Читать онлайн Свадебные колокола, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебные колокола - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Свадебные колокола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Эвелина долго молча смотрелась в зеркало.
— Да, — прошептала она наконец, — я вижу.
И она действительно увидела себя. Только не в зеркальном отражении. Она увидела себя в его глазах. И что бы она ни думала и чему бы ни верила до сих пор, сегодня она не сомневалась в том, что в глазах Джастина Лауэлла она действительно является воплощением жен-красоты.
— Да, ты прекрасна, — прошептал он.
Она медленно повернулась и обвила руками его шею. За несколько минут все, что она знала о себе, рухнуло, она узнала себя новую. Сразу появившаяся в ней уверенность придала изящество ее движениям, отразившимся в таинственном блеске глаз.
Он лишился дара речи. Поток его красноречия наконец иссяк, сменившись первобытным желанием, настолько острым, что он чуть не упал на колени. Он взял в ладони ее лицо, наклонился и легонько провел губами по ее губам. Губы у нее были теплые. Нежный, женственный, притягивающий аромат ее тела усилился с возникшим возбуждением.
Джастин чувствовал щемящую боль в паху, руки у него дрожали от нетерпения. Желание и потребность в ней — еще не оправдание. Она действует импульсивно, поддавшись чувству благодарности к нему за то, что сказал ей, насколько она красива.
Но несмотря на все свои мысли, он приподнял ее на руках, постепенно перемещая к кровати, приближаясь к погибели. К своему раю. Он сначала заколебался на грани совершения немыслимого поступка. Ведь он намеревался соблазнить молодую, незамужнюю, невинную девушку! Но тут она приподнялась на цыпочки и притянула к себе его голову. Прижавшись губами где-то возле его уха, она прошептала прерывающимся голосом: — Я тоже хочу тебя.
Ее слова обратили в пыль все его сомнения. Желание бушевало в нем, словно адское пламя. Разве он соблазнитель? Он соблазненный. Граница между понятиями стерлась. Держа ее за бедра, он опустился на колени и прижался губами к мягкому изгибу под ее грудью. Услышав, как она втянула в себя воздух, он сделал последнюю попытку проявить благородство.
— Скажи, чтобы я остановился, — хрипло попросил он. — Я еще могу. И сделаю. Только скажи. Я сильный человек, Эви, но ты лишаешь меня силы воли. Я стыжусь своей слабости, но отдал бы все что угодно, лишь бы почувствовать тебя под собой, лишь бы погрузиться в тебя.
Он надеялся, что грубость его слов и картин, нарисованных им, от которых ему самому стало трудно дышать и учащенно забилось сердце, испугают ее. Или соблазнят. Он резко прижал ее к себе, так что она едва удержалась на ногах и была вынуждена уцепиться за его плечи.
— Даю тебе последний шанс, Эви. Прогони меня. — Он закрыл глаза, ожидая ответа.
— Нет, — сразу же возразила она. Голос ее звучал уверенно, хотя немного дрожал.
Он поднял глаза и встретился с ее потемневшим взглядом. Его руки скользнули ей за спину. Пальцы, чувствительные как у вора-взломщика, нащупали и мгновенно расстегнули несколько дюжин перламутровых пуговок. Развязать тесемки на корсете было еще проще. Потом он поднялся на ноги и спустил с плеч ее платье. Оно улеглось на пол вокруг ее ног. Высвободил ее из вышитого корсета и отбросил его в сторону.
Сейчас ее тело, такое горячее и напряженное, казалось чужим — слишком уж оно оставалось твердым и неподатливым. Конечно, он напугал ее до смерти. Надо быть осторожнее. Он провел кончиками пальцев по линии подбородка, опустился к шее, обласкал плечи. Он скользнул по хрупкой грудной клетке к изящному изгибу талии и нежной округлости бедра. Затем его пальцы проследовали по ягодицам, прикрытым тафтой нижней юбки, к узкой ленточке, которая развязалась с одного раза. Нижняя юбка соскользнула вниз вслед за платьем и улеглась поверх него вокруг ее очаровательных ножек.
