Читать онлайн Притяжение ночи Книга 2, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Мэри-Лу ехала на работу и неожиданно увидела Ибрагима. Он шел по дороге, ведущей на базу.
Что это еще за новости? Куда он собрался? И почему пешком?!
Она проехала мимо него, но потом выбралась из плотного транспортного потока, затормозила и, опустив боковое стекло, подождала, пока садовник подойдет поближе к ней.
– Куда вы идете? – без предисловий начала она.
Он подошел и пригнулся к окошку:
– Посмотреть, как будет выступать президент на военно-морской базе, – ответил Ибрагим. – Я знаю, что там будет слишком много машин, а потому начнутся проблемы с парковкой. К тому же день сегодня отличный, можно немного и прогуляться…
– Запрыгивайте в машину, я вас подвезу.
– В этом нет никакой необходимости. – Он выпрямился и отошел на шаг от автомобиля.
– Мне нужно поговорить с вами. Это очень важно. Вчера вечером я ужинала в компании с Бобом Швегелем.
Ибрагим застыл на месте, но снова нагибаться к окошку не стал, и Мэри-Лу не видела его лица.
– Вы говорите мне все это, потому что…
– Вы были правы насчет него, – обратилась Мэри-Лу к синей футболке. – Он самый настоящий урод. Мне кажется, что он обыкновенный мошенник. Он предложил мне сбежать вместе с ним в Нью-Йорк. Вы можете в это поверить? Я должна была собрать свои вещи и захватить их сегодня с собой на работу. Он, если верить его же словам, собирался встретиться со мной по дороге на базу, а потом мы бы заехали за Хейли, и уже втроем смотались из города. Но, разумеется, перед тем как исчезнуть окончательно, мы бы сделали небольшую остановку, чтобы очистить банковские счета – мой и Сэма. Я позвонила в страховую компанию «Медуэй Иншуренс», где он якобы работал, но там мне сказали, что ни о каком Бобе Швегеле и не слышали. Он пытался обмануть меня с самого начала.
Ибрагим вздохнул и нагнулся к окошку:
– Мне вас жаль.
– Пожалуйста, садитесь в машину, – снова попросила миссис Старретт.
– Не стоит, – заупрямился садовник. – Мне кажется, что это было бы не слишком мудро.
– Перестаньте говорить ерунду. Я не собираюсь приставать к вам. Тем более что тут до базы совсем недалеко. К тому же я за рулем. И посмотрите, сколько вокруг других машин! Я, конечно, вожу хорошо, но не настолько же!..
Он снова вздохнул, затем открыл дверцу автомобиля и забрался внутрь.
Мэри-Лу завела машину и посигналила, показывая, что собирается вновь влиться в густой автомобильный поток. Он двигался крайне медленно, и было похоже, что пробка продолжалась до самой базы. Но миссис Старретт это вполне устраивало. Сегодня она выехала на работу заблаговременно, и чем дольше Ибрагим будет оставаться рядом с ней, тем лучше для нее.
– Так вы позвонили в полицию насчет этого Боба? – спросил он.
– Нет.
– Вы обязательно должны это сделать.
– Как же мне поступить? Если я все расскажу им, то скоро весь мир узнает о том, что я ужинала с аферистом! – Она вздохнула. – Ну, я даже не знаю. А может быть, и неважно, кому станет об этом известно, правда же? Сэм вчера спросил меня, не сплю ли я со своим сумасшедшим соседом. Вы, наверное, слышали о нем. Это Донни. Чокнутый. Вы можете в это поверить? Сэм действительно подумал… Но при этом он ни чуточки не сердился на меня и тем более не ревновал. Ему просто было интересно, не более того. Как это унизительно! Вы так не считаете? – Она бросила на Ибрагима мимолетный взгляд. – Сегодня утром я ходила к адвокату. Консультировалась насчет развода.
Эти слова заставили его встрепенуться. Теперь он внимательно слушал ее.
– Мне сказали, что Сэм должен выплачивать мне так называемое пособие на ребенка и плюс еще алименты. Я и не предполагала, что у меня будет так много денег. Ну, по крайней мере, до того момента, как я снова выйду замуж. – И она украдкой посмотрела на него.
– Сэм может не дать вам развод.
– Ошибаетесь. Он не будет иметь ничего против, – уверенно произнесла Мэри-Лу. – Я уверена на сто процентов, что именно этого он только и ждет.
– Похоже, вы также уверены и в том, что сами хотите именно развода.
– Совершенно верно, – подтвердила она. – Черт возьми, я в этом абсолютно уверена. Только вот, понимаете… Я больше не люблю Сэма. И никогда даже отдаленно не интересовалась Бобом. Но я жутко разозлилась… на вас. – И она еще раз посмотрела на него.
Он молча наблюдал за ней, чуть нахмурив брови, словно силился понять, о чем она говорит и чего добивается. Но она не винила его за то, что он так медленно соображает. Она и сама не слишком понятно изъяснялась. Да и было над чем задуматься.
– Я разозлилась на вас за то, что вы начали прятаться от меня и… Я уже привыкла к вам. – «Ну, давай же, девочка, говори ему все до конца», – мысленно подгоняла она себя. – Дело в том, что я вроде как влюбилась в вас.
Но он продолжал молчать. Он не произнес ни звука, не пошевелился и, конечно же, не запрыгал от радости и счастья.
Мэри-Лу невольно рассмеялась:
– Интересно все получилось, да? То есть я хочу сказать, что мы с вами такие разные и, в общем… ну, разные. Во всем. Но… может быть, у вас все еще остались чувства ко мне. И вот я подумала… Когда мы с Сэмом расстанемся, а это произойдет уже сегодня вечером или завтра… может быть, вы смогли бы заходить ко мне, а я бы готовила вам ужин. Если, конечно, вы согласны.
Мэри-Лу не на шутку раскраснелась. Она чувствовала, что ее щеки пылают. К тому же сейчас она почему-то вспомнила ту беседу с Ибрагимом, когда она пригласила его в дом попить холодного чая. Теперь ей пришло в голову, что он думает о том, только ли ужин она предлагает ему на этот раз. А если что-то большее, то как он на это отреагирует?
Но когда она снова посмотрела на него, то увидела, что Ибрагим лишь печально качает головой:
– Я был уверен в том, что вы никогда от него не уйдете, – признался он. – И пообещал своим братьям…
– Что? – насторожилась Мэри-Лу, но садовник опять покачал головой.
Они стояли в очереди машин перед въездом на базу. Охрана у ворот тщательно проверяла все автомобили, и салоны, и багажники. Водителей даже заставляли открывать капоты.
Ибрагим распахнул дверцу машины.
– Мне лучше выйти здесь. Если они увидят меня, то начнут изучать тут каждый сантиметр, а на это уйдет в два раза больше времени.
– Мне все равно, – равнодушно произнесла Мэри-Лу, хотя хорошо понимала, что речь идет не только о пропускном пункте военно-морской базы.
– Мои сыновья могут родиться с кожей еще более темной, чем у меня, – напомнил Ибрагим. – Вы говорили, что вам это не нравится. Вы сказали мне…
– Мне хотелось, чтобы жизнь стала легкой, – перебила его женщина. – Но ведь так не бывает. А вы самый хороший человек из всех, кого мне приходилось встречать, Ибрагим. И если вы хотите быть со мной, тогда… Но если вы уже передумали…
– Нет, я не передумал, но я не ожидал, что вы измените свое решение, – пояснил садовник. – Я согласился помочь братьям и… Вы должны дать мне некоторое время, чтобы я смог как следует все обдумать и принять правильное решение. Прошу вас, не спешите.
Она кивнула:
– И как же вы собираетесь помочь им?
– В этом деле замешана женщина, – сообщил он, и Мэри-Лу тут же поникла. – Сегодня вечером я должен был пригласить ее на ужин, а потом… Но я обязательно что-нибудь придумаю и откажусь. Я не хочу участвовать во всем этом. – С этими словами он выбрался из машины.
Мэри-Лу нагнулась так, чтобы ей стало видно его лицо:
– Значит, вы позвоните мне сегодня вечером?
– Да. Если смогу.
– Я люблю вас.
Он улыбнулся, и солнце для Мэри-Лу засияло еще ярче.
– Замечательный день! Мне кажется, сегодня повсюду будут совершаться самые настоящие чудеса.


