Читать онлайн Свадебные колокола, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебные колокола - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Свадебные колокола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джастин взял кусочек картона и взглянул на элегантные каракули, нацарапанные его почерком.
— Боже мой, ну конечно! Вы совенок!
— Простите? — не поняла она.
— Совенок! — радостно воскликнул он. — Маленькая девочка с замашками вдовствующей королевы! Элли? Айви?
— Эвелина.
Он прищелкнул пальцами.
— Правильно. Эви.
— Эвелина, — поправила она. Никто не называл ее Эви, даже родственники. Она меньше всего на свете была похожа на Эви. Все Эви отличались скромностью, миловидностью и стройностью. Тогда как она… ну, в общем, имя Эви ей совершенно не подходило.
— Вы готовы акцептировать вексель, мистер Пауэлл? — спросила она, игнорируя вздор, который он нес.
Он весело рассмеялся:
— Послушайте, вам не приходило в голову, что ваше требование очень похоже на вымогательство?
— Приходило. Хотя я надеялась, что мне не придется прибегать к нему. Но вы не оставили мне выбора. Вам следовало бы проявить галантность и сразу согласиться.
— Простите меня.
— А кроме того, — продолжала она, — на вашем месте я ожидала бы чего-нибудь в таком роде. Я хочу сказать, что если женщина вламывается в ваш дом сквозь окно, значит, обстоятельства вынудили ее пойти на крайние меры. — Она горестно покачала головой. — Полюбуйтесь, что мне пришлось из-за вас вытерпеть!
Он снова рассмеялся, да так заразительно, что и она с трудом сдержала улыбку.
— Насколько я понимаю, вы ничуть не раскаиваетесь? — спросила она, не питая особой надежды. — Неужели вы все-таки не поможете мне? Ну пожалуйста!
Он задумался.
— Ладно, Эви, но послушайте, что я скажу, — произнес он наконец. — Я позволю вашей американке принять своих гостей в моем монастыре. Я даже разрешу вам преобразовать старый дом во что вам заблагорассудится при условии, что вы вывезете отсюда все декорации, как только счастливая чета сочетается браком. Но, — строго добавил он и подошел ближе к ней, — у меня есть одно условие.
— Согласна на что угодно!
— Я буду находиться в монастыре. У Эвелины вытянулось лицо.
— Я не могу просить миссис Вандервурт пригласить незнакомца на ее свадьбу!
— Не вешайте носик, Эви. — Он ласково потрепал ее по подбородку, поразив ее своим жестом. Никто не треплет по подбородку молодых леди, тем более ее. — Я и не хочу, чтобы меня приглашали, — оповестил он. — Свадебное торжество — чрезвычайно скучное мероприятие. Присутствия на нем надо по возможности избегать. Нет, я просто буду находиться в монастыре, чтобы наблюдать за прилетом, — он взглянул на нее, — бубо формоза Плюримус.
— Какой бубо? — переспросила Эвелина. Похоже, что он произнес название по-латыни, а из латыни она помнила только амо, амас, амат.
— Как, вы не знаете бубо формоза Плюримус? — строго спросил он. — Должен признаться, вы меня не удивляете. Это очень редкая, необычная маленькая птичка, которую я имел честь и удовольствие обнаружить, когда она залетела ко мне в окно.
— Так вы орнитолог? — пробормотала Эвелина.
— Страстный любитель, — скромно признался он, — хотя у меня есть кое-какие познания, и в некоторых кругах мое мнение считается, возможно, авторитетным. — Он чуть откинул руку, рассматривая свои ногти.
Эвелина недоверчиво взглянула на него, ожидая подвоха. Ей и в голову не приходило, что распутники могут заниматься чем-то еще, кроме распутства. Но конечно, ничто не мешает им иметь побочные интересы. Кто бы мог подумать? Век живи — век учись.
— Поэтому, — заглянул он в ее глаза, — боюсь, что я должен настаивать на соблюдении моего условия.
Эвелина заколебалась. Если уж на то пошло, он умеет хранить тайну: его интрижка с миссис Андерхилл не вызвала в обществе абсолютно никаких слухов. А его присутствие в доме может оказаться весьма кстати, если, скажем, возникнут какие-нибудь проблемы с водопроводной системой. С другой стороны, среди гостей будет десяток красивых, изысканных женщин, а какая-то стайка птиц не сможет все время отвлекать его внимание.
