Читать онлайн Жена в награду, автора - Брофи Сара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена в награду - Брофи Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 263)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена в награду - Брофи Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена в награду - Брофи Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брофи Сара

Жена в награду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Роберт закрыл глаза и на мгновение полностью отдался ощущению близости ее тела. Он держал ее, кажется, целую вечность, вдыхал запах кожи, слушал, как в такт с неистовым биением собственного бьется ее сердце.
Он бессознательно нашел ее губы. Она открыла рот ему навстречу, и он почувствовал, как желание вытеснило в нем все разумные мысли. Ее язык скользнул по его языку – сначала робко, но потом заиграл дерзко и весело.
Из груди Роберта вырвался стон, отчего у Имоджин по спине пробежала дрожь восторга, разгоняя пламень по всему телу. Его руки медленно поднимались от талии вверх, ее сердце остановилось и снова забилось только после того, как теплые ладони замерли на груди, потом оно быстро застучало от желания продолжения ласки.
Никогда еще к ней не прикасались с такой нежностью и страстью, и она отдалась этой страсти, с беззвучным стоном запрокинув голову.
Его губы опустились на шею, выжигая поцелуями влажные следы. Их жар отзывался эхом в каждой клеточке тела. Он ловко расстегнул брошь, скреплявшую края плаща. Имоджин замерла, но не остановила его. Поцелуи проникали сквозь тонкую ткань простого лифа. Там, откуда уходили его губы, оставался влажный след, он быстро остывал, и Имоджин дрожала от восторга перед изысканным ощущением.
Она содрогнулась и уткнула голову в сгиб плеча, губы поймали нежную кожу шеи.
Он отпрянул и жадно посмотрел на нее.
– Ты прекрасна, – глухим басом сказал он. – Чертовски прекрасна.
Одним пальцем он приподнял за подбородок ее голову и посмотрел в лицо. Чистая кожа стала нежно-розовой, приоткрытые губы звали. Он закрыл глаза и снова опустил голову, неистовое желание сменилось болезненной нежностью. Имоджин закинула руки ему за шею и вцепилась в волосы, как будто боялась, что он уйдет.
Он и не думал уходить, хотя в голове пронеслась туманная мысль, что надо остановиться. Он старался отбросить эту мысль, но она не поддавалась.
Он еще раз крепко прижал Имоджин к себе, а потом с легким поцелуем медленно отодвинулся. Она протестующе застонала, потянулась губами, умоляя его вернуться. Он стиснул зубы и заставил себя поднять голову.
– По-моему, здесь не место для продолжения, – прерывисто дыша, сказал он.
Она всхлипнула, звук отозвался болью в его груди. Он погладил ее по щеке, она накрыла его руку обеими ладонями, и что-то в нем сломалось. Время и место ничего не значат. Он жаждет эту горячую женщину. Он поднял глаза к небу, стремясь остудить жар в теле и в душе, но когда опустил глаза, Имоджин по-прежнему была в его руках.
– Наступила ночь. Надо уходить, – тихо сказал он, стараясь удержаться от искушения.
От этих слов холод пронзил ее насквозь, боль в руках и стертых ногах, о которых она на время забыла, вернулась с мстительной силой. Имоджин уткнулась ему в грудь, чтобы спрятать смущение, от которого запылали щеки.
– Не думаю, что я смогу проделать обратный путь, я буду все время падать, – с трудом сказала она, ненавидя свою беспомощность.
Роберт участливо сказал:
– Но нам надо идти. Мне совсем не нравится ночевать под открытым небом в снегу.
– Гарет сказал, что мы совсем близко от башни. Я бы с удовольствием пошла туда, если можно.
– Груда камней не сулит нам ничего хорошего, – сухо сказал он, стараясь игнорировать ревность, которая вскипела в нем при имени другого мужчины на губах, которые он только что целовал.
– Можно туда войти.
– А, там вообще нет двери. Мы с Мэтью обошли башню кругом, и единственные дыры, которые в ней нашли, – это окна под самой крышей, а от них нет проку, если не умеешь летать.
– Если вы не нашли дверь, это не значит, что ее не существует. – Имоджин воинственно вскинула голову. – Дверь в башню в двадцати шагах к востоку от самой башни, рядом с каменным указателем. Люк замаскирован, под ним каменная лестница.
– Господи! – пробормотал Роберт. – От этого тоже мало пользы. Чертова штука рухнет нам на голову, если мы попытаемся в ней укрыться. Все сооружение страшно неустойчиво.
