Читать онлайн Одно мгновенье до любви, автора - Брокман Сюзанна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одно мгновенье до любви - Брокман Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одно мгновенье до любви - Брокман Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одно мгновенье до любви - Брокман Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брокман Сюзанна

Одно мгновенье до любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10



Том увидел его в магазине.
Человек у стойки, покупавший пачку сигарет и лотерейный билет, не был Торговцем. У него был тот же рост, что и у Торговца, но он был намного моложе. Этому человеку с пышными темными волосами и невыразительными глазами было где-то около двадцати.
Том заметил этого человека — чисто автоматически, поскольку всегда искал в толпе Торговца, — когда зашел в магазин купить кока-колы и что-нибудь обезболивающее. Его прогулка в город не улучшила его состояния. Наоборот, боль в голове стала даже острее. Теперь ему придется с этой болью проделывать пешком обратный путь длиной в милю.
Кляня собственную неосмотрительность, Том подошел к кассе — и тут увидел его.
Из магазина выходил темноволосый человек. Дверь он открывал правой рукой — и на тыльной стороне ладони мелькнуло небольшое, почти круглое темное пятно. Татуировка.
Том находился слишком далеко, чтобы разглядеть, был ли это стилизованный глаз. Но положение и размеры татуировки мигом напомнили ему о Торговце.
Но он может ошибиться. Возможно, это просто совпадение. Хотя, какое это совпадение? В том же самом маленьком городке, где он обнаружил Торговца, он видит человека с татуировкой на тыльной стороне ладони.
О совпадении речь здесь идти не может.
Хотя голова Тома продолжала болеть, он прослужил достаточно, чтобы точно знать, что следует делать.
Он должен проследить за подозрительным человеком — но так, чтобы тот не заметил, что за ним следят. Нужно определить, куда этот человек направится, а возможно, и узнать, где он остановился. И лучше всего смешаться с толпой, чтобы внимательнее рассмотреть знак на его руке.
— Извините, я передумал. — Том поставил бутылку содовой на стойку и стремительно рванулся к двери.
Когда он вынырнул из прохлады магазина и очутился на освещенной площадке, боль в голове словно исчезла. Вновь откуда-то появились быстрота и целеустремленность.
Том увидел темноволосого человека, когда тот направлялся на площадку для парковки и…
Черт побери!
Человек взял старый велосипед из велосипедной стойки и, взобравшись на него, стал быстро отъезжать.
Том рванулся к стойке, но единственный оставшийся на месте велосипед был надежно прикован к месту.
Черт побери еще раз!
Можно было бы броситься за велосипедистом бегом, но вряд ли это обеспечит скрытность наблюдения.
Впрочем…
На нем были шорты, футболка, кроссовки. Вряд ли этот темноволосый человек поедет быстро.
Том кинулся бежать по улице — так, словно бы он совершал оздоровительную пробежку.
Для маленького городка Болдуинз-Бридж был сегодня, пожалуй, слишком многолюден. Несмотря на поздний час, между улицей Хани-Фармз и гаванью прогуливались по залитым огнями улицам толпы народа. Это были главным образом туристы, отдыхающие и школьники, приехавшие на каникулы.
Человек на велосипеде ехал быстрее пешеходов, но ненамного. В Болдуинз-Бридж заботливо сохранили старую мостовую — для велосипедистов она была настоящим проклятием. Том знал это по собственному опыту.
Внезапно темноволосый повернул за угол, на Уэбстер-стрит, ведущую к пляжу, — и на карнавал, звуки которого слышались все громче. Том прибавил скорость.
На Уэбстер-стрит было асфальтовое покрытие и легкий наклон вперед. Том быстро пробежал этот склон, но темноволосый был уже далеко впереди.
Футболка Тома насквозь пропиталась потом, ноги гудели, легким не хватало воздуха. После госпиталя Том бегал совсем редко, а тут сразу пришлось бежать и далеко, и быстро. Да еще давала о себе знать головная боль. Впрочем, что это он жалуется? Сегодняшний бег был просто воскресной прогулкой по сравнению с пробежками, которые ему приходилось регулярно делать с шестнадцатым экипажем. Через несколько месяцев он восстановит былую форму.
Боль никак не уходила. Она лишь сдвинулась к левому глазу. Том чуть замедлил темп — дорога перед ним, казалось, поплыла в сторону и перешла в крутой подъем.
Чтобы не потерять темноволосого из виду, приходилось напрягать глаза. Темноволосый чуть замедлил скорость — из-за толпы, стоящей у входа на церковный двор. Том тоже замедлил бег.
