Читать онлайн Притяжение ночи Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

– Согласно слухам, ваше колено было сильно повреждено, и это вовсе не пустяки, как вы предпочли мне все представить. Вы разбили себе коленную чашечку, – с места в карьер начала Джоан, когда к ней приблизился Майк Малдун.
Сегодня он снова предстал перед ней в форме. Она не могла быть белее, чем у других «морских котиков», но почему-то на нем буквально сияла белизной.
На мгновение ей показалось, что сейчас он повернется и уйдет прочь на стоянку возле ресторана, где оставил свой пикап. Но вместо этого он только улыбнулся. Улыбка получилась какой-то неестественной и вымученной.
– У нас тут постоянно ходят какие-то слухи, – заметил Малдун, – но вы не должны целиком и полностью полагаться на них. Принимайте их с долей иронии, что ли.
– Значит, вас не ранили в колено в Афганистане, – пояснила свою мысль Джоан.
– Я не намерен комментировать ваше заявление.
Джоан устало закатила глаза вверх. Вот опять!
– Но я ведь не журналистка!
– Я не вправе говорить о том, где я мог быть, а где нет, что мог там делать, а что нет, – возразил Майк. – Джоан, неужели мы не можем обойтись без ссор и споров? Я очень рассчитывал на спокойный обед. В противном случае у меня от плохого настроения может развиться несварение желудка.
Джоан нервничала, а когда она нервничала, то начинала нападать на собеседника, зачастую помимо своего желания.
Ситуация складывалась дикая. Прошлым вечером она специально произнесла по телефону впечатляющую речь о младшем брате, и Малдун, похоже, принял ее целиком и полностью. Но, увидев этого «морского котика» в его сияющей форме, Джоан не могла устоять перед таким великолепием. Еще чуть-чуть, и она забудет свое собственное имя. Не говоря уже о сожалении, которое могло возникнуть у нее недели через две, когда он осознает, что в ее биографии появился еще один эпизод, который ей придется тщательно скрывать от всех остальных. Так сказать, еще один персональный скелет в шкафчике. Джоан надеялась сделать блистательную карьеру, но там, где она вращалась, такие «скелеты» в большинстве случаев очень скоро становились достоянием общественности.
Джоан прокашлялась.
– Мне кажется, товарищи по команде очень любят вас. Это, по крайней мере, мне разрешено сказать?
Малдун покачал головой:
– Определенно нет. Они могут восхищаться мною или уважать меня, но любить? Мы практически не пользуемся этим словом. Оно не в ходу у «морских котиков». Или, точнее, употребляется не в отношении товарищей по команде, за что вам, конечно, отдельное спасибо.
Она рассмеялась. Он улыбнулся, и на этот раз улыбка была искренней.
– Мне действительно очень жаль, что вчера все так вышло, – добавил Майк, открывая перед Джоан дверь ресторана. – И я должен поблагодарить вас еще и за то, что вы не отказали мне и согласились принять приглашение на обед.
– Мне кажется, я простила вас еще вчера вечером, – заметила Джоан и сняла солнцезащитные очки, чтобы глаза быстрей привыкли к освещению в зале. – Ну, раз уж вы до сих пор так раскаиваетесь, то можете снискать мое расположение хотя бы рассказом о том, где команда номер шестнадцать провела всю ночь и все утро. На тренировках, могу поспорить. А вот на каких именно?
– Джоан, поймите, существуют некоторые вещи, о которых я не могу вам рассказать, и при этом совершенно не важно, раскаиваюсь ли я в своем вчерашнем поведении или нет. И вам это отлично известно. Не притворяйтесь, будто вы не знали этого раньше. Я не могу ответить вам на вопросы о прошлых, настоящих и будущих операциях. – Джоан открыла было рот, но Майк жестом остановил ее. – Да-да. Вы сейчас снова заговорите о своей благонадежности и будете до посинения убеждать меня в том, что у вас имеется доступ к любым государственным секретам. Вы даже можете сейчас сделать мне неприличное предложение и пообещать за мою откровенность сумасшедший секс. Сказать, например, что мы будем кувыркаться в постели до полного изнеможения, если я приоткрою для вас завесу тайны. Но это вам не поможет. Вы можете даже пообещать мне выйти за меня замуж и прожить со мной следующие пятьдесят лет, и все равно я не могу и не буду отвечать на ваши вопросы, связанные с нашими операциями. – Он обратился к подоспевшей им официантке. – Столик на двоих, пожалуйста. Если можно, возле окна.
Та оживилась, улыбнулась Малдуну, так что на ее щеках появились очаровательные ямочки, и довольно долго смотрела на лейтенанта. Чтобы оценить Джоан, ей потребовалась лишь доля секунды.
– Одну секундочку, лейтенант, – наконец вымолвила она и исчезла где-то в глубине ресторана.
Малдун снова повернулся к Джоан.
Только ни слова не говори ему о сумасшедшем сексе. И не вздумай комментировать эту шутку. Нужно проигнорировать его выходку, так же как и презрительный взгляд этой сучки официантки. Не клюй на такую дешевую приманку, Джоан! Не смей! Он проверяет тебя, но ты сильная, ты справишься.
– О'кей, – кивнула она.
Ее уступка, видимо, застала Майкла врасплох. Он застыл на месте, и на него сейчас было смешно смотреть.
– О'кей? Только и всего? О'кей? – изумился лейтенант.
– А вас, что же, не устраивает то, что я с вами согласилась? – в свою очередь удивилась ДаКоста. – По-моему, это вы волновались за свое пищеварение и решили лишний раз не нервничать.
– Да, но…
– Если я вдруг задам вам вопрос, на который вы по какой-то причине не хотите мне отвечать, просто скажите мне: «Пас». Договорились? Так будет проще. А то мне придется каждый раз думать о том, можно мне задавать тот или иной вопрос или нельзя. Такая процедура вас устроит? Я буду спрашивать обо всем том, что меня интересует, а вы станете моим, так сказать, цензором, что ли.
Он смотрел на Джоан, как будто вознамерился проникнуть ей в мозг и выяснить, что же она задумала на самом деле.
– Лейтенант Малдун! Какая приятная встреча!
