Читать онлайн Притяжение ночи Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

После тренировок по прыжкам в воду и подводному плаванию Сэм Старретт решил отправиться в корпус для холостых офицеров, чтобы там хорошенько отдохнуть, а не ехать домой среди ночи.
Но, выходя из кабинета после собрания, он столкнулся в коридоре с Джулзом Кэссиди и тут же поменял свои планы. Впрочем, эту встречу можно было ожидать. Тот сразу же радостно набросился на Сэма, поскольку они давно поддерживали дружеские отношения.
На собрании Макс Багат (тот самый тип, который спал с Алиссой), сообщил, что ФБР стало известно о террористическом акте, целью которого в самом ближайшем будущем может оказаться Сан-Диего. Источник утверждал, что особую опасность он предоставляет для коммерческих аэропортов города.
Подобные угрозы практически не прекращались после событий одиннадцатого сентября, и члены команды номер шестнадцать со временем перестали возмущаться по данному поводу. Конечно, сейчас, в связи с очередной угрозой, в Коронадо будут приняты меры по обеспечению безопасности, в частности усилится охрана важных стратегических объектов. А это означает, что теперь на проходных базы будут более тщательно досматриваться все те, кто прибывает сюда, и, соответственно, для того, чтобы попасть на место службы, например тем же «морским котикам», потребуется больше времени. Это касалось и пешеходов, и транспортных средств.
Макс (тот, который спал с Алиссой) предупредил всех бойцов, чтобы они обращали особое внимание на необычное поведение прохожих и сразу же докладывали об этом, а также проинформировали о сложившейся ситуации всех членов своих семей.
Хорошая новость заключалась в том, что ФБР не планировало свое участие в операции «Черная Лагуна».
Были и плохие новости. Макс, Алисса, ее напарник Джулз и команда поддержки ФБР собирались провести несколько недель в городе, правда, не на территории базы, а вблизи нее.
И хорошо, что они не будут постоянно маячить в округе, поскольку Сэм, наверное, не выдержал бы такой пытки. Ему до сих пор было больно видеть Алиссу рядом с Максом. Он предпочел бы терпеть жуткие пытки и позволил бы даже выколоть ему глаза иглами, только чтобы не лицезреть эту парочку.
Господи, Алисса коротко подстригла волосы и теперь смотрелась еще моложе и привлекательней!
Против Джулза, однако, Сэм ничего не имел. К тому же с течением лет они действительно успели подружиться.
Что добавляло особую пикантность всей этой сюрреалистической ситуации, так это то, что Джулз являлся самым отчаянным гомосексуалистом и даже не скрывал этого.
Джулз подошел к Сэму сразу же после собрания, И хотя на губах его играла улыбка, в глазах старого товарища Старретт заметил волнение.
– Я понимаю, что ты сейчас очень спешишь, Сэм, но должен тебе кое-что сказать. Дело в том, что сегодня мы с Алиссой совершенно случайно столкнулись с твоей женой. В «Макдоналдсе», тут, у вас на базе.
Вот черт!
– Что ж, бывает и хуже, хотя мне казалось, что это уже невозможно. Спасибо, что предупредил.
– Это произошло еще днем. Я хотел сразу же позвонить тебе, но… – Джулз с Сэмом подошли к лодкам, на которых «морские котики» должны были плыть к месту тренировок. – У тебя все в порядке?
– Да, конечно, – спокойно ответил Сэм. – Все, черт возьми, в таком порядке, что дальше некуда. Ну, теперь, как только вернусь домой, мне предстоит выдержать пытку длиной дня в четыре с обвинениями вроде: «Почему именно тебе нужно уезжать? Почему вместо себя ты не можешь отправить туда кого-нибудь другого?» И так далее. Весело будет.
– Ты уж прости, жаль, что мы вообще туда зашли.
– Да что уж тут извиняться. Вы ведь ничего не знали. Хотели, наверное, перекусить, купить себе по гамбургеру.
– Вообще-то нам хотелось курочки. Но это не важно. Мы действительно собирались пообедать, а не усложнять тебе и без того не слишком сладкую жизнь.
