Читать онлайн Мой милый враг, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый враг - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый враг - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый враг - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Мой милый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Как вы поступите с этими приглашениями, меня не касается, но я, во всяком случае, не стану на них отвечать. Я не ваш секретарь.
Услышав голос Лили, доносившийся из гостиной, Эвелин бросила перчатки на столик в коридоре и, с улыбкой взглянув на сына, сделала ему знак следовать за ней. Она приоткрыла дверь и украдкой заглянула внутрь. Вся семья собралась здесь — Лили сидела в кресле у окна, а Франциска расположилась на диване. Даже присутствие этой вечно брюзжащей Полли Мейкпис, сидевшей в инвалидной коляске рядом с диваном, не могло омрачить ее радость.
Молодая женщина распахнула дверь и громко объявила, к изумлению всех присутствующих:
— Вы только посмотрите, кого я привезла домой!
Она схватила за руку Бернарда и увлекла его за собой в гостиную.
— Ты можешь мной гордиться, Лили. На этот раз я была по-настоящему тверда… — Она обернулась, чтобы закрыть за собой дверь, и тут заметила его.
Джеральд.
Воздух с шумом вырвался из ее легких. Она крепче стиснула руку сына. Он поднялся с места и направился к ней. У нее потемнело в глазах, и она пошатнулась.
— Эвелин? — Она почувствовала тревогу в голосе Лили, однако не могла оторвать глаз от приближавшегося мужчины.
— Я рад видеть вас снова, кузина Эвелин, — обратился он к ней.
Кузина Эвелин? Он протянул руку, словно собираясь взять ее ладонь в свою. По ее телу пробежала дрожь отвращения, и она отпрянула.
Он замер в нерешительности, но потом спокойно произнес:
— Как, должно быть, досадно, приехав домой, обнаружить, что он полон гостей. Я — Эйвери Торн, мэм. Давненько мы с вами не виделись!
— Мистер Торн! — вдруг воскликнул Бернард, восторг в его голосе был смешан с удивлением. Мальчик откашлялся и подошел к Эйвери. — Я безмерно счастлив познакомиться с вами, сэр.
— Как и я с тобой, Бернард.
Эйвери Торн, подумала Эвелин, с трудом приходя в себя. Да, это объясняет сходство.
— Хотя должен заметить, — продолжал Эйвери, — что мы виделись раньше. Ты тогда был еще в пеленках, а я ходил в детских штанишках. — Он наклонил голову. — Но мы отвлеклись от главного. Не угодно ли вам присесть, кузина Эвелин?
— Да, конечно. — Молодая женщина попыталась улыбнуться, но у нее это плохо получилось. — Боюсь, вы застали меня врасплох. Прошу вас извинить меня за то, что я не приветствовала вас подобающим образом… кузен Эйвери.
— Судя по всему, мой приезд явился неожиданностью для всех в этом доме, мэм.
Взгляд его метнулся в сторону Лили, которая сидела молча и внимательно следила за происходящим. Бедная Лили! Она так мало вращалась в мужском обществе, что этот огромный, с сильными руками представитель враждебного клана наверняка должен был внушать ей страх.
Эвелин воспользовалась моментом и, обойдя его стороной, расположилась рядом с Полли Мейкпис.
— Для меня большое удовольствие снова видеть вас, тетя Франциска.
Бернард, желая показать всем, что он уже взрослый, склонился к руке тетки.
— Я тоже рада, что ты дома, Бернард, — отозвалась Франциска. — Поскольку никто другой, по-видимому, не склонен взять эту задачу на себя, позволь мне представить тебя нашей гостье, мисс Полли Мейкпис. Мисс Мейкпис в настоящее время оправляется после несчастного случая.
Эвелин виновато покраснела. Она была до такой степени сосредоточена на Эйвери, что забыла проявить элементарную вежливость по отношению к их гостье — путь даже та оказалась в таком положении не по своей воле. Ведь мисс Мейкпис не предполагала, что упадет с подиума и сломает ногу.
