Читать онлайн Свадебные колокола, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебные колокола - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Свадебные колокола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Джастин чувствовал, как под нахмуренным лобиком Эви кипит напряженная работа. Наверное, она гораздо быстрее, чем он, мысленно прикидывала возможные последствия и результаты всей истории. Она его поражала. Большинство женщин, которых он знал, в гневе обрушились бы на него и имели бы на это полное право. С самого начала он ее использовал, использовал хладнокровно, не мучаясь угрызениями совести, а потом, когда она оказалась наиболее уязвимой, лишил ее девственности. А она тем не менее ломает голову над ситуацией, в которой он оказался.
— Тебя подставили, — вдруг сделала вывод она. Холодная категоричность ее тона сразу же вернула его к реальности. — Твои собственные начальники.
Умненький, сообразительный совенок.
— Мне тоже так показалось.
— Но почему? Почему бы им не предупредить тебя, не посвятить в детали плана?
Он невесело усмехнулся:
— Нельзя говорить наживке, что он наживка. Иначе он будет вести себя как наживка, и человек, за которым они охотятся — агент, несомненно, опытный, — сразу же заподозрит неладное. Очевидно, именно так все и было задумано. Пустой ящик и я использовались с целью разоблачения вражеского агента. Именно поэтому Бернард ничего мне не сказал. А кроме того, — он поморщился, — Бернард понимал, что я никогда не подвергну тебя такой опасности.
— Какой «такой опасности»? — вспыхнув, спросила она.
— Предполагалось, что не будет никакой опасности. Тем более для тебя. Даже если бы агенту удалось узнать о грузе и он появился бы здесь, разыскивая ящик, то он был бы вор, а не убийца. — Джастин замолчал и закрыл глаза, стиснув зубы. — Думаешь, я не знаю, что подвергал тебя опасности и что такого не прощают?
Она гордо вздернула подбородок.
— Ну что ж, твои начальники использовали тебя, как ты использовал меня.
Он больше не считал себя обязанным хранить секреты. Для того чтобы уберечь ее от опасности, надо рассказать обо всем. А для него сейчас имела значение только ее безопасность.
— Хочешь — верь, хочешь — не верь, Эви, но я всегда вел себя честно. По крайней мере настолько, насколько позволяли обстоятельства.
— Уверена, что твои принципы служат большим утешением для тех, кого ты использовал. Я, например, почувствовала себя намного лучше. Бедный мистер Андерхилл, наверное, испытал пароксизм радости, оттого что ему наставлял рога человек, который вел себя честно, «насколько позволяли обстоятельства», — парировала она холодно.
Выслушав ее обличительную речь, он ужасно рассердился, тем более что не понимал, о чем она говорит.
— Мистер кто? Объясни, как понимать твои слова?
Она вскинула на него округлившиеся от удивления глаза и покраснела от возмущения.
— Значит, их было так много, что ты даже не помнишь имен мужчин, чьих жен ты… — Она не смогла закончить фразу. — Скажи, как тебе удается убедить себя, что ты поступаешь честно в таких обстоятельствах? Может быть, прежде чем прыгнуть к ним в постель, ты изящно салютуешь и шепчешь: «За Бога и Отечество»?
Ушам своим не веря он уставился на нее. Он шпион, а не какой-нибудь похотливый распутник. Ей, черт возьми, следовало бы знать!
— Кстати, — она громко фыркнула, — если тебе интересно узнать, то мистер Андерхилл — муж той самой леди, выскальзывающим из спальни которой я застукала тебя десять лет назад.
Он был сыт по горло. То, что казалось ему забавным тогда, когда она, сделав неправильные выводы, решила, что он бабник, давно перестало забавлять его.
— Я никогда не прикасался к миссис Андерхилл, — уточнил он. — Ты построила бредовую фантазию на неправильно понятом эпизоде из твоего далекого детства и приписала мне репутацию, которой я никоим образом не заслуживал. Через миссис Андерхилл была передана тогда сверхсекретная информация, а я зашел к ней, чтобы получить ее. И только. Вот вся правда. Она прищурила темные глаза.
— Учитывая, как мало общего имеет правда с тем, кто ты такой и чем занимаешься, ты, надеюсь, не ожидаешь, что я приму твои слова на веру? — возмутилась она.
