Читать онлайн Запрет на любовь Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Запрет на любовь Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Телефон Алиссы начал вибрировать в тот самый момент, когда они с Джулзом выходили из здания автобусного вокзала.
– По субботам единственный автобус в Джексонвилл отправляется рано утром, – сказал Сэм.
Который, конечно, не может знать того, о чем Алиссе только что сообщил Джулз: Мэри-Лу не уехала из Гейнсвилла в тот день, когда продала машину, хотя лысеющий умник Джон Хоппер и отвез ее на автобусный вокзал.
Очевидно, Сэм, как и ожидала Алисса, раньше них успел побывать на вокзале и узнать расписание.
Она знала, что он позвонит ей, хотя и сама не смогла бы объяснить, почему так уверена в этом.
И все-таки оказалась не готова услышать его голос.
Джулз смотрел на нее вопросительно.
– Где ты? – поинтересовалась Алисса, прекрасно понимая, что зря задает этот вопрос.
Разумеется, Сэм не удостоил ее ответом.
– А следующий автобус уходит только в воскресенье утром. И никто не помнит, чтобы женщина с ребенком всю ночь проторчала на вокзале. Хотя это, конечно, ничего не значит. С другой стороны, вокзал не особенно большой и оживленный, и на них должны бы были обратить внимание. Но, опять же, не обязательно. Я все-таки считаю, что она заплатила за две ночи в отеле Джексонвилла только для того, чтобы сбить врагов со следа.
Скорее всего, Сэм прав. Во всем, кроме предположения, что Мэри-Лу с Хейли провели ночь на вокзале. Джулз уже сообщил Алиссе, что они переночевали в мотеле «Сансет», здесь в Гейнсвилле, всего в семи кварталах от вокзала.
Сэм не мог этого знать. Мэри-Лу расплатилась наличными, и, чтобы докопаться до этого, потребовались усилия следственного отдела ФБР.
Но сам факт оплаты наличными, а также то, что на ту же самую ночь она сняла номер в Джексонвилле и там расплатилась карточкой, говорил о многом. Очевидно, Мэри-Лу знала, что ее ищут, и изо всех сил пыталась замести следы.
– Старретт, тебя объявили в розыск, – сообщила Алисса.
Джулз подошел к ней и, нахмурившись, протянул руку:
– Дай я поговорю с ним.
Отмахнувшись, Алисса повернулась к напарнику спиной.
– Думаю, что, если она хотела ввести Абдула Дюк Факера в заблуждение и заставить его думать, что отправилась в Джексонвилл, то, наверное, на самом деле поехала… куда? – спокойно предположил Сэм. – В Таллахасси в два пятнадцать? Или в Колумбию, Южная Каролина, в четыре десять?
Ни то, ни другое. Скорее всего, Мэри-Лу и Хейли сели на автобус в воскресенье, а, значит, могли поехать в Майами, Тампу, Форт-Мейерс, Новый Орлеан, Атланту, Джексонвилл, Саванну…
Вот только Сэму она этого не скажет.
– Тебе, наверное, кажется, что «Абдул Дюк Факер» – это очень смешно, но ты ошибаешься. Это грубо и оскорбительно для миллионов честных, законопослушных мусульман. И если ты почему-то решил, что я стану тебе помогать…
– Да ты уже помогла, – парировал Сэм, и в его голосе Алиссе послышался смех. Похоже, сукин сын получает от всего этого удовольствие. – Спасибо, что предупредила о розыске.
Больше всего ей хотелось отключиться и подальше забросить свой мобильник, но Макс рассчитывал, что Алиссе удастся вернуть Старретта под сень закона, а для этого нужно было держать его на связи.
А, кроме того, Сэм не дурак. И ничего нового она ему, разумеется, не сказала. Он и так знал, что его объявят в розыск ровно через пять секунд после исчезновения.
