Читать онлайн Притяжение ночи Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Малдун продолжал держаться за канаты, а Джоан упорно молчала. Шло время, а она так и не произнесла ни слова. И похоже, не собиралась ничего говорить.
Боже мой! Никогда раньше Малдуну не приходилось еще так экспериментировать. Да ему и не приходилось рассыпать подобные комплименты. Он и сам не хотел никому навязываться. И теперь он понял, почему раньше первым никогда ничего не говорил женщинам о своих чувствах. Он боялся встретить отказ, как это произошло сейчас. И от этого ему стало особенно грустно и обидно.
Тем более что от Джоан исходил восхитительный аромат, и держать ее в объятиях было на удивление приятно. Боже мой! Эта женщина прямо-таки излучала сексуальность, чего сама, наверное, даже и не подозревала. У нее была красивая кожа, мягкая и гладкая на щеках, но с крохотными морщинками возле глаз. Подобные морщинки образуются у тех, кто любит смеяться, а Малдуну нравились именно такие женщины. С сегодняшнего дня, когда ему придется делать свой выбор, он первым делом всегда будет смотреть, есть ли у женщины такие морщинки. Он потерял слишком много времени, общаясь с чересчур серьезными дамами, которые не стали бы смеяться даже на свидании с Адамом Сандлером. Решено! Больше он никогда не будет связываться с женщинами, у которых отсутствует чувство юмора.
Он давно покончил с дамами, которых не за что подержать. Хватит этих костлявых, вечно голодающих, тощих, как спички, красоток, которые просят сходить с ними в ресторан, а сами весь вечер ковыряются в салате, так и не съев и четверти порции. Это даже не смешно!
И больше никаких блондинок. Малдуну нравились темные волосы, такие, как у Джоан, – густые, темно-коричневые, может быть, с красновато-золотистым отливом. Он вспомнил, что такой цвет называется каштановым. Точно. И еще у женщины обязательно должны быть карие глаза. Такие же, как у нее.
В настоящее время ее карие глаза были закрыты. Но вот она открыла их и посмотрела через плечо на лейтенанта. И наконец-то заговорила:
– Вы что же, черт побери, решили начать ухаживать за мной на высоте шестидесяти футов от земли?!
– Всего тридцати пяти футов, – поправил Малдун. – И я вовсе не ухаживал за вами, – соврал он, поскольку ей его затея, по всей вероятности, не понравилась. – Ничего подобного. Я только хотел… Вы говорили, что не принадлежите к весовой категории «пуха и пера», как будто в этом есть что-то зазорное. И я хотел дать вам понять, что многие парни не любят худых девушек, которых, кажется, сдует при первом же серьезном ветре. Многие ребята предпочитают женщин, которые выглядят как женщины и имеют при этом… женские тела. Так вот, я как раз принадлежу именно к таким парням. Лично мне кажется, что у вас роскошное, потрясающее тело. И не вздумайте портить его диетами. Если вы сбросите десять килограммов, то станете ходячим скелетом. Это вы понимаете?
Ему удалось удивить ее. Впрочем, он и самого себя удивил, наверное, ничуть не меньше. Несмотря на то, что он солгал ей насчет своих намерений, он раньше никогда не был настолько честен с женщиной. По крайней мере, он не говорил ни одной из них, что именно его так заводит.
Искренняя улыбка, черточки-морщинки вокруг глаз, образующиеся у тех, кто много смеется, мягкое тело и пышные формы, а также именно такие ноги, какие были у Джоан ДаКосты.
– Ну что ж, – негромко произнесла она. – Благодарю нас. Спасибо. Это, пожалуй, самый убедительный аргумент в пользу того, чтобы я больше никогда не оставляла себя без десерта. Давненько мне не приходилось слышать подобных комплиментов.
Она еще раз взглянула на него, чуть заметно улыбнулась и отвернулась.
Ну, Джоан, давай же. Скажи то, что тебе так хочется сказать. Именно сейчас, по мнению Малдуна, она должна была клюнуть на его весьма прозрачный намек и пригласить к себе в гостиницу, чтобы вместе отведать за ужином этот самый десерт. А потом, как следствие, и позавтракать.
Джоан прокашлялась. Ну вот, кажется, она решилась.
– Вы очень милый молодой человек.
Ну вот еще! Это еще хуже, чем слышать из ее уст обращение «Джуниор». Малдун знал по собственному опыту, что, если ты называешь кого-то милым (или так называют тебя), это означает развитие дружеских отношений и абсолютно никакого секса.