— Как хорошо, что вы уже чувствуете себя достаточно окрепшей, чтобы присоединиться к нашей семье, мисс Мейкпис, — промолвила она.
— Я знаю, о чем вы думаете, — проворчала в ответ Полли. — Поверьте, меня уже давно бы здесь не было, если бы мисс Бид не настояла на том, чтобы я осталась до тех пор, пока не смогу передвигаться без посторонней помощи.
— Лили совершенно права, — пробормотала Эвелин. — Мы все очень рады тому, что вы с нами.
— Гм… — Полли снова откинулась на спинку коляски,
Бернард отвесил ей вежливый поклон.
Непривычное молчание Лили не ускользнуло от внимания Эвелин, и она окинула взглядом девушку, подметив с беспокойством, что на Лили было то, что она сама называла «практичной» одеждой. Щеки ее пылали румянцем, в глазах сверкали молнии. Мужчины, особенно такого склада, как Эйвери Торн, обычно пренебрегали женщинами в мужских нарядах. А Эвелин слишком хорошо знала по собственному опыту, как важно уметь добиться расположения представителя сильного пола.
В данный момент одеяние Лили выглядело не столько практичным, сколько чересчур смелым. Штаны, скроенные на манер брюк, привлекали внимание к бедрам, не имевшим ничего общего с мужскими, а лишенная украшений рубашка лишь подчеркивала ее женственность. Только волосы Лили, уложенные на затылке в аккуратный пучок, выглядели вполне обыкновенно.
Затем Эвелин переключила внимание на Эйвери, которому вскоре предстояло стать законным опекуном Бернарда. Эта мысль вызвала у нее новый прилив отчаяния.
В течение пяти лет они вели счастливое, безмятежное существование в Милл-Хаусе. Случайные осложнения, возникавшие у них на пути, тут же улаживались благодаря умелому управлению Лили, их нужды удовлетворялись благодаря щедрости Лили, их редкие разногласия смягчались благодаря дипломатическим способностям Лили. Словом, жизнь шла своим чередом.
Они редко выезжали в свет: Франциска — потому, что она пользовалась дурной славой почти в той же степени, в какой Лили не могла рассчитывать на любезный прием, а Эвелин — потому, что не желала иметь дело с людьми, пренебрежительно относившимися к Лили. Не то чтобы ей не хватало общества соседей — вовсе нет! Пусть другим их существование казалось однообразным, однако Эвелин оно пришлось по душе. Она достаточно натерпелась за восемь лет супружества. Здесь, рядом с Лили, первый раз за всю ее жизнь ни один мужчина не посягал на ее внутренний мир. Ей не нужно было заискивать перед ним, чтобы обеспечить покой в семье, отдавать ему свое тело в обмен на его расположение или умиротворять его, чтобы добиться для себя каких-нибудь ничтожных поблажек. И тут неожиданно появился Эйвери Торн, снова оживив в ее душе воспоминания. Неприятные воспоминания.
Он был так похож на Джеральда — те же чеканные черты яйца, те же изумительного оттенка глаза и крупные руки, заключавшие в себе грозную силу. Только выражение его было иным — хотя, впрочем, прямота и чистосердечие, которые она прочла на его лице, могли объясняться простой игрой света…
Поймав на себе взгляд Эвелин, Эйвери поднял голову. Он улыбнулся, и, заметив иронический изгиб его губ, Эвелин тут же уставилась на свои колени, мысленно укоряя себя за трусость.
Как она могла так легко отказаться от всех преимуществ, которые дала ей вновь обретенная свобода?! Более того, хватит ли у нее смелости просить мужчину о чем бы то ни было, когда она даже не решается посмотреть ему в глаза?
— Мисс Бид, — исполнив свой долг перед теткой и Полли, Бернард подошел к Лили, — надеюсь, вы хорошо себя чувствуете?
— Да, спасибо, — отозвалась Лили. — Я вижу, ты вырос.