В это время к ним подошел Майк Малдун, и они замолчали. Но Майк, посмотрев на Сэма и Джулза и тут же оценив ситуацию, быстро зашагал дальше, давая им возможность поговорить наедине.
– Сердце, успокойся! – проговорил Джулз, глядя вслед удаляющемуся Малдуну. – Какой красавчик! Он еще свободен?
Сэм только закатил глаза к потолку. Джулз прекрасно знал, что Малдун не голубой, и говорил так для того, чтобы позлить старого товарища. Или, может быть, он просто хотел отвлечь его от переживаний по поводу своей неудавшейся семейной жизни.
– Даже если ты считаешь его гомиком, тебя он не должен интересовать. Мне почему-то казалось, что раз уж ты с Адамом, ну, ты понимаешь… – Джулз жил вместе со своим возлюбленным, и Сэму становилось от этого дурно. Ему было трудно представить себе, что он дружит с парнем, у которого сложились романтические отношения с человеком по имени Адам.
– Адам собрал свои вещички и слинял от меня. Он уехал в Лос-Анджелес.
Ах вон оно что!
– Извини, я не знал.
– Ничего. – На грустном лице Джулза появилось некое подобие улыбки. – Жизнь ведь все равно продолжается, да?
– Да, – согласился Сэм. – И еще как продолжается! – Правда, в этот момент ему показалось, что никого из своих знакомых он счастливыми бы не назвал.
Кроме, разве что, Макса. Макса Багата. Вот ведь счастливчик! Он не мог быть несчастным, если учесть, что рядом с ним почти всегда находилась Алисса Локке. Вот ведь повезло этому сукиному сыну, ничего не скажешь! Сэм внимательно наблюдал за Максом весь вечер и поймал себя на мысли, что тот не слишком доволен своей участью, несмотря на то что делит постель с Алиссой.
Сэм прошелся с Джулзом еще немного по коридору и, хотя поклялся себе, что не станет говорить ничего подобного, все же не смог сдержаться.
– Как у нее дела?
Но как только эти слова сорвались у него с языка, Сэм вдруг понял, что ему не хочется ничего о ней знать. Только теперь он уже не мог сказать: «Забудь, отвечать не надо». Было поздно.
Джулз, разумеется, сразу же понял, что речь идет об Алиссе.
– У нее все в порядке. Она много времени проводит со своей сестрой и племянницей, и это на нее действует положительно. Этот ребенок, Ланора, просто чудо какое-то. Я несколько раз бывал у них. Она лучше всякого лекарства, и это замечательно. И еще одно. Но, думаю, ты и сам знаешь о том, что Алисса успешно продвигается вверх по служебной лестнице. Она делает прекрасную карьеру…
– Ну а как же! Когда спишь с начальником, разумеется, продвижение по службе неизбежно.
– Забыл, какое выражение ты сам постоянно используешь? – рассердился Джулз. – Чтоб тебя! Так вот, теперь я сам могу сказать: «Чтоб тебя, Сэм»! Ты ведь сам бросил ее и женился на другой девушке. Помнишь? И после этого еще выступаешь с какими-то претензиями!
Сэму очень не хотелось спорить с приятелем, потому что тот знал ответы на все вопросы. И всегда оказывался прав. Но на этот раз Сэм был лучше осведомлен и потому решил продолжить наступление:
– Да. Но не забывай и о том, что сама Алисса никогда не относилась серьезно к нашим отношениям…
– Да ты даже не представляешь, сколько всего ей пришлось пережить. Она прошла через такое!..
– Да, я был всего лишь переходным моментом в ее ледниковом периоде. – Алисса действительно постоянно напоминала Сэму о том, что их отношения временные и долго продолжаться не могут. – Скорее всего, она уже тогда успела положить глаз на Багата. Зачем крутить роман просто так, когда можно одновременно иметь роман и повышение по службе? – Боже! Сэм понимал, каким жалким кажется сейчас со стороны, но ничего не мог с собой поделать.
