Читать онлайн Запрет на любовь Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Запрет на любовь Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Мне приказано немедленно возвращаться в Сарасоту, – сообщила Алисса, едва Сэм успел снять трубку. Ни тебе «с добрым утром», ни «привет», ни «как спалось?» – И доставить туда тебя.
Сэм осторожно потянулся. М-да. Состояние мышц оставляло желать лучшего после долгих часов, проведенных в машине, созданной для людей в два раза меньше его ростом, после собачьей атаки, отраженной без предварительного разогрева, и недолгого сна в слишком короткой кровати с ямой посередине. Лучше бы он улегся на полу.
– Я никуда не поеду, пока не поговорю с парнем, купившим машину, – заявил Сэм хриплым со сна голосом.
– Да, я это предполагала. Поэтому даю тебе ровно пять минут на то, чтобы принять душ и спуститься к машине. И еще помолиться, чтобы этот парень работал по вторникам и его лавочка оказалась открытой. Макс приказал сразу же ехать в Сарасоту, но, учитывая то, как ты водишь, думаю, мы наверстаем задержку по дороге.
– Спасибо.
– Это был вовсе не комплимент:
– Нет, – согласился Сэм, – я говорю спасибо не за…
– У тебя осталось четыре минуты сорок восемь секунд, – отчеканила Алисса и повесила трубку.
Сэм поплелся в душ.


Когда он уселся в машину, с его зачесанных назад волос еще капала вода. Алисса мысленно порадовалась тому, что Сэм не успел сбрить бороду. Потому что когда он ее сбреет и станет похож не на пещерного человека, а на прежнего Сэма… Сэма Неотразимого…
– Ух ты! – восхитился он. – Ты успела и душ принять, и кофе с пончиками купить?
– Я не принимала душ, – холодно откликнулась Алисса. – Я решила, что выяснить дорогу до «Харрисон Моторс» важнее, чем приятно пахнуть. – Она завела машину и тронулась с места. – Перед тем как пить кофе, найди карту и проверь, действительно ли пересечение двадцатой и двадцать четвертой находится к югу отсюда.
Сэм развернул карту.
– Да, так и есть. – Он огляделся и скомандовал: – Со стоянки выезжай налево. И, кстати, пахнешь ты замечательно. Я всегда думал, что…
– Пожалуйста, избавь меня от этого пошлого трепа хотя бы с утра пораньше, – перебила его Алисса. – Я оказываю тебе огромную услугу, Старретт. Не заставляй меня пожалеть об этом.
– Извини. Я просто честно сказал, что думал.
– А ты не можешь просто извиниться? Без всяких дурацких объяснений?
– Извини, – вздохнул Сэм.
Секунд двадцать они ехали молча.
– Хорошо выспалась?
– Нет, – сердито мотнула головой Алисса. – А когда проснулась, узнала, что Макс переводит весь отдел в Сарасоту, а я понятия не имею, почему. Я с ним самим не говорила, мне только передали его распоряжение доставить тебя в Сарасоту. И я не должна спускать с тебя глаз.
– Черт, – удивленно буркнул Сэм, но потом усмехнулся: – Может, он узнал, что у меня скоро день рождения, и решил сделать сюрприз?
Алисса тоже криво улыбнулась:
– Да, уверена, что так оно и есть. – Она быстро оглянулась на Сэма. – Тебя, что, это совсем не беспокоит?
– Очень даже беспокоит, – порывшись в пакете с пончиками, он отыскал шоколадный. – Просто все надо делать по порядку. Сначала едем в «Харрисон Моторс» и выясняем, есть ли хоть маленькая надежда на то, что Мэри-Лу и Хейли живы. Потом возвращаемся в Сарасоту и выясняем, за что мне собираются начистить задницу на этот раз. Если новости из «Харрисон Форд» будут хорошие, то по дороге в Сарасоту можно даже будет побеспокоиться о том, что со мной сделают.
– А у тебя правда скоро день рождения?
Сэм улыбнулся, как всегда белозубо и дерзко, но как-то невесело.
– На этот вопрос я мог бы предложить кучу остроумных ответов, но ты опять разозлишься. Поэтому отвечаю просто: да. На следующей неделе. – Он помолчал. – Хочешь сделать мне подарок? – Он не стал ждать ответа, потому что понял, что Алисса опять обвинит его в сексуальных домогательствах. – Помоги мне найти Хейли. Мне плевать, если даже половина гребаного ФБР прибудет в Сарасоту, чтобы принимать участие в поисках. Я доверяю только тебе. И хочу, чтобы ты вела это дело.