Проклятие. Тут она попала в самую точку. Вся его карьера построена на лжи. Он стоял, опустив руки, понимая, что любое сказанное им слово может окончательно все испортить. Поэтому промолчал.
Она с надменным видом перебросила через плечо кончик своей простыни. Не удивительно ли, что женщина может одновременно выглядеть так нелепо и быть такой желанной?
— А теперь я попросила бы тебя уйти.
— Нет.
Она остолбенела от неожиданности.
— Как тебя понимать?
— Я пока не могу уйти. Ты не дослушала историю до конца, Эви. К тому времени, как я пришел сюда, внешний ящик уже вскрыли. Человек, вскрывший ящик, находится в доме, возможно, под видом одного из гостей или слуги. И он знает, что ящик у тебя.
Что-то в его тоне заставило ее осознать серьезность ситуации. Подавив гнев и обиду, она прислушалась к его словам, потому что ей вдруг стало страшно, а интуиция подсказывала, что Джастин сделает все возможное, чтобы защитить ее.
— Подумай, Эви. Шпион очень опытен и чрезвычайно осторожен. Мое начальство постаралось, чтобы до него дошли кое-какие слухи и намеки относительно моей личности.
— Не понимаю, зачем ему выявлять твою личность? И почему ты являешься для него столь привлекательной приманкой?
— Не считая вознаграждения, назначенного правительствами некоторых стран за установление моей личности, его ждет слава в случае моего разоблачения.
— Разве ты такая важная фигура? Такой ценный? — спросила она, пристально вглядываясь в него, словно увидела впервые.
— Да. И учитывая это, мое начальство постаралось, чтобы намеки относительно моей личности были очень тонкими, иначе агент может заподозрить неладное. Ты все еще не понимаешь?
— Нет.
— Эви, он не может быть уверен, что я являюсь человеком, за которым он охотится, поэтому он наблюдает за мной. Но ящик-то оказался у тебя, Эви.
Наконец до нее дошло.
— Ящик попал ко мне по ошибке. Наверняка шпион, кем бы он ни был, сообразит, что получать прибывающие грузы должна я.
— Возможно, один раз. Но не дважды, Эви. Ты во второй раз приняла ящик без указания адресата. А самое главное, ты завладела ящиком, в котором, как он полагает, находится нужное приспособление.
— Но ведь я ему не нужна! Ему нужен ящик!
— Ему нужны и ящик, и шпион, которым, как он думает, ты являешься. — Ей показалось, что он посмотрел на нее с сочувствием.
— Не смотри на меня так, — возмутилась она. — Уверена, что, будь я шпионом, я бы тоже демонстрировала чудеса самообладания. Но я не шпион!
— Уверяю тебя, я вовсе не проявляю безразличия к сложившейся ситуации. Ты самая умная и предприимчивая женщина из всех, кого я знал. Вместо того чтобы критиковать меня, ты могла бы использовать свои многочисленные способности, чтобы помочь мне найти выход из запутанной ситуации.
Она поняла, что он тоже в опасности, и это придало ей храбрости. Он обратился к ней как к человеку компетентному, находчивому и упорному, каким она и являлась. И она не могла отказать ему. Она глубоко вздохнула:
— Ладно. Мы не можем просто оставить ящик, заколотив снова внутренний пустой контейнер. Предположим, он знает, что мы здесь. Он войдет сюда, откроет внутренний контейнер, обнаружит, что он пуст, и подумает, что мы опустошили ящик с целью ввести его в заблуждение, а сами давно извлекли содержимое из контейнера. — Она помедлила. — Мы должны выяснить, кто он такой. Но каким образом?
— Нам придется сделать несколько обоснованных предположений. Поскольку шпион знал, где хранятся ящики, привезенные Блумфилдом, и, судя по всему, понял, что во всех них содержится лишь то, что относится к свадебному торжеству и гостям, значит, он имеет либо доступ в дом, либо сообщника, который работает в доме и служит для него «глазами и ушами».
Она опустилась на краешек постели, глядя в пространство. Видит Бог, она его любит. Она все еще его любит.
— Кем бы он ни был, он пристально наблюдает за всем, что происходит в монастыре, — продолжал Джастин. — На завтра назначена свадьба. Люди будут приходить, уходить. Он решит, что вполне логично, если ты выберешь именно время брачной церемонии, для того чтобы вывезти ящик.
