Читать онлайн Мой милый враг, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый враг - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый враг - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый враг - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Мой милый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Овцы смердят. Конечно, не так, как, к примеру, ленивцы, подумал про себя Эйвери, но очень близко к тому. А мокрые овцы, так же как и мокрые ленивцы, смердят еще сильнее.
Холодные купания не помогли ему, перестановка мебели в доме ни к чему не привела, и даже поездка в Лондон, где он провел целых два вечера в обществе людей, которые, судя по всему, были чрезвычайно рады его видеть — особенно женщины, среди которых выделялась своим рвением некая виконтесса Чайлдз, — оказалась бесполезной. Но если он и дальше будет продолжать в том же духе, работая до полного изнеможения, то, быть может, ему и удастся выбросить наконец из головы Лили Бид.
Он схватил огромную овцу за середину туловища и силой стащил ее с каменистого берега у самого края мельничной запруды на глубину. Та отчаянно брыкалась, взбаламучивая воду и поднимая на поверхность водоросли и всякий мусор. Другой работник рядом с ним выпустил свою пленницу из рук и подтолкнул к противоположному берегу, где ее ждала награда в виде небольшого огороженного пастбища.
Драммонд стоял на боевом посту, придирчиво осматривая каждую из промокших насквозь овец, едва та появлялась из воды. Время от времени, перемежая брань короткими кудахтающими смешками, он снова толкал то одну, то другую несчастную жертву обратно в пруд.
— Эй, Хэм! — крикнул управляющий. — Эта овца грязнее, чем дыра в бочке твоего деда! Хоб, тебе было приказано вымыть овцу, а не утопить ее! А вы, мистер Торн… — В его голосе появились насмешливо-подобострастные нотки. — Прошу прощения, сэр, но не смогли бы вы быстрее шевелить своим высокородным задом? Нам нужно успеть вымыть пятьсот овец зараз!
Эйвери отпустил одну овцу и схватил другую, которая с перепуганным видом соскользнула вниз по крутому склону. Он увлек животное за собой в воду, погрузив руки в мягкую шерсть.
Охра. Он был весь перепачкан этой дрянью, она покрывала его руки, грудь и даже лицо. Его брюки были изорваны в клочья острыми копытами, рубашка, которую он аккуратно повесил на сук, попалась на глаза ягненку и тут же оказалась обмусоленной, а его ботинки — прекрасные ботинки ручной работы из марокканской кожи, путешествовавшие вместе с ним из одного полушария в другое — явно не выдерживали пятичасового пребывания в загрязненной охрой воде.
Овца упиралась, однако Эйвери упрямо сражался с ней. Его тело ныло от напряжения, мускулы горели от непривычных нагрузок, голова кружилась от усталости, и каждый вечер, когда он возвращался обедать к себе в комнату, мышцы его сводили судороги. И вместе с тем — о, дьявольщина! — как только он, изнуренный, валился на постель, перед глазами его снова вставал ее образ, темные блестящие волосы струились у него между пальцами, а нежные губы терзали его чувственными воспоминаниями.
Вам надо на ней жениться.
Само собой разумеется, он тут же ответил на совет Бернарда так, что у бедного парня вспыхнули уши, однако это не мешало его предательскому воображению возвращаться к этой мысли снова и снова.
Жениться на Лили Бид? Безумие, да и только! В этом случае он вынужден будет оставить всякую надежду на спокойную, идиллическую жизнь в сельской глубинке, поскольку с Лили Бид никакой идиллии ждать не приходилось — все равно, в глубинке или где-то еще. Впрочем, при желании ей всегда можно найти приемлемую замену…
И о чем он только думает, черт возьми? Из того, что какой-то мальчуган дал ему нелепый совет, вовсе не следовало, что он обязан ему следовать.
Овца внезапно вывернулась, обдав его лицо жидкой грязью.
— Ах ты!.. — Он выпустил ее из рук, бранясь на чем свет стоит.
— Пожалуй, вы уж слишком много ругаетесь для джентльмена, — вдруг раздался неподалеку чей-то женский голос.
Ему бы следовало знать заранее. В воздухе должно было ощущаться потрескивание, в ясном небе должна была вспыхнуть молния, сверчки в траве должны были умолкнуть, в самом крайнем случае он должен был испытать нечто вроде приступа умственного помрачения. Что-то должно было возвестить ему о ее прибытии. Ему казалось несправедливым то, что природа могла создать силу столь могучую и непреодолимую и вместе с тем забыла предупредить простых смертных о ее приближении.
