Читать онлайн Игра в любовь, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра в любовь - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.26 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра в любовь - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра в любовь - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Игра в любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джермин-стрит, Пиккадилли,
15 июля 1806 года
Ранний вечер. Ни ветерка. Воздух словно застыл. Душно. В тени вековых деревьев, росших во дворе церкви Святого Якова, стоял человек, внимательно глядя на неброскую, но элегантную дверь особняка, расположенного на противоположной стороне улицы. Он понапрасну потратил уже массу времени, ожидая, когда куртизанка, проживающая в этом доме, окажется в уязвимом положении. Время истекало. Придется ему самому форсировать события.
Он набрал в легкие побольше воздуха и медленно выдохнул его, перебирая мысленно десяток возможностей в поисках наилучшего варианта. В каком обличье он будет осуществлять свой план на сей раз? Констебля? Старухи? Старьевщика? Солдата?
Все эти образы, в которые ему приходилось перевоплощаться, менялись, словно изображения в калейдоскопе, скрывая его собственные черты. Важно было не забывать только одно: кем он является на самом деле.
Почувствовав, что начинает слегка нервничать, он сжал кулаки, так что ногти врезались в ладони. Усилием воли заставил себя расслабиться.
Существовала единственная возможность убедиться, что он помнит, кем является на самом деле. Надо возвратиться к самому началу и вновь обрести свое подлинное лицо, черты которого с годами утратили четкость.
И она ему в этом поможет.
На лице его промелькнула едва заметная улыбка. Разве не иронично, что именно Шарлотта Нэш должна стать ключом к его восстановлению как личности, к возвращению из мертвых, к возрождению из пепла, как птица феникс? Иронично, но в какую четкую схему все выстраивается! Иногда, когда он видел ее, говорил с ней, он мог утонуть в ее необычайно красивых глазах и забыть, чего он добивается. Она была действительно ни на кого не похожей. Обворожительной. Мужчина, нормальный, порядочный мужчина, мог бы влюбиться в такую женщину.
Но он не был таким мужчиной.


Сгустившиеся вечерние тени сгладили тонкие морщинки, появившиеся в уголках прекрасных глаз Джинни Малгрю. Она подняла голову, внимательно вглядываясь в свое отражение в зеркале, и подумала о том, что, возможно, пора приказать слугам заменить дорогие канделябры и шандалы в ее доме другими, с меньшим количеством свечей, чтобы свет был не так ярок. Она производила эту оценку без печали и сожалений, а с холодной практичностью, как генерал, разрабатывающий план военной кампании.
Куртизанка должна всегда помнить обо всех мелочах.
Сегодня было особенно важно, чтобы она предстала во всем своем великолепии. Вечером в опере она примет приглашение графа Сент-Лайона погостить в его замке в, Шотландии.
Джинни подняла подбородок, отыскивая признаки дряблости кожи. Если бы она их обнаружила, то немедленно ввела бы в обиход колье или бусы, хотя следует признать, что до последнего времени ее декольте не нуждалось ни в каких украшениях. Правда, в тридцать шесть лет можно было ожидать любых неприятных сюрпризов.
Она взяла пальцами длинную, искусно завитую прядь волос, отделив ее от столь же изысканно небрежной прически, и задумчиво поиграла ею. Волосы были все еще блестящие и густые и все еще имели тот насыщенный золотисто-каштановый оттенок, за который провозглашалось немало тостов в мужских клубах. Кожа ее была по-прежнему чистой и нежной. Только руки выдавали приближение среднего возраста: они похудели и утратили присущую молодому телу пухлость. Отныне она станет носить перчатки. Кружевные или замшевые.
Джинни Малгрю была очень практичной женщиной. Она отлично понимала, что красота не только приносит доход, но и служит ей пропуском, обеспечивающим доступ хотя бы на окраины того общества, из которого ее муж пытался ее изгнать.
Ее муж. При мысли об этом одиозном создании она скривила губы. Он не желал давать ей развод, сколько бы она его ни умоляла, как бы себя ни вела и сколько бы мужчин ни пользовались ее благосклонностью, пусть даже некоторые из них были членами одного с ним клуба. Зная, как сильно желает она освободиться от него, он ей отказывал.
