Читать онлайн Свадебные колокола, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебные колокола - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебные колокола - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Свадебные колокола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Джастин? — Эвелина в изумлении вытаращила глаза. Хотя дерево, с которого он свалился, стояло в сорока футах от них, она заметила, что он покраснел. Ну что ж, так ему и надо.
Она поднялась, взмахнув подолом практичного шерстяного платья и простенькой хлопчатой нижней юбки, и подошла к нему. Эрнст торопливо последовал за ней. Остановившись в нескольких шагах от Джастина, она уперла в бока руки, постукивая носком туфельки о землю. Он поднял голову только тогда, когда закончил отряхивать свой костюм. Почему, интересно, он вдруг стал уделять внимание своей внешности? Выглядело довольно подозрительно.
— Ну и что вы тут делаете? — спросила она.
— Я порвал на колене брюки, — сердито выговорил он, как будто она была виновата. — А они мне очень нравились.
— С вами все в порядке, мистер Пауэлл? — встревоженно спросил Эрнст. Славный парень был способен проявить доброту, даже несмотря на такое чудовищно беспардонное вторжение в его личную жизнь. — Вы ничего себе не повредили в результате падения?
— Я не упал, — высокомерно заявил Джастин. — Я спрыгнул и потерял равновесие. Учитывая происходящее, чему я стал невольным свидетелем, мне оставалось только спрыгнуть — иного выхода у меня не было.
Она открыла рот, чтобы ответить, но лишь охнула сдавленным голосом.
Бедный Эрнст побледнел.
— Уверяю вас, я…
— Оставьте ваши уверения, Блумфилд. То, что делали вы и мисс Каммингс-Уайт, меня не касается.
— Но мы ничего не делали!
Джастину удалось выглядеть одновременно надменным, скучающим от всего увиденного и не верящим тому, что происходит. Это ли не подвиг для человека, только что упавшего с дерева?
— Гм-м. Пусть даже вы говорите правду. В любом случае ваше поведение меня не касается. Меня интересует только бубо формоза Плюримус, малая.
Эрнст удивленно вытаращил глаза.
— Прошу прощения, сэр?
— Он говорит о птице, мистер Блумфилд, — объяснила Эвелина, сверля взглядом Джастина, который с вызывающим видом приподнял бровь: дескать, хотите верьте, хотите — нет, как вам заблагорассудится.
Эвелина едва подавила возмущение. Вполне возможно, подумала она, что он действительно сидел на дереве, наблюдая за птицами.
— Женская особь находилась так близко от меня, что я мог бы прикоснуться к ней рукой, — растолковывал он. — И тут появились вы. Я пытался игнорировать ваше присутствие, надеясь, что вы насытитесь и исчезнете. Но когда стало понятно, что разворачивается сцена интимного свойства, я был вынужден заявить о своем присутствии.
— Свалившись с дерева? — осведомилась Эвелина. Взглянув на нее, он изобразил оскорбленную невинность.
— Спрыгнув с дерева. И перепугав маленькую бубо, можно было бы добавить. Видели бы вы, как взъерошились у нее перышки.
— Вы хотите сказать, что сидели на дереве еще до нашего появления? — спросила она.
— Нет, — саркастически заявил он, — я прополз на животе в траве, а потом взобрался на дерево, но вы меня не заметили.
Почувствовав, что попала в дурацкое положение, она немного смутилась.
— Боюсь, леди Эвелина и мистер Блумфилд, что вы нарушили мое уединение. А не наоборот.
— Я очень сожалею, мистер Пауэлл, — извинился Эрнст. Джастин грациозно кивнул головой.
— Но вы же не знали.
Та-ак, подумала Эвелина. Когда именно Джастин влез на дерево, не имеет значения. Но джентльмен немедленно обнаружил бы свое присутствие. И пусть даже возможность наблюдать свою птичку с такого близкого расстояния заставила его пренебречь непреложными законами общества, он все-таки не должен был так поступать.
