Читать онлайн Мой милый враг, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый враг - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый враг - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый враг - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Мой милый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Опершись на локоть, держа одну ногу согнутой, а другую вытянув перед собой, расстегнув пуговицы жилета и ослабив галстук, Эйвери лежал на траве и курил. Сквозь синеватую дымку он видел, как Лили демонстративно сморщила нос и закашлялась. Недалеко от него Полли Мейкпис с пристрастием допрашивала бедного Бернарда о его жизни в «том заведении». Хоб каким-то образом умудрился приволочь ее сюда в инвалидной коляске.
У Эйвери до сих пор не было возможности насладиться обществом женщин в свободной и непринужденной обстановке, зато теперь он обнаружил, что с интересом прислушивается к их беседе. Он уже успел убедиться, что они были существами куда более сложными и разносторонними, чем ему представлялось, — все, кроме Лили Бид, недооценивать которую он всегда считал большой ошибкой.
Эйвери повернул голову, чтобы рассмотреть ее получше. В профиль ее ресницы казались необычайно длинными, нос — патрицианским, ноздри — широкими, губы — полными.
Поразительное существо. Вздорное. Расчетливое. Колючее. Нежное. Наверное, она по ночам лежит в постели без сна, придумывая все новые и новые способы досадить ему. Ее решимость стать владелицей Милл-Хауса не уступала его собственной. То, что он столкнулся с такой твердостью духа в одном из тех созданий, которых он привык считать мягкими и покладистыми, ставило его в тупик и, возможно, объясняло его странную восприимчивость к ее чарам.
— У тебя есть какие-нибудь планы на завтра? — осведомилась Эвелин.
— Так, ничего особенного, — ответила Лили. — Если не считать того, что мне предстоит разговор с мистером Драммондом, как обычно в каждый третий понедельник месяца.
— Не забудьте передать вашему управляющему, чтобы он как можно скорее смыл с овец охру, — неожиданно вмешалась Полли, сразу привлекая к себе изумленные взоры всех присутствующих. — Я видела, как животные паслись поблизости, перепачканные этой дрянью. Лето обещает быть не очень жарким, и нельзя допустить, чтобы ваши овцы заболели, пока их шерсть сохнет.
— Я запомню ваши слова, — отозвалась Лили.
— Отец мисс Мейкпис когда-то служил управляющим на одной из ферм графа Хинтона, — пояснила Эвелин.
— Какая морока! — воскликнула Франциска и, заметив, что Эвелин в ужасе приоткрыла рот, поспешно добавила:
— О, я имею в виду не занятие вашего отца, мисс Мейкпис, а планы Лили на завтра. У нее с Драммондом всегда были натянутые отношения.
Лили предпочла бы, чтобы Франциска не касалась в разговоре трений, постоянно возникавших между ней и управляющим. Эйвери мог воспринять это как лишнее свидетельство ее непригодности к роли хозяйки поместья — хотя почему это должно было ее заботить, она так и не могла себе объяснить.
— Напротив, мы отлично ладим.
— Но, Лили! — воскликнула Эвелин. — Ты сама не раз жаловалась, что этот человек относится к тебе без всякого уважения. Когда ты в последний раз явилась к нему с поручением, он попросту отказался тебя впустить.
У Лили вырвался нервный смешок.
— О, с его стороны это было просто небольшой шуткой.
— Полагаю, он бы не отказался тебя выслушать, будь рядом с тобой Эйвери, — задумчиво сказала Эвелин. Лили сердито свела брови:
— В этом нет необходимости. — И она перевела взгляд на Эйвери, который возлежал на покрывале, словно какой-нибудь восточный паша в окружении своих наложниц.
— Я хорошо помню старину Драммонда, — произнес он ленивым тоном. В его уме уже возникла и постепенно обретала очертания одна идея. Он собирался выяснить, что Лили сделала с его фермой. Записи в домовой книге говорили только о расходах на мыло, галантерейные товары и провизию. Служащие банка понятия не имели, каким образом ей удавалось добиться превышения доходов над расходами, но факт был налицо. Не исключено, что она выручала необходимые ей деньги, продавая инструменты или допуская стравливание пастбищ. Управляющий мог дать ему ответ на этот вопрос. — Когда-то он учил меня ставить силки на кроликов.
— Какой неисчерпаемый источник знаний, — буркнула себе под нос Лили.