Она покачала головой:
– Не думаю. Башня должна быть достаточно прочной.
– Ты не была бы так уверена, если бы видела, сколько камней вокруг валяется.
– Я не могу видеть камни ни на земле, ни в стене тридцатиметровой башни, – пробормотала она, и Роберт почти обрадовался, что она не может увидеть, как он густо покраснел от стыда.
Она вздохнула.
– Я не говорю, что вы не видели того, на что смотрели, – сказала она медленно, как непонятливому ребенку, – я просто думаю, что вы неправильно это поняли.
Роберт сжал зубы.
– Ну, а как бы ты это поняла? – с насмешливой вежливостью спросил он.
Она улыбнулась и наклонилась к его уху:
– Роберт, я полагаюсь на мою все еще действующую память; я помню, кто-то сказал, что свалка камней вокруг башни образовалась не потому, что они падали сверху, просто их никогда и не поднимали.
Роберт некоторое время тупо молчал.
– Мне не пришло в голову, – простовато признался он. – Итак, миледи, по вашему просвещенному мнению, в башне можно безопасно провести ночь? – спросил Роберт, не сознавая, какую бурю поднял в ее душе.
Имоджин пребывала в крайнем смущении. За короткое время она пережила столько чувств, что теперь не могла приноровиться к спокойным манерам Роберта. Она не ожидала, что он признает свою ошибку, – не мог Роберт этого сделать! Это приводило в замешательство, она не знала, как реагировать. Ее мир покачнулся, она не понимала, чего от нее ждут.
– Вероятно, – насупившись, сказала она.
Он наклонился и чмокнул ее в сдвинутые брови.
– Тогда уходим, если не хотим, чтобы нас съели волки.
Он помог ей встать на ноги, взял, из костра горящую палку, чтобы как факелом освещать путь, и затоптал костер. Имоджин попробовала сделать шажок, но боль от стертых ног была такой острой, что она чуть не закричала. Однако гордость требовала скрывать свою неполноценность, и она быстро сделала безразличное лицо.
– С тобой все в порядке? – участливо спросил Роберт, внезапно оказавшийся рядом. Кажется, он говорил искренне, но Имоджин не удержалась и протянула руку к его лицу, чтобы это проверить. Мышцы лица были напряжены, губы сжаты, это говорило о тревоге. Он и в самом деле о ней заботится!
– Нет, по-моему, нет, – медленно сказала она, пугаясь своей честности.
Он тихо чертыхнулся, потом расплылся в мальчишеской улыбке.
– Я оставил неподалеку Даггера. Думал послать за ним кого-нибудь, как ты отнесешься к скачке под луной? Ты не боишься лошадей?
Она закусила губу и потрясла головой, стараясь сдержать восторг. Лошадь! Как давно она не сидела верхом, не чувствовала, как под ней ходят мускулы, не летела вскачь!
– Я буду рада прокатиться, – сказала она и пискнула от восторга.
Он без усилий взял ее на руки.
– Миледи, конь вас ждет. Нельзя терять времени.
Имоджин улыбнулась и сказала скорее себе:
– О, Роберт, если бы ты знал, как много времени я потеряла.
Она погладила бархатную морду лошади; Даггер мягко подышал ей в ладонь, повернул голову и толкнул в спину. Она оцепенела, а потом тихо засмеялась.
– О, ты меня простил за то, что тебя разбудили? Почему-то я не думаю, что сэр Роберт такой же отходчивый. – Ветер доносил до нее чертыхания Роберта; она улыбнулась.
Странно, но она не боялась вспышек его темперамента. Ее смущение никуда не делось, но она со все возрастающей ясностью понимала: Роберт не похож ни на одного мужчину, которого она встречала. К нему не применимы правила, которым она долго следовала ради сохранения жизни. К счастью, она быстро выучила новые. И узнала, какой бы властью ни обладал Роберт как ее господин и муж, он умеет быть бесконечно нежным, боится причинить ей боль и, кажется, действительно заботится о ней.
Еще она узнала, что он один обладает способностью растопить черную темноту внутри ее.
Она потерлась лицом о шею лошади, вдохнула полузабытый запах, надеясь, что в воспоминаниях о давней наивности сумеет убежать от мучительной надежды, пробудившейся в душе. Она как никто другой должна была знать, что надежда – прибежище дураков. Что нежные не выживают в этой жизни, что надежда – единственное опасное оружие, направленное против тебя. Но Роберт разрушал все старательно выстроенные стены, с ним Имоджин начинала верить, что мир вокруг наполнен светом и надеждой.
