Читать онлайн Безрассудный, автора - Брокуэй Конни, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудный - Брокуэй Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудный - Брокуэй Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудный - Брокуэй Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокуэй Конни

Безрассудный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Послеполуденное солнце бросало косые лучи сквозь витражи стекол, пронизывало прохладный полумрак часовни Божьей матери и рисовало мозаику теплых тонов на серых камнях пола. Неглубокие ниши обрамляли маленькие, закопченные окошки. В них несли караул покрытые пылью святые. Часовня замка давно уже лишилась скамей и алтаря, а прежде она была пронизана духом торжественного достоинства.
Рейн наконец нашел место, куда его отец спрятал вещи матери.
– Будь ты проклят, Карр.
Он огляделся, не готовый к нахлынувшей при виде них печали. Столько воспоминаний. Здесь было голубое платье, которое она надевала однажды на Михайлов день. Он вспомнил, как прелестно она выглядела, когда поспешно спускалась по лестнице, шурша накрахмаленными юбками. Теперь оно лежало здесь, пожелтевшее, и в нем угнездилось семейство мышей.
Среди беспорядочно сваленной мебели он заметил банкетку, которая прежде стояла у ее туалетного столика; вышитые на ней красные тюльпаны потускнели и были побиты молью. На ней лежал ее любимый веер, обрывки раскрашенного шелка, еще сохранившиеся на пластинках из слоновой кости.
Все было свалено в кучу и забыто. Вещи Дженет Макларен не удостоились даже того, чтобы их аккуратно сложить. Никаких душистых побегов лаванды, чтобы замедлить неизбежное тление…
Вдруг в его мысли ворвался какой-то шум. Дверь часовни распахнулась с громким, протестующим стуком, и влетела Фейвор.
– Значит, это вы! Мне показалось, что я что-то услышала здесь, внизу, – торжествующе объявила она. – В этой части замка странное эхо, вам не кажется? Клянусь, я слышала, как вы выругались, еще в противоположном конце коридора.
Ее голос звенел от любопытства и был настолько живым, насколько эти вещи были мертвыми. Она принесла с собой всю безжалостную практичность юности. И смыла с его души печаль так же небрежно, как волна прилива смывает все с берега.
– Что вы здесь делаете? – спросил он.
Она подняла голову, оглядываясь вокруг.
– Здесь Макларены устраивали бракосочетания и крестились, и отсюда их уносили на кладбище, – пробормотала она. – Это окно в виде розетки было привезено из Парижа.
– Откуда вам это известно? – сухо спросил он, и ему стало интересно, как она выкрутится после этого разоблачающего заявления. Ясно, что она не может позволить, чтобы кто-то заподозрил в ней одну из Макларенов. Карр тут же выставит ее отсюда, не пройдет и часа.
Но Рейн ее недооценил. Задумчивое выражение исчезло с ее лица.
– О, это все дневники и записки, которые я нашла, – ответила она. – Вот это да! Взгляните, по-моему, это венецианское кружево. Просто преступление, что его оставили вот так гнить.
Удовольствие от задания, к которому он ее приговорил, было необъяснимым и прибавляло ей очарования. Четвертый день она помогала ему искать клад Макларенов, и с каждым днем появлялась все более сияющей. Конечно, если бы он обвинил ее в этом, она бы все отрицала. Но он сомневался, что она не признавалась в этом самой себе. Она была талантливой лгуньей, но, как и все талантливые лгуны, обладала сверхъестественной способностью быть правдивой перед собой.
– Вы пришли рано.
Он назначил ей встречу на полдень, но еще нет и десяти часов, а она уже здесь, полная энтузиазма, потрясающая и уязвимая. Очень, очень уязвимая. Она и понятия не имеет, какие мысли проносятся в его воображении.
– Чем быстрее начнем, тем быстрее закончим, – коротко ответила Фейвор. Вопреки равнодушному тону глаза ее метали искры.
Черт бы побрал его не вовремя проявившееся благородство. Ему следовало соблазнить ее и покончить с этим. Но он этого не сделает, просто потому что не знает, хочет ли она его. Он чувствовал, что нравится ей, но выросшая в монастырских стенах Фейвор… Неизвестно, как она поведет себя. А он… Впервые он задумался, хочется ли ему насильно склонять женщину к интимным отношениям. С этой юной леди у него столько связано, и не лучше ли теперь, когда их соединила судьба, не испытывать ее, а просто подружиться?
– Ну? – с нетерпением спросила Фейвор, и, судя по ее тону, не первый раз.
– Прошу прощения. О чем вы спрашивали?
– Почему вы на меня так глазеете? – Она в некотором смущении опустила глаза. – Мне не очень хотелось надевать опять это грязное платье, и потом, здесь холодно.
