Читать онлайн Притяжение ночи Книга 1, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Притяжение ночи Книга 1

Читать онлайн

Аннотация

Дерзкая и эмансипированная сотрудница Белого Дома США Джоан ДаКоста отправляется на военно-морскую базу, в мир бесстрашных и сильных мужчин.
Ее задача – организовать визит президента. В качестве помощника к Джоан приставлен Майк Малдун – прирожденный лидер, решительный и надежный парень. И неожиданно для себя женщина обнаруживает, что увлечена красивым лейтенантом. Джоан, которую в среде политиков считают “своим парнем”, сознает, что Малдуну удалось пробить ее защиту. Взаимное притяжение растет с каждым часом. Но Джоан и Майк не подозревают, что их ожидает смертельная опасность, перед лицом которой придется рисковать не только своими сердцами…
Романы Сюзанны Брокманн известны во всем мире и продаются миллионными тиражами. От книг Брокманн пахнет соленым ветром океана, дымом костра и экзотическими цветами в ласковых мужских руках.
Мир, в котором живут герои ее романов, опасен и противоречив. В нем у человека есть только пять секунд, чтобы принять верное решение. Но даже перед настоящими героями иногда стоит непростой выбор: сдержать данную клятву или довериться зову сердца…


Следующая страница

Пролог

Афганистан
Операция «Несгибаемая свобода»
Младший лейтенант Майкл Малдун вскинул сжатую и кулак правую руку, останавливая группу.
Темнота безлунной ночи добавила особого колорита этой чужой, измученной войной земле, слишком бедной для того, чтобы позволить себе электрическое освещение. Лейтенант больше ощущал, чем видел, притаившихся за его спиной солдат. Они, как и он сам, прижимались к холодной скалистой почве, стараясь оставаться незамеченными.
Последовал еще один жест: всем прислушаться.
Звездное небо над ними было достойно украсить собой ночной пляж, мягкое полотенце и бутылку вина. Из окон своей далекой городской квартиры лейтенант никогда бы не смог увидеть такого Млечного Пути, сверкающего мириадами звезд. Для этого пришлось пересечь полмира.
От подобной красоты захватывало дух, но у Малдуна не было времени наслаждаться этим зрелищем. Окинув беглым взглядом небосвод, он сосредоточился на раздававшемся вдалеке неясном шуме генератора.
И-йя!
Отлично: они не сбились с пути и были сейчас именно в том месте, в котором нужно.
Координаты, отмечающие на карте главный вход в пещеру, оказались правильными. Карта была составлена в те далекие времена – несколько местных режимов тому назад, – когда США якобы помогали возводить эти неприступные убежища. «Морским котикам» повезло, что к ним в руки попали настолько подробные и точные карты.
Все подчиненные Малдуна знали, что им следует делать, и, когда он подал сигнал, молча принялись за работу.
В их задачи входило убедиться, что входы в пещеру совпадают с данными в документах, и подтвердить координаты для ракетного удара одной из подводных лодок, который должен быть нанесен менее чем через два часа. Кроме того, морским котикам предстояло разместить несколько зарядов взрывчатки, чтобы сделать последствия этого удара еще более разрушительными.
Ну а самое главное – надо было наглухо запечатать входы в пещеру, сделав невозможным проникновение в нее ни с одной стороны.
Во время обсуждения операции Космо Рихтер в своей немногословной, «телеграфной» манере спросил:
– Осама внутри?
Все разом оторвались от изучения карт, поскольку этот вопрос представлялся самым важным.
Малдуну очень не хотелось разочаровывать ребят, но ответ был отрицательным. Во всяком случае, по данным разведки. Пещеру продолжали удерживать талибы, имеющие тесные связи с Аль-Каидой, и США было необходимо исключить эту территорию из списка возможных пристанищ Бен Ладена.
Это была миссия особой важности.
Правда, не из тех, о которых мечтали «морские котики».
Лейтенант вполне разделял чувства своих подчиненных. Каждый из бойцов, включая его самого, хотел бы участвовать в акции, положившей конец существованию террориста номер один. И каждый из них жаждал, как в каком-нибудь дешевом голливудском боевике, схватиться с ним один на один и стереть эту скотину с лица земли.
Но реальная жизнь далека от красот Голливуда. В действительности победу ты мог одержать не как Рэмбо, а только и качестве члена команды.