Этого Джулз не вытерпел и теперь встал перед Сэмом, загородив ему дорогу и уставившись товарищу прямо в глаза:
– Да чтоб тебя! Ты не имеешь никакого права жаловаться и скулить по поводу того, что она нашла в этом парне поддержку. Он ей не сделал ничего плохого. Как только она отправляется к Максу, я всякий раз ей мысленно аплодирую. И ты тоже должен радоваться за нее, болван ты этакий! Если она тебе не безразлична, ты должен желать ей только счастья, пойми же наконец!
– А ты радуешься за Адама? – возразил Сэм. – Желаешь ему счастья?
– Я обрадуюсь, если он провалится с головой в бочку дегтя вместе со своим новым дружком, этим задавакой Брэнфордом, – процедил Джулз. – Но это совсем другое дело. Ты же сам сделал свой выбор, причем добровольно.
– Никакого выбора у меня не было, – сердито бросил Сэм и проскочил мимо Джулза. – Мэри-Лу забеременела.
Джулз успел ухватить его за руку:
– Вы с Мэри-Лу разошлись и не встречались – сколько? – четыре месяца, если не ошибаюсь. Это довольно большой промежуток времени, Сэм. Почему она раньше ничего не сообщала тебе о ребенке, когда у вас были нормальные отношения? Что заставило ее так долго молчать?
– Она пыталась мне все рассказать, – ответил Сэм. – Только ей никак не удавалось связаться со мной. Это я во всем виноват. Я не отвечал на ее звонки и сам никогда не интересовался тем, как она живет и что у нее нового. А потом мне пришлось уехать из страны… – А еще через некоторое время он снова сошелся с Алиссой, наивно полагая, что вся оставшаяся жизнь будет для него вечным раем.
Но сестре Мэри-Лу удалось связаться с Мэг, женой Джонни Нильсона. Та рассказала о новостях Джонни, а он поведал их Сэму. Вот и все. В конце концов Старретт узнал правду.
– Мэри-Лу не хотела ничего объяснять тебе напрямик, потому что ей не нужен был другой вариант, кроме того, к которому она стремилась. – Когда Джулз начинал спорить и чувствовал свою правоту, он становился злым и настырным, как питбуль. – Еще бы! Выйти замуж за «морского котика»! Наши поздравления! Невеста может поцеловать свой главный приз. А жениха постигла участь стать на всю оставшуюся жизнь несчастным мужем. Ну а ребенок будет расти с извращенным представлением о счастливой здоровой семье, а потом…
– Прекрати, – нахмурился Сэм. – Тебе этого не понять, Кэссиди, потому что лично ты можешь трахаться хоть всю свою жизнь без известных последствий, а вот Мэри-Лу ждала от меня ребенка, и мне пришлось решать этот вопрос. Я не мог поступить иначе.
Именно эти слова продолжали звучать у него в голове, когда он добрался домой в четыре часа утра. Мэри-Лу спала в гостиной, свернувшись калачиком на диване перед телевизором.
Вот дерьмо!
Тушь с ее ресниц размазалась под глазами. Две широкие черные полосы легли на щеках – свидетельство того, что Мэри-Лу, как всегда, рыдала над своими романтическими кинофильмами. Потому что, кроме любовных лент, она вообще ничего не смотрела.
Но, возможно, на этот раз он ошибся.
На экране телевизора, одетый в форму времен Второй мировой войны, умирал Том Хэнкс. «Спасти рядового Райана». Фильм был довольно длинным. Мэри-Лу, скорее всего, начала смотреть его уже далеко за полночь. А в это время она, как правило, уже спит.
Может быть, конечно, она и не ложилась вовсе, а плакала над тем, что сделал Сэм, или над тем, что он, наоборот, не сделал. Или над тем, что он, по ее мнению, мог бы сделать в ближайшем будущем.
Храни Господь несчастного Сэма Старретта! Какой жуткий образ жизни приходится вести и ему, и его супруге!
Конечно, ему очень хотелось, чтобы все встало на свои места, но всякий раз, когда он брался за что-либо, почему-то все получалось наоборот. Разумеется, речь шла исключительно о семейной жизни.
Выигрывал всегда только Макс Багат, тот самый, что спал с Алиссой.