— Мистер Пауэлл, не могли бы вы обещать мне… — Она замолчала, не зная, как бы выразиться поделикатнее.
— Уверяю вас, я не буду путаться под ногами. Она поежилась:
— Я совсем не то имела в виду. Вы не должны…
— Что я не должен? Она глубоко вздохнула:
— Вы не должны вступать ни в какие связи в период моего владения монастырем на правах аренды.
Он непонимающе смотрел на нее. Видимо, она недостаточно доходчиво объяснила.
— Я хочу сказать, что вы не должны использовать монастырь для каких-либо нечестивых целей в период действия нашего соглашения.
Он, казалось, был окончательно сбит с толку.
— Прошу прощения?
Черт возьми! Она уставилась на него в полном отчаянии.
— Я имею в виду тайные свидания, предосудительные контакты, любовные интрижки! Прошу вас воздержаться от них, пока я нахожусь в монастыре «Северный крест»! — выпалила она. — Я хочу сказать, пока здесь находится миссис Вандервурт, вернее, любая из нас!
Он остолбенел от неожиданности, вытаращив глаза. И, как ни странно, покраснел. Тем не менее его чувственные губы дрогнули в улыбочке заправского сердцееда, а в зеленовато-голубых глазах заиграли озорные искорки.
— Но такие приключения скрашивают жизнь, вы не находите? — спросил он.
Она почувствовала, что краснеет.
— Вы должны обещать.
— Клянусь! — с насмешливо-торжественным видом обещал он. — К тому же я ведь перевоспитался. Единственное существо женского пола, которое привлекает меня теперь, — моя маленькая бубо.
Эвелина не могла бы объяснить, почему его слова доставили ей удовольствие, но так оно и было. Если он действительно перевоспитался… Она, вовремя спохватившись, постаралась направить мысли в другое, менее опасное русло. Если он перевоспитался, то у нее просто будет одной заботой меньше.
— Значит, мы договорились?
— Договорились.
Сейчас Джастин Пауэлл ей нравился. Даже очень, если говорить откровенно. Что удивительно. Обычно сердцееды ей не нравились. Но он не казался ей таким уж отъявленным Распутником. Он часто улыбался, не показывал свой цинизм и, судя по всему, совсем не кипел разными темными страстями, то есть не обладал теми качествами, которые, если верить дешевым романам, женщины находили неотразимыми.
По правде говоря, он привлекал ее своей открытостью. И напоминал ей скорее несколько неловкого, но самоуверенного Стэнли, сынишку Верити, чем лорда Байрона.
Но возможно, печально подумала она, он просто не считает нужным понапрасну растрачивать на нее огонь своих чувств. Возможно, он бережет его для изысканных леди. Для замужних леди. Для красавиц.
Подобная мысль почему-то привела ее в уныние. Она вздрогнула от неожиданности, когда он накрыл рукой ее руку, и сразу же остро ощутила его присутствие в опасной близости от себя. Ее взгляд впитывал каждую деталь: белизну закатанных рукавов сорочки на фоне загорелой кожи, царапину на горле, оставленную при бритье, благородные очертания носа, упрямый изгиб губ и небольшую ямочку на подбородке.
А какой он высокий! Значительно выше, чем она.
— Значит, мы партнеры, — одобрил он. По его лицу было трудно что-либо прочесть. Он сжал ее руку, и она вдруг почувствовала, как что-то робко шевельнулось в душе…
— Мистер Пауэлл! Сэр! — сквозь вращающуюся кухонную дверь ворвался худощавый щеголеватый мужчина в брюках из ткани «в елочку» и визитке. — Кто-то разбил…
Мужчина остановился как вкопанный. Пристально взглянув на нее, он прошипел: «Вы!» Он шагнул к ней и Эвелина съежилась на стуле. Джастин выпустил ее руку и повернулся к разгневанному дворецкому.
— Беверли, — спокойно произнес он, — мисс Уайт утверждает, что ты распространяешь слух, будто меня нет дома. Это правда?
Беверли побагровел от возмущения, даже кожа под его великолепно уложенной прической приобрела пурпурный оттенок. Он пробормотал что-то нечленораздельное.
— Неужели то, что ты выплевываешь сквозь зубы, ты считаешь человеческой речью, смутьян ты этакий? — выговаривал ему Джастин. — Потому что если это так, то тебе необходимо как следует поработать над произношением. Я не понял ни слова. А вы, Эви? — обратился он к ней.
