мало того, что в обществе ее репутацию считают сомнительной. Ей ведь хорошо известно об этом, но она сама распускает слухи о себе. И делает это намеренно, для того чтобы отпугнуть наиболее состоятельных претендентов. Да, именно этого она добивается», – подвел итог своим размышлениям Карр.
Ему захотелось, чтобы Фиа почувствовала его ярость, но она была далеко. И даже если бы и почувствовала что-то, никогда не показала бы виду. Она никогда не проявляла своих чувств. С того самого дня, как он встретил ее в поместье... «Черт побери! – выругался про себя Карр. – Как же звалось это проклятое поместье? Бумбл... Ах, да, Брамбл-Хаус».
– Лорд Карр! – Резкий голос прервал размышления Карра. Он обернулся. В дверях стоял Танбридж. За спиной у него опять промелькнула Дженет.
– В чем дело, Танбридж? – спросил Карр, подумав о том, что стоит, пожалуй, пригласить священника и провести обряд очищения. Он подумывал об этом с тех самых пор, как дух Дженет неизменно стал преследовать его. Не то чтобы это пугало, но действовало как-то неприятно. Танбридж подошел ближе:
– Здесь присутствует человек, о котором вам нужно знать. Это Томас Донн.
– Донн? – Карр снова поднес бинокль к глазам, настроил его и посмотрел туда, куда указал Танбридж. О Боже! Танбридж прав! Карр увидел высокого широкоплечего шотландца со смуглым, как у дикаря, лицом, с серыми глазами, взгляд которых был направлен куда-то вверх. Карр повернул бинокль в направлении, куда смотрел Томас. Конечно, он смотрел на Фиа, но в его взгляде сквозило холодное презрение. «Вот это уже интересно», – отметил Карр.
Бедняжка Фиа! Насколько известно Карру, Донн был единственным человеком, к которому Фиа относилась серьезно. Теперь Донн стоит и рассматривает ее, а на лице у него любви ровно столько, сколько было бы, рассматривай он ядовитую змею. Карр улыбнулся.
Томас Донн, урожденный Макларен, последний из рода Макларенов, лишенный всего наследства и высланный с родных земель. Карр знал, что Донн – Макларен. Ему это было известно очень давно. И, похоже, он был единственным, кто знал это. Он полагал, что Донн никогда не вернется в Англию, для него это было слишком опасно, но он все-таки вернулся. Интересно почему?
Взмахом руки Карр отпустил Танбриджа, и худосочный человечек мгновенно растворился в толпе.
Карр небрежно опустил бинокль и встал, собираясь выйти из ложи. Он опирался на серебряную трость, которой пользовался с тех самых пор, как в замке случился пожар и он сильно обгорел. Томас Донн, бывший Макларен, интересовал его гораздо больше, чем опера, и, конечно, больше, чем Суон.
– Лорд Карр, – засуетился Суон, – могу ли я что-нибудь принести? Что-то случилось?
– Нет, Суон, все в порядке, – ответил Карр. – Я бы никогда не допустил, чтобы что-то случилось.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неотразимая - Брокуэй Конни



Очень понравился роман.
Неотразимая - Брокуэй КонниНАТАЛЬЯ
3.04.2011, 20.27





Замечательно!
Неотразимая - Брокуэй КонниК
26.08.2012, 2.50





Класс!!! На одном дыхании!!!!
Неотразимая - Брокуэй КонниМаша
3.11.2012, 3.45





Очень интересный роман с сюжетом!!!
Неотразимая - Брокуэй КонниМия
30.07.2013, 12.45





Мне очень понравилось! Один из тех романов, которые читаешь залпом! Классный сюжет, ггой - мечта! Да и ггня не дура. Супер.
Неотразимая - Брокуэй Конниleka
31.07.2013, 11.45





Слишком много злодейств. Явная перегрузка. А так ,конечно, интересное чтение.
Неотразимая - Брокуэй КонниВ.З.,65л.
25.09.2013, 13.27





Супер хороший роман 100 балов
Неотразимая - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
2.06.2014, 19.32





Роман супер!!! Автор пишет интригуя но изначально догадалась про Гунну
Неотразимая - Брокуэй КонниВиктория
4.10.2014, 16.10





Несколько затянуто. Чем кончится и так было ясно. Удивил только главный прихлебатель главного злодея.
Неотразимая - Брокуэй КонниKotyana
7.10.2014, 1.33





Вот бы кино сняли по этой книге!
Неотразимая - Брокуэй Конниелена
30.10.2014, 16.56





Очень, очень понравилось, читала с удовольствием. Если кому интересно , есть первой роман "Безрассудный, история про Рейна (брата Фии) и Фейвор (сестры Томаса), тоже интересный роман.
Неотразимая - Брокуэй КонниМилена
1.07.2015, 9.42





Неплохой роман, 8 из 10 как вторая часть дилогии. Немного уступает яркостью, динамичностью сцен, сюжетом. Но для того, чтобы дочитать о жизни героев, весьма неплох.
Неотразимая - Брокуэй КонниРыжая
23.02.2016, 13.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100