Читать онлайн Запрет на любовь Книга 2, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Запрет на любовь Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Алисса обхватила его шею руками и ответила на поцелуй.
Она совершала ошибку. И прекрасно это понимала. Всякий раз, когда она вопреки воле и разуму уступала непреодолимому влечению и делала шаг навстречу Сэму, это потом оборачивалось стопроцентной, вопиющей ошибкой, за которую ей приходилось дорого и долго расплачиваться.
Но зато пока это происходило, казалось, что ничего лучше и прекрасней с ней и быть не может.
Она так давно не была в его объятиях и в его постели, но все – каждое его прикосновение и поцелуй, его вкус и запах, жар в его глазах – казалось знакомым и единственно возможным.
На Сэме не было ничего кроме трусов, и Алисса жадно и с наслаждением гладила ладонями гладкую шелковистую кожу спины, под которой перекатывались каменные мускулы.
Длинные, выгоревшие до белизны пряди, которые Алисса так любила перебирать, остались на полу какой-то парикмахерской в Гейнсвилле, и сейчас его волосы были гораздо темнее и короче. Ей это даже нравилось, потому что они больше не закрывали лица и глаз, и она могла видеть, как меняется их выражение.
Алисса одним движением сбросила рубашку и быстро стащила с себя джинсы вместе с трусиками.
– О, черт, ты разделась! – простонал Сэм и, отпустив ее, откинулся на подушку.
Алисса засмеялась:
– Тебя это смущает? – Она бесцеремонно стянула с него трусы и восхищенно уставилась на великолепный, готовый к действию инструмент. О, да… да! Какое замечательное творение природы! – Судя по тому, что я вижу, – не очень.
Она наклонилась к нему, приоткрыв губы, но Сэм почти оттолкнул ее и резко поднялся. Теперь они стояли друг напротив друга на коленях.
– Только скажи мне, что ты знаешь, что делаешь, – взмолился он. – Скажи, что это не просто реакция на стресс, или эмоциональная разрядка, или… О, черт!.. Я не знаю…
Он буравил Алиссу своими невероятно голубыми глазами так, словно хотел проникнуть к ней в мозг и прочитать мысли.
Алисса в свою очередь недоверчиво уставилась на него, не в силах поверить, что он действительно готов остановиться.
Для проверки она чуть пошире раздвинула ноги, и Сэм моментально напрягся и судорожно вздохнул, но все-таки не сделал попытки прикоснуться к ней и даже слегка отодвинулся. В его глазах плескалось отчаяние, и, хоть он и попытался засмеяться, они будто молили: «Не делай этого со мной!»
Но Алисса уже не сомневалась, что сделает и это, и многое другое. Она потянулась к нему, но Сэм перехватил ее руку:
– Сначала скажи. Пожалуйста. Это очень важно для меня.
Он говорил серьезно. И Алисса не смогла солгать.
– Я совершенно не понимаю, что делаю, – призналась она. – Я только знаю, что сейчас безумно хочу тебя.
Наверное, это был не тот ответ, которого Сэм ждал. Он не смог скрыть разочарования.
– Разве тебе этого недостаточно? – спросила Алисса и, потянув на себя его руку, зажала ее между бедер. – Давай договоримся, что хотя бы на сегодня хватит и этого.
Сэм не мог не понять, как она возбуждена и как хочет его. Во всяком случае, руку он не выдернул, а когда Алисса немного пододвинулась, его палец скользнул внутрь… О, да!..
– Я не стану этого делать, – хрипло выдохнул Сэм, но – как и в прошлый раз, когда он сказал, что не будет целовать ее, и тут же поцеловал – его пальцы против воли хозяина прикасались к ней, гладили, исследовали… Он пододвинулся ближе и на этот раз, когда она потянулась к нему, не стал останавливать ее руку.
– Алисса! – ахнул он, когда она обвила его пальцами и сжала.
О, да… да…
– Ты нужен мне, – сказала она и поцеловала его в губы.
И Сэм сдался. Сдался так очевидно, будто взял ручку и подписал акт о полной капитуляции.
Теперь он жадно целовал ее и лизал, и покусывал, и лихорадочно гладил все ее тело, словно спешил убедиться, что это она. Он громко застонал, и Алисса рассмеялась, потому что поняла, что теперь они чувствуют одно и тоже…
– Ради бога, скажи, что у тебя есть презервативы, – прошептала она, освободив губы, и жадно втянула воздух.