– Я вовсе не глазею. Я пытаюсь решить, как лучше применить ваши слабые навыки в работе.
Она приняла его оправдание, совершенно не задетая критикой. Оглядела комнату и заметила книгу, которую он положил на полку огромного, покосившегося шкафа у двери.
Словно кошка, которую привлек кусочек пряжи, она бросилась к нему. Рейн с удовольствием смотрел, как она с благоговением, осторожно открыла первую страницу. Он специально подсовывал ей разные предметы, чтобы она черпала из них сведения об истории ее рода. Каждый человек имеет право знать о своих предках, а она слишком рано потеряла всех, чтобы представить полную картину своего прошлого.
Если он правильно помнил, Колин, ее отец, был вторым сыном в семье и покинул горную Шотландию совсем молодым в поисках славы и богатства. На чужбине он завел семью – жену и троих детей, отправил их домой, в Шотландию, а сам продолжил погоню за вечно ускользающим богатством.
Через несколько лет он вернулся домой разочарованным и нашел своих сыновей в тюрьме за участие в якобитском заговоре дяди Йена. Йена к тому времени уже казнили, и Колин ненадолго стал лэрдом.
Фейвор, как помнил Рейн, никогда даже не жила в Уонтонз-Блаш. Ее мать предпочитала ждать возвращения мужа в старой, заброшенной башне на холме. В той башне, к которой притащили Рейна так много лет назад.
Это воспоминание погасило прежнее чувство удовольствия. Словно почувствовав перемену в его настроении, Фейвор захлопнула книгу, поморщившись от взлетевшего облачка пыли.
– Это нечто вроде книги расходов с замечаниями. Но она не принадлежит Дуарту Макларену.
– А кто такой этот Дуарт Макларен?
– Тот маленький мальчик, дневник которого я нашла в первый день.
– Понятно. А почему вы решили, что он может принадлежать юному Дуарту?
– О, не знаю. – Она пожала плечами. – Наверное, мне этого хотелось. Я надеялась узнать, что стало с Дуартом, когда он вырос.
– Да, в тот день вы не много наработали, так как не поднимали носа от страниц воспоминаний этого маленького шотландского горца.
– Откуда вы знаете, что Дуарт был маленьким шотландским горцем?
«Потому что то, что интересует тебя, интересует и меня, как оказалось».
– После наступления темноты мне делать нечего. Иногда я читаю. Прошу, попытайтесь сохранить невозмутимое выражение лица, Фейвор, такое открытое изумление свидетельствует о дурном воспитании и не говорит в пользу добрых сестер-монахинь. Я умею читать… Но прошу вас, читайте дальше, я не хочу вам мешать.
Если она и заметила его сарказм, то не подала виду.
– Нет, благодарю. Я прочту это потом, у себя в комнате. – Она склонила голову. – Кто вы такой, Рейф?
После той ночи в карете она никогда не спрашивала его ни о чем личном. Словно опасалась того, что может узнать.
– Вы же сами меня охарактеризовали: шантажист и вор. Мне нечего к этому добавить.
– Для заурядного вора у вас удивительно хорошо подвешен язык.
– Смею надеяться, что во мне нет ничего заурядного, – высокомерно произнес Рейн, что вызвало у нее улыбку.
– Тогда вы должны быть… э… непризнанным отпрыском какой-нибудь выдающейся личности?
– Неужели, мисс Донн, вы спрашиваете, не являюсь ли я внебрачным ребенком?
– Извините, – пробормотала она, густо краснея, и этот неожиданный румянец невольно очаровал его.
– Я рожден в браке. Но мой отец отказывается меня признавать. – Это было очень близко к правде.
– Из-за ваших воровских наклонностей?
Рейн стоял неподвижно и думал. Он мог бы сказать ей правду. Это началось так благородно, так просто. Он мог бы, оставаясь неизвестным, помочь этой девушке, в чью жизнь он привнес трагедию. Но игра стремительно становилась все серьезнее, и он, кажется, не знает, что именно он раскопал и что поставлено на карту. Он обязан рассказать ей, кто он такой, и пусть фишки упадут как угодно.
Но тогда она может уйти.
– Именно так.
Фейвор кивнула, в ее улыбке смешались облегчение и подозрение. Наивная лгунья, невинная развратница. Она представляла собой притягательную загадку.
– А ваша мать?
– Она умерла. – Он произнес это более резко, чем хотел, и, подняв глаза, увидел потрясенное лицо Фейвор.
– Нет, Фейвор, она умерла не из-за меня. Ее не стало задолго до моего вступления в преступный мир.
– Простите. – Ее голос был полон нежного сочувствия. – Моя мама тоже умерла, когда я была ребенком.
Рейн не смог придумать, что ей ответить. Он слишком хорошо помнил смерть ее матери.
