Читать онлайн Опасная любовь, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная любовь - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная любовь - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная любовь - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Опасная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Он уже видел ее голой!
Злорадствуя, Джед задержался у дверей офиса Мери Кейт О'Лафлин. Если уж быть точным, то он видел ее голой не далее как прошлой ночью. Джед навел справки и теперь знал, что «Обещание» было для О'Лафлин первым шагом на продюсерском поприще. Правда, дамочка успела промелькнуть на голливудском небосклоне, прежде чем распространила свои склады и магазины скрепок и скоросшивателей по всему Восточному побережью.
Мери Кейт О'Лафлин покинула дом своих родителей в Бостоне намного раньше, в дивном возрасте восемнадцати лет — как и множество других ее сверстниц, зачарованных мишурой и блеском Лос-Анджелеса. О, конечно, ее пребывание на Западном побережье оправдывало поступление в колледж, но образование было далеко не главной целью. Просто огни Голливуда привлекли к себе очередного наивного и неопытного мотылька.
Она познакомилась с Виктором Штраусом на съемках какого-то третьеразрядного фильма. Он был тогда помощником режиссера, а она — третьей жертвой «Горного ужаса», снимавшейся под именем Кейти Мери. Ее роль укладывалась в три строки: перед гибелью ей полагалось танцевать в свете пожара, одетой в обрывки полупрозрачного нижнего белья.
За такое тело не жалко было и удавиться, и Вик понял, какой потенциал заключен в роскошных формах Кейти Мери, что доказал в своем следующем фильме «Смерть в ночи» — не менее бездарном, нежели предыдущий. Однако картина пользовалась бешеным успехом и заслужила титул «классики культового жанра».
«Смерть в ночи» сбросила с тела Мери Кейт О'Лафлин последние покровы. Теперь она оставалась на экране целых семь минут — но какие это были минуты?.. Она играла выпускницу колледжа, повстречавшую в баре серийного убийцу. Девушка привела злодея к себе домой, и последовавшая затем любовная сцена была сделана с такой непринужденностью и блеском и так возбуждала зрителей, что отзывы не сходили со страниц специальной прессы на протяжении многих недель после премьеры.
Накануне вечером Джед не поленился взять этот фильм в прокате и не спеша прокрутил памятную сцену. А потом перемотал пленку и посмотрел еще раз. Потому что слишком хорошо понимал — Мери Кейт О'Лафлин не горит желанием отдать Джерико роль Ларами. Виктор предупредил его об этом с самого начала. Она не любит его, не желает иметь с ним дела, не доверяет и готова на все, лишь бы не подпустить его к своему фильму.
Она сделала большое одолжение, согласившись встретиться с ним сегодня в Бостоне.
Но ведь он уже видел ее голой.
Джед глубоко вздохнул, зажмурился и покрутил толовой, чтобы размять напряженную шею и побыстрее войти в роль. Кейт О'Лафлин — «Мери» как-то само собой пропало за последние семь лет — не следовало встречаться с Джедом. Ей предстояло познакомиться с Джерико Бомоном, известной кинозвездой.
А Джерико — парень крутой. Его не мучают сомнения и страх, присущие Джеду. Он настоящий мачо — общительный и непринужденный. И сейчас он войдет в этот кабинет и охмурит чертову бабу, величающую себя продюсером.
Тот факт, что прошлой ночью он любовался ее голым телом, был как бы дополнительным козырем в колоде и помогал ему держать себя на высоте.
Пара улыбок, десяток фраз — она и глазом моргнуть не успеет, как контракт будет у него в кармане!
Спрятавшись за безупречной улыбкой неотразимого Джерико, он постучал в дверь.


— Здравствуйте, мистер Бомон, — сдержанно приветствовала его Кейт. — Прошу вас, проходите.
Господи, ну и верзила! Кинозвезды стараются на экране выглядеть как можно внушительнее, и Кейт не раз разочаровывалась, повстречавшись с ними в реальной жизни. Однако Джерико Бомон буквально навис над ней. В нем было никак не меньше шести футов трех дюймов.
И все это великолепное, подтянутое, мускулистое тело излучало мощнейшее обаяние. В нем было безупречно абсолютно все.