Да, ответом на его предложение послужили ее невинные слова, содержащие в себе весьма сомнительную похвалу. Ему стало ясно, что уж сегодня он точно ничего не добьется. Да и вообще в обозримом будущем ему, похоже, не светило оказаться в ее гостиничном номере. Он-то знал, что «милый молодой человек» являлось полной противоположностью такому определению, как «сексуальный и во всех отношениях привлекательный».
Сомневаться больше не приходилось. Она и впрямь посчитала его слишком молодым для себя.
– И мне действительно очень хочется поскорей спуститься на землю, – добавила Джоан.
– Я ни за что не дам вам упасть. – Малдуну показалось, что он повторил эти слова уже в тысячный раз за последние пятнадцать минут. Теперь он старался сделать все, чтобы в его голосе не прозвучали нотки отчаяния. Правда, он знал, что Джоан его не слушает, поскольку не слишком-то ему доверяет. И с чего бы ей верить ему? Он ведь такой юный!
– Я боюсь не потому, что могу упасть, – пояснила она. – Мне страшно за вас… Эй, да вы меня совсем не слушаете, Майкл. Постараюсь объяснить доходчиво. На мне есть страховочные ремни. И даже если я поскользнусь, я не свалюсь на землю. Но если я случайно толкну вас, и вы упадете – а именно так все и произойдет, то от вас и мокрого места не останется. Теперь ясно?
– Ничего подобного не случится.
– А я говорю, все будет именно так.
– Никогда, – упорствовал Малдун. Ему захотелось хорошенько встряхнуть эту женщину. – И кстати, это вы не желаете меня слушать, а не я вас. – Малдун уже знал, как ему следует действовать. – С вами все будет в порядке, если я вас ненадолго оставлю? Я хочу вам кое-что продемонстрировать. Но я не отойду от вас, если вы не скажете мне, что с вами все будет в полном порядке.
Она выгнула шею, чтобы посмотреть на него через плечо.
– А что вы собрались делать?
– Но с вами все будет в порядке?
– Да, но…
– Это все, что мне нужно было услышать, – не дал ей договорить Малдун.
– Но…
– Ш-ш-ш! – зашипел лейтенант, заставляя Джоан замолчать. – Теперь держитесь крепче, потому что сеть сильно дернется. Просуньте руки поглубже в ячейки, по самые локти. Вот так. Вы должны чувствовать себя в полной безопасности.
Теперь он заручился ее вниманием. Женщина снова оглянулась на Малдуна, глаза ее расширились.
– Но что вы собираетесь…
Он не стал ждать, пока она закончит фразу. Малдун резко рванулся вперед и очень скоро очутился чуть ли не на самом верху препятствия. Он хорошо видел, как она смотрит на него, подняв голову. Отлично.
Ну что ж, Джоан. Теперь внимание. Смотри!
И Малдун оторвался от сети. Он начал падать, причем очень быстро. Ноги его повисли в воздухе, и с того места, где находилась Джоан, могло показаться, что он действительно стремительно несется к земле. Может быть, технически этот прием именно так и исполнялся. Но при этом Малдун полностью контролировал свое падение и мог прекратить его в любую секунду.
И он действительно остановился как раз рядом с Джоан.
Канаты натянулись и застонали под его весом. При этом вся сеть сильно дернулась, но Джоан крепко вцепилась в нее и не собиралась отпускать.
Малдун идеально все рассчитал и исполнил прием великолепно. Джоан в страхе зажмурилась.
– Боже мой! Боже мой! – испуганно повторяла она. – Боже мой!
– Хотите, я повторю для вас этот трюк? – предложил Малдун. – Только на этот раз не жмурьтесь, а смотрите внимательней.
Джоан гневно сверкнула на него глазами:
– Что за мальчишеские выходки?! Вы могли бы заранее меня предупредить о том, что собираетесь сделать!
Ух ты! Получается, что она и в самом деле испугалась за него.
– Я просто хотел вам продемонстрировать…
– Вы совершили ошибку. Причем огромную. И если ваш выпендреж на этом закончился, я бы хотела поскорей очутиться внизу.
– Ну, перестаньте, вы же не собираетесь бросить меня здесь одного, верно?
– Я. Хочу. Спуститься. Вниз, – громко и отчетливо объявила женщина. – И при чем здесь вы? Вы мне не нужны. – И она принялась осторожно спускаться.
Малдун перемещался вниз вместе с ней.
