Читать онлайн Опасная любовь, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасная любовь - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасная любовь - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасная любовь - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Опасная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Что-то ты рано проснулась.
Кейт отвлеклась от своего кофе и подняла взгляд на Джеда. Он стоял на пороге кухни, намотав на бедра полотенце. Стоило вспомнить о прошлой ночи, о том, как она позволяла себя ласкать и как он ее целовал, — и ее щеки покраснели. Покраснели от воспоминаний и от желания все повторить. Боже, помоги ей не сойти с ума! Она заставила себя глубоко вдохнуть и улыбнуться.
— И вовсе не рано.
— Ты в порядке? — спросил Джед. Он смотрел на нее так, что Кейт едва не рассмеялась. В его взгляде смешались озабоченность и та трогательная беспомощность, которую она привыкла относить на счет Ларами. А он вполголоса уточнил:
— Я не вел себя слишком… грубо?
— Я в порядке, — заверила Кейт. Ее стоило бы арестовать за такую наглую ложь. Она была не просто «в порядке». Она еще никогда не чувствовала себя так восхитительно. В физическом смысле.
Тогда как в голове творилась настоящая каша.
Что она натворила?
Этой ночью она переспала с типом, от которого ей следовало держаться подальше!
И ей совершенно не на что сослаться. Она не была пьяной. Она даже не морочила себе голову фантазиями о Ларами. Потому что за всю ночь она ни разу о нем не вспомнила.
Нет, она отдалась Джерико Бомону, причем совершенно сознательно.
— Полагаю, уговаривать тебя вернуться в постель бесполезно? — Как всегда, Джед выглядел неотразимо — шесть футов и три дюйма великолепных мышц, на подбородке темная щетина…
— Разве что тебе очень хочется опоздать на самолет в Южную Каролину. Мы и так едва успеваем принять душ и перекусить.
— Когда нужно выезжать?
— Через полчаса, — Нет, этого слишком мало. — Джерико задумчиво покачал головой. — Я не хочу спешить, когда мы займемся любовью в следующий раз. И мне понадобится не меньше тридцати минут, чтобы только налюбоваться тобой.
Кейт опять покраснела. Господи, помоги…
— Разве предполагалось, что будет еще следующий раз? — Ее голос предательски дрогнул, когда она отважилась поднять глаза.
— Я думал… — Джед оборвал себя на полуслове и горько рассмеялся. — Прости. Я действительно размечтался… Черт побери, но я на это надеялся. — Его голос тоже дрогнул.
Но ведь он был артистом и прекрасно владел такими трюками.
— Может быть, нам лучше отложить этот разговор? — осторожно промолвила Кейт. Потому что на этот раз она не собиралась сдаваться. На этот раз она честно скажет ему, что не желает подвергать себя опасности ненужной привязанности. Он мог наговорить вчера что угодно — лишь бы заставить Кейт согласиться.
— В самолете? — предложил Джерико. — Ну конечно, если там не будет слишком много пассажиров. И в соседнем кресле не окажется какая-нибудь монашка.
— Хорошо. — Кейт все же не удержалась от легкой улыбки. Для начала сойдет и так. Если в самолете не будет слишком много пассажиров — и рядом с ними не сядет монашка.
— Отлично. — Он собрался было уйти, но посмотрел на Кейт снова. — Прошлая ночь была… — Ему явно не хватало слов.
— Да, — ответила Кейт сиплым голосом, улыбаясь еще шире. — Совершенно верно.
Джед улыбнулся в ответ — словно солнце выглянуло из-за туч.
— Тебе следует поторопиться, — напомнила Кейт.
— Готов поспорить, что Джед еще не был в душе! Этот тип может телиться до самого вечера! — выпалил запыхавшийся Дэвид. Он бросил на полку бумажный пакет, достал кружку и налил себе свежего кофе.
— Он только что пошел мыться.
Дэвид достал из холодильника сливки и добавил в кофе.
— Я купил булочки с сыром. Конечно, они не идут ни в какое сравнение с теми, что пекут в Нью-Йорке, но в Алабаме даже такие покажутся чудом. Не хотите попробовать?
— Спасибо. — Кейт поднялась, подошла к полке и вынула еще теплую булочку из пакета.
— Значит, вы познакомились с Джедом недавно? — Дэвид подал гостье устрашающих размеров нож. — И вместе снимаете этот фильм?
— Верно. — Кейт сосредоточилась на ноже. Не хватало еще обсуждать свои отношения с лучшим другом Джерико, к тому же имевшим диплом психоаналитика.
— Я все же рискну сунуть нос в то, что меня не касается, — продолжил Дэвид, — и скажу, что есть пара вещей, которые вам следует знать про Джеда.
— Я не думаю… — промямлила Кейт.