Сэму вдруг тоже захотелось горько расплакаться. Боже мой! В прошлые годы он и без того столько наплакался, что в его слезах можно было легко утопить боевое судно. Но это не помогало. Напротив, от слез становилось только еще хуже.
Пульт дистанционного управления от телевизора валялся на полу возле дивана. Сэм поднял его и выключил телевизор.
Чем и разбудил Мэри-Лу. Несколько секунд она молча смотрела на него и только хлопала глазами, словно не понимая, что происходит. Наконец она очнулась ото сна:
– Сэ-эм?
Она произнесла это слово со своим характерным южным выговором так, как будто в имени мужа содержался не один, а целых два слога.
– Да, это я, а кто же еще? Прости, я вовсе не хотел будить тебя.
Она села на диване, стараясь побыстрей прийти в себя:
– Сколько времени?
– Начало пятого.
Мэри-Лу облачилась в пижаму из тонкого хлопка, которая практически не скрывала ее пышную грудь. Старретт уже не помнил, где он впервые услышал словосочетание «пышная грудь», но оно приходило ему в голову всякий раз, когда он смотрел на жену.
У нее было непослушное тело, которое никак не желало худеть. После беременности она раздалась еще больше и считала себя не просто полной, а отвратительно жирной, хотя Старретт, неоднократно видевший супругу без одежды, считал, что более подходящим эпитетом могло бы стать «шикарное тело».
Если он немного поговорит с ней о всякой ерунде, чуть намекнет на интим и многозначительно улыбнется, она тут же будет готова отдаться ему. В любом месте и в любое время, как только ему этого захочется.
Вся беда заключалась в том, что ему совершенно не хотелось спать со своей собственной женой.
Он знал, что Мэри-Лу из кожи лезет вон, стараясь сделать все возможное, чтобы понравиться ему. Даже сейчас, хотя она и провела весь вечер оплакивая свою жизнь. Если он сейчас скажет ей, что от нее исходит соблазнительный аромат, она моментально перевернется на спину и примет позу ожидания.
Господи, как все это дико! Получалось, что у него вместо жены – какая-то наложница. Ее самопожертвование – причем не в самом хорошем смысле этого слова – сводило его с ума.
Взять, например, такое простое дело, как домашнее хозяйство. Мэри-Лу готовила, убирала дом и стирала с патологической самоотдачей и с таким неестественным рвением, что становилось страшно. И если вдруг Сэм замечал, что в кухне нужно подмести пол, она тут же доставала щетку, тряпку, ведро и принималась за генеральную уборку.
Как будто чистый дом мог совершить чудо и превратить Сэма в счастливого семьянина.
Мэри-Лу открыла рот, чтобы сказать что-то, и Сэм внутренне сжался. Всю неделю она была на удивление податливой и сговорчивой, но тут в дело вмешалась Алисса Локке.
И не важно, сколько раз Сэм повторял жене, что после их свадьбы он больше не спал с Алиссой, упрямица никак не хотела ему верить.
Однако на этот раз она ни в чем не упрекала его, а сказала лишь следующее:
– Ты пришел домой раньше, чем я тебя ждала.
– Да, так получилось. – Сэм был на взводе. Он не мог ждать, когда Мэри-Лу набросится на него, и решил напасть первым. – Я виделся сегодня с Джулзом. Он сказал мне, что они с Алиссой случайно встретили тебя во время обеда.
– Да. – Мэри-Лу поднялась с дивана. – Они оба выглядят… прекрасно. Мне было… приятно повидаться с ними обоими.
Какого черта? Это еще что такое?!
Сэм тупо смотрел, как его жена спокойно направилась в спальню.
– Было бы неплохо, если бы ты сначала принял душ, а потом шел спать, – посоветовала Мэри-Лу и исчезла в глубине коридора.
Поначалу Сэм решил, что жена наконец-то поверила ему. Все, что он рассказывал ей о связи Алиссы с Максом, было правдой. Мэри-Лу могла сама проверить это, поговорив с местными сплетницами. И теперь она знала, что его отношения с Алиссой остались в далеком прошлом.
Но Сэм понимал, что такой вариант маловероятен. Ну кто мог подтвердить его слова насчет Алиссы? Кто вообще осмелился бы даже просто упомянуть имя Алиссы?