Эви, наблюдавшая, вытаращив глаза, за разыгравшимся спектаклем, лишь молча покачала головой. Жестом указав на нее, Джастин с торжествующей улыбкой обратился к дворецкому:
— Вот видишь, Беверли? Не только я не могу понять твоего бормотания. А теперь скажи, говорил ли ты или не говорил окружающим, что меня нет дома?
Беверли зажмурился, набрал в легкие побольше воздуха и медленно выдохнул его. Потом открыл глаза.
— Да, сэр. Боюсь, что я это делал, сэр.
— Ну наконец-то! — радостно воскликнул Джастин, потирая ладони и поглядывая на Эвелину. — А почему ты так делал, Беверли?
Беверли решительно уставился в какую-то точку, расположенную над головой Эвелины.
— Черт попутал, сэр.
Джастин едва не расхохотался, но сдержал себя и обратился к Эвелине:
— Ведь я говорил вам, что он у меня с причудами? — Он повернулся к дворецкому: — Прекрати свои выходки.
Беверли. Нельзя запрещать людям входить в дом через дверь и заставлять их вламываться сквозь окна. Подумай, из-за твоего шутовства бедняжка Эви получила серьезную рану…
— Рана не такая уж страшная, — робко вмешалась Эвелина. — Даже не саднит больше.
Джастин ласково улыбнулся ей и продолжал распекать дворецкого:
— Считай, что тебе повезло. У мисс Эви доброе сердце, Беверли. На сей раз мы тебя простим. Но в будущем не допускай никаких мерзких выходок. Надеюсь, мы поняли друг друга?
— Я все понял, сэр.
— Вот и хорошо. В таком случае иди и займись своим обычным делом. Да! Чуть не забыл! Ты не будешь заниматься своим обычным делом — чему ты, хулиган этакий, несомненно, очень рад, — а должен приготовиться к нашему отъезду в монастырь «Северный крест».
Дворецкий удивленно взглянул на него и переспросил:
— В монастырь «Северный крест»? Джастин вздохнул.
— Да, да. И почему ты уставился на меня, словно у меня неожиданно выросли рога и хвост? Разве мы не ездим ежегодно в монастырь «Северный крест»?
— Да, сэр. Я забыл, сэр.
— Просто мы едем туда чуточку раньше, чем обычно. И, Беверли, позаботься о том, чтобы у меня там было достаточно белых сорочек и вечерних костюмов. Нам предстоят обеды с никербокерами. А также с мисс Эви.
Дворецкий уже полностью восстановил свой апломб и отвечал без всяких эмоций:
— С никербокерами. Понятно, сэр. Что-нибудь еще?
— Пока все.
— Хорошо, сэр. — Беверли поклонился и ушел. Джастин и Эвелина смотрели ему вслед.


— У меня не дворецкий, а какой-то проказливый домовой. Никогда не знаешь, что он может выкинуть в следующий раз.
— Мне он не показался таким уж завзятым шутником. Напротив, похоже, он совсем лишен чувства юмора, — проговорила Эвелина. — Он выглядит, как положено стопроцентному дворецкому. Или очень строгому церковному дьякону.
— Я знаю. В том-то и проблема. Вы слышали его: бессовестный, дерзкий. Откровенно говоря, я и сам не знаю, почему терплю его. Наверное, я слишком сентиментален: ведь Беверли достался мне в наследство от моего предка.
— От того, который вас не любил?
— О нет! — удивленно воскликнул Джастин. — От того, который любил.
— Понятно, — пробормотала сбитая с толку Эвелина.
— А теперь, когда вы выполнили свою миссию, вам, наверное, хочется поскорее добраться до дома и сбросить с себя спортивные брюки.
Эвелина взглянула вниз. Она совсем забыла о том, что на ней все еще надеты брюки с одной штаниной.
— Пожалуй.
— У вас есть на чем добраться до дома или мне приказать заложить экипаж?
— Нет, благодарю вас. За углом меня ждет наемный экипаж.
— Глупо было спрашивать. Следовало бы знать, что вы предусмотрели все возможные случайности. Ну, в таком случае…
Не дав ей опомниться, он легко поднял ее со стула и, миновав кухонную дверь, направился к парадному входу. Не может быть, чтобы он… Не будет же он… А она-то думала, что на его благоразумие можно положиться…
— Не можете же вы вынести меня на руках из парадного средь бела дня и посадить на обочине дороги?
— Я и не собирался этого делать, — оскорбился он. — Я хотел отнести вас в экипаж.