И Эрнсту не следовало бы стоять тут в полном отчаянии, ломая руки. А следовало бы потребовать извинения. Она понимала, что к нему, как к иностранцу, надо отнестись более снисходительно, но сейчас у нее создалось не то настроение. По правде говоря, она была чертовски раздражена.
Взмокшее от пота платье прилипло к спине. Спина чесалась. Лицо у нее раскраснелось от солнца. Бедро, по которому стукала проклятая корзинка, пока она тащила ее в гору, болело. А поцелуй? Первый поцелуй, воплощение всех девичьих грез, оказался похожим… на ломтик поджаренного хлеба. Вернее, на кусочек морковки. Словом, на что-то здоровое и полезное.
Наверное, поцелуи Джастина в те времена, когда он еще слыл презренным бабником и бегал за юбками, были похожи на деликатес вроде черной икры, извлеченной из настоящей русской белуги.
И чем больше она думала о том, как, вспотевшая и раскрасневшаяся, она, словно прислуга, возилась с сандвичами, а Эрнст тем временем посапывал на одеяле, и о том, что Джастин наблюдал подобную картину, тем больше злилась.
— Ах! — вдруг воскликнула она и помчалась вниз по склону холма.
Мужчины сразу же перестали обмениваться примирительными междометиями и в тревоге посмотрели в ее сторону.
— Мисс Уайт?
— Послушайте, Блумфилд, — обратился к нему Джастин, — похоже, она сюда больше не вернется.
— Мисс Уайт! Прошу вас, вернитесь! Мне одному все не унести!
Она сбежала с холма, форсировала ручеек и наконец добралась до того места, где пони мирно пощипывал травку. Пока она отлавливала пони, появился запыхавшийся, раскрасневшийся Эрнст с велосипедом, которого было совершенно не видно под грузом одеял и корзин.
— Ну вот. Вы посидите, мисс Уайт, а я запрягу пони.
Он забросил вещи в тележку, запряг пони и взобрался на сиденье рядом с ней.
— Извините меня, леди Эвелина. Только я не понял, что произошло. Объясните мне, пожалуйста.
— Что произошло?
Она заметила, как он вздрогнул, и гнев ее заметно поубавился, а потом и вовсе прошел. Он действительно не имел ни малейшего понятия о том, что произошло.
Разве его вина, что она не экипировалась должным образом для марш-броска по пересеченной местности? Не виноват он и в том, что Джастин оказался на дереве. И уж конечно, Эрнст не виноват, что его поцелуи похожи на сырую морковку. Она ничего не имеет против сырой морковки, даже любит ее. Просто она ожидала черной икры. Она обязана перед ним извиниться.
— Меня смутило, что мистер Пауэлл стал свидетелем столь интимного момента. К сожалению, когда я смущаюсь, я иногда веду себя как ребенок.
Он вздохнул с таким облегчением, что она, не удержавшись, улыбнулась.
— Я подумал, что я виной всему.
— Нет, — заверила она. — Вы должны извинить меня за то, что я вела себя как капризная девчонка.
— Вы? Капризная девчонка? Никогда! — покачал он головой. — Вы настоящая леди. А мистер Пауэлл оказался там благодаря стечению обстоятельств.
Она взглянула на деревья, ожидая увидеть, как Пауэлл взбирается на одно из них, и очень удивилась, заметив, что он, прихрамывая, перебирается через ручей, направляясь к ним. Она бросила укоризненный взгляд на Эрнста.
— Он говорит, что его маленькая птичка теперь улетела и ему больше незачем оставаться здесь, — объяснил рнст. — И я для поддержания добрососедских отношений предложил ему поехать с нами.
Джастин, широко улыбаясь, подошел и уселся на дно телеги. Раскинув руки вдоль спинки переднего сиденья, он посмотрел на нее.
— Хороший парень Блумфилд, не так ли, Эви?
— Очень хороший.
Сам Джастин изображал из себя своего в доску рубаху-парня. Трудно поверить, что совсем недавно он демонстрировал свое превосходство и выражал негодование. Ей же все-таки не так легко было окончательно собраться с мыслями.