Он таким образом наказывал ее за то, что она не могла родить ему детей.
Ну что ж, по крайней мере она могла утешиться тем, что страдают они оба.
Куртизанкой Джинни Малгрю стала не сразу. Принять это решение ей помогли пять лет жалкого существования в заброшенном замке в Ирландии. Нет, у нее не было намерения становиться проституткой, как не было и намерения становиться шпионкой.
Но когда один из ее первых любовников, занимавший высокое положение в соответствующем учреждении, предложил ей сослужить службу своему королю да при этом еще и заработать кругленькую сумму, Джинни с готовностью согласилась. Она делала это не ради денег. Скорее всего она делала это для того, чтобы то, кем она стала, не вызывало у нее самой столь сильного отвращения.
Тихо постучав в дверь, в комнату вошел высокий светловолосый слуга по имени Финн.
– Прошу прощения, мэм, но внизу ждет джентльмен, который просит вас уделить ему минутку вашего времени.
Ничего нового в этом не было. Джентльмены всегда просили Джинни уделить им минутку... и многое, кроме этого. Но отсутствие визитной карточки и неодобрительное выражение на физиономии слуги возбудили ее любопытство, а также вызвали некоторую тревогу. За последние дни у нее появилось ощущение, что кто-то недобрым взглядом наблюдает за каждым ее движением.
Конечно, шпиону к этому следует всегда быть готовым.
– Кто это такой, Финн?
– Он не назвался.
А-а, наверное, один из этих. Какой-нибудь аристократ с гипертрофированным чувством собственной значимости, который рискует посещать ее дом только инкогнито. Она уже давно миновала ту стадию, когда старалась потворствовать такому тщеславию. Надо было и об остатках своего самолюбия подумать.
– Скажи ему, что меня нет дома.
– Сказал, – ответил Финн, очень удивив Джинни. Если уж Финн попытался выпроводить его, даже не поставив ее в известность, значит, человек этот выглядел действительно непристойно. Непристойные грубияны интересовали Джинни. К тому же если это он был ее тайным соглядатаем, то его лучше знать в лицо.
– Впусти его, – сказала она. Поднявшись, она окинула взглядом комнату в поисках уголка с самым благоприятным освещением, потому что всегда знала, что джентльмен, пусть даже непристойного вида, может оказаться вполне заслуживающим внимания. Выбрав розовую кушетку, она присела на нее, поджав под себя босые ноги. Босые ноги почему-то наводили джентльменов на грешные мысли.
Стук в дверь, ее хрипловатое «войдите», и снова появился Финн.
– Мистер Росс, мэм.
Сначала Джинни подумала, что у этого мужчины действительно непристойный вид: грубая одежда, сильно поношенные сапоги, встрепанные волосы, обрамлявшие лицо, заросшее бородой. Но, приглядевшись к нему, она решила, что у Финна, который счел этого мужчину не заслуживающим внимания, явно нет вкуса.
Мужчина был высокий, широкоплечий, поджарый и двигался с небрежной грацией. Выражение лица у него было нейтральное, губы твердые и подвижные, однако в свете лампы его карие глаза сардонически поблескивали, а под бородой был заметен шрам. Она решила, что ему около тридцати лет. Очень хороший возраст для мужчины.
– Можешь идти, Финн, – сказала она слуге.
– Спасибо, что согласились встретиться со мной, миссис Малгрю. – Она почувствовала слабый акцент. Похоже, шотландский.
– Пожалуйста, мистер Росс, – сказала она. – Не присядете ли?
– Благодарю вас. – Он небрежно опустился в кресло, расположенное напротив кушетки. Широкие панталоны натянулись на бедрах, обрисовав сильные мускулистые ноги. Сильные руки оперлись о резные деревянные подлокотники. На загорелой коже было видно множество бледных шрамов. Руки были явно знакомы с тяжелой работой.
Улыбка исчезла с губ Джинни.
– Кто вы такой?
