Читать онлайн Запрет на любовь Книга 2, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Запрет на любовь Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

19 июня 2003 года
Четверг


– Ну вот, а когда мы с Ноем уже сидели в машине Уолта, – рассказывал Сэм, – то вдруг сообразили, что до больницы можно добраться только по трассе. Я до этого, конечно, пытался ездить вокруг дома, когда отца не было, а мама… спала, но на дороги с большим движением еще никогда не выезжал. Ну и я подумал: какого хрена? Все когда-нибудь приходится делать в первый раз.
Он рассказывал и ни на минуту не прекращал гладить Алиссу: его рука скользила по ее плечам, по спине, опускалась до талии и опять поднималась к плечам. Она лежала на боку, прижавшись к нему и положив ему на грудь голову, и обнимала его руками и ногами.
Это было так приятно, что Алиссе совсем не хотелось думать о том, что ждет их через пару часов – об отчете патологоанатомов, который вряд ли будет утешительным, о том, что ей обязательно надо позвонить своему врачу и как-то закончить эту дурацкую историю с порвавшимся презервативом. А что она станет делать, если не достанет рецепт? Или если таблетки не помогут? Не говоря уже о другой опасности: если Мэри-Лу изменяла Сэму с кем попало, то еще неизвестно, чем он мог от нее заразиться.
– У нас в школе тоже были мальчики вроде тебя, – сказала она. – Такие же чокнутые раздолбаи. Я старалась держаться от них подальше.
Сэм засмеялся:
– Да, у нас в школе девочки тоже старались держаться от меня подальше. Во всяком случае, те, которые мне нравились.
Алисса подняла голову:
– Правда?
Она почему-то всегда считала, что, с тех пор как Сэму исполнилось двенадцать, у него не было проблем с женщинами.
– Правда, – улыбнулся он. – Мне уже тогда нравились девочки вроде тебя: такие же умные, стервозные и слишком гордые, чтобы связываться с такими, как я.
– С какими «такими»? С такими нахалами и грубиянами или с одинокими несчастными мальчиками, которых колотят отцы?
– Ну, я давно уже не такой, – нахмурился Сэм.
– Знаю, – согласилась Алисса, тоже став серьезной. – Но ведь когда-то ты был таким, Роджер. – Она специально назвала его старым именем. – И никуда от этого не денешься.
Сэм поцеловал ее, и она ответила на этот поцелуй, мельком пожалев о том, что ночь уже почти кончилась.
Его рука скользнула вниз, но Алисса быстро отодвинулась.
– Эй, а ты не хочешь сначала рассказать свою историю до конца?
– Мы добрались до больницы, и полиция нас не арестовала. Конец. – Сэм опять притянул ее к себе.
– Конец? – Алисса снова отодвинулась и уперлась ему руками в грудь. – У твоей тети Дот ведь инсульт был?
– Да. Вот что плохо в этой истории. Довольно сильный. Она уже не встала на ноги после него, хотя и очень старалась. Это было тяжело для нее. И для Уолта тоже.
– И тогда они и переехали в Сарасоту? – спросила Алисса.
– Да. Уолт где-то узнал, что тут живет врач, который умеет поднимать на ноги инрультников. Тогда он продал компанию – аэродром, самолеты, все. Он сказал, что не будет больше работать, но уже через полгода открыл летную школу здесь, в Сарасоте. Он просто не мог без этого, понимаешь? Ему нравилось учить людей летать. А почти все доходы от школы шли на стипендии, которые он основал для неимущих студентов. По-моему, Ной до сих пор с трудом удерживает свой бизнес на плаву. Вернее, на лету.
– А ты не поехал с ними.
– Нет, – покачал он головой. – Они меня звали. Мне было очень грустно, когда они уезжали, но…
Алисса заглянула ему в глаза. Она понимала, почему он отказался уехать на юг с людьми, которых любил и которые были его настоящей семьей.
– Из-за матери, да?
– Иди сюда. Зачем ты отодвинулась?
– Затем. Я знаю твои хитрости. Я пододвинусь, ты меня поцелуешь и сможешь не смотреть мне в глаза.
– Я не поэтому хочу поцеловать тебя.
– Я права? – настаивала Алисса. – Ты остался в Техасе, потому что знал, что, если уедешь, твой отец начнет избивать мать?