— Вижу, у тебя есть какой-то план, — сказала она.
— Да. Не станем его разочаровывать. Завтра во время Празднования я тайком выеду отсюда на телеге. Будем надеяться, что он, занятый слежкой за тобой, не сразу сообразит, что я улизнул, и не сразу догонит меня. А когда Догонит, обнаружит, что я увожу ящик, полный кирпичей.
— Aгa! И он поймет, что мы применили отвлекающий маневр, тогда как в то же самое время содержимое ящика увезет кто-то другой. Он подумает, что это я?
— Нет! — воскликнул он. У Эви настоящий дар соваться в пекло. — Беверли выедет на телеге в противоположном направлении.
Ему показалось, что она начнет спорить с ним, но она лишь вздохнула.
— Правильно. Мне придется выполнять свои обязанности. То, что я уже обещала миссис Вандервурт, — пояснила она, как будто он собирался спрашивать ее, почему она не хочет стать «подсадной уткой». Он буквально разрывался между желаниями хорошенько встряхнуть ее и поцеловать. — Отличный план, — одобрила она с явным облегчением.
Он не сказал ей, что, по всей вероятности, человек, который бросится за ним в погоню, попытается убить его.
Если серьезное ведомство разработало такой сложный план для разоблачения нужного человека, он, должно быть, является очень важным, опытным шпионом. Таким, который ни перед чем не остановится, чтобы не рассекретить себя. Даже перед убийством. И если Эви как следует подумает, то догадается обо всем. Значит, ему необходимо чем-то отвлечь ее внимание.
— Конечно, — подтвердил он. — Мы, возможно, получим помощь и из другого источника.
— Вот как? Ну конечно, как мне раньше не пришло в голову? — радостно воскликнула она. — Если ты и ящик являетесь приманкой, то кто в таком случае захлопнет мышеловку?
— Вот именно, — заявил Джастин. — Затевая всю операцию, они не могли не предусмотреть присутствия здесь некоего человека, который позаботится об агенте, как только тот обнаружит себя. Я не знаю, кто он такой. Но наверняка человек надежный. Возможно, даже лучше меня.
— И ты совсем не догадываешься, кто он такой? — спросила она, устраиваясь поудобнее и подбирая под себя скрещенные ноги.
— Нет, — ответил он.
Очевидно, они уже миновали стадию враждебности и вступили в полосу разрядки, подумал он. По крайней мере она. А вот его чувства бушевали между желанием и виной перед ней. Один вид ее гладкой кожи горячил его кровь. Однако мысль о том, что он поступил с ней безответственно, остужала ее.
— Гм-м, — задумчиво произнесла она, постукивая пальчиками по нижней губе. — А нет ли возможности как-нибудь узнать его?
— Полагаю, что мои начальники не хотят, чтобы я узнал его, иначе они уже сообщили бы мне сами. Однако если наш неизвестный соотечественник установит личность шпиона, можно ожидать, что тот начнет действовать.
Ему было тень трудно сосредоточиться на теме разговора. Эви наклонилась в сторону и оперлась на локоть, задумавшись.
— Мне надо идти, — сообщил он.
— А как же ящик?
— Лучше всего спрятать его на виду у всех. Я снова закрою его крышкой, потом мы позвоним Беверли и попросим его отнести ящик вниз…
—…в оранжерею! — закончила Эви. — Туда складывают все прибывающие свадебные подарки. Может, даже поставить там парочку слуг под тем предлогом, что мы, мол, не хотим проверять на прочность моральную стойкость рабочих.
— Отлично! — воскликнул Джастин, с облегчением глядя на нее. — Наш неизвестный противник будет слишком занят тем, чтобы сохранить свое инкогнито, и не рискнет сунуться туда.
— Ты так думаешь? — разочарованно произнесла она, расстроив его. Судя по всему, он влюбился в маньячку, одержимую страстью к опасности.
Вздохнув, он водрузил на место крышку ящика и для верности постучал по ней пресс-папье. Надо поскорее уходить, пока она не изыскала какой-нибудь способ втянуть себя в авантюру.
Взяв пиджак, он направился к двери.
— Ты уверен, что я не смогу чем-нибудь помочь?