– Как вы поживаете, лейтенант? – поинтересовался Винсент, приветствуя Майка Малдуна перед помостом, выстроенным для почетных гостей чуть в стороне от основных трибун. – Ну и ночка нам выдалась! Просто какое-то безумие. Позвольте поблагодарить вас за то, что вы поддержали Джоан в трудную минуту.
Малдун кивнул:
– Мне было очень приятно помочь ей и вам, сэр.
Винс понимающе кивнул в ответ и посмотрел на площадку, куда с вертолетов по тросам должны были приземляться бойцы команды номер шестнадцать, чтобы уничтожить внушительное артиллерийское орудие. По своему опыту Винс знал, что «морским котикам» не потребуется много времени, чтобы вывести это орудие из строя. Во всяком случае, пользоваться им будет невозможно уже в первые секунды после того, как им займутся «морские котики». Видимо, именно это они и должны были продемонстрировать сегодня президенту и всем остальным зрителям.
Так или иначе, но все произойдет достаточно быстро, так что большинство присутствующих и не поймет, что тут вообще происходит и чему они стали свидетелями.
На базе царило праздничное настроение, как будто тут должен был начаться веселый карнавал. Прибывали все новые гости, целые семьи с маленькими детишками и бесконечные туристы, специально приехавшие сюда в такую жару, чтобы полюбоваться шоу, подготовленным для самого президента.
– Скажите, вам удалось хоть немного поспать этой ночью? – спросил Винс у Малдуна.
Майк улыбнулся и честно ответил:
– Нет, сэр.
Однако у Майка получилась та еще улыбочка, по которой Винс безошибочно угадал, какую именно ночку пришлось пережить этому молодому человеку.
– Вы еще не просили ее выйти за вас замуж? Молодой человек удивился, но его удивление длилось не больше секунды. Он кивнул:
– Да, сэр. Она… в общем, попросила дать ей время подумать.
Винс повернулся к нему и удивленно осведомился:
– Неужели?
Значит, Джоан всерьез задумалась о замужестве. Что ж, неплохо.
– Я приятно удивлен, – добавил ДаКоста.
Время от времени над головами гостей пролетал вертолет, и от шума его лопастей невозможно было расслышать человеческие голоса. Малдун выждал, когда удалится «Си Хок», и только после этого ответил:
– Я, сэр, поставил ее в такое положение, в котором ей, так сказать, было неудобно разочаровывать меня своим отказом. Поэтому она сказала «возможно». Лично я считаю такой ответ победой.
– Согласен, – кивнул Винс. – Но как вам вообще удалось…
Но Малдун отрицательно покачал головой:
– Простите, сэр, но я… м-м-м…
Ах вот оно что! Теперь все становилось на свои места. Винсу пришлось напрячься, чтобы не рассмеяться. Что ж, парень отличный. Можно сказать, что Джоан повезло.
– Ну, если вам нужен совет от старика, то помните: настойчивость в итоге торжествует. Не отступайте. И неважно, что она будет вам говорить. Стойте на своем. Просто почаще показывайтесь ей на глаза.
Именно так я и планировал делать, – признался Малдун. – А теперь я попрошу вас оказать мне одну любезность. Пожалуйста, не передавайте ей нашу беседу, ладно?
– Ни за что на свете. Нет никакого желания выводить внучку из себя.
Малдун рассмеялся. Да, дедушка прекрасно знал свою Джоан.
– Могу я сегодня быть чем-нибудь полезен вам, сэр? Может быть, вам что-то нужно?
Винс посмотрел туда, где Чарли беседовала с Джоан и еще несколькими женщинами, работавшими в команде президента в Белом Доме. Чарли разрумянилась: без сомнения, ей нравилась эта беседа.
– Спасибо, все просто превосходно, – улыбнулся Майку Винс.


Хусаам Абдул-Фатах свободно прошел на территорию военно-морской базы, избежав обыска.
Правда, ему пришлось миновать металлодетектор и снять обувь, которую охрана все-таки проверила, но помимо этого никакой задержки у пропускного пункта не произошло.
Несмотря на заверения правительства, что в США полностью отсутствуют расовые предрассудки, Хусаам пользовался такой свободой лишь потому, что имел белый цвет кожи и более светлые глаза и волосы, чем другие люди с мусульманскими именами.
Имя Хусаам Абдул-Фатах он принял семь лет назад, после первой встречи с лидерами Аль-Каиды. Тогда же ой понял, что принятие ислама станет для него отличным карьерным ходом. Все это он делал с душевным подъемом. Впрочем, Хусаам был готов поклоняться хоть тыквенной каше, если бы это позволяло ему приносить домой те огромные деньги, которые он зарабатывал сейчас.
Что касается его имени, то оно переводилось примерно так: «меч и слуга открывающего врата к благосостоянию».
А сейчас эти врата были для него открыты настежь. Он имел постоянную, хорошо оплачиваемую работу. При этом она оказалась до смешного простой. Удивительно было и то, что, проработав много лет наемным убийцей, он, талантливый стрелок, равных которому было не найти, теперь славился другим. В основном тем, что умел «растворяться» среди американского населения. Оказалось, что этот величайший дар он унаследовал от своих родителей, Глена и Айрин Кантон из Ленексы, штат Канзас.
Хусаам наблюдал за тем, как какого-то мужчину, внешне напоминающего араба, вывели из общей очереди и особенно тщательно обыскали специальной палочкой-металлодетектором, хотя на то не было никаких видимых причин. Мужчина молчал и терпел, хотя, безусловно, был унижен уже тем, что охрана заметила и выделила из толпы именно его.
Вы только посмотрите! Это же Ибрагим Рахман! Ну разве не само Провидение прислало его сюда? Видимо, Аллах в конце концов все же услышал молитвы Хусаама.
Хусаам не собирался долго находиться на территории базы. Как только начнется стрельба, оставаться здесь станет опасно. Кроме того, о прибытии президентского автомобильного кортежа его заранее должны были предупредить звонком на мобильный.
Однако появление здесь Ибрагима было слишком щедрым даром Господа, чтобы упустить такой случай и не воспользоваться им. Да и местоположение тех мучеников, которые должны были пожертвовать собой и начать стрельбу Хусаам знал. Сам он мог выбрать себе местечко вдали от траектории их пуль.
Хусаам принялся ждать. Если только Ибрагима пропустят на базу, он обязательно последует за ним.