Сэму явно не нравился этот разговор.
– Ну и что особенного? Я знал, что все лето дома будет Лейни. Она работала учительницей в частной школе, а с июня по август жила дома. Пока кто-то из нас был дома, отец еще держал себя в руках, поэтому… – Он пожал плечами. – Зато я приезжал сюда каждое лето.
– И уезжал каждую осень. – Алиссе хотелось взять его за плечи и встряхнуть. – Ты отказался жить с людьми, которые любили тебя, ради того чтобы заботиться о женщине, которой было на тебя наплевать. Она ведь ни разу не защитила тебя, не пожалела.
– Ну, да, – подтвердил Сэм. – И у нее было имя – мама.
– Сэм…
– Я настоящий охренительный герой! – ухмыльнулся он. – Иди сюда и поцелуй меня.
Алисса так и сделала.
И в это время зазвонил ее телефон.


Пока Мэри-Лу готовила завтрак, Уитни читала Аманде и Хейли «Алису в Стране чудес».
Это было уже чересчур. Невероятно. Почти чудо.
В отсутствие отца и миссис Дауне, мучить которых Уитни, вероятно, считала своим долгом, она становилась вполне разумным и даже симпатичным существом.
Мэри-Лу зевнула и добавила в кофеварку лишнюю ложку кофе. Этой ночью она вообще не спала.
А сейчас страдала от запоздалого раскаяния. Вчера, после того как ушла Уитни, которая весь вечер проторчала в ее комнате и два раза подряд посмотрела «Мулен Руж» (Эван МакГрегор, конечно, божественно хорош, но сколько же можно?), все страхи Мэри-Лу вернулись. Они выглядывали из углов, скрипели половицами, что-то угрожающе нашептывали ей в ухо, и она так и не решилась расстаться со своим арсеналом.
Более того, Мэри-Лу заперлась в спальне, достала один из пистолетов и попыталась понять, куда же вставляют патрон. Полной ясности по этому вопросу у нее так и не появилось.
А утром, когда рассвело, все страхи куда-то испарились, и теперь Мэри-Лу ругала себя за то, что так глупо упустила случай вернуть оружие на место.
– Какие у тебя планы на сегодня? – поинтересовалась она у Уитни.
– Наверное, посижу дома. А вы что будете делать?
– Лично я до ланча буду мыть холодильник, – соврала Мэри-Лу.
– А-а… – Она взглянула на Уитни и едва удержалась от смеха: у той было такое комическое выражение лица. – Помочь тебе? – вдруг спросила девушка.
Нет, это точно, чудо.
– Я пошутила, – призналась Мэри-Лу. – Думаю, мы тоже посидим дома, потому что на улице страшная жара. – И потому что даже при свете дня она боится стать мишенью для снайпера. – Может, сложим пару пазлов или поиграем во что-нибудь. Сегодня очередь Аманды выбирать. Присоединяйся к нам, если хочешь.
Уитни счастливо улыбнулась:
– Спасибо. С удовольствием.


Алисса перекатилась на край кровати и схватила телефон.
– Это Джулз, – сообщила она Сэму и нажала на кнопку. – Есть новости?
– Из лаборатории пока ничего, – ответил Джулз.
– Из лаборатории пока ничего, – повторила Алисса для Сэма.
– Боже праведный! – возмутился Джулз. – Он в твоей комнате в такую рань?
– Кто в моей комнате? – Алисса закрыла глаза и прикусила губу. Черт, как она прокололась! Сэм встал с кровати, ушел в ванную и закрыл за собой дверь.
– Ну ладно, – вздохнул Джулз. – Ладно. В твоей комнате никого нет, но ты такая дура, Алисса! Впрочем, спешу тебя успокоить – ты такая не одна, моя милая. Похоже, сегодня была международная ночь опрометчивых связей для всех на свете, кроме нас, несчастных, вынужденных торчать в офисе до рассвета.
Что он несет?
– Джулз, ты не мог бы перевести все это на какой-нибудь понятный мне язык?
– Я звоню, чтобы выяснить, не звонил ли тебе за последние восемь-двенадцать часов Макс.
Наконец-то до Алиссы дошло. Господи, что же это творится?
– Макс не звонил ни разу за ночь?