Будучи теперь шести футов ростом, Бернард возвышался над самым высоким из своих одноклассников на добрых шесть дюймов. Он даже Лили обогнал на несколько дюймов.
— Да, мисс Бид. Мне все об этом говорят.
— Вы не собираетесь предложить ему немного конфет из запасов Франциски? — осведомился Эйвери.
От этого, казалось бы, невинного вопроса щеки Лили снова вспыхнули румянцем. Вскинув голову, она пронзила собеседника гневным взглядом.
Эвелин уставилась на девушку, пораженная ее храбростью, но тут вспомнила, что Лили в течение почти пяти лет обменивалась с этим человеком язвительными посланиями и ни разу при этом не позволила загнать себя в угол. С восхищением, смешанным с грустью, Эвелин наблюдала за тем, как Лили выпрямилась в полный рост — который нельзя было назвать иначе, как внушительным, — а в ее черных миндалевидных глазах вспыхнул воинственный огонек. Еще ни одному мужчине на свете не удавалось запугать Лили Бид. Со вздохом, выражавшим покорность судьбе, Эйвери последовал ее примеру.
— Вы без конца то вскакиваете с места, то снова садитесь, точно какой-нибудь «Джек в коробочке»
type="note" l:href="#note_8">[8]
, — заявил он недовольно.
— Никто не заставлял вас вставать, — заметила Лили.
— Только воспитание, — буркнул Эйвери.
Очевидно, подобные словесные баталии происходили между ними и раньше, причем без какого-либо перевеса для одной из сторон, поскольку никто из них не горел желанием продолжать спор.
— Что касается конфет, то лучше я заменю их поцелуем, — произнесла Лили и, дабы подкрепить свои слова делом, чмокнула Бернарда в гладкую щеку. — Добро пожаловать домой, милый.
Бернард перенес этот удар по своему юношескому достоинству даже не дрогнув. Однако Лили, всегда очень восприимчивая к чувствам тех, кто был ей дорог, заметила смущение, которое вызвал у мальчика ее поцелуй.
— Стой спокойно, приятель, — пробормотал Эйвери лениво. — Мисс Бид просто хочет продемонстрировать свою нежную натуру.
Бернард густо покраснел. Эвелин насторожилась: чрезмерное душевное волнение нередко предшествовало у мальчика новым приступам одышки.
— С ним все в порядке, — прошептала ей на ухо Полли. — Послушайте, вам не стоит обращать его внимание на что-либо
Неподобающее. — Увидев изумленное выражение лица Эвелин, она добавила:
— Мисс Бид рассказала мне о его приступах.
— Я вовсе не хотела тебя обидеть, Бернард, — сказала Лили.
— А я ничуть и не обижен, — ответил Бернард. Он и впрямь держался молодцом, и Эвелин начала понемногу успокаиваться. — Как уже заметил кузен Эйвери, вы от природы наделены добрым сердцем. Просто ваше приветствие меня слегка удивило. Мои наставники в Харроу редко проявляют столько теплоты при встрече.
— Хорошо сказано, дружище, — одобрил Эйвери. — Пусть твоя латынь оставляет желать лучшего, зато я вижу, что школа в Харроу сумела сделать из тебя настоящего аристократа.
В ответ на эту похвалу лицо Бернарда просияло от удовольствия.
— Значит, это единственное, что требовалось от его наставников, чтобы заслужить ваше одобрение? — спросила Лили, обращаясь к Эйвери. — Научить его изящным манерам и правилам поведения в обществе, представить подробный перечень того, что можно говорить вслух, а что нельзя?
— Верно, — отозвался тот, глядя на Лили с тем же ленивым любопытством, с каким кот в курятнике наблюдает за возней только что вылупившихся цыплят.
Не веря своим ушам, она сделала шаг в его сторону.
— А вам не кажется, что это слегка отдает элитарностью?