Прищурившись, Эйвери поднял на нее глаза. Лили стояла у кромки воды, окруженная мирно пасущимися овцами. Руки ее свободно свисали вдоль тела, она нетерпеливо постукивала кончиком ботинка по земле.
— Что вы здесь делаете? — спросил он.
По его торсу стекали красноватые вязкие струйки, и та же липкая, скользкая грязь покрывала его лицо. Шлепая по воде, он не спеша подобрался к краю пруда в предвкушении очередной словесной баталии.
— Что она здесь делает? — крикнул с противоположного берега Драммонд. Стащив с головы фуражку, он что было сил ударил ею себя по бедру. — Здесь у нас не пикник, мистер Торн, и я советую вам поскорее спровадить вашу женщину туда, откуда она пришла.
Эйвери поморщился. Как и следовало ожидать, Лили бросила на Драммонда разъяренный взгляд, словно бык, завидевший перед собой красную тряпку. Слабое постукивание носком ботинка перешло в беспрерывную чечетку. Пасшаяся рядом овца подняла морду и изумленно моргнула.
— Во-первых, мистер Драммонд, я никому не принадлежу, кроме себя самой, — ответила она. — Во-вторых, я здесь не для того, чтобы принести всем вам ленч.
— В таком случае уходите! — отрезал Драммонд. — Вы сами приставали ко мне с требованием вымыть этих овец, а теперь, когда я делаю все, что в моих силах, чтобы исполнить ваш приказ, вы появляетесь тут, отвлекаете моих людей и создаете всем трудности, как всегда…
— Заткнитесь, Драммонд, — перебил его Эйвери.
Вместо выражения признательности, которого он вправе был ожидать от любой нормальной женщины, Лили нахмурилась.
— Я не нуждаюсь в вашей помощи, мистер Торн, — заявила она. — Я вполне способна сама за себя постоять… и сама управлюсь с мистером Драммондом.
— Значит, вы не собираетесь уходить? — осведомился Драммонд.
— Нет! — крикнула в ответ Лили.
— Тогда я ухожу. Эй, парни! Перерыв! — Драммонд высоко вздернул подбородок, как бы поощряя ее к дальнейшим действиям.
Каково приходится человеку, когда его авторитет т только постоянно оспаривается, но подвергается открытым нападкам? — подумал Эйвери, сочувственно глядя на побледневшее лицо Лили. Ему самому в свое время пришлось испить горькую чашу унижения, когда его мнение не принималось во внимание, а все его замечания и советы отвергались лишь потому, что из-за физической слабости он не сумел завоевать уважение себе подобных.
И само собой разумеется, остальные работники, даже не взглянув в сторону Лили, их предполагаемого нанимателя, выпустили овец и принялись с трудом карабкаться вверх по береговой террасе, направляясь в сторону небольшой рощицы на другом конце луга, где их ждал обед.
Драммонд с торжествующей ухмылкой зашагал прочь, словно горный король в окружении свиты из троллей; его бодрая поступь ясно свидетельствовала о том, что он считал себя в этой стычке победителем. Лили посмотрела им вслед, не в состоянии скрыть свой гнев и досаду, потом перевела взгляд на Эйвери. Она еще чуть-чуть приподняла подбородок — то ли поощряя его выразить вслух свое сочувствие, то ли готовясь к схватке с очередным противником. Он ведь тоже понимал, что такое гордость!
Внезапно у него отпало всякое желание с ней спорить.
— Лили! — Он протянул ей руку.
Она посмотрела на нее с таким видом, словно он хотел испачкать ее охрой.
— Лили! — повторил он снова, стараясь, чтобы голос его звучал как можно мягче и спокойнее.
Со своего места он видел, что ее сотрясает нервная дрожь. Девушка отступила на шаг.
— Я пришла передать вам, что у вас гости, — сказала она.
— Какие гости?
— Обе барышни Камфилд, которые случайно проезжали мимо вместе с их дорогой подругой виконтессой Чайлдз, которую вы встречали в Лондоне, а также с ее дорогой подругой мисс Бет Хайбридж и ее братом, Итаном Хайбриджем, которого вы знали еще в Харроу.
— Вот как?
— Да. Мистер Хайбридж сгорает от нетерпения, — продолжала она медоточивым тоном, — просто сгорает от нетерпения увидеть вас в своем доме. Он и некоторые из его приятелей устраивают на следующей неделе прием.
Эйвери, прищурившись, взглянул на нее.