Чуть улыбнувшись, она подумала: судя по ругательствам, сотрясающим воздух, одна только надежда не приведет их в башню.
– Ты уверен, что тебе не Нужна моя помощь? – спросила Имоджин, но в ответ услышала только пыхтение.
Короткая тишина и вдруг треск дерева, а за ним восхищенный присвист.
– Черт возьми, ты была права! Под этим дряхлым люком каменная лестница! – Роберт так и лучился энтузиазмом и энергией.
– Не надо так уж удивляться, а то можно подумать, ты считал, что я врала, – сказала она с напускной строгостью, стараясь игнорировать трепет, вызванный прикосновением его руки.
– Ну как тебе сказать… – протянул он и театрально застонал, увидев нацеленный в живот кулак. Он легко перехватил ее руку и сжал. – Нет, не врала, но тебя могли неправильно информировать.
Она подняла брови и сменила тему:
– Ну раз ты открыл дверь, наверное, следует туда войти. – Она безуспешно старалась скрыть возбуждение и подавить страх, который ему сопутствовал.
«Роджер, я здесь, – мысленно обратилась она к брату, – я все-таки здесь, в твоей башне, несмотря на все твои угрозы и насмешки. Я здесь, но я так боюсь…»
Держась за стену, она спустилась по крутой лестнице и вошла в короткий коридор. Грубый камень скреб по ладони. Она дрожала, холод этих камней пробирал до костей.
Как будто в каждом камне был Роджер.
– Я здесь, Роджер, – прошептала она, как заклинание от злых духов. – Я здесь.
Роберт кинул на нее любопытный взгляд, увидел бледное, напряженное лицо, но все ее чувства перекрывала стена несокрушимого мужества.
Он сжал зубы и невольно взялся за меч. Очень хотелось спросить, куда подевалась ее прежняя уверенность, чего она так боится. Почему в этом подземелье она вдруг стала казаться такой хрупкой, что, держа ее за руку, он боялся разбить ее на тысячу кусков.
Вместо этого он спросил:
– Сколько лет этой башне?
Она пожала плечами.
– Ее построили на второй год после того, как я сюда приехала. Планировалось еще многое построить, но… – Передней вставали первые дни ее пребывания в этом аду. В застоявшемся воздухе коридора как будто пролетело дуновение былого ужаса. Башня была частью ада, и Имоджин невольно отдернула руку от холодной стены.
Роберт прикусил язык. Если он на нее поднажмет, она может совсем замкнуться, и хотя ради ее блага он решил быть терпеливым, ему это с трудом давалось.
Он молча притянул ее к себе, и они стали медленно подниматься. Когда дошли до верха лестницы, Роберт вложил ей в руку фонарь.
– Подержи. – Он стал ощупывать стену, отыскивая дверь. Стук кулака по камню сообщил Имоджин о неудаче.
– Слева от двери должна быть гравировка в виде вложенных колец. Нажми сначала на внутренний круг, потом на третий по счету, потом на четвертый, потом на второй, – тихо подсказала она. Ее лицо было мертвенно-бледным.
Он с беспокойством поглядел на нее, но сделал, как она велела, – отыскал круги и поочередно нажал. Они поддавались с удивительной легкостью. Когда он нажал на последний, по коридору разнесся скрип пробудившихся к жизни ржавых петель, и дверь открылась.
– Черт возьми, никогда не видел ничего подобного.
– Роджер нанял конструктора. Как я помню, он был очень доволен результатом. – Она поежилась. Упоминание этого имени внутри его же творения казалось заклинанием дьявола.
Она сунула фонарь Роберту:
– Возьми. Мне он вряд ли понадобится.
Он быстро схватил горящий фонарь, но, видимо, недостаточно быстро: запахло горелой шерстью. Он вглядывался в ее лицо, не в силах совладать с тревогой: чувствовалось, что Имоджин напряжена и сильно напугана. Из-за этого запертая башня стала казаться зловещей, полной мрачных тайн, и ему это не нравилось.
Плечи одеревенели. Роберт прошел многие войны и знал, что безрассудно игнорировать предчувствие, у него было такое ощущение, что он со связанными руками сражается с невидимым врагом.
Стиснув зубы, свободной рукой он обнял Имоджин, вошел в комнату и остановился, пораженный картиной, которую осветил фонарь. Он все ожидал увидеть в угрюмой башне, но только не это.
Перед ним была пещера сокровищ!
У одной стены начиналась витая лестница, поднимающаяся к самому потолку, а все остальное пространство было забито вещами. Мебель, рулоны шкур и гобеленов, ящики один на другом; в тех, у которых не было крышки, сверкало золото и серебро.
Из одного упавшего ящика вывалились книги и рассыпались по полу; под светом фонаря сияли кожаные обложки, инкрустированные драгоценными камнями.