Никто. Кроме, конечно, чокнутого Донни, которому данную информацию могли передать инопланетяне, причем непосредственно в мозг через пломбы в зубах, например.
Сэм грустно взглянул на коробку от видеокассеты «Спасти рядового Райана», лежавшую на журнальном столике. Мэри-Лу не могла взять этот фильм только потому, что ей вдруг самой захотелось посмотреть его. Она не любила ленты про войну. И вообще она предпочитала не смотреть картины, в которых отсутствовал слащавый счастливый конец.
А ведь только на прошлой неделе Сэм мимолетом упомянул об этом фильме и добавил, что лично ему он очень понравился.
Вот еще один пример ее самопожертвования. Сначала она смотрит кино про войну, потом уклоняется от ссоры, неизбежной при разговоре об Алиссе.
Мэри-Лу старалась стать покладистой во всем, только чтобы Сэму было удобно жить с такой женой.
Все это происходило отчасти и потому, что Мэри-Лу знала правду. Где-то в глубине души Сэм и сам осознавал, что, наверное, поступил неправильно, женившись на той, которую не просто не любил, но не мог даже сделать вид, что хоть чуточку любит.


Чарли не спалось.
Она отправилась в кровать сразу после ужина, а потому теперь, в половине пятого утра, бесцельно, как привидение, слонялась по дому, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Винса.
Конечно, она могла достать пылесос и вычистить коврик в спальне, и муж при этом не проснулся бы. Он терял слух, хотя сам постоянно утверждал, что ничего подобного с ним не происходит. Чарли уставала повторять ему все по два раза.
Но всякий раз, когда она начинала разговор о покупке слухового аппарата, Винс находил какую-нибудь причину, чтобы уйти из дома. Чаще всего он просто перебирался на задний двор, где принимался усердно возиться в саду.
Может быть, он просто не хотел верить в то, что стареет? Сама Чарли над этим только посмеивалась. Приближался его восьмидесятилетний юбилей. Трудно делать вид, что старость тебя не коснулась, когда преодолеваешь рубеж в восемьдесят лет, а у Чарли это произошло уже три года назад.
Но, несмотря на возраст, они оба были в отличном физическом состоянии и не могли пожаловаться на здоровье. За что Чарли не забывала каждый день благодарить Бога. Кроме того, здоровы были все их дети и внуки. Ну, разве что за исключением Донни. Чарли уже давно смирилась с тем, что вряд ли он вообще когда-нибудь поправится.
Пути Господни неисповедимы, и по какой-то причине Господь решил, что Донни станет одним из его избранников.
Может быть, таким образом он решил напомнить Чарли и Винсу, что без печали трудно оценить в полной мере радость.
Сама же Чарли познала эту истину давным-давно. Причем, что называется, из первых рук.
Она прекратила слоняться по дому, по их «новому» дому, который она делила с мужем последние двадцать пять лет, и остановилась возле портрета Винса, где он был сфотографирован в своей форме морского пехотинца. Она взяла снимок в руки, сняв с почетного места на каминной полке, и вгляделась в изображение. Винс снялся сразу же после того, как записался в морскую пехоту. На следующий день после событий в Перл-Харборе. На следующий день после того, как погиб Джеймс.
На фотографии Винс усмехался, и казалось, что еще мгновение – и он весело расхохочется. Он выглядел крепким и здоровым, а в глазах у него плясали чертики.
Да, снимок был сделан за несколько лет до их первой встречи, но на нем Винс сильно отличался от того парня с унылым лицом и впалыми щеками, который в январе 1944 года упал без сознания прямо у ног Шарлотты в приемной сенатора Говарда.
Шарлотта тут же бросилась помогать ему, а миссис П. схватилась за телефон, собираясь немедленно вызвать «скорую помощь». Почти сразу же рядовой пришел в чувство и, встав на четвереньки, попросил не отправлять его в госпиталь.
Только тогда Шарлотта выяснила, что он вовсе не останавливался в гостинице. Очевидно, ДаКоста ночевал в церкви. В те дни так поступали многие военнослужащие – те, кто не спал с ненасытной и неутомимой Салли.