Она осталась только в сорочке, кружевных панталончиках с шелковыми ленточками, которые завязывались вокруг щиколоток, и чулках. И еще — ничего себе! — на ногах у нее все еще были туфли. Она проследила за его взглядом и, как бы поняв нелепость присутствия туфель на ногах, сбросила их, потеряв в результате два дюйма роста.
Он сразу же почувствовал себя угрожающе громоздким. Он может причинить ей боль, тем более что она девственница. Пока он боролся с собой, обдумывая проблему, она протянула руку и, ухватив его за манишку сорочки, принялась расстегивать пуговицы.
— Мне кажется, что так будет правильно.
Пораженный ее проницательностью, он с благодарностью сбросил с себя фрак, за которым последовала парадная сорочка. Он ждал, отсчитывая удары сердца, а она просто смотрела на него. Ему почему-то очень важно было узнать, что выражает взгляд ее широко распахнутых глаз. Одобрение? Страх? Может быть, он кажется ей слишком большим? Или неуклюжим?
Он мысленно умолял, чтобы она прикоснулась к нему, и она, как бы в ответ на его безмолвную мольбу, подняла руку. Рука остановилась в дюйме от его плоти. Он умрет, если она будет медлить.
— Осторожно, — хрипло пробормотал он.
— Я не хочу быть осторожной.
— Ну почему, почему тебе непременно нужно спорить? Ох! — вздохнул он.
Она прикоснулась к нему. Ее пальцы с приятной легкостью прошлись по его груди, робко пробираясь сквозь густые островки волос. Она — немного возбужденная и восхитительно женственная — заглянула ему в глаза.
— Тебе нравится, когда я прикасаюсь к тебе. Я заметила это еще в винном погребе. Вот и сейчас тоже.
— Нравится? — Джастин шагнул к ней, но она отступила, как будто то, что она прочла в его глазах, вернуло ей способность мыслить здраво. Слишком поздно. — Эви, — сказал он низким, хриплым голосом. — Ради твоего прикосновения я готов совершить самые ужасные преступления.
— Ты не должен говорить такие вещи, — пробормотала она, автоматически поднося руку к вороту и обнаруживая, что стоит почти голая. Ее нежная кожа порозовела от смущения, даже под тонким шелком нижней сорочки.
— Почему не должен? — Он снова шагнул к ней. Она отступила еще на шаг и наткнулась на кровать.
— Потому что плохо так говорить.
— Да? Ты считаешь мои слова богохульством? Излишне эмоциональными?
Она отвернулась от него, щеки ее пылали, и он понял, что она подыскивает, как ему ответить, чтобы остановить его, потому что она передумала. Такого он не мог допустить.
Он сгреб ее в охапку и уложил на кровать. И сам лег, Целуя ее, забираясь языком в теплые, влажные глубины ее Рта. В ответ Эвелина жадно раскрыла еще шире свой рот, совершенно забыв о том, что совсем недавно демонстрировала нежелание.
Неожиданно прервав поцелуй, он приподнялся на локтях. Она внимательно посмотрела на него, возвышающегося над ней на дрожащих руках, на великолепную мускулатуру груди, поблескивающую при свете газовой лампы, услышала его тяжелое, учащенное дыхание.
Он немного переместился, коленом развел ее бедра и протиснул свои в образовавшееся пространство. Внимательно наблюдая за ее реакцией, он прикоснулся к ней. Горячая волна превратилась в бурный поток ее жгучего желания. Его глаза торжествующе блеснули.
Ее руки поднялись к его плечам, пальцы вцепились в кожу. Она приподнялась, прижимаясь к нему, провела языком по его нижней губе. Он лизнул ее язык, принялся покусывать ее губы, буквально ошеломив проявлениями своей страсти.
Возбуждение охватило ее тело, заставляя его пульсировать. И когда он снова сделал движение, пытаясь проникнуть в нее, она приподняла бедра ему навстречу и широко раскинула ноги, приглашая войти.