— О, вы не поверите, — повернулся к ней Эйвери, — но Драммонд на самом деле милейший человек. Лили приоткрыла рот от изумления:
— Драммонд? Милейший человек?
— Ну, положим, насчет «милейший» я несколько преувеличил, — признался Эйвери с невольной усмешкой.
Темные глаза Лили округлились, брови взметнулись вверх, кончики губ приподнялись, и она рассмеялась — тем низким, гортанным, чудным смехом, который проникал в самую глубину его сердца.
— Обаяние Драммонда не так бросается в глаза, как хотелось бы, — произнесла она все с тем же гортанным смешком.
Ухмылка на его лице сделалась шире. Лили слегка подалась вперед, словно собиралась добавить что-то. Он отшвырнул сигару и выпрямился, чтобы лучше ее слышать. Ее губы все еще хранили на себе следы недавней улыбки, выражение лица было оживленным и беспечным. Прядь иссиня-черных волос, выбившаяся из прически, чуть подрагивала, свисая на ее гладкий высокий лоб. Ему достаточно было ничтожного усилия, чтобы покрыть расстояние между ними, прижать ладонь к ее стройной шее, притянуть ее к себе и… И о чем он только думает, черт побери?!
Эйвери внезапно ощутил тишину, воцарившуюся вокруг, и осмотрелся по сторонам. Все взоры были обращены на них, казалось, даже воздух звенел от напряжения. Словно пловец, вынырнувший на поверхность после слишком долгого пребывания под водой, Лили энергично встряхнула головой и, прислонившись спиной к дереву, закрыла глаза.
Эвелин разочарованно вздохнула, Франциска отвернулась, Полли Мейкпис чуть слышно фыркнула, а Бернард окинул их всех по очереди встревоженным взглядом. Врожденная интуиция подсказывала Эйвери, что за всем этим что-то кроется, однако у него имелись свои соображения на сей счет.
— Драммонд, вероятно, последний из оставшихся в усадьбе людей, кто служил здесь, когда я был еще подростком, и мне интересно знать, помнит ли он меня. — Он сделал паузу. — Вы не возражаете, если мы завтра пойдем к нему вместе?
Лили искоса посмотрела на него.
— Вам будет скучно.
— Лили права. Не забывайте о том, что ей приходится нести на своих плечах управление целой усадьбой, — сказала Полли с гордостью. — Она не может все время играть роль радушной хозяйки. Кроме того, я уверена, вы не поймете и половины из того, о чем они будут говорить.
— Я не сомневаюсь, что сумею уловить главное из их беседы, — ответил Эйвери с напускным спокойствием. По правде говоря, он почти ничего не смыслил в фермерском хозяйстве, и мысль о том, что Полли Мейкпис неплохо разбиралась в таких вещах, вызывала у него досаду.
— Советую вам навестить этого Драммонда позже, когда они покончат с делами, — продолжала Полли непререкаемым тоном. — Совершенно незачем мешать людям, занятым важной работой. А потом вы с ним сможете предаваться воспоминаниям о кроликах сколько вашей душе угодно. Вы согласны со мной, миссис Торн?
Эвелин, покраснев, кивнула головой. Эйвери сердито уставился на Полли Мейкпис. На сей раз она переступила черту, отделявшую простой совет от снисходительности, что само по себе было недопустимо.
— Если вам с нами скучно, мистер Торн, мы попросим миссис Кеттл собрать для вас в корзине вкусный обед, и вы могли бы перекусить прямо у реки, даже поудить там рыбу. Я уверена, что Бернард будет только рад помочь вам по утрам копать червей.
Закончив на одном дыхании эту короткую речь, Эвелин снова опустилась на стул с таким видом, словно вот-вот лишится чувств.
— А? — Бернард вращал головой, с изумлением глядя то на свою мать, то на Полли Мейкпис. — Да, конечно. С большим удовольствием.
Удить рыбу. Устраивать пикники у реки. Копать червей. Они, похоже, решили, что нашли для бестолковой особи мужского пола подходящего товарища для игр в лице старого Драммонда. В следующий раз они предложат ему для встряски партию в бадминтон, чтобы он крепче спал ночью.
— Так, значит, решено, — заявила Лили, хлопнув в ладоши. Она подвинула к себе одну из больших плетеных корзин. — Ну, а теперь — как насчет партии в бадминтон?