Джерико оделся в поношенные джинсы и свободную зеленую рубаху с длинными рукавами. Темные густые волосы были собраны в тугой хвост, как будто он нарочно отращивал их для роли. Его одежда никак не могла принадлежать Вирджилу Ларами, но все равно перед Кейт стоял ее оживший персонаж. Однако в глубине его темно-ореховых глаз вспыхнули золотистые искры, и при появлении этого отблеска чувственного желания наваждение исчезло.
Он не мог быть Ларами. Если уж на то пошло, никаким Ларами тут и не пахло. Кейт расправила плечи и, призвав на помощь всю свою выдержку, надменно улыбнулась.
— Рад познакомиться с вами, мисс О'Лафлин. — Его южный акцент звучал мягче, чем на пробной пленке, а голос был все тот же — глубокий, густой баритон. — Сделайте одолжение, зовите меня Джерико.
Он протянул руку, и Кейт с трудом заставила себя ответить на рукопожатие. Его рука была сухой и горячей, с немного загрубевшей кожей.
Кейт откашлялась и предложила:
— Прошу вас, пройдемте в офис. — При этом она нарочно не стала предлагать звать себя по имени.
Атмосфера в приемной ощутимо накалилась, и Кейт, направляясь в офис, чувствовала себя исключительной стервой. А впрочем, что тут такого? Мужчины готовы записать в стервы любую женщину, не давшую им спуску.
Джерико тем временем осматривался, любуясь видом Ньюбери-стрит, открывавшимся из широких окон. Действительно, это был чудесный кабинет — просторный и уютный. Солнце весело блестело на гладко натертом паркете и свободном от бумаг рабочем столе.
— А вы неплохо устроились, — заметил он.
— Благодарю. Пожалуйста, присядьте. — Кейт махнула рукой в сторону кожаного кресла, а сама поспешила за свой стол. Пожалуй, четыре фута полированного дерева, отделявшие ее от этого типа, помогут ей успокоиться. «Ну, не стесняйся, всыпь ему по первое число!» — Хотите кофе или чаю? А может, содовой?
— Нет, спасибо, ничего не нужно. — Джерико уселся. — Честно говоря, я не думал, что наша встреча будет такой официальной.
— Нам нужно многое обсудить. — Кейт с самого начала решила держать себя как можно строже. Именно поэтому она заставила его тащиться в Бостон, хотя прекрасно знала, что вчера они оба были в Нью-Йорке. Она гладко зачесала свои роскошные волосы и надела самый строгий деловой костюм. Пожалуй, не повредил бы еще жокейский хлыст. Кейт долго ломала голову над тем, как будет строить их отношения и каким образом можно получить гарантии того, что Джерико не угробит ей фильм.
И вряд ли ему понравится то, что она придумала.
— Виктор явится сюда не раньше чем через час, — сообщила Кейт, сверившись с часами. — Пожалуй, так даже лучше — для начала потолковать без свидетелей, с глазу на глаз.
— О'кей, мисс О'Лафлин. — В его взгляде зажглось лукавое любопытство. — Давайте потолкуем, но сперва я бы хотел внести ясность и раскрыть карты. Вы от меня не в восторге. Вы мне не верите. И не хотите снимать меня в своем фильме. Это все — или я что-то упустил?
Кейт и бровью не повела.
— Вы успели заслужить недобрую славу, однако я не думаю, что на свете есть другой артист, способный так сыграть Вирджила Ларами, как вы.
Она сумела-таки его удивить. Джед ожидал услышать что угодно, только не это.
— Ну что ж, и на том спасибо.
— Но мне нужны гарантии, что вы не запьете во время съемок. — Игра в открытую продолжалась.
— Нет проблем! — засмеялся Джед. — Я просто не буду кутить, пока не закончу работу над фильмом!
Кейт не спускала с него напряженного взгляда.
— Это была шутка.
— И очень плохая, мне совсем не смешно.
— Я заметил. Послушайте, Кейт… — Джед неловко поежился в своем кресле. — Вы ведь не обидитесь, что я вас так называю? Мне ничего не стоит поклясться не брать в рот спиртного до конца своей жизни, но это не даст вам никаких гарантий. Я изо всех сил стараюсь вести себя так, чтобы дожить до старости, — а значит, не прикасаться к алкоголю. Но при этом я не могу сказать, что так оно и будет. Все, что я могу, — пообещать постараться.
Кейт все так же напряженно всматривалась в него.
— И по-вашему, этого достаточно? Какого-то обещания от человека, по пять раз в году дававшего слово не пить?
Похоже, его это нисколько не обескуражило.