— Эви! Силы небесные! — Он крепко обхватил ее обеими руками и перекатился вместе с ней на спину, так что она оказалась на нем, и ее ноги бесстыдно распластались по обе стороны его бедер, а руки, когда она попыталась приподняться, уперлись в его плоский, твердый живот.
Но он не позволил ей приподняться. Намотав на одну руку прядь ее волос, он привлек ее к себе, покрывая лицо, шею и грудь влажными поцелуями, а другой рукой ухватился за край тонкой, все еще разделявшей их сорочки и, сорвав ее, отбросил в сторону.
Силы небесные! Он был голый! И она тоже! Она почувствовала, как скользнул по ее коже его шелковистый, разгоряченный инструмент, как его гладкая головка раздвинула набухшие складки ее кожи. Джастин, застонав, как от боли, выпустил из руки ее волосы. Крепко ухватившись за ее бедра, он начал вторгаться в ее плоть.
Эвелина знала от Мэри, как все происходит, и все-таки не была готова к этому. Он растягивал ей плоть, вторгался в нее, причиняя боль!
Забыв о чувственном удовольствии, она инстинктивно попыталась вырваться, приподняться, упираясь коленями в матрац по обе стороны его бедер и тем самым неумышленно помогая ему проникнуть еще глубже.
— Боже милосердный! — пробормотал он, зажмурив глаза, как будто испытывая большое напряжение. На его горле вздулись жилы. Схватив ее за плечи, он потянул ее вниз, распластав на себе. — Подожди! Прошу тебя, ради нас обоих, Эви, не двигайся. Пожалуйста. — Тело его дрожало, но губы нежно целовали в висок. Он начал осторожно массировать ей спину. — Доверься мне, Эви.
Она доверилась. И мало-помалу расслабилась. И боль отступила. Ее тело обмякло, удобно расположившись на нем. Медленные, ласковые поглаживания мало-помалу вновь вернули ей способность получать чувственное удовольствие от близости.
Его руки двигались вдоль позвоночника, к бедрам и ягодицам, потом поднимались той же дорожкой снова, и с каждым кругом она все больше включалась в налаженный круговорот. Его движения уже не вызывали настороженности, и его обладание ее плотью больше не причиняло Дискомфорта, а становилось чем-то эротическим.
Его свободная рука скользнула между ними и накрыла ладонью грудь. Он принялся играть с ней, нежно пощипывая сосок. Она, сама того не заметив, приподнялась на локтях, чтобы обеспечить ему более легкий доступ к груди.
Он приподнял голову и медленно, осторожно лизнул ГРУДЬ. И ей совсем не было стыдно. Напротив, ей понравилось. И понравилось также, когда он приподнял рукой грудь и, взяв губами сосок, пососал его. Ощущение было неописуемо приятным.
Он попробовал другую грудь, она приподнялась еще выше, чтобы ему стало удобнее.
Боли больше не было, она уступила место какому-то мучительному наслаждению.
Джастин почувствовал, как постепенно снова напрягается ее тело. Взяв ее за бедра, он перекатился с ней так, что она оказалась под ним, вошел в нее и принялся двигаться в древнем, как мир, ритме. Чувствуя, как нарастает желание, он закрыл глаза. С каждым рывком усиливалось почти непереносимое наслаждение. И каждый рывок подвергал испытанию его способность контролировать себя.
Она вскрикнула, когда он вторгся в ее плоть, достигнув самых глубин, и оргазм закружил его в огненном водовороте.
Закинув голову, она лежала под ним, закрыв глаза. Ее черные волосы рассыпались на белом постельном белье, а грудь порозовела от прикосновений губ и бороды. Он в жизни не видел более эротичной картины…
Сунув ноги в брюки, Джастин встал возле кровати, огляделся вокруг в поисках сорочки, которую недавно куда-то швырнул. Она валялась на полу, он поднял ее, продел в рукава руки и только тогда позволил себе взглянуть на Эви, в полном изнеможении распростертой на постели.