Он тоже перестал улыбаться. Как она и подозревала, непринужденность его поведения была наигранной.
– Я друг мисс Шарлотты Нэш.
– Друг, – повторила она равнодушно, стараясь, чтобы даже намек на появившиеся у нее опасения не отразился на лице. Вместо этого она окинула его надменным взглядом.
– Да, – ответил он, подвергая столь же пристальному осмотру ее декольте, почти прозрачное домашнее платье и пряди выбившихся из прически волос. – Судя по всему, у мисс Нэш есть привычка подбирать себе... – он многозначительно помолчал, – скажем, весьма необычных друзей.
То, с какой скоростью он нанес ответный удар, заставило ее улыбнуться против воли.
– Сдаюсь!
Это, должно быть, и есть тот самый человек, решила Джинни, который расспрашивал о ней, но установить личность которого ей так и не удалось. Она не ожидала, что он окажется таким неотесанным. Нецивилизованным. Интересно, каким образом такой человек, как он, мог быть связан с Шарлоттой?
Ее рука скользнула под подушку, прикоснувшись к инкрустированной перламутровой рукоятке заряженного пистолета, который всегда лежал там.
– Пришлось много потрудиться сегодня, мистер Росс? Он вопросительно взглянул на нее.
– Я слышала из нескольких источников, что вы расспрашивали обо мне. Причем не у тех, кто обычно может помочь джентльмену познакомиться со мной. Не так ли?
– Пожалуй, так.
– Поэтому и склонна поверить, что вы являетесь одним из папистских сообщников нашей Шарлотты, работающей в том же духе, что и я, но с применением, так сказать, другой тактики.
– В том же духе?
– В качестве шпиона, – коротко пояснила она.
– Ну-у, если вы шпионка, миссис Малгрю, то вы не отличаетесь скрытностью, – пробормотал он. – А что, если я французский агент?
– В таком случае вы выбрали не тех людей для расспросов, – дерзко заявила она, – и к этому времени вас уже не было бы в живых. Люди, которых вы расспрашивали, преданы моим друзьям. Они не стали бы отвечать на ваши вопросы, не убедившись сначала, что вы не французский агент. А теперь не перейти ли нам лучше к делу? – Поскольку он не ответил, она продолжила: – Почему вы расспрашивали обо мне?
– Как я уже говорил, я друг мисс Нэш.
– При чем здесь Шарлотта?
– Я опасаюсь, что вы можете втянуть «нашу Шарлотту» в какие-то махинации, которые могут причинить ей вред. Я пришел, чтобы вы убедили меня, что это не так. – Хотя он говорил спокойно, по спине Джинни пробежал холодок страха, и рука ее нащупала рукоятку спрятанного пистолета.
– Ах, какая забота о ее благополучии, – задумчиво улыбнулась она, бросив на него вызывающий взгляд. – По правде говоря, я завидую тому, что у мисс Нэш такие «друзья».
Он не попался на эту удочку, встретив ее кокетливый взгляд без малейшего намека на интерес.
– Вы ее брат? Кузен? Дядюшка? – продолжала она. – Кто вы такой, чтобы так беспокоиться о ее благополучии? Только не говорите, что вы «друг». Такой ответ меня не удовлетворяет.
– Придется, наверное, удовлетвориться этим, – ответил он. – Достаточно сказать, что я поклялся заботиться о ее благополучии.
И тут ей вспомнились слухи и легенды о Рамзи Манро, маркизе Коттрелле, и полковнике Кристиане Макнилле. Они еще называли себя «охотниками за розами». Эти молодые люди были брошены в тюрьму во Франции за организацию заговора с целью свержения правительства Наполеона. Их арестовали до того, как они смогли осуществить свой план. Им угрожала смертная казнь, пока отец Шарлотты, полковник Нэш, не предложил свою жизнь в обмен на их жизни. Они поклялись защищать вдову Нэша и осиротевших дочерей и служить им верой и правдой.