– Матерь Божья! – ахнул Роберт. – Черт возьми, что это такое?
Она улыбнулась.
– Моя жизнь. – Она отпустила его руку и, протянув руки, двинулась вперед. Роберт зажег свечу в подсвечнике, стоявшем у двери, повесил на стену фонарь и молча пошел за ней.
Она дотронулась до скатанного гобелена и пробежала дрожащей рукой по изнанке.
– Что здесь изображено?
Голос был тихий, и Роберт слышал, как в нем пульсирует боль. Он осторожно поставил свечу на ближайший ящик и вытащил гобелен из пачки, неуклюже раскатал, встряхнул, обдав их обоих пылью. Роберт рассмотрел простенький гобелен, понимая, что при обычных обстоятельствах вряд ли бы его заметил.
– Какой-то лес. – Он чувствовал себя неловко, он никогда не имел дела с такими вещами. – По краям цветочный орнамент. В правом верхнем углу – охотники, внизу – дамы и менестрели, пируют, на них смотрит какая-то странная лошадь.
Она погладила гобелен, из глубины памяти встала картина.
– Не лошадь. Это козерог. Гобелен висел в оружейной моего отца. Мать терпеть не могла оружие в доме, мирилась с ним только тогда, когда комната хоть немного походила на оружейную. Когда папа не видел, она приказывала слугам завешивать мечи и луки тряпками, а когда она не видела, он их снимал. Я про это почти забыла, – грустно призналась она.
Роберт крепко обнял ее и с трудом заставил себя отстраниться.
– Ты видишь книги? – спросила она, не понимая, что он начинает злиться на ее стремление к воссоединению с прошлым.
– Да, – спокойно ответил он.
Она нашла его руку и крепко сжала.
– Подведи меня к ним.
Он помог пройти между ящиками, мебелью и рулонами, и они присели возле кучи книг. Роберт чувствовал ее возбуждение, как свое собственное. Она выжидательно протянула руки.
Роберт секунду помедлил, потом вложил ей в руки первый попавшийся том. Она погладила обложку, вдохнула запах кожи, пергамента, клея. Когда она улыбнулась на этот раз, ее лицо светилось от счастья. Роберта охватило чувство, что он вторгается во что-то очень личное, но он продолжал смотреть, и, когда она прижала книгу к груди, взорвался:
– Имоджин, почему?
– Что почему? – спросила она, любовно поглаживая старую кожу.
– Почему вещи, которые ты так любишь, лежат в этой башне? – Его голос дрожал от подавляемого гнева. – Почему, потеряв зрение, ты не окружила себя знакомыми вещами? Почему, Имоджин?
– Ах уж эти «почему». – Она повернула к нему лицо, улыбка стала болезненной. – Потому что это облегчило бы мне жизнь, а Роджер не хотел. Он хотел обескровить меня, чтобы я подчинилась. Он хотел, чтобы я сдалась, и считал, что это, – она обвела рукой комнату, – будет способствовать его победе.
Она села на пол, одной рукой обхватила колени, другой прижала к груди книгу и стала раскачиваться из стороны в сторону.
– Каждый раз, когда он приезжает, он говорит мне об этих вещах, говорит, как до них добраться. И уезжает с сознанием, что эти сведения прожигают мне мозг. Иногда он что-нибудь приносит для освежения памяти, дает подержать, а потом опять уносит, говоря, что я их получу, если…
– Если что? – Роберт отвлеченно подумал: странно, что он может казаться спокойным, когда все в нем взывает к мести и насилию.
Но пока не время. Это удовольствие может подождать, сейчас ему нужна информация. Информация, которую Имоджин держит в себе и не выдает. Он видел, что она ушла от него в ту область памяти, куда ему не было доступа. Страх потерять ее, отдав демонам темноты, подтолкнул к действиям. Он выдернул книгу у нее из рук, бросил на пол, схватил Имоджин за плечи и потряс.
– Если что? Скажи мне, Имоджин!
Она положила руки ему на плечи. Под туникой чувствовались железные мускулы. Какой он сильный, благоговейно подумала она, но его сила не пугает, она кажется защитой. Ей вдруг отчаянно захотелось его защиты, захотелось спрятаться за его спиной и никогда уже не оставаться одной в темноте.
– Поцелуй меня, – хриплым шепотом сказала она, удивив его и себя. Наступила звенящая тишина.
Роберт не двигался, и Имоджин сама поцеловала его в сжатые губы и тут же с разочарованием поняла, что этого ей мало. Она прильнула к нему и поцеловала смелее, и только когда язычок порхнул по его губам, Роберт со стоном прижал ее к себе и поцеловал в ответ.
