Читать онлайн Притяжение ночи Книга 2, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– У вас найдется для меня минутка, лейтенант?
Малдун поднял глаза и увидел, что у открытой двери в кабинет Сэма Старретта стоит Джоан.
И тут же понял, что лейтенантом, внимания которого она так добивалась, был на данный момент вовсе не Сэм.
– Здравствуйте, Джоан, – поприветствовал женщину Сэм, словно не заметив ее ледяного тона. – Входите. Я уже собрался убегать по делам. – Да уж. На самом деле он только что сообщил Малдуну, что следующие несколько часов ему предстоит скучная работа с бумагами в кабинете. – Располагайтесь, пожалуйста, и чувствуйте себя как дома.
Он поспешно вышел в коридор и закрыл за собой дверь.
И они остались вдвоем. Майкл быстро поднялся со своего места.
Это он имел полное право злиться на нее, а не наоборот. При одном взгляде на Джоан он ощутил, как начинает закипать изнутри. Он чувствовал в себе такую злость, что испугался, как бы, поддавшись моменту, не наговорить глупостей. Нет, то, что он сейчас произнес про себя, он не повторил бы ни просто вслух, ни тем более в шумной компании.
– У меня действительно есть для тебя только одна минута, – соврал он. – Так что, если тебе нужно больше времени…
– Господи! – выдохнула Джоан. – Ты что же, решил прятаться от меня? Сначала я волновалась, когда ты не появился, поскольку ты обещал моим бабушке и дедушке экскурсию по базе…
– А разве со Стивом были проблемы? – спросил он. – Как правило, именно он занимается у нас почетными гостями. Я думаю, что более компетентного экскурсовода не найти на всей базе.
– Нет, он отлично справился с задачей, – подтвердила Джоан. – Но… ты же знаешь, что мне хотелось увидеть тебя. Послушай, ведь я провела ночь не со Стивом!
Она хотела пошутить, чтобы хоть как-то разрядить обстановку и заставить его расслабиться, но Малдун даже не улыбнулся.
– Я думаю, мы сможем это организовать, если тебе захочется.
Если бы сейчас Майк протянул руку и влепил ей звонкую оплеуху, Джоан, наверное, была бы потрясена гораздо меньше. Она так и застыла на месте, а когда пришла в себя, поняла, что начинает сердиться по-настоящему. Она гневно сверкнула глазами:
– Да что с тобой стряслось? Как ты можешь говорить мне такие гадости?
Да, он, конечно, погорячился, но и он был зол не меньше. И обижен. Сильно обижен.
– Если бы ты действительно хотела повидаться со мной, ты бы обязательно позвонила мне, Джоан. Например, вчера вечером. Но прошел не один час с тех пор, как закончилась пресс-конференция и Брук заявила перед всем миром, что между нами двоими ничего не было и не будет. Как будто после этого остались какие-то причины, из-за которых мы с тобой не могли встретиться. Разве что твой страх испортить себе карьеру!
Он долго ждал ее звонка, сначала делая скидку на то, что Джоан переживает за исход конференции, потом – что она занята и организует отъезд Брук в реабилитационный центр. Но, оказывается, нет: все это время она находилась в баре гостиницы, расслаблялась вместе со своими приятелями из Белого Дома.
А он, как последний идиот, отправился разыскивать Джоан в надежде хоть издалека посмотреть на нее.
То, что Джоан так и не позвонила ему в течение всего вечера, подействовало на него самым удручающим образом. Значит, эта ночь, проведенная вместе, имела значение только для него, а для нее оказалась пустяком, который можно было с легкостью забыть.
Господи, а он еще возомнил себе, что на этот раз у него все получится по-другому! Да он самый настоящий неудачник!
Ну а сегодня он успел собраться с духом и чувствовал себя превосходно.
– Ты выставил меня в дурацком свете перед моими бабушкой и дедушкой. И после всего этого ты сердишься на меня за то, что я тебе не позвонила? А кстати, что с тобой-то случилось? Почему ты не мог позвонить мне?
– По-моему, я достаточно ясно дал понять, что следующий шаг в наших отношениях делаешь ты, – отчеканил Малдун. – Если ты хочешь увидеться со мной, ты мне звонишь. Вот так мы и встречаемся.
– Прости, что я не усвоила твои правила! Видишь ли, я раньше никогда не имела дел с жиголо!
Наступила пауза.
Она не смотрела ему в глаза. А может быть, это он сам был сейчас не в состоянии смотреть на нее, потому что трудно было это сделать, чувствуя, как в тебя только что всадили нож.
– Ну что ж, – наконец выговорил он. – По крайней мере, теперь мы оба знаем, какого ты обо мне мнения.
– Я не хотела… Я случайно.
– А мне кажется, вовсе не случайно.
– Послушай, я действительно должна была сама позвонить тебе, – призналась Джоан. – Прости. Я испугалась. У меня в голове все перемешалось. – Она указала рукой на него, потом на себя. – Ну, из-за того, что происходит между нами. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы у нас все было хорошо, Майк, и такая неопределенность просто сводит меня с ума.
– Что ж, я думаю, что из нашей ситуации невозможно найти выход, даже если очень стараться, – заметил Майк, глядя в окно. – У нас ничего не получится. В любом случае. То есть мы с тобой, конечно, можем встречаться сколько угодно в течение следующих нескольких недель, и будет здорово. Мы поболтаем, посмеемся и займемся бурным сексом. И так час за часом. – Он вздохнул. – Но потом настанет время, и ты вернешься к себе в Вашингтон. Ты, конечно, пообещаешь звонить, скажешь, что очень скоро мы увидимся. Но потом сядешь в свой самолет и… все закончится. Больше я тебя не увижу и не услышу.
– Но это неправда.
– Правда. – Он повернулся к ней и почувствовал, что теперь сердится на нее за то, что она не хочет признавать эту печальную истину. – Я позвоню тебе сам, а твоя помощница, или секретарь, или еще кто-нибудь из сотрудников скажет мне, что ты в настоящее время слишком занята, и запишет мое сообщение. Они даже поинтересуются, кто звонит, может быть, попросят меня продиктовать свой номер. Ну, во всяком случае, так будет поначалу. Но ни на один из моих звонков ты не ответишь. А я буду упорно названивать. Снова и снова. Тогда твои сотрудники, узнавая меня, просто перестанут спрашивать мои имя и телефон, и постепенно я привыкну к тому, что ты не отвечаешь, и сам перестану тебе звонить. Я стану для тебя далеким воспоминанием, частью нескольких хорошо проведенных дней во время твоего последнего отпуска. Или даже полузабытым именем в списке под названием «парни, с которыми я классно потрахалась».
С каждым следующим словом этой гневной речи щеки Джоан пылали все сильней. Она сжала губы и молчала. Он обидел ее своими жестокими словами. Но, с другой стороны, она ведь сама только что оскорбила его.
– Ну а теперь, как мне кажется, мы оба знаем, какого ты обо мне мнения, – заговорила она. – Ты знаешь, такая неуверенность и… трусость… в общем-то, не слишком идут взрослому мужчине. Хотя, подожди-ка, я забыла! Тебе же всего двадцать пять!
Это был удар ниже пояса, и Майк почувствовал, что краснеет.
– Мне казалось, что женщины любят честность. И потому с тобой я всегда был честен, а ты можешь называть это как угодно. И знаешь что? Я сейчас даже согласен кое-что пропустить. И если мы будем откровенны друг с другом, то можем не обращать внимания на тот жалкий месяц, в течение которого я каждый день буду надеяться на твой звонок. Лучше сразу перейти к той счастливой поре, когда до меня наконец дойдет вся правда о случившемся. И слава богу! Я осознаю, хотя и слишком поздно, что все это время был дураком и что ты была всего-навсего очередной паршивой ошибкой в длинной серии таких же паршивых ошибок, которые мне уже довелось совершить в жизни.
Джоан тут же вышла из кабинета, но не стала хлопать дверью. Она аккуратно закрыла ее за собой, и отчетливый щелчок «собачки» прозвучал для Малдуна со всей его финальной обреченностью.