Он отвернулся, думая о том, как она отреагирует на его обман. Всю свою жизнь он безуспешно пытался представить себе, что полюбил какую-то женщину так сильно, что без нее не смог бы быть счастлив. Однако он не только считал себя неспособным на такое чувство, но и сомневался, что такое чувство существует. А что теперь?
Теперь он не мог представить, как жить, не любя Эви. Он подозревал, что, если бы вдруг она ушла из его жизни, он всю жизнь прислушивался бы, не раздадутся ли ее легкие шаги и деловитая речь, неожиданно прерывающаяся заразительным, смехом. Разве можно жить без нее теперь, когда он начал представлять себе, какой могла бы стать жизнь, когда она рядом?
Он и думать о подобном не хотел.
Незнакомое чувство страха сдавило ему грудь. Только легкий бой каминных часов вывел его из состояния неподвижности. Он сердито тряхнул головой и, застегнув пуговицы сорочки, заправил в брюки ее полы. Прежде чем размышлять о будущем, следовало покончить с прошлым. Ему необходимо, соблюдая все меры предосторожности, как и в любой шпионской операции, довести до конца полученное от Бернарда задание. А потом, имея безупречный послужной список, он подаст Бернарду прошение об отставке.
Черт возьми, подумал он, насмешливо скривив губы, а ведь ему, возможно, светит рыцарское звание
type="note" l:href="#note_5">[5]
. Интересно, понравится ли оно Эви, подумал он и решил, что ей на титул абсолютно наплевать. Однако ему хотелось бы принести ей нечто большее, чем записную книжку орнитолога и полный карман дремлющих талантов. Жаль, конечно, что они так и пропадут, не получив развития, но нельзя же взваливать на нее еще и это бремя. Он не мог себе представить Эви, которая ждет его, не зная, где он находится, что делает и когда вернется.
Он улыбнулся несколько глуповатой улыбкой, точно зная, чего ему хочется. Он хотел, чтобы Эви стала его женой. Он подождал, не всколыхнутся ли в душе какие-нибудь смутные предчувствия, способные отравить его радость. Но нет, не всколыхнулись. Он лишь почувствовал, что с удовольствием поторопил бы такое событие.
Одевшись, он направился к ящику, намереваясь извлечь оттуда дьявольскую машину, прежде чем за ней явится кто-то другой. Потом он упакует ее заново. В канделябрах все еще горели газовые лампы, а за окном в предрассветном сумраке уже начала щебетать какая-то птаха. Достав из кармана перочинный нож, он сунул его лезвие под крышку внутреннего контейнера. В первый раз он уже успел несколько раскачать крышку, и теперь достаточно только хорошенько поднажать… Между стенками ящиков что-то блеснуло. Наклонившись, он извлек какой-то металлический предмет, который оказался небольшим ломиком, которым пользуются для вскрытия ящиков.
Он уставился на ломик. Кто-то опередил его. Кто-то уже открывал внешний ящик и знал, что в нем находится. Но кто бы он ни был, он не открыл крышку внутреннего ящика, возможно, по той же причине, что и Джастин: боялся повредить содержимое. При мысли о последствиях у него пересохло в горле.
Он толкнул крышку, и она оказалась у него в руках.
Он заглянул внутрь ящика.
И тут услышал, как шевельнулась Эви.
Эвелина перекатилась на бок. Мышцы, которыми она никогда не пользовалась и даже не подозревала, что они существуют, отозвались на движение болью. Она нахмурилась, возмущенная тем, что за нечто абсолютно великолепное обязательно приходится расплачиваться. Неужели нельзя обойтись без наказаний?
Не будет она думать о неприятном. Она ни о чем не жалеет. Все было чудесно. Хорошо. Правильно. Конечно, присутствовало тут и что-то грешное, но если грешное, то с добрым оттенком. Как если бы ангелы, разыгравшись, принялись танцевать.
Вытянув руку, она ощутила пальцами неглубокую впадину, еще хранящую тепло тела Джастина. Она заволновалась. Неужели он ушел? Выскользнул из ее комнаты, как много лет тому назад выскользнул из комнаты миссис Андерхилл?