— Не помню никакого Хайбриджа. Где он живет? Лили махнула рукой в южном направлении:
— Примерно в нескольких милях отсюда, по другую сторону от Камфилдов. Мне рассказывали, что дом у них очень красивый и содержится в идеальном порядке. Никаких следов пыли на мебели.
— И что из того? — спросил он, пытаясь сообразить, к чему она клонит. — Лично я вполне доволен своей жизнью здесь, в Милл-Хаусе. Несмотря на пыль и все прочее.
Она подчеркнуто медленно окинула взглядом его перепачканное грязью тело.
— Понимаю.
— И что это должно означать?
— Только то, что вы с тем же успехом можете принять приглашение и перестать корчить из себя настоящего мужчину. Все эти ваши попытки показать, насколько хороший из вас выйдет хозяин для Милл-Хауса, не производят впечатления ни на кого, кроме вас самого.
— Что? — не сдержался он.
— Я об этих ваших предприятиях, за которые вы то и дело беретесь. — Она повысила голос, подойдя к самому краю берега. — Не думайте, будто я не знаю, что у вас на уме. Мери, Тереза, Кэти, даже Бернард — все они сыты по горло вашими акробатическими трюками. Я не намерена выходить из состязания только потому, что вы переставили кое-какую мебель в доме и перетаскали несколько лопат ила со дна пруда…
— Постойте!
Эйвери понятия не имел, что она имела в виду. Он знал лишь, что если она станет владелицей Милл-Хауса, то весь его изнурительный труд в конечном счете может принести выгоду ей. Но вместо того чтобы оценить его усилия — не говоря уже о том, что он не счел ниже своего мужского достоинства копаться в грязи, — она набросилась на него с упреками!
— Несколько лопат, говорите? Да я перенес по меньшей мере две тонны этой мерзости!
— У меня такое ощущение, что большая ее часть осталась на вас.
Он глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.
— Вы, мисс Бид, просто неблагодарная злоязычная мегера!
Удивительно, непостижимо, но когда он бросил ей в лицо это обвинение, нижняя губа Лили вдруг дрогнула и непроницаемо темные глаза подернулись влагой. На одно мгновение ему показалось, будто она вот-вот заплачет. Однако Лили сумела быстро совладать с собой.
— А вы, мистер Торн, просто грязная, грубая, неотесанная деревенщина, а вовсе не джентльмен!
Прежде чем он успел дать ей отпор, она резко развернулась и… столкнулась с овцой, пасшейся у нее за спиной. Испуганное животное, двинув своим мощным задом, сбило Лили с ног, и та соскользнула вниз головой по крутому скользкому склону. С громким, отрадным для его слуха плеском она упала в воду в том месте, где было довольно глубоко, и исчезла под ее мутной поверхностью.
Она не появлялась. Он ждал. Несколько секунд в холодной грязной воде только успокоят ее расшалившиеся нервы.
Прошло еще какое-то время. Она так и не появилась. Вздохнув, Эйвери направился, шлепая по грязи, к тому месту, где она скрылась под водой, и принялся шарить рукой по дну, пока не обнаружил сначала ее голову, потом шею, и наконец, ухватившись за ее рубашку, он с приглушенным ворчанием потянул ее вверх. Промокшая насквозь, она показалась ему довольно тяжелой, даже несмотря на то, что вода, доходившая ему почти до плеч, приняла на себя большую часть ее веса.
— Прятаться на дне пруда нечестно, — заметил он.
— А я вовсе и не пряталась, — огрызнулась она. — Просто не могла найти опору для ног… Да уберите же наконец ваши руки!
— Охотно.
Он отпустил ее, и она тут же пошла ко дну, словно мешок с кирпичами. На какой-то миг ее промокшие штаны пузырем поднялись над поверхностью воды, а затем скрылись в глубине. На сей раз он сосчитал до пяти, прежде чем снова окунуть руки в холодную воду.
Лили там не было.
Эйвери нырнул, нащупал дно и начал суетливо шарить руками по кругу. Он попытался было открыть глаза, но их тут же залепило грязью, и он снова закрыл глаза. Усилием воли он заставил себя быстрее двигаться вперед, описывая руками все более широкие круги. Она провела под водой уже полминуты… минуту…
Отогнав тревожные мысли, он сосредоточил все внимание на каждом новом гребке, каждом новом взмахе руки. Отыскав то место, где начинались заросли кувшинок, он принялся лихорадочно шарить между стеблями. Если она случайно заплывет в них, то попадет в сеть, превосходящую по прочности любую рыбацкую… и утонет.