– О, черт! У меня нет.
– У меня есть. В моем номере. – Современные женщины всегда носят их с собой. На всякий случай. – В косметичке.
Надо признаться, они пролежали там без употребления уже пару лет.
Вскочив с кровати, Сэм подхватил Алиссу и перекинул ее через плечо, как пожарник, спасающий пострадавшего.
– Сэм! – засмеялась Алисса. – Что ты делаешь?
Он наклонился и подобрал с пола ее джинсы, в кармане которых лежали ключи от номера и мобильник.
– Постой! – крикнула она, но он уже выходил в коридор.
Они оба были совершенно голыми. Нет, Сэм благодаря своей гордой, нескрываемой эрекции казался голым вдвойне.
– Ох, извините, мэм, – вдруг смущенно пробормотал он, и Алисса от ужаса зажмурилась.
Она решилась открыть глаза, только когда Сэм уже отпер дверь ее номера и шагнул внутрь, и сразу же обнаружила, что коридор совершенно пуст. Она изо всех сил ударила его кулаком по спине:
– Сэм, ты меня чуть до инфаркта не довел!
Он расхохотался и бросил ее на кровать.
– Никто нас не видел. Кроме того, я знаком со специальной техникой ниндзя и умею становиться невидимым.
– Ты, может, и умеешь, а я – нет.
Алисса схватила с тумбочки косметичку. Она была битком набита всякой дрянью, и, чтобы не терять времени, она просто вытряхнула все на пол.
– Тебе трудно стать невидимой, – согласился Сэм. – Ты слишком красивая. Хотя, должен сказать, в «Уолмарте» тебе это удалось.
– Правда? – Его комплимент порадовал Алиссу больше, чем она ожидала.
– Да, – кивнул он, наклоняясь над содержимым косметички. – Я тебя не узнал. Ты выиграла.
– Я люблю выигрывать, – призналась она.
– Я заметил, – улыбнулся Сэм.
Вот они! Два маленьких красных пакетика, разделенные перфорацией. Алисса оторвала один и протянула Сэму. У него на лице появилось какое-то странное выражение. Неужели сейчас опять начнет ломаться? О, нет, только не это!
– А, эти презервативы?.. – Он замолчал и потряс головой. – Нет, не обращай внимания. Просто паранойя. – Сэм взял пакетик. – Ты все еще уверена, что хочешь этого? – спросил он и надорвал его.
– А ты как думаешь? – спросила Алисса и откинулась на спину, приняв самую соблазнительную позу.
Сэм засмеялся, неторопливо разглядывая ее.
Она всегда заводилась, когда он так на нее смотрел.
И когда она сама смотрела на него. У Сэма было великолепное, словно вырубленное из камня мускулистое тело без единой капли жира. Оно стало еще красивее, с тех пор как Алисса в последний раз видела его обнаженным, еще мощнее, еще мужественнее. Как ему это удалось?
И новая стрижка ему шла. До чего же он был хорош!
– Наверное, – медленно проговорил Сэм, усаживаясь на краешек кровати как можно дальше от нее, – сейчас не самый подходящий момент, чтобы торговаться, и у меня вряд ли что-нибудь получится. Но я не хочу опять оставаться в проигрыше, поэтому все-таки попробую. Ладно?
Кажется, он настроен решительно. Она голая лежит в постели и умирает от желания, а он собирается торговаться? Алисса засмеялась.
– Ну, хотя бы кивни головой, если согласна, – попросил Сэм.
Кивнуть головой? Она ему покажет, как она согласна.
Алисса провела пальцами по груди, задев соски, потом по животу, опустила руку ниже и, закусив нижнюю губу, взглянула на него.
Глаза Сэма сверкнули, и он тоже засмеялся. Но, к удивлению Алиссы, не сделал попытки пододвинуться к ней поближе.
– Хорошо, буду считать, что это означает согласие. – Он откашлялся, но, когда заговорил опять, голос все-таки был хриплым. – Вот какую сделку я тебе предлагаю, Лис: если ты хочешь меня, то прямо сейчас пообещай, что потом, когда все кончится, согласишься поужинать со мной. Ты отказываешься – я разворачиваюсь и ухожу в свою комнату. – Он опять засмеялся. – Черт с ним, мы оба понимаем, что я уже никуда не уйду, но я это хотя бы сказал! – Он закрыл глаза. – Если бы ты знала, как я сейчас ненавижу себя. Я такой слабак.