Вспомнив прошлый эпизод, она окончательно проснулась, широко раскрыла глаза и сразу же увидела его. Он был одет и стоял возле ящика, прибывшего из Лондона. Она расслабилась, хотя пульс ее и участился при виде его непокорных волос, курчавившихся у основания шеи, его широких плеч, натянувших сорочку, и его загорелых предплечий, контрастирующих с ее белизной, потому что рукава сорочки он, конечно же, закатал.
Как будто почувствовав ее взгляд, он выпрямился и оглянулся. Глаза у него потемнели, губы плотно сжались. При виде его улыбка, которой она собиралась его приветствовать, увяла.
— Эвелина.
Не Эви.
— Эвелина, — повторил он, — вставай. Нам нужно поговорить.
Услышав его мрачный голос, она почувствовала, как обращаются в пепел ее мечты. Она плотнее завернулась в простыню, вдруг остро ощутив свою наготу под мягким египетским хлопком, и собрала в кулак ее край, придерживая на горле.
Он подошел к ней, глядя исподлобья немигающим взглядом, такой непохожий на Джастина, которого она знала, или, вернее, думала, что знает. Больше всего ее встревожила мысль о том, что вместе с изменившимся человеком она участвовала в чем-то непостижимо прекрасном, что перевернуло всю ее жизнь.
Она давно уже не ребенок. И всегда старалась быть честной с самой собой, а поэтому реальности, до смерти пугавшие других, ее врасплох не заставали. Такие, например, как тот факт, что зеркала отражают то, что находится перед ними, что прошлое мужчины является предвестником его будущего, что бабник умеет соблазнять женщин.
Джастин взглянул на нее.
— Мне нужно, чтобы ты выслушала меня, Эвелина, — твердо внушал он ей. — Я хочу, чтобы ты поняла.
Она кивнула, не доверяя своему голосу.
— Посмотри на ящик. — Он кивком головы указал в его сторону, не отводя от нее взгляда. — Я ждал, когда его доставят.
Она могла ожидать чего угодно, только не такого разговора. Она чуть отклонилась в сторону и озадаченно уставилась на деревянный ящик за его спиной. Крышка от него уже лежала рядом.
— Я ничего не понимаю.
— Ящик должен был попасть в мои руки. Но ты взяла его первая.
— Не понимаю, о чем ты.
— Ящик, — повторил он с такой яростью в голосе, что она отпрянула назад. Заметив ее движение, он стиснул зубы. — Я шпион, Эвелина, — поведал он.
Она замерла в изумлении.
— Я работаю на британское правительство, — продолжал он. — Мне было поручено получить одну вещь — очень важное изобретение, которое один из наших людей выкрал из одного враждебного нам источника и переправил сюда.
— Что ты сказал?
— Успокойся! — Он наклонился и взял ее на руки. Она чувствовала, как гулко бьется в груди его сердце, и понимала, что, несмотря на холодный тон, он изо всех сил старается держать под контролем мощные эмоции.
— Меня предупредили, что грузом интересуется не только наше правительство. Более того, мне сообщили, что страна, из которой груз отправлен, стремясь возвратить его, разослала своих агентов, которые прочесывают все порты. Чтобы сохранить секретность и скрыть его местонахождение, люди, на которых я работаю, попросили меня разработать план, позволявший спрятать его в таком месте, где его смог бы осмотреть один из наших ученых. Но место Должно быть абсолютно безопасным. Таким, где первоначальным владельцам не пришло бы в голову его искать. Таким, куда можно было бы, не вызывая подозрения, отвезти нашего специалиста.
— И что дальше?
— После осмотра специалиста я должен уничтожить.
Она почувствовала, как по спине пробежал холодок страха.
Случайные эпизоды, обрывки разговоров, которые в свое время она не знала, как объяснить, приобрели теперь совсем иное значение. Она высвободилась из его объятий.
— Беверли тебе помогает? — спросила она.
— Да.
— И я теперь тоже участвую в твоей операции, не так ли? — опять спросила она, заглядывая ему в глаза.