Надо признаться, ему удалось удивить ее. И все-таки Алисса покачала головой:
– Я не имею права сама выбирать задания.
– Может, ты и не имеешь, а вот Макс, наверняка, имеет. Я понимаю, что это вряд ли связано с контртерроризмом, но…
– Я правда не могу указывать Максу, что и кому поручать.
– Тогда возьми отпуск, – продолжал настаивать Сэм. – Лис, послушай, я не стал бы тебя просить, если бы это не было так важно. Пожалуйста. Стоит мне подумать, что я никогда ее не увижу… Я больше не могу это выносить…
Алисса молчала. А что тут скажешь?
– Джулз сейчас летит сюда с Гавайев, – заговорила она наконец. – Я уверена, он будет рад…
– Да. – Сэм понял, что это окончательный отказ, и не удержался от сарказма: – Большое спасибо.
Она тоже больше не могла этого выносить. И не могла сказать ему об этом. Алисса крепче вцепилась в руль и стиснула зубы.
На соседнем сиденье Сэм, очевидно, тоже боролся с собой.
– Прости, я не хотел… Ты мне действительно очень помогаешь, и я тебе благодарен. Честно.
– Все нормально. Я просто делаю, что могу, Сэм, но… – Она откашлялась. – Это дело – действительно не мой профиль.
Он натянуто засмеялся:
– Согласен.
– Сколько еще ехать? – спросила Алисса.
Сэм долго разворачивал и изучал карту.
– Пару миль. Не больше.
Они помолчали. Только когда Алисса потянулась к стаканчику, он предупредил:
– Осторожно. Кофе горячий.
Черт! Она вовсе не хочет, чтобы он был внимательным. Не хочет, чтобы он говорил искренне, извинялся и заботился о том, чтобы она не обожгла язык. Она хочет…
Она и сама не знает, чего хочет.
– Спасибо, – сказала Алисса, не глядя на него, и сделала большой глоток.
И, конечно, обожгла весь рот.


3 апреля 1943 года. Из дневника Дороти С. Смит


Я как раз горячо спорила с сестрой Марией, явно склонной к садизму, о том, можно ли мне самой дойти до туалета, когда в дверь палаты постучали.
«Цветы для лейтенанта Смит», – услышала я.
«О, как мило! – повернулась ко мне Мария. – Рассыльный принес вам цветы. – Она бросилась к двери. – Я возьму».
Воспользовавшись тем, что она отошла, я начала осторожно спускать загипсованную ногу с кровати, но тут услышала голос Уолта:
«Нет, нет, мне приказали вручить букет лейтенанту Смит лично».
Полковника ВВС приняли за рассыльного! Я уже открыла рот, чтобы исправить это недоразумение, но тут заметила, что Уолт явился в штатском и даже надел какую-то дурацкую круглую шапочку с позументом. Он встретился со мной взглядом и слегка покачал головой, как бы призывая молчать.
Поэтому я закрыла рот и засунула ногу обратно под одеяло. Я никак не могла понять, откуда он взялся здесь – в Саванне.
«Я должен кое-что сообщить мисс Смит наедине, – сказал он Марии, самым ужасным образом имитируя южный акцент, – по поручению полковника Гэйнса. Мне здорово достанется, если я этого не сделаю и не принесу ему ответа».
«Все в порядке, Мария, – сказала я. – Я знакома с Уолтом».
Садистка убедилась, что я покорно сижу на кровати и, кажется, согласна и дальше пользоваться отвратительным, леденящим попу судном, и уступила.
«Только не разрешайте ей вставать с постели», – строго приказала она Уолту и отправилась мучить бедную девушку, которой недавно вырезали аппендицит.
Мы с Уолтом одновременно взглянули на женщину на соседней кровати и убедились, что она крепко спит. Впервые я порадовалась, что моя кровать стоит в углу, где вечные сквозняки, но зато никто не сможет нам помешать. Наискосок от нас через проход сидела Лили Фостер и красила ногти, дожидаясь выписки, но, хоть она нас и видела, слышать не могла.
– Что ты здесь делаешь? – тихо спросила я Уолта, кивнув на стоящий у кровати стул для посетителей. За эти несколько недель на него впервые кто-то сел.
– Мы узнали об аварии, – сказал Уолт, – и я приехал сразу, как только смог. Извини, что не выбрался раньше. Он поставил цветы на тумбочку и пододвинул стул ближе.