Она погладила его по рукам и широким плечам и опять поняла, что этого мало. Повела руки вниз, играя его мускулами, которые хотелось потрогать ближе, кожа к коже. Она неловко подергала тунику.
Он оторвал губы от ее рта и посмотрел в пылающее лицо.
– Ты этого хочешь? – спросил он свирепо, но она услышала только нежность и заботу. Они сводили ее с ума.
Она собиралась отдаться его ласкам и тому невыразимому счастью, которое, как говорил ей инстинкт, они принесут. В башне, построенной для ее мучений, она собиралась раз и навсегда разрушить память о том, как Роджер измывался над ее душой. Горькие воспоминания о мучениях должны были сменить очищающие воспоминания о мужчине, который угрюмо ждет ее разрешения сделать то, чего хотят они оба, стать ее мужем.
– Сними тунику, – пробормотала она, дергая подол неподдающейся одежды. Он осторожно передвинул ее руки на закрытую тканью грудь.
– Имоджин, я серьезно. Я всего лишь мужчина, и если мы сейчас не остановимся, то я не остановлюсь до тех пор, пока мы не станем по-настоящему мужем и женой.
Ныло такое впечатление, что она смотрит ему в глаза.
– Я не хочу, чтобы ты останавливался.
Рациональная часть сознания советовала быть осторожным, но его затопило желание, прожигавшее душу насквозь. Свободной рукой он снял плащ, за ним последовала туника.
Имоджин наклонилась и поцеловала его в голую грудь. Он на миг закрыл глаза, потом приблизил лицо, захватил ее губы долгим поцелуем и снял с нее убогий плащ, потом расстегнул платье. Отодвинувшись, посмотрел на результат своей работы.
Верх платья соскользнул с плеч, обнажив алебастровые груди с розовыми сосками, быстро затвердевшими на холоде.
– Ты прекрасна, – сказал он и провел заскорузлым пальцем по голубой вене, просвечивающей сквозь кожу.
Она хихикнула:
– Придется поверить тебе на слово.
– О нет, словом я не ограничусь, я покажу тебе, как ты прекрасна.
Он наклонил голову, и ей показалось, что она плывет по воздуху, так нежно было прикосновение его губ. Она откинула голову и со стоном восторга подставила грудь его рукам. Его дыхание опалило влажную кожу.
– Видишь, прекрасна, – сдавленным голосом сказал он и поцелуями прочертил дорожку от одной груди к другой.
Он прав, это прекрасно. И это только начало. Когда раньше она осмеливалась думать об этом моменте, в голову приходили только боль и страх, но с Робертом она чувствовала себя желанной и любимой. Он расстелил на полу одну из шкур, Имоджин неуклюже постаралась помочь ему, приближая драгоценный момент, которого давно ждала. Роберт накрыл пыльную шкуру своим плащом и бережно положил Имоджин, сняв с нее последние одежды.
Красота обнаженного тела сводила его с ума. Самое буйное воображение не могло бы создать эту гибкую линию от бедра до подъема ноги. Роберт лег рядом с Имоджин и возликовал, что она радостно протягивает к нему руки.
Она не удержалась и вздрогнула, когда к ней прижалось горячее, твердое мужское естество, и на секунду храбрость ей изменила. Роберт внимательно наблюдал за ней, ища признаки страха, и нахмурился.
– Ты должна меня узнать, – хрипло сказал он.
Он застонал, и она улыбнулась, поняв, что у нее тоже есть власть – власть, простирающаяся много дальше физической силы.
Дрожащими руками он закинул ее руки себе за шею, накрыл Имоджин своим телом и впился изматывающим поцелуем.
Ей было больно от мучительной потребности, она неистово двигалась, приглашая его уменьшить эту боль, но он не подчинился молчаливому призыву, а приподнялся и подразнил ее, доведя до безумия. Наконец, он опустился на локти и, неотрывно глядя ей в лицо, начал продвигаться. Она вцепилась в его руки, подалась ему навстречу, мысленно побуждала взять от нее все, что она может дать, взять сейчас же.
Сознание требовало остановиться, от напряжения пот катился по лицу и спине. Однако остановил Роберта непрочный барьер девственности.
– Имоджин, сейчас будет немножко больно. О Господи, я хотел бы, чтобы этого не было, но это недолго.
Его напряжение передавалось ей через руки и тело, через ощущение, что он обливается потом, несмотря на прохладу комнаты.
– Я тебе доверяю, – просто сказала она и потрогала его сжатые губы.
Это было самое эротичное, что ему доводилось слышать, он потерял последний контроль над собой и с беспомощным стоном опустился на нее.