Всю дорогу до монастыря «Северный крест» Джастину пришлось любоваться затылком Эви. Так ему и надо.
Он понимал, что у Эви возникли кое-какие подозрения. Он умел превращаться в хамелеона. Нередко его жизнь зависела от умения незаметно перевоплотиться в один из полудюжины образов. Одним из них, которым он пользовался чаще всего, был образ безобидного дилетанта, каким он предстал сегодня, но ее трудно одурачить. Она едва ли поверила.
Однако он был уверен, что убедил и Эви, и Блумфилда в том, что сидел на дереве задолго до их приезда. Тогда как на самом деле он побывал возле коттеджа, арендованного Блумфилдом, и когда на его стук никто не ответил, решил заглянуть внутрь.
Удобно расположенная решетка для вьющихся растений позволила Джастину бесшумно подтянуться на руках, так что подоконник окна на втором этаже оказался на уровне его глаз. На кровати, повернувшись лицом к Джастину, лежал молодой человек с закрытыми глазами. На той стороне лица, которая не прижата к подушке, не было заметно никаких следов синяков или ссадин. А на другой?
Держась за подоконник рукой, Джастин покопался в кармане и выудил двухпенсовую монетку. Бросив ее в открытое окно, он услышал, как она, звякнув, покатилась по полу. Молодой человек приподнялся, глядя на монетку, и дал возможность Джастину разглядеть свою другую щеку. На ней тоже не было ни синяка, ни царапины.
Разочарованный, Джастин спустился вниз. Значит, у него в комнате побывал не Грегори Блумфилд. Но ведь еще оставался Эрнст. Воодушевленный мыслью удостовериться в своих подозрениях и не желая терять времени, Джастин решил отправиться следом за Эрнстом и Эви.
Он пересек поле и направился в ту часть леса, где раньше видел Блумфилда, распрягающего своего пони. Оглядевшись вокруг, он заметил Эви и Блумфилда, которые взбирались на холм, направляясь к вековому дубу на его вершине.
Нельзя сказать, что он прополз на животе все расстояние. Большую часть пути он просто шел, согнувшись.
Как только он оказался в лесу, сделать все остальное для него казалось сущим пустяком. Он влез на подходящее дерево, достал бинокль и принялся придирчиво рассматривать физиономию Блумфилда. Раскрасневшаяся и потная физиономия Эрнста мешала определить, имеется ли у него кровоподтек на челюсти. А уж когда гессенский проходимец вздумал положить руки на плечи Эви…
Поцелуй представлял собой жалкое зрелище. Вместо того чтобы вести себя так, словно он оскорбил ее, Эви должна бы поблагодарить его за то, что он вовремя упал, извините, спрыгнул, с дерева.
Да, он шпионил. Он и есть шпион. И занимается своим делом. Тщательный осмотр физиономии Блумфилда с близкого расстояния убедил его в том, что никаких синяков на ней нет. Хотя, возможно, следы от одной-двух затрещин могли бы добавить мужественности его внешности.
Джастин криво усмехнулся. Еще не все потеряно. Он пока не готов вычеркнуть Эрнста из списка подозреваемых. Блумфилд мог нанять кого-нибудь для налета на монастырь. Он мог притворяться, изображая беспокойство. Безнадежно влюбленный осел.
Джастин с огромным удовольствием представил себе, как он самолично помогает Блумфилду добавить мужественности его облику, подбив ему оба глаза. Наконец они остановились у монастыря «Северный крест». Эви, не промолвившая с ним ни слова, с тех пор как они пустились в дорогу, позволила Блумфилду помочь ей слезть с тележки. Молодой человек принялся суетиться, улыбаться… словом, вел себя отвратительно.
Джастин спрыгнул с телеги рядом с Эви.
— Поблагодари своего милого джентльмена, Эви.
Не обратив на него внимания, она подала руку Эрнсту:
— Благодарю вас за пикник, мистер Блумфилд. Я получила большое удовольствие.