Мэри-Лу видела все вокруг как в тумане, а потому не сразу узнала сотрудника страховой компании Боба Швегеля.
– Привет! – жизнерадостно поздоровался он. Его светлые волосы и белые зубы так и сверкали в солнечном свете. – Как хорошо, что я вас встретил. У меня есть немного свободного времени. А ведь я из-за вас сюда и пришел. У вас, наверное, сейчас перерыв?
Он стоял на автостоянке перед «Макдоналдсом», а теперь послушно пошел за женщиной к ее машине.
– Я отдыхала, – сообщила она, испытав при этом облегчение. Не хватало ей в течение пятнадцати минут выслушивать этого Боба из страховой компании! Ей и так хватило по уши вчерашних разговоров. Сначала с Сэмом, потом…
С Ибрагимом.
Она никак не могла выбросить из головы ни беседу с ним, ни его самого. Ни на минуту за последние восемнадцать часов.
Она собралась с духом и только что позвонила ему из платного телефона-автомата рядом с туалетом.
При этом она решила вести себя так, будто ничего не произошло. Словно он вовсе не целовал ее и она не отвечала на его поцелуй.
– Я сегодня поеду на собрание, – сказала она автоответчику. – Если вы захотите ко мне присоединиться, позвоните.
Послание получилось достаточно скромным и дружеским. Никаких намеков на сексуальные утехи. Потому что Мэри-Лу поняла, что в отношениях с Ибрагимом ей хочется вернуться назад, к тому времени, когда они были только друзьями, и не более того.
Обо всем другом ей было страшно даже думать.
Хотя, если говорить честно, она вообще потеряла способность ясно мыслить.
– Кажется, я не вовремя, – расстроился Боб, глядя, как Мэри-Лу, отперев дверцу машины, положила на сиденье сумку с книгами.
– Мне очень жаль, – рассеянно ответила она, хотя ей было совершенно не жаль этого наглеца. Она заперла машину и положила ключи в карман брюк.
Она собиралась вернуться на работу, но он преградил ей путь. Раньше она как-то не обращала внимания на то, какой он был высокий и широкоплечий. А может быть, они просто никогда не стояли так близко друг к другу.
– Все еще можно исправить. Давайте сегодня поужинаем вместе.
– Простите, но вечером я занята.
– Тогда завтра.
– А зачем? – вдруг спросила Мэри-Лу.
Ее искренний вопрос застал его врасплох, и Боб часто заморгал, словно не зная, что ответить.
– Ну, что вас так заинтересовало во мне? – не отступала женщина.
Он еще пару раз моргнул, потом рассмеялся. Потом снова стал серьезным. Уже по-настоящему серьезным.
– Я вижу женщину, которой не хватает мужского внимания, – спокойно заговорил он. – Я вижу человека, такого же одинокого, как и я сам. – Он отступил на шаг назад. – Простите, если я кажусь вам чересчур навязчивым. Я вовсе не хотел напугать или расстроить вас, или… Я только… Я уже давно не встречал женщину, которая бы так сильно запала мне в душу, как вы.
– Я замужем, – заявила Мэри-Лу, продолжая думать совершенно о другом мужчине.
– Это не важно, – отмахнулся Боб, в очередной раз обезоружив ее своей искренностью. – Может быть, вы считаете меня нехорошим человеком. Но лично я думаю, что, если вы встречаете человека, с которым вам приятно общаться, все остальное не имеет большого значения. Особенно если при этом вы чувствуете, что созданы друг для друга.
– Вы считаете, что вы созданы для…
«Меня?» – так и не смогла добавить миссис Старретт. Она лишь снова посмотрела на него, стараясь сосредоточиться на его лице, плечах, ногах и костюме. Он был даже красивей Сэма, и он полагал…
– Мне кажется, что я хотел бы узнать вас получше, – продолжал он. – Что вы на это скажете? Я же вас всего лишь на ужин приглашаю. И не хочу быть настырным. Давайте не будем торопить события, пусть все идет так, как ему положено. Посмотрим, что произойдет дальше.
Но Мэри-Лу только покачала головой:
– Нет. Я думаю, не стоит…
– Сейчас не надо ни о чем думать, – перебил он. – Пока что просто скажите мне «да». Ну, сделайте что-нибудь сумасшедшее. Хотя бы ради разнообразия, Мэри-Лу.
Она рассмеялась:
– Боб, я…
– Ну ладно, подумайте над моими словами, – уступил он. – И хорошенько подумайте. Не спешите, а завтра я вам позвоню. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал.
Она наблюдала за тем, как он садится в свою машину, припаркованную рядом с ее драндулетом, выезжает со стоянки и удаляется от базы.
Только тогда до нее дошло: а что он вообще здесь делал?