Неужели и это серьезно? Ох, бедный Сэм…
– Иди сюда, – позвала она, протягивая к нему руки.
Он развернулся и, опираясь на локти, навис над ней – напряженное, мускулистое тело, загорелая кожа и несчастное лицо с пронзительными голубыми глазами. Алисса, приподнявшись, легко поцеловала его.
– Сэм, я понимаю все, что ты хочешь сказать, – прошептала она, а руки против ее воли опять начали прикасаться к нему. – И я благодарна тебе за откровенность. Правда. Наверное, и мне надо быть честной с тобой, потому что ты, по-моему, не понимаешь, что и для меня все это тоже очень важно.
– Я понимаю.
Алисса дотронулась до его лица. Какое прекрасное лицо, какие удивительные глаза.
– Нет, не понимаешь. Я знаю, ты думаешь, что у меня роман с Максом, и должна признаться, я хотела, чтобы ты так думал, и даже… – она запнулась —…даже сознательно обманывала тебя. А на самом деле мы всего несколько раз встречались с ним вне работы. И я никогда с ним не спала. Ни разу.
– Но когда я пришел к тебе в отель, Макс был у тебя… В Сан-Диего, помнишь? В ту ночь, когда стреляли в Джулза.
– Когда погибла Карла Рамирес?
– Да.
– Он тогда просидел в моем номере всю ночь. Я была в таком состоянии, что… – Алисса покачала головой. – Но у нас ничего не было, Сэм. Я не спала с ним. Я ни с кем не спала после тебя.
Теперь он смотрел на нее с изумлением:
– Матерь Божья, Алисса…
– Если уж быть совершенно честной, – поспешно добавила она, – я бы, возможно, и переспала с Максом, но он сам этого не захотел… Нет, не так: он хотел, но все равно ни за что бы не согласился. Потому что я его подчиненная.
– Он просто идиот. Он полный…
– Нет. Но у него есть принципы, – горячо возразила Алисса. – И он им следует. На самом деле он замечательный человек, Сэм. Он бы понравился тебе, если бы ты так упорно не старался ненавидеть его.
Теперь изумление сменилось беспокойством.
– А ты… хм… Черт! Я уже спрашивал тебя, но ничего не могу с этим поделать… Ты любишь его?
– Да, Роджер, – ответила Алисса, спокойно посмотрев ему в глаза. – Я его люблю. Именно поэтому я сейчас голая лежу с тобой в постели и жду, когда мы с тобой наконец займемся любовью.
Тогда он поцеловал ее и, не прерывая поцелуя, опрокинул на спину, раздвинул ей колени и всей тяжестью опустился между бедер. Потом оторвался от губ и начал целовать шею, грудь, забрал в рот сосок…
– Боже мой! – Алисса выгнулась дугой и нетерпеливо прижалась к нему, но Сэм вдруг отодвинулся.
– Эй, Лис, – тихо позвал он и поднял на нее блестящие глаза. – А не могла бы ты повторить это еще раз?
Она поняла, что он хочет услышать. «Займемся любовью». Не сексом. Любовью. У Алиссы вдруг перехватило дыхание, и она не сказала, а выдохнула:
– Люби меня, Сэм.
Он на мгновение приподнялся и… Господи, как это хорошо!
– Сэм! – Она вспомнила, что еще не сказала ему то, что хотела. – Я знаю один хороший ресторан в Вашингтоне, недалеко от моего дома. Там не пытаются тебя выгнать, как только ты доешь последний кусок. Можно сидеть и разговаривать хоть всю ночь.
Если тебе действительно хочется меня узнать.
Она не сказала этого вслух, но Сэм понял.
И опять поцеловал ее так нежно и проникновенно, как Алиссу, кажется, еще никогда в жизни не целовали.
Он все помнил: как надо прикасаться к ней, как двигаться, чтобы свести ее с ума. Только медленно, слишком медленно…
Что же он с ней делает? Это слишком хорошо, чтобы быть правдой… Это слишком хорошо и страшно, потому что она опять там, где ей нельзя быть, опять с ним…
– Лис?
Кажется, это вопрос. И он ждет на него ответа. Неужели и так что-то неясно?
– Скажи словами, – прошептал он ей в ухо.