– Это я и пытаюсь тебе объяснить, подруга. Его нет в номере, и его мобильный не отвечает.
Алисса не верила своим ушам.
– Пегги считает, что его нет в живых, и собирается звонить президенту, – продолжал жаловаться Джулз. – Но она ничего не знает о…
– … Джине, – договорила за него Алисса. Ох, Макс!..
– И что мне делать? Если Макс ничего не рассказал ни Пегги, ни остальным нашим об этой девушке, то я точно не собираюсь раскрывать им глаза. А Пегги действительно очень волнуется.
– Соври ей что-нибудь неопределенное, – посоветовала Алисса. – Намекни, что, по твоим сведениям, с ним все в порядке и что у него в Сарасоте есть приятельница. Не называй никаких имен. Просто скажи Пегги, чтобы дала ему несколько часов отдохнуть от всего этого… Bay! Вот уж не думала, что Макс когда-нибудь…
– А ты с ней знакома?
– Нет.
Во время операции в Казбекистане Алисса сидела на крыше аэровокзала и держала на прицеле кабину пилотов. Именно она и старшина Уэйн Джефферсон парой точных выстрелов в голову обезвредили двух террористов, изнасиловавших Джину и убивших капитана авиалайнера.
Но потом, когда Джина захотела встретиться со спецназовцами и агентами ФБР, спасшими ей жизнь, Алисса, к счастью, куда-то уехала.
Ей было бы слишком тяжело лично встречаться с этой девушкой. Ее палец не дрожал, когда она нажимала на курок снайперской винтовки. Она знала, что человек, чье лицо она видела в прицеле, потерял право на жизнь в тот момент, когда поднялся на борт самолета с намерением убить всех, находящихся в нем.
Но если бы Алисса встретилась с Джиной, пожала ей руку и заглянула в глаза, если бы эта девушка стала для нее не просто именем в сводках, а реальным человеком, то реальными стали бы и подонки, издевавшиеся над ней.
Реальными людьми, у которых есть матери, жены, а может, и дети.
Нет, Алисса не хотела знакомиться с ней.
– Макс пропал без всякого шанса на спасение, – весело сплетничал Джулз, – хотя, я и не исключаю, что он опять провел всю ночь в своей машине на стоянке у отеля.
– Опять? – ахнула Алисса. Ох, Макс…
– Ревнуешь? – ехидно поинтересовался Джулз.
– Ни чуточки. Позвони мне сразу, как только получишь отчет из лаборатории.
– Позвоню, – пообещал он. – Кстати, есть кое-какие новости насчет той шпаны, что едва не убила Ибрагима Рахмана, помнишь? На первом допросе они сказали, что к ним подошел какой-то мужик и посоветовал им не спускать с Рахмана глаз, потому что тот ведет себя подозрительно, а сам ушел, якобы для того чтобы отыскать представителя Секретной службы, но так и не вернулся. И все это было за полчаса, до того как началась стрельба. Занятно, да? Мы связались с этими парнями и попросили описать того мужика. И догадайся, что они сказали?
– Что он был блондином?
– Умница! Вручите этой женщине приз! Впрочем, не надо – она уже получила свой приз этой ночью.
– Кончай со своими шуточками, миленъкий!
– Мы показали шпане мутную фотку, на которой блондин стоит рядом с Мэри-Лу у библиотеки в Сан-Диего, и они его сразу же опознали. Это точно тот, кто нам нужен! А шпану сейчас охраняет ФБР. Передай Сэму – кхе-кхе – если вы случайно увидитесь, что его теория насчет того, что террористы станут следить за садовником, попала в самую точку. Но Рахмана до сих пор не нашли – ни живого, ни мертвого.
– А как там Келли Паолетти и Космо Рихтер?
– Миссис Паолетти сделали операцию, и она сейчас в палате интенсивной терапии. Помолись за нее, когда будет время. А у Космо сломано несколько костей, но в целом он в порядке, – отчитался Джулз. – Ну все, меня зовет Ларонда. Пегги на второй линии. Сейчас постараюсь убедить ее, что Макс не мертв, а наоборот – очень даже жив.


Джину разбудило какое-то непонятное назойливое гудение.