Сэм Старретт с высоты птичьего полета из «Си Хока» номер один наблюдал за тем, как на территорию военно-морской базы через пропускной пункт просачивается толпа зрителей.
Вертолет сделал еще один круг, и Сэм увидел, как охрана осматривает посетителей. Неподалеку от ворот находились собаки, специально натренированные для поиска взрывчатки по запаху. Каждый гость снимал ботинки и проходил проверку рентгеном. Запрещалось проносить с собой пакеты и хозяйственные сумки. Разрешались только небольшие дамские сумочки. Но это же смешно! Как будто женщины, в отличие от мужчин, не были способны на убийство!
Очевидно, крупным политикам просто не встречались на жизненном пути такие дамы, что попадались, к примеру, Сэму.
Сегодня утром Мэри-Лу поднялась очень рано и сразу же уехала на работу, прихватив с собой Хейли. Все это произошло в то время, когда Сэм еще спал. И впервые со дня их свадьбы она оставила в раковине грязную посуду.
А это, по мнению Мэри-Лу, являлось самым жутким проявлением домашнего терроризма. Скорее всего, именно таким образом она решила отомстить ему за его предположение, будто она спит с Чокнутым Донни.
Мэри-Лу казалась Сэму весьма странной женщиной. Вчера вечером, когда она послала его куда подальше, он на мгновение увидел в ней ту самую девчонку, которая когда-то зажигала его чувства в «Божьей Коровке». Еще чуть-чуть, и в нем могло бы снова вспыхнуть страстное желание.
Но этого «чуть-чуть» как раз и не хватило.
Но теперь он станет умнее. Теперь он будет сначала думать, а уже потом действовать. Другими словами, строго следить за собой и не расстегивать штаны по любому поводу.
Да уж! Эту ошибку он больше повторять не намерен. Да и что это такое: секс исключительно ради секса?! Нет, ничего подобного с ним больше не произойдет. Никогда.
Сэм смотрел вниз на металлодетекторы, на то, как охрана проверяет при помощи рентгена целый рад сложенных прогулочных колясок.
Боже! Значит, они все-таки разрешили проход с колясками! Ну разве это не роковая ошибка?
Сам он на месте террориста легко бы пронес взрывчатку в коляске, прямо под попкой малыша, укутанной в подгузник.
Провез бы коляску к месту назначения, забрал ребенка, выставил таймер на определенное время и так же спокойно ушел восвояси.
А потом, после взрыва, бегал бы вокруг и истошно кричал: «Кто-нибудь, прошу вас, помогите мне отнести моего ребенка в безопасное место!»
Но так действовал бы именно он.
А террористы-самоубийцы не будут даже беспокоиться о всяких там таймерах. Поэтому, наверное, детская прогулочная коляска и в самом деле не представляет собой большой опасности.
– Старретт, Нильсон, как меня слышите?
– Слышу хорошо, лейтенант-коммандер, – ответил Сэм Тому Паолетти в микрофон.
– Я тоже, сэр, – отозвался Нильсон из «Си Хока» номер два. – Чем мы можем быть полезны, чтобы хоть чуточку порадовать вас в такой день?
Лейтенант-коммандер Паолетти был на взводе и мечтал лишь о том, чтобы эта операция поскорее закончилась.
Ну ладно, может быть, это и преувеличение, поскольку по внешнему виду Паолетти никто бы не заметил, что тот волнуется. Правда, сегодня он скрипел зубами чуточку громче, чем обычно.
А если оставить шутки, то Паолетти был мрачен, как никогда. Таким Тома Сэм не помнил. Похоже, ему было сегодня так же тяжело, как в тот далекий страшный день, когда «морские котики» проводили операцию по спасению жены посла в одной далекой стране, где накануне произошел государственный переворот. Новое правительство решило в последнюю минуту никого не выпускать из страны. В городе началась стрельба. Их вертолет был подбит. Случайно, конечно, но все же… Эти слабаки не попали бы в него нарочно и за тысячу лет, даже если бы очень старались. Команде удалось удачно посадить вертолет, но «Си Хок» (кстати, точно такой же, как и этот) буквально через минуту взорвался. Ударная волна подбросила Паолетти в воздух, и лейтенант-коммандер упал на землю, сильно ударившись головой.
Старшая сестра Сэма Лэйни так же безжалостно, когда училась в третьем классе, швыряла его солдатиков на проезжую часть.
Том Паолетти почти сразу же пришел в себя. Команда торопилась поскорей покинуть страну. Перед глазами Тома все расплывалось, и он понял, что травма достаточно серьезная. А еще он сознавал, что пройдет немного времени, и он отключится снова. И вот тогда он будет представлять собой очень серьезную помеху для ребят.
В тот день он выглядел крайне мрачным.
Примерно таким же, как и сегодня.
Но какую неприятность он ожидал или, может быть, предвидел?
Определенно что-то очень плохое. Сэм лишь молил Бога о том, чтобы Паолетти ошибался.
– Следите внимательно за тем, что происходит тут у нас внизу, – приказал Паолетти. – Я хочу, чтобы все – Джефферсон, Дженкинс, Маккиннаф и Занелла – находились на своих местах. Старретт и Нильсон, вы выполнили мои вчерашние распоряжения?
– Да, сэр, – хором ответили Сэм и Нильс.
На подобных демонстрациях боевое оружие не применялось. Но так как Паолетти боялся, что во время шоу может произойти нечто непредвиденное, он приказал Сэму и Нильсу дважды проверить вооружение на обоих вертолетах и убедиться в том, что у них имеются магазины с боевыми патронами, а также снайперские винтовки, которые в случае чего можно было бы вручить Дюку Джефферсону и другим первоклассным стрелкам, которые по приказу Паолетти заняли свои места у дверей в обоих вертолетах.
– Я хочу, чтобы вы все время были начеку, – еще раз повторил командир. – И никаких личных разговоров по радиосвязи. У нас остается двадцать минут до прибытия президента, и затем еще десять, после чего вы выполните свои упражнения со спуском на тросах. Что касается лично нас, для всех нас операция уже началась и идет полным ходом. Время пошло. Я хочу, чтобы все ваше внимание было направлено на гостей. Постарайтесь, ребята, не пропустить ничего, что могло бы вызвать подозрение.
Сэм оглядел своих бойцов. Дженк, Непредсказуемый, Космо, Гиллиган, Дюк и Лопес.
Даже если кто-то из них и считал, что командир слишком нервничает, они и глазом не моргнули. Истина заключалась в том, что все они уважали предчувствия Паолетти и целиком доверяли ему. Так же как и Сэм Старретт. Все серьезно посмотрели на него, дружно кивнули и одновременно подняли вверх большие пальцы.
Они были готовы к действию.