— Это я получил удовольствие, — склонился к руке Эви Эрнст и с нежностью поцеловал ее.
Джастин зевнул.
— Извините. Меня что-то разморило на солнце. Не обращайте на меня внимания, продолжайте.
— Чтобы вы потом очернили происходящее? — милым голоском осведомилась Эвелина.
— Разве я так делал? — спросил Джастин, вытаращив глаза. — Извините. Какой я зануда. Просто я хотел бы, со своей стороны, тоже поблагодарить его. Спасибо, Эрнст, старина. Ты потрясающий парень!
Эви на мгновение зажмурилась. Губы у нее дрожали. Открыв глаза, она больше не смотрела на Джастина.
Джастин, глупо улыбаясь, говорил Блумфилду:
— Ну что ж, пока, дружище. Ой, что я? Ведь это я ухожу. Какой я рассеянный!
Эвелина закусила изнутри щеки, и Джастин мог поклясться, что она таким образом пыталась сдержать смех. Хлопнув Блумфилда по плечу, он направился к входной двери, потом обернулся, как будто хотел помахать на прощание рукой, и застыл на месте. Округлившимися от неожиданности глазами он стал всматриваться в кусты позади тележки. Потом поднес к глазам бинокль.
Блумфилд откашлялся и снова завладел рукой Эви.
— Леди Эвелина, я счастлив, что нам представилась возможность ближе узнать друг друга…
— Тс-с! — прошипел Джастин, отрывая глаза от бинокля и сердито глядя на них. — Бубо! Я ее только что видел. Вон там!
— Вот как? — Эрнст взглянул в сторону кустов, глотнул воздуха и подошел ближе к Эви. — Леди Эвелина, — прошептал он, — окажите мне честь, позвольте еще раз пригласить вас…
— Умоляю вас, тише, — прошептал Джастин, не отрываясь от бинокля и прижимая одну руку к сердцу. — Она волнуется!
Блумфилд, испуганный и несчастный, кивнул головой, на цыпочках прошел мимо Эви и взобрался на тележку. Потом осторожно взялся за вожжи.
— Спасибо, — беззвучно, одними губами произнес Джастин.
Блумфилд кивнул и торопливо прошептал:
— На днях я специально привезу сюда велосипед, что бы вы могли прокатиться! — И уехал.
Эви смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду. Потом взглянула на Джастина. Он выплюнул травинку, засунутую между зубами, и улыбнулся.
— Как вам не стыдно, — проговорила она, подходя к нему.
— Мне стыдно, — заверил он ее. — Почти все время. Но сегодня, — он помедлил, прикидывая, — сегодня мне не было стыдно.
Она поднялась на две ступеньки. Чтобы взглянуть ему в глаза, ей пришлось запрокинуть голову, открыв изящную линию шеи.
— Вы должны извиниться перед мистером Блумфилдом.
— Забудьте о нем.
Она не ответила и взялась за ручку двери. Он обогнал ее и распахнул перед ней дверь.
— Ладно. Но почему я должен извиняться?
Она прошла впереди него в холл. Он последовал за ней.
— Почему? — настойчиво повторил он. Она даже не потрудилась оглянуться.
— Если в кустах была птица бубо или какая-либо другая, то я сиамская королева.
И тут из двери где-то в середине коридора появился Беверли. Увидев Эвелину, он хотел спрятаться, но она его заметила.
— Беверли! Задержитесь на минутку.
— Всего на минутку, мадам? Обычно ваши обмены любезностями с прислугой продолжаются гораздо дольше.
— Я хочу спуститься в винный погреб, Беверли, — констатировала Эвелина. — Будьте любезны, дайте мне ключи.
— Погреб не заперт, мадам, — ответил Беверли. — В погребе нет ничего такого, что стоило бы украсть. Возможно, несколько бочек старого сидра. Бригадный генерал тонким вкусом не отличался. По правде говоря, верхом кулинарного искусства он считал карри, которое готовил его индийский повар.