Еще покопавшись в памяти, она вспомнила кое-какие детали. Во французской тюрьме этих молодых людей продал кто-то из их круга, хотя не было уверенности в том, был ли это один из них или же это был кто-то из монастыря, в котором они воспитывались. Несколько лет спустя этот безымянный предатель совершил покушение на жизнь сначала Макнилла, потом Коттрелла, причем во время последнего покушения сестра Шарлотты Хелен нанесла ему удар шпагой. После этого он исчез. Предполагалось, что он умер от раны.
Предполагалось также, что человек, которого ранила шпагой Хелен как предателя и убийцу, и умерший были одним и тем же лицом. Дэндом Россом.
Джинни стало страшно.
– Вы и есть он, – тихо сказала она. – Последний из «охотников за розами».
Он промолчал. И если бы не настороженный взгляд, можно было бы сказать, что он полностью расслабился.
Единственным, что удержало Джинни от того, чтобы, выхватить пистолет и застрелить его на месте, было то, что из всех людей, которые, поразмыслив так и этак над ситуацией, пришли к выводу, что предателем и убийцей мог быть только Эндрю Росс, одна Шарлотта воздержалась от каких-либо замечаний.
И теперь это показалось ей весьма странным. Может быть, она знала, что Дэнд Росс не умер? Или она знала, что он не виновен? Или и то и другое одновременно?
«Ах, Шарлотта, Шарлотта, – подумала Джинни. – Какие тайны ты от меня скрываешь?»
Но разумеется, если этот Дэнд был папистским шпионом, Шарлотта была бы обязана хранить в тайне и его личность, и его существование. Судя по всему, Шарлотта была большим знатоком по части хранения тайн.
– Ну, мистер Росс, каким же образом я могу убедить вас, что не ставлю под угрозу нашего общего друга?
– Объясните мне роль мисс Нэш в плане, который она в общих чертах описала мне, в плане, связанном с приглашением в гости к графу Сент-Лайону.
Джинни постаралась скрыть свое удивление.
– Что именно рассказала вам Шарлотта, это озорное дитя? – Она пыталась говорить снисходительным тоном, но не получилось. Она не была уверена, кому именно хранило верность это «озорное дитя».
– Я знаю, что вы ищете возможность изъять письмо, которое в настоящее время находится в руках графа Сент-Лайона. Я слышал, что он намерен продать его с аукциона и что вы собираетесь выкрасть его. Я хотел бы узнать, какую роль во всем этом вы отводите мисс Нэш.
– Никакой.
Заметив скептическое выражение его лица, она пожала плечами:
– Она немного отвлечет внимание – и все. В этом она очень изобретательна. Мужчины, чтобы превзойти перед ней друг друга, разглашают такие вещи, о которых не следовало бы говорить. А кроме того, у нее настоящий талант иметь знакомых в самых разных кругах, принадлежащих к самым разным профессиям.
– Среди архитекторов, например. Джинни кивнула:
– Именно Шарлотта отыскала джентльмена, у которого имелись чертежи замка Сент-Лайона. Она услышала, как одна престарелая дама советовала другой поручить восстановление гардеробных в фамильном замке тому же человеку, который так успешно отреставрировал замок, недавно приобретенный графом Сент-Лайоном. Так что наша Шарлотта, несмотря на молодость и кажущееся легкомыслие, может быть весьма полезной. Я уж не говорю о ее мужестве и...
– Я предпочел бы, чтобы ей не пришлось проявлять свое мужество, – обрезал он ее. – Именно с этой целью я и пришел. Мне хотелось бы внушить вам, насколько сильно я желаю, чтобы ей никогда не приходилось проявлять свое мужество. Откровенно говоря, я на этом настаиваю.
Она широко распахнула удивленные глаза.
– Не вижу причин для беспокойства. По крайней мере в нынешней ситуации. Ну вот. Надеюсь, я несколько рассеяла ваши опасения. А теперь вы рассейте мои, – сказала она. – Кто вы такой? И пожалуйста, окажите мне любезность, не считайте меня круглой дурочкой.
– В ваших умственных способностях я никогда не сомневался, – вежливо сказал он. – Как вы уже поняли, у нас с вами одна цель.