– Джоан!
Джоан повернулась и увидела Келли Эштон. Невеста лейтенанта-коммандера Паолетти энергично махала ей рукой из толпы, неспешно прогуливающейся перед помостом, предназначенным для почетных гостей.
Стоячие места располагались именно там, и многие предпочли их трибунам, потому что здесь можно было оказаться ближе к президенту в тот момент, когда он будет произносить свою речь.
Толпа внизу была не слишком густой, и Джоан спустилась к Келли.
Это было лучше, чем стоять на возвышении и чувствовать, что Малдун неотрывно смотрит на нее со своего места.
Когда их взгляды встречались, он неизменно улыбался.
А ее бросало то в жар, то в холод.
Он любит ее. Он хочет, чтобы она стала… Нет, Джоан даже мысленно не могла заставить себя произнести слово «жена».
Хотя и думать о чем-либо другом она тоже была не в состоянии.
Она взглянула вверх, туда, где Майк разговаривал о чем-то с Томом Паолетти. Оба мужчины потрясающе смотрелись в парадном обмундировании, отягощенном целой тонной медалей.
После сегодняшнего визита президента они получат от него еще по одной награде за храбрость.
– Как вы поживаете? Как приятно встретиться снова! – приветствовала Джоан Келли. Рядом с ней стоял незнакомый пожилой мужчина. – Это дядя Тома, Джо Паолетти. Он только что прилетел из Бостона. Так вышло, что он купил билет на ранний рейс, и поэтому мы уже здесь. По-другому никак не получалось. Джо, а это Джоан ДаКоста. Она работает в Западном крыле Белого Дома. Правда здорово?
– Очень приятно познакомиться, Джоан. – Джо Паолетти пожал ей руку и улыбнулся. Джоан не могла не отметить удивительное сходство дяди и племянника. И это несмотря на то, что Джо в свои восемьдесят с небольшим сумел, в отличие от Тома, сохранить пышную шевелюру.
– Джо! – К ним подошла Мэг Нильсон и дружески обняла старика. На спине у ней виднелся рюкзачок, в котором сидел большеглазый малыш с темными кудрями. – Как вы поживаете? Сколько времени пробудете у нас в городе?
Келли отвела Джоан в сторонку:
– Я слышала, что вашего брата забрали в больницу. Сейчас ему лучше?
– Да. Он просто съел что-то несвежее и заработал пищевое отравление. Правда, мы точно не знаем, что это был за продукт. У него не все в порядке с головой, поэтому нам бывает трудно общаться с ним.
– Мне очень жаль. – Доктор Келли Эштон, веснушчатая, с легкомысленным «хвостиком» светлых волос, в шортах, футболке и бейсболке, сейчас казалась совсем молоденькой девушкой.
– Можно мне задать вам один личный вопрос? – осторожно начала Джоан.
Келли кивнула:
– Конечно.
– Может быть, это только слухи, но про вас говорят…
– О боже! – Келли беспомощно закатила глаза.
– Подождите, не торопитесь делать выводы, – остановила ее Джоан. – Дайте мне договорить. Так вот. Городская легенда гласит, что после того, как несколько лет назад вы познакомились с Томом, вы переехали в Сан-Диего из Новой Англии.
– Что же, все так и было, – подтвердила Келли.
– Но вы ведь врач, – продолжала Джоан. – Разве там у вас не было практики?
– В Бостоне? Конечно же была.
– И вы вот так запросто… бросили все, позабыв о своей жизни и карьере?
– Не совсем так. Я и сейчас практикую. У врачей недостатка в пациентах не бывает. Уж вы поверьте мне на слово.
– Но разве вы с Томом никогда не обсуждали возможность его переезда в Бостон?
– Нет, – ответила Келли. – Это было невозможно.
– Но, по-моему, это нечестно по отношению к вам. Келли улыбнулась:
– Честно.
Джоан рассмеялась. Она не верила этой женщине:
– Как вы можете утверждать такое?
– Потому что все было честно. Подумайте сами. Том – самый невероятный и удивительный мужчина во всем мире. Он умеет делать такие вещи, на которые способны единицы, и делает их ради страны. В частной компании он мог бы зарабатывать астрономические суммы, но он предпочитает служить родине. И вот я решила, что смогу внести в это и свою лепту, став супругой «морского котика». Ну да, мы пока что официально не женаты, но этот вопрос решается. А когда становишься женой «морского котика» – неважно, официальный это брак или нет, – начинаешь делать удивительные вещи. Например, переезжать туда, куда получает назначение твой муж. Господи, да я готова полмира облететь, лишь бы увидеться с ним хотя бы на пятнадцать минут.
Вот это да!
– Вы ведь очень сильно любите его, да?
– Да.
Джоан вздохнула:
– А если представить себе, что вы его безумно любите, но при этом у вас такая работа, которую вы не можете и не хотите бросать. Ну, например, вы занимаетесь научными исследованиями в Гарвардском университете и вам осталось буквально несколько лет до великого открытия… ну, я не знаю, скажем, вы разрабатываете методику лечения раковых заболеваний у детей.
Келли не стала смеяться над собеседницей, хотя было заметно, что она едва сдерживает улыбку.
– Или представить, что я работаю в Белом Доме и это мне действительно нравится? – парировала Эштон.
Джоан округлила глаза от удивления:
– Неужели все вот так прозрачно?
– Майк Малдун – самый очаровательный парень, которого я когда-либо встречала среди «морских котиков», – подтвердила Келли.
Вот черт!
– Очевидно, наши попытки действовать тайно полностью провалились, – подытожила Джоан. – И что же, об этом теперь знает вся округа?
– Ничего подобного. Том рассказывал мне, что вы обедали вместе с ним и Майком. Ну, я кое-что прикинула и сделала соответствующие выводы. Но вам не стоит беспокоиться. Я ни с кем не делилась этой новостью. Даже с Мэг. Кстати, вы ведь еще не знакомы с Саванной, да? Это жена Кенни.
– Кто такой Кенни?
– Непредсказуемый Кармоди, – пояснила Келли. – Нет, не знакомы, потому что ее не было в городе в тот день, когда вы приходили к нам. Ну, короче говоря, они с Кеном женаты уже полгода, а она до сих пор живет в Нью-Йорке. И уж, конечно, нельзя сказать, что она его не любит, потому что я сама знаю, какие нежные чувства она питает к мужу. Просто в ее жизни есть и другие важные вещи, и она не могла бросить все, как это сделала я, и переехать в Сан-Диего. Но у них прекрасные семейные отношения. Да, им приходится нелегко, но они встречаются в Далласе или в Чикаго, как только им представляется такая возможность. Так что, как видите, все возможно.
– А ты что тут делаешь?
Обе женщины повернулись и увидели рядом с собой Тома Паолетти. Он смотрел на Келли и при этом выглядел очень недовольным.


Малдун убедился, что его микрофон выключен, и только после этого набрал номер мобильного телефона Джоан.
Он наблюдал за тем, как она, извинившись перед Келли Эштон и командиром, отошла от них на несколько шагов. Потом Джоан поспешно достала свой мобильник и открыла крышку.
– Алло?
– Алло, – отозвался Малдун. – Это спасательный отряд. Пришлось искать повод, чтобы извиниться и не участвовать в семейной ссоре?
– Это совсем не то, что ты подумал, – тут же ответила Джоан. – Это не семейная ссора. Он предчувствует что-то дурное и просто хотел уговорить ее отправиться домой добровольно и не вынуждать его приказывать ей. А ты знал о том, что Мэг Нильсон сегодня тоже пришла сюда?
– Вот черт!
На собрании было решено, что все бойцы постараются убедить своих жен и других членов семей остаться дома. Паолетти даже пообещал устроить альтернативное представление специально для семей «морских котиков».
– Она там одна? – насторожился Малдун.
– Нет, с ней ребенок. – Джоан помолчала и добавила. – Очень симпатичный.
– Я люблю детей, – признался Малдун. – Ну, это я на будущее, если вдруг у тебя закрадутся сомнения.
Она рассмеялась:
– Майк!
– Я люблю тебя, – продолжал он. – Это я тоже говорю на тот случай, если ты вдруг уже забыла. Кстати, дефицит сна очень плохо влияет на память, так что вынужден тебе напомнить еще кое о чем. Мы договорились встретиться у тебя в номере сразу после того, как закончится представление.
– Такого не было.
– Вот видишь! Значит, придется быть более конкретным, чтобы встряхнуть твои мозговые клеточки. Слушай. Мы планировали следующее. Я прихожу к тебе, и мы заказываем что-нибудь вкусненькое. Затем мы обнажаемся, чтобы остаться совершенно голыми и начать по очереди облизывать друг друга… М-м-м…
Возле Малдуна стоял лейтенант Джаз Джакетт и слышал каждое произнесенное Майком слово. Одна бровь Джакетта от удивления приподнялась так, что находилась уже где-то на границе лба и волос.
– Мне пора, – внезапно сообщил Малдун и щелчком захлопнул крышку мобильника. Увидев изумленное выражение лица Джакетта, он тут же добавил: – Я уже все осознал, сэр. Я выбрал не то время и место для подобных бесед. Больше не повторится.
Джакетт внимательно посмотрел на него и тяжело вздохнул:
– Вот ведь невезуха! Я только что проиграл спор. Я поставил двадцать долларов, посчитав, что человеческое тебе чуждо, поскольку ты и не человек вовсе, а какое-то небесное существо. И все же, лейтенант, не расслабляться! – напоследок произнес он и удалился, бормоча себе под нос: Ну кто бы мог подумать, что мне придется говорить такое именно тебе?