— Ничего страшного, — заверил Дэвид, следя за тем, как масло тает на горячей булочке. — Я не собираюсь посвящать вас в мрачные тайны. Предоставим это Джеду. Но я уверен, что вам не повредит узнать, что я никогда не встречал такого скрытного типа, как он. И выражается это вовсе не в нежелании обсуждать собственную персону — потому что он непременно будет говорить о себе. Он прирожденный рассказчик. И умеет подать все так, что вы будете слушать его открыв рот и даже не заметите — во всяком случае, в тот момент, — что он все равно остается сам по себе. Джед ни за что не наведет разговор на то, что чувствует — или чувствовал когда-то. Он может в красках расписать все, что вытворял над ним его отец, но даже не заикнется о собственном гневе. А ведь одно можно утверждать бесспорно: у Джеда было ужасное детство. И если кто и имеет право на гнев — так это он.
— Я знаю, — ответила Кейт. — Он кое-что рассказывал.
— Если принять за правду хотя бы четверть тех слухов, что ходили про его отца, то его детские годы были настоящим адом. По-моему, это вполне объясняет его привычку замыкаться в себе. А также и ту борьбу, что ему приходится вести с собственной тягой к алкоголю.
Кейт запила булочку и спросила:
— Скажите, насколько реально то, что ему удастся продержаться всю оставшуюся жизнь и не вернуться к пьянству?
— Я и сам хотел бы знать это наверняка! — рассмеялся Дэвид. — А еще я бы хотел вернуть его в программу «Двенадцать шагов». Меня все время не покидает чувство, будто он слишком рискует, оставаясь сам по себе. Правда, он действительно хочет вернуться в кино — и это внушает некоторую надежду.
— Но разве на него можно положиться? Разве он сам может положиться на себя?
— И этого тоже никто не знает наверняка, — вздохнул Дэвид. — Черт побери, мало от меня толку, правда? Но вот что я вам скажу — и очень важно об этом не забывать: у вас есть полное право ему не доверять. Джед заслужил любое недоверие к собственной персоне. Он наверняка не постеснялся выложить вам все, что думает по поводу круглосуточного наблюдения, но я лично считаю, что это унижение послужит ему на пользу, добавит житейской мудрости и впредь…
— Постойте, — оборвала его Кейт. — Вы знали о круглосуточном наблюдении? — Ей пришлось опустить кружку на стол, чтобы не пролить кофе. Руки отказывались повиноваться. Собственно говоря, у нее все тело онемело.
— Ну да, — подтвердил Дэвид, — а как же? Джед рассказал обо всем сразу, как только подписал контракт, — он пыхтел, как чайник. Единственное, чего я не знал, — что именно вы окажетесь его надзирателем.
Кейт опустилась прямо на кухонный стол. Ей стоило большого труда не скорчиться, спрятав лицо в колени. Голова кружилась, к горлу подступила тошнота.
Джерико ей наврал. Он уговорил ее притвориться своей любовницей, чтобы одурачить Дэвида — чтобы тот не догадался, что его приятель приехал в гости с нянькой. Но Дэвид давно все знал, и одураченной оказалась сама Кейт! Она весь вечер старательно играла на руку Джерико, она сама завела себя туда, куда ему было нужно — в постель.
Черт побери, так, значит, ее решили охмурить заранее?
Значит, для него это было не более чем игра?!
Как он проделывал это в детстве, Джерико и на сей раз старательно распределил роли и поставил перед собой цель.
Заставить ее поверить, заставить ее захотеть близости с ним. Раз-два — и в дамки!
Кейт подняла взгляд на Дэвида.
— На самом деле я не совсем надзиратель. Я просто временно выполняю эту работу. Я была бы рада найти человека, который поехал бы с нами и оставшиеся две недели присматривал за ним, пока не приедет замена. Полагаю, нет смысла обращаться с такой просьбой к вам?
— Нет, благодарю.
Ей стоило бешеных усилий не выдать своего отчаяния.
— Даже если отнестись к этому как к небольшому отпуску в компании с другом? К тому же оплаченному? Джерико говорил, что вы тоже не чужды сцены. У нас еще осталась пара небольших ролей — буквально по две строчки, — и мы собирались предложить их местным жителям. Я могла бы поручить одну из ролей вам.
— Вы предлагаете мне очень соблазнительные вещи, — рассмеялся Дэвид, — но я все равно вынужден отказать. В это время года в нашем центре всегда наплыв, а кроме того — не знаю, в курсе вы или нет, — я несколько раз в неделю посещаю тюрьму нашего штата. Приходится отрабатывать грант на психотерапевтическую помощь заключенным, так что в ближайшие месяцы вообще не предвидится ни одного просвета.