– Значит, нам надо действовать согласованно, – предложила она.
Он покачал головой:
– Я должен скоро вернуться во Францию. Я должен сделать кое-какие дела, прежде чем смогу... – Он не договорил. – Если бы смог, я бы остался, хотя бы для того, чтобы убедиться, что вы сдержите слово относительно безопасности мисс Нэш.
На ее щеках появились очаровательные ямочки. Она пустила в ход все уловки, чтобы его обезоружить.
– Как мне вас убедить? Ваш собственный посредник, человек, которому она передает ваши письма и который организует вашу сеть здесь, в Лондоне, благословляет ее совместную работу со мной.
– Мой посредник?
Она позволила себе победоносную улыбку. Не он один обладал некоторой информацией.
– Да, Туссен. – Заметив его удивление, она добавила: – Вы этого не знали?
– Я об этом никогда не спрашивал, – небрежно сказал он. – Мне достаточно знать, что посредник имеется. А кто он такой, меня не касается. Я пришел к выводу, что для того, чтобы не проговориться, лучше совсем не знать такие вещи. Особенно если тебя настойчиво заставляют их выдать.
Джинни поняла, о чем идет речь, и ее уважение к нему возросло. Она вновь взглянула на мелкие шрамы на его пальцах. Во Франции его подвергали пыткам.
– Как вы узнали о Туссене? – спросил он.
– Будьте уверены, не от Шарлотты. Мы раскрыли его случайно. В одного из почтовых голубей, которых он использовал для связи с монастырем, попала стрела лучника. Лучник, оказавшийся чиновником невысокого ранга при министерстве иностранных дел, счел послание заслуживающим внимания своего работодателя, а следовательно, и нашего тоже. – Джинни скромно пожала плечами. – Туссен, наверное, даже не подозревает, что мы узнали, кто он такой.
– Однако он знает о роли Шарлотты в вашей сети и одобряет ее? – спросил Дэнд, сверля ее взглядом.
– Да. Если не непосредственно, то с молчаливого согласия. Роль Шарлотты стала более значительной, чем вы ее себе представляете. Она стала жизненно важной частью нашей сети. Моей сети. Я уверена, что, если бы Туссен запретил ей действовать во имя Англии, она бы все равно стала это делать. Возможно, вам следовало бы у него поучиться?
– Но у нас с Туссеном могут быть разные цели, – сказал он.
– Я считала, что ваша цель как агента Рима заключается в восстановлении монархии во Франции, а с ней и всех бывших прав и привилегий римско-католической церкви? – заявила она. Его теплые карие глаза заискрились одобрением. Он был действительно очень привлекательным мужчиной.
– Это лишь часть цели. Существует также компонент личного свойства. – Ухватившись за подлокотники кресла, он встал. Чтобы не отводить взгляда от его глаз, она подняла голову. – Как вы думаете, вам эта затея удастся?
Она кивнула.
– Вы уверены?
Она раздраженно нахмурилась:
– Я ничего не могу гарантировать, но уверена, что каждый аспект плана хорошо продуман.
– Расскажите мне о Сент-Лайоне.
У нее не было никаких причин отказаться это сделать.
– Сент-Лайон – коллекционер. Предметов искусства. Вин. Старинных книг. А особенно женщин. Он приобретает любовниц, как некоторые мужчины приобретают табакерки. Чем труднее добавить их к коллекции, тем настойчивее становится он. Его страсть воспламеняет не какая-нибудь конкретная женщина, а погоня. Его возбуждает задача вывести женщину из-под защиты другого мужчины. Он просто должен иметь то, что принадлежит не ему.
– А вам не кажется, что мужчина с такими аппетитами представляет угрозу для мисс Нэш?
– Шарлотте не угрожает никакая опасность со стороны графа, – сказала она, но не добавила, что, будь обстоятельства иными, это могло бы быть не так.