Потому этой ночью бойцам пришлось загнать свои личные чувства поглубже и сосредоточиться на выполнении приказов. Им придется очистить этот маленький клочок земли от оборонявшего его врага. Они будут выполнить свою работу, и выполнять, как всегда, хорошо. Когда-нибудь, когда Бен Ладен перестанет угрожать безопасности США, они соберутся вместе, выпьют пивка и молчаливо признают, что когда-то и они сыграли в этом не маловажную роль. Никакого хвастовства, никаких комментариев. Ведь никто из них лично не нажал на курок.
С помощью очков ночного видения Малдун разглядел дна ярких тепловых пятна. Это были два боевика Аль-Каиды. В это время Космо и Гиллман готовили взрывчатку, чтобы стереть в пыль верхушку горы. Лейтенант не сомневался, что солнце еще не встанет над горизонтом, а пещера уже отойдет в область преданий.
Неприятный момент наступил тогда, когда один из боевиков, комплекцией почти как Малдун, видимо, собираясь облегчиться, поднялся и направился к груде камней, за которой прятался Космо.
Одна из наипервейших задач, стоящих перед группой, – ни в коем случае не дать заподозрить противнику, что они вообще здесь находятся. Тот факт, что пещера являлась объектом внимания «морских котиков», будет скрыт ковровой бомбардировкой, назначенной на 3 часа 53 минуты.
Следовало создать впечатление, что уничтожение пещеры – результат случайного попадания бомб, а не целенаправленной атаки наземных сил. До сих пор дозоры террористов охраняли лишь ближние подступы к пещере, и командование США не было заинтересовано в том, чтобы у талибов появились причины высылать разведку на дальние рубежи.
Группа Малдуна должна была остаться незамеченной.
Даже сейчас, когда зов природы заставил одного из охранников опорожнять мочевой пузырь всего в нескольких футах от Космо.
Но это был Космо – «король невидимок», – и поэтому лейтенант оставался спокойным. Он заметил только, что «морской котик» будто растворился в ночной темноте. Охранник мог писать прямо на голову Космо – тот бы даже не шелохнулся.
Через несколько бесконечно томительных мгновений (да что же пил этот парень?!) боевик вернулся на свой пост и принялся подпрыгивать на месте, чтобы согреться.
Остальная часть операции проходила как во сне. Второй вход обнаружился именно там, где и предполагалось. На карте были отмечены естественные трещины и расселины, и никаких дополнительных входов в наличии не оказалось.
Значит, у морских котиков все должно получиться и они положат конец существованию этого укрепления.
Около трех часов, когда группе пора было уносить свои задницы вниз по склону горы, появился Непредсказуемый.
Он молчал, но физиономия старшины хранила такое зверское выражение, что Малдун невольно усмехнулся. В который раз лейтенант похвалил себя, что выбрал для этой операции Кармоди – Непредсказуемого.
Однако, всмотревшись в его лицо повнимательней, Малдун понял, что что-то произошло.
«Неприятности?» – на языке жестов спросил он.
Непредсказуемый ответил настолько неприличным движением, что стало ясно: проблема есть, и, судя по всему, серьезная.
Малдун дернул головой в сторону, и Непредсказуемый последовал за ним, отползая подальше от поста боевиков..
Кармоди сразу же перешел к сути:
– Сильверман докладывает, что к пещере по тропе приближается отряд террористов. Тридцать человек. Расчетное время прибытия – примерно через сорок минут.
– Понятно. – Малдун сообразил, что его группе придется изменить маршрут отхода. – Тогда мы спустимся с горы другим путем.
Конечно, это заняло бы больше времени, поскольку земля вокруг была буквально нашпигована минами, но по времени группа вполне успевала отступить.
Можно было бы, – согласился Непредсказуемый, – но они ведут с собой пленника. Похоже, это тот засранец-журналист из Франции, что захватили в Кандагаре прошлой ночью.
Да, положение хуже некуда. Операция, поначалу казавшаяся конфеткой, превращалась в настоящее дерьмо. Пленник, да еще и репортер к тому же. Малдун заскрипел зубами, прикидывая возможные варианты.
– …твою мать! – прохрипел Непредсказуемый. – Если я чувствую, что из-за этого гребаного француза-фотографа наша идеальная акция становится чем-то непотребным, только и остается, что выражаться. Сейчас самое время использовать весь запас ругательств, лейтенант. Ничего больше не остается.
– Это не поможет, – коротко возразил Малдун.
– Этот парень просто недоносок, хотя бы потому, что позволил поставить себя в такое положение.