— А вы не знаете никого, способного справиться с этим делом? — Кейт чувствовала, что еще немного — и она заплачет.
— Я что-то не так сказал? — встревожился Дэвид. — Вы так разочарованы…
— Все в порядке, — с вымученной улыбкой заверила Кейт. И она действительно будет в полном порядке. Ей только нужно пару минут, чтобы прийти в себя. Ведь Джерико не разбил ей сердце и ничего страшного не случилось. Ничего! Она решительно встала. — Мне пора. Пойду потороплю Джеда.


Кейт набирала телефонный номер.
Черт знает в который раз.
Выйдя из душа, Джед первым делом заглянул в переднюю комнату трейлера, но Кейт не обратила на это внимания.
Что-то определенно пошло не так. Утром, на кухне у Дэвида, она показалась такой взвинченной, что на несколько секунд Джед решил, что сейчас ему скажут: прошлая ночь была случайным эпизодом, не больше. Но потом она призналась, что ей было хорошо и что она не прочь поговорить, и к Джеду вернулась надежда.
Вот только после этого она делала все возможное, чтобы вообще не разговаривать с ним!
В салоне самолета было практически пусто, но Кейт сказала, что случилось нечто непредвиденное и ей следует сделать несколько важных телефонных звонков.
Она устроилась в другом конце салона, а он так и остался один, бездумно уставившись в строчки сценария и гадая, почему она так упорно избегает смотреть ему в глаза.
Он понимал — что-то случилось, но не собирался устраивать сцену в самолете.
Но и после приземления им было не до разговоров — прямо к трапу подкатил автобус с целой толпой ребят из съемочной группы. Всю дорогу до Грейди-Фоллз Кейт не выключала телефона.
А потом они поспешили на площадку и начался обычный сумасшедший день.
Впервые в жизни Джед позволил себе такую халтуру. Он не мог собраться с мыслями и вспомнить роль. Он мог только считать минуты до вечера, когда они с Кейт окажутся в трейлере и смогут объясниться.
Объясниться. Все, чего он хотел сейчас, — покончить с неопределенностью. И избавиться от страха, тисками сжимавшего сердце.
Это было глупостью, сумасшествием. Он же собирался охмурить ее, чтобы засмеяться и уйти.
Засмеяться и уйти. Да, это было самой сладкой частью задуманного. Если не учитывать тот факт, что за это время его желания переменились.
И ему совершенно расхотелось куда-то уходить.
Ну вот они и остались в трейлере. Он, Кейт О'Лафлин и ее телефон.
Кейт вцепилась в него, как только вошла внутрь, и Джед в отчаянии готов был рвать на себе волосы. Вместо этого он отправился в душ. Он уже вымылся три раза, а теперь вытерся насухо и надел спортивные трусы. Подумал и полез в шкаф за футболкой, внезапно постеснявшись разгуливать весь вечер полуголым, как он делал это прежде. Перевел дух и отправился в кухню готовить ежевечернюю порцию салата — хотя предпочел бы полную рюмку текилы.
Оставалось надеяться на то, что рано или поздно лед тронется и они смогут поговорить.
Копаясь в холодильнике в поисках лука, он услышал, как Кейт положила трубку. Оказывается, она сидела, спрятав лицо в ладонях.
Джед робко присел напротив и с бешено бьющимся сердцем погладил ее по плечу.
— Эй, что с тобой?
— Пошел к черту! — буркнула она, сбрасывая его руку. — Ты никогда не был мне другом, так что больше можешь не притворяться!
Ничего себе! Джед судорожно вцепился в столешницу и подался вперед.
— Кейт, что случилось?
— Ох, да хватит тебе! — Она посмотрела на него, не скрывая горечи. — Просто… не трать попусту сил и заткнись!
— Да что такого я сделал?
Она скрестила руки на груди — горечь во взгляде сменилась праведным гневом.
— Тебе требуется освежить память? Что ж, попробую. Ты классно меня поимел прошлой ночью.
Джеда ошеломила эта неожиданная вспышка и непривычная для Кейт грубость.
— О'кей. Я все отлично помню. А еще я помню, что утром ты была очень даже этим довольна. — Джед из последних сил старался не сорваться на крик. Кейт тоже взвинтила себя до предела, и если они оба начнут рвать и метать, то вряд ли сумеют договориться. — Ты сказала, что хочешь поговорить…
— Это было ровно за минуту перед тем, как я узнала правду.
— Какую еще правду?
Она язвительно засмеялась и покачала головой.
— Представь себе, Джед, многие люди всерьез полагают, что правда может быть одна — первая и последняя! Хотя, наверное, для тебя это слишком сложно!
— Кейт, не могла бы ты наконец сказать толком, что я натворил, чтобы я мог извиниться и покончить со всем этим?