Мир кружился вокруг него, в ушах звенело; бухая, как молот, стучало сердце.
У церкви гремела музыка, ярко горели огни, друг друга перекрикивали зазывалы, приглашая на свои мероприятия.
Подойдя к церкви, Том поискал глазами темноволосого, но тот исчез в толпе.
Том начал пробираться сквозь толпу, не желая верить, что упустил того, кого так долго преследовал. Перед ним промелькнуло несколько детских лиц с широко раскрытыми глазами, недовольное лицо их матери…
Том никак не мог восстановить дыхание. Воздуха не хватало. Он присел, чтобы отдышаться — и чтобы мир перестал кружиться перед его глазами.
И тут внезапно его взгляд остановился.
Велосипед. Он стоял прислоненным к перилам. Впрочем, Том не был абсолютно уверен, что это велосипед темноволосого, — он просто не был сейчас способен сфокусировать зрение, чтобы определить это наверняка.
Том двинулся к велосипеду, разыскивая глазами темноволосого. Куда подевались все эти сверкающие фонари, что слепили его всю дорогу? Выстроившись в очередь перед силомером, люди стояли в тени, так что все они казались темноволосыми.
Но может быть, у кого-то из них есть татуировка на руке? На правой руке. На правой…
Он увидел ее!
Но потом — еще одну.
И еще.
Татуировки были у доброй дюжины человек.
Он стоял перед целой очередью членов подпольной организации Торговца.
А тут еще снова приступ острой головной боли.
Но не может быть такого!
Он ошибается. Нет сомнения, что он ошибается. В чем? Ах да! Размеры организации. Она никогда не превышала десяти человек. Обычно же у Торговца было лишь шесть или семь.
И тем не менее Том видел собственными глазами — несколько человек имели на руке татуировку в виде открытого глаза. Том попытался всмотреться в татуировки пристальнее, но перед глазами все поплыло, и ему пришлось сесть прямо на землю.
Одна из рук с татуировкой приблизилась прямо к нему.
— Том, Боже, что с тобой?
Том перевел взгляд с татуировки вверх по руке на лицо. Лицо показалось знакомым.
Мэллори. Дочь Анджелы.
Или это две Мэллори? Обе смотрели на него словно откуда-то издалека. С каких это пор Мэллори находится в организации Торговца?
Схватив ее за руку, Том приблизил татуировку к глазам и…
Это был вовсе не глаз. Это не было даже татуировкой.
— Это лицо клоуна, — произнес он. Собственный голос показался ему чужим.
На руке Мэллори был проставлен чернильный штамп с изображением клоуна Бозо. Его ставили всем пришедшим на карнавал.
— Ты платишь десять долларов, чтобы тебе проставили штамп, и можешь участвовать во всех аттракционах до закрытия праздника.
Том почувствовал, что готов рухнуть…
— Боже, Том! — склонилась к нему Мэллори, когда он встал на четвереньки.
— Ты знаешь этого парня? — прозвучал над головой Тома новый голос — мужской, совсем молодой.
— Это мой дядя, — последовал ответ. — Взгляни на его лицо. Брэн, у тебя есть машина? Мне нужно отвезти его домой.
— M-м, нет. M-м, Мэл, я… я думаю, мне срочно нужно домой.
— О, — разочарованно произнесла Мэллори. — Хорошо… Конечно.
— С такой публикой я не связываюсь. Не обижайся… Как-нибудь увидимся.
— Ладно. Хорошо. Увидимся.
— Задница. — Том не сообразил, что произнес это вслух, пока Мэллори не рассмеялась.
— Ты прав, — сказала она. — Ты можешь идти?
— А что, я сейчас не хожу?
— На своих двоих, а не на четырех. — Она попыталась помочь Тому подняться, но это было не так-то просто сделать. — Ну, давай, Том, я отведу тебя домой. Обопрись на меня.


Чарлз проснулся от того, что один из Люков ткнул его ногой в бок, что-то недовольно ворча.
Оба Люка, а также Анри и Жан-Клод (или Жан-Пьер — он их постоянно путал) были весьма недовольны, что из-за Чарлза им тоже пришлось учиться штопать носки. Но своей вины Чарлз в этом не видел. Он просто пытался быть чем-то полезным. Взяв на себя штопку, он освобождал женщин для другой работы. К тому же он в последнее время смирился с мыслью, что его трудно переправить и что в этом доме ему придется провести время, возможно, до самого конца войны.
В последнее время он сделал большие успехи в штопке. Он уступал, правда, Сибеле и Доминик, но был определенно проворнее, чем любой из мужчин.