– Со мной все в порядке, – сказала я ему, а он посмотрел на мою забинтованную голову.
– Ты не писала, и мы с Мей забеспокоились.
– Ну да, потому что сначала я была без сознания.
– Я слышал, что сломанное ребро повредило легкое?
– Это совсем не так ужасно, как кажется.
Он кивнул, но явно не поверил мне.
Ну разве не смешно, что после стольких опасных полетов, я попала в аварию на обычном автомобиле! Уверена, что этого бы не случилось, если бы за рулем военного грузовика сидела я, а не мальчишка, призванный в армию месяц назад.
– Почему ты не в форме? – спросила я у Уолта.
Он немного помолчал, и я поняла, что ему не хочется говорить правду. И еще я сразу же поняла, что эта правда мне очень не понравится.
– Я уже приходил сегодня утром, – признался он наконец. – В форме. Но… – Уолт прочистил горло. – Оказалось, что не только пациенты, но и посетители должны быть правильного цвета, чтобы попасть в эту больницу. Однако я сразу же заметил, что мальчикам-рассыльным позволено быть хоть белыми, хоть черными, хоть полосатыми. – Он улыбнулся не как мальчик, а как настоящий взрослый и сильный мужчина. – Как тебе нравится шапочка? Удачный штрих, верно?
– Такой же удачный, как акцент, – согласилась я. – Мне ужасно жаль, Уолт.
– А я даже обрадовался возможности последний раз одеться в гражданское. Теперь я не скоро смогу это сделать. Только когда кончится война.
Я подскочила в постели:
– Ты хочешь сказать…
– Да, – улыбнулся он. – Через две недели наш полк отправляется в Северную Африку.
Значит, Уолт пришел не просто навестить меня, а попрощаться.
Значит, я не увижу его долго, а возможно, никогда.
Хорошо, что я лежала, потому что у меня вдруг закружилась голова.
Уолт так долго об этом мечтал. Он так хотел участвовать в настоящих боевых действиях, хотел служить своей стране, и я должна была радоваться за него. Должна была улыбнуться. Но я чувствовала лишь тоску и страх.
И еще я чувствовала себя как будто голой.
Слишком долго мне приходилось скрывать правду – и от Уолта, и от Мей, и от самой себя.
Но сейчас она глядела мне прямо в глаза, и я не могла больше делать вид, что не замечаю ее.
Я люблю его. Он черный, и он женат на моей лучшей подруге, но я, черт побери, все равно люблю Уолта Гэйнса, как никогда никого не любила.
А сейчас, возможно, вижу его последний раз в жизни.
Последний.
Слишком много моих друзей и знакомых отправились воевать с немцами или японцами и уже никогда не вернутся обратно.
Уолт оглянулся, и я поняла, что он смотрит на сестру Марию. К счастью, та все еще была занята девушкой, оставшейся без аппендикса.
В голове бешено крутился целый водоворот мыслей и вопросов. Сказать ему о своей любви? Нет, нельзя! Он женат на Мей. Как же я признаюсь ему? Это ведь будет предательством. А он меня любит? Да, знаю, что любит. Я вижу это в его глазах, прекрасных карих глазах.
Я сказала только:
– Бей их получше, летай повыше и покажи этим немцам, на что ты способен.
Уолт рассмеялся:
– Слушаюсь, мэм.
Мне так хотелось поцеловать его. Неужели и этого нельзя? Всего один раз за целую жизнь? Ведь, даже если он вернется с войны, он вернется не ко мне, а к Мей и маленькой Джолли.
Я знала, что он любит Мей. Разве можно ее не любить? Я и сама люблю Мей.
Значит, мне нельзя целовать его. Нельзя. Я не предам Мей и не позволю Уолту предать ее.
– Я позабочусь о Мей и Джолли, – сказала я. Не плачь, не плачь, не смей плакать! – И как только я выпишусь, мы начнем готовиться к торжественной встрече героя с войны.
– А ты постарайся быть осторожнее, – кивнул он.
– Жаль, что я не могу поехать с тобой. – Вот и все, что я могла сказать ему, не выдав боли, рвущей мне сердце.
Он пристально смотрел на мою перевязанную голову.
– С тобой правда все в порядке?
Я немного стеснялась всех этих бинтов. Хотя, если бы их не было, я, наверное, стеснялась бы еще больше. Распахнувшаяся задняя дверца грузовика оставила глубокую ссадину на лбу.