Весь день Винс вел себя подозрительно тихо. Даже Джоан заметила это, когда они вместе отправились на экскурсию на военно-морскую базу.
– С дедулей у нас все в порядке? – спросила она бабушку, отозвав ее в сторону. – Он здоров?
Чарли искренне надеялась на это. В этом году ему исполнялось восемьдесят лет. Это был удивительный юбилей, и его нужно было отметить особенно, ведь не все мужчины доживают до такого почтенного возраста.
Сейчас Чарли наблюдала за ним из окна в спальне. Он был в саду и смотрел, как ветерок шевелит листья деревьев.
За шестьдесят лет совместной жизни Чарли успела усвоить, что ее муж иногда садился в саду и смотрел на деревья, потому что ему надо было обдумать что-то в полном одиночестве. А иногда ему нравилось просто так сидеть в саду и наблюдать за листьями, за ветром и облаками, ни о чем особенном не размышляя.
Его молчание порой не поддавалось никаким объяснениям.
Однако, как только стоящая мысль созревала в его голове, он тут же был готов поделиться ею и обсудить вместе с супругой.
А если у него не было возможности поговорить с ней, он начинал писать ей письма.
Для человека, который и сам понимал, что с грамотностью у него большие проблемы, за годы супружеской жизни Винс отправил жене довольно большое количество писем.
Самое первое он сочинил через несколько недель после их первой встречи. Он написал его в тот самый день, когда уезжал на поезде в Форт-Пирс, штат Флорида. Он оставил письмо у нее на подушке, чтобы она нашла его, как только вернется домой.