— Я дал такое слово сам, по своей воле всего лишь один раз, — твердо промолвил Джед. — Все прежние обещания у меня вырывали силой. Мне самому в то время совсем не хотелось стать трезвым — а значит, и от обещаний не было никакого проку.
— А в тот, последний, раз вы соизволили захотеть сами?
— Да, мэм. — Джед спокойно выдержал ее взгляд.
Невероятный тип! Кейт чувствовала, что поддается его обаянию, несмотря на всю свою предубежденность. А кроме того, она не могла оставаться равнодушной к его мужской привлекательности. Черт побери, каков красавчик! Того и гляди она и впрямь ему поверит!
Но ведь он был и остается лицедеем. И кто ей докажет, что все эти душещипательные речи — не очередной спектакль?
— И что же изменилось?
— По официальной версии я потерял брата и решил изменить свою жизнь — но на самом деле даже такое потрясение не заставило бы меня протрезветь. Я… — Джед криво усмехнулся. — Конечно, это выглядит странно, но я не вру. Одна из бульварных газетенок поместила на первой полосе мое фото. Какой-то папарацци умудрился снять меня во время потасовки в баре. С того дня, как увидел ту фотографию, я больше не пью.
Джед смущенно замолк. С чего это он разболтался? Все эти годы людей вполне устраивало то, что он начал новую жизнь после смерти старшего брата. Все так просто. И ни к чему было выкладывать правду; прежде Джед откровенничал только со своим психотерапевтом в центре реабилитации.
Так что же заставило его размякнуть?
Эта Мери Кейт О'Лафлин застыла на противоположном конце необъятного сверкающего стола и всем своим видом показывает, что не находит Джерико привлекательным. Уж кто-кто, а Джед прекрасно разбирался в этих тонкостях. Искра проскочила между ними с первой же минуты, стоило ему войти в кабинет. А теперь дамочка строит из себя недотрогу, стараясь не поддаться его чарам. Она не желает ни в чем уступать. И не желает признавать, что он ей понравился.
Она нарочно напялила на себя этот костюм — спрятала свое божественное тело. И хотя брюки до пят укрывали ножки, стоившие не один миллион долларов, мягкая ткань все равно не могла скрыть великолепные формы. Правда, Джерико приходилось напрягаться, чтобы угадать их под слоями шелка.
Ее неподвижно застывшее лицо выглядело под стать костюму. Идеально прямой изящный нос, слегка задиристый упрямый подбородок. Губы, пожалуй, немного полноваты, чтобы считаться изящными, но их легкий изгиб никто не назвал бы чувственным. Милые голубые глаза — так, ничего особенного. Светлые волосы острижены слишком коротко и слишком гладко зачесаны назад, чтобы хоть как-то смягчить выражение лица.
А вот кожа светилась волшебным матовым светом. Джед видел такую кожу впервые в жизни. И ни в какое сравнение с ней не шли ни легендарные красотки с журнальных обложек, ни юные розовощекие девицы, ни томные статуэтки из слоновой кости. В свои неполные тридцать лет Мери Кейт О'Лафлин умудрилась сохранить по-детски свежую, дивную кож. И Джед не сомневался: если он отважится протянуть руку над этим проклятым столом шириной в целую милю, то пальцы прикоснутся к щечке более неясной, чем тонко выделанный невесомый шелк его сорочки.
И все это великолепие исчезало под высоким строгим воротником ее блузки. Джед не мог ее видеть, но явственно представлял матово отсвечивавшее тело, скрытое тканью делового костюма.
Джеду пришлось встряхнуться, чтобы вернуться к делу. Он постарался принять независимую позу. У Мери Кейт О'Лафлин уже сложилось представление о нем как о заправском скандалисте. Еще немного — и она окончательно решит, что с ним вообще невозможно договориться.
Между прочим, Джеда задела за живое отнюдь не ее точеная фигура. Скорее всего его тронула тонкая светлая прядь, выбившаяся из гладко зализанной деловой прически и слегка вившаяся над маленьким розовым ушком — совсем как у школьницы. И что-то в манере смотреть прямо в глаза… И конечно, ее признание, что он один сможет сыграть Ларами…
Она казалась Джеду то обжигающе горячей, то холодной как лед. То по-греховному мягкой и податливой, то твердой и неуступчивой как скала. Столь необычная комбинация была на удивление сексуальной, и Джеду захотелось понаблюдать за ней, чтобы разобраться, что в ее облике истинное, а что напускное.