– Какой она была? – спросила Фейвор.
– Красивой. Капризной. Немного тщеславной. Слишком романтичной. Возможно, она была неискушенной. Она очень старалась поверить в волшебные сказки.
Рейн помнил, как сердился, когда мама спрашивала его и Эша, откуда у них синяки. Она всегда без колебаний их спрашивала, а они без колебаний лгали. Она никогда не старалась узнать правду, а они никогда ей ее не говорили.
– Вам она не очень нравилась.
– Нравилась? – Он подумал. – Не знаю. Она была полностью поглощена моим отцом. Но когда она была с нами… никто не умел лучше нас развлечь. Она была образованной, честной и не почитала авторитеты. – Рейн разглядывал веер в своей руке. На одном из его секторов до сих пор можно было разглядеть греческий храм. – Например, она любила классические вещи, но не притворялась, будто преклоняется перед ними. У нас в саду устроили древнегреческую площадку с колоннами, так она окрестила ее «Акрополе» в честь Акрополя.
– Вы ее любили.
– Да. – Он положил веер. – Хватит, нам надо работать, и вам не удастся увильнуть от задания при помощи столь прозрачных уловок.
Фейвор улыбнулась:
– Поскольку вы так решительно собираетесь заставить меня трудиться, мистер Суровость, откуда мне начинать?
– Вы принесли мне одежду? – спросил он, зная, что его тон погасит ее шутливое настроение.
«Либо я укрощу твою блестящую живость, либо ты ответишь за последствия, маленький ястреб». Он отрекся от нее.
– Нет.
Фейвор отвернулась, но он успел заметить на ее лице обиду. Лучше небольшая обида, чем глубокая рана.
– Не имею представления, где найти для вас одежду. Вы слишком большой. – Она подняла руку. – Кроме того, даже если я найду какого-нибудь монолитного денди, не могу же я пробраться к нему в комнату, пока он спит, и утащить его одежки.
– Монолитного денди? Вы находчивая девушка, – парировал он. – Уверен, вы что-нибудь придумаете к завтрашнему дню. Мне начинает надоедать эта одежда. Хоть наряжайся в роскошное старье!
– А почему бы и нет? – спросила она. – Мне эта идея нравится. Здесь так много всякой одежды.
– Это слишком позабавило бы вас, – высокомерно ответил он. – Прибавьте к этому тот факт, что вы моя жертва, по вашим собственным словам. Жертвам не полагается развлекаться за счет обидчиков.
Ее поразительные глаза широко раскрылись, и вдруг она расхохоталась. Господи, он теряет остатки рассудка. Сначала он нарочно испортил девушке настроение, но не прошло и минуты, и она снова весела.
– Можете мне помочь разобрать мебельные завалы.
– А как? – спросила она.
– Идите сюда, я вам покажу.
Фейвор недоверчиво подошла к нему.
– Ну?
– Я подниму вас, а вы снимете сверху мелкие предметы.
– Вы меня поднимете? – переспросила она, с сомнением глядя на него.
– Да. Не бойтесь, Фейвор.
Они были одни.
Что бы он себе ни говорил, он не был святым и никогда не стремился к святости. Она дрожала, и он это почувствовал. Вдруг он сравнил ее с беспомощным птенчиком, а себя с котом, который ждет удобного случая, чтобы сцапать птичку.
Господи Боже. Он ожесточенный тюрьмой мошенник. Какого черта делает здесь эта чистая душа? Рейн опустил голову, закрыл глаза, как будто ожидая удобного случая. Любого удобного случая. Пусть ее сердце забьется чаще, пусть потемнеют глаза, пусть приоткроются губы…
Но ничего этого не случилось. Фейвор повернулась, подставив ему спину, и сказала:
– Я готова.
Его руки дрожали, когда он обхватил ее талию. Домашнее шерстяное платье, которое она надела для работы, было слишком простым. Без корсета девушка была слишком досягаема. От нее исходило такое тепло… Он вдыхал аромат ее тела, чувствовал ее всю.
Рейн закрыл глаза. Вот что ему нужно – таверна и девица из таверны. Когда-то в дюжине миль к востоку от северной дороги была тут такая, под названием «Красная роза». Крепкие напитки и доступные девицы, и то и другое по сходной цене.
– Ну? – Фейвор явно не справлялась с дыханием.
Он поднял ее, решительно заставляя себя думать о не встреченных дамах с приветливыми улыбками, и посадил себе на плечо.
– Ох! – Она взмахнула руками, стараясь удержать равновесие. Он обхватил ее ноги одной рукой, а другую поднял вверх.
– Держитесь за мою руку!
Фейвор поерзала, устраиваясь, и схватилась за его руку.
