Читать онлайн Притяжение ночи Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Чарли устроилась в одном из удобных шезлонгов на застекленной веранде в доме Донни.
Эту мебель они с Винсом купили для внука еще несколько лет назад, и Чарли не раз возмущалась из-за того, что Донни ею совсем не пользуется.
Проблема была в том, что Донни не выходил на веранду. Хотя здесь были и стены, и потолок, пришельцы могли просочиться через микрощели между рамами и стеклами.
Но Винс лишь улыбался, слыша ее ворчание, так же, как улыбался в критических ситуациях все эти долгие годы, пока они жили вместе.
– Видимо, эти кресла были предназначены для нас, – говорил он.
В каком-то смысле он оказался прав. И ему, и Шарлотте с тех пор приходилось проводить здесь много времени и, соответственно, часто пользоваться выставленной на веранду мебелью.
Донни все еще спал в доме, а Винс, как и обещал внуку, «охранял» его от вторжения пришельцев из космоса.
Хотя эти твари могут напасть на дом и так, что Винс этого даже не услышит, особенно если они забудут прихватить с собой военный духовой оркестр с барабанами.
Слух Чарли тоже начинал понемногу слабеть. Разумеется, он уже не был таким же острым, как раньше.
Шестьдесят лет назад она прекрасно слышала каждое слово в коридоре или соседней комнате, даже произнесенное шепотом. Особенно ярко ей запомнился один день.
– Я… я пришла сюда, к вам, чтобы поблагодарить вас за то, что вы сделали для меня вчера ночью… В общем, вы спасли меня…
Шарлотта лежала на кровати в спальне в той самой квартире, которую когда-то разделяла с Джеймсом. Она чувствовала себя уставшей и измотанной событиями прошлой ночи. И все же голоса, даже негромкие, пробудили ее ото сна.
В том, что она окончательно выбилась из сил, не было ничего удивительного. Она осталась в квартире Салли ждать полиции. После этого она проводила Винса назад, к себе, промыла и перевязала раны на его ногах. Бедняга сильно порезался об осколки оконного стекла, которое ему пришлось выбить, чтобы проникнуть в жилище Салли.
Но перед тем, как отправиться спать, она попросила Винса еще раз показать ей свои раны. Она хотела своими собственными глазами увидеть их и убедиться в том, что путешествия вверх и вниз по лестнице не навредили ему и швы не разошлись.
Однако для того, чтобы Винс уступил ей, Шарлотте пришлось расплакаться. При этом поток слез, хлынувший у нее из глаз, явился неожиданностью как для солдата, так и для нее самой. Она, в общем-то, никогда не отличалась особой эмоциональностью и привыкла сдерживать свои чувства. Да уж если говорить начистоту, она не плакала так горько даже тогда, когда получила телеграмму о смерти Джеймса.
Увидев, что с Винсом все в порядке, она (как ни парадоксально это звучит) расплакалась еще громче. Правда, на это раз скорее от облегчения.
Тогда он просто обнял ее. Винс понимал, что в данной ситуации не нужно ничего говорить. Поэтому он просто держал ее в своих объятиях и гладил по голове.
Потом она успокоилась и прилегла на кровать, но он по-прежнему не хотел отпускать ее. Так она и лежала рядом с мужчиной, на которого Джеймс, например, и смотреть бы не стал. Простой рядовой морской пехотинец без образования. Сын ловца омаров из какого-то захолустья. Да еще с такой фамилией, как ДаКоста, которая не сулила ничего хорошего, во всяком случае на политической арене, куда всегда стремился попасть ее Джеймс.
Шарлотта пролежала несколько часов, глядя в окно на темное ночное небо и прислушиваясь к дыханию Винса.
Он сам устал не меньше ее, а потому вскоре заснул, и тогда машинально прижал ее к себе еще плотней. И хотя днем он всегда вел себя как истинный джентльмен, ночью его тело повело себя предательски и отреагировало на близость молодой здоровой женщины чисто по-мужски.
Господи Всемогущий, дай ей сил! Это все, о чем она могла просить Бога, стараясь не поддаться слабости и самой не потянуться к Винсу. Точно так же, как когда-то тянулась к Джеймсу, проснувшись посреди ночи и обнаружив, что он хочет и ждет ее.
Хотя, возможно, они и должны были лежать рядом и их отчаявшиеся тела могли поступать так, как велела им природа. Да простит ее Джеймс, но Шарлотте очень хотелось лежать рядом с этим мужчиной. Если даже раньше она не ощущала такого желания, то теперь, увидев, как беззаветно он преодолевает лестницы, чтобы помочь Салли, полностью позабыв о собственном здоровье, Шарлотта оценила его мужество.
И ей захотелось почаще бывать в его обществе.
Когда же она услышала слова предупреждения, с которыми он обратился к буяну, его угрозу, произнесенную как бы между прочим, она поняла, что раны, полученные Винсентом на Тараве, задели больше не его тело, а душу. И это тоже сыграло свою роль в отношении Шарлотты к отчаянному бойцу.
Ей захотелось делить с ним кровать каждую ночь, прижиматься к его телу и ощущать его так же, как в свое время она ощущала тело своего супруга. Ей хотелось смеяться вместе с ним, надеяться на будущую счастливую жизнь и навсегда соединить с ним сердца и души.
Ей хотелось чего-то такого большого и светлого, на что она уже не имела права рассчитывать – хотя бы потому, что не должна была смеяться и радоваться жизни, сознавая, что Джеймс лежит в холодной могиле где-то на другом конце света.