И еще он конечно знал, что она не станет пытаться отследить его по звонку. Хотя он, несомненно, был где-то близко. Но какую бы сеть не раскинули они с местной полицией, «морской котик», обученный всем тонкостям тактики, с легкостью переиграет их, и она в очередной раз сядет в лужу.
А одной посадки в лужу за день Алиссе было вполне достаточно.
– Послушай, – она глубоко вздохнула, – давай встретимся где-нибудь и поговорим. Здесь неподалеку есть Макдоналдс…
– Нам совсем не надо встречаться, чтобы поговорить, – возразил Сэм. – Мы прекрасно можем говорить и по телефону. И тебе это известно не хуже, чем мне. – Он немного помолчал. – Нет, разумеется, если ты хочешь продолжить наше интимное общение, например, в туалете Макдоналдса, то я не стану возражать против личной встречи.
– Ты хочешь разозлить меня, Старретт? – огрызнулась Алисса. – Для этого и позвонил?
Джулз выразительно закатил глаза и повернулся к ней спиной, не желая мешать.
– Да, – согласился Сэм, – может, и для этого. Может, я немного обиделся, когда понял, что ты думаешь, будто ради секса с тобой я способен забыть о безопасности дочери.
– Полагаешь, что сейчас ты способен позаботиться о ее безопасности? – зло усмехнулась Алисса. – Учитывая, что тебя разыскивают все силовые структуры Америки?
– Никто не найдет меня, если я сам этого не захочу. А я захочу этого только после того, как сам найду Хейли.
– А хочешь, я расскажу тебе, как ты найдешь Хейли, Сэм? – Алисса уже не пыталась скрыть злости. – Если ты ее и найдешь, то только потому, что будешь по пятам ходить за мной. Потому что найду ее на самом деле я. С помощью ФБР и местной полиции. И сделать это можно в два раза быстрее, если ты согласишься сотрудничать. И предоставить нам информацию, которой располагаешь только ты, эгоистичный, самоуверенный сукин сын!
Секунду помолчав, Сэм признался:
– Знаешь, когда ты на меня кричишь, у меня почему-то всегда встает.
– Ты можешь хоть иногда говорить серьезно?
– Не понимаю, почему ты так злишься, – лениво протянул он. – Я ведь предупреждал тебя, что не собираюсь возвращаться в Сарасоту. С какой стати ты решила, что я буду спокойно сидеть в машине и дожидаться тебя?
– Да хотя бы с той стати, что ты был к этой машине пристегнут! Откуда у тебя ключ, Сэм? Или ты теперь всегда носишь его с собой? Научился на прежних ошибках?
Сначала Алисса решила, что ему удалось стащить ее ключ, но потом обнаружила его у себя в кармане.
– Ладно, – тяжело вздохнул Сэм. – Дай мне лучше поговорить с Джулзом.
Он точно был где-то поблизости, раз знал, что Джулз с ней.
– Зачем? – поинтересовалась Алисса, чувствуя, что он наблюдает за ней в эту самую секунду. Она внимательно оглядела муниципальную автостоянку, забитую машинами. Где ты, Сэм Старретт, чертов невидимка?
Если он прячется в машине, то она должна стоять где-то недалеко от выхода, носом к улице, чтобы в случае чего быстро уехать. И наверняка он уже изменил внешность: сбрил бороду, подстригся покороче или даже наголо, сменил футболку и джинсы на что-то совсем другое.
Впрочем, это неважно. Как бы Сэм ни выглядел, она все равно узнает его, как только увидит.
– Зачем мне говорить с Джулзом? Затем, что он мой друг, – терпеливо объяснил Сэм. – А у меня как раз неприятности, и дружеская поддержка мне не повредит.
Алисса закрыла глаза, глубоко вздохнула и постаралась успокоиться. Насколько это возможно.
– Сэм. Послушай. Я твой друг.
– Нет, – возразил он. – Я тут об этом поразмыслил, и, хотя к окончательному выводу еще не пришел, но мне все-таки кажется, что друг не пытался бы манипулировать мной так, как это делала ты на заднем сиденье.