Джоан обернулась и увидела перед собой настоящее совершенство, протягивающее Майку Малдуну руку с идеальным маникюром. Изящное и голубоглазое, с золотистыми волосами, уложенными в изысканную прическу, и фигурой Памелы Андерсон. Совершенство было облачено в костюм от Армани и держало в руке сумочку под цвет модных туфелек.
При ближайшем рассмотрении дама оказалась не столь юной, ей было уже за сорок, но даже в таком возрасте она могла бы запросто показаться на пляже в бикини, что делало ее еще более замечательной личностью.
Малдун пожал даме руку и тут же превратился в своего в высшей степени вежливого двойника, от которого, правда, ничего хорошего ждать не приходилось:
– Добрый день, миссис Таккер. Как поживаете, мэм?
Таккер, Таккер… Джоан уже где-то слышала эту фамилию. Она не стала бы отрицать и то, с каким садистским наслаждением выслушала сейчас в адрес красотки неизменное «мэм» со стороны юного Малдуна.
– Называй меня Лорел, пожалуйста, и все будет отлично. Ларри уехал по делам в Вашингтон, ну а мне всегда приятно несколько дней отдохнуть без него. – Голос женщины оказался таким же красивым, как и все остальное. Мелодичный и бархатный, как у Джинни Барбары Эден из «Благодарю вас, хозяин». – Надеюсь, вы помните мою дочь Линдси?
За Лорел пряталась тощая веснушчатая девочка-подросток с короткими каштановыми кудряшками. Бедняжка страдала отвратительной привычкой постоянно грызть ногти.
Малдун кивнул:
– Конечно помню.
Несчастная Линдси! Джоан представила себе, как нелегко придется в жизни этой малышке, имея рядом мать-совершенство. А вы еще говорите о трудном детстве! Ну как тут не сравнивать мать и дочь, делая выводы далеко не в пользу дочери?! Наверное, Линдси уже успела устать от бесконечных взглядов и перешептываний у себя за спиной.
Но при всем этом бедная Линдси по причине своей молодости еще не знала, что лучшие мужчины (те самые, с которыми стоило иметь дело, а некоторых даже оставить при себе) не желали иметь с Совершенством ничего общего.
Малдун, продолжавший безупречно играть роль «котика»-робота, повернулся к Джоан, при этом сверхвежливая улыбка не сходила с его губ:
– Позвольте представить вам Джоан ДаКосту. Она работает в Белом Доме и прибыла к нам на пару недель.
Джоан вдруг ощутила тепло его ладони. Он действительно обхватил ее за талию, словно она пришла к нему на любовное свидание. Как будто обеденное время предполагало начало романтических отношений!
Джоан наконец вспомнила того самого омерзительного адмирала Таккера, за которым была замужем эта леди Совершенство. Правда, рукопожатие у нее оказалось как у дохлой лягушки.
– Приятно познакомиться, Джоан. А меня зовут Лорел.
– Очень рада видеть вас обеих, – улыбнулась ДаКоста. Линдси не собиралась протягивать ей руку, поскольку с остервенением грызла очередную заусеницу.
– Лейтенант, ваш столик готов, – сообщила подоспевшая сучка-официантка, держа в руке два экземпляра меню.
– Я прошу извинить нас, – отчеканил Малдун. – Миссис Таккер. Линдси.
Он повел Джоан к столику, обнимая ее за талию, и убрал руку только тогда, когда отодвигал стул для своей спутницы.
Джоан спокойно ждала, когда он устроится за столиком и официантка вручит им по меню. К этому времени ее воображение успело преодолеть все возможные границы.
– Только не вздумайте сообщить мне, – начала она, подавшись вперед, чтобы можно было говорить негромко, – что между вами и Лорел существуют некие отношения. – Произнося ее имя, она пыталась имитировать голос самой Лорел.
Он рассмеялся, и тут же «котик»-робот куда-то исчез, а на его место вернулся Майк Малдун.
– А почему нет? Она горячая штучка! Вы так не считаете?
– Господи, Майкл, как вы можете! – Она отложила меню на столик, даже не взглянув на него. – Неужели вы…
Она не смогла договорить фразу и только смотрела на него глазами, полными нежелания верить в предполагаемое. В эту минуту официант принес им хлеб и наполнил водой их бокалы. Когда он наконец ушел, Джоан еще ближе придвинулась к Майку и заговорила на этот раз почти шепотом:
– Может быть, вы хотели заставить ее поревновать или еще что-то в этом роде? Что это было? Ну, когда вы обняли меня за талию и все такое…
– Поревновать? Bay! Нет, конечно, – засмеялся Малдун. – Я только… Даже сам не знаю. Я ее немножко побаиваюсь. Почему-то она оказывается возле меня всякий раз, когда я, так сказать, выхожу в свет. Может быть, она специально меня высматривает? Или же… ну, не знаю, не исключено, конечно, что у меня просто разыгралось воображение. Но мне почему-то кажется, что это она решила, будто у меня с кем-то сложились романтические отношения…
– Как будто это остановило бы ее! Мне даже почудилось, что у нее сейчас слюни потекут, так она вас пожирала глазами. То есть позабыты все правила приличия. Она ведь даже не пыталась скрыть свои чувства! Свежайшие новости: Ларри уехал в Вашингтон на несколько дней. Почему бы тебе не навестить меня, морячок? И кто еще будет говорить о благопристойном поведении! Кстати, все это творится прямо на глазах у дочери. Вот ведь дерьмо! И никаких «может быть» даже не предполагается. Все ясно как божий день. Она просто мечтает завладеть вашей задницей.
Малдун печально улыбнулся:
– Может быть, вы правы.
– Опять это ваше любимое «может быть»! – Джоан уже и не помнила, когда в последний раз ей приходилось столько смеяться. – Ну, смелей же!
– Я почти уверен в том, что она просто заигрывает со мной. Ну, вы же знаете, как женщины любят безобидный флирт.
– Наивный ребенок! Да она смотрела на вас так, как будто вы ее любимый десерт, а сегодня объявили запрет на диеты по всей стране.
Малдун посмотрел в ту сторону, где за столиком устроились Лорел с дочерью и еще одной дамой, которая, если судить по пышной (очень пышной!) прическе, каким-то непостижимым образом прибыла сюда из прошлого века, – видимо, у нее в ванной комнате вместо зеркала находился временной портал, уносящий прямиком в 1983 год.