Он кивнул головой. Он даже не попытался оправдаться. Он использовал ее и свадьбу миссис Вандервурт для осуществления того, что, по сути дела, можно назвать не чем иным, как кражей.
Он опять кивнул, как будто прочел ее мысли.
— Мое начальство поручило мне придумать для получения ящика такое место, где его едва ли догадаются искать. А тут подвернулась ты со своими планами проведения свадебного торжества и ремонта дома, которые были связаны с доставкой множества разнообразных грузов. — Он посмотрел ей прямо в глаза, но не извинился. — Такой удобный случай нельзя было упустить.
— Ты хочешь сказать, что воспользовался удачно подвернувшейся ситуацией, — пояснила она.
— Да, — ответил он. — Если тебе будет приятнее, могу добавить, что предполагалось, что ты ни о чем не узнаешь.
— От этого мне не легче.
Он чуть не улыбнулся, но быстро отвел глаза, хотя уголок губ у него дрогнул. Ей показалось, что от боли. И она хотела протянуть руку к нему, но не протянула. А вдруг он осуществляет какой-нибудь тактический ход? Какой-нибудь очередной обман?
— Предполагалось, что мои дела никоим образом не помешают ни твоим планам, ни свадьбе. Предполагалось, что операция будет простейшая.
— Простейшая операция? — повторила она, пряча обиду, которую он причинил своим предательством, под холодным, вежливым интересом.
— Да, я должен был привезти эту проклятую штуковину сюда. Никто не ожидал, что ее здесь кто-нибудь найдет. По крайней мере так мне сказали.
— Но почему правительство не направило отряд солдат, чтобы встретить груз прямо на причале? К чему такие уловки? — Она и сама не была уверена, зачем задавала свои вопросы. Наверное, сыграло роль присущее ей стремление докопаться до сути происходящего.
Он рассмеялся на ее слова, не скрываясь.
— Потому что, дорогая моя честная Эви, приспособление краденое. Как правило, открытая кража изобретений, принадлежащих другому государству, влечет за собой неприятные осложнения политического характера. Причем не только со страной, которую обокрали, но и с нашей собственной публикой. Мы, британцы, обожаем считать себя выше подобных авантюр.
— Понятно. Значит, ты пытался тайно ввезти украденный механизм в страну? — спросила она.
— Да, — ответил он. — Однако каким-то образом произошла утечка информации о прибытии груза. Помнишь тот вечер, когда ты заснула в гостиной и услышала, как я хожу по библиотеке? — задал он ей вопрос. — В комнате находился он. Человек, которого я должен был поймать. К сожалению, он успел удрать, прежде чем я разглядел его физиономию. Но мне удалось ударить его по лицу, так что потом я несколько дней искал парня с синяком на физиономии. Однако мне не повезло, я его не нашел. А теперь, наверное, синяк успел пройти.
— Как понимать «человек, которого ты должен был поймать»? — настойчиво выпытывала она.
— Смотри, — указал он на открытый ящик.
Она нехотя подчинилась и заглянула внутрь. Внутри находился ящик меньшего размера. И он был пуст.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебные колокола - Брокуэй Конни



Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





Захватывающий , прекрасный роман с юмором) Смеялась часто вслух) Все 10 баллов, ГГ просто замечательны
Свадебные колокола - Брокуэй КонниАнна
1.06.2014, 9.18





Потрясающий роман. Веселый, живой и интригующий. Незабываемые ГГ-и. Читайте и не пожалеете.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВалентина
1.06.2014, 18.57





Приемлемо, 9б.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниТаня Д
12.07.2014, 0.58





Мило...
Свадебные колокола - Брокуэй КонниМилена
5.07.2015, 7.34





Согласна, роман милый, но не зацепил. Даже шпионы милые и пушистые, ни кого не убили. Страдания же главной героини по своей внешности в 25 лет смешны: это удел прыщавых подростков. Дочитала до конца борясь с желанием бросить, так как воспитана не бросать дело до его конца.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВ.З.,67л.
7.08.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100