Она открыла глаза и решила, что, наверное, еще спит и видит сон. Правда, потом быстро сообразила, что ни в каком, даже самом прекрасном сне ей не приснилось бы, что Макс до утра останется в ее постели.
Непонятное гудение издавал его мобильник, в котором был отключен звук. Он настойчиво вибрировал в кармане пиджака, брошенного на пол вчера вечером.
Вчера вечером…
У Макса было бледное и усталое лицо, и Джина обрадовалась, когда гудение наконец прекратилось. Но оно тут же началось снова, и стало ясно, что поспать ему не дадут. Он открыл глаза и увидел Джину.
– Тебе кто-то звонит, – прошептала она.
Макс молча смотрел на нее, и по тому, как менялось его лицо, Джина видела, что он постепенно вспоминает события прошедшей ночи, словно у него в сознании на ускоренную прокрутку включилась видеозапись.
– Принести тебе телефон? – спросила она.
Он тяжело сглотнул, поднял голову и вытер рукой рот, поморщившись, когда обнаружил, что спал так крепко, что из уголка губ капала слюна.
– Нет, спасибо. – Он перевернул подушку и откашлялся. – Сколько времени?
Телефон замолчал.
– Почти половина восьмого.
Он недоуменно смотрел на нее, словно не веря, что проспал почти семь часов.
– Да здравствует секс! – тихо сказала Джина.
– Да. – Он коротко посмотрел на нее и сразу же перевернулся на спину и закрыл глаза рукой. Удивительно, как быстро у него отрастает щетина. Всего одна ночь – и он выглядит как модель с обложки мужского журнала мод.
– Черт, мне надо идти, – хрипло проговорил Макс и не двинулся с места. – Я должен был появиться в офисе час назад. Мануэль Конеско, наверное, уже расположился за моим столом. Хотя, конечно, на самом деле это его стол.
Джина подперла щеку кулаком:
– Из этого, вероятно, следует, что ты не успеешь накормить меня завтраком?
– Завтраком? А что это такое?
Ого, он шутит. Это хороший знак.
Она положила руку ему на грудь, но в тот же момент опять ожил проклятый телефон, и Джина так и не поняла, почему Макс вдруг резко поднялся и свесил ноги с кровати.
– Черт, – пробормотал он. – Вот поэтому я и не сплю: стоит начать – и уже не можешь остановиться.
– Знаешь, если делать это каждую ночь, то просыпаться будет значительно легче.
– Да. – Макс потер лицо. – Вполне логично.
Он взял с тумбочки пульт, включил телевизор и переключал каналы, пока не нашел Си-Эн-Эн. Прослушав сообщение диктора о том, что за прошедший год значительно выросли объемы продаж оружия, Макс выключил звук.
– Я всегда радуюсь, когда утром включаю телевизор и узнаю, что ничего не взорвалось и не сгорело, – объяснил он Джине.
Ну что ж, хотя Макс, по-видимому, и не желал, чтобы она до него дотрагивалась, можно сказать, что «следующее утро» – как известно, самый опасный момент в отношениях – пока проходило нормально. Во всяком случае, они разговаривали.
Телефон продолжал требовательно гудеть.
– Ты не будешь отвечать?
– Нет, – помотал головой Макс. – Он все время так трясется.
Джина села в кровати, одеяло сползло, и Макс поспешно отвернулся.
Ну, вот! Это уже ненормально.
– Послушай, ты ночью уже видел меня голой.
– Да, я это отлично помню. – Он встал и отправился в ванную, стараясь не поворачиваться к Джине лицом. Словно хотел скрыть от нее, что его тело проснулось гораздо быстрее, чем он сам.
Телефон пару минут помолчал и опять ожил, когда Макс спустил воду в туалете.
– Чтоб ему провалиться! – буркнул он, выходя из ванной, и нагнулся над кучей одежды на полу. Его бедра были целомудренно прикрыты полотенцем. – Багат слушает, – рявкнул он, отыскав наконец телефон.
Несколько минут Макс внимательно слушал и один раз даже нечаянно посмотрел на Джину, видимо, забыв, что не желает видеть ее голой.