– Пожалуйста!
– Скажи, чего ты хочешь, – настаивал Сэм.
– Тебя, – простонала она. – Я хочу тебя!
Наверное, она угадала правильные слова, потому что его реакция оказалась именно такой, на которую надеялась Алисса. Он ведь, черт возьми, прекрасно знал, что она не признает никакой сдержанности когда занимается сексом… нет, не сексом, а любовью. Вот так… сильнее… да…да!
– Лис…
Она открыла глаза и по тому, как напряглись его мускулы, как исказилось лицо, поняла, что он из последних сил сдерживает себя, потому что не хочет, чтобы все так быстро кончилось…
– Ну, давай же! – крикнула она, потому что сама не могла больше терпеть.
И Сэм понял ее, как понимал всегда, а потом… потом взрыв, сметающий все.
Алисса не могла бы описать это по-другому. Словно весь мир обрушился прямо на нее.
И его подхватила та же взрывная волна. Он что-то выкрикнул, но Алисса не слышала, потому что у нее не было больше ни ушей, ни тела.
Только через несколько минут она начала снова понимать, что руки и ноги, так крепко сжимающие его, принадлежат ей.
– Приятно сознавать, – прошептал Сэм в вернувшееся на место ухо, – что мы не разучились понимать друг друга.


Макс видел, как Рик попытался обнять Джину и как она вырвалась.
Энрико Альварадо. Родился здесь, в Сарасоте. Отец кубинец. Мать из Флориды, девичья фамилия – Вальдес.
Заметив, что Джина разговаривает с ним у стойки бара, Макс вернулся в машину и навел по телефону справки.
Детектив Рик Альварадо закончил колледж в Дармуте лучшим в своей группе. Потом поступил на юридический в Гарвард, но через год ушел оттуда, вероятно, решив, что ему больше нравится сажать преступников за решетку, чем вызволять их оттуда, и поступил в полицию. В Полицейском управлении Сарасоты о нем были очень высокого мнения.
Макс вынужден был признать, что неверно оценил возраст и опыт парня. Альварадо исполнился тридцать один год, и он уже семь лет служил детективом.
Из чего, вероятно, следовало, что Макс уже достиг такого возраста, когда все, кому меньше тридцати пяти, кажутся юнцами.
Он следил за Риком и Джиной с того момента, как они появились на стоянке.
Он видел, как они разговаривали, как Джина смеялась, как Альварадо поцеловал ее.
Наверное, в тот момент Максу надо было уехать.
Вместо этого он продолжал сидеть в машине и мучить себя. И трястись от злости, ожидая, что сейчас Джина пригласит детектива к себе в отель.
Случайный секс с первым встречным незнакомцем – это совсем не то, что ей надо.
Впрочем, после некоторого размышления Макс решил, что, пожалуй, дело не в том, что ей этого не надо, а в том, что он сам этого не хочет.
Можно сколько угодно притворяться, что он пришел в «Фандагос», вместо того чтобы лететь сегодня вечером в Сан-Диего, потому что хотел защитить Джину от нее самой. И убедиться, что ей не угрожает никакая опасность.
Все так, но это не единственная причина, приведшая его сюда.
На освещенной дорожке Альварадо опять подошел к Джине и обнял ее, а она оттолкнула его и побежала, на этот раз действительно стараясь убежать. Проклятие!
Альварадо бросился вдогонку, но Джина бежала быстрее.
Ну, все. Пора с этим заканчивать. Макс включил фары и медленно поехал вперед.
Альварадо схватил Джину за руку, и она попыталась вырваться, этот сукин сын споткнулся, и они оба упали на чей-то газон.
Макс заехал на тротуар, остановился, взвизгнув тормозами, и выскочил из машины.
Джина метнулась в сторону от Альварадо. Последнего спасло только то, что он больше не пытался ее задержать.
– Хватит, – холодно сказал Макс, – Джина, садись в машину. – Он повернулся к Альварадо. – Благодарю за помощь. Дальше я справлюсь без вас.
Детектив вскочил на ноги:
– Я не пытался…
– Поэтому вы еще живы. Если бы я решил, что вы хотите ее обидеть… Вам пора домой, детектив.
Альварадо оглянулся на Джину, которая стояла, тяжело дыша, и тыльной стороной ладони стирала с лица слезы.