— Зачем? — Гнев в ее глазах вспыхнул с новой силой. — Ты снова собрался воспользоваться мной?
— Ну… скажем так, но это вовсе не…
— О Господи, дай же мне сил! — Кейт вскочила, не в состоянии усидеть на месте, и заметалась по комнате.
— Послушай, я не хочу тебе врать! Чего ты от меня добиваешься? Чтобы я сказал «нет»? Что я не хочу снова испытать то, что испытал прошлой ночью?
— Для тебя прошлая ночь была всего лишь игрой!
— И как же ты это вычислила? — Спокойствие! Он заставил себя сделать глубокий вдох. Только спокойствие!
— Я вычислила это после того, как Дэвид нечаянно сболтнул лишнее. — Она машинально вцепилась в телефон, как будто собиралась швырнуть ему в голову. — Ты же лез из кожи вон, уговаривая меня корчить из себя восторженную любовницу. Дескать, старина Дэвид не должен ничего знать — хотя он знал все с самого начала! Он знал про дополнение к контракту — ведь ты сам рассказал ему про круглосуточное наблюдение!
— Ох, черт! — Джед на миг зажмурился.
— Вот-вот, — подхватила Кейт. — Ты умолял меня об одолжении — так робко, так униженно, — и я поверила, чертова дура! Ведь ты же артист, артист до мозга костей! И о чем я только думала? Да ты наверняка спланировал это еще до того, как собрался лететь в Алабаму, а я помчалась следом по своей воле! И подставилась, как идиотка! Я чуть ли не умоляла затащить меня в постель! — Она снова заметалась по комнате, исступленно дергая себя за волосы. — Конечно, это не только твоя вина. Мне следовало отшить тебя с самого начала. Мне следовало сразу сказать: нет и нет, даже и не мечтай! Мне следовало помнить, что, будь ты хоть трижды самым сексуальным парнем в мире, я буду держаться правила и не позволю втянуть себя в случайную связь — а особенно с такой дрянью! — Она проглотила злые, горькие слезы и продолжила:
— Будь ты проклят! Я изменила самой себе, а ты всего лишь забавлялся!
— Кейт, я…
— А ну посмотри мне в глаза, чертов ублюдок, и попробуй поклясться, что не знал, как закончится эта ночь, еще тогда, когда летел в Алабаму!
— О'кей! — Джед старательно перевел дух. — Ты права. Я действительно надеялся, что мы проведем эту ночь вместе, но Богом клянусь, Кейт, я мечтал об этом с первого дня съемок! И мне казалось, что не стоит упускать возможность честно взглянуть на то, что нас тянет друг к другу. — Он смотрел ей в глаза и молился, чтобы она постаралась его понять. — Я не знал, как к этому подступиться. И подумал, что если ты окажешься у меня в объятиях…
— То цель оправдает средства, — язвительно перебила Кейт. — И ты решил заполучить меня любой ценой. Ты не остановился даже перед обманом.
— Я не врал с самого начала, когда просил притвориться моей любовницей на приеме. Но у Дэвида дома мне стало ясно, что ты восприняла мою просьбу как попытку сохранить лицо перед Дэвидом и Алисон. Клянусь, я хотел сказать правду, но… — Джед снова перевел дух, прежде чем продолжать:
— …но ты поцеловала меня, прежде чем идти переодеваться. И тогда я подумал… я подумал — разве это кому-то повредит? А потом, в лимузине, мы сидели так близко, и я… я должен был обо всем рассказать. Это верно, я не имел права держать тебя в неведении. Но я ничего не смог с собой поделать. Просто… просто не смог. Я слишком тебя хотел.
Кейт рухнула на диван с таким видом, будто настал конец света.
— Главная цель в твоей жизни — получить «Оскара», чтобы вылезти на сцену перед целой кучей людей и послать к черту своего папашу. Я долго думала, за каким бесом тебе так приспичило затащить меня в постель, и пришла к выводу, что это было своего рода местью. — Она напряженно смотрела ему в лицо. — Помнишь, когда мы подписали контракт, ты сам сказал, что я оттрахала тебя на полную катушку? Вот ты и решил воздать мне сторицей — и проделать то же самое, только по-настоящему.
Наверное, в его глазах что-то промелькнуло, потому что Кейт понурилась и прошептала:
— Ох, черт! Я попала в самую точку. Ну что, доволен?
Джед понимал: от того, что он сейчас скажет, зависит все.
— Это могло начаться именно так, из-за моего желания ответить тебе…
— «Могло»?
— Ну ладно. Ты права. Это действительно началось именно так. И на первых порах — буквально день или два — я руководствовался именно этим. Но вскоре все изменилось. Ты мне понравилась.