– Да, да. Спасибо, – кивнул он. – И еще, Ларонда, мне сегодня потребуется компьютер и принтер. – Опять пауза. – Потому что мне надо написать письмо. – Пауза. – Да, уже восемнадцать лет диктую, но это я хочу написать сам. – Вздох. – Не знаю. Минут через тридцать, наверное. – Он поглядел на Джину и опять быстро отвернулся. – Ну, плюс-минус…
Макс положил телефон на тумбочку; поднял с пола свой скомканный костюм и вздохнул:
– Как ты думаешь, кто-нибудь заметит, если я во второй раз приду в нем на работу?
Джина засмеялась, представив, как Макс приходит на работу в таком виде, будто проспал в одежде всю ночь.
– Если ты еще и не побреешься, то обязательно заметят.
Он тоже засмеялся и решился краешком глаза посмотреть на нее.
– Да, лучше я перезвоню Ларонде. Придется заехать в отель. Через тридцать минут… О чем я думал?
– «Плюс-минус», – напомнила ему Джина, надеясь, что раз уж он осмелился взглянуть на нее, то, может, теперь вернется в постель и опоздает на работу по-настоящему.
– Кстати, я говорил тебе ночью, что ты очень красивая? Что-то я сам не могу припомнить. Если не говорил, то говорю сейчас: ты очень красивая.
– Что-то подобное ты упоминал, – подтвердила Джина и удивилась, что может говорить так спокойно, хотя сердце подскочило и билось теперь где-то в горле, – как раз перед тем как предложил мне выйти за тебя замуж.
Макс застыл.
Господи, неужели он, правда, подумал?..
– Макс, я пошутила, – быстро добавила она. – Это шутка.
О, черт! Она может себя поздравить: ей удалось до смерти напугать неустрашимого Макса Багата. А кроме того, шансы опять заманить его в постель теперь точно равнялись нулю. И во всем была виновата она сама и ее дурацкие шуточки. Идиотка. Идиотка!
Как бы ещё не пришлось вызывать реанимацию. Но вместо того чтобы падать на пол, схватившись за сердце, Макс ушел в ванную и быстро умылся.
– Я приму душ у себя в отеле, – сообщил он, вернувшись в комнату, и начал торопливо натягивать на себя одежду. – Во сколько у тебя самолет? – как ни старался он говорить спокойно и небрежно, голос все-таки дрогнул.
– В семь сорок пять, – отозвалась Джина, мечтая повернуть время вспять и начать это утро заново. Тогда она накрыла бы чертов телефон подушкой и разбудила бы Макса совсем по-другому. – Отсюда мне надо выписаться в полдень.
С мрачным лицом он присел на край кровати, чтобы надеть носки и туфли.
– Я не уверен, что смогу проводить тебя до аэропорта.
– Ничего. Я на это и не рассчитывала. – Она ни за что, ни за что не признается ему, что ей очень хочется задержаться еще на несколько дней! Если он сам предложит – тогда другое дело. Но Джина несколько раз повторяла, что ей нужна всего одна ночь, и, наверное, сейчас не время сообщать Максу, что она лгала.
– Позвони мне, когда выпишешься отсюда, – приказал он так строго, что у нее стало немного полегче на сердце, – и сообщи, куда пойдешь. Я хочу знать, где тебя искать сегодня.
Вполне возможно, что на самом деле ему это вовсе неинтересно. Просто он старается быть вежливым.
– Я пару часов поваляюсь на пляже, а потом сяду на автобус и поеду в аэропорт. – Самое главное – казаться абсолютно спокойной. Даже когда он надевает пиджак, засовывает в карман галстук и идет к двери. – На случай, если мы не увидимся до отъезда… Спасибо, Макс.
Он оглянулся, по-прежнему стараясь смотреть только на ее лицо:
– Мы увидимся.
– Это было бы очень мило.
Ну, давай, Макс! Сейчас самое время пригласить ее на ланч. Или можно встретиться в его номере и провести время гораздо приятнее.
Но он уже открывал дверь и набирал чей-то номер на своем мобильном.
– Но если мы все-таки не увидимся, – крикнула Джина ему вслед, – я хочу, чтобы ты знал, как много для меня значила эта ночь. Я думаю, что ты удивительный и…
– Замолчи. – Макс обернулся и на секунду из его глаз на нее глянул неистовый мистер Хайд. – Я не удивительный. Я полный мудак!
Что?
– Нет!
– Да, – процедил он сквозь стиснутые зубы. – Так и есть. Прости, Джина, мне надо идти. Поговорим позже, ладно?