Укол боли вызвал короткий всхлип, но через миг боль испарилась, и Имоджин начала привыкать к незнакомому ощущению. Потребность разгорелась в ней еще ярче, она обвила Роберта ногами, притянула его к сердцу и к боли своего откровенного желания.
Последние старания сдерживаться пропали, когда Роберт почувствовал, как она движется под ним, против него, вокруг него. Не отрывая губ от ее рта, он стал наносить удары, подгоняя завершение.
Волна за волной прокатывались по ее телу, она отвечала Роберту с такой же страстью, кусала его в плечо, молчаливо призывала вознести ее на новые высоты.
И вдруг эти высоты оказались внутри ее, каждая мышца конвульсивно сжалась толчком освобождения, а он все увлекал ее дальше и, наконец, содрогнулся и уткнулся головой в ее спутанные волосы.
Она с восторгом приняла его вес и обняла за плечи.
– Не думай, что можешь отвлечь меня, – строго сказал он, но не сделал попытку скрыть удовлетворения в голосе, и как ни желал, чтобы в его словах слышалась решимость, получилось не больше чем праздное любопытство.
Он лежал на боку, прижимая ее к сердцу. Оба накрылись вторым плащом, получился кокон, отделивший их от всего мира.
– Тебя это не отвлекло? Пожалуй, мне надо больше практиковаться.
– Мое тело в твоем распоряжении, разумеется, только для целей обучения.
Она хихикнула и теснее прижалась к нему, желая задержать драгоценный момент, пока реальный мир не вырвет его у нее из рук.
– Но вернемся к теме. Почему?
Она уже не могла делать вид, что не понимает.
– «Почему» не имеет значения.
– Скажи, а уж я решу, имеет или нет.
– А если имеет? Что ты будешь делать?
– Тогда я вытащу из него кишки через горло.
Она поморщилась.
– Но это практически невозможно, да?
– Не знаю, но намерен выяснить. Расскажи.
– Нет.
Роберт пришел в замешательство.
– Могу я хотя бы узнать, почему меня держат в неведении?
Она теребила завитки волос у него на груди; она хотела рассказать, хотела переложить на него часть этой черноты, но не смогла. Его отношение к ней было так ново в сравнении с вкрадчивыми угрозами и мрачными обещаниями Роджера.
– Не могу рассказать, просто не могу, – грустно сказала она.
– Но я твой муж, теперь по-настоящему. Между нами не должно быть секретов.
Она помотала головой и поджала губы. Увидев открытое неповиновение, он страстно пожелал разрушить стену тайны, вставшую между ними.
– Значит, я достаточно хорош, чтобы спать с тобой, чтобы жениться на тебе, но с моей стороны самонадеянно считать, что я имею право знать, что происходит? Я не достоин узнать о твоих страхах, ты даешь мне только тело! – закончил он с ненавистью.
Она инстинктивно закрылась от удара и удивилась, что его не последовало.
– Ты и вправду зол, – уныло сказала она.
– Конечно, зол, черт возьми! – Он придерживал рукой ее голову и злобно смотрел в лицо. – Ты сознательно выстраиваешь стену между нами. Если я не знаю, с кем борюсь, то как я могу тебя защитить от фантомов, которых не вижу? – Он пригнулся и свирепым шепотом сказал на ухо: – Но пойми вот что, Имоджин Боумонт. Даже если я не знаю, с кем борюсь, даже если ты не доверяешь мне имя врага, я все равно сокрушу все препятствия, я – твоя разящая рука, и так будет до конца моих дней. Поняла?
– Нет, – прошептала она, и он крепко прижал ее к себе.
– И не надо. Хватит того, что это так, – надменно сказал он, горячо дыша ей в шею. Рука скользнула по ее спине и остановилась на ямочке под позвоночником. Она не сопротивлялась, она знала, что не может дать ему утешения, только боль.
Он справился с расстройством и злостью и сказал:
– Давай спать.
– Ты опять становишься диктатором, – слабо улыбнулась она.
– Что ж, если ты не говоришь мне имя невидимого демона, я могу защищать тебя от того, что вижу. У тебя был утомительный день, и тебе нужно отдохнуть.
– Как скажет мой господин, – кротко сказала она. Он хрюкнул и закрыл глаза. Через секунду Роберт уже спал.
Она потерлась щекой о его голову. Почему она ему ничего не сказала? Жестокие жизненные уроки научили ее никому не доверять. И все-таки она не могла избавиться от счастливого трепета, возникшего после заявления, что он всегда будет ее защищать. Если он говорит правду, то она никогда больше не останется беззащитной в своей темноте.
Странно, но она верит его обещанию.
И страшно похоже на то, что он ей тоже доверяет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жена в награду - Брофи Сара