Шарлотта расплакалась, и ее горькие всхлипывания, которые она так долго держала внутри себя, разбудили Винса. Он прижал ее к себе еще крепче и попытался успокоить.
– Не нужно плакать, – прошептал он. – Не надо, Чарли, бедняжка вы моя. Я вас понимаю и очень жалею.
– Помогите мне, – сквозь слезы проговорила она. – Прошу вас, пожалуйста…
– Конечно, – тут же отозвался он. – Я обязательно помогу вам. Мне этого очень хочется. Только… скажите, что я должен сделать. Чем я могу вам помочь? Как?
Но вся проблема заключалась именно в том, что он был не в состоянии помочь ей. Да и никто другой тоже.
– Я не хочу жить без него, – рыдала она. – Я так устала жить без него…
– Нет, Шарлотта, не говорите так!
Он попытался прижаться к ней еще крепче, но внезапно она поняла, что не в состоянии больше ощущать силу его рук, и начала вырываться из его объятий. Она так резко рванулась прочь, что свалилась с кровати на пол. При падении она сильно ударилась о паркет, но не обратила на это внимания. Ей даже показалось, что внезапно все в этом мире потеряло для нее всякий смысл.
– Шарлотта! – Винс тут же очутился рядом с ней на полу, но она внезапно принялась бить его по рукам.
– Не трогайте меня! Не прикасайтесь ко мне! Держитесь от меня подальше!
Он отодвинулся от нее, а потом и вовсе вышел из комнаты. Через секунду в коридоре зажегся свет, а еще через некоторое время Винс вернулся, но уже в сопровождении Эдны Флетчер.
– Боже мой! Я знала, что рано или поздно все так и случится. Она проявила огромное мужество, когда нам сообщили страшную новость. – Свекровь нежно поглаживала Шарлотту по спине теплыми ладонями. – Поплачь, милая моя, никого не стесняйся, просто плачь, – тихонько говорила она, словно напевала колыбельную. – Вот так, девочка моя, вот так.
Каким-то образом Шарлотте удалось успокоиться, и она вернулась на свою узенькую кровать в комнате, которая когда-то считалась гостевой спальней. Она проснулась утром с головной болью, но все же заставила себя одеться и отправилась на работу. Она занималась важными делами, и ее присутствие в приемной сенатора было просто необходимо.
Но уже к обеду стало ясно, что толку от нее в тот день не будет никакого, и Шарлотту отпустили домой. Она тут же забралась в кровать и заснула без сновидений.
Сколько времени она проспала – неизвестно, но ее разбудил чей-то голос. Женский голос. Он принадлежал Салли Слэггерти, жившей наверху.
– А еще я хотела сказать вам, что бумажник Мортона все-таки отыскался, – сообщала она Винсу. Она находилась вместе с ним в его спальне – вернее, в той самой спальне, которая когда-то принадлежала Шарлотте. – Его так зовут, лейтенант Мортон Петерсон из города Сент-Луис, штат Миссури. Мне позвонили из полиции и сказали, что нашли его бумажник возле бара «Золотой Гусь». Именно там мы с ним и познакомились. Он, наверное, выронил его, когда мы оттуда уходили. Вы сами можете позвонить в полицию, если не верите мне, и они вам подтвердят. Так что я этот бумажник не…
– Я знаю, что вы его не брали, – перебил ее Винсент. Голос его прозвучал спокойно, но решительно. Шарлотта даже представила себе, как он улыбается соседке. – И мне не нужно для этого никому звонить.
– Что ж… – Она прокашлялась. – Вы меня… обрадовали.
– Но вам нужно быть более разборчивой в выборе компании, – сказал Винс, при этом в его голосе не прозвучало ни единой нотки нравоучения или осуждения. Можно было подумать, что он не испытывал к этой женщине ни малейшей неприязни. Ну как ему это удавалось?
Прошлой ночью Шарлотта, помогая Салли прикладывать к распухшему глазу пузырь со льдом, подумала про себя: «Что посеешь, то и пожнешь».
– Я… Я знаю, – ответила Винсу Салли. – Я это учту, Просто я… – Она засмеялась. Или, может быть, она всхлипнула, стараясь все-таки сдержаться и не расплакаться. Сейчас Шарлотта не смогла бы сказать наверняка, что происходит там, в ее спальне. – Я повторяю себе эти слова каждый день, снова и снова. Но когда кончается моя работа и я возвращаюсь домой, мне кажется, что впереди меня ждет долгий вечер, такой же жалкий и безнадежный, как и вся моя несчастная жизнь, и я… – Она определенно плакала. – Я ничего не могу с собой поделать.
– Ну-ка, перестаньте сейчас же, – приказал ей Винс. – Не надо, ведь уже все в порядке.
Он пытался успокоить Салли и, скорее всего, держал ее при этом точно так же, как совсем недавно удерживал рядом с собой Шарлотту.
– Простите, – снова всхлипнула женщина. Наверное, примерно так же говорили все вдовы в стране, потерявшие мужей в войне и не сумевшие сдержать свои чувства и желания.
– Все в порядке, – повторил Винс. Ему нужно поставить это дело на широкую ногу и брать плату за то, что он успокаивал бедных женщин с помощью своих рук. – Где он погиб? – негромко спросил он. – Ваш муж.