Тридцать террористов против восьмерых «морских котиков». Почти все шансы в их пользу. В принципе, «котики» могут устроить засаду и перебить боевиков, это не проблема. Но как сохранить пленника, когда начнется перестрелка?..
Да к тому же при этом не дать себя обнаружить?
Есть только один способ оставаться незамеченными: использовать исключительно холодное оружие.
Но с одними ножами засада может оказаться неэффективной. Конечно, можно попробовать потихоньку уничтожать террористов поодиночке. Только рано или поздно кто-нибудь из них заметит, что численность отряда уменьшается, и тогда перестрелки не избежать.
– Этот парень действительно недоносок, и точка. Если уж он выбрал себе такой способ зарабатывать на жизнь. – Непредсказуемый искренне полагал, что для журналистов и фотокорреспондентов в аду зарезервировано отдельное местечко. Дело в том, что сам старшина был женат на Саванне фон Хопф, и этот факт всегда поражал и веселил Малдуна. Особенно когда Кармоди начинал свои разглагольствования. Вместе с семейством Кеннеди и Рокфеллера фон Хопфы были в Америке чем-то вроде особ королевской крови и традиционно служили мишенью для папарацци. Отсюда и резко отрицательное отношение Непредсказуемого ко всем представителям прессы.
– Единственное, что остается, – продолжал Кармоди, – так это оставаться невидимыми и пропустить террористов. Наша миссия не предусматривает спасение идиотов-журналистов. Иначе вся Аль-Каида узнает о том, что мы сегодня были здесь. Я прав?
Конечно, старшина был прав. И все же…
– Если мы позволим отряду добраться до пещеры, то репортер оттуда уже не выйдет, – констатировал Малдун очевидный факт. – Никогда.
Непредсказуемый молчал. Наверное, размышлял о том, какая это жуткая смерть даже для журналиста – оказаться похороненным заживо в окружении озверевших головорезов-террористов…
– Пришли ко мне Дженка, – распорядился Малдун. Марк Дженкинс носил радиостанцию. Пришло время нарушить молчание и связаться с одним из пилотов F-18. Самолеты с полной бомбовой нагрузкой патрулировали район на больших высотах. – А заодно Иззи и Космо. Отправь Гиллмана и Лопеса вниз по тропе: я хочу знать все о каждом камне, каждом скальном выступе и особенно о любом клочке открытого пространства. Мы проходили одно место, где тропа тянется по абсолютно голому участку. Там негде спрятаться. Пусть ребята выяснят, на каком расстоянии оттуда сейчас террористы.
– Слушаюсь, сэр. – Чтобы выполнить приказы лейтенанта, Кармоди не пришлось далеко ходить. Старшина отправил Лопеса за Дженком. Буквально через несколько секунд Кармоди вернулся к лейтенанту. За ним следовали Иззи и Космо. – Я полагаю, у тебя уже созрел и голове план, как первым обосрать этих засранцев.
Именно так выразился Непредсказуемый.
– Да.
– А я и не сомневался, – констатировал Космо.
– У нас найдется взрывчатка, чтобы сымитировать взрыв противопехотной мины? – поинтересовался Малдун.
– Ну, уж этого-то говна… – в своей манере отреагировал Кармоди.
– Тогда действуй, старшина. – Лейтенант повернулся к Космо и Иззи. – А мне понадобятся лохмотья одного из охранников. Того, что почти с меня ростом.
– Кстати, мне они тоже придутся впору, – заметил Иззи. – Я еще не забыл, как в Калифорнии командир советовал мне исключительно вежливо напоминать вам почаще доверять подчиненным, а не соваться вперед самому. Итак, лейтенант, с величайшим почтением напоминаю вам, что…
– Да, а как у тебя с французским? – ехидно поинтересовался Малдун, заранее зная ответ. Иззи свободно владел испанским, но по-французски мог разве что сделать заказ в ресторане, да и то при условии, что официант сам владеет несколькими языками. – Используй свое величайшее почтение по назначению и достань мне одежду. По тропе я пойду сам.


03 ч. 29 мин.


Малдун слышал, как медленно, но неотвратимо приближается к пещере отряд террористов. Вереница молчаливых фигур поднималась вверх по склону, и было слышно, как под их ногами похрустывает холодная каменистая земля.
Из слов Сильвермана лейтенанту стало известно, что террористы обрядили пленного француза в женскую одежду, а его лицо скрывает паранджа.
Это был довольно эффективный способ транспортировки пленных, поскольку он делал их полностью неузнаваемыми.