Господи, только бы не сорваться!
– Можно подумать, ты не манипулировал мной с самого начала.
– Знаешь, сначала ты была довольно убедительна, – словно не слыша ее, продолжал Сэм. – Хотя, конечно, такая внезапная смена настроения должна была вызвать некоторые подозрения. Вот если бы перед этим мы прилично выпили, мне проще было бы поверить в то, что такая замороженная сука из ФБР вдруг превратилась…
– Какое же ты дерьмо, Старретт.
Его голос стал жестче:
– Ну, сегодня тебе, пожалуй, удалось меня перещеголять, детка. Знаешь, на чем ты прокололась, малышка?
– О, черт!
– Вот-вот, – откликнулся Сэм. – Ты назвала меня «малышом». Как ты там говорила: «Уменьшительные имена являются обезличенной пошлостью, поэтому, если хочешь со мной спать, изволь называть меня Алиссой»? Может, я и попался бы, если бы не знал тебя так хорошо… Представляешь, я ведь сначала чуть не поверил… – Он засмеялся. – Вот был бы облом! Так люди и становятся импотентами. Хорошо хоть теперь я знаю, где можно найти утешение за бутылку скотча. И не начинай издавать звуки, которые меня заводят: это просто шутка.
– Не смешно.
– Ну, что поделаешь? Жизнь коротка, детка. Надо находить крупицы радости везде, где сумеешь.
– Ладно, завязывай с этими «детками» и «малышками». – Вся злость Алиссы куда-то испарилась, оставив после себя только усталость и дурной вкус во рту. – Я уже должным образом осознала свои ошибки. Просто хочу тебе напомнить, что, если ты предупреждал, что не собираешься возвращаться в Сарасоту, так и я предупреждала, что не собираюсь с тобой трахаться. Мы оба виноваты в том, что невнимательно слушали.
Джулз, до этого момента притворявшийся, что разговор его ничуть не интересует, демонстративно вздохнул.
Алисса пошла по направлению к машине, и он последовал за ней, качая головой.
– Наверное, ты права, – неожиданно согласился Сэм. – Но нельзя обвинять меня за то, что я решил сделать еще одну попытку. За эти годы не было ни одного дня, Лис, когда бы я не думал о тебе.
О господи!
– Пожалуйста, Сэм, сдайся добровольно.
– Не могу.
– Ты недавно говорил, что уважаешь меня и доверил бы мне свою задницу, ну так докажи это, – горячо сказала она. – Если это была правда, ты должен верить, что я сумею найти твою дочь. Если она жива – а у нас есть некоторые основания полагать, что это так… – «Некоторые основания». Наверное, и этого нельзя было ему говорить. – …то я найду ее, Сэм.
Кажется, он не заметил ее промашки.
– Матерь божья, если бы только речь шла не о Хейли…
– Мне бы хотелось, чтобы ты мне доверял.
– Да, мне бы тоже многого хотелось. Например, чтобы ты дала мне еще один шанс.
– Договорились, – быстро согласилась Алисса, открывая машину.
– Договорились, – засмеялся Сэм.
– Нет, я серьезно. Ты сдаешься мне и Джулзу. Прямо сейчас. Мы отвозим тебя в местное отделение полиции, и они доставляют тебя в Сарасоту, а мы тем временем занимаемся поисками Хейли. А когда мы ее найдем, мы с тобой вместе отправимся в Вашингтон и начнем все сначала. Ты ведь этого хотел? Ты опять явишься ко мне домой и пригласишь меня в ресторан.
Джулз уже даже не пытался притворяться, что не слушает. Он устремил на нее пронзительный взгляд поверх машины:
– Алисса!
Сэм в трубке немного помолчал, а потом засмеялся:
– Ты здорово блефуешь.