– Он служил в торговом флоте, – ответила Салли и шмыгнула носом. – Его корабль потонул в Атлантическом океане. В него попала торпеда с подводной лодки. – Она издала какой-то странный звук, который Шарлотта могла бы принять за смешок, если бы не знала, какие чувства испытывает сейчас эта несчастная женщина, вспоминая своего мужа. – Но никто меня о нем не расспрашивает. Понимаете, мне иногда даже кажется, что я сама себе его придумала. Ну, как будто его в реальной жизни и не существовало вовсе.
– Как его звали? – спросил Винс.
– Фрэнки, – ответила Салли. – Обратите внимание: не Фрэнк, а именно «Фрэнки». Смешно, правда? Как маленького мальчика. При этом сам он был громадным мужчиной, весь в татуировках, а все равно настаивал на том, чтобы все вокруг называли его только Фрэнки, потому что, видите ли, так обращалась к нему его мамочка до последнего дня своей жизни. Как он любил свою мамочку! Вы себе даже не представляете!
– Могу поспорить на свое годовое жалованье, что он и вас тоже очень сильно любил, – вставил Винс.
Она рассмеялась, и на этот раз ошибки быть не могло.
– Миленький вы мой! Вы обязательно выиграли бы такой спор! Он был очаровательнейшим мужчиной. – Она немножко помолчала. – Он во многом походил на вас, хотя вы, как я вижу, очень молоды, правда же?
– Молодых сейчас нет, – тихо отозвался Винс.
– И это очень печально. Единственные юноши, которые навсегда остаются молодыми, – это те, что прибывают домой в цинковых гробах. Вот они-то уж точно никогда больше не состарятся ни на один день, правда? – Она снова замолчала, после чего почему-то опять рассмеялась. Правда, смех у нее получился какой-то неестественный. Салли словно заставляла себя смеяться. Эти звуки были знакомы Шарлотте. Именно их она слышала всякий раз, когда соседка приводила к себе очередного кавалера. – Вот вам и объяснение. Жить нужно сегодняшним днем. Что вы на это скажете, миленький?
Винс не удержался и тоже расхохотался. Смех его прозвучал естественно, но тоже как-то странно. ДаКосту эти слова скорее озадачили и смутили, нежели позабавили.
– Я даже не знаю…
После этого наступила тишина. Нет, не совсем полная, какие-то неясные звуки из спальни все же доносились. Шарлотта напрягла слух и села на кровати. Неужели?.. Возможно ли, что они?.. Господи милосердный! Неужели сейчас ей придется сидеть вот здесь и слушать, как Салли и Винс…
Но вскоре раздался задыхающийся голос Винса:
– Подождите секундочку… Ой!.. Ой!.. Погодите-ка!
– Тише! – тут же успокоила его Салли. – Просто расслабься, глупенький. И я постараюсь, чтобы тебе было хорошо.
Он снова нервно рассмеялся:
– Понимаете, дело в том, что я сегодня и так чувствую себя достаточно хорошо, так что…
– Да уж, я поняла, что тебе просто отлично, мальчик мой. И сколько же времени прошло с тех пор, когда ты…
Винс снова хохотнул, на этот раз как-то не слишком уверенно.
– Послушайте, Салли, я ценю ваше беспокойство, это правда, и все-таки…
– Господи всемогущий! – вдруг ахнула Салли. – Так ты еще ни разу в жизни не… – Она рассмеялась, словно сама не верила в сказанное. – Никогда-никогда, что ли?
– Ну… в общем, вы правы, но это вовсе не означает, что…
– Тогда молчи, глупенький, и я попробую достойно отблагодарить тебя за то, что ты сделал для меня прошлой ночью. Да и вообще, уже пора научить тебя кое-чему. Давно пора!
Салли, наверное, не задумывалась над тем, что Винс, прислушиваясь по ночам к недвусмысленным звукам, легко проникающим через тоненькие стены и потолок, уже успел кое-что понять. Сама того не ведая, Салли Слэггерти играла для него роль своеобразной «учительницы».
Шарлотта молча сидела на кровати, и с каждой секундой настроение ее ухудшалось. Она не имела никакого права расстраиваться и переживать по поводу того, что сейчас происходило в ее бывшей спальне. Она только пыталась убедить себя в том, что совсем не ревнует Винса к соседке. Скорей ей было обидно за него. Почему у него до сих пор не было ни одной женщины? Этот парнишка успел познать ужасы войны, но он понятия не имеет о том, как восхитительна бывает любовь!
Как несправедливо! Впрочем, пока шла война, в этом мире ничто уже не подчинялось законам справедливости.
– Подождите! – настаивал Винс. – Прекратите. Я говорю это вполне серьезно. Не надо, Салли!
– О чем ты так волнуешься? – удивилась она. – Ты же сам сказал мне, что сейчас в доме никого нет. И старушка, и наша фригидная монашка – они обе ускакали на работу, если не ошибаюсь.
Монашка? Значит, Салли считает ее фригидной монашкой? Вот как!
– Ну кому какое дело, если мы немного побалуемся и пошумим? – не отступала Салли. – Кто вообще будет об этом знать?
– Я буду знать, – негромко ответил Винс. – Я буду знать, и мне совсем не все равно. И еще вы. И вам это тоже не безразлично. Я знаю, что это так, хотя вы притворяетесь, что вам на все наплевать. И еще: чтобы вы знали, могу заверить вас, что Шарлотта вовсе не фригидная монашка.