«Дорогая Шарлотта!
Я люблю тебя. Я никому еще в жизни не говорил таких слов, и тем более не писал. Но это правда.
Я люблю тебя и продолжаю надеяться, что когда-нибудь ты выйдешь за меня замуж. Позволь попросить тебя об этом еще раз. Будь моей женой!»


Шарлотта поехала вместе с ним к поезду. Ей казалось, что отправлять его одного было невежливо. Особенно если учесть, что они провели вместе предыдущую ночь.
Она, все еще пребывала в смятении. Шарлотта злилась на него за то, что он уезжает, а на себя – за свои бесчисленные прегрешения. Слишком уж много их накопилось. По крайней мере, так считала она сама.
Он молчал, пока они ехали в такси, молчал, когда они шли к вокзалу.
Ей хотелось сказать ему, чтобы он берег себя, чтобы соблюдал осторожность, но какой в этом был толк? Он уходил на войну, и ей, скорее всего, уже не суждено было снова его увидеть.
Но она взяла себя в руки и не заплакала.
И вот они подошли к поезду и остановились возле вагона. Последние мгновения. Скоро поезд тронется и увезет его – возможно, навсегда.
Винс был в военной форме. Он выглядел еще моложе своих лет, хотя и в двадцать один умирать тоже было слишком рано. Форма оказалась ему великовата, потому что он так и не успел набрать свой прежний вес после болезни.


«Я не требую от тебя немедленного ответа. Надеюсь, ты хорошенько все обдумаешь до конца войны. А эта война обязательно кончится, моя милая Чарли, и мы победим. Это я тебе обещаю».


– Ну что ж, – вздохнул он, опуская на платформу вещевой мешок.
– Я хочу сказать тебе, что совершенно не жалею о том, что случилось прошлой ночью, – вдруг сказала Чарли.
Винс кивнул и заглянул ей в глаза. Но если он хотел найти там ответ, то так ничего и не обнаружил. В тот момент она еще сама ничего не знала. Чарли удивлялась, как она еще не забыла о том, что нужно дышать.
– Я тоже, – улыбнулся он. – И вот о чем я еще хотел сказать, Чарли. Эта ночь…
– Не нужно, – перебила она. – Я ни о чем не жалею, но все же… это было как-то нереально.
– Для меня это было очень даже реально! Я обязательно вернусь, и мы с тобой снова займемся любовью. Поверь мне.
– Не могу, – прошептала она. – Хочу, но не могу…


«Я знаю, что обещал тебе вернуться, и ты оказалась права. Я не могу давать подобных обещаний. Конечно, я постараюсь вернуться, и, если только Богу будет угодно, мы с тобой еще встретимся.
Но мне уже приходилось бывать на войне, и я знаю, да и ты тоже, мы оба знаем, что это такое. Я договорился со своей сестрой послать тебе и миссис Флетчер письмо, если меня убьют, чтобы вы знали об этом».