– Ты хочешь остаться с ним? – спросил он, игнорируя угрожающий тон Макса, чем заработал несколько лишних очков в его глазах.
Джина кивнула:
– Прости меня, Рик.
Он тоже кивнул и отряхнул брюки, не обращая внимания на порванное колено.
– Ей нужна серьезная психологическая помощь, сэр, – негромко сообщил он, проходя мимо Макса.
Макс тоже поглядел на Джину. Она была очень бледна и молча смотрела на него огромными глазами.
– Возможно, он прав, – предположил Макс. Джина молчала. – Садись в машину. Пожалуйста.
Она подчинилась. Не спуская с него глаз, она обошла машину кругом, открыла пассажирскую дверь и опустилась на сиденье.
Макс сел за руль, остро чувствуя на себе ее взгляд, полный надежды.
Нет, Джина. Нет, милая, я здесь совсем не за этим.
– Тебе понравилась музыка? – спросила она наконец.
Он знал, что бесполезно все отрицать и притворяться, что его не было в клубе. Она и во время концерта все время поглядывала на угол, в котором он прятался.
– Не знаю… Я никогда особенно не увлекался джазом, но это было… интересно.
– А это хорошо?
– Джаз – это не мое, – неохотно признался Макс. – Слишком он хаотичный и отвлеченный.
– Знаешь, но ведь то же самое можно сказать и про Хендрикса, – заметила Джина. Однажды он сказал ей, что испытывает тайную слабость к Джими Хендриксу, и она запомнила это. – По-моему, в его музыке еще больше хаоса, чем в джазе. И еще какое-то отчаяние, и… не знаю… бурление, как в расплавленном металле. Возможно, его хаос и отчаяние просто ближе лично тебе.
– Возможно. – Будь все проклято. Бурление и отчаяние. Наверное, именно за это он и любит Хендрикса. Макс завел двигатель. – Где ты остановилась?
– Недалеко. Можешь высадить меня на углу. – Макс молча поглядел на нее. – Но хоть ты и не любишь джаз, тебе понравилось, как я играю?
Она сидела совершенно несчастная, с размазанной вокруг глаз тушью и красным носом, кажется, собираясь опять заплакать, и все равно была невыносимо красивой. Очень короткая майка с открытой спиной и единственной лямкой вокруг шеи нисколько не скрывала ее изумительного тела. Особенно, когда она играла.
Есть что-то завораживающе-сексуальное в том, как молодая девушка играет на ударных. Несколько раз Джина давала себе волю, и тогда ее волосы рассыпались по лицу и плечам, длинные ноги отбивали ритм, руки летали, как крылья, грудь подпрыгивала, и тело Макса совершенно недвусмысленно откликалось на все это.
Но не мог же он сказать ей: «Да, так понравилось, что член задымился».
Макс невольно улыбнулся. Зная Джину, можно предположить, что такой ответ ее ничуть не оскорбит. Наоборот, она может счесть его за приглашение. Его улыбка потухла.
– О чем ты сейчас подумал? – мягко спросила она.
– О том, что ты очень красивая и талантливая и что лучше мне было никогда не встречаться с тобой.
Она поняла.
– Но мы ведь все равно уже встретились. И опять сидим среди ночи в твоей машине. – Джина засмеялась, наверное, только для того чтобы скрыть слезы. – Если я скажу тебе, где остановилась, зайдешь ко мне ненадолго? – Он начал было протестовать, но она прервала его: – Только чтобы поговорить. Пожалуйста, Макс. Если бы ты знал, как мне не хватает наших разговоров.
Он знал. Наверное, так же, как не хватало их ему. Иногда так сильно, что он ощущал физическую боль в груди и в горле.
– Я живу в «Сиеста Бич-Хаус», – сказала Джина. – Поезжай на светофоре направо, а потом четвертый поворот налево. Первый этаж. Комната двадцать один.
Это действительно было совсем близко.
Настолько близко, что, когда они подъехали к отелю, Макс еще не успел придумать, как увильнуть от приглашения.
Он ни в коем случае не должен заходить в ее комнату. Это будет ошибкой, чреватой серьезными осложнениями.
– Пожалуйста, зайди, – прошептала Джина.
– Не могу, – так же тихо ответил он.
– Только поговорить.
– Точно? – он испытующе посмотрел на нее.
– Да, – солгала Джина.