– Даже не знаю, – покачал головой Майк. – А вот ее муж очень любит заигрывать с женщинами. Мне кажется, что где-то в ее подсознании ей, может быть, даже хочется переспать с «морским котиком». Ну хотя бы для того, чтобы отомстить ему за то, что он изменяет ей. В частности, потому, что он не очень любит спецоперации и уж совсем не является, так сказать, фанатом команды номер шестнадцать. Кое-кто из моих товарищей хотел бы, чтобы я подыграл миссис Таккер, чтобы посмотреть, что она станет делать, если я уступлю ей и поддамся на ее намеки. Но я, конечно, не могу пойти на это. Она ведь замужняя женщина. А я никогда не имел дела с замужними. Даже в том случае, если они – действительно горячие штучки!
Ах вот что его сдерживает! Она замужем!
– Но она ведь… э-э-э… как бы лучше выразиться… – Джоан так и не сумела подыскать подходящее слово.
– Старая? – подсказал Малдун.
– Да, – кивнула ДаКоста. – Именно так. Она ведь, если говорить о возрасте, годится вам в матери.
– Ну, моя мама родила меня очень поздно. Ей совсем недавно исполнилось семьдесят, поэтому…
– Я имела в виду не буквально это. Но с подсчетами у вас все в порядке, мистер Эйнштейн. Я имела в виду теоретически. Миссис Таккер старше вас лет на пятнадцать или даже двадцать. Как это дико!
– Почему же?
Он был удивлен, и вопрос его прозвучал довольно искренне.
– Потому что так оно и есть, – спокойно ответила Джоан.
– Ничего подобного, – так же хладнокровно возразил Майк. – Вот, например, Сьюзен Сарандон почти на тридцать лет меня старше. Ну и что? Я годами мечтал о ней. И до сих пор мечтаю. Ей уже за пятьдесят, а я все тоскую, и у меня сердце замирает, когда я вижу ее на экране. Я бы с удовольствием завалил ее в койку хоть сейчас. О, простите, это очень грубо! Простите.
– Еще как грубо, пошляк вы этакий! Но теперь мне ужас как хочется увидеть, где под вашей сияющей внешностью скрывается нормальный мужчина, сделанный из плоти и крови.
– Ну, насчет «нормального» я бы на вашем месте торопиться не стал, – рассмеялся Малдун.
– Сьюзен Сарандон, говорите, да? Что ж, это… занятно.
– Облачите ее в черную кожу, и на все остальное мне уже будет ровным счетом наплевать. Я в тот же миг забуду обо всех правилах и условностях.
Майк Малдун. Тот самый, который из всей команды номер шестнадцать ближе всех «морских котиков» к образу ангела, оказывается, мечтал о затянутой в черную кожу зрелой кинозвезде. Боже мой! Джоан не знала, как лучше поступить: истерически расхохотаться или пулей вылететь из ресторана.
– Ну, теперь вам остается только рассказать мне о том, что вы просто мечтаете встретить женщину с кнутом в руке.
Она думала все это выставить в виде шутки, но Майк только улыбнулся:
– Что ж, если этот кнут будете держать вы, я, разумеется, никуда не убегу.
Джоан уже не могла оставить эту тему в покое или сменить ее на более нейтральную. Она завелась:
– Но ведь Сьюзен Сарандон худенькая, разве не так? А мне почему-то показалось, что такие вам не нравятся.
– Вы ошибаетесь, у нее имеется множество соблазнительных мест. Вы возьмите в прокате хотя бы «Даремских быков» и внимательно пересмотрите их еще раз. По-моему, там она всего на несколько лет старше вас. Именно после этого фильма я окончательно влюбился в нее и понял, что хочу обладать именно этой женщиной. – С этими словами Майк протянул ей корзиночку с хлебом.
Джоан выбрала кусочек с кунжутом, и Малдун последовал ее примеру.
Господи, оказывается, он с большим удовольствием поддерживал разговоры о женщинах старше себя. Вот почему миссис Таккер ничуть не испугала его своими намеками на свидание. Джоан положила себе кусочек масла, после чего предложила его Малдуну, но он отрицательно покачал головой:
– Нет, благодарю вас.
Джоан хорошо представляла себе, по какой причине лейтенант находится здесь, но его план не должен был сработать. Даже если он собирался говорить искренне (а в этом ДаКоста не сомневалась), у нее имелась своя точка зрения на предстоящую беседу.
Что ж, хорошо. Может быть, ей стоило сейчас произнести небольшую речь на тему «люди, работающие вместе, не должны ходить на свидания друг к другу»? Поскольку ее программа «младший брат/давай останемся друзьями» оказалась несостоятельной. Хотя, возможно, она могла сработать чуть позже, если бы Джоан настойчиво говорила ему о своем желании поддерживать с ним исключительно дружеские отношения.
Джоан намазала маслом кусочек хлеба.
– А что вы скажете о Брук Брайант? Как, по-вашему, можно ее назвать «горячей штучкой»?
Малдун ответил сразу же, не колеблясь:
– Причем очень горячей. И кстати, вот вам еще один пример не слишком худенькой женщины, но при этом на удивление привлекательной.
И вдобавок не слишком молодой. Хотя он не говорил этого, Джоан уже научилась понимать лейтенанта с одного взгляда.
– Ну, в общем, она достаточно взбалмошная, – кивнула ДаКоста, полностью игнорируя его замечание и переданное глазами дополнительное сообщение. – Я ее хорошо знаю.
Но Малдун почему-то не ухватился за предложенную тему. Он просто сидел на своем месте, внимательно смотрел на спутницу и медленно жевал кусочек хлеба с кунжутом.
– А разве вам не интересно узнать о ней побольше? – Джоан решила подогреть любопытство лейтенанта.
– Что? Простите, я… Да-да, конечно, говорите.
– Это очень милая женщина, – начала Джоан. – Она очень похожа на своего отца. Больше, чем пишут об этом в газетах или рассказывают по телевизору. Она, конечно, слишком эмоциональна, но как можно винить ее в этом, если учесть, что она постоянно находится под внимательным взглядом общественности? Я бы, наверное, спятила от такого контроля.
– Да, – кивнул Малдун, – наверное. Видимо, ей приходится очень нелегко. – Он прокашлялся. – Послушайте, Джоан…
Но она не дала ему договорить:
– В связи с этим у меня будет к вам одна просьба. Я прошу вас об услуге, причем довольно значительной.