— Уверен! — Он распахнул дверь.
И оказался лицом к лицу с матерью Эви.
— Леди Бротон! — воскликнул Джастин. Эви замерла на месте.
— Когда вы прибыли? Ваша дочь не говорила, что вы приглашены. Какой приятный сюрприз! — любезно продолжал Джастин. Эвелину поразило, что он смог с такой скоростью перевоплотиться из шпиона, за которым охотятся, в любезного светского краснобая.
Его поведение вызвало у нее восхищение и огромную благодарность. Он умышленно тянул время, давая ей возможность прийти в себя. Он прочно врос в пол на пороге комнаты, держа руку на ручке полузакрытой двери.
Она скатилась с постели, сорвала с себя простыни, подобрала разбросанные по комнате предметы одежды и нырнула за ширму. Схватив сорочку, она натянула ее через голову, стараясь услышать, о чем они разговаривают.
— Эвелина не знала, что мы приглашены, — услышала она слова матери. — Миссис Вандервурт решила устроить ей приятный сюрприз. Где моя дочь?
— Эви? — услышала она голос Джастина. — Она в комнате.
Эвелина, уже надевшая нижние юбки, выглянула поверх ширмы, натягивая лиф. Джастин стоял, небрежно прислонившись плечом к двери и скрывая ее от глаз Франчески, настроенный, видимо, поболтать в свое удовольствие.
Черт побери, как ловко у него получалось! Можно подумать, что либо он абсолютно ни в чем не виноват, либо безумно дерзок. Она одна знала, что последнее ближе всего к истине.
— Бедняжка, — он понизил голос, —думаю, она вздремнула. Мне не хотелось бы ее будить. Она была на ногах всю ночь, командуя последними приготовлениями к свадьбе. Вы будете гордиться ею, леди Бротон, когда увидите, какие чудеса она здесь сотворила.
— Я всегда горжусь своей дочерью, — спокойно заявила леди Бротон, но Эвелина заметила в ее голосе некоторое напряжение. Она отыскала юбку и торопливо натянула ее на бедра.
— И вам есть чем гордиться, мадам, — заверил Джастин. — Она удивительная девушка.
Эвелина кое-как собрала в пучок волосы и заколола их гребнем.
— Гм-м, — медленно произнесла Франческа, — я готова понять, почему Эвелина бодрствует всю ночь напролет, мистер Пауэлл, но меня, признаюсь, удивляет ваше присутствие здесь.
В ее словах содержался завуалированный вопрос, и Эвелина затаила дыхание.
— Видите ли, я наблюдал за птицами. Сегодня очень подходящая для наблюдений ночь. Луна ярко светит, и ветра нет.
— Ах, я совсем забыла, что вы увлекаетесь орнитологи ей, — сказала матушка Эвелины.
Она заметила, как Джастин пожал плечами, отчего мышцы на предплечьях напряглись и перекатились.
— Да, на любительском уровне.
— Кажется, Эви говорила, что вы открыли какую-то новую разновидность?
— Ах да — бубо формоза Плюримус. — Он, как всегда, сделал паузу и добавил: — Малая.
Франческа долго молчала.
— Видите ли, прошло много лет, с тех пор как я училась в монастырской школе, да и языки мне всегда плохо давались. Поправьте меня, если я ошибусь, но ваше название, кажется, переводится как «самая прекрасная сова»? — Следуя Джастину, она помолчала и добавила: — Маленькая?
— Да, почти так, — согласился он. Голос его звучал явно смущенно.
— Или, возможно, — бормотала Франческа, поглощенная переводом, — лучше перевести как «самый прекрасный совенок»?
Совенок? Но он всегда называл так ее… задумалась Эвелина, и руки ее застыли в воздухе, не застегнув до конца крючки на юбке.
Вот оно что? Он никогда не открывал новую разновидность птички. Он говорил о ней. Помнится, он сказал герру Деккеру, что птичка сама влетела к нему в окно. Значит, он высмеивал ее?
Негодяй! Наверное, считает себя умнее всех. Ну, погоди…
— Но я не должна мешать вам объяснить, что именно делали вы в комнате моей дочери, пока она спит?
Все мысли о лицемерии Джастина моментально улетучились из ее головы. С бешено бьющимся сердцем Эвелина застыла в ожидании.