— Быть аристократом означает принадлежать к элите в самом высоком смысле этого слова, — ответил Эйвери. — Я надеюсь, что Бернард сумеет усвоить те правила поведения, которые сослужат ему добрую службу в течение всей последующей жизни.
— Так же, как и вам.
— Да, надеюсь, что так.
Они снова обменялись сердитыми взглядами. У Эвелин неприятно засосало под ложечкой. Словно не видя грозящей ей опасности, Лили подошла к Эйвери еще ближе и теперь стояла рядом с ним. Эвелин в отчаянии подумала, что он огромен — по меньшей мере дюймов на пять выше Лили. Темные ресницы скрывали блеск его глаз, однако Эвелин не слишком доверяла этой внешней невозмутимости. Он легко мог протянуть руку и ударить…
— Мистер Торн, возможно, вы и стосковались по тем временам, когда можно было вызвать человека на дуэль лишь потому, что тот неодобрительно отозвался о фасоне ваших перчаток, но уверяю вас, в наши дни на такие вещи смотрят иначе.
Эйвери хранил красноречивое молчание, глядя на тонкие пальцы, которыми она постукивала по подбородку, после чего с еще более красноречивым молчанием опустил голову, посмотрев прямо ей в глаза.
Лили приподняла черную бровь.
— Мне кажется куда более важным, чтобы Бернард занялся математикой, экономикой и историей. Со временем ему предстоит взять на себя ответственность за огромное состояние. На тот случай, если вам это слово не знакомо, повторяю по слогам: от-вет…
— Помнится, я слышал его где-то пару раз, — спокойно перебил ее Эйвери.
— Тем лучше. Тогда вам должно быть ясно, что у Бернарда есть лучшие способы убить время, чем зазубривать наизусть давно сданный в архив перечень того, что может и что не может позволить себе аристократ.
— Если вы действительно полагаете, что академическая премудрость и всякая там латынь важнее умения вести себя в обществе, — сердито заявил Эйвери, — что ж, я считаю большой удачей, что воспитание Бернарда скоро перейдет в мои руки.
— Из всех…
— Прошу извинить меня за то, что вмешиваюсь, — раздался вдруг голос Бернарда, — но осмелюсь спросить: откуда вам известно насчет латыни, сэр?
Не сводя взгляда с лица Лили, Эйвери ответил:
— О, я никогда не относился к своим обязанностям так легкомысленно, как это хочет представить мисс Бид. Я вел непрерывную переписку с твоими преподавателями в течение последних пяти лет.
— Иными словами, вы сообщали наставникам Бернарда, где вас искать, а меня умышленно держали в неведении?! — гневно воскликнула Лили.
— Мне казалось, вам доставляло удовольствие вычислять мое местонахождение, — ухмыльнулся Эйвери.
Их взгляды были прикованы друг к другу, и Эвелин казалось, что она видит, как искры проскакивают в воздухе от одного к другому.
— Между ними явно что-то происходит, — прошептала Полли Мейкпис, пока Лили тщетно пыталась придумать достойный ответ. — Даже шнурки на корсете моей старой нянюшки были менее натянутыми, чем отношения между этими двумя. А она весила без малого тридцать стоунов
type="note" l:href="#note_9">[9]
.
Эвелин с трудом удержалась от смеха — этот нелепый образ развеял ее тревогу. Она старалась не проводить в обществе Полли больше времени, чем того требовала простая учтивость, — ведь эта женщина не только считала Лили непригодной на роль главы ее драгоценной коалиции, но, что еще хуже, твердила об этом при всяком удобном случае. До сих пор Эвелин даже и не подозревала, что Полли тоже обладает чувством юмора.
— Но зачем Лили постоянно ему возражает? — спросила Эвелин, понизив голос. — Неужели она не видит, что это приводит его в ярость?
— Миссис Торн, — ответила Полли, — что бы я ни думала о способности мисс Бид возглавить коалицию, я никогда не сомневалась в ее смелости. Она и этот молодой человек не ладили друг с другом с самого начала, и вместе с тем она еще ни разу не потерпела поражение ни в одной из их словесных стычек — хотя справедливость требует признать, что и взять верх ей до сих пор тоже не удавалось.