Дженк, скорчившись рядом с лейтенантом, приник к радиостанции. Он утвердительно кивнул Малдуну и прижал к наручным часам два пальца. Это означало, что первая волна бомбардировщиков обрушит свой груз на цели через две минуты.
Секунды текли, террористы приближались, а где-то над их головами умные бомбы уже прокладывали свой путь по ночному небу. Малдун дышал ровно, так как знал, что координаты, переданные ими пилотам морской авиации, вполне точные. Бомбы должны лечь настолько близко от «морских котиков», что те ощутят ударную волну и жар от взрывов.
Но если в расчеты вкралась хоть малейшая ошибка…
Да, человеку свойственно иногда ошибаться. Не исключено, что воздушный удар, скоординированный Малдуном, накроет и самих «морских котиков».
Но пока ничего подобного не произошло, нечего терять время на пустые размышления.
И вот они уже здесь. Террористы вывернули из-за скал и стали видны.
Впереди шагал авангард из трех дозорных, проверявших тропу на предмет мин-ловушек. Точно так же несколькими часами ранее пробирались сюда «морские котики».
Дозор не слишком оторвался от основной группы, представлявшей собой довольно пеструю толпу. В основном это были раненые, покидавшие район боевых действий под Кандагаром. Некоторые не могли передвигаться без посторонней помощи. Малдун насчитал несколько носилок. На одних лейтенант заметил распростертое тело мальчишки не старше тринадцати лет, у которого, впрочем, как и у взрослых, наличествовал целый арсенал оружия и боеприпасов.
Это террористы. Террористы все до одного. И точка. Не бывает ни бедных, ни усталых, ни несчастных террористов, как бы жалко они сейчас ни выглядели. Это враги. Причем враги смертельные.
Они дали обет погибнуть, защищая Осаму Бен Ладена. Они воспитали своих мальчиков в ненависти и поработили собственных дочерей, лишив их права на образование. Они восхваляли и поддерживали убийцу, воевавшего с безоружными, с женщинами и детьми.
Теоретически тридцать террористов не представляли собой сколько-нибудь серьезной угрозы. Но если учесть, что все они сосредоточились на узенькой тропе, этого было вполне достаточно.
Малдун поискал глазами фигуру переодетого в женское платье журналиста и, наконец, нашел. Тот плелся в середине группы, окруженный со всех сторон боевиками.
В общем-то террористы вели себя довольно разумно. Если бы Малдуну самому пришлось вести пленного, он разместил бы своих людей именно так.
Лейтенанта порадовало, что репортер оказался довольно щуплым. В случае чего его можно будет просто схватить в охапку, не тратя времени на свой давно забытый французский.
Присмотревшись повнимательней, Малдун определил, что журналиста конвоируют двое, причем вместо того, чтобы следить за пленным, они то и дело обмениваются подозрительными взглядами. Это тоже внушало надежду.
Дженк, находившийся рядом, вновь коснулся часов.
Сейчас все свершится. В любую секунду. Или он угробит своих бойцов, или…
Ба-бах!
Слава богу, все остались живы. Первая бомба ударила именно в то место, куда Малдун уговаривал ее попасть. Чуть западней тропы. За ней почти в том же месте разорвалась вторая, и Малдун с облегчением перевел дух.
Молчание в группе террористов сразу же нарушилось. Причем все тридцать заговорили разом, поднимаясь с земли и отряхивая пыль.
Лейтенант вновь обшарил взглядом толпу, стараясь определить лидера.
Может быть, тот, с бородой до пояса, словно сошедший с плаката группы «Зи-зи Топ»? Или другой, молодой парень со злобным хищным лицом, тот, что постоянно размахивает руками, отчего его одежды картинно развеваются? Небось часами тренируется перед зеркалом.
Пройдя лишь обязательные для «морских котиков» краткосрочные курсы пушту и дари, как языков «вероятного противника», Малдун различал лишь отдельные слова террористов, но по жестам и телодвижениям сумел понять, что «Зи-зи» предлагает укрыться, в то время как молодой Злюка требует идти дальше.
Дженк снова указал на часы. Оставалось тридцать секунд, чтобы узнать, насколько верны координаты следующей цели для бомбардировки.
Не надо. Думать. Об этом. Малдун решил не тратить времени на пустые переживания, тем более что сейчас от него ничего не зависело.
Тропа выходила на открытое место, и Малдун еще раз прикинул свой маршрут, по которому он Двинется к переодетому журналисту.
Двое конвоиров, которым он мысленно присвоил клички «Цап» и «Царап», тоже увлеклись дебатами на тему прятаться или двигаться вперед, отстаивая противоположные точки зрения.