— Ах да, — самым беззаботным тоном проговорил он, — я с самого раннего утра был в лесу, а возвращаясь, заметил свет в комнате Эви. Поэтому я решил зайти и поздороваться. Мы с вашей дочерью стали большими друзьями.
— Вот как? Насколько большими?
Эвелина чуть не охнула, услышав неодобрительный тон матери, но Джастин и ухом не повел. Эвелина представила себе невинное выражение лица Джастина, даже не заметившего скрытого упрека, прозвучавшего в вопросе матери.
— Очень большими, — радостно подтвердил он. — Она У вас замечательная!
Эвелина воткнула в волосы еще одну шпильку. Теперь она готова. Хорошо бы еще уметь хотя бы наполовину правдоподобно притворяться, как Джастин. Подогнув под себя голые ноги, она расположилась в кресле. Положив голову на подлокотник, она крикнула сонным голосом:
— Кто там замечательный?
Она заметила, как широкие плечи Джастина чуть напряглись, а затем он широко распахнул дверь, отступив в сторону, и, пропустив в комнату Франческу, с лучезарной Улыбкой повернулся к Эвелине.
Она приподнялась и села.
— Мама? Что ты здесь делаешь? — удивилась она, вскакивая на ноги и бросаясь к матери. Франческа ласково обняла ее. Только почувствовав себя в объятиях матери, Эвелина поняла, как сильно нуждается в ней, в ее руководстве и советах.
Поразительно. После того как Верити стала выезжать в свет, именно к ней, к Эвелине, все члены семейства обращались, когда нужно было что-то организовать, чем-то распорядиться, принять решение. А теперь вдруг ей потребовалось, чтобы мать оказалась рядом.
У Эвелины защипало глаза от близких слез, и она покрепче прижалась к матери.
— Ну, полно, будет тебе! — успокаивала ее Франческа. — С тобой все в порядке?
Ну не глупый ли вопрос? Эвелина немного отстранилась от матери и весело улыбнулась:
— Разумеется, со мной все в порядке. Просто я не ожидала тебя увидеть, а когда увидела, поняла, как сильно мне тебя не хватало.
— Тебе меня не хватало? — спросила Франческа. — Ну что ж, мне тоже тебя не хватало. — Она была слегка озадачена: дочь никогда прежде не говорила, что скучает по матери. Странно.
Взяв ее за руку, Эвелина усадила ее в кресло возле своего письменного стола.
— Садись и расскажи, почему ты здесь да еще в такой ранний час? И где папа?
Франческа рассмеялась:
— Наверное, дома, в постели. А я только недавно приехала и не смогла удержаться, чтобы сразу же не навестит тебя. К счастью, ты уже проснулась, или почти проснулась — по крайней мере так сказал мне мистер Пауэлл, весьма бдительно охранявший твой сон.
Франческа оглянулась через плечо на Джастина, который стоял в дверях, мило улыбаясь. Наглец.
— Помнишь, мы с миссис Вандервурт встретились однажды в офисе твоей тетушки Агаты? По чистой случайности несколько дней спустя мы встретились снова. Слово за слово — мы разговорились и стали друзьями. И когда она пригласила нас в монастырь на свадебное торжество, я с радостью приняла приглашение.
Эвелина пожала руку матери.
— Я так рада, что ты приехала.
— Я предполагала приехать вечером, но поезд сошел с рельсов — нет, не пугайся: никаких жертв не было, если не считать большого количества каменного угля. И все же нам пришлось ждать, пока не расчистили пути.
— Ты, наверное, устала?
— Ничуть. В поезде ехали и другие гости, приглашенные на свадьбу: лорд и леди Далтон, чета Гоулд-Хеджесов и лорд Стоу. Собралась очень веселая компания. Всю ночь мы разгадывали шарады, — закончила она.
Эвелина, наблюдавшая уголком глаза за Джастином, заметила, как глупая улыбка сползла с его физиономии. Что-то в рассказе Франчески его удивило.
— Я рада, что ты не слишком утомилась.
— Нет-нет, все в порядке. — Франческа наклонилась и поцеловала Эвелину в щеку, нечаянно смахнув на пол стопку корреспонденции, лежавшую на краю стола. Письма и конверты рассыпались по полу. — Ах, какая досада! Взгляните, что я наделала! — переполошилась она, наклоняясь, чтобы собрать письма.