Франциска пожала плечами. Бернард энергично закивал. Даже бледное лицо Эвелин слегка порозовело, когда она поднялась со своего места.
— Нет.
Три женщины, которые как раз разбирали ракетки, обернулись в его сторону.
— Игра очень увлекательная, мистер Торн, — заметила Полли, — и вам не составит труда освоиться с правилами.
— Я имел в виду не игру, — произнес он, стараясь не повышать голос. — Я хотел сказать, что вопрос еще окончательно не решен.
— Какой вопрос? — осведомилась Лили.
— Буду ли я сопровождать вас завтра в контору Драммонда или нет. Если только там нет ничего такого, о чем мне, по вашему мнению, знать не следует, я не вижу никаких оснований, почему бы мне не присоединиться к вам.
Набрав в грудь воздуха, Лили прошипела в ответ:
— Вы намекаете на то, что я…
— Я намекаю лишь на то, что не вижу никаких причин, почему бы мне не послушать вашу беседу с Драммондом. Послезавтра я собираюсь уехать в Лондон.
— Вот как? А зачем? — спросила она.
— Чтобы заказать себе… — он оглядел свой костюм, — . новую одежду. — Эйвери с торжествующим видом ткнул пальцем в рубашку, которая, казалось, вот-вот порвется на груди. — Если, конечно, вы не против.
Очко в его пользу. Лили смотрела на него таким же взглядом, каким смотрит крыса на кобру, завороженная гипнотическим покачиванием ее тела, хотя причина ее внезапного испуга оставалась для него неясна.
— Нет, — ответила она каким-то странным, неестественным тоном. — Ни в коей мере. Вы вольны поступать как вам угодно.
Франциска, которая на всем протяжении их разговора хранила обычно несвойственное ей молчание, вдруг рассмеялась:
— Пожалуй, в этом году я вообще обойдусь без дерби. Представление, устроенное в Милл-Хаусе, обещает стать куда интереснее.
— Эй, кто-нибудь! — донесся до них откуда-то призывный девичий голос.
Спустя мгновение Тереза, единственная из горничных Милл-Хауса, которая уже была на сносях, появилась в поле зрения, с трудом переставляя ноги. Едва заметив их, она вдруг резко остановилась, схватилась рукой за грудь и упала навзничь. Ее толстые ноги некоторое время торчали над травой, а затем скрылись из виду.
— Боже мой! — воскликнул Бернард.
Прежде чем Эйвери успел опомниться, мальчик бросился бежать через поляну; длинные ноги и развевающиеся полы сюртука придавали ему вид гигантского аиста, охотящегося за лягушкой.
— Святые угодники! — пробормотала Эвелин.
Эйвери широким шагом направился к тому месту, где Бернард пытался поднять с земли упавшую Терезу — впрочем, без особого успеха. Мальчик одной рукой обвил плечи девушки, а другой подхватил ее под колени, и если бы та не была раздавшейся, словно тыква, то наверняка согнулась бы вдвое. Сейчас же она больше всего походила на толстого осьминога, распластавшегося поверх коралла. Она отчаянно махала руками и ногами, а Бернард прилагал немалые усилия, чтобы ее удержать.
Эйвери потрепал покрасневшего от натуги Бернарда по плечу. Мальчик повернул к нему голову.
— Со мной… все в порядке, сэр.
— Нет! — простонала Тереза, которая, судя по всему, была в полном сознании. — Он, того и гляди, меня уронит!
— Пожалуй, я мог бы отнести… — начал было Эйвери, но тут же осекся, заметив, как исказилось лицо Бернарда. Тереза, однако, не отличалась такой же чуткостью по отношению к мальчику, взявшему на себя роль ее рыцаря-избавителя.
— Да, сэр, — подхватила она. — Думаю, вы правы. Зачем бедному парню рисковать своей спиной, когда рядом есть здоровый, крепкий мужчина вроде вас, который в состоянии отнести меня куда угодно, даже не взмокнув.
Действительно, на лбу Бернарда крупными каплями выступил пот, а дыхание стало хриплым и неровным. В его нынешнем состоянии любое перенапряжение могло привести к сильному приступу. В то же время Эйвери слишком хорошо помнил, как унизительно чувствовать себя слабым и беспомощным… одним словом, неполноценным человеком.
— Может, она уже в состоянии идти сама? — вмешалась Лили.