Она-то знала, что, если он войдет, то до утра уже не выйдет.
– А ты не хочешь объяснить мне, что произошло на стоянке? – спросил Макс, наверное, чересчур эмоционально, потому что напряжение этого вечера давало о себе знать. – Обязательно было клеить кого попало в баре, а потом удирать от него?
– Рик – офицер полиции, и тебе это прекрасно известно, – с не меньшей горячностью возразила Джина. – Он не «кто попало».
Макс кивнул:
– Ну что ж, значит, тебе повезло. На этот раз.
– Ты правда хочешь знать, что случилось? Я испугалась. Он захотел пойти со мной сюда, а я испугалась. И рассказала ему. Все. И он сразу стал таким… ну, ты понимаешь… как будто ему все это тяжело и не очень хочется, и он бы лучше пошел домой и посмотрел бейсбол по телевизору. Но он все равно был готов меня трахнуть. А утром поставил бы галочку и решил, что свою норму добрых дел на этот месяц уже выполнил. Так что на этот раз мне действительно очень повезло.
Но только я поняла, что это совсем, совсем не то, что мне надо. И всегда будет не то, если ты не передумаешь, потому что то у меня может быть только с тобой. Но я знаю, что ты не передумаешь. Непонятно только, зачем я тебе все это говорю!
Она заплакала и вылезла из машины, а Макс почувствовал, что у него разрывается сердце.
– Джина, постой…
Она хлопнула дверью и почти бегом бросилась к отелю.
Ну и хорошо. Оставайся на месте. Тебе нельзя идти за ней. Но ведь нельзя и отпускать ее в таком состоянии. Нельзя так расставаться.
Макс тоже выбрался из машины и пошел за Джиной, выбрав меньшее из двух зол.
– Джина!
– Прости меня, Макс, – всхлипнула она. – Прости. – Она стояла перед дверью и никак не могла попасть ключом в замок, потом уронила всю связку, и, когда Макс наклонился за ней, они стукнулись головами.
– Извини. – Он выпрямился. – Давай открою.
В комнате было темно, и Макс первым вошел внутрь и оглянулся в поисках выключателя, но, когда щелкнул им, намного светлее не стало. Лампочка, наверное, не больше двадцати пяти ватт, едва освещала обшарпанную комнату. Что было только к лучшему, потому что последний раз ее ремонтировали, вероятно, году в семьдесят пятом, и при ярком свете она не стала бы краше.
– О, господи, Джина, – вздохнул он, – и как ты только умудряешься такие находить?
– Прости меня, Макс, – повторила она. – Потому что я понимаю… Я все понимаю.
Она закрыла за собой дверь, и Макс почувствовал, что попал в ловушку.
Надо срочно убираться отсюда.
– Я знаю, ты винишь себя за то, что случилось со мной, – продолжала Джина, – и это неправильно, потому что на самом деле во всем виновата я сама. Я сама спровоцировала их – Бабура и Ала. Ты говорил мне, чтобы я этого не делала. Ты говорил, чтобы я была осторожнее и не зарывалась. А мне потребовалось изображать из себя супермена и всех спасать.
– Нет, – перебил ее Макс. Неужели, черт возьми, она действительно думает, что?..
– Я старалась передать тебе как можно больше информации о них, – словно не слыша, продолжала она и даже не пыталась вытирать слезы, стекающие по лицу. – Я думала, они спят, а они не спали и все слышали. Это из-за меня они догадались, что вы установили микрофоны и прослушиваете их. Это я виновата…
– Нет! – Макс потянулся к ней, но она отшатнулась.
– Да! Ты говорил мне, чтобы я их не провоцировала, а я не послушалась. Я их спровоцировала, и меня изнасиловали и убили капитана, когда он хотел меня защитить. И это тоже моя вина!
Джина опустилась на пол, и Макс тоже сел на корточки, не решаясь прикоснуться к ней.
– Джина, ты не должна так думать!
– Ты говорил мне. – У нее были такие несчастные глаза, что у Макса перехватило дыхание. – Ты предупреждал меня. А я не послушалась. А теперь ты даже смотреть на меня не можешь, потому что считаешь себя виноватым, А это я виновата, это мои ошибки, Макс, а не твои.
О боже, как же она живет с этой невыносимой тяжестью уже несколько лет?
– Джина, ты ни в чем не виновата! Неужели ты действительно в это веришь?