– Джоан, послушайте…
– Не раскачивайте сеть! – приказала она. – Оставайтесь на своем месте. Я сама спущусь.
И она действительно благополучно добралась до самого низа.
Но как только она очутилась на земле и принялась расстегивать страховочные ремни, Малдун снова оказался рядом.
– Вот уж не думал, что вы способны бросить дело на полпути и убежать, – заметил он. Пожалуй, сейчас это были не самые подходящие слова для расстроенной женщины.
Она начала закипать:
– А я не знала, что вы полный идиот.
Сбросив с себя страховочные ремни, она устремилась к скамейке, подхватила свою юбку, туфли и сумочку и заторопилась на парковочную площадку.
Малдун оглянулся на сеть. Дженк и Гиллиган уже спускались на землю. Космо все еще торчал наверху, как странная гигантская птица, решившая принять солнечную ванну.
– Сложите ремни и трос, – приказал Малдун, а сам ринулся вслед за Джоан.
– Послушайте, подождите секундочку, – начал он, нагнав ее уже на стоянке и схватив за руку.
Она выдернула ее и даже не сбавила шаг:
– Вы перепугали меня до смерти! Вы должны были сразу рассказать мне про свои цирковые трюки. Но нет! Вам нужно было покрасоваться передо мной.
– Но я же говорил вам, что полоса препятствий не представляет для нас ничего трудного, – объяснил Малдун, когда Джоан, остановившись перед взятой напрокат машиной, принялась искать в сумочке ключи. – Я провел с вами значительное время, рассказывая о том, что в программу можно будет включить затяжные прыжки с парашютом и спуск на тросах с вертолетов. Неужели вы так и не поняли, что, если мы умеем это делать, подъем по грузовой сети для нас – сущий пустяк?
– Нет, не поняла. – Джоан отперла дверцу автомобиля и кинула свои вещи на заднее сиденье.
– Ну что ж, в таком случае мне очень жаль.
Она только засмеялась, устраиваясь за рулем, хотя сейчас ей было не до смеха:
– Только и всего?
– Да нет же! Это совсем не то, что я…
– Мне кажется, будет лучше, если мне назначат другого помощника. – Джоан избегала смотреть Малдуну в глаза.
Ну вот!
– Послушайте, Джоан. Я думаю, что не нужно…
– Завтра утром я первым делом позвоню лейтенанту-коммандеру Паолетти. – Она захлопнула дверцу и завела двигатель.
– Джоан…
Но она даже не стала опускать стекло. Дала задний ход, выехала со стоянки и устремилась вперед.
– Вот черт!
Малдун зашагал назад к полигону и очень скоро увидел Сэма Старретта, который что-то доставал из кузова своего пикапа.
– Похоже, твой план не сработал, – прокомментировал Сэм.
– Все должно было получиться просто замечательно. И если я стремился к тому, чтобы она обозвала меня идиотом и уехала в город одна, можно сказать, что я своей цели добился.
Сэм был человеком тактичным и не стал смеяться в лицо Малдуну. Он достал из пикапа свою сумку, перекинул ее через плечо и обошел машину, чтобы оказаться рядом с младшим лейтенантом и иметь возможность нормально с ним поговорить. Ему не хотелось кричать на всю парковку.
– Иногда можно определить, насколько ты понравился женщине, именно по тому, насколько ты сумел ее разозлить.
Малдун только фыркнул в ответ.
– Я понимаю, что это звучит глупо, – продолжал Сэм, – но это правда. Кстати, я сам узнал эту истину слишком поздно. Не повторяй мои ошибки. Эта дама из Белого Дома сейчас находится в идеальном эмоциональном состоянии для того, чтобы ты позвонил ей и извинился по-настоящему. Только не жалей слов. Не скупись, ползай перед ней на коленях. Соглашайся на все, полностью признавай свою вину. Скажи, что она на сто процентов права. Женщины любят считать себя правыми. А потом пригласи ее на ужин.
– Я даже не знаю… – Трудно было согласиться следовать советам Сэма насчет романтических отношений, потому что у того и брак оказался неудачным, и с любовницей, по-видимому, что-то не ладилось. К тому же Старретт со своим протяжным техасским говором вовсе не напоминал известных психологов.
– В общем, поступай как хочешь, – пожал плечами лейтенант, – но лично я на твоем месте обязательно пригласил бы ее на ужин. Пока еще не слишком поздно.
– Я уже пробовал, – признался Малдун. – Но она отказалась. Сказала, что устала.