Цап тем же жестом, что и молодой Злюка, уверенно указывал на запад, в том направлении, где недавно рвались бомбы. Малдун примерно представлял себе, о чем говорят террористы.
– Ты что, спятил? Мало того что бомбят, так там еще и целое минное поле. Лучше идти к пещере. Безопасней.
Царап в унисон с Зи-зи указывали в восточном направлении:
– Мы можем не добраться до пещеры. Лучше спуститься в долину и спрятаться там.
Ба-бах!
Третья бомба – своеобразный спецзаказ Малдуна – ухнула как раз там, где ему и хотелось, – чуть к востоку. За ней последовала еще одна, разорвавшаяся немного южней.
Террористы снова как по команде попадали на землю, словно исполняя какой-то причудливый местный танец.
Теперь, как и предполагал лейтенант, их жесты и намерения стали одинаковыми. Всем хотелось добраться до пещеры, чтобы оказаться в безопасности. Причем как можно скорей. Идущим последними могло повезти гораздо меньше.
Еще две бомбы легли по разные стороны тропы. Все шло по плану. Атака продолжалась полным ходом во всех направлениях. А теперь бегите и спасайте свои поганые шкуры, ненавистное отродье!
Но сейчас о быстром передвижении не могло быть и речи. Надо было как можно скорей выйти на открытое место, где уже ничто не препятствовало бегству. Террористы принялись толкать и пихать друг друга, стараясь побыстрее очутиться на свободной для маневров территории. Теперь уже нельзя было различить, где люди Зи-зи, а где сторонники Злюки. Началась паника, на что, собственно, и рассчитывал Малдун.
Уверенно кивнув Дженку, лейтенант выскользнул из своего укрытия и почти сразу же врезался в беснующуюся толпу врагов.
Оружие он держал наготове, а нижнюю часть лица для надежности обмотал шерстяным шарфом. Было бы глупо появиться среди террористов, поддерживающих талибов, с чисто выбритой физиономией, а времени для размышления уже не оставалось. Впрочем, выбирать не приходилось.
Малдун плечами проложил себе путь через толпу и оказался рядом с пленником. Тому было тяжело передвигаться: его голову скрывало какое-то подобие мешка. Цап и Царап принялись подталкивать журналиста в спину – они наконец-то пришли к единому мнению и пытались заставить пленника двигаться быстрее. И тут события принялись развиваться в пользу лейтенанта. От одного из толчков журналист запутался в длинном одеянии и повалился ничком прямо к ногам Малдуна.
Это был подарок судьбы, и командир «котиков» не стал терять времени. Он подхватил извивающегося на камнях репортера и вскинул его на плечо. Цап и Царап принялись орать на него.
– Не брыкайся, – буркнул Малдун на французском в складки длинного женского платья. – Я пришел, чтобы помочь тебе.
Однако сопротивление журналиста не прекратилось. Малдуну пришлось посильней прижать того к себе, прислушиваясь к крикам террористов. Но конвоиры либо использовали какой-то местный диалект, либо говорили слишком быстро. Так или иначе, но Малдуну не удалось разобрать ни слова.
Если сомневаешься, кричи сам. И погромче.
– Вперед! – заорал Малдун конвоирам на пушту. – Бежим! Быстро!
И только когда он сам бросился бежать, крикуны умолкли, Правда, перед этим Царап, очутившийся справа от него, как-то подозрительно посмотрел на лейтенанта.
Хорошо хоть журналист, как выяснилось, почти ничего не весил. Нести его было бы до смешного просто, если бы не задача Малдуна ускользнуть от террористов. К тому же лейтенанта при каждом шаге всякий раз больно ударяло в спину что-то твердое, заметно тормозя его бег. Казалось невероятным, чтобы террористы оставили корреспонденту его фотокамеру, но лейтенанту пока что ничего лучше в голову не приходило.
– Прекрати! – наконец приказал он по-французски. – Прекрати драться, а не то я тебя убью прямо на месте.
В тот же миг журналист перестал сопротивляться, чем значительно облегчил задачу лейтенанта, особенно когда Малдун почувствовал, что шарф начинает предательски сползать с его типично американской физиономии.
Ему удалось снова завязать его, на этот раз потуже, и очень скоро он очутился на том самом открытом участке пути, на который обратил внимание еще тогда, когда группа «морских котиков» двигалась к своей цели. Но сейчас он попал сюда раньше, чем предполагал. А следующая бомба (между прочим, самая главная) – Господи, не допусти, чтобы она убила ребят! – еще не была сброшена.