Джо взялся за иглу сразу после Чарлза, буквально через день. Нет сомнения, стремясь завоевать одобрение Сибелы. Однако, кроме одной улыбки, больше ничего заслужить ему не удалось.
Поцелуй, полученный Чарлзом в качестве поощрительного приза, ему не достался. Но Джо утешался тем, что по крайней мере теперь Сибела не оставалась с Чарлзом наедине.
Чарлз продолжал развлекать ее историями о Болдуинз-Бридж — но только тогда, когда Джо мог послужить им переводчиком.
А случалось это не так часто. У Джо было столько дел за стенами дома, что Чарлз мог и забыть о его существовании. Бобы и свежая зелень появлялись на столе благодаря Джо. Дальние взрывы в городе, переполох у немцев из-за пропавшего грузовика с боеприпасами, разобранный рельсовый путь — все это было работой Джо.
Несмотря на всю разницу в социальном статусе, Чарлз относился к Джо с огромным уважением. И он прекрасно видел, кем для Джо является Сибела. Это была возвышенная, благоговейная любовь. Сибела Дежарден такую заслуживала.^
Не было никакого сомнения, что Джо пошел бы на все ради этой женщины, сделал бы все, о чем бы она ни попросила. Он бы отдал за Сибелу свою жизнь.
Но неделю назад она поцеловала его, Чарлза.
За свою относительно короткую жизнь Чарлз имел богатый опыт; легкий поцелуй Сибелы был для него не больше чем дуновение ветерка. Так, наверное, Чарлза целовала его тетушка, так и оставшаяся в старых девах. Чисто платонический поцелуй. Это было…
Черт, да что это он морочит себе голову? Поцелуй Сибелы вовсе не был платоническим. В нем были чувство и едва сдерживаемая страсть. Это было скорее обещание — правда, слабое, но обещание рая.
Чарлз думал об этом единственном поцелуе на протяжении часов, дней.
Он думал об этом поцелуе очень часто, а когда не думал о нем, то вспоминал глаза Сибелы. Глаза, в которых была вселенная. Глаза, которые, казалось, видели все и все знали. Глаза невероятной красоты.
Вспоминал Чарлз и ее рот. Манящие губы, полные и влажные.
Боже, как он хотел прижаться к этим губам! Сдерживать такое желание было нестерпимо. Черт бы побрал и Дженни, и Джо, которые стоят на его пути!
— Джузеппе! — На кухне появилась Доминик. Чарлз не смог разобрать ее быстрый французский, когда Доминик что-то торопливо говорила сидящему напротив Джо. Чарлз понял только, что, произошло что-то серьезное, поскольку Джо помрачнел. А его глаза стали суровыми.
Поднявшись, Джо стал отдавать быстрые распоряжения. Чарлз смог разобрать только отдельные слова. Корзина для рынка. Деньги за яйца.
Кроме них из мужчин в доме был только один из Люков. Другие отправились ночью в дальний рейд и вряд ли скоро вернутся. Услышав распоряжение, Люк взял корзину для рынка, а Доминик достала тщательно собиравшуюся Сибелой выручку за проданные яйца.
Достав свою шляпу, Джо двинулся к двери.
Чарлз с трудом поднялся на ноги.
— Что происходит?
— Немцы застрелили Анри Лага. Они обыскивают его дом. Доминик опасается, что там может находиться Сибела, что ее арестуют или… — Он открыл дверь. — Я найду ее. Чтобы предупредить.
Он идет в город. При свете дня. Не сошел ли он с ума?
Тяжело опираясь на трость, которую дала ему Сибела, Чарлз поковылял следом за Джо.
— Нас четверо. Можно пойти искать по всем направлениям.
На лице Джо появилось сомнение.
— Тебе не следует выходить. Что, если тебя остановят, чтобы проверить документы? — Чарлз знал, что новых документов для Джо еще не изготовили. Он слышал, как Сибела говорила, что мастер по подделкам документов арестован. Сибела сама пыталась раздобыть оборудование для подделки.
— Если она была у Лага, то скорее всего уже мертва, — отрывисто произнес Джо.
— А если нет, то может отправиться к Лагу, — возразил Чарлз. — Я должен помочь найти ее. — Он прошел в дверь, мимо Джо.
В первый раз за несколько недель он увидел солнце. Небо было ослепительно голубым, без единого облачка. В такой день Сибела просто не могла погибнуть. Бог не может быть столь жесток.
Хотя описывая смерть мужа и сына, она упоминала, что небо в тот день было тоже безоблачным.