– Я здесь как раз для того, чтобы во всем помогать вам, – напомнил лейтенант. – И если то, о чем вы собираетесь попросить, в моих силах, то я, разумеется…
– Так оно и есть, – кивнула Джоан. – Меня попросили подыскать для Брук эскорт на ту самую вечеринку, которую организует адмирал в гостинице «Дел Коронадо» в субботу.
Джоан сразу же стало ясно, что Майк ожидал услышать от нее совсем другие слова. Он самым тщательным образом вытер салфеткой с пальцев хлебные крошки, после чего снова расстелил ее у себя на коленях.
– Да, разумеется, я помогу вам найти подходящего человека, – наконец проговорил Малдун.
Ну, хватит игр.
– Я думала, что это будете вы.
– Я? – Он отпил глоток воды. – Почему я?
– Потому что, я уверена, если она будет находиться рядом с вами, то никаких неприятностей не случится. Потому что я доверяю вам. Потому что…
Малдун не торопился с ответом.
– Даже не знаю, – наконец неопределенно произнес он.
– А чего же здесь не знать? Я же не устраиваю ваш с ней брак. И это даже не любовное свидание. Просто…
– А как же вы? – спросил он. – Кто будет сопровождать вас?
Она была готова к такому вопросу.
– А я не нуждаюсь в сопровождении, – решительно произнесла Джоан. – Я же не президентская дочка. Кроме того, в это время я буду работать. Мне еще придется побегать. Пожалуйста, не отказывайтесь. Вы окажете мне большую услугу…
Джоан разработала этот план еще прошлым вечером и теперь была довольна собой. Разумеется, Малдун должен был понять, что она вполне серьезно предлагала ему оставить их отношения на уровне дружеских. Вернее, «брат – сестра». Получалось, что она сейчас как бы просила: «Будь добр, сделай одолжение, сходи на свидание с моей подругой».
И самое главное, если Малдун будет официальным сопровождающим Брук на банкете, сама Джоан не сможет совершить какую-нибудь глупость, например, согласиться на медленный танец с ним в самый разгар вечеринки.
А такой танец мог быть весьма опасным для нее.
– Ну же, пожалуйста…
– Хорошо, – кивнул он. – То есть, конечно, я согласен. Ущипните меня, что ли. Брук Брайант. Bay!
Победа! Джоан раскрыла меню.
– Вы теперь… дорогой мой, стали для меня настоящим героем.
– Здорово, – неуверенно улыбнулся Малдун. – Я… я рад, что могу быть вам полезен.


Хейли уснула довольно рано.
Мэри-Лу провела с ней во дворе все утро, чтобы не разбудить Сэма. Они пробыли там до одиннадцати часов – до того времени, когда Сэму было пора отправляться на работу. Он даже не вышел к ним, чтобы, например, поздороваться или сообщить о том, что скоро уезжает.
Он появился во дворе в самый последний момент, только чтобы попрощаться с Мэри-Лу и потискать напоследок дочку. Ему нравилось осыпать ее щечки поцелуями, заставляя малютку смеяться и довольно пофыркивать, и качать ее на руках, глядя, как она счастливо улыбается.
Мэри-Лу так и хотелось сказать ему сейчас: «Ты бы хоть раз с таким же рвением поменял ей пеленки, когда она обкакается!» – но она вовремя взяла себя в руки и промолчала.
– Ну, мне пора бежать. – Вот и все слова, которые он приберег для нее. Сэм быстро передал дочку жене и умчался к своему пикапу. Мэри-Лу даже не успела рта раскрыть, чтобы спросить любимого, что приготовить для него на ужин.
Хейли не понравился такой поворот событий. Ей не хотелось, чтобы папочка – такой смешной и веселый – ушел, и малышка расплакалась. Кто теперь будет подбрасывать ее в воздух и щекотать?
После того как Сэм уехал, Мэри-Лу с Хейли перебрались в дом и рано пообедали. Пока женщина мыла посуду, девочка начала клевать носом. И это несмотря на то, что рядом с ней лежало специальное печенье для малышей, у которых, режутся зубки, и она могла заниматься им сколько угодно.
Потом наступил полдень. Хейли сладко посапывала, а Мэри-Лу, прихватив с собой приемник для контроля над ее сном, отправилась к соседу, чтобы вручить ему его почту. Ей наскучило сидеть в гостиной, о которой она всегда мечтала, и рассуждать о том, почему она до сих пор так несчастна. Так же невесело ей было в восьмилетнем возрасте, когда она жила в нищенском клоповнике вместе со своей матерью-алкоголичкой.
Почта Донни представляла собой в основном рекламные каталоги и прочие ненужные листовки и проспекты, которые Мэри-Лу только что достала из его ящика.
Миссис Старретт поднялась на крыльцо к Донни и, позвонив в дверь, чуть отошла в сторону. Это было необходимо для того, чтобы Донни увидел соседку и не подумал, будто к нему пытается ворваться орава пришельцев.
Занавеска отодвинулась, и женщина приветливо улыбнулась:
– Привет, Донни. Это я. Я принесла тебе почту. Но дверь ей никто не открыл.
Мэри-Лу позвонила еще раз. На этот раз более настойчиво.
– Донни, открой мне! Это Мэри-Лу. Я волнуюсь за тебя, родной. У меня сегодня выдалось свободное время, и если тебе что-то нужно купить из продуктов, ты скажи. Или в аптеке.
«Например, каких-нибудь таблеток от твоей шизофрении», – хотелось ей добавить.
Когда Донни принимал лекарства, он становился… нет, нормальным он не был никогда, и в этом заключалась горькая правда. Но он, по крайней мере, делался тихим и более покладистым и с ним можно было общаться.
Мэри-Лу стало ясно, что он уже давно забыл про свои лекарства.
Вчера она почему-то не подумала об этом, а только кричала, да еще обзывала его всякими обидными словами. Боже, она вела себя как последняя дура и выплеснула всю свою злость на эту несчастную измученную душу!
– Донни, прошу тебя, я горько сожалею о том, что наговорила тебе вчера. Я ведь хотела сказать совсем не то, Может быть, ты меня сейчас впустишь к себе и мы обо всем спокойно побеседуем?