И Шарлотта решила поступить так, как считала единственно возможным. Она не придумала ничего лучше, как привезти рядового ДаКосту к себе домой.
В первые ночи они с Эдной Флетчер по очереди дежурили у его кровати. Однако очень скоро пенициллин, прописанный доктором Барнсом, победил инфекцию (слава богу)! С тех пор молодой морской пехотинец стал чувствовать себя значительно лучше и спал уже не так беспокойно, как поначалу.
В понедельник он поправился настолько, что Шарлотта смогла вернуться на работу.
В тот день она впервые за несколько лет уже в пять часов вечера стояла одетая в пальто и готовая сорваться домой. Такое происходило только в те дни, когда Джеймс некоторое время оставался в Вашингтоне после их свадьбы. Тогда она не могла дождаться наступления вечера.
Но сейчас она чувствовала, что делает что-то не так. Ей казалось, что она каким-то образом изменяет своему погибшему мужу. Когда она сошла с автобуса и несколько кварталов шла домой пешком, ей почему-то представлялось, что она предает память Джеймса.
И когда она вошла в дом и повесила пальто на крючок, Шарлотта ощущала себя бодрой, но окончательно расстроенной.
Мама Флетчер готовила на кухне ужин и пела. Именно пела!
Шарлотта молча подошла к ней ближе и принялась помогать.
– Ему гораздо лучше, – сообщила мама. – Он съел весь завтрак и днем тоже перекусил. А недавно попросил меня помочь ему побриться. – Она подмигнула Шарлотте. Подмигнула! – Это хороший знак, когда молодой человек начинает заботиться о своей внешности и хочет побриться.
– Хорошо, – сухо произнесла молодая женщина. – Значит, он скоро выздоровеет и уедет от нас.
– Нет нужды торопить его, – спокойно ответила мать, помешивая соус.
– Значит, вам нравится, что в доме живет посторонний? – удивилась Шарлотта.
– Да, – призналась Эдна и вытерла руки о передник. – Нравится. Он очень милый молодой человек, умница и прекрасно играет в карты. Должна заметить, что мне и в самом деле доставляет удовольствие каждый день видеть его и заботиться о нем.
– Но это же не ваш сын! – в отчаянии воскликнула Шарлотта. Еще несколько дней назад она никогда бы не подумала, что станет так резко разговаривать со свекровью. – И не надо притворяться, будто это не так. Это глупо.
Мама Флетчер тоже была вынуждена повысить голос.
– Мой сын погиб. И если уж говорить о глупостях, то глупо было бы нам с тобой делать вид, что мы хоть как-то можем изменить это. Мы остались живы, а Джеймс погиб. И он не воскреснет, даже если мы будем продолжать относиться по-доброму к этому юноше.
Шарлотта повернулась и вышла из кухни. Она уже поднималась вверх по лестнице, как вдруг поняла, что вряд ли выдержит сейчас одиночество в своей спальне. В той самой спальне, которую она когда-то делила с Джеймсом. Ей казалось, что с тех пор минула целая вечность.
Винсент ДаКоста сидел как раз посреди ее кровати.
Одетый в пижаму Джеймса.
Шарлотта остановилась на месте как вкопанная.
Он держал в руках книгу, но не читал ее. Он смотрел на вошедшую в комнату женщину, и в его глазах читалось смущение. Он словно молча извинялся за свое непрошеное вторжение в чужую жизнь.
Разумеется, он слышал каждое слово Шарлотты и Эдны. Точно так же, как сама Шарлотта слышала все, что происходило у Салли в квартире наверху.
– Как вы себя чувствуете, рядовой? – поинтересовалась Шарлотта, стараясь, чтобы ее голос звучал вежливо.
На самом деле ей хотелось выскочить из комнаты и убежать куда-нибудь подальше. Она ненавидела себя за то, что успела заметить, насколько симпатичней стал ДаКоста, когда на его щеки вернулся розовый цвет, а сам он успел причесаться и побриться. Да, его можно было назвать красивым – теперь, когда из его темных глаз исчезла пелена постоянной боли и тревоги.