– Я не буду ждать твоего возвращения, – сказала Шарлотта. Как только эти слова слетели с ее с губ, она сама удивилась, насколько жестоко они прозвучали.
Но он лишь рассмеялся в ответ:
– Я знаю. Но я буду ждать. Ты только скажи, когда будешь готова принять меня, ладно?
Она не стала плакать. Она уже плакала раньше, когда в последний раз провожала Джеймса. Он тоже садился на поезд. Он уезжал в Калифорнию, где должен был взойти на борт корабля, отправлявшегося на войну из Сан-Диего. Она могла поехать с ним на поезде, но они договорились, что лучше сэкономят эти деньги на будущее. То самое будущее, которое так и не наступило, потому что он погиб на другом конце света.


«Но я хочу, чтобы ты знала, дорогая моя, что, если мне суждено умереть, я умру не в одиночестве. Ты стала частью меня. Ты навсегда останешься в моем сердце. Я знаю, что ты любишь меня. Я знаю, что это правда, хотя ты сама, может быть, этого еще не знаешь. И это знание будет со мной всегда. Твоя любовь ко мне станет моим постоянным компаньоном, так же как и воспоминания о той прекрасной ночи, которую мы провели вместе. Я буду хранить это тепло до последнего дня своей жизни, и неважно, наступит он завтра или через сотню лет».


– На посадку!
Винс посмотрел через плечо на поезд, сжал губы, и глаза его стали серьезными. Он уезжал на войну и волновался за Чарли.
– Если я буду тебе нужен, то я останусь в Форт-Пирсе по крайней мере на несколько месяцев. Подготовка…
Но она не хотела ничего слышать о подготовке, которую ему предстояло пройти. Она ничего не желала знать. Ей не хотелось постоянно смотреть на календарь и думать о Винсе, зачеркивая прошедшие дни. Она бы этого не вынесла.
– Тебе лучше сесть на поезд.
Он кивнул и обнял ее, но она никак не отреагировала. Она была просто не в состоянии сделать это. Он хотел поцеловать ее, но она отвернула голову, и он только чмокнул ее в щеку.
Винс поднял свой вещевой мешок, в последний раз дотронулся до ее щеки и поднялся в вагон. Она тоже повернулась и заторопилась прочь с платформы.
– Эй! – крикнул он ей вслед. – Чарли!
Она остановилась, но не обернулась. Она не могла больше смотреть на него.
– Я люблю тебя! – прокричал он, и поезд тронулся. – И я знаю, что ты тоже меня любишь!
Она бросилась бежать и заплакала, проклиная себя за трусость. Ну почему, почему она сама не поцеловала его?!