– «Устала» еще не значит «нет». Устала значит только то, что она действительно устала. Ради бога, пригласи се еще раз. Пригласи ее на обед, если не хочешь снова напоминать об ужине. Пригласи ее пропустить по рюмочке. Предложи ей покататься на лодке. Не сиди на месте и не ковыряй в носу. Действуй! Пригласи ее куда угодно. А если нет – то, значит, она была права и ты действительно самый настоящий идиот.
– Ну спасибо и на этом, лейтенант.
– Рад помочь.


Мэри-Лу никак не могла найти ключи от машины. Через полчаса ей нужно было ехать в город и забирать Хейли из детского центра, и она никак не могла этого сделать без ключей.
Что еще хуже, скоро начинало темнеть, и уже в сумерках она бы ни за что их не отыскала.
Она ползала на четвереньках по саду Робинсонов, молясь о том, чтобы пауки и змеи, которые могли попасться ей на пути, оказались бы неядовитыми. Она старалась не расплакаться снова, пока прочесывала клумбу с розовыми и желтыми цветами.
– Я могу вам чем-нибудь помочь? – услышала она чей-то мелодичный голос.
О господи!
Мэри-Лу никак не могла заставить себя повернуться и посмотреть в лицо мужчине, который стоял рядом с ней. Пока что она сконцентрировала свое внимание на кожаных сандалиях и смуглых длинных пальцах ног.
Перед ней оказался садовник Робинсонов. В последний месяц или два она часто видела его в округе. Высокий, тощий, темнокожий иностранец. Он появлялся у Робинсонов каждую неделю, стриг лужайку, ухаживал за цветами и подправлял клумбы. В том числе и ту, которую сейчас исследовала Мэри-Лу, отчаянно стараясь при этом не повредить растения. Мужчина был ей не знаком, но он так старательно следил за садом Робинсонов, что Мэри-Лу не удивилась бы, узнав, что кое-кто еще из соседей успел нанять его по контракту как приходящего садовода.
И это даже несмотря на тот факт, что выглядел этот тип страшновато. Можно было подумать, что в свободное от работы время он тайно руководит ячейкой террористов Аль-Каиды.
– Я… э-э-э… потеряла ключи от машины, – объяснила женщина. Боже мой, в какой глупости приходится сознаваться перед этим человеком. Можно подумать, что она валялась на клумбе, и ключи случайно выпали у нее из кармана.
– Я сама швырнула их сюда, – продолжала она, после чего была вынуждена признаться и во всем остальном, – Для того чтобы не поддаться соблазну и не отправиться в «Божью Коровку», где мне хотелось нализаться до потери сознания. – Она вытерла пот со лба тыльной стороной ладони. – Такое объяснение вас устраивает? Так что если вы не ясновидящий и не можете определить, куда именно попали мои ключи, значит, вы мне не в состоянии помочь. Но все равно спасибо за то, что предложили.
Сандалии затопали куда-то в сторону дома. Ну и слава богу! Видимо, Господь все же сжалился над Мэри-Лу.
Но вскоре сандалии снова вернулись на прежнее место. Кроме того, женщина увидела, что садовник на этот раз прихватил с собой металлодетектор. Такой, которым на пляже люди ищут потерянные драгоценности и монетки.
– Вы позволите?..
Мэри-Лу оставила клумбу в покое и уселась на лужайке. Пока она стряхивала землю с колен, садовник включил свой прибор и уже через секунд пять выключил. Он сунул руку куда-то между розовых цветов и извлек ключи несчастной женщины.
Слава Всевышнему!
Но вместо того, чтобы сразу передать их хозяйке, садовник уселся рядом с ней, скрестив ноги.
– Вы точно уверены, что хотите сейчас же ими воспользоваться? – произнес он с явным иностранным акцентом.
Теперь, когда он сидел на траве, она могла получше разглядеть его и к тому же смотреть ему прямо в глаза.
Когда этот мужчина впервые появился у Робинсонов, Мэри-Лу пожаловалась на него своей сестре. Нет, она не имела предрассудков насчет иностранцев. Она первой вынуждена была признать, что сад у соседей буквально зажил новой жизнью. Но после событий одиннадцатого сентября мало кому хотелось видеть у себя в округе незнакомых арабов.
Садовник оказался старше, чем она предполагала, когда наблюдала за его работой из окна на кухне. Теперь она лучше разглядела морщинки вокруг его глаз и рта. Он носил бороду, и, хотя она была ухоженной, именно из-за нее его смуглое лицо выглядело еще темней.