Он вышел из комнаты.
– Алисса! Это Макс, – успела услышать она, пока за ним еще не захлопнулась дверь. – Позвони мне, черт возьми. Мне надо срочно поговорить с тобой.
Джина откинулась на спину. Лучше бы ей этого не слышать. Лучше бы он потратил пять лишних секунд на то, чтобы поцеловать ее на прощанье. И не убегал как ошпаренный из-за одной только глупой шутки о замужестве…


Обвязавшись полотенцем, Сэм проскочил по коридору в свой номер. Алисса пыталась дозвониться до своего врача, и он решил, что не стоит мешать ей.
А кроме того, он не хотел слышать этот разговор. Пока у него не было ни сил, ни времени, для того чтобы раздумывать о роли, которую сыграют эти таблетки в общем устройстве мира и в их новых отношениях с Алиссой.
Ясно одно: Сэму еще придется попотеть, чтобы убедить ее дать ему шанс.
В номере он влез все в тот же костюм, который носил уже двое суток. Еще никогда в жизни Сэму не приходилось ходить в костюме так долго. Он с тоской вспомнил о своих джинсах и сапогах. Выйдя из торгового центра в Гейнсвилле, он зашел на почту, упаковал их в большую коробку и отправил на свой адрес в Сан-Диего.
О твидовом пиджаке он нисколько не жалел, но джинсы – другое дело. Он к ним притерся. И к сапогам… Однажды он также отправил себе пару сапог из Пакистана. Они добирались до Сан-Диего четыре месяца, потому что сначала их пришлось послать другу в Индонезию. Отправлять посылки из той части Пакистана в Соединенные Штаты было тогда опасно для здоровья.
Сэм повязал перед зеркалом галстук, а потом замер, разглядывая себя. Когда он в последний раз носил штатский деловой костюм? Даже и не вспомнить.
С тех пор как после школы он поступил на службу в ВМС, во всех торжественных случаях он надевал парадную форму.
Вероятно, больше у него такой возможности не будет, большое спасибо Мэри-Л у.
Нет, незачем врать себе. Во всем виновата исключительно его собственная глупость.
Сэм закрыл глаза. Черт с ними – с работой и с карьерой. И пусть даже его с позором уволят из отряда. Только бы Мэри-Лу и Хейли были живы.
Звонок!
Сэм сунул руку в карман и сначала вместо телефона вытащил пистолет Алиссы. Надо же, а он и забыл про него.
Из трубки раздался знакомый голос:
– Если ты, сукин сын, опять обидишь Алиссу, я заставлю тебя пожалеть, что родился.
– Доброе утро, Джулз.
– Я не шучу, Старретт.
– Я так и понял. У меня и в мыслях нет…
– Это у тебя сейчас нет. А через пару часов мы найдем Мэри-Лу, она сообщит тебе, что у нее опухоль мозга и, если ты с ней разведешься, она не сможет оплатить серию операций, без которых умрет и которые займут пятнадцать лет…
– Джулз, – попросил Сэм, – заткнись, пожалуйста.
Джулз заткнулся.
– Все документы на развод уже подписаны. Осталось только отправить их в суд. Ничего подобного просто не может случиться.
– Знаю, – вздохнул Джулз. – Я тебя ненавижу. Из-за тебя я теряю своего лучшего напарника.
– Алисса не собирается уходить из Бюро.
– Пока не собирается. Но тебе-то точно придется уйти из шестнадцатого отряда, что, кстати говоря, вопиющая несправедливость. Но наши сплетники уже болтают, будто Том Паолетти – если, конечно, он сможет доказать свою невиновность, что будет совсем непросто, – собирается сколотить какой-то спецотряд из штатских супергероев, и тебе, миленький, в него прямая дорога.
– Не гони! – От такой работы Сэм точно не отказался бы.
– Не гоню. А Алисса всегда восхищалась Паолетти, и если он предложит ей место заместителя, она вряд ли откажется.
Ах, Джулз, Джулз… Чудак так боится потерять Алиссу, и все-таки подсказывает Сэму самый надежный способ отбить ее у ФБР.