Тишина. Ни единого движения. Ни единого звука. Донни даже не стал читать свои заклинания.
Скорее всего, он отправился в свой спасительный чулан. Когда-то давно из крохотной комнатки без окон он устроил себе укрытие – пародию на бомбоубежище. Там он хранил ящики консервов, спальный мешок, свои любимые комиксы, фонарь и запас батареек лет на пять.
Ну и, конечно же, свой ноутбук. Он протянул в чулан провод из спальни, чтобы иметь постоянную связь с Интернетом, – наверное, чтобы посещать чаты для таких же сумасшедших, как он сам.
А так как чулан, когда-то исполнявший роль платяного шкафа, был занят, одежда Донни валялась неопрятными кучами по всей спальне. У Донни имелось около полусотни самых разнообразных свитеров. По-видимому, именно такой подарок рекомендуется преподносить каждый год к Рождеству безумным родственникам.
Легко представляется примерно такой диалог.
«Как ты думаешь, любовь моя, о чем Донни мечтает на этот раз?»
«Кто его знает? Он же сумасшедший. Давай купим ему свитер. Сумасшедшие тоже мерзнут».
Конечно если бы у них нашлось для Донни побольше времени, они бы знали, что ему нужны книги. Он любил читать о военной истории. Особенно его интересовала тема «морских котиков». Вот почему, наверное, Донни в свое время решил впустить в свой дом Мэри-Лу. Потому что она сама была замужем за «морским котиком». Женщина не была уверена в том, правда это или вымысел, но Донни твердо верил в то, что кто-то из его семьи тоже был в юности «морским котиком».
Кроме того, Донни любил музыку. Старые мелодии. Вроде «Битлз».
Но и это еще не все. Он был настоящим гением, когда ему доводилось играть на фондовой бирже. Мэри-Лу в этом вообще не разбиралась, а псих Донни, похоже, знал толк. Как-то раз он рассказал ей о том, что за неделю заработал чуть ли не миллион долларов, но она сочла это безумными фантазиями несчастной отчаянной души. Но уже через пару дней, в очередной раз доставая почту из его ящика, она обратила внимание на присланные из банка документы, в частности на счет, где оказалось больше полумиллиона долларов.
Тогда она предупредила его, что такие бумаги нужно держать где-нибудь подальше от посторонних глаз. Ну, чтобы их не нашли пришельцы или кто-нибудь из уборщиц, которые заглядывали к нему раз в месяц и наводили в доме порядок.
Мэри-Лу не понимала, что можно придумать в качестве подарка для человека, который так ловко играет на фондовой бирже. Ну разве что преподнести ему шляпу с вышитой на ней надписью: «Я богаче, чем сам Бог».
А если говорить серьезно, то для Донни, конечно, рулон толстой алюминиевой фольги имел куда большую ценность, чем очередной дурацкий свитер. Тем более что, несмотря на огромное количество одежды, Донни упорно надевал только две любимые рубашки и две пары брюк, меняя их через день.
Раз в неделю к нему с визитом приезжали бабушка и дедушка. При этом бабуле каким-то образом удавалось убедить внука сменить наряд. Правда, уже через три минуты после отбытия родственников Донни вновь облачался в свою традиционную одежду, все ту же рубашку (одну из двух) и брюки (одну пару из двух).
Дедушка и бабушка у Донни были совсем старенькими, каждому по миллиону лет, и Мэри-Лу это сильно тревожило. Что будет с ее соседом, когда их не станет?
Она снова принялась колотить в дверь:
– Донни! Пожалуйста, открой! Это же я, Мэри-Лу! Мне только нужно убедиться, что с тобой все в порядке.
Тишина.
Ну, если Донни решил не отвечать соседке, то ломиться в закрытую дверь уже не имело никакого смысла.
– Вот проклятие! – рассердилась Мэри-Лу, а когда повернулась, то увидела на ступеньках крыльца Ибрагима Рахмана, садовника. От неожиданности женщина взмахнула руками, и несколько листовок и конвертов из почты Донни выпорхнули из общей стопки и полетели на землю.
– Ой! Вы меня до смерти перепугали!
– Простите. – Он помог ей собрать разлетевшиеся проспекты. – Я работал у Бентонов и услышал ваш голос…
Мэри-Лу увидела его желтый пикап, припаркованный на улице через три дома от особняка Робинсонов. Вот, оказывается, как фамилия этих соседей. Бентон. Мэри-Лу не знала их в лицо.
Впрочем, она почти не общалась с соседями, а некоторых и не видела никогда.
– С вашим приятелем все в порядке? – озабоченно спросил садовник, передавая Мэри-Лу конверты и каталоги. В глазах его светилось самое настоящее беспокойство.
– Боюсь, что нет, – покачала головой встревоженная женщина. – Он не хочет открывать мне дверь. Он не совсем здоровый человек… В общем, сумасшедший. – Она тут же понизила голос, боясь, что Донни может подслушать ее. – Понимаете, даже когда у него все в порядке…
– А вы вообще уверены в том, что он сейчас дома? – нахмурился Ибрагим, вглядываясь в окна особняка. Араб был достаточно высоким мужчиной. Не таким, конечно, как Сэм, но все же Мэри-Лу приходилось задирать голову, обращаясь к нему.
– Конечно. Особенно если учесть, что он оттуда вообще никогда не выходит. Кроме того, я видела, как он высовывал голову из-за занавески.
– Может быть, стоит позвонить кому-нибудь, как вы считаете? У него есть близкие? – На арабе была такая странная одежда, которая подошла бы, наверное, Иисусу Христу, если бы он решил сегодня спуститься на землю. Широкие штаны из какого-то легкого, почти невесомого на вид материала, потертая старенькая футболка. И разумеется, неизменные кожаные сандалии.
– Да, его дед с бабкой живут тут неподалеку. Надо попробовать найти их номер, хотя я не знаю их фамилию.
– Можно обратиться в полицию, – посоветовал Ибрагим.
Мэри-Лу только рассмеялась:
– Нет, это не выход. Меньше всего мне хочется доставлять Донни такие неприятности. Да он никому ничего плохого и не сделал, верно ведь?
– Только, может быть, самому себе, – заметил садовник.
Мэри-Лу в изнеможении присела на ступеньки крыльца.