– Ах вот оно что! – понимающе покачала головой Салли. – Теперь мне все ясно. Значит, она для тебя уже просто «Шарлотта»? Как это она на такое осмелилась? Какой мужественный, хотя и рискованный шаг с ее стороны!
– Это не смешно, – укоризненно заметил Винс.
– Еще как смешно! – Наступила тишина, и Шарлотта представила себе, как Салли берет свое пальто и сумочку. – Что ж, наверное, я зря дала волю своим чувствам. Я ухожу. Нет смысла оставаться там, где ты нежеланна.
Эта мысль определенно понравилась «сестре» Шарлотте.
– Пожалуйста, не обижайтесь, – попросил ее Винс. – Дело вовсе не в том, что я не считаю вас привлекательной женщиной. Вы очень красивая. И очень добрая. Может быть, зачастую даже чересчур добрая, но все же…
– Но ты бережешь себя для Шарлотты. Это очень благородно, но, миленький, я должна тебе кое-что прояснить. Просто обязана. Понимаешь, когда она вчера сидела вместе со мной в туалете и успокаивала меня, она, как это ни печально, очень ясно дала мне понять, что между ней и тобой ничего не было, да и быть не могло.
– Ее мужа звали Джеймс, – продолжал Винс. – Он погиб в Перл-Харборе. Она его очень любила.
И снова наступила тишина. Мертвая тишина. Шарлотта попыталась понять смысл невольно подслушанного ею разговора. Винс, оказывается, вовсе не собирался становиться очередным четыреста тысяч каким-то в очереди солдат и матросов, которые поддавались чарам Салли, потому что… мечтал о ней, о Шарлотте?
Затем заговорила Салли:
– Ты наивно полагаешь, что, если выждешь достаточно долго, она его забудет? – Она расхохоталась, но на этот раз смех получился жестоким. – А знаешь что, миленький? Ничего подобного не произойдет. Она никогда не перестанет любить его, а отсюда следует, что ты станешь самым великовозрастным девственником во всей морской пехоте. Ну хотя бы потому, что она ни за что тебе не отдастся. Во всяком случае, до свадьбы. У нее колени будто чем-то склеены, и она не раздвинет ножки, пока не услышит от тебя в церкви заветное: «Я согласен». А этого уж точно никогда не произойдет. Неужели ты считаешь, что она выйдет за тебя замуж, продолжая в своем сердце оставаться обрученной с Джеймсом?
– Но в своем сердце я все равно могу лелеять надежду. Разве нет? – после некоторого раздумья произнес Винс.
– Конечно, можешь, – согласилась Салли. – Но, миленький, если ты все-таки передумаешь, прежде чем тебя снова отправят на войну, где – упаси Боже! – на этот раз могут и убить… короче, ты знаешь, где меня найти.
Шарлотта услышала, как каблучки Салли застучали по коридору и по лестнице. Потом за гостьей открылась и захлопнулась входная дверь.
После этого в доме наступила полная тишина. Стало так тихо, что Шарлотта слышала, как тикают ненавистные часы Эдны в гостиной.
Из комнаты Винса послышался легкий шум. Это он встал с кровати, затем вышел из спальни и направился куда-то по коридору. Скорее всего, он шел в ванную, а следовательно, неизбежно должен был пройти мимо ее раскрытой двери.
У нее не оставалось времени, чтобы успеть прилечь и притвориться спящей. У нее ни на что не оставалось ни времени, ни сил, и потому она продолжала сидеть на кровати как полная идиотка и пялиться на него, когда он, увидев ее, замер на месте.
– Боже мой! – испуганно прохрипел он. – Я и не знал, что вы уже дома.
– Я уже дома, – тупо повторила она.
Он на секунду закрыл глаза, а когда снова открыл их, уже был готов встретить ее взгляд во всеоружии.
– Я полагаю, мне не стоит даже надеяться, что вы не прислушивались ко всему тому бреду, который…
Шарлотта только неопределенно покачала головой, чувствуя, как ее лицо заливает краска. Она не могла больше выдерживать этот взгляд.
– Понятно, – вздохнул Винс и попытался улыбнуться. Он тоже покраснел до корней волос. – Я так и думал.
Шарлотта заставила себя снова поднять на него глаза.
– Я не могу выйти за вас замуж, Винсент.
– Я знаю, – ответил он. – Я знаю это и понимаю вас. Я просто… Ну… Любому парню позволено мечтать, верно? Простите, – добавил он, чуть заметно кивнув, и пошел в ванную.


Мэри-Лу покинула территорию базы и отправилась домой в пикапе своего мужа. Примерно в это же время, только чуть раньше, Хусаам Абдул-Фатах, узнав о том, что женщина обнаружила его сверток в багажнике своей собственной машины, приготовился к бегству. Он заранее переживал свой провал.
Но, к его величайшему удивлению, ничего страшного не произошло.
У него имелись свои люди, которые вели постоянное наблюдение и за военно-морской базой, и за штаб-квартирой ФБР в Сан-Диего, но никто из них не сообщил ему о том, что, например, войска на базе уже приведены в состояние боевой готовности или сотрудники ФБР проинформированы о каком-то чрезвычайном происшествии.
Никто не вызвал к себе Мэри-Лу для получения более подробной информации о проклятом свертке. А это значит, что начальство ничего не знало о ее необычной находке.