Поэтому лейтенант сделал ложный выпад вперед и упал на колено – правда, ударившись при этом гораздо сильней, чем рассчитывал, поскольку приземлился прямо на острый камень. Черт! Острая боль прорезала ногу, волной прокатившись по всему телу, в ушах зазвенело, но даже это не замедлило его движений.
Правда, репортер снова принялся барахтаться, что усложнило лейтенанту задачу быстро подняться на ноги.
Цapaп очутился рядом с ним и что-то громко кричал, обращаясь к Малдуну, Цап же успел куда-то исчезнуть.
Малдун вовсе не стремился показать противнику, что испытывает жуткую боль. Но уже в следующий момент раздался очередной взрыв.
Ба-бах!
Это была та самая бомба, которую так ждал лейтенант. Она упала настолько близко, что Малдуна взрывной волной усадило на землю – не исключено, что опять на тот же злосчастный камень, о который он только что повредил колено. Вот дерьмо!
Сверху посыпались мелкие камешки и пыль. Все еще крепко держа репортера в руках, лейтенант поднялся на ноги и рванулся к убежищу.
Он направлялся строго на запад.
Царап снова что-то выкрикнул ему, и на этот раз Малдун уловил именно те слова, которые и ожидал услышать.
Противопехотные мины.
Но он не остановился и не прекратил стремительно двигаться вперед даже тогда, когда поблизости разорвалась еще одна бомба, сотрясая землю вокруг него. Малдун перепрыгнул через ближайшие камни, одолев их одним махом, и тут же очутился в объятиях Космо и Сильвермана.
Они быстро втащили и его и журналиста в укрытие за грудой крупных камней, а в это время где-то рядом Непредсказуемый щелкнул тумблером.
Бах!
Взрыв прозвучал довольно убедительно. Можно было подумать, что там, где только что исчез лейтенант со своей ношей, действительно сработала противопехотная мина. Впрочем, грохот взрыва вскоре заглушили удары очередных, уже настоящих авиабомб.
Очевидно, Царап все же обладал некоей долей здравого смысла, потому что сразу же рванул вслед за своими убегающими товарищами из Аль-Каиды.
Сейчас не было времени для личных переживаний, однако колено у Малдуна разболелось не на шутку. Господи боже мой! Да оно еще и раздулось, став размером с арбуз. При этом казалось, что опухоль продолжает расти.
Но это невозможно! Ушибленная коленка не могла так опухнуть! Да, при ударе она сильно болит, человек орет, но потом проходит минуты две-три, и жизнь начинает идти своим ходом. Однако, как ни старался Малдун, он не смог убедить себя в том, что боль унялась.
Лейтенант поднялся на ноги, стянул с себя лишнюю одежду, все еще отказываясь верить в то, что он серьезно повредил себе ногу во время своего притворного падении. Болит, ну и что с того? Распухла, ну и ладно. Подумаешь! Он же все-таки «морской котик»! Ему не раз приходилось терпеть боль и посильнее.
– Снимите с него эту дрянь, – приказал он Сильверману, который сейчас развязывал журналиста.
В этот момент к нему обратился Дженк:
– Сэр, сейчас три часа тридцать семь минут, самолеты продолжают выполнять свою задачу. Вертолет подберет нас в условленном месте, но нужно торопиться, чтобы поспеть туда прежде, чем нас накроет бомбами здесь.
– Вперед! – коротко приказал Малдун.
– Ух ты! – внезапно воскликнул Сильверман. – А наш француз, оказывается, девушка.
– Американцы! – с досадой сплюнула журналистка.
В ее голосе слышался сильный акцент. Фотокорреспондент действительно был женщиной. – Можно было бы сразу догадаться. Так я и знала!
– С вами все в порядке, мэм? – учтиво поинтересовался Малдун.
Ее волосы были смешно выкрашены. Видимо, репортерша безуспешно пыталась добиться угольно-черного цвета. Она гневно сверкала глазами, очевидно недовольная происходящим.
– А вам известно, сколько времени мне потребовалось, чтобы устроить интервью с самим Абдулом Муллой Зишаном? И тут являетесь вы и спасаете меня. Спасибочки вам, капитан, но я вас об этом не просила. Лично я возвращаюсь в пещеру.