Джо молча надел на голову Чарлзу свою измятую шляпу, натянув ее как можно глубже, чтобы скрыть золотистые волосы.
— Если ты попадешь к немцам, она никогда мне этого не простит. — Он дал какие-то отрывистые команды Доминик и Люку, и те поспешно исчезли. — Я направляюсь к Лагу. Тебе следует остаться здесь, на тот случай если она вернется.
— Нужно навестить ее подругу. — Чарлз продолжал ковылять по дороге. Джо было непривычно слышать английскую речь на улице оккупированного немцами городка Сент-Элен. — Подругу зовут Марлиз. У нее скоро будет ребенок. Сибела говорила утром, что собирается занести Марлиз свежего паштета.
— Говори по-французски, — прошипел Джо, не останавливаясь. — Только по-французски. Марлиз живет рядом с пекарней. Сходи туда и сразу после этого возвращайся. Ты понял?
— Да.
Джо показал направление.
— Иди туда. Боже, только бы она была там. — И он двинулся вперед, оставив Чарлза.
Но Чарлз не остался в одиночестве. По другой стороне улицы к нему приближались трое. Две старые женщины и один мужчина в прекрасном костюме, словно только что позаимствованном с парижской витрины. Наклонив голову и согнув плечи, Чарлз двинулся мимо.
Благодарение Богу, что никто из них даже не взглянул на Чарлза. Никто не окликнул, никто не заставил говорить по-французски.
Тротуар был неровным, да и дорога давно не ремонтировалась. Чарлз старался не смотреть по сторонам, чтобы не выглядеть туристом, интересующимся старинными зданиями. Хотя дома порядком обветшали, в них было что-то от старинных сказок, аромат Европы. Каждый дом, казалось, говорил: «Золушка живет именно здесь». Подниматься в гору оказалось труднее, чем Чарлз ожидал; каждый шаг давался с болью. Впрочем, это было даже неплохо — боль заглушала страх.
Наконец он пришел на место. К дому пекаря.
Джо говорил, что Марлиз живет рядом с пекарней. Подняв глаза, Чарлз увидел множество окон, но почему-то лишь одну дверь — ту, что вела в магазин.
И вдруг он услышал стук подошв о тротуар. Так могли звучать только немецкие сапоги. Чувствуя, что на его голове поднимаются от страха волосы, Чарлз повернулся. Четыре немецких солдата в форме направлялись прямо к нему. Или, может, к магазину булочника — Чарлз не стал дожидаться точного ответа. Следующий дом отделял от дома пекаря узкий проход.
Только не надо спешить. Он должен идти медленно, словно именно туда и направлялся. Боже всемогущий! А что, если вместо того чтобы помочь Сибеле, он приведет немцев прямо к ней?
У стены здания не было двери, и Чарлз завернул за угол. Здесь он увидел дверь, эта дверь тоже принадлежала булочнику. Из нее доносился аромат свежего хлеба. Чарлз одолел ступеньки, вошел внутрь и… увидел Сибелу. Она сидела в компании с беременной женщиной.
Эта женщина, Марлиз, слабо вскрикнула и смутилась, когда в комнате без стука появился какой-то человек.
— Прошу простить, но мы сегодня не работаем, — сказала она. — И остатков еды у нас нет.
Кинув на Марлиз тревожный взгляд, Сибела остановила ее:
— Это мой друг. Думаю, у него что-то срочное.
Марлиз отвернулась, словно давая понять, что она не видела и не запомнила этого человека.
— Можно стакан воды для моего друга? — спросила Сибела, не сводя глаз с лица Чарлза. — А потом мы пойдем.
Марлиз показала на раковину. Сибела быстро вымыла чашку, затем наполнила ее водой.
Только теперь Чарлз понял, что с него градом льет пот. Он вытер лицо рукавом и взял чашку. Их руки соприкоснулись — было заметно, что пальцы Сибелы дрожат.
— Мерси, — начал он благодарить по-французски, но она приложила палец к губам.
Поставив чашку, Сибела повела его к двери. Только когда они свернули в проход между домами, Сибела обернулась к нему:
— Наверняка ты принес плохую весть, Чарлз. Говори скорее — что случилось?
Его имя, произнесенное с французским прононсом, прозвучало чарующе.
— Анри Лаг мертв. Его убили немцы.
Закрыв глаза, Сибела сделала глубокий вдох.
— А дети?
— Я не знаю, — сказал он. — О детях я ничего не слышал.
— Анри и Матис прятали более дюжины детей евреев и цыган на чердаке.