Она бросила на него взгляд и слишком поздно поняла, что он успел заметить беспокойство, промелькнувшее на ее лице. Он взглянул на нее с подозрением, и она поспешила его успокоить:
– Граф никогда не рискнет вызвать неодобрение общества, настойчиво добиваясь внимания девственницы с такими могущественными связями. Он слишком дорожит своим положением в высшем свете, чтобы поставить его под угрозу каким-нибудь увлечением. Даже если у него такое увлечение появится, – сказала она. Он прищурился и сделал несколько шагов в сторону. – А кроме того, – промурлыкала она, – все внимание графа уже направлено на совсем другой объект. Как вам уже известно, он пригласил меня быть «особой гостьей» в его замке.
Дэнд окинул ее оскорбительно циничным взглядом. Она спустила ноги с кушетки, поднялась и, подойдя к нему, умоляющим жестом положила руку ему на грудь.
– Настоятельно необходимо, чтобы письмо, которое украл граф, никогда не увидело свет. У нас имеется достоверная информация о том, что содержание письма могло бы изобличить несколько чрезвычайно высокопоставленных лиц в правительственных кругах тех стран, которые в настоящее время еще не решили, помочь или воспрепятствовать усилиям Англии, – лиц, которые с большим сочувствием относятся к нашему делу. Это письмо могло бы их уничтожить.
– Вы и впрямь очень неосторожны, – пробормотал Дэнд.
Джинни пристально взглянула на него, пытаясь прочесть его мысли. Если бы он вызвал у нее недоверие, то был бы мертв, не успев дойти до входной двери. Или был бы мертв ее слуга Финн? Ей не хотелось об этом думать.
– Вы это понимаете?
– Разумеется, понимаю, – сказал он, потеряв терпение. – Именно поэтому я вынужден вернуться во Францию. Мне нужно успокоить тех, кто отправил письмо, пока страх не заставил их бежать из страны, решив, что их карта бита.
Так, значит, вот кто он такой! Агент, известный больше под именем Росс, хотя у него было множество обличий и вымышленных имен, организатор некоторых тайных союзов в Европе. Джинни, уважение которой к нему возросло еще больше, глядела на него во все глаза.
– Вот почему мне нужно, чтобы вы, прежде чем я уеду, пообещали мне, что участие мисс Нэш в этой затее закончится здесь и сию же минуту. – Он прищурился. – Вы откажетесь от мысли тащить ее за собой, чтобы она – как вы это изволили сказать? – отвлекала внимание, пока вы будете искать письмо?
По правде говоря, Джинни обдумывала такой вариант, но потом решила, что было бы странно, если бы она привезла с собой соперницу. Граф не дурак. А она не могла себе позволить, чтобы у него возникло хотя бы малейшее подозрение.
– Поверьте, мистер Росс, я не имею желания причинять какой-либо вред Шарлотте...
Она не успела схватить пистолет, который оставила под подушкой. В следующий миг он схватил ее за горло. Крепко. Она ухватилась за его запястье, безуспешно пытаясь освободиться. Большим пальцем он нажал на какую-то точку ниже челюсти. У нее из глаз посыпались искры.
– Вижу, что вы плохо поняли меня, – сказал он. – Позвольте разъяснить мою позицию. Мне абсолютно безразлично, что вы желаете или не желаете делать. Мне приходилось делать многое, что я не имел особого желания делать. Мне небезразлично лишь то, как вы действуете. Я не хочу, чтобы мисс Нэш что-то угрожало. Вы понимаете? – Голос у него был абсолютно спокойный, абсолютно бесстрастный.
Она опустила руки и, взглянув ему в глаза, кивнула. Затем так же неожиданно он ее освободил. Отступив на шаг, он склонил голову в поклоне. Поклон был не издевательский, но и желания извиниться не отражал.
– Вот и хорошо. Желаю вам приятного вечера, миссис Малгрю.


Побережье северной Шотландии,
начало зимы 1788 года
– Вижу свет на берегу! – крикнул корабельный гардемарин, перекрывая рев шторма.
– Костер или фонарь? – услышал голос капитана с верхней палубы Джереми, находившийся с мальчиком в пассажирской каюте люгера.
Испуганный ответ корабельного гардемарина заглушили скрежет и треск, и Джереми, пытаясь унять охвативший его ужас, еще крепче прижал к себе мальчика.