Сэм был на территории «дробилки». Он лениво вытянул ноги и ждал, когда подтянутся остальные члены команды номер шестнадцать. Им предстояла обычная вечерняя пробежка.
А еще через несколько часов офицеры и старшины команды проведут собрание, где будут обсуждать последние детали предстоящей демонстрации, которую планировалось включить в шоу в честь визита президента.
Последние детали! Это звучало смешно, потому что до сих пор им не было известно об этом представлении практически ничего. Раньше собрания на эту тему начинались с того, что кто-нибудь (обычно Сэм) говорил примерно следующее: «Какого черта мы должны кривляться на этом шоу? Неужели нельзя попросить выступить каких-нибудь менее ценных представителей военных сил? А нас отправить назад в Афганистан, где мы сможем сослужить миру гораздо более серьезную службу?» После этого подробно обсуждались меры предосторожности, которые необходимо было принять во время предстоящей демонстрации. Вот и все.
Следующим на «дробилку» прибыл Малдун. Выглядел он мрачно. То, что произошло между ним и Джоан в кабинете Сэма, явно не добавило Майку хорошего настроения. Сэм был уверен в том, что роман у товарища явно не клеится.
– Все в порядке? – поинтересовался Старретт.
– Все просто отлично, – отозвался Майк и занялся своим коленом.
– Эй, лейтенант Малдун! Вы теперь мой новый герой! Я почему-то всегда считал, что вы слишком уж вежливый и скромный. Но теперь с этим покончено! – К ним подошел Иззи, за ним подоспели Гиллиган и Космо. – Позавчера вечером вам пришлось выполнить очень интересную миссию! Причем сделать это в стиле «морских котиков»! И-йя! Я обхохотался до колик, когда это услышал. А потом еще в новостях показали, как платьице падает вниз! Какая чудесная парочка…
– Она была пьяная, – перебил его Малдун. – Единственное, что я сделал в тот вечер, так это увел мисс Брайант подальше от камеры. А как только мы очутились в номере, она сразу же отрубилась. Ты разве не смотрел вчера пресс-конференцию? Ее уже отправили в реабилитационный центр. Женщина больна, так что, пожалуйста, прояви к ней уважение.
– Я, наверное, пропустил ее, – сознался Иззи. – Но подождите-ка! Она отрубилась сразу после того, как вы вошли в номер? Может быть, не совсем сразу? – Иззи мог трепаться до бесконечности, у него это отлично получалось. Сэму показалось, что не будет вреда, если Иззи своей безобидной болтовней попытается развеять мрачное настроение Малдуна. Тем более что лейтенант отличался легким характером и никогда не обижался на товарищей. – А я читал где-то, в «Пентхаусе» кажется, что Брук Брайант – женщина оч-чень заводная! Ее так просто не успокоишь! Так было, сэр? Ну, все ведь помнят это личико и улыбку. Ее фотографии слишком часто появляются в журналах и газетах, так что я даже…
– Занелла, неужели тебе не знакомо слово «уважение»? – поинтересовался Малдун, причем произнес эти слова таким сладким голосом, что стало ясно: ситуация могла обостриться в самом ближайшем будущем.
– Конечно, сэр, – тут же отозвался сукин сын Иззи. – И если бы на вашем месте оказался я, уж я бы проявил к ней уважение на полную катушку, не сомневайтесь.
– Сегодня на пресс-конференции, – сказал Космо, обращаясь к Иззи, – она за все извинилась и назвала лейтенанта Малдуна «офицером и джентльменом».
– Ну хорошо. – Сэм выпрямился. – Час сплетен окончен.
Иззи открыл было рот, чтобы прокомментировать это замечание, но его очередной перл так и остался невысказанным. Потому что в эту минуту на «дробилке» возник Непредсказуемый. Позади него, задыхаясь от быстрого бега, почти сразу же появился и Дженк.
– Парни, вы слышали последние новости? Вот ведь дерьмо, а? – без предисловий начал Непредсказуемый, так лихо затормозив у скамейки, где собрались остальные члены команды, что это сделало бы честь самому крутому персонажу мультфильмов. Только выражение его лица оставалось мрачным. Почти таким же, как у Малдуна. Он посмотрел на Сэма и, не получив никакого внятного ответа, кроме неуверенных покачиваний головой, что означало «нет», подтолкнул вперед Дженкинса. – Расскажи им, что только что рассказал мне.
– Но я не должен был ни слова говорить даже вам, старшина, – тут же запротестовал Дженк.
– Сегодня прямо здесь, в Сан-Диего, труппа сотрудников ФБР вышла на ячейку террористов Аль-Каиды. Была перестрелка, – объявил Кармоди.
– Вот черт! – Иззи тотчас позабыл о Брук Брайант. – А где именно?
– Где-то в жилом квартале на окраине города. По телевизору эту новость подали как действия местной криминальной группировки. Видимо, кому-то выгодно умолчать правду. – Непредсказуемый повернулся к Сэму и выдал такое, чего тот уж никак не ожидал. – Имеются жертвы, Сэм, и по слухам, не все погибшие – террористы.