Он даже не заметил ее приближения. Она стояла рядом, высокая и стройная, пронзая его взглядом, словно испанский инквизитор, готовый начать допрос. Следом за ней появились Франциска, Эвелин и Полли Мейкпис, чью коляску подталкивал брюзжащий Хоб.
Тереза слабо улыбнулась:
— Честное слово, мисс Бид, я не знаю, что такое на меня нашло.
— Вот как? — Лили окинула всех присутствующих ледяным взглядом. — Не знаю, стоит ли мне высказывать свою догадку на этот счет. Отпусти ее, Бернард. А что до вас, мистер Торн, то в ваших услугах нет необходимости. С девушкой все будет в порядке. Не правда ли, Тереза?
Бернард неловким движением поставил Терезу на ноги. Та чуть заметно ухмыльнулась и нервно отерла руки о фартук.
— Да, мэм. Мне уже лучше. Полагаю, всему виной жара, мэм.
— Жара? Фи! До чего же хрупкими стали женщины в наши дни! — заявила Полли. — На мой взгляд, тут дело в тех противоестественных приспособлениях, которые они носят под одеждой, чтобы казаться стройнее. Корсеты, турнюры и всякое такое. А вы что думаете, мистер Торн?
Торна смутил оборот, который принял их разговор. До сих пор женская одежда мало занимала его мысли. Ладно, допустим, будучи подростком, он часто предавался размышлениям на эту тему, но никогда не думал, что эти приспособления как-то влияют на здоровье женщин.
— Я вообще ничего не думаю.
— Чего и следовало ожидать, — пробормотала Лили.
— Я имею в виду, — произнес он, сдерживаясь, чтобы не ответить ей грубостью, — что у меня нет определенного мнения на сей счет.
— Зато у меня есть, — заявила мисс Мейкпис. — Если женщины перестанут носить весь этот хлам, то обнаружат, что способны на многое. По правде говоря, я подозреваю, что корсеты были нарочно изобретены мужчинами, чтобы женщины не могли убедиться в том, что за исключением некоторых неизбежных функций, связанных с воспроизведением потомства, мужчины в общем и целом совершенно бесполезны.
— Это самый совершенный образчик чеп… то есть тщеславия, какой мне когда-либо приходилось выслушивать, — отозвался Эйвери.
— На мой взгляд, мисс Мейкпис затронула очень важный вопрос, — заметила Лили. — Если не считать тяжелого физического труда, требующего большой мускульной силы, женщина вполне способна делать то же самое, что и мужчина.
— Умоляю вас, — произнес Эйвери, — давайте оставим этот разговор!
— Вы хотите доказательств?
— Прошу вас, не будем сейчас это обсуждать.
— Ха! Мужчины всегда так говорят, когда им больше нечего возразить.
Терпение его лопнуло.
— Но откуда вам знать, что говорят мужчины, мисс Бид? Мне казалось, что вы до сих пор предпочитали держаться как можно дальше от мужского общества.
— О!
— Женщины всегда так говорят, когда им больше нечего возразить, — буркнул он.
Франциска, подоспевшая к месту действия последней, без сил рухнула на траву, подперев ладонью подбородок. Эвелин, бросив беспокойный взгляд по сторонам, уселась рядом с ней, сложив руки на коленях. Тереза, всеми забытая, переминалась с ноги на ногу.
— Стало быть, вы боитесь принять мой вызов?
В течение десяти долгих секунд, отмеренных ударами их сердец, они молча стояли друг против друга, исполненные пыла, решимости и откровенного, неприкрытого гнева, который словно пронизывал пространство между ними.
— Нет, — наконец ответил Эйвери. — Я джентльмен и потому не желаю ввязываться в смехотворный поединок, который поставит нас обоих в глупое положение. — Он повернулся, собираясь уходить.
— Трус.
Эйвери вскинул голову, однако не стал отвечать ей ударом на удар. Он должен был оставаться джентльменом.
— Зачем вы пришли сюда? — обратился он к Терезе.
— Что? Ах да. Я хотела сообщить вам, что к нам только что прибыли гости. Джентльмен и две юные леди из высшего общества. Говорят, что хотят видеть мистера Торна.
— Джентльмен, Тереза? — переспросила Лили с напускным благоговением в голосе. — Да еще из высшего общества? Бог ты мой, какая нежданная удача!