Издали ей казалось, что он постоянно хмурится, но сейчас она поняла, что ошибалась. Ее вводили в заблуждение его грубые черты лица и густые брови – они создавали впечатление, что этот человек все время на кого-то сердится. Теперь она убедилась в том, что на лице садовника, наоборот, все время присутствует спокойная полуулыбка.
В его глазах она не увидела ничего, кроме тепла и доброты.
Он держал ключи на своей широкой мозолистой ладони. Мэри-Лу могла просто взять их, поблагодарить садовника и отправиться к себе домой. Эпизод на этом был бы полностью исчерпан.
Но араб вдруг заговорил:
– А я видел вас на одном из собраний в церкви. Я тоже часто хожу туда. Почти каждый вечер.
Выходит, этот тип тоже является членом общества анонимных алкоголиков? Мэри-Лу молча уставилась на него.
– Вы часто бываете там вместе со своей малышкой, – продолжал садовник. – Она такая красивая и все время улыбается. Вы, наверное, очень ею гордитесь, да?
– Да, – согласилась Мэри-Лу.
Он понимающе кивнул:
– Мне кажется, что вы на самом деле и не собирались ехать в «Божью Коровку», правда?
Мэри-Лу снова разревелась. Это было странно, даже нелепо. Ей казалось, что она успела полностью выплакаться. Сначала на подъездной дорожке, потом в доме. Она сидела на кухне и, безутешно рыдая, сцеживала молоко из груди, как какая-то корова в человеческом обличье. Но, оказывается, слезы у нее еще оставались. Теперь они с новой силой хлынули из глаз, и она уже не могла их остановить.
Садовник продолжал сидеть рядом. Он не стал участливо поглаживать ее или утешать словами, но и не торопился уходить. Он просто сидел и чего-то ждал.
– Простите, – наконец выдавила Мэри-Лу.
– Наверное, вашего куратора нет дома и вам не с кем было поговорить и посоветоваться, так?
– Так.
Он снова кивнул.
– Это плохо. Но зато вы очень умно поступили, когда выбросили ключи. Молодец!
Мэри-Лу взглянула на араба и вытерла глаза:
– Вы действительно так считаете?
Он улыбнулся еще шире, но улыбка от этого ничего не потеряла, оставаясь такой же нежной, как и прежде.
– Я в этом уверен. Вы же находитесь у себя дома, и при этом вы совершенно трезвая. Возможно, у вас было плохое настроение. Но сейчас все прошло.
В этом Мэри-Лу совсем не была уверена. Впереди еще целая ночь, полная переживаний. Она обязательно будет думать о Сэме и Алиссе… Боже мой, не надо даже вспоминать об этом!
– А сколько времени вы уже не пьете? – поинтересовалась женщина. – То есть, конечно, если вы не возражаете против моего вопроса…
– Уже больше четырех лет.
– Вот это да!
– А вы?
– Полтора года.
Он снова улыбнулся.
– Отлично!
– Но не настолько, как у вас. Боже мой! Подумать только: четыре года…
По улице проехала машина, но не соседская. По крайней мере, Мэри-Лу ее не узнала. Она даже не могла представить, что вообразят о ней те, кто находился в этой машине.
– Весь фокус заключается в том, чтобы не думать о больших промежутках времени, – пояснил садовник. – Ни один человек не может решить не пить четыре года подряд и выполнить это. Но если он примет решение не пить сегодня? Это тоже сложно, но выполнимо. Я бы ответил вам так: я принимал решение «не пить сегодня» каждый день в течение четырех лет.
– А мне почему-то казалось, что арабам вообще не разрешается пить спиртное, – заметила Мэри-Лу.
– У мусульман действительно есть законы, которые запрещают им употребление алкоголя, все верно, – поправил ее садовник. – Но многие все равно пьют. А вот христианам, например, нельзя упоминать имя Господа всуе, но что мы видим в реальной жизни? Евреи не должны есть свинину, в том числе и ветчину. А у католиков свои правила насчет воспроизведения потомства, но многие из них все это просто игнорируют. И так в любой религии. Есть мусульмане, строго соблюдающие все требования Корана, есть и другие, не столь ревностные. Я вырос в семье, где большей частью, придерживались правил, принятых на Западе. Мои родители и их друзья и сами пили вино, и угощали своих близких. Но при этом мы чтим Рамадан и не забывали о других религиозных традициях.
– Откуда вы сами? – поинтересовалась Мэри-Лу.
– Мы живем тут неподалеку…
– Нет, я имела в виду, откуда вы родом.