– А вот Джулз не считает, что я блефую, – сказала она, вглядываясь во встревоженное лицо напарника.
– Ну, мне известно, что Джулз уже все решил про тебя и Макса, – хмыкнул Сэм. Алисса уселась за руль и закрыла дверь. – Куда теперь?
Да, значит, он их действительно видит.
– Арендуем еще одну машину. Джулз поедет в Таллахасси, а я – в Бирмингем, – солгала она. Хотя, насчет второй машины все-таки сказала правду. Но сейчас они с Джулзом никуда не уедут из Гейнсвилла, а отправятся в мотель «Сансет», в котором Мэри-Лу с Хейли переночевали, расплатившись наличными. – И за кем из нас ты собираешься следить, умник? – Она отключилась и захлопнула крышку мобильного телефона.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – обронил Джулз, пристегиваясь ремнем безопасности.
Алисса тоже на это надеялась.
Она опять открыла телефон и набрала номер помощницы Макса, Ларонды. Надо было срочно вызвать двух агентов из местного отделения и Джорджа Фолкнера из отдела Макса.
Все вместе они, может, и перехитрят Сэма Старретта.


14 января 1944 года


Дорогой Уолтер,
мне очень тяжело писать это письмо. Я начинала уже десять раз и каждый раз – по-новому. Хотя и понимаю, что, как ни начинай, смягчить ужасную новость я не смогу.
Сегодня рано утром твоя жена Мей перестала бороться и скончалась. Она так долго болела, бедняжка. Не осуждай ее за то, что у нее кончились силы. Этот последний грипп оказался слишком тяжелым испытанием для ее измученного тела.
Поверь, Уолт, я разделяю твое горе и боль. И понимаю, как невыносимо тяжело тебе пережить это известие вдали от дома и от тех, кто тебя любит.
Но знай, что ты был здесь, с Мей, до самого конца. Как же она тебя любила! И последние ее слова были о тебе. Да, когда она умирала, я сидела с ней рядом. И она заставила меня пообещать, что я не брошу Джолли, а потом она сказала: «Позаботься об Уолте».
Я пока не знаю, как позаботиться о тебе, когда ты так далеко, но я пообещала Мей и намерена сдержать свое обещание.
Для начала расскажу тебе, что в Тускеджи приехала мать Мей, и Джолли пока побудет с ней, а я стану навещать их так часто, как смогу.
И о похоронах Мей я позабочусь. Не беспокойся, я сделаю все, как надо, и за все заплачу, а если захочешь, мы с тобой все уладим, когда ты вернешься.
Я прошу тебя, мой дорогой друг, позволь себе поплакать. Не старайся сдержать слезы. Я пролила уже столько, что хватило бы и на двоих, а теперь молюсь, чтобы и ты, узнав о потере, почувствовал горе, а не гнев. В кабине пилота нет места гневу. Ты должен быть спокоен в воздухе. Ты должен быть разумен и осторожен, а не то мне придется хоронить и тебя.
Сейчас ты просто не имеешь права погибнуть. Ты должен жить ради Джолли и ради Мей, которая слишком рано покинула этот мир. Тебе придется жить за вас двоих – долго и счастливо.
Конечно, ты и сам знаешь, что, если ты все-таки не вернешься, я ни за что не брошу Джолли и воспитаю ее как собственную дочь. В этом ты можешь не сомневаться, Уолт. Но все-таки этой крошке нужен отец.
И мне невыносимо тяжело будет перенести потерю лучшего друга.
Скорбящая вместе с тобой,
твоя Дот.


Джина Виталиано всегда любила лето во Флориде. И особенно бурные, неожиданные, неизвестно откуда налетающие грозы. Ей нравились тяжелые черные тучи и раздвоенные молнии, пронзающие небо, и оглушительный гром, и ливни, обрушивающиеся на землю так, словно кто-то на небе опрокинул огромное ведро.