Президент должен был появиться с минуты на минуту.
Хусааму уже позвонили на мобильный и сообщили о том, что кортеж президента Брайанта вот-вот появится на территории базы.
Ибрагим стоял рядом со сценой. Если бы Хусаам был по-настоящему религиозным человеком, он оставил бы Рахмана в покое, посчитав, что Господь решит, как следует с ним поступить.
Но он привык сам решать судьбу тех, кого в любом случае считал обреченными, а потому не позволял даже Господу вмешиваться в свои планы.
Он подошел к группе байкеров. Трое мужчин в кожаных куртках явно принадлежали к группировке «Ангелы ада». Эти не побоятся затеять драку даже в такой день и в таком месте.
– Вон там стоит араб, – тихонько начал Хусаам и пальцем указал в сторону Ибрагима. – Он очень странно ведет себя. Я пойду поищу кого-нибудь из Секретной службы, их тут должно быть полно. А вы пока что приглядите за ним, ладно? Ну, там, подойдите к нему поближе и не давайте перемещаться. А если он начнет сопротивляться или выкинет какой-нибудь фокус, то не стесняйтесь и задайте ему жару.
– Вон тот, что ли, в синей футболке? – на всякий случай спросил один из байкеров.
– Да, – подтвердил Хусаам. – В сандалиях. Не выпускайте его из виду. Я постараюсь вернуться по возможности быстрей, но не исключено, что мне придется дойти до самого входа на базу. Понимаете?
– Не беспокойтесь, шеф.
Они приблизились к Ибрагиму, а Хусаам, как в подтверждение своих слов, направился ко входным воротам, подальше от места, куда могли попасть пули из оружия, которое он сам нелегально доставил на территорию военно-морской базы.


Женщина по имени Мира, являющаяся непосредственной начальницей Джоан, инструктировала Чарли и Винса, повторяя одно и то же уже, наверное, в сотый раз:
– Когда президент поднимется по ступенькам сюда, чтобы поприветствовать вас и вашего мужа, вы уже встанете со своих мест. Все присутствующие будут встречать его стоя, когда машина въедет на территорию базы. Но если вы почувствуете, что вам лучше присесть, не стесняйтесь этого и просто садитесь. Нужно принимать во внимание сегодняшнюю жару. Никто вас осуждать не будет, так что не старайтесь казаться героями. Это вам понятно?
– Конечно, – кивнула Чарли. – Да и какой из меня герой? Я только жена героя. А вам известно, что мой муж, старшина Винсент ДаКоста, во время Второй мировой войны был боевым пловцом?
В этот момент к ним подошел адмирал Кроули.
– Неужели это правда? Вы были боевым пловцом, сэр? И принимали участие в операциях по уничтожению противника под водой? – обратился он к Винсу. У него было волевое лицо, изрезанное морщинами, но на какую-то секунду глаза его округлились от изумления, как у любопытного мальчугана.
– Совершенно верно, – ответил Винс.
– Где же вы служили, старшина?
– На Тихом океане, с марта сорок четвертого и до самого конца войны, сэр.
– Кроме того, он служил морским пехотинцем на Тараве, еще в ноябре сорок третьего, – добавила Чарли. – Он почему-то никогда не говорит об этом. Как и о том, что ему пришлось служить в команде, которая должна была провести разведку и очистить посадочные площадки на самом большом острове Японии. Я благодарю Господа за то, что японцы сдались раньше, чем мой муж с товарищами высадился там.
Кроули оглядел своих подчиненных:
– Почему мне раньше никто не говорил об этом? Сэр, для меня большая честь познакомиться с вами. – Он встал по стойке «смирно» и отдал старику честь.
Винс рассмеялся и отсалютовал ему в ответ:
– Это совсем не обязательно, адмирал. Вот уже много лет прошло с тех пор, как я стал просто Винсом, или дедулей. Я бы предпочел, чтобы вы тоже называли меня так. Я имею в виду, Винсом.
Кроули улыбнулся и пожал Винсенту руку:
– А вы называйте меня Чип. Мне бы хотелось как-нибудь встретиться с вами и поговорить. Вы разрешите моему секретарю позвонить вам, чтобы договориться о встрече и, скажем, где-нибудь вместе пообедать?
– Если вы хотите услышать истории о войне, то встретиться лучше вечером, после ужина. Понимаете, я не слишком хороший собеседник, если при этом надо еще и что-то есть.
Кроули понимающе кивнул:
– Значит, нужно будет встретиться дважды, и один раз мы обязательно вместе поедим, а разговаривать будем только о наших внуках.
– Вот это мне подходит, – согласился Винсент.
– Простите, но скоро сюда приедет президент, – напомнил адмирал. – А так как я отвечаю за данное мероприятие, мне нужно быть наготове. Но я буду с нетерпением ждать нашего совместного обеда. – С этими словами он отошел к группе офицеров и принялся им что-то объяснять.
Винс посмотрел на Чарли и рассмеялся:
– По-моему, он принял меня за героя. Она в отчаянии лишь покачала головой:
– Мне до сих пор непонятно, почему ты сам в это не веришь, Винсент.
– Мы были самыми обыкновенными перепуганными пареньками и делали то, что должны были делать, – негромко произнес Винс. – Вот во что я верю. А настоящие герои – это те, кто так и не вернулся домой.
– Боже мой! Неужели ты действительно так считаешь? – спросила Чарли.
Но он ничего не успел ей ответить, потому что как раз в это время еще один адмирал спешил к ним, чтобы познакомиться с Винсом и пожать ему руку.