– Если бы я был геем, – начал Сэм, – я бы…
– Молчи, – прервал его Джулз. – Ни слова больше, а то я за себя не ручаюсь. К тому же это все еще неточно. Я тоже люблю тебя, мой красавчик. – От таких слов Сэм засмеялся. – Кажется, сегодня утром у тебя отличное настроение? Хочешь, сделаю его еще лучше? Потому что ко мне только что залетел прекрасный Джордж и принес в клюве радостную весть – во всяком случае, для тебя радостную. Тела, найденные в машине, принадлежат иммигрантке из Мексики и ее дочери, которые пропали еще в апреле.
У Сэма вдруг подогнулись колени, и он тяжело опустился на кровать. Джулз еще что-то говорил, но он его уже не слышал.
Это не Хейли прострелили голову и не ее поджарили в багажнике.
От невероятного облегчения мышцы мгновенно превратились в желе, а мозги – в кашу. Ему стало трудно дышать, и комната закружилась перед глазами.
– Спасибо, – прошептал Сэм. На большее он был пока не способен. – Мне… надо идти. Спасибо. О, господи…
– Эй, с тобой все в порядке? – встревожился Джулз.
Сэм захлопнул телефон.
Он не помнил, сколько времени просидел на кровати, дожидаясь, пока остановится комната и смолкнет шум в ушах. Он помнил только, что надо срочно рассказать обо всем Алиссе.
С трудом поднявшись, Сэм сделал несколько шагов к двери, но та сама распахнулась, и в комнату влетела Алисса. По ее лицу текли слезы.
– Мне только что позвонил Джулз. Ты его напугал. – Она дотронулась до его щеки, и Сэм понял, что тоже плачет. – О, Сэм…
Он потянулся к ней, и они обнялись и долго стояли, прижавшись друг к другу.
– А я была уверена, – прошептала она. – Я рада, что ошибалась. Слава Богу!
Сэм даже не пытался скрыть слезы.
– Я так боялся, – выговорил он наконец.
Этой ночью Сэм спал, наверное, не больше часа, да и этот час был наполнен кошмарами и предутренними страхами. Сейчас вместе с облегчением на него вдруг навалилась страшная усталость.
Каким-то образом Алисса почувствовала это.
– Хочешь поспать часок или кофе? – спросила она.
– Кофе.
Она засмеялась и поцеловала его.
– Интересно, откуда я знала, что ты выберешь кофе?
– Давай найдем Хейли сегодня, – попросил Сэм. Она еще раз поцеловала его:
– Я не возражаю.


Келли лежала на больничной кровати, обмотанная проводами и трубками, а Том Паолетти сидел рядом, держал ее за руку и слушал писк кардиомонитора.
Писк был размеренным и ровным, и это действовало успокаивающе.
Из холла послышались громкие голоса, и он повернул голову. Проклятье! Явление адмирала Таккера и Берегового патруля.
Том полночи гадал, когда же наконец они пожалуют.
Вновь прибывших почти сразу же заслонили от него внушительные, широкие спины Джаза и Стэна.
Сэм услышал голос своего заместителя:
– Простите, сэр, но в палату интенсивной терапии допускаются только близкие родственники.
Молодец Джаз! Том слегка пожал руку Келли.
– По-моему, оттого что я сижу здесь, мне гораздо больше пользы, чем тебе, – обратился он к Келли, хотя ее глаза по-прежнему были закрыты. – Поэтому, наверное, я пойду. Я очень люблю тебя, Кел. Пожалуйста, борись, хотя бы ради меня. Даже когда меня нет здесь, я все равно с тобой. Ты просто прислушивайся к этому монитору. Потому что это бьется и мое сердце тоже. – Его голос дрогнул. – Каждый раз, когда он пищит, он говорит, что я люблю тебя. Черт! Мне не хочется уходить, но сюда уже приперся Таккер и…
Ее пальцы пошевелились.
Ее пальцы пошевелились, а веки дрогнули.
– Сестра! – заорал Том. – Сюда! Быстрее!
К нему немедленно подскочил Джей Лопес, штатный санитар шестнадцатого отряда. Откуда он здесь взялся?
Сестра отделения интенсивной терапии, молоденькая афроамериканка, примчалась следом за ним.
– Она приходит в себя, – сообщил Лопес. – Черт, ну вы и напугали меня, сэр. Я уж собрался бежать за дефибриллятором.