Она принялась одно за другим складывать их стопочкой но на третьем письме остановилась и нахмурила брови. Досадливо прищелкнув языком, она просмотрела остальные конверты.
— Как странно, — заметила она.
— Что странно, леди Бротон? — спросил, подходя ближе, Джастин.
— Письма от Агаты, — ответила она. — Они не могут быть от нее.
— Что вы хотите сказать? — снова спросил Джастин.
— Они не могут быть от нее, — повторила, покачивая головой, озадаченная Франческа. — Или эти письма подложные, или те, которые получила я.
— Почему ты так думаешь? — осведомилась Эвелина.
— Потому что письма тебе написаны из самых разных стран, как будто она много путешествует, тогда как письма, полученные нами, были отправлены из одного и того же местечка во Франции.
Эвелина почувствовала, как насторожился Джастин.
— Я не понимаю. Зачем кому-то делать вид, будто Агата пишет тебе из разных стран? — пробормотала Франческа. Она усмехнулась, подивившись нелепости происходящего. — Наверное, придется подождать возвращения Агаты и расспросить ее.
Эвелине подобные вещи не показались забавными судя по грозному блеску, появившемуся в глазах Джастина, ему тоже. Она вспомнила написанные незнакомым подчерком письма от Агаты, которые приходили из разных стран, и появившиеся у нее подозрения переросли в уверенность.
В качестве «приманки» использовался не один Джастин. Она встретилась с ним взглядом. Его взгляд призывал ее к осторожности. Он думал то же самое. Но какое отношение к шпионской игре имеет она? Какая роль отведена ей?
Еще одна приманка? Отвлекающий маневр, чтобы сбить противника с толку?
Неожиданно дверь спальни распахнулась. На пороге, запыхавшись и прижимая руку к груди, стояла Мэри.
— Скорее! Скорее! Ваша матушка здесь! Вам нужно немедленно избавиться… — Она замолчала, увидев Франческу.
Леди Бротон медленно повернулась в кресле, глядя несколько неодобрительным взглядом на тяжело дышащую портниху, столь неожиданно появившуюся на сцене.
— Ну, здравствуй, Мэри, — спокойно приветствовала она ее. — Рада тебя видеть. Надеюсь, с тобой все в порядке?
Мэри кивнула, выкатив глаза, как будто смотрела на какое-то опасное чудовище, а не на милейшую матушку Эвелины.
— Вот и хорошо, — произнесла Франческа. — Я тебя прервала. Умоляю, продолжай. Так от чего ты призывала мою дочь избавиться поскорее?
— Я имела в виду беспорядок! — тут же нашлась изобретательная Мэри. — Ах, какой скандал! — Она неодобрительно поцокала языком.
Ее прервал Джастин:
— Кажется, уже начинает собираться бригада рабочих. Значит, мне пора попрощаться с вами, милые дамы.
— Уже пора? — не сдержавшись, переспросила Эвелина.
Ее мать, не ожидавшая такой невоздержанности со стороны дочери, удивленно взглянула на нее. Но Эвелина даже внимания на нее не обратила. Ей необходимо узнать, что он думает по поводу только что сказанного. Ведь она всего-навсего организатор свадебного торжества, а не шпион!
— Пора. Вы давно не виделись, и вам нужно побыть вдвоем. Но я обещаю вернуться позднее и помочь перетащить один ящик в соответствующее место. А за другим я пришлю Беверли, — пояснил он. — Рад был снова встретиться с вами, леди Бротон. До свидания, мисс Мольер.
И пока Эвелина снова не запротестовала, он откланялся и ушел.
Как только Джастин закрыл за собой дверь спальни, выражение его лица изменилось. Он прошел мимо горничной, которая при взгляде на его лицо торопливо уступила ему дорогу, прижимая к груди стопку постельного белья.
В конце длинного коридора появился запыхавшийся Беверли.
— Сэр! — окликнул его он. — Сэр! Стоу здесь.
— Я знаю, — ответил Джастин, не останавливаясь. Почему, интересно, Беверли явился за ним именно сюда? И Мэри, он мог бы поклясться, явилась явно для того, чтобы предупредить Эви о приезде леди Бротон и чтобы Эви успела избавиться от его присутствия в спальне. Уж он бы дознался, что происходит, если бы не возникли более не отложные проблемы.