– Намного лучше, – ответил он. – Спасибо вам. Я уеду отсюда рано утром, если вы, конечно, не возражаете…
– А разве доктор сказал, что вы достаточно окрепли для того, чтобы путешествовать самостоятельно? – перебила его Шарлотта.
– Нет, но мне кажется…
– Когда доктор разрешит вам уехать, вот тогда и поговорим. При условии, конечно, что у вас есть дом, в который вы будете готовы переехать. Если нет, то пока что вы останетесь здесь, рядовой. И простите меня, если вдруг я сказала что-то такое, отчего показалась вам недостаточно гостеприимной.
Он отрицательно помотал головой:
– Что вы! Совсем нет, вот только…
– Мой муж погиб. – Она уже говорила об этом, но как только произносила эти слова, то поражалась тому, что они звучали как в первый раз.
– Я знаю. – Их взгляды встретились, и Шарлотта поняла: он действительно знает об этом. Он сам был серьезно ранен, сражаясь на этой проклятой войне. Он понимал, что означает смерть там, где каждый день рвутся бомбы, где тебя каждую секунду поджидает опасность. Где тебя может разнести в клочья или ты просто умрешь оттого, что истечешь кровью, продолжая сражаться до последней секунды. – Примите мои соболезнования. Миссис Флетчер, ваша свекровь, рассказала мне о том, что он погиб в Перл-Харборе. Мы потеряли там очень много ребят.
Но Шарлотте сейчас не нужно было его сочувствие.
– Какое глупое выражение, – сухо заметила она. – «Потеряли». Как будто мы какие-то ротозеи и не уследили за тем, куда они все делись.
Он сразу же заметил, что она чем-то разозлена.
– Мне кажется, что слово «потерянный» больше относится к выжившим, – тихо сказал ДаКоста. – Ведь это действительно страшная потеря. И ваша, и моя в том числе. – Он не спускал с нее глаз. – На Тараве мы потеряли более восьмидесяти процентов моего взвода, миссис Флетчер. Я лично уже никогда не буду прежним после всего того, что мне пришлось там увидеть.
Шарлотте очень не хотелось, чтобы ДаКоста ей нравился. Он должен был бы оставаться для нее всего лишь раненым, анонимным рядовым, которому она помогала восстанавливать здоровье. И все.
Но Винс ДаКоста перестал быть анонимным бойцом в тот день, когда Шарлотта принесла из дома лишний сэндвич, которым собиралась поделиться с ним в обед. Пока они разговаривали, он успел сообщить ей кое-что о себе. Он жил у моря, отец его ловил омаров, так что половину своего детства Винс провел в воде. Лучше, чем плавать, он мог только управлять лодкой.
Винс не пошел учиться в колледж, но он был первым из семейства ДаКоста, кто окончил среднюю школу. Для бедной пролетарской семьи это было настоящей победой.
По словам Винса выходило, что остальное образование он получил так же, как это вышло и у Авраама Линкольна. Он читал буквально все, что попадалось ему в руки.
Включая, очевидно, и «Маленьких женщин» – книгу, которая лежала сейчас рядом с ним на кровати.
Странный выбор. Особенно если учесть, что библиотека Джеймса состояла из более «мужских» книг. Сюда входили, например, рассказы Джека Лондона и полное собрание рассказов о Шерлоке Холмсе, причем все это легко было найти на полках.
Но, может быть, Винс предполагал, что для Шарлотты станет ударом даже просто увидеть его в пижаме, некогда принадлежавшей мужу, и не хотел ее расстраивать еще сильнее.
– Пора делать перевязку. – Она знала, что он ненавидит эти минуты. Винс покорно ложился на кровать и закрывал лицо руками, как будто от этого становился невидимым. И все время, пока она возилась с ним, ДаКоста не переставал краснеть.
Конечно, поменять повязку она могла бы и после ужина. Просто Шарлотте очень хотелось, чтобы он снова превратился в пациента. Слишком трудно ей было общаться с ним как с мужчиной, как с человеком.
Пристальный взгляд ДаКосты подсказал Шарлотте, что он догадался о ее мыслях. Но в его глазах она увидела только доброту, а не обиду и не обвинение.