– Спокойно! – рявкнул он, когда она забарабанила ногами по его животу.
Вместо того чтобы успокоиться, она снова затрепыхалась.
– Черт возьми! Вы что, хотите упасть? – Его руку окутал шелк, так как у нее развязалась подвязка и чулок спустился к лодыжке. – Перестаньте ерзать! – Он крепко сжал ее ногу выше колена.
Она замерла, словно лань, пораженная в сердце.
Кожа ее была гладкая и шелковая.
– Этот несчастный Орвилл больше не проявлял к вам интереса? – Рейн понятия не имел, откуда взялись эти слова. Он не собирался их произносить. И даже не думал об этом.
– Орвилл уехал. – Голос ее звучал слабо.
– Хорошо. – Он почувствовал в себе радость собственника, ужаснулся, попытался говорить нейтральным тоном, но это было трудно. – Я хочу сказать, хорошо для него. Вы уже решили, что он не будет участвовать в гонках, а? Значит, он напрасно потратил бы время, ухаживая за вами.
– Он уехал, потому что пудра не могла скрыть синяков, которые вы ему наставили.
– Вот как.
Она пошевелилась, и теплый женский аромат вновь окутал его. Жасмин и разгоряченное тело сводили его с ума. Рейн крепче сжал пальцы.
– Фейвор.
– Что?
Он не знал что. Он знал лишь, что их нынешняя поза никуда не годится, и решил спустить ее с плеча в свои объятия. Ее волосы, густые и темные, как лондонская полночь, вырвались из-под шляпки и теперь спускались кольцами по плечам и груди. Он схватил их в горсть, и его пальцы коснулись ее выреза на груди.
– Вымойте их.
– Что?
– Волосы. Они блестящие и переливаются, словно расплавленное золото.
Она смотрела на него, немного испуганная, немного встревоженная и – точно! – слегка возбужденная.
– Не могу. Она… Я не могу.
Долгую минуту он смотрел сверху вниз на ее свежее, прелестное личико, отмытое от пудры. Ее глаза были синими, а не ненормально черными. Было слишком тихо. Она могла услышать оглушительное биение его сердца. Рейн знал, потому что сам его слышал.
Только это стучало не его сердце. Он поднял голову и прислушался. Это было что-то другое. И оно приближалось.
– Что это? – спросила Фейвор.
– Кто-то идет по коридору, – тихо, почти шепотом ответил он.
Рейн осторожно поставил ее на ноги и подтолкнул к месту, где когда-то был алтарь.
– Идите туда. Это не ризница. Это коридор, ведущий в северное крыло. Вас не должны здесь видеть. Особенно гости Карра. Поверьте мне, Орвилл был еще не самым плохим… Быстрее, черт побери! – скомандовал он, видя, что девушка в растерянности не знает, что делать. – Я не могу позволить себе роскошь снова спасать вас. Мне повезло, что тщеславный Орвилл смолчал.
– Но как…
– Я туда не пролезу, Фейвор! – нетерпеливо выдавил он. – Здесь полно других мест, где я могу спрятаться. Но для двоих там места не хватит. А теперь идите.
Только после того, как за ней закрылась низкая квадратная дверь, он смог соображать трезво. Теперь шаги стали громче. И ближе к часовне.
Рейн не стал озираться кругом. Он солгал. Здесь негде было прятаться. Единственное, что можно было сделать, это укрыться за какой-нибудь шкаф, чтобы выиграть время. Через несколько минут он услышал, как открылась дверь, а потом медленные, мелкие шажки.
Кто бы это ни был, он не должен следовать за Фейвор. Рейн выскочил из своего укрытия с занесенным кулаком, готовый нанести удар…
Маленькая, скрюченная женщина стояла перед ним прямо в луче света, падающего сквозь розетку в потолке.
– Рейн! – Ганна осела на пол.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудный - Брокуэй Конни



Классный роман. Интересное начало, захватывающая концовка. Советую прочитать.
Безрассудный - Брокуэй КонниОльга
22.03.2012, 7.36





Роман очень интересный ,но не хватило более раскрытой концовки...
Безрассудный - Брокуэй КонниМилена
26.05.2015, 10.22





Чушь несусветная, школьные сочинения интереснее читать.
Безрассудный - Брокуэй КонниЕлена
26.05.2015, 13.51





Не смогла не оставить отзыв. Чудесрый роман, легкий, интригующий, манящий. Все чудесно: сюжет, диалоги,любовь и противостояние,концовка. . Мне нравятся отношения назло судьбе, страсть, офоомленная в непошлых выражениях, неторопливая завязка, сложные ситауции и хороший конец. Этот роман я запомню надолго
Безрассудный - Брокуэй КонниРыжая
20.02.2016, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100