— Вот здорово! И ты, значит, больше не хотел мне отомстить? — Кейт резко встала. — Честное слово, помолчал бы лучше! — Она раскрыла портфель, достала знакомую пластиковую банку и пристукнула ею по столу. — Вот, изволь наполнить.
Джед схватил банку и тоже вскочил — еще никогда в жизни он не чувствовал себя так погано.
— Кейт, я не хочу разрушать нашу дружбу.
— Какую дружбу? — Кейт уже набирала номер на своем сотовом телефоне. — Будьте добры, позовите Джима, плотника. Да, я знаю, что уже поздно, но мне требуется срочно поставить дверь.


Джамаль чуть слышно провел пальцами по жалюзи на окне задней комнаты в трейлере Сюзи.
Колыхнулась занавеска, и промелькнуло лицо — бледный овал, едва различимый в отсветах уличных фонарей. А потом медленно, ужасно медленно и осторожно она открыла окно.
— Поймаешь меня? — прошептала Сюзи.
Он кивнул и оглянулся: не следит ли за ними кто-то из темноты?
Джамаль каждый раз ловил ее под окном. Это был один из моментов, от которых у него пересыхало в горле и становилось тесно в груди. И это происходило не оттого, что он боялся быть схваченным папочкой-бультерьером. Просто он получал возможность держать на руках эту девочку — на протяжении целых тридцати секунд.
Как всегда, Сюзи вылезла в окно вперед ногами и он помогал ей, подставляя плечо для опоры. Сюзи была такая миниатюрная, что он почти не ощущал ее веса.
Джамаль держал ее, стараясь не думать о том, как она обхватила ногами его за пояс, чтобы дотянуться до жалюзи. Их следовало опустить на место, а окно закрыть. Он изо всех сил старался не зацикливаться на том, какие сильные у нее ноги и тугая круглая попка. И определенно почти не замечал того, как упиралась прямо ему в лицо ее грудь, когда Сюзи приподнималась, чтобы поплотнее нажать на оконную ставню.
В это лето Джамаль узнал про себя много нового — и среди прочего тот факт, что он один из самых сдержанных мужчин на земле.
А еще он понял, что не слишком умен, раз по уши втюрился в пятнадцатилетнюю девчонку.
Он не кто-нибудь, а Джамаль Фрикин Хокс, и к его услугам всегда полно взрослых очаровательных женщин. Минди, помощница визажиста, Тара, ассистент оператора, Глория, редактор сценария. И Минди, и Тара, и Глория не прочь дать Джамалю все, что он захочет. Минди, Тара и Глория намекали ему об этом каждый день.
И стоило теперь полюбоваться на то, как он шестую ночь подряд с риском для жизни нянчится с сопливой девчонкой прямо под носом у ее полоумного папаши — а сам даже боится лишний раз прикоснуться к ней.
Кроме тех случаев, когда нужно помочь вылезти из окна трейлера или залезть в него.
— Все! — шепнула Сюзи.
Джамаль заставил себя разжать руки, и она скользнула вдоль его тела, словно ручеек жидкого огня. Черт побери, он целый день предвкушал этот момент…
Быстро и бесшумно они скрылись в темноте, подальше от стоянки, подальше от города, по знакомой тропинке, ведущей в лес, на берег мелкого озерца. Только здесь, надежно укрытая от уличных фонарей, в призрачном лунном свете, Сюзи позволила себе перевести дух.
— Рано или поздно меня хватит удар от страха, когда я буду вылезать из окна, — призналась она.
— Меня тоже, — буркнул Джамаль. Он не стал уточнять, от чего именно мог бы приключиться удар у него.
— Кстати, ты сегодня здорово сыграл, — заметила Сюзи, подняла с земли камешек и пустила скакать по воде. — Я была на просмотре.
Джамаль тоже попытался «испечь блин». Камень булькнул и ушел на дно.
— Вот черт!
— У тебя слишком тяжелые мысли! — хихикнула Сюзи.
— По-твоему, у меня он не скачет из-за слишком тяжелых мыслей? — Джамаль прихлопнул у себя на шее здоровенного москита и сердито уставился на руку. — Ты только полюбуйся! У него клыки как у волка!
— Я прихватила с собой репеллент от насекомых, — сказала Сюзи и полезла в карман джинсов. — Не хочешь попробовать?
— Ты предлагаешь мне намазаться этой дрянью, чтобы через десять лет помереть от рака? — Джамаль с сомнением уставился на бутылочку.
— Но я же намазалась. Ты заметил, что меня не кусают? — И она не спеша повернулась у кромки воды.
— Я говорил не об этом, — возразил Джамаль, наслаждаясь зрелищем. — Я не сомневаюсь в том, что оно сработает, — я опасаюсь того, что оно убьет тебя через десять лет.