А Кейт тем временем распиналась по поводу своих инвесторов, своей ответственности и о том, как люди начинают нервничать, рискуя деньгами. Ее голос звучал мягко и музыкально, выбиваясь из создаваемого ею образа. А она тем временем рассуждала о том, что сделает слишком рискованную ставку, если заключит с Джерико контракт, и что все ее инвесторы попадают в обморок от страха и все лето будут трястись оттого, что Бомон может погубить их фильм.
Вот так загнула! Уж если на то пошло, то не Джерико, а она сама, Мери Кейт О'Лафлин, — полный новичок в кинобизнесе. Конечно, она доказала свою жизнеспособность в мире скоросшивателей и картриджей для принтеров! Только кинобизнес — это совсем другая история. И если уж бояться, что кто-то из них может угробить фильм, то скорее это будет она, а не Джерико.
И хотя Кейт откровенно упивалась тем, что может в открытую поливать его помоями, Джед решил до поры помалкивать и держать свое мнение при себе.
— Скажите мне, мистер Бомон, как сильно вам хочется получить эту роль? — Стало быть, они снова вернулись к тому, с чего начали.
Джед подавил всплеск досады и наградил ее самой непринужденной улыбкой, вызвав в памяти облик нагого тела, распростертого на измятой постели.
— Вам следует лишь сказать, кого я должен убить! — Ну вот, очередная шутка осталась без ответа. Похоже, у дамочки отсутствует чувство юмора. Джед подался вперед:
— Вы и так отлично знаете, как сильно я хочу сыграть Ларами, мисс О'Лафлин. Так сильно, что пришел на пробы вместе с новичками. Так сильно, что сегодня явился сюда и стал объектом для вашей откровенной неприязни.
Тут он молча чертыхнулся. Ну вот, позволил Джеду выйти из-под контроля.
— Вы заслужили мою неприязнь.
Его снова затопила волна досады и отчаяния, так что пришлось проглотить вертевшиеся на языке злые, язвительные слова, принадлежавшие Джеду. Подумаешь! Не сумела пробиться в актрисы — даже со своим хваленым бюстом, — зато теперь щеголяет в короне из скрепок!
Нет, нет, ему никак нельзя выпускать на волю Джеда! Он сейчас Джерико, а Джерико не обижается на кинопродюсеров — по крайней мере до тех пор, пока те не подпишут с ним контракт.
Несмотря на пять лет абсолютно трезвой жизни, Джед так и не научился подавлять свою вспыльчивость без отупляющего действия таблеток и алкоголя. Где-то подспудно гнездилась мысль, что эта слабость будет преследовать его всю жизнь.
— У меня ни разу не возникло проблем во время съемок фильма «Тугие времена», законченного два месяца назад, — сообщил Джед. — Так что «Обещание» не станет первой работой после пятилетнего перерыва. Если желаете, можете сами позвонить режиссеру.
— Стэну Грогану, — отвечала Кейт. — С ним я уже беседовала.
— И что он сказал?
— Что «Тугие времена» едва ли потянут на полмиллиона долларов. Это третьеразрядный фильм о жизни студентов, и его не стоит даже сравнивать с нашим проектом.
— Однако я ни разу не опоздал на съемочную площадку и выкладывался там в полную силу, — процедил Джед, снова ожесточаясь.
Кейт достала из стола какую-то папку и раскрыла перед собой.
— Я наняла частных детективов, чтобы они опросили членов съемочной группы. С их слов выходит, что вы почти все свободное время проводили в баре.
Частные детективы. Черт побери, еще и это!
— Да, я бывал там — почти всегда за компанию с двумя приятелями — Рино и Терри. Но я не пил. — Джед старался, чтобы его голос звучал совершенно невозмутимо.
— Бармен утверждает, что вы каждый раз заказывали порцию… — Кейт сверилась с бумагами и закончила:
— «Джека Дэниельса»?
Черт! Разве она сможет хоть что-нибудь понять?!
— Я не пил. Мне нравилось на него смотреть, чувствовать его запах, сидеть возле стойки со стаканом в руке.
— Разве для алкоголика это не опасно?