Нет!
Прошло уже полторы минуты… и тут рука его нащупала нечто напоминавшее шелк. Волосы. Он потянул за них как раз в тот миг, когда ее руки взметнулись вверх в слабой попытке выбраться на поверхность.
Слава Богу!
Он провел руками по ее телу, быстро нащупав лилии, обвившиеся вокруг ее тела. Она, как могла, старалась ему помочь, пока он срывал с нее стебли, державшие ее в плену. Наконец его усилия увенчались успехом, и она высвободилась из их смертельных объятий. Он подхватил ее под руки и одним мощным движением вытолкнул на поверхность.
Она появилась над водой, барахтаясь и ловя ртом воздух. Эйвери обвил ее рукой за талию и поволок к берегу. Она слабо упиралась, все еще задыхаясь, и дрожала от холода. Едва нащупав под ногами илистое дно, он подхватил ее на руки и перенес на поляну. Уложив ее на траву, Эйвери опустился рядом с ней на колени.
Она едва дышала, глаза ее были закрыты. Мокрые волосы прилипли к лицу. Эйвери убрал их, глядя на нее со все возрастающей тревогой. Неужели она потеряла сознание?
Он склонился над ней и обхватил руками ее голову. Он осторожно стер грязь с ее нежных губ, щек и носа. Веки ее приоткрылись, взгляд был пустой и ничего не выражающий. Он вдруг с особой остротой ощутил каждое движение ее груди, очертания которой вырисовывались под мокрой, покрытой скользким илом тканью столь же отчетливо, как если бы она лежала под ним совершенно обнаженной.
Тревога исчезла, уступив место страстному желанию, с которым он не в силах был справиться. Лили что-то пробормотала — так тихо, что он не расслышал ее слов. Эйвери наклонился к ее пухлым алым губам и почувствовал, что у него перехватило дыхание.
— Что? — только и смог выдавить он из себя. — Что вы сказали?
— Я спросила, не собираетесь ли вы прямо сейчас осуществить свою месть, — проговорила она чуть слышно.
Он резко отшатнулся от нее, и на лице его появилось холодное, отстраненное выражение. Было бы гораздо лучше, подумала про себя Лили, если бы в ее голосе не звучала помимо ее воли тайная надежда. Но когда она открыла глаза и увидела совсем близко от себя губы Эйвери, ей показалось, что…
Она даже зажмурилась от стыда. Унижение, которое она испытывала при мысли о том, что Эйвери Торн спас ей жизнь, оказалось настолько сильным, что ей хотелось провалиться сквозь землю. Она-то намеревалась всего лишь преподать ему урок, доказать на деле, как хорошо она умеет плавать, но все оказалось гораздо сложнее. Она решила проплыть под водой к противоположному берегу, чтобы потом вынырнуть там с торжествующей ухмылкой на губах, однако потеряла направление в мутной воде и в конце концов попала в силки из стеблей кувшинок.
Она украдкой бросила на него взгляд из-под ресниц. Эйвери сидел рядом, небрежно обхватив руками колени. Его бицепсы перекатывались под слоем жидкой грязи, мышцы на животе проступали под блестящей загорелой кожей. Создавалось впечатление, будто смазанная маслом бронзовая статуя вдруг ожила, и от этого зрелища у нее захватило дух.
— Благодарю вас.
Эйвери даже не повернул голову в ее сторону. В конце концов, она была жива — и, значит, он исполнил свой долг. Он молча встал, умышленно повернувшись к ней спиной, и собрался было уйти, однако, сделав шаг, остановился и бросил взгляд на противоположную сторону пруда. Она проследила за его взглядом. Там, вдали, рабочие уже начали подниматься со своих мест.
— Позвольте мне вам помочь, — произнес Эйвери, протянув ей руку.
Не обращая на него внимания, Лили с трудом встала на колени.
— Я… я бы мог отнести вас в дом, если вы не в состоянии идти сами, — добавил он.
Вряд ли он мог сделать более неприемлемое для нее предложение. Прикоснуться к ней? Нести ее на руках, как Мери, Кэти, Терезу и бог знает скольких еще женщин в этом доме? Как бы ей самой этого ни хотелось — а небо свидетель, она уже не могла и дальше обманывать себя, — она не станет прибегать к уловкам, чтобы добиться его внимания — даже просто из обычной вежливости. У нее еще оставалась некоторая толика гордости.
— Нет, — ответила она, покачав головой.