— Это мои проблемы!
Еще один москит уселся точно на то же место, что и первый. Джамаль открыл бутылочку и выжал на ладонь маленькую капельку.
— Ты уже знаешь, где будешь сниматься после этого проекта? — спросила Сюзи, пока Джамаль нерешительно натирал руки.
— Вообще-то мне уже звонил мой агент. Сказал, что для меня есть пара сценариев. Он переслал их сюда, но мне это как-то… словом, и сам не знаю, в чем дело.
— Как-то не по душе? — Сюзи забрала у Джамаля репеллент и выжала изрядную порцию себе на ладонь. — Наклонись, я натру тебе шею.
— Ага, — согласился он. — Не по душе.
Джамаль наклонился и прикрыл глаза, чувствуя, как горячая ладошка гладит его по шее. Она ведь не подозревает о том, что с ним творится, а раз не подозревает, то в этом нет ничего плохого, верно? Она просто ведет себя по-дружески, и если кому-то и надо вправить мозги — так это ему. Как это она сказала? Тяжелые мысли? Да уж, ему определенно пора избавляться от тяжелых мыслей.
Она всего лишь наивная девчонка, и откуда ей знать, что он готов взорваться от каждого прикосновения? Во всяком случае, Джамаль не собирался ей об этом говорить. Ни за что. И не собирался давать себе волю — как бы ему этого ни хотелось. Он слишком любит ее и не станет втягивать в такие вещи, к которым она еще не готова.
— Если бы ты мог делать все, что хочешь, чем бы ты занялся? — Сюзи осторожно продолжала втирать мазь, просунув пальцы под ворот футболки.
Джамаль не сразу сообразил, что они беседуют о его планах в кино.
— Черт, я и сам не знаю. У меня не такой уж большой выбор.
— Да неужели? — Сюзи вытерла руки о шорты, а он наконец выпрямился.
— Да, умница-разумница! В основном у меня есть выбор между фильмами, где я играю одиночку, прикованного к гетто, и фильмами, где я играю члена шайки, прикованного к гетто.
— Ты должен делать как Уилл Смит.
— Что, сыграть еще и насильника? — фыркнул Джамаль.
— Он был насильником только в первом фильме. Но я не про то. Помнишь «Людей в черном»? Там он играет не чернокожего. Этот человек мог быть и белым. Но если бы эту роль дали белому — ничего бы не вышло. Да, можно было переделать диалоги для белого парня, но вряд ли фильм был бы таким же смешным — потому что Уилл сыграл лучше всех. Вот точно так ты и сделай! — решила Сюзи. — Не соглашайся сниматься, пока не поймешь, что эту роль могли отдать кому-то из белых.
— Вот-вот, — подхватил Джамаль. — Можно подумать, все только и делают, что предлагают мне такие роли!
— А ты заставь пошевелиться своего агента. Он за это деньги получает! Скажи ему, чего ты хочешь и как он должен выбирать. Или сам займись сценариями. Подружись с кем-то вроде Лео Ди Каприо и попроси по-приятельски отсылать тебе те сценарии, которые понравились ему самому, но на которые у него нет времени.
Джамаль утопил в озере очередной камень и неохотно пообещал:
— Ну ладно. Вернусь и позвоню своему агенту. Обожаю будить его среди ночи. — Он повернулся к Сюзи и стряхнул с ладоней грязь. — Ну, теперь моя очередь давать советы!
Сюзи пустила еще один блинчик.
— А мне наверняка придется вернуться в «Нудную вечеринку» — не то отца удар хватит.
Джамаль расхохотался. До него не сразу дошло, что Сюзи не до шуток.
— Ох, да ты что?
Сюзи сделала вид, что старательно ищет подходящий камешек.
— Вот, попробуй этот. Он наверняка будет скакать. — Она протянула камень Джамалю, но тот не двинулся с места.
— Неужели ты сможешь после такого кино…
— Да. Это не так уж трудно. — Сюзи встала и аккуратно вложила камень между его большим и указательным пальцами. — Вот, кидай как можно резче и ровнее.
Но Джамаль не послушался. Он все еще не верил своим ушам.
— Мне пришлось пообещать ему вернуться. Я думала, он хоть ненадолго от меня отстанет.
— И отстал?
Сюзи отвернулась и хлопнула себя по руке.
— Эти мошки совсем обнаглели!
— Что он тебе сделал? — спросил Джамаль. Он и раньше пытался расспрашивать ее об отце, но впервые решился сделать это так откровенно. Она все время ловко уклонялась от разговора и ни разу не отвечала прямо. При одной мысли о том, что кто-то мог сделать ей больно, у Джамаля закипала кровь. — Он тебя бил?