Не исключено, что женщина просто подумала, что оружие принадлежит ее мужу. Возможно, она вообще никому о нем не рассказала. А если даже и рассказала, то ее никто и слушать не стал.
У Хусаама сложилось такое впечатление, что Сэм Старретт вообще никогда не прислушивался к словам своей супруги.
Хусаам последовал за Мэри-Лу, наблюдая за тем, как она забрала девочку у миссис Устенски, после чего сразу же поехала домой, минуя свой любимый продуктовый магазин. Пожалуй, только этот факт да еще пикап мужа стали в тот день единственными исключениями в ее обычном распорядке дня. Все остальное шло точно так же, как и всегда.:
Один из доносчиков Хусаама доложил, что бойцы команды номер шестнадцать с вещевыми мешками отбыли с территории базы на транспортном самолете в неизвестном направлении.
Вскоре после этого на стоянку базы приехали двое мужчин на грузовичке с надписью «Мастерская Эла», и один из них отвез в ремонт машину Мэри-Лу.
Эта новость немного успокоила Хусаама.
Значит, Старретта несколько дней не будет в городе. И, следовательно, Мэри-Лу временно будет пользоваться его пикапом, пока ее собственная машина находится в ремонте.
В итоге получалось, что беспокоиться ему не о чем.
Более того, отсутствие в городе Сэма Старретта было ему даже на руку. Теперь у Хусаама появлялась отличная возможность еще тесней подружиться с Мэри-Лу. Все получалось до смешного просто.
Одно время он вообще не хотел вступать с ней в какие бы то ни было отношения. Это случилось после того, как он обнаружил неисправный замок ее багажника, посчитав его подарком небес, знаком свыше.
Но в душе он понимал, что это не так. Замок – это просто счастливая случайность, и рассчитывать только на него не приходилось. Вот почему он все же привел свой план в исполнение и подружился с женщиной. В конце концов, ведь именно Мэри-Лу несколько раз в неделю проникала на территорию базы без всяких обысков и ненужных вопросов. К тому же у Хусаама не было никакой гарантии, что Мэри-Лу не сменит наконец свою развалюху со сломанным замком багажника.
И теперь, когда он ехал за Мэри-Лу, Хусаам еще раз мысленно похвалил себя за то, что не поддался слабости и последовал своему первоначальному плану.
День клонился к вечеру. Когда малышка выспалась, Мэри-Лу устроила ее на заднем сиденье пикапа и отправилась в магазин за продуктами. Хусаам последовал за ней.
Миссис Старретт замешкалась на стоянке, вынимая дочку из машины, и Хусаам успел опередить ее и очутился внутри магазина раньше, чем Мэри-Лу. Он быстро схватил у входа пластиковую корзину и рванулся в отдел готовых замороженных продуктов. Теперь со стороны он мог показаться обычным несчастным холостяком, питающимся готовыми обедами, разогревая их в микроволновой печи. Такой мужчина у нормальной женщины может вызвать разве что жалость и сочувствие.
Он сунул в корзину четыре или пять упаковок и собирался уже выйти в проход, заранее приготовив дежурную фразу: «Ой! Надо же! Какое приятное совпадение, Мэри-Лу! Я очень рад видеть вас!», – но внезапно услышал ее голос:
– Ой, привет! Как у тебя дела?
– Привет, Мэри-Лу! У меня все нормально. Здравствуй, Хейли. Послушай, да она у тебя так выросла!
Перед миссис Старретт стояла Келли Эштон, «почти жена» Тома Паолетти. Примерно месяц назад Хусаам именно ее считал лучшей кандидатурой для своей операции, а потому успел кое-что узнать о ней. Он и теперь продолжал следить за этой женщиной.
Но сейчас ему надо было поскорее отсюда смываться. Если он сейчас наткнется на них обеих, Келли покажется странным, что он так же хорошо знаком и с Мэри-Лу. Это могло вызвать у женщин ненужные подозрения.
– Она уже начала ходить, – с гордостью сообщила Мэри-Лу. – Ну и лезет туда, куда не надо. Ты, наверное, знаешь, как это бывает.
– Конечно, – понимающе кивнула Келли. Своих детей у нее не было, но она работала педиатром. – Тебе нужно сделать свой дом, так сказать, «чадонепроницаемым». В первую очередь следи за тем, чтобы был хорошенько заперт ящик на кухне, где стоит мусорное ведро.
– Об этом я уже побеспокоилась, – сказала Мэри-Лу.
– Чудесно. Что ж, мне было очень приятно повидаться с тобой. – Слова Келли прозвучали достаточно официально, означая конец разговора, и Хусаам заволновался. Сейчас нужно было срочно что-то предпринять и удрать из магазина, прежде чем женщины разойдутся по разным отделам и тогда уж обязательно заметят его.
Но Мэри-Лу никак не хотела отпускать свою знакомую.
– Когда Сэма нет дома, я даже не знаю, что из продуктов мне покупать, – призналась она. – И главное, сколько. Потому что еще не известно, когда он вернется, и у меня нет необходимости делать закупки, как в обычные дни. Но стоит мне купить еду, рассчитывая только на себя, как он буквально на следующий же день заявляется домой! Представляешь?
Хусаам осторожно выглянул из-за угла, прикидывая в уме, какой выбрать путь отступления – через переднюю дверь магазина или заднюю. Обе женщины взяли по тележке, причем у Келли она уже была заполнена продуктами, а в тележке Мэри-Лу пока что сидела только пристегнутая ремнями маленькая Хейли.