– Мне выбрили волосы, чтобы наложить швы, – пожаловалась я.
– Волосы отрастут.
– Надеюсь.
На щеке тоже была незажившая царапина; и я знала, что выгляжу не самым лучшим образом. Я не смела взглянуть Уолту в глаза, как будто вернулись старые времена, и я опять была молодой, глупой и замужем за Перси Смитом, который регулярно награждал меня синяками и ссадинами. Тогда я старалась не смотреть в глаза людям.
– Я, наверное, ужасно выгляжу.
Уолтер взял меня за руку:
– Ты очень красивая, Дороти. Как всегда.
Не знаю, что потрясло меня больше: что он назвал меня красивой или что дотронулся до меня, но я схватилась за его руку, как утопающая, и – о, ужас! – расплакалась.
Его рука была черной, а моя – белой, и я никак не могла оторвать от них глаз и чувствовала, как у меня разрывается сердце. И я знала, что, если мы еще и увидимся, он все равно никогда больше ко мне так не прикоснется.
– Ну что ты, детка? – ласково сказал он и наклонился ко мне совсем близко. – Все уже в порядке.
Он решил сделать вид, что я плачу из-за аварии, и начал выспрашивать меня о подробностях: о том, как я испугалась, когда грузовик, перевертываясь, летел по склону, и о том, как трудно было дышать с поврежденным легким, и о Бетси Уэллс, санитарке, которая сидела в кузове рядом со мной, а потом умерла у меня на руках, и о том, как со сломанным коленом я карабкалась вверх по насыпи и останавливала проезжающую машину.
Но ведь Уолт был умен, и он прекрасно знал, почему я на самом деле плачу. И у него в глазах тоже стояли слезы.
– Прости, – прошептала я, все еще цепляясь за его руку.
Он посмотрел на наши переплетенные пальцы, потом – на меня и собрался что-то сказать, но я остановила его.
– Не надо.
Он опять опустил глаза и негромко рассмеялся:
– Я и не собирался. Я только хотел сказать, что в другой жизни…
Я кивнула и долго смотрела ему в глаза. И это было, как поцелуй. Единственный поцелуй, которым мы могли обменяться.
Лили Фостер таращила на нас глаза, не в силах понять, почему я держусь за руки с «мальчиком-рассыльным».
Мария уже направлялась в нашу сторону.
Уолтер высвободил руку и поднялся:
– Я так и передам массе Гэйнсу, – опять заговорил он со смешным акцентом.
– Передайте ему и его жене, что я люблю их, – сказала я, вытирая слезы.
– Будет сделано, мисс Дороти.
Я опять засмеялась и заплакала одновременно.
– Передайте ему – пусть летает так, будто я рядом и прикрываю ему спину.
– Вы всегда будете рядом с ним, – произнес Уолт своим нормальным голосом, в последний раз посмотрел мне в глаза, и сестра Мария закрыла за ним дверь.


Сэм злился, потому что яркий клетчатый пиджак Джона Хоппера из «Харрисон Моторс» и его удивительная прическа – прядь, зачесанная от левого уха через весь череп к правому – отвлекали его и мешали сосредоточиться.
Сэм шел вслед за Хоппером и Алиссой к дальнему краю стоянки и размышлял о том, как же выглядит этот чудак по утрам, только встав с постели. Наверное, прядь волос свисает от левого уха прямо до плеча.
– Вот эта машина, – ткнул пальцем Хоппер.
Что за черт? Это была черная «хонда» Джанин, а вовсе не светло-голубой минивэн, на котором Мэри-Лу ездила после того, как их предыдущая машина разбилась в аварии вскоре после свадьбы.
Сэм до сих пор вздрагивал, вспоминая об этом. Хотя, что бы там ни говорили Непредсказуемый и Нильс, он-то знал, что авария произошла не по его вине.
Тот факт, что машина оказалась не минивэном, а «хондой», говорил о многом. Раз Мэри-Лу ездила на машине сестры, то, вполне возможно, Джанин пользовалась автомобилем Мэри-Лу. И кто в итоге погиб?
И кто потом позвонил мамаше и наврал, что Мэри-Лу погибла?
Отсюда можно сделать два вывода. Первое: кто-то хотел убить Мэри-Лу и, судя по всему, ошибся. Второе: киллер работал не в одиночку.
Киллер «А», вероятно, поручил киллеру «Б» замочить некую Мэри-Лу Старретт, которая проживает по адресу Камилла-стрит, дом 462, и ездит на светло-голубом минивэне с калифорнийскими номерами. Невысокую, темноволосую, пухленькую.