— Да. — Ему пришлось быть абсолютно честным. Иначе он ничего не добьется. — Но я… вообще-то не любитель таскаться по барам. Просто мы были на выездных съемках и больше там пойти некуда. — А кроме всего прочего, он прятался там от Чеслин. Особенно под конец съемок, когда в ход пошли намеки на то, что будет «после того, как съемки закончатся…».
— Меня интересует один случай, — продолжала Кейт. — Он имел место на прощальной вечеринке. Никто ничего толком не видел, но вы вроде бы повздорили с кинематографистом по имени… — она снова сверилась с бумагами, — Остином Францем? Не сочтите за труд рассказать мне об этом поподробнее.
Кейт гордо восседала на другом краю своего проклятого стола, надменно изогнув элегантно выщипанную бровку, и Джед отчетливо понимал: что бы он сейчас ни сказал, ему все равно не поверят. Просто потому, что не желают ничего понимать.
— Это все из-за женщины, — начал он. — Моей партнерши по фильму, Чеслин Росс. Нам и спорить-то было не о чем. Она уже давно улетела в Лондон, и никто из нас ей не был нужен.
— А Чеслин — это та актриса, с которой вы состояли в связи на протяжении предыдущих… пяти недель, не так ли?
Черт побери, может, хватит его донимать? Зачем расспрашивать о том, что наверняка подробно расписано в ее бумажках?
— Это нельзя принимать всерьез. Такие вещи постоянно случаются между партнерами по съемкам. — Джед, доверительно улыбаясь, подался вперед, собираясь проверить, такая ли она непробиваемая на самом деле. То ли воркующий голосок служит прикрытием ее крутизне, то ли эта самая крутизна всего лишь подпорка для мягкой, женственной натуры? — Мы как раз репетировали любовную сцену, я и сам не заметил, как оказался с ней в постели. Она не унималась, и я вдруг подумал: «Погодите, разве что-то похожее было в сценарии?» — Джед лукаво ухмыльнулся и добавил:
— Но очень скоро я позабыл про сценарий!
И снова она его удивила. Кейт залилась краской. Ну кто бы мог подумать, что дамочка, снимавшаяся голой в эротических сценах и так правдиво изображавшая на экране секс, способна краснеть от стыда? Однако ее щеки порозовели — Кейт явно смутили его слова.
И еще больше смутило сознание того, что она покраснела у него на глазах. Кейт долго откашливалась, уткнувшись носом в папку у себя на столе, прежде чем отважилась взглянуть на него.
— Благодарю за откровенность, наверняка это очень личное.
— Ну, это с какой стороны посмотреть, — возразил Джед. — Просто мы оба поддались влиянию момента. Правда, это затянулось на целых пять недель, но вряд ли стало настоящей связью. Как я уже упоминал, такое сплошь и рядом происходит между партнерами, играющими любовные сцены, — и вы должны это понимать.
— В «Обещании» вашей партнершей будет пятнадцатилетняя девочка, — заметила Кейт. — И если между вами что-то «случится», отвечать придется уже в суде.
— О, поверьте, я предпочитаю взрослых женщин — таких, чьи родители появились на свет еще до развала «Битлз»!
— Но мне по-прежнему не все ясно в случае с Остином Францем. Свидетели утверждают, что Остину удалось втянуть вас в какую-то игру, связанную с выпивкой? И вы действительно приняли в этом участие?
Она уставилась на него с таким видом, будто выясняла, не отрезал ли он ради забавы головы кошкам. Джед подавил сильнейшее желание послать ее к черту, однако сумел изобразить покаянную улыбку.
— Мне казалось, что я мог выиграть.
— Но вы проиграли. — Кейт снова полезла в бумаги. — После чего и Герман Ризински, и Терри Уимберс предпочли покинуть бар, поскольку не желали смотреть на то, как вы пьете. Остин Франц отказался беседовать с детективом, а все остальные не обратили внимания на то, чем все закончилось.
— То есть никому не было дела до того, что виски я так и не выпил.
— Неужели?
Кейт опять пристально вглядывалась в его лицо, и он, отбросив в сторону сомнения, сделал ставку на полную откровенность.
— Нет, хотя должен признаться — я чуть не проглотил все до капли. Франц сказал, что я вообще-то могу и не пить, но если я не выпью, то он позаботится о том, чтобы Стэн Гроган никогда больше не предложил мне работу. И тогда я поднес стакан ко рту, и… — Ох, как же ему хотелось в тот момент выпить — больше, чем когда-либо в жизни! Но он понимал, что даже честность в разговоре с Кейт О'Лафлин должна иметь пределы. — И тут заметил, что Франц караулит каждое мое движение, ждет не дождется, когда все пять лет моей трезвой жизни пойдут насмарку… Тогда мне стало ясно, что на самом деле я не проиграл. Пока еще не проиграл. Но по-настоящему Франц победит только в том случае, если я выпью. Я поставил стакан на место и ушел из бара.