Судно неожиданно накренилось, и Джереми с мальчиком заскользили по круто наклонившемуся полу каюты вниз. Потом судно так же резко наклонилось в другую сторону, и их снова со страшной силой бросило вниз. Вверху кто-то громко вскрикнул. Грубо выругался капитан.
Шторм настиг их в тот момент, когда они Шотландии. Пытаясь обогнать черную грозовую тучу, капитан повернул к увидели берега югу в сторону от порта Уик. Но буря гналась за ними с упорством волка, преследующего добычу, и теперь беспощадно трепала маленький флюгер.
Неожиданно открылась крышка верхнего люка, в каюту хлынули потоки воды, и появилось напряженное лицо капитана.
– Нас несет к берегу. В руки мародеров или к нашему спасению – я не знаю. Приготовьтесь! – прокричал он и с грохотом захлопнул крышку люка.
– Что он имел в виду? – спросил мальчик. Лицо у него побелело, маленькое тело била дрожь, но он не плакал, и только мужество мальчика заставило Джереми взять себя в руки и не разрыдаться.
– Мародеры, – сказал Джереми, окидывая взглядом каюту в поисках чего-нибудь устойчивого, за что они с мальчиком могли бы уцепиться, – это люди, которые разжигают костры, чтобы заманить суда на прибрежные скалы, где они разбиваются вдребезги. А потом эти люди ищут, чем бы поживиться среди обломков кораблекрушения, и добивают тех, кому удалось выжить и кто мог бы рассказать о случившемся.
Мальчик судорожно глотнул воздух.
– Ты умеешь плавать? – спросил Джереми, отыскав обрывок прочной веревки.
– Умею.
– Вот и хорошо.
Он заметил небольшой бочонок вина и, вытащив из него пробку, вылил содержимое на пол. Мальчик, широко раскрыв изумленные глаза, наблюдал за его действиями. Онемевшими пальцами Джереми продел веревку сквозь медные ручки бочонка и снова заткнул его пробкой.
– Подойди сюда. Умница, – сказал Джереми, обматывая веревку вокруг талии мальчика и пытаясь завязать ее узлом. – Если это мародеры и судно разобьется о скалы, постарайся удержаться на плаву. И если доберешься до берега целым и невредимым, спрячься!
– А вы умеете плавать? – неожиданно спросил мальчик.
– Нет.
Мальчик вытаращил на него глаза, потом, уцепившись за его руку, воскликнул:
– Вы сами должны привязаться к бочонку!
– Не дури, парень, – сказал Джереми, презирая себя за то, что чуть не расплакался. – Ты обязан выжить. Я торжественно поклялся твоей матери, что сделаю все, что в моих силах, чтобы доставить тебя в целости и сохранности в Шотландию, и, клянусь Богом, я это сделаю.
– Нет! – крикнул мальчик, в ярости вырываясь из его рук, так что Джереми, да простит его Бог, закатив ему увесистую оплеуху, схватил его за узенькие плечи и встряхнул как следует. А судно тем временем кренилось, словно пьяное, то в одну, то в другую сторону.
– Послушай! – крикнул он. – Я считаю себя человеком чести. А что сталось бы с моей честью, если бы ты погиб, а я выжил? Нет, даже и не проси отказаться оттого, что делает меня достойным человеком в моих собственных глазах. Я бы от тебя такого не потребовал! – с горячностью заявил он.
– Но, сэр... – На лице мальчика отразилась целая гамма чувств: гордость, ужас, искренняя преданность. До этого мгновения Джереми даже не подозревал, что мальчик испытывает к нему какие-то чувства.
У Джереми защемило сердце. Сделав героическое усилие, он попытался улыбнуться и ослабил хватку рук, вцепившихся в дрожащие детские плечи.
– Кстати, это всего лишь мера предосторожности. Даже если это мародеры, я, возможно, смогу добраться до берега. Так что сделай это ради меня.
Мальчик на секунду крепко зажмурил глаза, а когда открыл их, то увидел, как Джереми пытается завязать узлом веревку. У него задрожали губы, а из глаз брызнули слезы.