Алисса!
Господи, но ведь он бы уже узнал, случись с ней что-то ужасное. Каким-нибудь образом, но узнал бы!
– Кто был от ФБР? – взволнованно спросил Сэм, переводя взгляд с Непредсказуемого на Дженка и обратно.
Вид у него, наверное, стал зверский, потому что Дженк ответил незамедлительно:
– Я точно не уверен, сэр. Но вся группа Макса Багата в это время находилась именно в том районе. Они проводили там какую-то операцию. Так что было бы даже странно, если бы они не участвовали в этой перестрелке.
И, конечно же, лучшие агенты Макса, включая Алиссу и – черт! – даже этого Джулса, наверняка оказались в самом центре столкновения, когда во все стороны полетели пули.
Сэм ухватился за спасительную мысль, что лучшие агенты, разумеется, соблюдают все меры предосторожности, чтобы остаться в живых при любых обстоятельствах.
Разумеется, если ты лучший, это вряд ли поможет, раз уж тебя угораздило очутиться не в то время не в том месте. Примером тому мог служить старшина Фрэнк О'Лири, царство ему небесное! Он, кстати, оказался в вестибюле гостиницы в тот самый момент, когда туда с улицы влетел террорист и открыл автоматную очередь по невинным.
Гибель О'Лири стала для Сэма полной неожиданностью.
И сейчас его буквально сковал страх. Ну пожалуйста, Господи Всемогущий, сделай так, чтобы с Алиссой ничего не случилось! И с Джулзом. И, Боже, даже с Максом, чтоб его!.. Как бы враждебно он ни был настроен к Максу, но ни в коем случае не желал ему смерти.
– Но ведь пока это только слухи? Насчет жертв. – Малдун очутился рядом с Сэмом, этакий непоколебимый столп, готовый поддержать товарища в любую минуту. – Где и как раздобыть достоверную информацию?
– Ее пока нет, – признался Дженк. – Простите. Сэр…
– Откуда стало известно о перестрелке? – нахмурился Гиллиган.
– Нас самих чуть было не отправили туда поддержать фэбээровцев, – доложил Дженкинс. – Я как раз находился в кабинете адмирала Кроули, когда раздался телефонный звонок. Но до лейтенанта-коммандера Паолетти эти сведения не дошли, потому что, как я понял, перестрелка закончилась так же внезапно, как и началась. Почти сразу раздался еще один звонок, и нам было приказано оставаться на местах. Но есть и хорошие новости. Вся ячейка террористов ликвидирована. Кого-то убили, а кто-то арестован.
Малдун достал мобильный телефон:
– Вы же дружите с напарником Алиссы, – напомнил он Сэму. – Да? Как его зовут?
– Джулз Кэссиди, – подсказал Кармоди.
– Давайте позвоним ему, – предложил Майк. – Вы помните его номер? Он у вас с собой?
– У меня в кабинете.
– Так пойдемте туда, – не отступал Майк. – Давайте прямо сейчас со всем этим разберемся. Мы ему позвоним, и ситуация сразу же станет ясна.
– Я сейчас же разыщу лейтенанта-коммандера Паолетти, – решил Непредсказуемый. – А он свяжется с Максом Багатом.
– А я вернусь в кабинет адмирала Кроули, – поддержал товарищей Дженк. – Посмотрю, может, удастся выяснить, где была расквартирована группа Багата. Иногда телефон – не лучшее средство для получения информации, особенно когда происходят такие серьезные вещи. Может быть, стоит пойти туда, где они остановились, и подождать ребят там.
– Что еще мы можем сделать? – спросил Иззи.
– Ступай и разыщи главного старшину, – приказал Малдун. – Он всегда в курсе событий. Посмотрим, что он нам расскажет.
– Есть, сэр…
– А теперь действуем, – обратился Малдун к Сэму. И бойцы разбежались в разных направлениях.
К зданию команды номер шестнадцать Майк и Сэм шли в полной тишине. Все произошедшее казалось каким-то нереальным.
Этого не могло случиться. Это же…
– Она не погибла, – вслух сказал Сэм и тут же осознал, что может быть всякое. В борьбе с терроризмом люди все-таки гибнут. Просто в эти дни их самих не послали в Афганистан. А работа Алиссы здесь, в Америке, была не менее опасной, чем его собственная.
– Что я буду делать, если она умерла? – спросил он, прекрасно понимая, что Малдун не может дать ответа на этот вопрос. Как, впрочем, и никто другой.
Майк посмотрел на него и сказал:
– Может быть, сэр, вам стоит задуматься как раз над другим вопросом? Что вы будете делать, если она жива?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна



normalino
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзаннаtatiana
15.01.2015, 13.19





Ebat moy gorox
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман СюзаннаPramoVpizdyZasadil
1.04.2015, 17.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100