Мысль о том, что в спорах с этим гигантом Лили неизменно отстаивала свое достоинство, поразила Эвелин и заставила ее задуматься.
— Откуда такое мрачное выражение лица, миссис Торн? — спросила Полли, в то время как Лили разразилась очередной гневной тирадой, все еще стоя нос к носу с этим высоким мускулистым мужчиной в слишком узком для него пиджаке.
— Лили, — пробормотала она. — Она намного лучше меня умеет справляться с мужчинами. Эйвери Торн не внушает ей ни малейшего страха. Я ей завидую.
— Будет вам! — усмехнулась Полли. — Мистер Торн производит на меня впечатление человека, не лишенного здравого смысла — правда, шумного, грубоватого и не слишком разбирающегося в хороших манерах, зато с добрым сердцем и глубоко порядочного. Одним словом, мало чем отличающегося от самой мисс Бид. Лично мне всегда нравилась в мужчинах прямота.
Даже если бы от этого зависела ее жизнь, Эвелин не могла бы объяснить, что заставило ее признаться во всем Полли Мейкпис — то ли неожиданное сочувствие, которая та к ней проявила, то ли тревога, вызванная тем, что она неожиданно для себя оказалась в сложной ситуации. Так или иначе, слова как будто сами сорвались с ее губ.
— Я бы предпочла никогда больше не иметь дела с людьми такого склада, — тихо сказала она. — Я не представляю, как мы сможем жить под его опекой, если рядом не будет Лили, чтобы вступиться за нас в случае необходимости.
— А почему за вас должна вступаться другая женщина? — удивилась Полли.
— Мисс Мейкпис, вы же не думаете, что семейные… разногласия являются исключительной прерогативой низших классов? Мой собственный жизненный опыт отбил у меня всякую охоту, а может быть, и способность общаться на равных с «шумными и грубоватыми» мужчинами.
— Понимаю. — Эвелин грустно улыбнулась.
— И вы считаете, что именно мисс Бид сможет справиться с мистером Торном и ему подобными?
— Как можно в этом сомневаться? — спросила Эвелин. — Вы только посмотрите на нее! Пусть ей до сих пор и не удавалось выйти из этих стычек победительницей, она чувствует себя как рыба в воде и, мне кажется, даже наслаждается этими пикировками. Она просто великолепна.
— Да, — согласилась Полли. — Она явно получает от этого удовольствие. Да и он сам пришел почти в такое же возбуждение. Взгляните, как он пожирает ее глазами и с какой яростью она смотрит на него.
Эвелин грустно покачала головой:
— Вы правы. Я бы никогда не смогла противостоять ему так, как это делает она.
Образы неясного, полного тревог будущего вызвали у молодой женщины слезы. Она принялась шарить рукой в кармане, благо внимание Бернарда в эту минуту было приковано к Лили и Эйвери Торну. Однако, к ее удивлению, носовой платок оказался в маленькой загрубевшей руке Полли. Та сунула его Эвелин, смущенно погладив ее сжатые в кулачки руки. Эта доброта оказалась последней каплей. Эвелин тихо всхлипнула:
— О Господи, что же мне делать? Как я могу надеяться…
— Тс, — остановила ее Полли. — Если вы окажете мне любезность и выкатите мою коляску в коридор, миссис Торн, то полагаю, мне удастся найти выход из всех наших затруднений.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый враг - Брокуэй Конни



Очень хороший роман. Читала с удовольствием .
Мой милый враг - Брокуэй КонниОльга
20.04.2015, 16.36





Сюжет не плохой, но героиня чуть глуповата, да и герой тоже. Но отказываться выходить замуж, добровольно сделать своего ребенка бастардом, по каким то нелепым причинам, это сверх тупизм..
Мой милый враг - Брокуэй КонниМилена
2.07.2015, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100