Да, она действительно в это верила.
Он обнял ее за плечи, и Джина уже не стала сопротивляться. Наоборот, она вцепилась в него и, всхлипывая, бормотала извинения.
Она извинялась за то, что ее изнасиловали.
Макс чувствовал, что и сам вот-вот расплачется.
Нет, лучше он сделает это потом, когда останется один, а сейчас надо как можно быстрее покончить с этим ужасным заблуждением. Она и так чересчур долго живет с ним.
– Послушай меня, – он старался говорить совершенно спокойно. Ему это удавалось, даже когда он вел переговоры с террористами, насилующими ее на борту самолета. Неужели, черт возьми, он не справится сейчас? И все-таки его голос дрогнул. – Джина, выслушай меня, пожалуйста.
– Только не уходи, – всхлипнула она. – Не оставляй меня, Макс…
Он был готов пообещать ей все что угодно.
– Я никуда не уйду. – Макс еще крепче обнял ее и прижался щекой к ее макушке. – Я пробуду с тобой столько, сколько ты захочешь.
Внутренний критик недоверчиво поднял бровь.
Но Макс решил не обращать на него внимания, потому что почувствовал, что Джина сразу же стала спокойнее. Он еще раз повторил свое обещание:
– Я пробуду с тобой столько, сколько захочешь. А сейчас несколько раз глубоко вздохни и слушай меня. Слушай и старайся понять, хорошо?
Она кивнула и глубоко вздохнула.
– Молодец. – Макс погладил ее по голове. – Я расскажу тебе, что я понял, после того как много лет вел переговоры с отчаявшимися людьми. С такими же, как террористы, которые захватили рейс 232. А ты должна внимательно слушать и верить мне. Ты ведь мне веришь?
Джина опять кивнула.
– Я ведь честно ответил тебе по поводу джаза, так?
Еще один кивок. И слабая улыбка. Хорошо. Значит, она его слушает.
– И, пожалуйста, сядь прямо, – попросил он, – чтобы я видел твои глаза. Сможешь?
Она подняла голову, и, когда Макс заглянул в ее бледное заплаканное лицо, усталое от груза невыносимой ответственности, у него опять сжалось сердце.
Она сидела совсем близко к нему, слишком близко, ее губы были всего в нескольких сантиметрах, но все-таки он не хотел, чтобы она отодвигалась. Тогда он не сможет обнимать ее.
– Когда Бабур Хаян приказывал Набулши заняться тобой, – начал Макс, – он сказал: «Ты знаешь, что надо делать». Это изнасилование было запланировано, еще до того как они захватили самолет. Они же считали тебя дочерью сенатора. Это было задумано как символический акт возмездия. Или политическое заявление, как ни дико это звучит. Это все равно случилось бы, Джина, как бы ты себя ни вела.
Макс видел, что она внимательно слушает его и пытается понять. Он смотрел ей прямо в глаза, взглядом приказывая поверить.
– А кроме того, – продолжая он, – они таким образом хотели спровоцировать нас. Им требовалось, чтобы начался штурм. В самолете была заложена бомба, и она должна была взорваться, когда отряд «морских котиков» захватит самолет, когда сами террористы уже будут мертвы, а мы решим, что победили. Ты знаешь об этом. Они уже устали ждать и готовы были умереть. Поэтому они и взялись за тебя, надеясь, что от переговоров мы перейдем к решительным действиям. И они знали, что в самолете установлены микрофоны и камеры. Это же ТПД – типовой порядок действий – на случай захвата террористами самолета. Так всегда делается. Я могу поклясться, что ты ничего им не выдала. И, если хочешь знать, ты осталась в живых только благодаря тому летчику, который бросился тебе на помощь. Они убили его и получили тело, которое можно было сбросить с самолета. Если бы им не подвернулся он, они убили бы тебя.
В глазах Джины мелькнуло сомнение. Она слишком долго жила с чувством вины и успела привыкнуть к нему.
– Тогда почему Хаян так разозлился, когда услышал, как я рассказываю тебе об их автоматах?
Господи, ну как же заставить ее поверить?