– Кто может это решать, плохо он себе делает или хорошо? Он видит мир совсем по-другому. Не так, как полиция, врачи в психушке или мы с вами. У него в доме есть и еда, и вода, так что он может долго не выходить на улицу, если ему не хочется. Да и кто мы такие, чтобы что-то решать за него? Может быть, ему будет лучше, если он проведет остаток жизни в этом доме с зашторенными окнами. Может, именно этого ему и хочется.
– Позвольте? – попросил Ибрагим разрешения присесть рядом с Мэри-Лу, как будто она имела какое-то эксклюзивное право на ступеньки соседского крыльца.
– Вам не нужно спрашивать для этого мое разрешение. У нас свободная страна.
Он присел.
– Для кого-то свободная, для кого-то не очень. Но я привык не полагаться на собственные чувства. Лучше спрашивать.
Мэри-Лу внимательно посмотрела на его слишком уж «неамериканское» лицо. Темная кожа. Широкие черные, как две нарисованные полосы, брови. Темная борода, И полные губы, почти всегда улыбающиеся.
И еще, конечно, карие глаза. Теплый взгляд, полный заботы, доброты, мудрости и терпения.
Но большинство окружающих не могли заметить его улыбку и глаза, если только не присматривались к нему пристально. Ну а если эти люди походили на Мэри-Лу, они, скорее всего, предпочли бы держать этого типа на безопасном расстоянии. По цвету его кожи, да и вообще по внешнему виду они приняли бы его за чересчур опасную личность.
Мэри-Лу вспомнила, как она волновалась за собственную безопасность, как названивала сестре и сообщала ей о своих опасениях, когда этот человек только начинал работать у Робинсонов. Ей стало стыдно за такое малодушие.
– Простите, – тихо сказала она, хотя понимала, что эти слова вряд ли помогут Ибрагиму забыть все те обиды, которые ему наверняка пришлось испытать после событий одиннадцатого сентября.
– Все в порядке, – ответил он. – У меня есть футболка, на которой написано: «Я тоже американец». В последнее время она иногда меня выручает.
– Жизнь порой бывает отвратительной.
– Не совсем так, – отозвался садовник. – Отвратительной – нет. Тяжелой, да.
Несколько секунд они молча сидели на ступеньках.
– Я бы сейчас с удовольствием выпила, – призналась Мэри-Лу.
– Я вас понимаю, – тихонько произнес Ибрагим. Она не сомневалась. Он действительно понимал ее.


– И самое главное, – подытожил Малдун, вглядываясь в Джоан через столик, – нам кажется, что сейчас для президента будет не совсем безопасно посетить нашу базу. По крайней мере, в том случае, если при этом будет проходить широкая демонстрация возможностей наших войск для всех желающих. Мы не сможем полностью контролировать ситуацию.
Джоан нервно застучала пальцами по чашечке кофе:
– Вы хотите сказать, что лейтенант-коммандер Паолетти готов отказаться от президентских наград для команды номер шестнадцать?
– Совершенно верно, – спокойно ответил Майк. – И если вопрос стоит так: либо показные выступления с пони и собачками, либо отказ президента от этого визита, – Паолетти, несомненно, выберет второй вариант. Поскольку безопасность президента и, кстати, народа ему важней собственной карьеры. К тому же остается другая возможность. Мы сами можем отправиться в Вашингтон и там показать президенту все, на что способны, а также получить его награды. Это можно сделать и у Белого Дома или, что еще лучше, там, где это удобней службе безопасности. Так сказать, на их территории.
Джоан выглянула в окно ресторана, за которым сверкало море и где куда-то вдаль манил горизонт. Она могла понять Малдуна, обожавшего океанские просторы, хотя отсюда был виден и кусочек городского пейзажа. Женщина некоторое время молчала, лейтенант смотрел на нее и терпеливо ждал.
Потом официант подал десерт – на одной тарелке, но с двумя вилками, как будто любовникам на свидании. Или, может быть, хорошим друзьям, давно знающим друг друга. Ведь Джоан как вчера вечером, так и сегодня днем ясно дала понять, что их отношения дальше дружеских не разовьются ни при каких обстоятельствах.
Она попросила его сопровождать Брук Брайант на торжественном вечере-приеме, и это само по себе казалось дикостью. Конечно, не то, что он должен был сопровождать Брук. А то, что Джоан пришлось уговаривать его.
Что же с ним происходит? Почему он не обрадовался этому, как только услышал о ее необычной просьбе?
Ну, конечно, одно дело – фантазировать о Брук, когда она находится от тебя за три тысячи миль, и совеем другое – исполнять роль ее кавалера в течение целого номера!
Правда, он, может быть, совсем не ту хотел бы обхаживать на этой вечеринке…
К этому времени Джоан уже должна была догадаться, что он вовсе не считает ее для себя старой. В конце концов, она намного моложе Брук Брайант, раз уж на то пошло.
Нет, дело не в этом. Проблема, видимо, заключалась в том, что это он для нее оказался слишком уж молоденьким.
Итак, ему предстоит сопровождать Брук на какой-то (чтоб ее!) вечеринке, выглядеть на отлично, постоянно поддерживать светские разговоры ни о чем и так далее…
Все это было ему крайне неприятно.
Боже, спаси!
Итак, он проиграл эту битву Джоан еще в самом начале дня. И теперь, судя по выражению ее лица, ему предстояло потерпеть еще одно поражение.
Он вынужден был отдать ей должное. ДаКоста дала ему возможность выговориться, внимательно слушала его и не перебивала. Малдуну удалось подробно объяснить ей, почему президенту Брайанту было бы нежелательно приезжать на базу в Коронадо именно сейчас.
– Ну, я, конечно, расскажу президенту обо всех ваших опасениях, – наконец произнесла она, отвернувшись от окна. – Но я почти уверена в том, какой получу ответ: «Где же, как не на территории военно-морской базы США, я смогу чувствовать себя в безопасности?»
– Проблема не в базе, – пояснил Малдун. – А в том, что демонстрация будет проходить при большом стечении народа. Существуют известные террористические группировки в…
– Сан-Диего, – закончила за него ДаКоста. – Да, но они есть и во всех других крупных городах страны. Но дело в том, что уже пора начинать предвыборную кампанию, и вряд ли Брайант будет сейчас сидеть в подвале Белого Дома и трястись от страха.