Беверли взглянул на Джастина, словно подозревал, что он унаследовал столь же низменные вкусы.
— Ладно, — отозвалась она, обращаясь к Беверли и игнорируя Джастина, что ему явно не понравилось. — Вы не возражаете, если я проверю сама?
— Напротив, мисс. Если бы вы не проверили, я мог бы подумать, что нарушилась естественная последовательность событий.
Эвелина не потрудилась ему ответить. Обогнув стоявшего на пути дворецкого, она вошла в малую гостиную. Джастин следовал за ней по пятам.
— Эви, неужели вам и впрямь хочется ползать по старому, пахнущему плесенью подземелью?
— Да, — ответила она, направляясь к низкой двери, расположенной сбоку от камина.
Дверь действительно оказалась не заперта и без труда открылась с первой попытки. У лестницы стоял маленький латунный фонарь. Эвелина на ощупь зажгла его и начала спускаться вниз по каменным ступеням, таким старым, что они были вытоптаны по центру. Джастин шел за ней следом.
— Вам не обязательно идти со мной, — пробормотала она возмутительно холодным тоном, который придавал ему решимости узнать, что скрывается за тонированными линзами и задумчивым выражением лица.
— Надеюсь, вы не станете возражать, если я позволю себе выпить? У меня страсть к сидру. — Он улыбнулся обворожительной, даже обезоруживающей улыбкой. Но она лишь холодно взглянула на него.
— Как вам будет угодно.
Что касается винного погреба, то он действительно представлял собой жалкое зрелище. На ветхих шатких полках она обнаружила несколько дюжин бутылок самых заурядных итальянских вин, пару фляг какого-то бренди и покрытую плесенью старую бутылку мадеры, а также, как предупреждал Беверли, полдюжины бочек, выстроившихся вдоль стены.
— Похоже, что старина Беверли прав.
— Нет, — ответила Эвелина и, подняв повыше фонарь, огляделась вокруг. Огонек фонаря высветил контуры ее лица, блеснул на стеклах очков. Выбившаяся из прически прядь волос отбрасывала причудливую тень на ее щеку.
Она с победным возгласом бросилась к стоявшей в стороне от других бочке, крышка с которой была снята и находилась рядом, прислоненная к стенке. Поставив фонарь на земляной пол, Эвелина перегнулась через край бочки и заглянула внутрь. Она оказалась такой маленькой, что верхняя часть ее тела целиком исчезла в бочке.
— Черт побери! — глухо прозвучал из бочки ее голос. Она подпрыгнула, брыкнула ногой и, пыхтя от напряжения, завозилась в бочке.
— Помочь? — спросил Джастин.
— Сама справлюсь! — глухо прозвучал откуда-то из глубин ее голос. — Я уже почти… Вот! — Она появилась из бочки с победоносным видом, держа в каждой руке по бутылке. Лицо ее испачкалось пылью, в волосах запуталась паутина.
— Ну и что вы держите?
— А это, мистер Пауэлл, две из десяти бутылок Шато Лафит-Ротшильд. Тех самых, которые ваш дедушка спрятал здесь накануне приезда вашего батюшки в монастырь в 1886 году.
— Да уж, поступок вполне в стиле старого вояки. Но как вы узнали о таком факте?
— Я читала его дневник. Он был военным до мозга костей, не так ли? Все у него учтено, все подтверждено документами, пусть даже следующие поколения, узнав кое о чем, плохо о нем подумают.
Джастин рассмеялся.
— Сомневаюсь, что ему приходило в голову, будто кто-нибудь сможет с ним не согласиться или счесть его недостаточно проницательным.
Она помедлила, потом смущенно добавила:
— Вам, наверное, было трудно вместе. Вы с ним такие разные.
«Господи, да она, кажется, всерьез этим обеспокоена».
— Дорогая моя девочка, — тихо прошептал он, — не считайте наши трудности семейной трагедией.
— Но он ожидал, что вы станете не тем, чем вы стали. Вам пришлось очень нелегко, когда вы поняли, что не соответствуете его представлению о том, чем вы должны стать.