Поразительно, но через секунду, проведенную под таким ливнем, человек промокал так, словно его с головой окунули в бассейн с водой.
Но этим летом во Флориде царила засуха. Проходил день за днем, а дождя все не было. Засыхали газоны, и цветы отказывались цвести. За курение в парке или просто за зажженную спичку полагался арест. Барбекю объявили вне закона. Весь штат казался пороховницей, готовой вспыхнуть в любую секунду.
А вот сегодня, наконец-то, пошел дождь, такой, как любила Джина.
Вот только она, к сожалению, оказалась не на пляже, где могла бы наблюдать это чудо природы во всей красе.
Джина сидела в машине, движущейся в тесном потоке других автомобилей. Она ехала из офиса Службы перевозок, где только что по поручению владельца яхты Денниса Матсона оформила отправку в Нью-Йорк ненужного ему оборудования, и размышляла о том, что неожиданный ливень превратил всех водителей Тампы либо в бабушку Люсию, либо в кузена Марио.
В ее двоюродной бабушке Люсии было полтора метра еще до того, как в результате остеопороза она потеряла несколько сантиметров роста. В девяносто два года она продолжала самостоятельно водить огромный «кадиллак» дедушки Альфонса – упокой Господи душу этого святого человека – по улицам Лонг-Айленда, потому что, несмотря на возраст, зрение у нее было в полном порядке. Правда, смотреть на дорогу ей приходилось не поверх руля, а сквозь него, притом, что сидела она на подушке!
Поэтому, естественно, бабушка Люсия ездила осторожно.
Кузен Марио, третий сын четвертого, младшего брата отца Джины, был полной противоположностью Люсии. У него резина горела, даже когда он просто стоял на шоссе. Он признавал всего два вида движения: состояние ожидания с ревущим двигателем или непрерывные попытки обогнать всех едущих впереди.
Джина считала, что причина этого безумия в росте, который Марио, видимо, унаследовал от бабушки Люсии. В отличие от самой Джины и ее высоких братьев, он был крайне миниатюрным. И когда все попытки подрасти или нарастить мышечную массу в спортзале оказались бесплодными, Марио, видимо, решил, что автомобиль должен заменить ему мускулы.
Но «кузены Марио» и «бабушки Люсии», встретившись на одной трассе, образуют очень опасную смесь, особенно если приправить ее хлещущими с неба потоками воды.
Вот и сейчас, когда небеса разверзлись, прямо перед Джиной застыла «бабушка Люсия» в подобии океанского лайнера, а во внедорожнике за ее спиной бешено давил на сигнал «кузен Марио».
В подобную погоду разумному водителю следует, включив щетки на самую большую скорость, медленно ползти вдоль обочины до ближайшей парковки, на которой можно переждать дождь. Подобные ливни никогда не продолжаются больше десяти, максимум пятнадцати минут.
Но «бабушка Люсия» явно пребывала в полной прострации.
А «кузен Марио» безостановочно сигналил.
Встречные машины продолжали медленно, но верно двигаться, и «бабушка Люсия», наконец-то, решилась последовать их примеру. Она дернулась вперед и тут же ударила по тормозам, видимо, заметив слева парковку у универсама «Пабликс». Включив левый поворотник, она явно вознамерилась ждать просвета во встречном потоке, обрекая на это и всех следующих за ней. Просвета не предвиделось, а объехать ее справа можно было только по тротуару.
Сквозь сплошные потоки воды Джина с трудом разглядела, что «кузен Марио» в высоком джипе, как и следовало ожидать, посигналил и забрался на тротуар.
В тот же момент и «бабушка Люсия», передумав, начала выворачивать вправо, заметив, очевидно, стоянку у «Свим-Марта». Делала она это в своей классической манере: вводила врага в заблуждение, сигналя налево, и поворачивала направо.
– О черт! – выругалась Джина, потому что «кузен Марио» купился на обманный маневр «Люсии» и набирал скорость. Она изо всех сил нажала на гудок, но было уже поздно.