– Но он президент, – возразил Малдун, – и он обязан остаться в живых.
– Если помните, его политикой стал лозунг: «Не позволяйте террористам победить», – тут же парировала Джоан. – Продолжайте жить своей обычной жизнью. Будьте бдительны, но продолжайте летать самолетами, отправляйтесь в отпуска, ходите на концерты и на футбол. Живите на своем любимом девяносто восьмом этаже. И при этом не позволяйте страху завладеть собой».
Малдун кивнул:
– Между прочим, в настоящее время в городе находится антитеррористическая группа ФБР, поскольку остается угроза нападения на коммерческие аэропорты.
– Что ж, в этом есть и свой плюс, – подхватила Джоан, – ведь на территории базы не расположено ни одного коммерческого аэропорта.
– Лейтенант-коммандер Паолетти, конечно, не говорил открыто, но все поняли, что по поводу предстоящего визита у него имеются нехорошие предчувствия с того самого момента, как он узнал о нем от адмирала Кроули.
– И с этим мы справимся. Представьте себе, что я обратилась бы к Брайанту с такими словами: «Извините, но ваш визит в Коронадо придется отложить, потому что у лейтенанта-коммандера Паолетти на этот счет имеются нехорошие предчувствия», – рассмеялась Джоан.
Но Малдун не разделял ее веселья.
– Это именно тот человек, интуиции которого вы должны доверять, – совершенно серьезно предупредил он и еще раз посоветовал. – Поговорите со своим начальством.
– Обязательно. Правда, мне не стоит рассчитывать на какую-то непредвиденную реакцию. – Она подалась вперед, и на секунду Майку показалось, что еще мгновение – и она возьмет его за руку. Однако удача так ему и не улыбнулась. Господи, эта женщина нравилась ему все больше с каждой минутой. Но это же нечестно по отношению к бедному лейтенанту!
И в это же время в том же зале находилась и миссис Таккер, которая, по мнению Джоан, в любой момент могла бы сделать непристойное предложение Майклу, если бы ей представился хоть малейший шанс. Ну разве это не смешно?
– А теперь моя очередь перевести разговор в серьезное русло, – заметила Джоан. – Я по-прежнему хочу…
– Посмотреть на команду номер шестнадцать в действии. Побывать на тренировках. – На этот раз Майк сам закончил за нее фразу. – Я знаю. О'кей.
– О'кей? Только и всего? О'кей? – Она специально повторила его же слова, произнесенные чуть ранее, и при этом старалась смотреть на него такими же широко раскрытыми от удивления глазами.
– Забавно. Я специально назначил сегодня днем проведение имитации тренировок. Отличный денек, чтобы покататься на лодках. Поэтому ровно в шестнадцать часов к нам присоединятся добровольцы. Среди них будет присутствовать и Дженк, который, кстати, на недавнем брифинге признался в полной преданности вашей особе…
– Дженк? – переспросила она, и в ее глазах вспыхнули смешливые искорки, – Этот херувимчик с веснушками? Ну почему всегда получается, что ко мне тянутся дети?
Марк Дженкинс вообще-то был постарше Малдуна, но Майк решил не акцентировать внимание на таких тонкостях.
– Космо также выступил добровольцем, – заметил он.
– А, тот самый, что беззвучно ломает хребты, да? Что ж, это… чудесно.
– Он отличный парень.
– Придется поверить вам на слово. Он не слишком разговорчив, как я заметила.
– Ну, если вы закончили обижать моего друга…
– Я никого не обижала. Просто я обратила внимание, что он все время молчит. И еще у него очаровательные солнцезащитные очки. Пожалуй, это все, что мне о нем известно. Больше у меня нет никаких замечаний.
Малдун рассмеялся.
– Ну, если с замечаниями относительно Космо покончено…
– Я покончила со всем тем, о чем мне разрешено говорить вслух, иначе меня обвинят в назойливости или попытках узнать больше, чем положено. – Она улыбнулась, и Майк в ту же секунду забыл, что хотел сказать.
Что она имела в виду, сказав это? Что Космо показался ей привлекательным? Космо?!
Малдун вернулся к главной теме.
– Значит, так. Все начинается в шестнадцать часов. Семь человек выступили добровольцами с тем, чтобы продемонстрировать вам поисковую технику. Именно вам. И еще прыжки вниз. Это вас устроит?
– Я что же, должна при этом испытывать некое чувство вины, да? – насторожилась Джоан.
– Нет. Просто я подумал, что вы оцените мои старания более эмоционально.
– Так оно и есть. Хотя я, наверное, предпочла бы находиться от Космо на почтительном расстоянии. А что это за прыжки вниз?
– Техника внедрения, – коротко пояснил Майк. Значит, Джоан предпочитает не приближаться к Космо. Малдун перестал даже пытаться понять эту женщину. – Мы будем прыгать в воду с вертолета. Ну, тут есть правильная техника и неправильная. Надеюсь, сегодня мы продемонстрируем вам только правильную. И еще покажем, как извлекают людей из воды. Это делают при помощи большой резиновой петли. Их буквально выуживают из моря и забрасывают в надувную лодку. Надежный способ, был разработан еще во время Второй мировой войны.
– И все это вы будете мне только лишь демонстрировать, – подчеркнула Джоан. – Значит, на мою долю остается только наблюдать за вами, верно? Никто не станет выталкивать меня из вертолета, если я все правильно поняла? И в воде я не окажусь?
– Лучше не надевайте высокие каблуки, – посоветовал Малдун, – и тогда шансы не оказаться в воде значительно возрастут. – Он улыбнулся. – На всякий случай на вас наденут спасательный жилет еще до того, как мы отчалим от берега.
Джоан внимательно посмотрела на лейтенанта:
– Майкл!
– На всякий случай, – многозначительно повторил он и сделал жест официанту принести счет.


– Что ты здесь делаешь? – Донни захлопнул крышку своего ноутбука и забился в угол, подальше от Винса.
– Соседи беспокоятся, что ты не открываешь дверь на звонок. Поэтому я приехал.
В чулане у Донни пахло как в спортивной раздевалке, но Винс успел закрыть за собой дверь, чтобы хоть немного успокоить своего внука. Тот вытаращил глаза так, что были видны белки.