— Пожалуйста, не надо! — воскликнула она. Силы небесные! Можно подумать, что он и понятия не имеет, как отделаться от гостьи, не привлекая посторонних взглядов! — Я не могу предстать перед взорами прохожих в таком виде, мистер Пауэлл. В брюках без одной штанины… к тому же ни одна респектабельная женщина вообще не надела бы спортивные брюки…
— Вы отлично в них смотритесь, — оценил он. Услышав его комплимент, она приободрилась. Ей тоже показалось, что она неплохо выглядит в брюках.
— Спасибо, — поблагодарила она. — В них так удобно и… — О чем она думает? Они уже находились в опасной близости от парадного входа, а он, судя по всему, не собирался отпускать ее. — Но я не должна была надевать их, и никто не должен видеть, как вы выносите меня на руках из дома.
— Но вы ранены, — заупрямился Джастин и стиснул ее покрепче, словно кто-то намеревался отобрать у него его ношу. Такое предположение, хотя и было немыслимым и совершенно нереальным, вызывало радостный трепет. — Наверняка довольно веская причина для моего поступка.
Ну как заставить его понять? Если бы она его не знала, то его поведение могло бы даже показаться наивным.
— Нет, не надо.
Он обиженно выпятил челюсть, которая оказалась как раз на уровне ее глаз.
— Ну и глупо, — заключил он. Ей стало жаль его.
— Не ругайте себя. Я уверена, что вы хотели сделать как лучше.
— Я не себя ругаю, — ответил он. — Общество.
Ей следовало бы знать, что, несмотря на непринужденные и спокойные манеры, мистер Джастин Пауэлл недостатка в гордости не испытывал.
— Как бы то ни было, но правила есть правила, как говаривал мой дедушка. Пусть даже из самых добрых побуждений, но вы можете сильно навредить мне, если не позволите незаметно прокрасться за угол вашего дома и добежать до экипажа. Одной.
Он нахмурился.
— Но позвольте…
— Пожалуйста, поставьте меня на пол, — строго прервала она.
Он неохотно опустил ее ноги на пол. Она стояла в нерешительности: следует ли еще раз обменяться с ним рукопожатием? Да, решила она. Так будет правильно. И протянула ему руку.
— Ну что ж, — произнесла она бодрым тоном. — Значит, до следующего месяца. Благодарю вас.
Он взглянул на ее протянутую руку и улыбнулся. Взяв ее руку, он не пожал ее, а перевернул, поднес к губам и поцеловал в ладонь. У нее по спине пробежали мурашки, которые, достигнув ног, перешли в дрожь.
Он выпустил ее руку. И она на три секунды повисла между ними в воздухе, пока Эвелина не пришла в себя и не спрятала ее за спиной. Он, казалось, был очень доволен собой.
— Извините. Я, конечно, перевоспитался, но старые привычки очень живучи.
Он снова протянул к ней руку, и она отскочила назад. Он усмехнулся и распахнул протянутой рукой дверь у нее за спиной. Потом отступил в сторону, пропуская ее.
— До скорой встречи!
Когда Джастин вернулся в библиотеку, Беверли уже ползал на коленях, убирая осколки разбитого стекла.
— Надо было заставить девчонку сделать это, — мрачно бурчал он.
Будучи убежденным женоненавистником, он считал своим долгом указать на несметное число разного рода неприятностей, доставляемых представительницами прекрасного пола, причем делал указания не спеша и не скупясь на подробности. Единственной женщиной, которую он когда-либо любил, хотя слово «любил» не очень-то подходило для определения его глубочайшего уважения к ее памяти, была бабушка Джастина по материнской линии.
— Это не девчонка, — поправил его Джастин, — это женщина.
— Оно и видно. Неудивительно, что она сумела натворить столько бед за такое короткое время. Успела напрактиковаться. — Беверли замолк на некоторое время, извлекая осколки из восточного ковра. — Но почему, позвольте спросить, вы не выгнали ее сразу же, а, кажется, были рады задержать ее как можно дольше?
Взгляд Джастина, обычно открытый и правдивый, скользнул в сторону с несколько нарочитым безразличием. Беверли, на которого почти пятнадцать лет тому назад бабушка Джастина, любившая внука так же сильно, как его презирал ее супруг, возложила обязанность стоять на страже его благополучия, сразу же насторожился.