Киллер «Б» ждет у дома 462, видит, как на светло-голубом минивэне с калифорнийскими номерами к нему подъезжает темноволосая, упитанная Джанин, и…
И киллер «Б» совершает ошибку, которую, вероятно, не сделал бы киллер «А».
Теперь главный вопрос: поняли ли они, что ошиблись?
Да! Иначе зачем бы они стали расспрашивать Дарлен о Мэри-Лу?
На лобовом стекле «хонды» была выставлена цена: две тысячи долларов. Ха! Мэри-Лу, наверняка, не получила от мистера «Зачес на лысине» и восьмой части этой суммы.
Сэм натянул резиновые перчатки, которые заранее всучила ему Алисса, и осторожно открыл переднюю дверь.
– Ты поаккуратнее, – посоветовала Алисса. – Наш эксперт приедет, чтобы снять отпечатки, постарайся их не уничтожить.
Шариковой ручкой Сэм открыл бардачок, потом пошарил под сиденьями.
По нулям. Никаких следов или забытых вещей. Алисса тем временем разговаривала с Хоппером:
– …очень благодарны, если вы проверите по документам, кто оформлял покупку.
– Нам вчера уже звонили, так что мне незачем поднимать документы. Я сам и оформлял.
Слава богу, хоть здесь повезло!
– Я понимаю, что прошло уже три недели, – продолжала Алисса, – но, может, вы припомните, как выглядел тот, кто ее продал?
– Хм-м. Это была женщина, вот, наверное, и все.
– Постарайтесь вспомнить, мистер Хоппер.
– Ну, с ней был ребенок. Я это запомнил, потому что обычно детишки мешают во время оформления бумаг и все время отвлекают родителей, но этот стоял тихо. Хорошенький мальчик, светлые волосы, большие голубые глаза.
Мальчик? Сэм недоуменно посмотрел на Алиссу. Хотя цвет волос и глаз совпадает.
– А его мать? – спросила она у Хоппера.
– Я помню, что она вроде плакала, поэтому я старался на нее не пялиться. Женщины ведь не любят, когда их видят с красными глазами и размазанной тушью. Волосы у нее, кажется, тоже были светлые, но я могу и ошибаться. И она была такая… с формами. Это я запомнил.
– Еще кто-нибудь был с ней?
– Только мальчик, – без колебания сказал он.
Сэм вылез из машины, и Алисса вопросительно взглянула на него.
– Вы в этом уверены? – спросил он у Хоппера.
– Ну, я уже говорил, что особенно не пялился, но – да, в этом я уверен. В тот день на стоянке вообще никого кроме них не было. Случаются иногда такие мертвые дни.
– А мы можем проверить это по документам? – спросил Сэм, стягивая перчатки. После них на руках осталась белая пыль, и он вытер пальцы о джинсы. – Ну, то, что в тот день не было других сделок. Просто для того чтобы быть уверенными, что мы говорим о том самом дне.
– Да, в компьютере есть записи и все квитанции.
– Можете включить его?
– Нет проблем. – Хоппер направился к офису – одноэтажному уродливому зданию, построенному году в пятидесятом.
По дороге Алисса еще раз поглядела на Сэма: у него было мрачное, озабоченное лицо.
– Я думаю, Мэри-Лу подстригла Хейли волосы и переодела ее мальчиком. Она знала, что ее ищут, и путала следы. Это хорошие новости, Сэм.
– Наверное, – с сомнением покачал он головой. – Не знаю. Можно ли верить этому парню? Я вот попытался вспомнить женщину, которая стояла передо мной в очереди в кассу три недели назад. Я помню, что это была женщина и что за руку она держала мальчика, но не могу вспомнить ни цвета волос, ни был ли с ней муж или еще кто-нибудь.
– А ты с ней разговаривал? – спросила Алисса, заходя в дверь. – Потому что, если говорил с кем-то, потом легче вспомнить…
– Да, разговаривал. Я спросил у нее, сколько лет ребенку, но не помню, что она ответила.
– Это не то, – постаралась ободрить его Алисса. – Здесь они совершали сделку, возможно, торговались. Он должен что-то помнить. Даже через три недели.
– Да, но…
Они зашли в помещение и сразу же увидели камеру наблюдения, установленную в углу, под самым потолком.
– Она работает? – спросила Алисса у Хоппера.
Могла бы и не спрашивать. Разве в такой дыре кто-нибудь станет устанавливать беспроводное оборудование?