Помолчав, Кейт рассмеялась.
— Неплохо! — заметила она. — Даже очень неплохо! Пусть это было не правдой — вы определенно умеете брать за живое!
Отчаяние захлестнуло его. Она не пожелала смеяться его шуткам, зато развеселилась в ответ на откровенность.
— Но это правда.
Кейт так смеялась, что ей пришлось перевести дух.
— Мистер Бомон, вы выдающийся артист. Это ваша работа — говорить так, чтобы люди верили каждому вашему слову. — Она снова вздохнула. — В последнее время вы не жаловались на здоровье?
— Нет. Я каждый день занимаюсь, и…
— А когда вы в последний раз проходили медосмотр?
Джеду так и хотелось спросить: не желает ли она поиграть еще и в доктора и произвести осмотр лично?
— Меньше года назад — перед тем как подписать контракт на съемки в «Тугих временах».
Кейт кивнула и что-то пометила у себя в папке.
— Пусть ваш агент пришлет мне копию справки.
У Джеда от восторга зашумело в ушах, он едва усидел на месте. Однако голос прозвучал на удивление спокойно:
— Вы предлагаете мне роль Ларами?
Кейт подняла на него непроницаемый взгляд.
— Простите, я, наверное, неточно выразилась. Мне следовало сказать: «Если мы возьмем вас на роль Ларами, пусть ваш агент пришлет мне копию справки». Остались еще кое-какие условия, с которыми вам предстоит согласиться, прежде чем мы сможем приступить к обсуждению самого контракта.
Джед кивнул, чувствуя, какими бешеными толчками сердце гонит кровь по всему телу. Вот оно! Вот оно!!!
— Контракт наверняка уже готов, ведь мы обсуждали его с Виком…
— Эти условия не имеют ничего общего с вашим гонораром.
— Не понял?..
— Прежде чем мы подпишем с вами контракт, я должна получить гарантии того, что наш проект не окажется под угрозой срыва. Я должна быть уверенной в том, что вы не возьметесь за наркотики и алкоголь на всем протяжении подготовки съемок, самих съемок и подготовки проката, когда необходимо будет присутствовать на презентациях.
— Я даю вам честное слово, — кивнул Джед. — Я ничем таким больше не балуюсь и не собираюсь возвращаться к этому вновь. Если понадобится, я стану посещать группу анонимных алкоголиков не меньше трех раз в неделю, и…
— Разумеется, вы будете все это делать, — перебила Кейт. — И как мне ни жаль, но вряд ли ваше милое обещание и крепкое рукопожатие успокоят наших инвесторов. — Она зашелестела новыми бумагами. — Поэтому я взяла на себя вольность заказать своему адвокату небольшой документ, — дополнение к стандартному контракту, одобренному вашим профсоюзом, — содержащий условия вашего приема на работу.
Джед испуганно уставился на пачку листов, которую Кейт держала в руках. Черт, до чего же она толстая! Не меньше десяти страниц убористого машинописного текста. Первоначальный восторг заметно поутих.
— Конечно, вы пожелаете прочесть их внимательнейшим образом, — колко заметила Кейт.
— Что это такое?
— Наши гарантии против «баловства» — как вы только что изволили изящно выразиться. — Ее голубые глаза по-прежнему оставались совершенно холодными. — Я уже говорила, что в этом документе перечислены условия…
— К примеру?.. — Джед все не понимал, к чему она клонит.
Кейт полезла в папку и вытащила копию все того же документа.
— Насколько я помню, в первом пункте… да, вот. Ежедневный анализ мочи на наркотики.
Торопливо колотившееся сердце словно споткнулось на бегу, а вместо восторга к горлу подкатила тошнота.
Джед ошалело уставился на пачку бумаг у себя в руках. Они требовали от него ежедневно брать анализ мочи. И это только в первом пункте. Он торопливо заглянул в конец. Пункт седьмой. Значит, выдвигается еще шесть каких-то условий. Всего семь пунктов — семь способов унизить.