— Нет! — чересчур быстро ответила она. — Джамаль, давай не будем об этом говорить, ладно? — Сюзи спрятала в карман бутылочку с репеллентом и заметила:
— Нам пора возвращаться.
Но Джамаль схватил ее за руку. О да, он поклялся не прикасаться к ней без крайней нужды, но сейчас был именно такой случай.
— Сюзанна, мы ведь друзья, правда?
Она кивнула, упрямо потупившись.
Он осторожно поднял ее лицо за подбородок, чтобы посмотреть ей в глаза. В лунном свете она показалась ему испуганным ангелом. Он старался говорить спокойно и ласково:
— Ты знаешь, что можешь рассказать мне обо всем. Что бы я ни услышал, я все равно останусь твоим другом, понимаешь?
— Это не то, о чем ты подумал, — возразила она, но синие глаза наполнились слезами.
— А о чем я подумал? — чуть слышно спросил он. И Сюзи, как всегда, ушла от прямого ответа.
— Он любит меня. — Ее непослушные губы дрожали все сильнее. — Он просто… иногда выходит из себя.
— Нет, — сказал Джамаль. — Что-то не стыкуется, детка. Когда ты кого-то любишь, то из себя не выходишь, Это правило не знает исключений!
Сюзи не спускала с него широко распахнутых, доверчивых глаз и внимала каждому его слову. Ему нравилось быть с ней, нравилось, что его слушают. Она готова была выслушать все, что он скажет, и обдумать это, и обсудить по-настоящему, на равных. Она была очень умной, и оттого он сам начинал уважать себя. Как будто каждое его слово становилось невероятно ценным и важным. И сейчас Джамаль молился, чтобы Сюзи не пропустила ни единого слова.
— Если он распускает руки, то это не правильно. Если он тебя бьет, это не правильно. Даже если он старается бить и делать больно только с помощью слов, это тоже не правильно!
Она по-прежнему молча не спускала с него глаз.
— Нам лучше идти, — наконец сказала Сюзи и отстранилась.
Джамаль шел за ней по тропинке назад в город. Она почти ничего не сказала на обратном пути и едва попрощалась, когда он помогал ей вернуться в трейлер. Там уже было не до разговоров. Им обоим следовало вести себя потише. Джамаль подтолкнул ее наверх и подождал, пока она махнет ему из окна, что все в порядке.
И все же он не спешил уходить — это тоже стало его привычкой. Он сидел в тени возле ее трейлера — просто так, чтобы точно знать, что ее папаша ничего не пронюхал. Не дай Бог, этот бультерьер застанет ее врасплох!
Джамаль подождал, пока в комнате у Сюзи станет темно, и посидел еще немного.
А потом вернулся в свой трейлер и первым делом взялся за телефон. Давно уже перевалило за полночь, но этот звонок надо было сделать не откладывая.
— Тебе повезло, что я проверенный борец за вежливость! Как ты собираешься объяснить такой поздний звонок?
Джамаль улыбнулся: ему достаточно было услышать этот голос, чтобы успокоиться.
— А никак! Я определенно прогулял время ложиться спать!
Мать всегда читала его как открытую книгу и тревожно спросила:
— Детка, у тебя все в порядке?
— У меня — да. — Он набрал побольше воздуху в легкие. Мама работала социологом и сталкивалась с подобными вещами сплошь и рядом. Он вырос в доме, заваленном книгами по физическому, эмоциональному и сексуальному неравенству. И его мама позаботилась, чтобы он заглянул хотя бы в пару из этих книг. — Но у меня есть подружка, и, по-моему, ей приходится не сладко. Вот только она не хочет признаваться. А я не уверен, стоит ли на этом настаивать.
— Ты боишься, что есть угроза ее жизни? — вздохнула мать.
— Нет, но мне кажется, что она несчастна, и я знаю, что она запугана.
— А ты старался ее разговорить?
Джамаль уселся на диван и поскреб в затылке.
— Попытался сегодня. Она твердит, что ничего такого не происходит. Но я знаю, что ее отец если и не распускает руки, то все равно унижает ее морально.
— Не стоит ее торопить. Она могла испугаться твоих расспросов. Если отец действительно распускает руки… насколько я могу судить, ты опасаешься сексуального насилия?..
— Нет, я не уверен, — от вспышки ярости Джамаль даже зажмурился, — но просто боюсь, что так оно и есть.
— Если это действительно случилось, то лучше представь себя на ее месте: первым делом ты постарался бы это скрыть. А тут появляешься ты и выдаешь, что видишь ее насквозь. Наверняка это испугает ее еще больше. Не надо торопиться. Но и не позволяй ей отдаляться и замыкаться в себе. Дай ей телефон службы доверия. Постарайся объяснить, что если даже она не хочет говорить с тобой — с кем-то все равно поделиться необходимо.