– Я чувствую себя достаточно хорошо и в состоянии сам менять повязки, – сообщил он.
– По-моему, раньше вы тоже так считали, но дело кончилось тем, что вы занесли в рану инфекцию, – напомнила женщина.
– Но я считал, что уже почти вылечился, – начал оправдываться Винс. – Так оно и было. Только вот… В общем, вы правы. Мне нужно было более внимательно относиться к себе. Обещаю, что больше никогда не повторю подобную ошибку.
– В последний раз вы давали обещание, что, если мы оставим вас здесь и не отправим в госпиталь, вы позволите нам менять повязки каждый день, – упрямо продолжала Шарлотта.
– Миссис Флетчер, – вздохнул Винс. – Я действительно чувствую себя намного лучше, и все начинает возвращаться на свои места. – Он продолжал смотреть ей прямо в глаза, хотя на его щеках начала проступать предательская краска.
Отлично. Шарлотта почувствовала, что еще немного, и она покраснеет сама. Она уже собиралась закончить разговор, но в этот самый момент домой вернулась Салли. Ее возвращение сопровождалось шумом и грохотом.
Хотя ее гостиная располагалась не прямо над головами Винса и Шарлотты, молодым людям было хорошо слышно, как Салли топает ногами, словно исполняет фламенко, явно вознамерившись проломить пол.
Салли включила радио, но диктор, как ни старался, не смог заглушить ее и ее гостя. Хозяйка квартиры говорила тоненьким голосом и все время смеялась, ее визитер что-то хрипел в ответ.
Шарлотта посмотрела на часы и охнула про себя. Еще не было шести, а Салли уже успела кого-то привести.
Шаги наверху не прекращались, смех становился громче. Теперь Салли и ее ухажер оказались в спальне. Судя по звукам, они устроили какую-то дикую возню вокруг кровати. Салли убегала, мужчина пытался ее догнать.
Но вот послышалось счастливое хихиканье, и пружины кровати дружно скрипнули.
Кто бы ни был этот незнакомец, он ее поймал.
Обычно в этом месте на пару минут наверху наступала тишина: Салли и ее ухажер раздевались. Но на этот раз мужчина, казалось, очень торопился, потому что уже через пять секунд пружины принялись ритмично поскрипывать.
Не приходилось сомневаться, чем эти двое занимаются там, в спальне.
Смех Салли сменился сладкими стонами.
Бедняга Винсент растерялся не меньше Шарлотты. Наверное, даже больше, если такое вообще возможно было представить.
Шарлотта бросилась было к двери:
– Я пойду посмотрю, как там ужин, – но тут же застыла на месте. Наверное, было бы неправильно вот так бросать его слушать, как совокупляется соседка. Нужно было просто проигнорировать эти звуки, ведь в отличие от Шарлотты Винс не мог уйти из комнаты. Нужно было что-то делать или говорить. И Шарлотта сказала: – Простите меня за то, что вы вынуждены все это слушать…
Он уже взялся за книгу, но тут же снова закрыл ее, придерживая пальцам то место, где остановился:
– Ну, вы не виноваты, что в этом доме такие тонкие полы и стены. А этот солдат, наверное, в отпуске. Или у него просто увольнительная.
– Ее муж погиб на войне.
Он помолчал всего лишь секунду и продолжал:
– Наверное, каждый человек по-своему справляется со своим личным горем.
– Ну, она справляется с ним бесконечно долго, – горько усмехнулась Шарлотта. – Практически каждую ночь. Иногда это становится невыносимо. Поверьте мне, ночи тоже бывают бесконечными.
– Я провел одну ночь в окружении врагов, – вспомнил Винс. – Мы закопались в песок прямо на берегу моря. Я и еще один парень, у которого ногу… ну, в общем, его сильно ранило. И я всю ночь вынужден был слушать, как он плачет и зовет свою мать.
Шарлотта не шевелилась и молчала.
– Вот это была действительно бесконечная ночь, – кивнул ДаКоста, а в это время наверху раздался довольный стон Салли и шум затих.
– Простите, – через силу проговорила молодая женщина и опрометью выскочила из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, захватывающий, читала на одном дыхании
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100