— Второй пункт подразумевает периодические дыхательные тесты на алкоголь. Третье — посещение группы анонимных алкоголиков не меньше двух раз в неделю на протяжении оговоренного срока. Четвертое: вы соглашаетесь на наблюдателя. Мы сами подберем для вас наблюдателя…
«24/7»… это значит — двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Этот документ, эти условия выглядели так дико, что Джед не знал, плакать ему или смеяться.
— Вы имеете в виду няньку? Или тюремного надзирателя?
Кейт предпочла не отвечать.
— …и он приступит к круглосуточному наблюдению с момента начала работы и до окончания съемок. До съемок и после них вы можете оставаться без наблюдения, но если в ходе презентации вы причините ущерб фирме своим недостойным поведением, то лишитесь права на процент от прибыли с проката. Если же вы будете замечены пьяным до съемок, вас просто лишат работы.
Кейт перевернула страницу, обмирая от ужаса при мысли о том, что Джерико Бомон обо всем этом скажет.
— Пятое: во время съемок вы будете пользоваться двумя отдельными трейлерами. Один — для того, чтобы спать, а другой — для дневного времени. Согласно этому договору в трейлере, отведенном под спальню, у вас не будет находиться личных вещей.
— Чтобы я не мог спрятать наркотики? — Джед расхохотался, хотя ему давно было не до смеха. — Это же чушь какая-то!
Кейт подняла на него скучающий взор, молясь, чтобы он не сказал, что она слишком много на себя берет.
— Личные вещи вам позволено держать во втором трейлере, но его станут обыскивать не реже двух раз в день, а если понадобится, то и чаще. Ах да, спальный трейлер будут запирать на всю ночь. Ключи останутся у наблюдателя.
— Заперт… — У Джерико больше не осталось сил разговаривать с ней бархатным голосом суперзвезды. — То есть по-вашему, я буду всю ночь оставаться под замком?
Кейт понимала, что если заставит Джерико подписать этот документ, то сведет риск к разумному минимуму. Но какой ценой? Определенно, это не сделает Джерико Бомона ее лучшим другом. В душе зашевелилось слабое сожаление, и Кейт поспешила его подавить.
— Пункты шестой и седьмой оговаривают проценты штрафа и те ваши возможные проступки, которые будут расцениваться как повод для взысканий.
— Под замком… — Джед все еще не опомнился после чтения пятого пункта. — Боже милостивый, вы хоть соображаете, что превращаете меня в преступника на целых два с половиной месяца?!
— Полагаю, вам самому предстоит решить, как сильно вы хотите получить эту роль. — Кейт встала из-за стола, прошла к выходу и распахнула дверь. — Впрочем, вы имеете полное право разорвать эти бумаги.
Джеду стало ясно, чего она добивается. Эта мисс О'Лафлин нарочно старается его отпугнуть. Она надеется на то, что он швырнет этот «документ» ей в лицо. Она не желает снимать его в своем фильме — и заявила об этом с самого начала. Джед перевел дыхание и, сам не понимая как, заговорил медленно и спокойно:
— О'кей, будь по-вашему. Я согласен на ежедневные анализы мочи и посещение группы, но ваш наблюдатель «24/7» и запертый трейлер — это уж слишком.
— Мистер Бомон, документ не подлежит обсуждению. Все или ничего. Я уже беседовала с вашим агентом. Он получил по факсу копию и согласился со мной, что мы рискуем, доверяя вам роль, и имеем полное право обезопасить себя, предлагая выполнить наши условия.
Это был какой-то кошмар наяву. Как будто ему наконец досталась та роль, которой он страшился всю свою жизнь, — роль человека, добровольно обрекавшего себя на унижения и позор.
Джед постарался приободриться.
— Вы позволите… — Ему пришлось откашляться, чтобы заговорить. — Вы позволите от вас позвонить?
Кейт вернулась к столу и пододвинула к нему телефон.
— Вас оставить одного?
Джед истерически рассмеялся.
— Это что, шутка? — Он хлопнул пачкой листов по ее столу. — Вы же лезли из кожи вон, чтобы я ни на минуту не оставался один! С какой стати вас это сейчас беспокоит?
Он взялся за телефон, стараясь унять дрожь в руках. Ему не сразу удалось собраться с мыслями и вспомнить номер своего агента и его имя. Пришлось сделать несколько глубоких вдохов и напрячься. Рон Стейплтон… И его номер… Палец сам потянулся к кнопкам.