— Хорошо.
— Хочешь, чтобы я приехала?
— Это с твоим-то графиком работы? — улыбнулся Джамаль.
— Если тебе нужно — только скажи, и я буду там.
— Спасибо, мамуля, я знаю. И непременно скажу об этом, но пока… — Он решительно выпрямился и добавил:
— Словом, я перезвоню через недельку.
— А ты не хочешь еще поговорить об этом сейчас?
— Нет, мне рано утром к визажисту.
— Очень рада, что ты позвонил. Я горжусь тобой, и я тебя люблю.
— И я тебя, крошка!
— Ступай спать, умник!


Джед лежал в темноте и делал вид, что не слышит, как Кейт плачет.
Она вызвала-таки целую команду плотников и заставила их навесить дверь в коридоре — так что теперь создавалась хотя бы видимость отдельного помещения. Но тонкая дверь почти не задерживала звуки, и в ночной тишине отчетливо слышался каждый всхлип.
Весь день она металась в поисках замены, а под вечер в полном отчаянии принялась обзванивать своих инвесторов с предложением отменить пункт о наблюдении «24/7». Она готова была пойти даже на это, лишь бы отделаться от Джерико.
Но инвесторы заупрямились и не пожелали рисковать своими денежками.
Ей некуда было деваться — о том, чтобы договариваться с кем-то из ассистентов, не могло быть и речи.
Джед встал и подошел к двери, отделявшей его половину трейлера. Прислонился лбом и потрогал ручку. Заперто.
— Кейт!
Она моментально затихла — так, словно вообще перестала дышать.
— Мне ужасно жаль, — проговорил он сквозь дверь.
И это было правдой. Он жалел о том, что случилось. Ему давно не было так погано.
Только вчера он впервые за долгие годы позволил себе почувствовать радость, а теперь снова увяз по самые уши.
Вот почему Джед старался вообще задавить в себе любые чувства. Лучше уж отказаться от радости, если за нее приходится так платить!
Он постарался вытравить из себя все чувства, избавиться от ощущения потери. Что он, собственно, потерял? Ведь было ясно, что им с Кейт ничего не светит! Стоит ли из-за этого так переживать?
Откуда же взялось это всепоглощающее отчаяние?
Он простоял так целую минуту, пока не услышал голос Кейт.
— Ступай спать, Джерико. Разве тебе мало той победы, которую ты одержал вчера?
Джед прижал ладонь к гладкой поверхности двери.
— Как прикажешь мне убеждать тебя, что я не играл? — Его голос охрип, а акцент усилился. Это заговорил Ларами. Если кто-то и сможет сейчас до нее достучаться — так это Ларами. Джеду не на что надеяться, если даже сам Ларами не вернет ее доверия.
— Может быть, долгими годами трезвой жизни. — Он услышал, как Кейт прерывисто вздохнула. — Просто… оставь меня в покое. Я все равно не собираюсь больше с тобой спать — ни за что на свете, — так что лучше не усложняй нам жизнь и отступись!
Вот тебе и Ларами. Джеду стало совсем плохо.
— О'кей, — буркнул он. — А если я действительно смирюсь? Мы можем снова стать друзьями?
Кейт не отвечала.
— Можем? — настаивал он.
— Не думаю, что мне захочется с тобой дружить.
Джед зажмурился. Черт побери, сейчас бы выпить!
— Очень жаль, — повторил он.
— Мне тоже.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасная любовь - Брокман Сюзанна



Замечательный роман, прекрасно переданы чувства, страдания, сомнения - весь спектр человеческих эмоций. Очень сложно любить такого человека как главный герой, больно наблюдать за его восстановлением, когда не знаешь, идёт он вверх или вот-вот скатится вниз, но его любовь и дружба многого стоят. Прекрасная героиня, серьёзная, преданная, целеустремлённая, чуткая - одним словом, настоящая. Очень прикольно было наблюдать за их притиранием в начале романа - это взрыв эмоций и страстей - класс! Высший балл.
Опасная любовь - Брокман СюзаннаИнес
12.10.2011, 9.12





Роман понравился, захватывает, читается легко
Опасная любовь - Брокман СюзаннаЮлия
8.07.2012, 14.14





Давно не читала такой замечательный роман! Мне очень понравился, невозможно оторваться! Оценка 10+
Опасная любовь - Брокман СюзаннаНадежда
15.08.2012, 21.31





Не зацепило(. Гг-ня иногда просто раздражала. До конца я так и не дочитала пропал интерес. Видимо на любителя.
Опасная любовь - Брокман СюзаннаАля
26.08.2012, 11.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100