Хоппер оторвался от компьютера:
– Нет, это просто муляж, чтобы отпугнуть грабителей.
– Могли бы присобачить к нему какой-нибудь кабель, – посоветовал Сэм. – Чтобы выглядело натуральнее.
– Кстати, раз уж вы смотрите записи, – вмешалась Алисса, – проверьте, пожалуйста, сколько вы дали Мэри-Лу Старретт за ее машину.
Хоппер явно смутился.
– Понимаете, она ведь старая. Я даже не уверен, удастся ли ее продать.
– Понимаю, – заверила его Алисса. – Вы бизнесмен и благотворительностью не занимаетесь. Так сколько?
Он неловко откашлялся:
– Сто семьдесят пять долларов.
Ну и ну. За такие деньги дешевле было бы оставить машину себе.
– И это была единственная сделка в тот день, – добавил Хоппер, разворачивая к ним экран компьютера. – Вот, смотрите – суббота, двадцать четвертое мая.
– А вы не знаете, куда отправилась Мэри-Лу, продав машину? – на всякий случай спросил Сэм.
– Вообще-то знаю, – неожиданно кивнул Хоппер. – Я это хорошо помню, потому что сам отвез ее на автобусный вокзал.
– Вы ее отвезли? – уставился на Хоппера Сэм.
– Мне надо было к дантисту, недалеко оттуда, – объяснил тот. – Она спросила меня, как добраться до вокзала, и я сначала предложил вызвать ей такси, но она сказала, что ее автобус уходит только в полдень и они лучше прогуляются пешком. Я подумал, что у нее, наверное, мало денег.
Он подумал! После того, как отдал за машину сто семьдесят пять жалких баксов!
– …поэтому я предложил, чтобы она подождала до десяти тридцати, и тогда я сам отвезу ее, – продолжал Хоппер. – Обычно я таких вещей не делаю, но я все равно ехал в ту сторону, а ей бы пришлось идти по жаре с мальчиком и чемоданами…
С чемоданами?
– И сколько она вас ждала? – поинтересовалась Алисса. В этот момент зазвонил ее мобильник, она достала его из кармана, но не спешила отвечать.
– Около часа.
Алисса посмотрела на Сэма. Она ничего не сказала, но они оба подумали о том, что вряд ли Мэри-Лу смогла бы ждать целый час, если бы приехала сюда под дулом пистолета.
И Хейли, определенно, была жива.
По крайней мере, была жива три недели назад.
– Простите, – сказала она и, выйдя из комнаты, нажала кнопку приема вызова.
– А кто она такая? – спросил Хоппер, после того как они с Сэмом минуту простояли в неловком молчании. – Эта Мэри-Лу Старретт была вовсе не похожа на врага общества номер один.
– Сэм! – позвала Алисса, распахнув дверь.
Он обернулся и… Судя по лицу, Алисса только что узнала что-то очень важное и весьма неприятное. Разумеется, по закону подлости это что-то должно было случиться именно в тот момент, когда Сэм впервые за сутки немого расслабился и начал верить, что Мэри-Лу и Хейли живы.
– Спасибо за помощь, мистер Хоппер, – торопливо кивнула она. – В течение часа ждите наших экспертов, которые приедут за отпечатками. – Схватив Сэма за руку, она практически силой поволокла его к машине. – Садись!
Он сел. Дождался, пока она сядет за руль и заведет двигатель, и только потом спросил:
– Кто звонил?
– Макс. – Алисса тронулась с места, выехала со стоянки, подняв тучу пыли, и повернула на двадцатое шоссе.
– Что случилось? – спросил он, когда стало ясно, что она не собирается ничего объяснять.
– Сегодня рано утром закончили проверку отпечатков из дома Джанин. – Взгляд, который она бросила на него, был пугающе мрачным. Похоже, случилось что-то очень серьезное.
– И что?
– Потом Конеско со своими ребятами вернулся в дом, чтобы еще раз убедиться.
Проклятье!
– Убедиться в чем!
– В том, что именно отпечатки пальцев Мэри-Лу были обнаружены на оружии тех террористов из Коронадо. Сэм, Мэри-Лу и есть наша «леди Икс».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
Пролог1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман,любовно-детективно-криминальный.Сильные мужчины,милые женщины,любовь,дружба,верность долгу на фоне патриотизма.10.
Запрет на любовь Книга 1 - Брокман СюзаннаГандира
7.09.2013, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100