Женщина решительно повернулась и в самом деле зашагала назад, в сторону террористов. В другое время, может быть, это показалось бы забавным, но сейчас оставалось слишком мало времени, и смеяться было просто некогда. Если бы при этом у Малдуна еще не болело колено, да так, что, казалось, оно готово взорваться в любую секунду. Боль усилилась настолько, что по спине лейтенанта заструился пот. Каждый шаг стоил ему немалых усилий.
– Примерно через пятнадцать минут от этой пещеры камня на камне не останется. Она будет полностью уничтожена, – сообщил Малдун молодой женщине.
– Чушь собачья! – возразила она и бросила в сторону лейтенанта испепеляющий взгляд, на который способны только европейские женщины. – Ваше собственное правительство заявило, что эти пещеры неуязвимы при любых бомбардировках.
– Они солгали, – спокойно ответил Малдун. – Это называется дезинформацией. Нужно было, чтобы Осама почувствовал себя в полной безопасности и оставался на месте.
Корреспондентка залепетала что-то по-французски. Было ясно, что она в чем-то страстно обвиняет американцев. Потом она повернулась и побежала в сторону тропы, ведущей к пещере.
Только этого сейчас и не хватало! Может, не стоило ее останавливать?
Она была маленькой, юркой и стремительной, но Малдун настиг ее в несколько размашистых шагов. Его колено горело, но он умудрился приземлиться на левую сторону, при этом больная нога даже не коснулась почвы. Он сбил журналистку на землю, а сам навалился сверху. Боль была жуткой, но все же сносной, пока эта фурия не начала снова сопротивляться и не лягнула его.
Причем не куда-нибудь, а прямо в поврежденное колено.
– Чтоб тебя!..
Ну просто замечательно. Лучше не бывает! Лейтенанту показалось, что какая-то часть его самого отделилась от тела и сверху бесстрастно наблюдает за тем, как он мучается там, внизу, едва сдерживаясь, чтобы не вывернуло от боли тут же, на месте.
Не дай ей смотаться!
Малдун изо всех сил удерживал женщину и даже прикрыл ее своим телом, когда одна из последних бомб осыпала их градом мелких камешков и щебня. Журналистка что-то возмущенно вопила, но лейтенант ее не слушал. Она могла с тем же успехом говорить по-марсиански. Единственное, что оставалось командиру «котиков», – это прикрыть ей рот ладонью, надеясь, что она не вцепится в нее зубами, и продолжать прижимать к земле.
Наконец – слава Всемогущему Господу! – рядом оказался Непредсказуемый, не позволивший журналистке убежать в горы.
– Если понадобится, заткни ей рот кляпом и унеси отсюда, – с трудом проговорил Малдун.
– Я займусь ею, сэр.
– Дышите глубже, – посоветовал Иззи. – Просто дышите глубже, и все будет в порядке, лейтенант. Я обещаю, очень скоро вам полегчает.
Занелле показалось, что его ранило осколком в область паха и чуть не снесло яйца. В другое время Малдун бы расхохотался, услышав подобное заявление. Но сейчас…
– С вами все в порядке, сэр? – Лопес навис над лейтенантом с выражением вопроса на лице.
– Да. – Малдун напряг всю силу воли, подтянулся на локтях, чтобы принять сидячее положение, и встал на ноги. Дерьмо! Вот ведь дерьмо! – Да, все нормально, – повторил он больше для себя, чтобы самому увериться в сказанном.
– Сэр, – Дженк осторожно напомнил ему о времени. – Тик-так.
– Бежим! – приказал Малдун. – Вперед, ребята. Отсюда надо поскорей убираться. И немедленно.
Он справится, у него все получится. Вниз по тропе. Шаг за шагом. Он обязательно доберется до вертолета, а потом ему дадут пузырь со льдом, и боль в ноге постепенно начнет утихать.
– А ты в состоянии бежать? – насторожился Непредсказуемый. Он находился позади Малдуна, и теперь ему самому приходилось сбавлять шаг, чтобы идти в ногу с лейтенантом. Наверное, впервые в жизни он говорил вполголоса.
– Да. – Малдуну сейчас очень не хотелось разговаривать. Ни с Кармоди, ни с кем-либо другим. Теперь всю энергию нужно было сосредоточить на том, чтобы продолжать продвигаться вперед. Но он был здесь командиром. Он не мог позволить себе просто исчезнуть. – А где…
– Я передал ее Космо, – ответил старшина, предупреждая вопрос лейтенанта. – Я думаю, когда она поймет, что мы спасли ей жизнь, то будет еще нам благодарна. А врага мы все равно одолеем рано или поздно.
– Ты отличный парень, старшина, – улыбнулся Малдун.