– Лично я покупаю всего понемногу, – поделилась своим опытом Келли. – И именно по той же самой причине. А теперь, прости, мне нужно поторапливаться, а то я, кажется, уже ничего не успеваю. Ну, я отправляюсь к кассе. Мне очень жаль, что нам не удалось поболтать, но…
– У тебя что, сегодня намечена вечеринка? – удивилась Мэри-Лу, рассматривая продукты в тележке Келли. – Или ты помешана на чипсах и прочих закусках?
– А, ты про это… Нет, какая там вечеринка! – отмахнулась Келли. – То есть ничего особенного не будет. Просто ко мне сегодня придут подруги. Посидим, посмотрим видео. Нам легче собираться, когда Том… в общем, когда его нет в городе. Ну, ты меня понимаешь.
– Да, да, – поспешно кивнула Мэри-Лу. – Еще как понимаю! Так тяжело ждать их, не зная, где они находятся, что они там делают… Ну и так далее.
– Согласна, – улыбнулась Келли. – Полностью согласна.
– Ну… – Голос у Мэри-Лу стал напряженным. – В общем, желаю вам хорошо развлечься. Беги, а то ты говорила, что опаздываешь.
– Кстати, ты тоже можешь присоединиться к нам, предложила Келли. – Ну, если, конечно, ты сегодня на вечер еще ничего себе не запланировала. И если, разумеется, сумеешь найти, с кем оставить малышку.
Даже если бы у Мэри-Лу и имелись какие-то виды на вечер, она бы позабыла обо всем на свете. Отказаться от такого приглашения?!
Теперь Хусаам раздумывал лишь над тем, удастся ли ему каким-то образом перехватить ее по дороге домой.
– Правда?! – обрадовалась Мэри-Лу. – Bay! Как здорово. Спасибо. Bay! Я уверена, что я сумею договориться насчет Хейли. Когда вы собираетесь?
– В половине шестого. Боюсь, что это рановато, – предупредила Келли, – но мне завтра рано вставать на работу.
До встречи оставался ровно час.
– В половине шестого – как раз то, что нужно, – заверила свою знакомую Мэри-Лу. – Скоро увидимся. Это просто здорово!
– Просто здорово, – как эхо повторила Келли. Однако Хусаам достаточно хорошо знал эту женщину и понимал, что ее восторг был наигранным.
Келли направилась в сторону касс, а Мэри-Лу покатила тележку по рядам с продуктами, оставляя Хусааму путь к отступлению через заднюю дверь магазина.
Теперь ему оставалось только все хорошенько заново обдумать, перепланировать и рассчитать. И составить программу действий.
Впрочем, с какой-то точки зрения это было даже неплохо. Ему давно требовалась встряска, поскольку и сама Мэри-Лу, и ее тихая скучная жизнь не представляли для него никакого интереса и порядком ему наскучили.


Мобильный телефон Джоан заиграл, и она тут же нажала на кнопку связи:
– ДаКоста слушает.
– Здравствуйте, Джоан, – приветствовал ее Малдун, сидя на пыльной земле. Там, где он сейчас находился, сигнал проходил плохо, и стоило ему хоть чуть-чуть повернуться, как голос в трубке пропадал. – Это Майк Малдун. Как у вас дела?
– Все на удивление гладко, Майк Малдун, – ответила Джоан. – У меня остается буквально пять минут до полуофициальной вечеринки в доме лейтенанта-коммандера Паолетти. Собираются жены и подруги «морских котиков». Мы будем пить вино и смотреть фильмы по романам Джейн Остин, пока вы, бравые ребята, спасаете мир. Честно говоря, наше занятие кажется мне более привлекательным.
Малдун рассмеялся:
– Ну, это вопрос спорный. Сегодня и завтра нам тоже предстоит применить некоторые удивительнейшие игрушки. Я не могу больше ничего сказать, так что вы лучше поверьте мне на слово. Здесь тоже скучать не приходится.
– И это мне говорит человек, для которого определение забав и развлечений не имеет ничего общего с Колином Фертом! – парировала Джоан.
Итак, жены и подружки «морских котиков» собираются на вечеринку. Интересно уже то, что ее туда пригласили. И вдвойне занятно, что она согласилась туда пойти.
– Значит, вы решили присоединиться к этой компании, потому что…
– Потому что я приняла предложение Дженка выйти за него замуж.
– Ха-ха! Очень смешно, – отозвался Майк, а сам подумал: она, конечно, шутит. Или нет?!
– У меня вот какая задумка, Майк, – как ни в чем не бывало продолжала Джоан. – Я подумала вот о чем. Если Келли и все остальные женщины прекрасно проводят время вместе, почему нам не устроить такие же женские «посиделки», когда в город приедет Брук? Я знаю, что это не входит в ее программу, но зато какие чудесные фотографии можно будет сделать, вы только себе представьте!
– Вы не учли одного, Джоан. В нашей команде нет ни одного бойца, который хотел бы, чтобы фотография его жены или подружки появилась на первой странице центральной газеты, – заметил Малдун. – Понимаете, по той же самой причине им не хотелось бы, чтобы их женщины носили кепки или футболки с надписью «Морской котик». Поверьте, на нашей планете слишком много тех, кто только и мечтает отомстить бойцам-«котикам», выбрав своей целью их близких и любимых, в то время как ребята рискуют собственной жизнью. Давайте не будем упрощать жизнь этим негодяям, рекламируя женщин, таких дорогих сердцу моих товарищей.