— Какую комнату отвели для Стоу?
— Третья дверь от вашей по коридору. Но сейчас он в столовой. Там накрыли ранний завтрак для только что прибывших гостей. — Как только Джастин прошел мимо него, Беверли развернулся и потрусил за ним следом.
— Куда вы направляетесь?
— Хочу увидеться с Бернардом, — мрачно ответил Джастин. — Сразу же после разговора с ним мне необходимо поговорить с тобой. Встретимся в моей комнате через сорок пять минут.
— Слушаюсь, сэр. Но…
— Через сорок пять минут, — повторил Джастин и, изобразив на лице подходящую для данного случая улыбку, распахнул дверь в столовую. — А-а, вот и вы! — Он остановился на пороге, с притворным удовольствием окинув взглядом присутствующих. — Вы позже всех прибывшие гости миссис Вандервурт, не так ли? Прекрасно. Нет, нет, мадам, умоляю, не прерывайте из-за меня свой завтрак. Я всего лишь владелец дома.
Он с подкупающей искренностью улыбнулся дородной брюнетке, сидевшей за столом между двумя джентльменами, которая при его появлении замерла, не донеся до рта вилку.
Джентльмены встали.
— Рад познакомиться с вами… — произнес джентльмен повыше ростом и замялся, явно смущенный тем, что не знает имени человека, который, хотя и косвенно, был его хозяином.
— Мое имя Пауэлл. Джастин Пауэлл. А вы — мистер?.. — Он замолчал, предлагая ему закончить фразу.
— Сэр Бернард Стоу. А это Том и Аида Гоулд-Хеджес.
— Рад познакомиться, — промолвил Джастин и вновь повернулся к Бернарду: — Мне повезло, сэр, именно вас мне и нужно.
— Меня? — Бернард, видимо, не умел так хорошо притворяться, как Джастин. Он взглянул на Джастина предостерегающе.
— Именно вас, сэр. Произошла какая-то путаница с вашими чемоданами. Их оставили в холле возле черного Хода. Бедная служанка в слезах: боится что-нибудь напутать. Ей еще никогда, бедняжке, не приходилось обслуживать столь высоких гостей.
— Еще бы, — согласилась брюнетка, сочувственно кивнув головой.
— Не заглянете ли вы в холл, чтобы разрешить проблему? Она займет не больше минуты.
— Гм-м, да, разумеется. — Бернард скомкал салфетку и, положив ее рядом с тарелкой, извинился. Не говоря ни слова, он направился в холл. Джастин, одарив прощальной улыбкой Гоулд-Хеджесов, последовал за ним, плотно при крыв за собой дверь.
Он не смотрел на Бернарда. Он не верил себе. Пока. Обогнав Бернарда, он услышал, что его начальник идет следом, стараясь попасть в ногу с ним. Только приведя Бернарда в небольшую нишу, ответвлявшуюся от передней гостиной, Джастин резко повернулся и взглянул ему в лицо.
— Очень надеюсь, что у тебя есть веские основания для такого поведения, Джастин, — холодно произнес он.
— О, будьте уверены, они у меня имеются, — пробормотал Джастин и нанес ему в челюсть короткий боковой удар правой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебные колокола - Брокуэй Конни



Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





Захватывающий , прекрасный роман с юмором) Смеялась часто вслух) Все 10 баллов, ГГ просто замечательны
Свадебные колокола - Брокуэй КонниАнна
1.06.2014, 9.18





Потрясающий роман. Веселый, живой и интригующий. Незабываемые ГГ-и. Читайте и не пожалеете.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВалентина
1.06.2014, 18.57





Приемлемо, 9б.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниТаня Д
12.07.2014, 0.58





Мило...
Свадебные колокола - Брокуэй КонниМилена
5.07.2015, 7.34





Согласна, роман милый, но не зацепил. Даже шпионы милые и пушистые, ни кого не убили. Страдания же главной героини по своей внешности в 25 лет смешны: это удел прыщавых подростков. Дочитала до конца борясь с желанием бросить, так как воспитана не бросать дело до его конца.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВ.З.,67л.
7.08.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100