– Клянусь задницей, что так оно и есть. Я всегда забочусь о своих ребятах. – Он закинул руку Малдуна себе на плечи. – Правая нога, угадал?
– Все в порядке. – Лейтенант хотел было отказаться от помощи, но сразу же почувствовал, что, опираясь на старшину, он стал передвигаться гораздо быстрей. А чем быстрей будет двигаться, тем скорее вся его команда сможет попасть туда, где они будут в безопасности. Группа «морских котиков» не могла перемещаться быстрей самого медленного ее члена, каковым сейчас оказался сам Малдун, сознание этого окончательно лишало его сил.
Ничего не в порядке. Ты только что сказал: «Дерьмо», заметил Непредсказуемый. – Ты в команде номер шестнадцать уже почти два года, и впервые за все это время произнес неприличное слово. Причем, как мне покачалось, оно было четырехкратным: дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо. Так что с тобой стряслось? Лодыжка?
– Колено.
– Вывих?
– Нет. Сам не знаю. Я упал на него и… Все будет хорошо.
– Болит, сука, чтоб его!.. Да?
– Со мной все в порядке, – упрямо повторил Малдун. – Давай прибавим шагу.
– Как скажете, сэр.
Непредсказуемый почувствовал, что теперь ему стоит немного помолчать. Ночь для лейтенанта превратилась в туманный кошмар, наполненный разрывами падающих бомб, докладов Дженка, каждые тридцать секунд напоминавшего о том, сколько времени у них осталось, тяжелым неровным дыханием его и старшины и раздирающей огненной болью в колене.
Малдун услышал шум лопастей раньше, чем увидел вертолет. И вот, наконец, его взору открылось самое чудесное зрелище на свете.
Лейтенант привычно пересчитал по головам забирающихся в вертолет бойцов, затем машина оторвалась от земли, и они наконец-то убрались к чертовой матери из этого ада.
Боль снова напомнила о себе, когда Лопес разрезал его штанину, чтобы осмотреть раздувшийся арбуз, который некогда был коленом. Лейтенанта вырвало в шлем одного из членов команды вертолета. Затем, к смущению Малдуна, весь мир для него сузился до какого-то непостижимого темного туннеля, и он потерял сознание.


Он пришел в себя, когда вертолет уже приземлился, но испытывал при этом страшную слабость и не сразу понял, где находится. Рядом стоял Непредсказуемый, и Малдун тут же схватил его за рукав:
– Все в порядке?
– Да. Мы благополучно вернулись на авианосец, лейтенант. Миссия выполнена.
– Отлично. – Голова была тяжелой, но колено уже не болело, слава богу. Он попытался сесть, но Кармоди и подскочивший к нему Лопес тут же удержали лейтенанта в лежачем положении.
– Эй, Майки, ты куда это собрался, приятель?
– Все нормально, – отозвался Малдун.
– Он, мать его, собирается на собственных ногах выйти из вертолета, – доложил старшина Лопесу.
– Сэр, я прямо не знаю, что сказать, – начал Джей Лопес. – До тех пор, пока мы не сделаем рентген, рисковать не стоит. Мне кажется, у вас трещина в чашечке.
– Где?!
– Помнишь, как капитан Малдун бежал сломя голову вниз по горе в Афганистане со сломанной коленной чашечкой? – спросил Непредсказуемый.
Малдун никак не мог вникнуть в смысл сказанного.
– Я хотел сказать этой репортерше… Но я же не капитан!
– Лейтенант, я вам вколол кое-что от боли, – медленно и отчетливо произнес Лопес, – поскольку вы сильно повредили коленную чашечку.
– А потом ты еще пробежал несколько миль, – добавил старшина.
Не может быть.
– Но сейчас со мной все в порядке, – уверенно заявил Малдун, и в это время ребята из корабельного госпиталя вытащили его на носилках из «Морского ястреба».
К руке лейтенанта тянулась трубка капельницы. Все вокруг казалось каким-то ненастоящим. – Нет, ребята, в самом деле, со мной все в порядке.
– Кто бы сомневался, – усмехнулся Непредсказуемый.
Бойцы Малдуна молча смотрели, как уносят на носилках их лейтенанта. Как всегда, Космо напоследок успел сказать ему кое-что приятное. Эти слова были достойны морского котика, и Малдун оценил их. Космо произнес:
– Й-ес! Я рад, что ты на нашей стороне.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Притяжение ночи Книга 1 - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, захватывающий, читала на одном дыхании
Притяжение ночи Книга 1 - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100