— Не будьте дурочкой, — процедил он сквозь зубы и протянул ей руку, чтобы помочь подняться, однако она резко отстранила ее.
— Я же сказала — нет!
— Что ж, отлично, — огрызнулся он.
Даже не удостоив ее взглядом, он сдернул свою рубашку с верхушки ближайшего куста и сделал шаг в сторону. Остановился. Замер на месте…
— А, будь оно все проклято! — донеслось до нее его приглушенное бормотание.
— Вы что-то сказали, мистер Торн? — спросила она мягко.
Он вдруг развернулся на пятках, нагнулся к ней, схватил за руки и сильным рывком поднял с земли. Его губы жадно прижались к ее губам и начали терзать их, словно ястреб голубку.
Их недавний поцелуй казался братским в сравнений с этим. Он стальной хваткой сжал ей ребра, прижав к себе так, что ноги Лили оказались между его широко раздвинутыми ногами. Его язык проник глубоко в ее рот, в сладострастном порыве коснувшись ее нёба.
Никогда прежде ей не было так хорошо. Она приоткрыла рот, позволив ему вволю насладиться поцелуем, а его ладони нежными, осторожными движениями поглаживали ей спину — ласка, на которую ей так отчаянно хотелось ответить. Она качнулась к нему, чтобы почувствовать его разгоряченное от желания тело.
Неожиданно она оказалась на свободе. Он резко оттолкнул ее от себя, его необычного цвета глаза поблескивали под густыми ресницами.
— Теперь мы квиты, — произнес он, взял рубашку, развернулся и зашагал через поле в сторону Милл-Хауса.
Ошеломленная столь неожиданным поступком, она, приоткрыв рот, смотрела ему вслед. Солнечные лучи, пробивавшиеся из-за темных грозовых облаков, покрывали его фигуру золотистым сиянием, открывая взору каждую деталь его худого длинного тела — каждую жилку, каждую складку, мощную мускулатуру на руках, прямую гладкую спину, широкие плечи.
Она опустила глаза и тут же зажмурилась. Ее мокрая, пропитанная грязью рубашка облепила ее тело, ничего не оставив для воображения. Кто угодно мог…
Девушка завертела головой. Мужчины как раз возвращались к работе после перерыва на ленч и были уже на полпути к пруду. Пробурчав себе под нос ругательство, Лили вскарабкалась на крутой берег и, с трудом переставляя ноги в мокрых штанах, поплелась следом за Эйвери. Если ей удастся догнать его, она сможет одолжить у него рубашку, чтобы прикрыться.
— Погодите! Эйвери! Погодите, вам говорят! — закричала она, бросив взгляд через плечо на мужчин, которые смотрели на нее вытаращив глаза. Эйвери, не обращая внимания на ее отчаянные призывы, быстро шел вперед, и ей пришлось бежать за ним чуть ли не вприпрыжку.
— Да погодите же! — простонала она жалобно, услышав за своей спиной несущиеся через все поле свистки и хохот.
Он не остановился. Он даже не замедлил шага. Этот поцелуй — он и был тем самым «запретным приемом». Его местью.
Она вошла в дом через вход для слуг и остановилась. Он ни в коем случае не должен был заподозрить, чем стал для нее этот поцелуй. Для него самого он ровным счетом ничего не значил. Вероятно, он в своей жизни целовал многих жен-шин. Он никогда не узнает, что его поцелуй, который он бросил ей как подачку, чтобы сильнее ее уязвить, обернулся для нее настоящим откровением. Нет, она не станет красться через заднюю дверь, словно .. словно какая-нибудь служанка, возвращающаяся с тайного свидания.
Лили решительной походкой направилась к парадному крыльцу. Переступив через порог, она с грохотом захлопнула за собой дверь. Она усмехнулась, но в этот самый миг раздался страшный треск. Встревоженная, она снова открыла дверь, чтобы выяснить, что произошло. Прямо перед ней на гранитных ступеньках лежали тысячи осколков яркого витражного стекла — все, что осталось от эркера над ее головой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый враг - Брокуэй Конни



Очень хороший роман. Читала с удовольствием .
Мой милый враг - Брокуэй КонниОльга
20.04.2015, 16.36





Сюжет не плохой, но героиня чуть глуповата, да и герой тоже. Но отказываться выходить замуж, добровольно сделать своего ребенка бастардом, по каким то нелепым причинам, это сверх тупизм..
Мой милый враг - Брокуэй КонниМилена
2.07.2015, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100