Не было сомнения, что этих детей обнаружили. Чарлз понимал это. Понимала это и Сибела.
Она была в отчаянии — и Чарлз не знал, как можно ей помочь. Он только обнял ее за талию и притянул ближе. Сибела прильнула к его плечу, изумив его удивительным сочетанием мягкости и твердости.
Внезапно он услышал громкий мужской смех. Резко отстранившись, Чарлз увидел трех немецких солдат, высунувших головы из открытой двери булочной.
Однако Сибела внезапно притянула его к себе и поцеловала, но ее глаза были при этом открыты. И он все понял. Пусть немцы думают, что он явился сюда к подружке, а не по заданию Сопротивления.
Отстранившись, Сибела произнесла:
— Чарлз, прости…
— За что?
— Говори по-французски, — попросила она, скосив взгляд в сторону двери булочной.
Но все его французские слова словно испарились. Впрочем, как и английские. Чарлз молча поднял палку, которая упала, когда он обнял Сибелу.
Только тут Сибела вспомнила, что он не только герой, пришедший ее спасать.
— Надо идти домой, — заторопилась она, двинувшись дальше. Морщась от боли, Чарлз последовал за ней. — Когда я пойду к Лагу…
— Это слишком опасно, — резко возразил он. Боже праведный, не хочет же она погибнуть? Она не подняла на него глаз.
— Я буду осторожна.
— Если ты пойдешь, я тоже пойду.
— Ты сошел с ума!
— Похоже на то.
Она хотела было энергично возразить ему, но на улице были люди, а французский Чарлза был просто ужасен. Они быстро, как только могли, прошли всю дорогу до дома и завернули за угол, к черному ходу. Сибела почти затолкала Чарлза в дверь кухни.
— Джо ушел искать тебя. Давай подождем, пока он вернется…
— Эти дети… — перебила она его. — Двое из них прежде жили у меня.
Чарлз вопросительно взглянул на Сибелу.
— Я прятала их у себя на чердаке, — объяснила она. — Двух девочек. Симону и маленькую Рэчел — ей всего только четыре года. Но потом, когда появился ты, я испугалась, что из-за тебя они попадут в беду… Я отослала их к Анри, надеясь, что у него им будет безопаснее.
О Боже!
— Они могут сказать? — Чарлз сжал плечи Сибелы, едва сдерживаясь, чтобы не встряхнуть ее. — Они знают твое имя?
— Они дети, — ответила Сибела. — Они ничего не знают. Рэчел называла меня «прекрасная мама». — Ее губы дрогнули. — Мне надо идти. Если существует хотя бы один шанс…
— Не существует.
Чарлз и Сибела одновременно обернулись к двери. Там стоял Джо. В его глазах блестели слезы.
— Я только что оттуда. Детей увезли на грузовике. Всех.
Лицо Сибелы перекосилось от ужаса.
— Куда? — прошептала она.
Чувствовалось, как трудно было Джо говорить.
— Куда? — спросила Сибела громче. — Куда эти чудовища увезли моих детей? Я убью их всех! Я убью их! Каждого из них!
Она ринулась к выходу, мимо Джо. Он поймал ее в дверях. Сибела попыталась вырваться, но он не отпускал ее, никак не реагируя на удары и пинки.
И Сибела вдруг разрыдалась. Такого горя Чарлз не видел никогда. И ничем помочь этому горю он был не в силах.
Ее ноги подкашивались, Джо придержал ее, чтобы Сибела легла на пол, а не упала.
— Мне очень жаль, — сказал он. — Я не знаю, куда они их забрали. И никак не могу узнать.
— Надо спросить, какие ходят слухи. Слухи всегда ходят. — Сибела подняла голову, чтобы взглянуть Джо прямо в глаза в надежде найти в них ответ на какой-то свой вопрос. Похоже, она его нашла. — Они послали их в лагерь смерти, — выдохнула Сибела, помертвев.
— Дорогая, это только слухи. Мы не знаем этого наверняка.
Чарлз молча смотрел на Сибелу, зная, что ничем не в силах ей помочь.
Абсолютно ничем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Одно мгновенье до любви - Брокман Сюзанна



Интересный, хорошо написанный роман с двумя законченными сюжетными линиями. Прочла с удовольствием!
Одно мгновенье до любви - Брокман СюзаннаАнна
29.07.2012, 14.47





Замечательный роман!сюжет порадовал-и любовь и смерть, и приключения и подвиг..
Одно мгновенье до любви - Брокман СюзаннаТанита
1.04.2013, 8.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100