Мэри-Лу вымыла уже вторую машину для жарки, а тем временем идиот Аарон в открытую флиртовал с Брэнди, новенькой девушкой, которую он, как предполагалось, должен был научить работать за кассой.
Кевин, облокотившись о стойку, высказывал свое мнение о сегодняшнем дне:
– По-моему, нынче в обеденное время никакого ажиотажа у нас не предвидится. Все будут глазеть на то, как «морские котики» прыгают с вертолетов и выполняют свои суперменские трюки.
– Не исключено. Но возможен и другой вариант. Что, если все гости вдруг проголодаются и сразу после представления рванут к нам в надежде подкрепиться гамбургером-другим, а? – засмеялся Аарон. – Тогда нам самим для защиты потребуются сотрудники Секретной службы.
Боже, какой идиот! Даже очищать застывший жир было для Мэри-Лу куда приятней, чем общаться с таким придурком.
– Та часть зоны, где будет встреча с президентом, ограждена от остальной территории базы, – напомнил Кевин. – Оттуда сюда никто не проберется.
– Подумаешь, что это за ограда? – поморщился Аарон. – Имея при себе кусачки, с ней можно справиться в два счета.
– А имеет ли смысл? – пожал плечами Кевин. – Это же все-таки военно-морская база. Можно подумать, что она просто кишит террористами, которые только и мечтают о том, как бы совершить покушение на президента.
– Верно подмечено, – согласился Аарон. – Правда, я видел тут таких морячков, что меня от ужаса в дрожь бросало.
И он понес какую-то несуразицу. Можно подумать, что сам он кому-нибудь интересен. Дубина и урод.
– Вы говорите, что там будет присутствовать сам президент Брайант? – удивилась Брэнди.
Вот так умница эта новенькая! О приезде президента на базу за последние две недели все газеты и вечерние новости буквально прожужжали уши! Неужели здесь работают только безнадежные тупицы? Мэри-Лу определенно пора подыскивать другое место.
Может быть, она будет помогать Ибрагиму убираться в чужих дворах. Она может прихватить с собой переносной манеж для Хейли и работать на свежем воздухе хоть весь день с утра до вечера. К тому же ей это пойдет на пользу, и она обязательно сбросит лишний вес. А самое приятное в том, что, даже если этого не произойдет, Ибрагим возражать не станет.
– А ты обратила внимание, сколько охраны нагнали к воротам базы? – обратился Кевин к Брэнди. – Неужели ты полагаешь, что все это стали бы делать ради обычного человека?
Мэри-Лу могла бы стать одной из тех женщин, которые ходят босыми и носят просторные платья без бюстгальтеров. Она будет помогать Ибрагиму выращивать цветы в самых красивых садах города. И каждый день, сразу после полудня, когда Хейли будет спать в тени деревьев, они будут делать перерыв и заниматься любовью прямо во дворе перед домом богачей.
Мэри-Лу задумалась над тем, как выглядит Ибрагим без одежды. И какого цвета у него кожа там? Такая же темная или нет?
– Понимаете ли вы все, что это отличное место и время для того, чтобы совершить покушение на президента Брайанта! – завелся Аарон, сбивая ее с мыслей – впрочем, довольно пошлых. Хотя кто об этом догадался бы? – Представляете, какой кавардак тут начнется?
– Да, но как это осуществить? – заинтересовался Кевин.
– Нужно обязательно достать взрывное устройство, – охотно пояснил Аарон, как будто имел какое-то представление о том, о чем сейчас рассуждал с таким важным видом. Брэнди смотрела на него с благоговением, широко раскрыв глаза. Похоже, она уже была готова лечь с этим типом в постель. Что ж, мудрый шаг. Нужно переспать с менеджером ресторана «фаст-фуд», и карьерный рост обеспечен. Глядишь, тебя отправят куда-нибудь на окраину, где ты станешь подавать дальнобойщикам гамбургеры прямо в окошко.
– Дело в том, что оружие через такой пропускной пункт протащить не удастся, – продолжал Аарон. – А сегодня они бы и водяной пистолет у ребенка отобрали. Мою машину они обыскивали настолько тщательно, что меня так и подмывало попросить их уж заодно и пропылесосить мне салон, раз они уж так заинтересовались моей особой.
Ха-ха-ха! Очень смешно.
– Мне кажется, что со взрывным устройством получилось бы проще, – вставил Кевин. – Вот только проносить его на базу пришлось бы по частям. Ну а собирать уже потом, хотя это тоже вызвало бы определенную сложность.
Ты только посмотри, сколько сюда пригнали этих пижонов из Секретной службы! Тут ими все буквально кишит.
– Вот именно! – поддержал его Аарон. – Пронести оружие или там взрывное устройство нужно было бы заранее, а уж потом, в день приезда президента, спокойно им воспользоваться.
Решетка от жарочной машины выпала из рук Мэри-Лу и с металлическим грохотом упала на пол ресторана.


– Я вижу в толпе мужчину, у которого в ухе что-то вроде радио, – внезапно сообщил Дженк, расположившийся у двери в «Си Хоке» номер один. – Я уже некоторое время наблюдаю за ним, потому что он держит детскую прогулочную коляску, а ребенка в ней нет. Странно как-то, верно же? Ну и где же его жена и младенец? Он определенно пришел сюда один.
Сэм приказал пилоту сделать еще один круг и, когда они приблизились к толпе, сам подсел поближе к Дженку:
– Где?
Он видел, как лимузин президента подкатил к помосту, как его окружили в виде буквы «V» сотрудники Секретной службы, а он вышел из машины и направился к лестнице, чтобы поприветствовать почетных гостей.
– Он вон там, среди толпы, где стоячие места. С левой стороны помоста, примерно человек на десять назад, самый последний в том ряду, мимо которого сейчас идет Брайант. Белая рубашка, сам смуглый, с бородой. Детская коляска, но без малыша. Но, может быть, его супруга и ребенок сидят на трибуне?
Наконец Сэм увидел его:
– Боже, ну и зрение у тебя! Коляску я еще вижу, но не смог бы разглядеть, есть ли вообще у него уши, не говоря уже о радио. Кто-нибудь, передайте мне бинокль.
– Он только что поправлял что-то возле уха, сэр, – пояснил Дженк, когда Непредсказуемый дал Сэму бинокль. – Конечно, не исключено, что это просто слуховой аппарат.
При значительном увеличении и хорошем фокусе Сэм увидел, что от правого уха подозрительного мужчины действительно тянется провод, скрывающийся где-то под воротником рубашки.
– Мы его тоже видим, – доложил Нильс из второго вертолета. – Но это явно не слуховой аппарат. Может, он слушает спортивный репортаж? Сейчас проходит какая-нибудь важная игра?
– Какая игра? – удивился Дженк, главный специалист команды по спортивным мероприятиям. – До самого вечера ничего не ожидается.
– А если он слушает музыку, зачем прятать провод под воротником? – вслух рассуждал Сэм, продолжая рассматривать незнакомца. Как жаль, что у всех террористов нет на лбу татуировки с надписью: «Друг Осамы»! – Не исключено, правда, что это один из нас. Лейтенант-коммандер…
– Я вас понял, – ясно и четко прозвучал голос Паолетти. – В толпе имеются сотрудники отдела безопасности в штатском, – подтвердил он. Если это наш человек, он по сигналу должен почесать макушку, а если у него на голове имеется шляпа, то снять ее. В данный момент всем сотрудникам Секретной службы как раз передается условный сигнал.
Сэм не сводил глаз с мужчины. Но тот не собирался чесать ни макушку, ни задницу.
– Он не делает никаких движений, – сообщил Старретт.
– В нескольких метрах от него один тип почесался, – доложил Дженк.
– Нужно срочно выяснить, кто такой наш неизвестный.
– Президент взошел на помост, – прозвучал голос Малдуна. – Есть ли необходимость снова усадить его в машину?