Раздался страшный треск.
Судно вздыбилось, словно ударившись обо что-то, нос его задрался, и Джереми с мальчиком покатились вдоль всей каюты среди падающей мебели, багажа и книг. Скрежет ломающегося дерева и крики людей смешались с завыванием ветра.
Значит, все-таки случилось худшее. Джереми вдруг успокоился. Он молча взял на руки мальчика, привязанного к пустому бочонку, и стал подниматься с ним вверх по круто наклонившемуся полу каюты, прислушиваясь к стонам и крикам на судне. Взобравшись на перевернутый стол, он открыл люк и, обхватив за талию худенькое тело мальчика, вытолкнул его в темноту, где буйствовали дождь и ветер. Он еще держал мальчика за руку, когда в голову ему пришла страшная мысль, от которой перехватило дыхание: он не отдал мальчику ни материнский кошелек, ни письмо к тем, кто должен был его принять. Но времени не было, а мальчик даже не знал, к кому он направлялся!
Он попытался крикнуть, перекрывая грохот ломающегося дерева:
– Найди Рос...
Чудовищная волна обрушилась на тонущее судно. Потоки ледяной воды хлынули в открытый люк. Он еще на какое-то драгоценное мгновение сумел удержать в руке руку мальчика.
Спустя секунду каюта заполнилась водой.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра в любовь - Брокуэй Конни



ОТЛИЧНЫЙ РОМАН, КАК И ВСЯ СЕРИЯ ПРО СЕСТЕР НЭШ.
Игра в любовь - Брокуэй КонниНАТАЛЬЯ
8.04.2011, 20.14





Роман на любителя приключений, тайн, опасностей, загадок. Жаль, но я не из их числа.
Игра в любовь - Брокуэй КонниВ.З.,64г.
3.12.2012, 13.16





Любовно-приключенческий. Мне понравился. Ранее написали-на любителя.
Игра в любовь - Брокуэй КонниGilda
25.06.2013, 18.01





Читала этот роман 1 год назад - особо не впечатлил. Но после того как прочитала 2 романа из трилогии о сестрах Нэш и их "рыцарях", пришлось вернуться к нему и перечитать, так как это последний. и только из него можно узнать, кто предатель. После этого, роман стал казаться гораздо интереснее. Эту трилогию надо читать по порядку номеров.
Игра в любовь - Брокуэй КонниВ.З.,66л.
28.01.2014, 10.10





Хороший роман, побольше бы таких!!!!
Игра в любовь - Брокуэй КонниНадежда
29.09.2014, 13.02





Впечатляет,но хотелось бы чтобы друзья извинились перед Росом ,за то что считали его предателем..
Игра в любовь - Брокуэй КонниМилена
29.06.2015, 15.03





После второй части не хотелось начинать третью, потому что думала: лучше уже не будет. И не ошиблась, к сожалению. Такое впечатление, что писали два разных человека. Или как будто писать уже не о чем было, но писать надо. Отсюда - абсолютно нелогичный, высосанный из пальца сюжет, где не стыкуется ничего: ни сюжетная линия, ни характеры героев, ни историческая атмосфера. Жалкие потуги на шпионский роман с ну очень слабой (я бы даже сказала, отсутствующей) любовной линией. Даже не буду дочитывать, потому что кто предатель мне было ясно с первой книги и очень удивлюсь, если это не так. Тоже довольно избитый прием. Любителям остросюжетных романов с перчинкой (или как минимум просто логично выстроенных произведений) не рекомендую.
Игра в любовь - Брокуэй КонниОксана
25.11.2015, 4.34





Не айс... Здесь, мадам Брокуэй сильно поомахнулась.. rnПосле Хелены Нэш чето не то, скучнлвато, пресновато, высосано из пальца. Соглашусь с ниже подписавшимися, полная чушь!
Игра в любовь - Брокуэй КонниG
21.12.2015, 17.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100