– Вот черт! – Майк почувствовал, как вмиг улетучилось хорошее настроение Джоан. – А ведь вы совершенно правы, Суперкотик! Господи, мне такое даже в голову не приходило.
– Простите, – только и мог сказать он.
– Нет, даже не думайте извиняться. Вы предостерегли меня от серьезной ошибки. Я могла бы запросто подставить этих женщин, и тогда бы на меня косо смотрел весь отряд «морских котиков». Неизвестно еще, чем бы все это закончилось. Одним словом, считайте, что вы спасли мою задницу.
Вот теперь наступал тот самый момент, когда (если верить мудрому Сэму Старретту, который и давал все эти советы) Майк должен был выступить вперед и, собственно, начать действовать. Нужно было сказать что-нибудь вроде: «И еще какую задницу! Спасать ее – одно удовольствие!»
Вместо этого он только скромно поинтересовался:
– Простите, как вы меня только что назвали?
– Уже не помню, – ответила Джоан. – Наверное, Малдун. Или, может быть, Майкл. Или даже Майк. Или…
– Суперкотик?
– А, вы об этом…
– Вы уже как-то раз называли меня так.
– Да. В вас есть некое твердое, как сталь, мужское начало, которое частенько дает о себе знать… Вы очень забавный.
Вот оно как! Нет, сейчас Малдун надеялся услышать от нее совсем другие слова.
– Что ж, спасибо и на этом. Мне очень приятно, что я вас… так сказать, забавляю. Мэм.
– Аккуратней, Крошка Хью.
– Боже мой! Каким образом вам удалось узнать…
– Люди меня любят, – рассмеялась Джоан. Сейчас она смеялась над ним. – Люди любят поговорить со мной. И в беседе частенько делятся со мной своими секретами.
– И чужими секретами тоже, – тут же подхватил Малдун. Такому палец в рот не клади! Но ему ничего не оставалось, как только тоже посмеяться. Что ж, не везет так не везет, тут уж ничего не поделаешь. – А кто именно рассказал вам про Крошку Хью? Мне это важно знать, потому что теперь я просто обязан пойти и убить этого человека.
– Значит, меня не обманули, – ответила Джоан. – Именно такое прозвище у вас и было, пока вы проходили обучение и еще не стали «морским котиком».
Да, и, к сожалению, потом она прилипло к нему на довольно долгое время.
– Нет, – тут же солгал он. – Категорически нет. Это гнусная ложь.
Она снова рассмеялась. Господи, как же ему нравится ее непринужденный, заразительный смех!
– Да, кстати, я получила ваше сообщение по электронной почте, – сообщила она. – И переадресовала его Брук.
Ну, теперь пора действовать. Только не тормозить! И строго придерживаться плана. Кстати, эта электронная переписка и стала одной из причин его сегодняшнего звонка. Не надо только думать о том, что Джоан считает его всего лишь забавным.
– Вы прочитали мое послание?
– Да, конечно. Неужели вы могли подумать, что я стану пересылать письма дочери президента без проверки?
– Там было все в порядке?
– Ваше письмо показалось мне… – она колебалась лишь долю секунды, – …довольно дружеским.
Да уж, лучше не сказать. Малдуну пришлось изрядно попотеть над этим посланием, чтобы вложить в него достаточное количество сексуального подтекста. Он делал это умышленно, потому что знал, что каждое его слово будет прочитано самой Джоан.


«Здравствуйте, Брук. Вам пишет Майк Малдун. Я младший лейтенант во флоте США, в команде номер шестнадцать «морских котиков». Я с нетерпением жду нашей встречи на приеме, который дает адмирал в субботу вечером, когда я смогу сыграть роль вашего эскорта. Надеюсь, что смогу сделать для вас этот вечер (как и все ваше пребывание в Коронадо) исключительно приятным. Я готов выполнить любое ваше желание, куда бы вы ни захотели пойти и чем бы там ни захотели заняться».


Не хватало под конец добавить еще какие-нибудь банальности. Чмок-чмок. Жду, целую, надеюсь.
– Ответ получен? – поинтересовался Малдун.
– Да, – отозвалась Джоан. – И я его вам уже отправила. Не знаю, почему она снова решила написать мне, а не прямо на ваш адрес. Но она поступила именно так. Поэтому я просто переадресовала ее письмо. Вот и все.
– И что же она пишет?
– Я что, успела стать вашим личным секретарем? Ступайте и прочитайте свою почту сами, мой брат от других родителей.
– Ну, перестаньте. У меня сейчас нет времени лезть в Интернет. Скажите лучше, она сама сочиняла это письмо или ответ чисто формальный, как на казенном бланке? «Благодарим вас за то, что вы прислали свое сообщение на имя дочери президента США…» и так далее?
– Это был… В общем, не совсем формальный ответ.
– Ну и что же она пишет? – не отступал Майк.
– А как вы сами думаете? Что она может написать? «Дорогой Майк! Я видела вашу фотографию, и теперь мне не терпится поскорей сорвать с вас всю одежду…» – так, что ли, по-вашему?
Малдун понимал, что она говорит так с единственной целью подразнить его. Она и не ведала, как близка была сейчас к истине, но только Малдун почувствовал себя довольно неуютно… в извращенном смысле. Извращенность заключалась в том, что, как бы ему это ни было неприятно, но его исключительная внешность постоянно играла ему на руку.