– Хочешь знать, что случилось бы, если бы он этого не услышал? Тогда он сказал бы тебе что-нибудь вроде: «Не смей смотреть на меня, когда говоришь со мной. Ты разве не знаешь, что женщина никогда не должна смотреть мужчине в глаза?». Ты бы опустила глаза и извинилась, а он бы закричал: «Так ты еще и улыбаешься? Они убивают наш народ, а тебе смешно?» И ты бы еще раз извинилась и, возможно, на секунду подняла на него глаза, а Хаян ударил бы тебя по лицу за непочтительность, и ты бы снова извинялась, но все это не имело бы никакого значения, потому что в конце концов он все равно сказал бы Набулши: «Ты знаешь, что надо делать». – Макс осторожно убрал волосы с ее лица. – Ты ровно ничего не спровоцировала, Джина. Ты это понимаешь?
Если и можно кого-то обвинять в том, что случилось, так только его самого, потому что это он не сумел настоять на том, чтобы штурм начался предыдущей ночью.
Джина кивнула, а потом сказала, словно прочитав его мысли:
– Если это не моя вина, если все равно это должно было случиться, значит, и не твоя тоже.
Теперь пришла очередь Макса кивать:
– Да. Правильно.
Джина тесно прижалась к нему, но взгляд у нее стал отсутствующим, словно она пыталась осмыслить все, что только что услышала.
– Тебе стоит еще походить к врачу, – посоветовал Макс, опять прижимаясь щекой к ее волосам. – Обсудить все это.
– Хорошо. – Она подняла голову, чтобы видеть его. – А тебе есть с кем все обсудить?
Он сразу же подумал об Алиссе. Ей он мог сказать больше, чем кому-либо другому. Но тоже не все. Далеко не все.
А сегодня днем он практически упаковал ее в красивую коробку, перевязал ленточкой и, словно подарок, вручил Сэму Старретту.
– Тебе надо найти кого-нибудь, – посоветовала Джина. – Кого-нибудь, с кем ты сможешь быть откровенным.
– Да, надо, – согласился Макс, прекрасно зная, что никогда этого не сделает. Потому что, прежде чем откровенно говорить с другом или хотя бы с психоаналитиком, ему надо научиться быть откровенным с самим собой…


Джаз Джакетт дотронулся до плеча Тома.
Тот поднял голову и увидел, что к ним приближается та самая сестра, которая провожала Келли в операционную.
Он вскочил на ноги. Это ведь значит, что все в порядке? Они бы ведь не прислали сестру, чтобы сообщить ему, что Келли умерла во время операции?
Он жадно вглядывался в ее лицо.
Стэн тоже встал со стула и положил руку на плечо Тома. Для сдержанного старшего офицера это был жест, равноценный объятию.
– Доктор просит вас подняться к нему, сэр, – объявила сестра.
Значит, операция завершилась.
Операция завершилась. Все хорошо. Теперь она справится.
Вот что он должен был услышать. А вместо этого его приглашают… Зачем? Чтобы сказать, что она умирает? Уже умерла?
Страх налетел так внезапно, что комната закружилась перед глазами, и Том едва устоял на ногах.
Джаз и Стэн силой усадили его на стул и опустили голову к коленям.
– Она жива? – сквозь грохот в ушах услышал он голос Джаза.
Пожалуйста, Господи! Пожалуйста…
– Разве вы еще не знаете? – сестра опустилась рядом с Томом на корточки, но все равно ее голое доносился откуда-то издалека. – Ох, простите, коммандер…
«Простите»? Слово, которое он больше всего на свете боялся услышать.
Келли мертва.
Том больше не пытался удержать ускользающее сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна



Читать обязательно!!!!
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаАля
10.08.2012, 20.27





Хороший роман.Несколько гл.героев,но больше всех впечатлила пара Сэм и Алиса.Долго не мучились и быстро разобрались в своих чувствах к друг другу.Другой герой Макс своим мозгоклюйством совсем замучил несчастную Джину.Чем закончились их отношения автор,если не написала продолжение о них,оставила на усмотрение читателя.Роман написан хорошим слогом,читается без напряжения,детективно-криминальная линия на мой дилетантский взгляд выстроена динамично, с драйвом."Морские котики"-спецназ есть спецназ,настоящие мужчины,читать о них всегда захватывающе интересно. 10 из 10.
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаГандира
9.09.2013, 0.46





Книга отличная. Про Макса и Джину есть продолжение - Переломный момент. Жаль что его здесь нет. История Тома и Келли в книге Одно мгновенье до любви.
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаНастя
6.02.2015, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100