Джоан сразу заподозрила неладное.
Она приблизилась к Малдуну и попыталась услышать то, что он говорит в микрофон.
Правда, сделать это было весьма проблематично, так как теперь над головами зрителей постоянно кружились сразу оба вертолета.
Толпа при появлении президента яростно зааплодировала, а духовой оркестр военно-морского флота США заиграл марш. Агенты Секретной службы, которые вели Брайанта к сцене, передвигались полукругом. Один из них подал президенту знак, сигнализирующий о безопасности, и Брайант принялся знакомиться с бабушкой и дедушкой Джоан. При этом ему приходилось наклоняться к старикам, чтобы перекричать шум, производимый как толпой, так и вертолетами.
Конечно, Джоан было приятно осознавать, какое внимание оказывает президент ее бабуле и дедуле, но тревога почему-то не проходила. Что-то определенно пошло не так. И она придвинулась к Малдуну почти вплотную.
Агент Секретной службы, отвечающий за безопасность президента, подошел к Паолетти, Малдуну и помощнику командира лейтенанту Джакетту.
– Приготовьте боевое оружие, – услышала Джоан приказ Паолетти. – Дюк, держи этого типа на прицеле.
Боевое оружие…
– Вы должны предоставить это нам, – мрачно произнес мужчина в темном костюме.
– Ваши снайперы еще даже его не обнаружили, – отозвался Паолетти.
– Мы не сможем убрать его со снайперских вышек – там неподходящий угол обстрела, но мы возьмем его на земле. Мы обязательно найдем его и ликвидируем.
– Ну а пока этого не произошло, – спокойно продолжал Паолетти, – мы будем готовы в любую секунду убрать его с воздуха.
– Не исключено, что он вообще не представляет собой никакой опасности. Не забывайте о наших сотрудниках, лейтенант-коммандер. Единственная возможная опасность, как мне кажется, таится в оружии, которым вы снабдили своих морских ковбоев. Позвольте напомнить вам, что на данном мероприятии вы не обладаете никакими полномочиями. В отличие от меня.
– Вы можете легко передать мне эти полномочия, Пит, – парировал Паолетти.
– Даже не мечтайте, лейтенант-коммандер. Это мое шоу. И если произойдет что-либо неожиданное, мы справимся с ситуацией собственными силами.
Малдун заметил Джоан.
– Иди назад, – тихонько произнес он. – Иди к краю сцены, Джоан, и держись по возможности подальше от президента. Если почувствуешь опасность, сразу ложись на пол. Ты меня слышишь? Прямо на пол. Плашмя. И оставайся в таком положении, пока опасность не минует.
Она молча смотрела на него широко раскрытыми глазами. Боже мой! Значит, он серьезно считает, что…
Но если опасность неминуема, значит, кто-то спланировал покушение на президента.
А он все еще беседовал с Винсом и Чарли.


– Осторожней! – сердито бросил Аарон, обращаясь к Мэри-Лу. – Эта машина стоит немалых денег.
– Я нечаянно.
Сердце Мэри-Лу бешено колотилось. Сегодня обыскали ее автомобиль, в том числе и багажник. Она сидела и думала: «Слава богу, что хоть на этот раз Сэм не вздумал оставить здесь свое оружие!»
А что, если тот пистолет-пулемет никогда и не принадлежал Сэму? Что, если кто-то другой решил воспользоваться сломанным багажником ее автомобиля? Ну, тот человек, который знал, что замок не работает. И еще этот человек должен был знать, что Мэри-Лу трудится на территории базы, регулярно бывает там и при этом ее машину пропускают без проверок. Этот негодяй должен был найти способ как-то переправить оружие на базу. Чтобы использовать его позднее.
В тот самый день, когда сюда приедет президент.
Что, если Мэри-Лу невольно помогла террористам перевезти на базу не один пистолет-пулемет? Может быть, с ее помощью они теперь располагают целым арсеналом?
Сколько раз она, выходя с работы, замечала, что багажник у ее машины открыт? По крайней мере дважды. Ей тогда еще это показалось забавным. Хотя, может быть, так действовала на металл жара, и он начал расширяться. Или, наоборот, сужаться. Ну, в общем, меняться в соответствии с законами физики.
Мэри-Лу взглянула на часы. Господи Всемогущий! Президент должен был прибыть на базу с минуты на минуту. А может быть, уже и прибыл.
– Мне нужно позвонить, – обратилась Мэри-Лу к Аарону. Она не стала ждать его разрешения, а спокойно вышла из кухни в коридор, ведущий к туалетам.
Платный автомат, стоявший там, был уже кем-то занят, и она вышла к другому автомату, расположенному на автостоянке.
Боже! Она, наверное, здорово помешала планам террористов, когда наконец починила багажник и он стал запираться на ключ. Они уже не могли использовать ее как бессловесную лошадку, добросовестно перевозящую их оружие на базу. Для этого им бы понадобился…
Ключ.
Ибрагим сделал для нее запасной ключ. Между прочим, он сам вызвался помочь. И сделал это довольно охотно.
Боже!
Он тут же возник перед ее мысленным взором. Ибрагим ссорился с братьями. Она хорошо помнила их лица.
Все они арабы, темнокожие, рассерженные поведением своего родственника.
Он говорил ей, что братья хотят заставить его присоединиться к ним. И он пообещал им… кое-что.
Боже! О господи!
Неужели возможно, чтобы…
Руки у Мэри-Лу тряслись, пальцы плохо слушались. Она подняла трубку и решительно набрала номер 911..


Малдун принялся рассматривать людей в толпе, пытаясь отыскать мужчину, на которого Дженк обратил внимание.
– Он у меня на мушке, – доложил Дюк Джефферсон, снайпер с вертолета Сэма Старретта. – Ожидаю вашей команды, сэр. – Голос его звучал ровно и даже как-то слишком уж бесстрастно.
– Будь осторожен, Дюк, – предупредил Паолетти. – Пока что мы только наблюдаем за ним. Для подстраховки. Сэм, если он переместится хоть на дюйм, немедленно сообщи об этом мне.
– Слушаюсь, сэр. Сейчас он смотрит на помост, в сторону Брайанта. Похоже, ожидает начала представления.
Сегодня на базу пришло множество мужчин в белых рубашках с коротким рукавом, а с того места, где сейчас стоял Малдун, было невозможно определить, у кого из них в руках была коляска, а у кого нет.
Если это террорист-самоубийца, который решил взорвать себя вместе с окружающими, то он, скорее всего, действует в одиночку.
Правда, после событий одиннадцатого сентября весь мир научился ожидать самых непредсказуемых действий со стороны террористов.
– Внимание, – насторожился Сэм. – Он надевает головной убор. Это бейсболка. Белая. Он надел ее козырьком назад. Боже! Похоже, это какой-то условный знак.
И он не ошибся.
В тот же момент его увидел и Малдун. Белая бейсболка, надетая задом наперед.
Внезапно он заметил и еще одного мужчину, стоявшего гораздо ближе к президенту. И этот незнакомец тоже надевал белую бейсболку. Точно так же, как и первый. Задом наперед.
– Наш человек, чесавший голову, почти подошел к подозреваемому, – доложил Дженк. – И я вижу еще четверых агентов, приближающихся к нему со всех сторон.
– Вижу оружие! – внезапно закричал Сэм.
– Дюк, огонь! – в ту же секунду скомандовал Паолетти.