Рон поднял трубку после первого же гудка.
— Стейплтон.
— Это Джерико Бомон. — Голос его не слушался. — Мери Кейт О'Лафлин сказала, что ты получил по факсу копию дополнения к контракту, и…
— Черт, Джерико, ты уж прости. Я честно пытался ее уломать, но с инвесторами не поспоришь. Тебе либо придется подписать все как есть, либо распрощаться с ролью.
Джед невнятно выругался.
— Слушай, — продолжал Рон. — Я понимаю, что ты зол как черт. Но… детка, попробуй представить это как плату за то, чтобы вернуться в список "А"? Хоть она и независимый продюсер, но режиссер-то все-таки Вик Штраус! А если в команде будут и Сюзи Маккой, и Джамаль Хокс — это беспроигрышный вариант!
— Но, Рон… — Джед понизил голос и спросил:
— Черт побери, ты хоть прочел эту галиматью?
— Конечно, прочел! От нее несет гнилью за версту! Хотя с другой стороны, если посмотреть правде в глаза — ты не завален сейчас предложениями о работе, верно? Мне жаль тебя огорчать, но у «Тугих времен» трудности с прокатом. Того и гляди их вообще утопят. Так что держись как можешь. Проглоти эту пилюлю и подписывай контракт. Сделай все, чтобы снова выплыть. А кроме того, слушай, вдруг этот «наблюдатель» окажется молоденькой блондинкой?
Джерико оглянулся на Кейт, стоявшую в дверях соседней комнаты.
— В общем, перезвони мне и скажи, что ты решил, — сказал Рон. — Мне пора бежать.
Связь прервалась, и Джед медленно опустил трубку. «Проглоти пилюлю и подписывай контракт». Он снова взялся за документ и стал его читать.
Все пункты оказались на месте и звучали именно так, как прочитала Кейт, — вплоть до запертого на ночь трейлера.
Он прочел до конца и тут же принялся читать снова.
Он хочет получить эту роль.
Он хочет получить ее любой ценой. Даже ценой собственной жизни.
Смешно, не правда ли? Он-то вообразил, что спрятал собственную гордость, когда решил принять участие в пробах на общих основаниях. Но оказалось, что какая-то часть ее все же умудрилась уцелеть и теперь стояла у него поперек горла, да так, что он чуть не задохнулся, когда потянулся за ручкой, лежавшей у Кейт на столе.
Джед задавил в себе и ярость и остатки собственного достоинства и уже ничего не чувствовал, подписывая оба экземпляра контракта: сперва имя, потом число. Он чувствовал, что Кейт стоит у него за спиной.
— Перешлите контракт моему агенту, — проскрипел он, отложив ручку.
Однако Кейт тоже не выглядела победительницей. Честно говоря, вид у нее скорее был растерянный, когда она увидела его подпись.
— Ах да, позвольте вас поздравить, — заметил Джед. — Вам удалось сделать то, о чем грезили миллионы американских женщин.
Кейт подняла на него недоуменный взгляд.
Джед шагнул поближе, так, чтобы почувствовать аромат ее дорогих духов, так, чтобы от его дыхания зашевелились волосы у нее на виске.
— Ты оттрахала меня на всю катушку, — шепнул он ей. И вышел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная любовь - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, прекрасно переданы чувства, страдания, сомнения - весь спектр человеческих эмоций. Очень сложно любить такого человека как главный герой, больно наблюдать за его восстановлением, когда не знаешь, идёт он вверх или вот-вот скатится вниз, но его любовь и дружба многого стоят. Прекрасная героиня, серьёзная, преданная, целеустремлённая, чуткая - одним словом, настоящая. Очень прикольно было наблюдать за их притиранием в начале романа - это взрыв эмоций и страстей - класс! Высший балл.
Опасная любовь - Брокман СюзаннаИнес
12.10.2011, 9.12





Роман понравился, захватывает, читается легко
Опасная любовь - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14





Давно не читала такой замечательный роман! Мне очень понравился, невозможно оторваться! Оценка 10+
Опасная любовь - Брокман СюзаннаНадежда
15.08.2012, 21.31





Не зацепило(. Гг-ня иногда просто раздражала. До конца я так и не дочитала пропал интерес. Видимо на любителя.
Опасная любовь - Брокман СюзаннаАля
26.08.2012, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100