Все годы он чрезвычайно серьезно относился к своей обязанности. Он даже ненадолго оказался в армии в качестве денщика Джастина, а потом получил нынешнюю весьма почтенную должность.
— Сэр?
Джастин как-то занервничал, засуетился, и настороженность Беверли переросла в тревогу.
— Пропади все пропадом, Беверли, кому приятно признаваться в том, что он возбуждается оттого лишь, что держит на руках молоденькую девчонку? Прямо какое-то из вращение! Поэтому можешь себе представить, с каким облегчением я убедился в том, что мои… гм-м… чувства реагируют самым естественным образом на самый обычный…
Нет-нет, в ней нет ничего обычного. Привычный? Пожалуй, так будет правильнее. Да, на самый привычный комплекс стимулов. — Он улыбнулся.
Физиономия Беверли побелела от ужаса.
— Сэр, надеюсь, вы не…
Он понятия не имел, каким образом Джастин узнал, что он хотел сказать, но тот беззаботно отмахнулся:
— Полно тебе, Беверли, не тревожься раньше времени. Долог путь от желания до его исполнения. А кроме всего прочего, у меня нет ни времени, ни намерения и ни малейшей надежды добиться расположения такой колючей особы. Вот так-то. — Он улыбнулся. — Меня не будет до конца дня. И спасибо тебе, Беверли. Разговор с тобой привел в порядок мои мысли, — уточнил он и ушел.
Беверли долго смотрел ему вслед. В течение пятнадцати лет он наблюдал, как самые разные женщины из самых Разных социальных и экономических кругов и возрастных категорий правдами и неправдами пытались добиться расположения Джастина. И ни одной из них ничего не удлось. Нет, этого парня никак нельзя назвать святым, но влюблен он никогда не был, и Беверли вполне устраивало такое положение.
Однако за последнее время Беверли начал задумываться, не должна ли его забота о Джастине охватывать и другие стороны его бытия, не ограничиваясь физическим благосостоянием. Хотя Джастин был общителен, любезен и жизнерадостен, хотя он пользовался успехом в обществе, Беверли все чаще и чаще замечал, что он страдает от одиночества.
Для того чтобы излечиться от мужского одиночества, нужно было одно — жениться и произвести на свет сына.




Какие бы другие последствия ни вызвал поцелуй Джастина Пауэлла, он рассеял все сомнения Эвелины в отношении того, является ли Джастин Пауэлл настоящим бабником или нет. Словно во сне она доковыляла до конца дорожки. Наемный экипаж ждал ее на условленном месте. Она увидела прижатый к стеклу носик Мэри и ее пушистые рыжие волосы.
Как только Эвелина поравнялась с дверцей экипажа, оттуда высунулась рука, которая схватила ее и втащила внутрь. Мэри окинула взглядом разрезанные брюки и встрепанные волосы Эвелины. И не успела Эвелина опомниться, как француженка заключила ее в объятия, прижав ее лицо к своему объемистому бюсту.
— Моя бедненькая птичка! Тебя обесчестили! Ах он мерзавец! Я убью его! — причитала она, раскачиваясь из стороны в сторону. Только минуту спустя Эвелине удалось вырваться из объятий. Мэри реагировала на все так… по-французски.
— Немедленно перестань, Мэри, — строго остановила ее Эвелина, поправляя металлическую дужку очков, которые сбила Мэри, с энтузиазмом изображая ярость поборницы женской чести. — Ты совершенно неправильно истолковала ситуацию. Все прошло великолепно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебные колокола - Брокуэй Конни



Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





Захватывающий , прекрасный роман с юмором) Смеялась часто вслух) Все 10 баллов, ГГ просто замечательны
Свадебные колокола - Брокуэй КонниАнна
1.06.2014, 9.18





Потрясающий роман. Веселый, живой и интригующий. Незабываемые ГГ-и. Читайте и не пожалеете.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВалентина
1.06.2014, 18.57





Приемлемо, 9б.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниТаня Д
12.07.2014, 0.58





Мило...
Свадебные колокола - Брокуэй КонниМилена
5.07.2015, 7.34





Согласна, роман милый, но не зацепил. Даже шпионы милые и пушистые, ни кого не убили. Страдания же главной героини по своей внешности в 25 лет смешны: это удел прыщавых подростков. Дочитала до конца борясь с желанием бросить, так как воспитана не бросать дело до его конца.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВ.З.,67л.
7.08.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100