интересно
Жена в награду - Брофи СараМарина
17.01.2012, 17.38





необычный сюжет, яркая любовь* мне понравилось)
Жена в награду - Брофи СараКатя
17.01.2012, 20.39





роман понравился.
Жена в награду - Брофи Саралилия
14.02.2012, 18.03





Красивая сказка...
Жена в награду - Брофи СараНИКА*
15.11.2012, 20.56





Тяжелое впечатление осталось после прочтения, где тут красивая сказка?... Скорее триллер об изломанных человеческих судьбах, о брате-извращенце, измывающемся над сестрой.
Жена в награду - Брофи СараАрина
24.08.2013, 22.52





Неплохой роман, можно почитать!
Жена в награду - Брофи СараОЛЬГА
11.10.2013, 11.12





Не очень ...хотя счастливый конец есть .
Жена в награду - Брофи СараВикушка
17.11.2013, 11.46





класс. такой накал очень интересно.
Жена в награду - Брофи Саранека я
22.01.2014, 13.12





Не смогла дочитать. Слащавенькое начало, а дальше не знаю что...
Жена в награду - Брофи СараСанСан
9.03.2014, 17.54





Не люблю я читать про маньяков.
Жена в награду - Брофи СараКэт
21.04.2014, 21.54





в целом роман хороший. читала с удовольствием.но конец мне не очень понравился.
Жена в награду - Брофи Сараляля
26.04.2014, 19.31





Супер ! мне очень понравился роман , жаль , что у этого автора только одна книга ! Читайте !
Жена в награду - Брофи СараОксана
2.08.2014, 23.15





Хороший роман,очень понравился Гл герой.
Жена в награду - Брофи СараНатали
25.01.2015, 17.35





Как по мне , так скучно, героиня молчит, и это бесило, короче, кому нравятся растянутые сюжеты читайте.
Жена в награду - Брофи СараЖеня
8.05.2015, 12.04





Очень понравилось, герои просто прелесть..
Жена в награду - Брофи СараМилена
16.07.2015, 22.15





Мне роман тоже понравился.Хорошие герои,красивая любовь.9
Жена в награду - Брофи Сарас
13.08.2015, 18.15





Замечательный роман,ГГсильные,мужественные, отстояли свое счастье.В то дикое время жена могла отстоять свободу и жизнь мужа, а наше время-нет, жен "врагов народа" тоже садили и уничтожали. Ну это так. к слову,роман классный, читайте.
Жена в награду - Брофи СараТесса
11.11.2015, 22.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100