Если бы внешность могла помочь ему заинтересовать своей особой Джоан, он ни за что бы не упустил такой шанс.
– Говори с ней о том, о чем ты должен говорить, – наставлял его Сэм Старретт, когда они летели сюда на транспортном самолете. Старретт выступал для Малдуна в роли персонального психоаналитика и советника.
– Понимаете, все дело в том, что я не могу припомнить случая, чтобы женщина согласилась переспать со мной из-за того, что ей понравился я сам, – сказал он Джоан. – Я сам, а не моя внешность, вот что главное. Честно говоря, мне все это порядком поднадоело. – Он произнес эти слова и тут же пожалел об этом. Наверное, он сейчас казался ей глупым и жалким. – Простите, но мне пора.
– Эй, погодите-ка секундочку! – заволновалась Джоан. – Я вас так не отпущу. Вы только что раскрыли мне нечто сугубо личное, в чем мог бы признаться только зрелый и опытный мужчина, и теперь собираетесь вот так сразу убежать?
– Мне это показалось глупым. Я не хотел никому жаловаться. А получилось так, что вот, мол, какой я несчастный, пожалейте меня, бедного. Но когда я вхожу в бар, то тут же вижу глаза десятка женщин, которые только и мечтают о том, как бы раздеть меня догола. Жизнь порой бывает жестокой. – И он закатил глаза, втайне презирая себя.
Джоан рассмеялась. Очевидно, он продолжал забавлять ее.
– Ну что ж, могу себе представить нечто подобное. Вам, конечно, это все надоело. Но дело в том, Майкл, что людей зачастую привлекает лишь внешняя сторона вещей. Симпатичное личико, хорошая фигура, деньги, положение в обществе или власть. Знаете, у меня было несколько романов с мужчинами, которых я интересовала только потому, что им хотелось завести связи в Белом Доме. Приходится быть осторожной и внимательной. Надо учиться распознавать истинные чувства и отличать их от кучи неискреннего дерьма, которое, к сожалению, окружает нас со всех сторон. Только при этом не забывайте, что настоящие люди существуют, и они находятся здесь же, рядом с вами.
– Да, я знаю, – согласился Майк. – Только мне они почему-то попадаются крайне редко. – При этом ни один из таких настоящих людей – включая саму Джоан – им еще почему-то не заинтересовался. Даже отдаленно. Но говорить этого Малдун не стал, чтобы не показаться слишком уж безнадежным. К счастью, ему удалось закрыть рот прежде, чем из него начали вылетать ненужные слова.
– А вы не отчаивайтесь и продолжайте искать, – посоветовала Джоан. – Они рядом.
– Наверное, вы правы, – печально произнес Малдун. Но ему не хотелось больше никого искать. Его вполне устраивало то, что он уже нашел. – Послушайте, мне действительно пора уходить. Вы и в самом деле не хотите мне пересказать, хотя бы вкратце, что там написала мне Брук?
– Она задала целую кучу всяких вопросов. Какое ваше любимое кино? Какой ваш любимый цвет? Ну итак далее. Господи, я уже всего не упомню. Брук такая. Никогда не знаешь, что еще она выкинет, чтобы только хорошенько встряхнуть собеседника. Ну, например, ей интересно знать, какая ваша любимая поза в сексе.
– «Звездные войны», красный и когда я лежу на спине.
– О'кей, – только и смогла вымолвить Джоан. – Теперь все понятно. Благодарю за информацию, в которой я совершенно не нуждаюсь.
– Но вы же сами только что задавали мне вопросы.
– Это не я их задавала. Это она их задавала. И даже не совсем так. Я просто размышляла вслух о том, о чем она в принципе могла бы вас спросить. Господи!
– Я разрешаю вам передать для нее данную информацию.
– Да бросьте вы! Она для вас слишком старая. И не надо пошлостей, Малдун. Кстати, не вы ли только что жаловались мне, что устали от секса, который не таит в себе никакой глубины и базируется только на ваших внешних данных?
– Да, я от этого и не отказываюсь, – подтвердил ее слова Майк. – Но если речь идет о том, что будет или такой несерьезный секс, или вообще никакого, то… я все-таки мужчина.
– У которого все баллы по зрелости только что сгорели благодаря его же высказываниям, – сообщила ему Джоан. – Ну, так или иначе, я нахожусь в доме Тома и Келли и мне пора отправляться пить вино и веселиться. Спасибо за звонок, лейтенант.
– Подождите! – Малдун вдруг испугался, не зашел ли он слишком далеко, наслушавшись советов Сэма. Да и что в таких делах понимает Сэм Старретт? – Я не хотел обижать вас.
Эти слова развеселили Джоан.
– Чем вы могли меня обидеть? Своим признанием в том, что ваш любимый фильм – «Звездные войны»? В таком случае, это я должна обидеться. Потому что всем известно, что лучшая серия – «Империя наносит ответный удар».
Малдун рассмеялся, испытав при этом облегчение:
– Скажите всем собравшимся, что мы благополучно прибыли к месту назначения. Все мы целы и невредимы и вернемся еще до начала приема, который устраивает адмирал в субботу вечером. Завтра я вам снова позвоню.
– Да пребудет с вами сила, Суперкотик! – напоследок пожелала ему Джоан и разъединилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, захватывающий, читала на одном дыхании
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100