Надменно вздернув подбородок, она развернулась и направилась к дому. Эйвери помог Франциске подняться на ноги, Бернард оказал ту же самую услугу своей матери, а Хоб снова принялся толкать инвалидную коляску мисс Мейкпис. Прибыв в гостиную, они застали там Лили в обществе молодого брюнета с пышными усами и двух прелестных белокурых девушек со свежими личиками.
— Прошу прощения, мисс Бид, за столь неслыханную дерзость, но мы с сестрами случайно проезжали мимо и решили, что если вы дома, то не откажетесь нас принять, — произнес гость.
Хорошо откормленный, холеный малый, подумал Эйвери. Нелепые усы. Модные ботинки.
— Сестрами? — Нотка фальши в простом вопросе Лили неприятно поразила Эйвери. — Как чудесно, как великодушно с вашей стороны, что вы вспомнили о нас, — продолжала она неуверенно. — Я даже не предполагала, что вы… я имею в виду ваши сестры… Ну и ну! Похоже, это неделя приятных неожиданностей. Бернард только что вернулся к нам на летние каникулы.
До сих пор он еще ни разу не слышал от нее ни одного неискреннего слова, и теперь его раздражал ее высокопарный тон.
Две миловидные барышни хихикнули, прикрыв рты затянутыми в перчатки пальцами. Лили гордо выпрямилась.
— Позвольте представить вам Эйвери Торна. — Она ткнула пальцем в его сторону, даже не потрудившись повернуться к нему лицом. — Он сейчас находится у нас в гостях. Мистер Торн, это наш сосед, мистер Мартин Камфилд.
Мужчины кивнули друг другу в знак приветствия.
Камфилд? — подумал Эйвери. Тот самый малый, который хочет расширить свою ферму за счет моей?
Молодой человек внимательнее присмотрелся к своему собеседнику. Тот носил пиджак, сшитый на заказ лучшим портным. Глаза у него были светлыми, волосы густыми, а усы слишком пышными. До сих пор Эйвери никогда не замечал, до какой степени глупо выглядел мужчина с обильной порослью на лице, хотя, судя по тем нежным взорам которые бросали в сторону Мартина некоторые из присутствующих дам, большинство из них придерживались на этот счет иного мнения.
Камфилд улыбнулся — по крайней мере так показалось Эйвери, поскольку за густой щетиной его усов на миг блеснули зубы.
— Мисс Бид, — произнес он наконец, — у вас необычайно здоровый вид.
Здоровый? Вид у Лили был просто ошеломляющий, а отнюдь не здоровый. На ее щеке появилась ямочка. До сих пор Эйвери даже понятия не имел, что у нее есть ямочка. О черт!
— Благодарю вас, сэр.
Мартин улыбался, и Лили улыбалась ему в ответ. Все время, пока продолжалось это нелепое гримасничанье, Эйвери наблюдал за выражением лица Бернарда. Лили продемонстрировала крайнюю бесчувственность, поскольку не хотела замечать, каких усилий стоило мальчику сдерживать себя, пока она строила глазки этому Камфидцу.
— Кто эти девушки? — спросил Эйвери, придя на выручку Бернарду, поскольку Лили явно была слишком очарована гостем, чтобы заметить переживания подростка.
— Девушки? — отозвался Камфилд растерянно.
— Да. Девушки, которых вы привели в этот дом. Полагаю, вы подобрали их не у парадного входа? — обратился к нему Эйвери.
— А! — Сконфуженный, Мартин махнул рукой в сторону двух юных прелестниц. — Прошу извинить меня, мисс Бид. Разрешите представить вам двух моих сестер, Молли и Мэри? — спросил он вежливо.
Молодые дамы холодно обменялись любезностями с Лили, после чего Камфилд познакомил их по очереди с каждым из присутствующих и в конце концов снова оказался рядом с Эйвери. Как только с формальностями было покончено, Камфилд оставил сестер на попечение Эйвери, а сам снова подошел к Лили.
— О, мистер Торн, — произнесла одна из молодых особ, — Должна признаться, мы так рады наконец с вами встретиться!
— Гм…
Взгляд Эйвери был устремлен в угол гостиной, где Камфилд, похоже, успел полностью завладеть вниманием Лили. Бедняга Бернард стоял рядом с угрюмым видом, словно щенок, которого грубо оторвали от материнской груди.
— Вы должны дать нам слово, что приедете на наш небольшой бал в следующий понедельник, — вступила в разговор другая.
— О да, непременно!