Боже милостивый, почти весь шестнадцатый отряд, включая жен и подружек, толпился в холле и заглядывал в дверь.
– С ней все в порядке, – успокоил их Лопес.
– Все в порядке, – повторила сестра и задернула занавеску, отгораживая кровать от зрителей. – Доброе утро, миссис Паолетти. – Она осторожно поправила кислородную трубку, уходящую Келли в нос, и проверила капельницу.
– Том, – прошептала Келли, – не уходи.
– Не уйду, – пообещал он. – Никуда не уйду.
– Он не уйдет, – подтвердила сестра. – Эту дверь охраняет целый отряд «морских котиков». А я, конечно, не «морской котик», но тоже не постесняюсь вызвать охрану, чтобы она вывела адмирала, которому совершенно нечего здесь делать. – Она взглянула на Тома и наклонилась к самому уху Келли: – Ох, милая, я вам так завидую: ваш муж не стесняется плакать.


Уитни все утро не сиделось на месте. По сравнению с ней, обе девочки, увлеченно рисующие цветными карандашами, являли собой образец спокойствия и рассудительности.
Она садилась. Потом вставала. Потом опять садилась. Она исполнила отрывки из сорока лучших песен месяца. Она пересказала содержание всех фильмов, которые видела за последний год.
– Может, позвонишь своей подруге – как ее? – Эшли и сходишь с ней на пляж? – предложила вконец измученная Мэри-Лу.
– Нет, мне с вами веселей. А к тому же Эшли такая сука!
Зазвонил телефон, и Уитни подлетела к нему первой.
– Я возьму! Алло? – Она помолчала, а потом радостно взвизгнула: – Наконец-то! Да, пропустите его! Да, в переднюю дверь. Спасибо, Джим, я тебя обожаааю! – Она повесила трубку.
– Какой Джим? Охранник у ворот? – заинтересовалась Мэри-Лу.
– Да, он. – Уитни метнулась к дверям. – Я сейчас вернусь. Там… принесли посылку, которую я давно жду. Никуда не уходите, хорошо?
Она выскочила из комнаты.
Посылка?
Некоторое время они рисовали молча. Господи, какое счастье! Даже Аманда и Хейли притихли.
Только бы в этой посылке оказался не фейерверк. И не ящик виски. И не скоростной катер. И не…
– А что такое «сука»? – с любопытством спросила Аманда.
– Это не очень хорошее слово, детка, – как можно мягче объяснила Мэри-Лу и улыбнулась Хейли, которая прислушивалась к разговору с большим интересом, – и мы не будем его говорить, ладно?
– Миссис Даунс – сука, – уверенно заявила Аманда.
– Разумеется, нет, – возмутилась Мэри-Лу, хотя в душе была совершенно согласна с девочкой. – Просто миссис Даунс любит поворчать. А если мы будем ей улыбаться, она не станет сердиться.
– Ага, а небо упадет на землю, – подхватила вернувшаяся Уитни. – Смотри, кого я тебе привела, Мэри-Лу.
Как она ее назвала?
Мэри-Лу подняла голову, и… – Господи помилуй! – в дверях детской стоял и улыбался Ибрагим Рахман.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Запрет на любовь Книга 2 - Брокман Сюзанна



Читать обязательно!!!!
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаАля
10.08.2012, 20.27





Хороший роман.Несколько гл.героев,но больше всех впечатлила пара Сэм и Алиса.Долго не мучились и быстро разобрались в своих чувствах к друг другу.Другой герой Макс своим мозгоклюйством совсем замучил несчастную Джину.Чем закончились их отношения автор,если не написала продолжение о них,оставила на усмотрение читателя.Роман написан хорошим слогом,читается без напряжения,детективно-криминальная линия на мой дилетантский взгляд выстроена динамично, с драйвом."Морские котики"-спецназ есть спецназ,настоящие мужчины,читать о них всегда захватывающе интересно. 10 из 10.
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаГандира
9.09.2013, 0.46





Книга отличная. Про Макса и Джину есть продолжение - Переломный момент. Жаль что его здесь нет. История Тома и Келли в книге Одно мгновенье до любви.
Запрет на любовь Книга 2 - Брокман СюзаннаНастя
6.02.2015, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100