«Марио» успел нажать на тормоза, но джип все-таки врезался в океанский лайнер, хвостом задев машину Джины и вытолкнув ее – господи! – на полосу встречного движения.
Раздался скрежет металла о металл и потом еще… Какой страшный звук! Слава богу, что все, кроме «Марио», ехали медленно.
У Джины на мгновение перехватило дыхание – то ли из-за надувшейся подушки, то ли из-за врезавшегося в грудь ремня, – а потом, так же внезапно, все кончилось. Она ясно различила шум барабанящих по крыше струй дождя и шорох дворников, не справляющихся с потоками воды.
Кто-то постучал по стеклу, и она испуганно вздрогнула. Воздух из подушки уже вышел, и Джина смогла протянуть руку и нажать на кнопку замка. В то же мгновение дверь распахнулась:
– Ты цела?
Не веря своим глазам, Джина смотрела на Макса Багата. Он и одет был как всегда: в темный костюм и белую рубашку, только насквозь мокрую.
Вода струйками бежала по его лицу, капала с волос, делая его совершенно не похожим на обычного, безукоризненно аккуратного Макса.
И все-таки это, несомненно, был он.
В первую секунду Джина даже подумала, что, наверное, авария была серьезнее, чем ей показалось, и она погибла. А сейчас пребывает в раю.
Но холодная вода, капающая на нее с темных волос Макса Багата, была совершенно реальной.
– Ты цела? – еще раз спросил он, наклоняясь и внимательно осматривая ее: от глубокого выреза футболки до обрезанных джинсов, открытых сандалий и ярко-красных ногтей на ногах.
Рукой Макс откинул с ее лба волосы, и его пальцы оказались неожиданно теплыми.
Господи, это действительно он! Наконец-то, наконец-то, он нашел ее, чтобы сказать, что скучал так же, как она скучала по нему, и что разница в двадцать один год ничего не значит по сравнению с вечностью!
Наверное, ей тоже следовало что-то сказать ему и вообще вести себя поумнее и пособраннее, но Джина не выдержала и разревелась.
– Макс! – потянулась она к нему.
Он был крепким, теплым и очень-очень мокрым. Но Джине было наплевать на все это и на дождь, потому что Макс обнимал ее и прижимал к себе, и впервые за много лет она чувствовала себя в полной безопасности.
– Эй, – окликнул он ее своим мягким, как бархат, и удивительно ровным голосом. Этот голос до сих пор снился ей пару раз в неделю, а иногда и чаще, в зависимости от уровня стресса на работе или в колледже.
Именно Макс Багат вел переговоры с террористами, захватившими самолет, которым Джина летела из Афин в Вену. Она тогда оказалась главной заложницей, потому что, пытаясь спасти остальных пассажиров, выдала себя за дочь сенатора. Четыре дня голос Макса, раздающийся из приемника авиалайнера, удерживал ее на грани безумия.
– Эй, – повторил сейчас этот голос, – поговори со мной, Джина. Тебе больно?
– Уже нет, – пробормотала она ему в плечо.
– Ты не ушибла голову? – Макс слегка отстранился, и ей пришлось вытянуть шею, чтобы видеть его. Он внимательно изучал ее зрачки, и его собственные карие глаза казались встревоженными.
– Вроде нет, – покачала головой Джина.
Почему он не целует ее? Она уже целую вечность ждет, чтобы он ее поцеловал.
Его руки все еще обнимали ее, а губы были совсем близко.
И Джина поняла, что не может больше ждать. И сделала то, что должна была сделать еще несколько лет назад.
Она сама поцеловала Макса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
Пролог1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Запрет на любовь Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман,любовно-детективно-криминальный.Сильные мужчины,милые женщины,любовь,дружба,верность долгу на фоне патриотизма.10.
Запрет на любовь Книга 1 - Брокман СюзаннаГандира
7.09.2013, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100