Джастин нахмурил лоб, не зная, как бы ее успокоить, и удивляясь тому, что ее тревожат такие пустяки. Члены его семьи не знали о необычном повороте его армейской карьеры и, хотя они разочаровались тем, что он нарушил существовавшую много поколений традицию, оставив военную службу, трагедию из такого поступка никто не делал, кроме бригадного генерала и его старых армейских приятелей.
Надо как-то объяснить такие вещи Эви, потому что ее обеспокоенность вызвана чем-то большим, чем сопереживание. Здесь присутствовало что-то личное. И ему хотелось как-то приободрить ее. Очень хотелось.
— Меня никогда не трогало, что думает генерал, Эви. — Джастин наклонился над бочкой, раскинув руки вдоль ее края. Эви придвинулась ближе, пытливо вглядываясь в его лицо.
— Не может быть. Ведь он ваш дедушка. Джастин задумался.
— Мне повезло. Между нами вставал мой отец. Он не позволял своему тестю запугивать меня, лишать меня права выбора или унижать в угоду своим амбициям. Мой отец потратил многие годы, пытаясь стать таким, чтобы тесть мог им гордиться, и ему это удалось, хотя принесло не удовлетворение, а страдания. И вот однажды, проснувшись, как он сам рассказывал, он понял, что в процессе превращения в того, кем хотел его видеть генерал, он почти забыл, к какому идеалу он сам имел намерение стремиться.
Она слушала его, трогательно приоткрыв рот, словно ребенок сказку.
— Все мы стремимся к своему идеалу человека, которым мы стали бы, если бы нашли в себе храбрость, честность и силу, чтобы сделаться таким человеком.
Пока он говорил, она придвигалась все ближе и ближе к нему, словно ее тянуло магнитом.
— А ваш отец научил вас, как достичь идеала?
Он протянул руку и кончиками пальцев убрал упавший на ее щеку локон. Кожа у нее была теплой и гладкой.
— Да, — пробормотал он.
Она опустила глаза, ресницы коснулись щеки. Он хотел снова протянуть руку, чтобы приласкать ее. Но она открыла глаза и взглянула на него проницательным, оценивающим взглядом.
— Идеалом, к которому вы стремились, был, наверное, праздный, любезный, надменный бездельник?
У него опустились руки.
— Нет, я так не думаю, мистер Пауэлл, — не согласилась она. — По правде говоря, я даже думаю, что вы совсем не тот, кем стараетесь казаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадебные колокола - Брокуэй Конни



Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





Милый романчик. Особенно мне понравился тонкий юмор и ирония гг-я с его "самой прекрасной совой, малой" относительно гг-и.
Свадебные колокола - Брокуэй Конникуся
2.11.2012, 13.56





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





суперский аж дух захватывает очень понравился
Свадебные колокола - Брокуэй КонниНАТАЛИЯ
31.05.2014, 6.43





Захватывающий , прекрасный роман с юмором) Смеялась часто вслух) Все 10 баллов, ГГ просто замечательны
Свадебные колокола - Брокуэй КонниАнна
1.06.2014, 9.18





Потрясающий роман. Веселый, живой и интригующий. Незабываемые ГГ-и. Читайте и не пожалеете.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВалентина
1.06.2014, 18.57





Приемлемо, 9б.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниТаня Д
12.07.2014, 0.58





Мило...
Свадебные колокола - Брокуэй КонниМилена
5.07.2015, 7.34





Согласна, роман милый, но не зацепил. Даже шпионы милые и пушистые, ни кого не убили. Страдания же главной героини по своей внешности в 25 лет смешны: это удел прыщавых подростков. Дочитала до конца борясь с желанием бросить, так как воспитана не бросать дело до его конца.
Свадебные колокола - Брокуэй КонниВ.З.,67л.
7.08.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100