Винс присел на пол чулана. Всю внутреннюю поверхность своего убежища Донни самым тщательным образом выложил алюминиевой фольгой.
– Нам позвонила твоя знакомая. Ну, та самая, с южным акцентом.
– Ты запер за собой входную дверь? – заволновался Донни.
– Ты сам знаешь, что да, – спокойно ответил Винс. Сегодня его внук надел на голову свою любимую шляпу, обмотанную алюминиевой фольгой. Учитывая этот факт, а также то, что Донни переселился в чулан и все время ритмично раскачивался взад-вперед, было ясно, что он не принимал свои таблетки по крайней мере несколько недель.
– Знаешь, Дон, надо обязательно перенести сюда несколько подушек. Когда тебе стукнет семьдесят, начинаешь чувствовать, что попа уже не такая мягкая, и сидеть в шкафу прямо на полу становится тяжело. Можно заработать синяки.
– Только не разрешай бабуле открывать окна, – пробурчал Донни, раскачиваясь все сильней.
– Конечно, сынок, только ее здесь нет. У нее сегодня собрание. – Винс ответил на звонок девушки с южным акцентом по своему мобильному телефону как раз после того, как подвез Чарли до церкви. – Вот почему я долго у тебя задерживаться не стану. Я просто хотел заехать и убедиться, что у тебя все в порядке.
– У меня все в порядке.
Ну, конечно, если носить на голове шляпу, обмотанную алюминиевой фольгой, и жить в чулане считается нормальным, то Донни был абсолютно здоровым человеком.
– В прошлый раз, когда мы с бабушкой приезжали к тебе, ты говорил, что регулярно принимаешь таблетки, – как можно мягче сказал Винс. – Ну а теперь послушай меня, Донни. Я никогда тебя не осуждал и никогда не говорил тебе, как ты должен жить и что делать. Я приезжал к тебе всякий раз, когда был тебе нужен. Так почему теперь ты говоришь мне неправду, разве я это заслужил?
На глазах у Дона заблестели слезы:
– Я не могу говорить, чтобы они не услышали и ничего не узнали, – прошептал он. – Ш-ш-ш! Они добрались до моих таблеток и превратили их в свои таблетки. Но я узнал про это и… Только не думай сейчас об этом. Не думай об этом, а то опять все узнают. Только не думай об этом…
Несмотря на алюминиевую шляпу, Винс заметил, что у Донни начали выпадать волосы. Ему скоро должно было исполниться сорок; он набрал лишний вес и смотрелся как весьма упитанный мужчина.
Винс хорошо помнил внука, когда тому было пять лет. Десять. Скромный мальчонка с огромными беспокойными карими глазами. Он смеялся только тогда, когда взрослые изо всех сил старались его развеселить. В четырнадцать лет он сосредоточил все свои силы на том, чтобы получать в школе только отличные оценки. Он не выходил из своей комнаты и постоянно занимался, как будто его приковали цепью к письменному столу. Все знакомые завидовали Тони и Шерил и постоянно говорили о том, как им повезло иметь такого умного сына. Правда, когда Донни исполнилось шестнадцать, все вокруг уже понимали, что с ним что-то не в порядке. А в семнадцать он перестал выходить из дома.
Поначалу лекарства хорошо помогали ему справляться с недугом, и Донни успешно посещал колледж. Но, вместо того чтобы выздороветь и стать крепким парнем, он вдруг скис, не выдержав стрессов, неизбежных при обучении в колледже. День ото дня ему становилось хуже, и Донни снова уединился в своей комнате.
Это событие положило конец и без того шаткому браку Тони и Шерил. Младший сын Винса и его жена годами старались сохранить семью, но болезнь Донни стала той самой соломинкой, которая сломала хребет верблюду.
Шерил вместе с Донни переехала в Калифорнию, где и умерла от рака, разбив сердце всем своим родным, и в первую очередь Тони.
После похорон Чарли и Винс хотели, чтобы Донни остался жить вместе с ними, но внук отказался. Позднее он удивил всех тем, что, оказывается, годами сколачивал себе состояние, играя на фондовой бирже через Интернет. У него оказалось достаточно денег, чтобы жить в небольшом коттедже до конца своих дней.
– Не думай об этом, – продолжал повторять Донни. Нужно было срочно менять тему разговора, и Винс произнес:
– Джоан – твоя сестра – приехала к нам в город. Донни на секунду перестал раскачиваться и насторожился.
– Да, она мне писала по электронной почте, что на несколько недель остановится в Сан-Диего.
Из-под алюминиевой шляпы на Винса смотрели совершенно нормальные глаза. Такие моменты переносить было трудней всего.
– Она работает на президента, – продолжал Дон. – Она мне говорила, что его служба безопасности каким-то образом не допускает пришельцев до Белого Дома. Нужно будет расспросить ее об этом поподробней.
Донни мог оставаться нормальным всего на секунду.
Винс тревожно посмотрел на часы. Ему нужно было скоро уезжать, чтобы успеть забрать Чарли из церкви, где проходило собрание.
– А мне Джоан рассказывала, что у них есть специальные таблетки, которые они принимают и тем самым отпугивают от себя всех пришельцев. – Слава богу, Чарли не было здесь. Она не поощряла инициативу Винса обманывать внука, играя на его болезни. – Может, мне стоит позвонить ей и попросить, чтобы она привезла тебе такие же таблетки?
Донни чуть покачнулся, что можно было посчитать за кивок головой и определенное «да».
– Она будет здесь завтра утром, – сообщил дед внуку. – Но если она будет слишком занята, то я сам к ней подъеду за этими таблетками и привезу их сюда. Как ты на это смотришь?
Донни качнулся еще раз.
– Вот и хорошо. – Винс поднялся на ноги.
Донни не любил, когда к нему прикасались, поэтому Винс только шутливо отсалютовал внуку:
– Увидимся завтра, сынок.
– Ты сказал, что, может быть, Джоан сама сможет зайти ко мне.
– Хорошо. Значит, завтра к тебе приедет Джоан.
Винс вышел из дома Донни и аккуратно запер за собой дверь. Добравшись до машины, он тут же достал мобильный телефон и, соединившись с лечащим врачом Донни, сообщил ему о новом «рецепте».
Правда, он знал по собственному опыту, что до Джоан дозвониться ему будет не так-то просто.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, захватывающий, читала на одном дыхании
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100