Лили в это время наклонилась к Камфилду, как будто для того, чтобы лучше слышать. Право же, этому человеку незачем было понижать свой голос так, что Лили теперь приходилось напрягать слух, чтобы разобрать его слова.
— Пожалуйста! — взмолилась та из двух девушек, у которой были более светлые волосы.
— О чем вы?
— О нашем приеме! — ответила ее сестра, ткнув в его сторону пальчиком с розовым ногтем. — Ах вы, озорник! Скажите нам, что согласны.
Камфилд уже стоял почти вплотную к Лили. Каков наглец!
— Если вы приедете к нам, нам станут завидовать все наши знакомые. — Золотистые колечки волос у нее так и подпрыгивали от восторга.
— Это еще почему? Обе дружно захихикали.
— Фи, сэр! — протянула одна из барышень. Дьявольщина, подумал Эйвери. Пусть они милы, но ведь надо же обладать и умом!
— Прошу вас, выражайтесь яснее, мисс… э-э… мисс?
— Ну… вы сами понимаете, сэр, что ваша исключительная недоступность для широкой публики…
— Мисс Камфилд, — раздраженно перебил он ее, — право же, я ума не приложу, о чем вы тут болтаете.
Новый приступ веселья. Эйвери оглянулся, надеясь изобрести какой-нибудь способ от них отделаться. Лили тут не поможет — она была слишком занята, обхаживая этого усатого малого, вознамерившегося отнять у него Милл-Хаус.
— До сих пор вы не принимали ничьих приглашений! — продолжала первая из двух барышень.
— Даже от лорда Джессупа! — подхватила вторая.
— А, вот оно что! Да, я не отвечаю на приглашения. Это дело мисс Бид. Если она по небрежности пропустила ваше, я советую вам обсудить это с ней. Кстати, это не такая плохая мысль. Пойдемте, я…
Он вдруг остановился. Две белокурые вертихвостки переглянулись с испуганным видом.
— Что-нибудь не так?
— Видите ли… — Младшая из двух барышень Камфилд выдавила из себя улыбку. — Дело в том, что я не уверена, был ли у мисс Бид случай проявить подобную небрежность.
— Будьте любезны объяснить, что вы имеете в виду. Ее сестра, поморщившись, ответила:
— В приглашениях могло не значиться… ее имя.
Выражение его лица тут же стало жестким и непроницаемым. Молодые женщины попятились, движимые неким внутренним чутьем, которое хотя и успело порядком притупиться за многие поколения жизни в холе и неге, все же оставалось достаточно острым, чтобы вовремя распознать угрозу.
Эйвери через силу улыбнулся:
— Ясно. Надеюсь, однако, что к вашему приглашению это не относится. Я прав?
— О, мы как раз обсуждали этот вопрос, когда ехали сюда… то есть, я хотела сказать, проезжали мимо, — смущенно сказала одна из девушек. — Вы должны понять, что обстоятельства жизни мисс Бид, не говоря уже о ее незаконном проис…
— На вашем месте я бы не стал продолжать, — посоветовал Эйвери.
Его собеседница побледнела и оглянулась по сторонам в поисках брата, чувствуя себя до крайности неловко и в то же время не желая отказываться от столь желанной добычи, какую он представлял собой в их глазах, пусть даже и производил на них устрашающее впечатление. Во всяком случае, они оставили свои ужимки.
— Мне бы очень хотелось присутствовать на вашем балу.
Они одновременно улыбнулись. Пусть для них он являлся всего-навсего средством набить себе цену в глазах общества, но зато уж он позаботится, чтобы они заплатили по счету сполна.
— Само собой, я никуда не поеду без своих кузин.
— Разумеется, нет, — тут же согласилась одна из них.
— И без мисс Бид.
На сей раз они не колебались ни мгновения.
— О, разумеется! О чем речь? Мы бы не согласились ни на что другое.
— Тем лучше, — отозвался он, — потому что я тоже н согласился бы ни на что другое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый враг - Брокуэй Конни



Очень хороший роман. Читала с удовольствием .
Мой милый враг - Брокуэй КонниОльга
20.04.2015, 16.36





Сюжет не плохой, но героиня чуть глуповата, да и герой тоже. Но отказываться выходить замуж, добровольно сделать своего ребенка бастардом, по каким то нелепым причинам, это сверх тупизм..
Мой милый враг - Брокуэй КонниМилена
2.07.2015, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100