– Вижу оружие! – воскликнули вместе Малдун и Джаз Джакетт, и в этот момент вокруг начался самый настоящий хаос.
Первой мыслью Джоан было: «Где?!»
– Ложись! – орал кто-то. Это Малдун. Он кричал на нее, а на лице его отразился самый настоящий страх за нее. Он не мог поверить своим глазам. Почему она стоит так близко от президента, которого прикрывают собой, увлекая со сцены, агенты Секретной службы?!
А что он думал?! Что она забудет о своих родных и убежит куда-нибудь подальше, как только узнает, что находиться рядом с ними опасно?
– Скорей туда! – закричала она Винсу и Чарли и потянула их к лестнице. Туда, куда уже успел спуститься президент. Ну пусть это будет ложная тревога. Ведь ничего страшного произойти не должно! Господи, сделай так, чтобы тревога оказалась ложной! Там было не оружие, просто кто-то что-то перепутал. Ну как было возможно пронести сюда оружие?!
И тут послышались выстрелы. Как будто где-то рядом застрочил самый настоящий пулемет.
Но откуда раздавались эти выстрелы?!


– Вижу оружие! – выкрикнул Сэм, и время как будто остановилось. Вернее, оно продолжало идти вперед, но почему-то очень-очень медленно. В бинокль он видел, как их подозрительный мужчина достал из детской прогулочной коляски пистолет-пулемет калибра 9 миллиметров и начал стрелять, когда Паолетти закричал: «Дюк, огонь!»
Дюк Джефферсон нажал на спусковой крючок в то мгновение, когда Паолетти произносил третий звук его имени.
– Стрелок обезврежен, – доложил он снайперски безразличным тоном, и время опять потекло в своем обычном ритме. Все кончилось.
– Цель поражена! – воскликнул Сэм.
Но что это? Боже! Выстрелы не смолкали, это было слышно даже сквозь рев лопастей вертолета. Кто-то там, внизу, продолжал стрелять! И не куда-нибудь, а прямо в толпу.
– Второй стрелок на трибуне! – воскликнул Космо из вертолета номер два. – Он стреляет в нас!
Что ж! План террористов стал понятен и ужаснул Старретта. Если им повезет, то «Си Хок» рухнет на толпу гостей, и это приведет к страшной катастрофе!
– Ликвидировать стрелков! – сквозь треск помех послышался голос Паолетти.
– Третий стрелок на помосте! Белая бейсболка! – Это кричал Малдун. Но – Боже Всемогущий! – у него же не было при себе оружия! Сэм напрягся и принялся всматриваться вниз, туда, где сейчас находился Майк.
– Второй стрелок обезврежен, – объявил Космо.
– Дюк! – закричал Сэм. – Ты видишь Малдуна?


Толпа бесновалась. Люди в страхе метались, не зная, куда бежать. Со своего безопасного места Хусаам с трудом различал Ибрагима. Но вот мелькнула синяя футболка, и один из байкеров сбил Рахмана с ног. Толпа начала рассасываться. Люди бежали в сторону выхода, и Хусаам успел заметить, как самый здоровый из байкеров с силой пнул Ибрагима ногой по голове. От такого удара череп араба должен был расколоться.
И Хусаам спокойно повернулся к выходу, куда уже устремился основной поток посетителей.


Когда оператор наконец ответил на ее звонок, Мэри-Лу услышала первые выстрелы.
– Служба безопасности Коронадо. Ваш звонок записывается. Назовите причину своего звонка.
– Они хотят убить президента!
– Назовите свое имя и место, откуда вы звоните, мэм.
– Террористы пытаются убить президента на территории военно-морской базы. Там, где должен состояться парад «морских котиков»! – расплакалась Мэри-Лу. И снова послышались выстрелы. Потом что-то громыхнуло и затрещало, и эти жуткие звуки показались ей такими неуместными в этот тихий солнечный день. Боже мой! Ибрагим, ну как ты мог так поступить?! – Их четверо, – продолжала она. – Вернее, это я думаю, что их четверо. Они братья по фамилии Рахман.
– Назовите свою фамилию, мэм.
– Да кому нужна моя фамилия?! Срочно пришлите подмогу! Немедленно!
Мэри-Лу повесила трубку и побежала туда, откуда слышались выстрелы. Она молила Бога, чтобы все, о чем она думала, оказалось ошибкой.


Винс тоже увидел оружие.
Это был пистолет, а не автоматы, из которых стреляли несколько секунд назад.
И все же пистолет – это тоже было огнестрельное оружие, и неважно, способно оно делать несколько десятков выстрелов в минуту или нет. Из пистолета можно было убить и самого Винса, и тех, кто был ему дорог больше всего на свете.
Какой-то сукин сын нацелил дуло пистолета как раз туда, куда агенты Секретной службы только что увлекли президента, – в сторону лестницы. Туда, куда Джоан хотела увести его и Чарли.
И тогда Винс сделал то, что мог сделать в этот опасный момент. Он бросился на жену и внучку и с силой толкнул их прямо на металлический пол сцены.
Но прежде чем ему это удалось, он снова услышал выстрелы, и одна из пуль больно хлестнула его по ноге у самой ягодицы.
– Ползи! – закричал он Джоан, моля Бога, чтобы он оказался единственным, в кого попала пуля. – Хватай бабушку за руку и ползи вместе с ней!


Малдун видел, как стрелок открыл огонь, видел, как пуля задела Винса, когда тот бросился спасать Чарли и Джоан.
Толпа в страхе разбегалась в разные стороны, загораживая дорогу агентам Секретной службы. Они никак не могли добраться до третьего стрелка, а тот бежал вместе с толпой, стараясь держаться поближе к помосту.
– Я никак не могу его обнаружить, – признался Дженк, по праву считавшийся самым зорким бойцом в команде. Если бы стрелок стоял на месте, его сразу бы стало видно.
Малдуну сейчас предстояло самостоятельно справиться с террористом.
И он должен был уничтожить его голыми руками.
Джоан видела, как Майк побежал. Но в отличие от всех остальных разумных людей, спасавшихся от террориста, Малдун бежал не от него, а к нему.
Он добрался до края сцены и не раздумывая бросился вниз. Это был великолепный прыжок! Так Супермен взмывает в небеса. Правда, Майк, наоборот, полетел вперед и вниз.
За мгновение до того, как Майк упал на преступника, раздался еще один выстрел.
Джоан поняла все. Если Майку сегодня суждено погибнуть, он погибнет как герой.
И ее собственная жизнь уже никогда больше не будет такой яркой, солнечной и удивительной, какой была в последние дни.
А если он выживет, она решится. Она выйдет замуж за этого мужчину. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить время впустую. Но если Майк умрет, она своими руками вырвет сердце из груди его убийцы.


Майк тяжело упал на террориста.
– Дюк! – коротко выкрикнул Сэм, и снайпер приготовился стрелять – на тот случай, если произойдет немыслимое и Малдун погибнет прежде, чем Дюк обезвредит стрелка.
Проклятие! На белоснежной форме Малдуна появилось яркое пятно крови.
Но Майк продолжал борьбу.
Он зажал голову стрелка в замке и жестким движением свернул ему шею. Сэму даже показалось, что он услышал хруст костей.
– Стрелок номер три обезврежен, – произнес Малдун, дотягиваясь до пистолета террориста.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзанна



normalino
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман Сюзаннаtatiana
15.01.2015, 13.19





Ebat moy gorox
Притяжение ночи Книга 2 - Брокман СюзаннаPramoVpizdyZasadil
1.04.2015, 17.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100