– Из Саудовской Аравии. Когда мне исполнилось шестнадцать, родители эмигрировали. Им повезло. Сначала мы жили в Беверли-Хиллз, потом переехали поближе к вам. – Он снова улыбнулся. – А вы сами из каких мест?
Из ниоткуда.
– Когда я была маленькой девочкой, мы часто переезжали из города в город, – вздохнула женщина. – Мне вспоминается Алабама, Арканзас, Луизиана. Если поблизости от дома оказывался бар, мы оставались там. Видите ли, дело в том, что я – пьяница во втором поколении. И в том, что я начала пить, нет ничего странного.
– Но вы не таскаете с собой дочку из города в город, от бара к бару, – возразил араб.
– Да, но сегодня мне очень хотелось это сделать.
– Однако вы не поддались своей слабости, – снова заметил садовник, и голос его прозвучал достаточно нежно.
Мэри-Лу подтянула колени к подбородку:
– Подружка моего мужа приехала в наш город. Я больше чем уверена, что сегодня ночью они будут вместе.
Садовник молчал, и Мэри-Лу вопросительно взглянула на него. Он тоже смотрел на нее, но теперь лицо его помрачнело, а голос стал грустным:
– Значит, вот почему вы решили так строго себя наказать…
– Нет, – помотала головой Мэри-Лу. – Я просто хотела напиться в задницу, до беспамятства, чтобы, мать ее… не думать, как они трахаются.
Садовник часто заморгал, услышав от женщины сразу столько бранных слов. Но этим его реакция на ее ругань и ограничилась. Он оставался на удивление спокойным и бесстрастным, и в этот момент Мэри-Лу возненавидела его за безучастие к своей судьбе. Впрочем, сейчас она ненавидела всех и каждого.
Кроме, конечно, Хейли.
– Может быть, вам следует спросить себя, почему вы остаетесь с ним, раз уж его поступки вызывают у вас желание выпить, – задумчиво произнес садовник.
– Я люблю его, – ответила Мэри-Лу, но сейчас ее слова прозвучали как-то холодно и неубедительно.
– Понятно. Тогда вам нужно честно и серьезно поговорить с ним. Скажите ему, что вы не потерпите другой женщины в его жизни.
– Я уже говорила ему об этом. – Мэри-Лу не верила себе. Как же получилось, что сейчас она делится самым сокровенным с соседским садовником? Вот так просто раскрывает ему тайны своего сердца! – Но муж все отрицает. Он говорит, что не виделся с ней с тех пор, как женился на мне.
– А может быть, он говорит правду?
– Эта женщина в городе, я сама ее видела. А он позвонил и сообщил, что этой ночью домой не придет. Не нужно быть гением-математиком, чтобы разгадать их планы.
Садовник промолчал.
– Кстати, если вам это еще интересно, я искала ключи вовсе не для того, чтобы иметь возможность напиться, – печально сообщила Мэри-Лу. – Мне обязательно нужно было найти их дотемна. Но не для того, чтобы поехать в «Божью Коровку», я вам клянусь. Я собиралась принять душ и забрать свою дочку из детского дневного центра. Вот почему мне так понадобились ключи. Чтобы забрать домой ребенка.
– И еще, может быть, они пригодятся вам для того, чтобы съездить на очередное собрание анонимных алкоголиков? – напомнил садовник.
– Определенно, – кивнула женщина.
– И вы не будете думать ни о чем плохом этой ночью, ладно?
Он некоторое время просто смотрел на нее своими темными, как полночь, бездонными глазами, словно что-то обдумывая. Наконец он сунул руку в карман, вынул оттуда потрепанный кожаный бумажник и извлек из него чуть погнутую визитку.
– Здесь есть мой домашний телефон, – сказал араб, протягивая ей карточку вместе с ключами. – Я свободен каждый день после половины десятого. И если вам требуется с кем-нибудь поговорить, пусть даже очень поздно вечером…
На белой плотной бумаге простым шрифтом было напечатано: «Работы по двору и саду. Ибрагим Рахман». После этого следовал номер его телефона.
– Я не знаю… – начала было Мэри-Лу и запнулась. Она хотела сказать: «…одобрит ли мой муж наши разговоры». Но в таком случае она бы солгала садовнику. Сэму было наплевать, даже если его жена возьмет карточку у этого мужчины и будет названивать ему каждый вечер.
– Спасибо, – вместо этого негромко произнесла Мэри-Лу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, захватывающий, читала на одном дыхании
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100