Читать онлайн Жена в награду, автора - Брофи Сара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена в награду - Брофи Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 263)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена в награду - Брофи Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена в награду - Брофи Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брофи Сара

Жена в награду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Она услышала шум собрания задолго до того, как они подошли к залу.
Тихий ропот множества голосов усиливался в ее голове до рева. Имоджин так долго прожила в изоляции, что ее ужасало присутствие людей из имения и ближайших деревень. Шум туманил разум, она двигалась, как во сне.
В этом сне единственной реальностью был Роберт. Исходящее от него тепло умеряло страх, от которого внутренности сворачивались в холодный ком. Он держал ее возле себя так бережно, как будто она была из хрусталя.
Такая нежность была самым удивительным из всего, что она открыла в этом воине. Она ожидала, что он разозлится из-за ее нежелания покинуть комнату, но он просто поднял ее с пола и взял под руку, уверенно положив другую руку сверху. Имоджин оказалась почти заключена в объятие.
Роберт медленно вывел ее из спальни. Спокойный низкий голос придал сил сделать первый шаг. Потом следующий. Но перед лицом множества людей этого было уже недостаточно.
– Мы подошли к двери главного зала. Все хорошо, – подбодрил ее Роберт, но даже его спокойный голос не смог унять хаос в душе. Все силы ушли на то, чтобы дойти до двери, а теперь они растаяли.
От неуверенности она словно приросла к полу.
– Я слышу много людей. Сколько их? – Голос надломился от ужаса. – Их слишком много.
Он отпустил ее руку, обнял за дрожащие плечи, покрепче прижал к себе. У нее не было сил отказаться от этой поддержки.
Она прислонилась к нему, едва удерживаясь от того, чтобы не уткнуться головой в мужское плечо. Он такой сильный, что сможет одолеть весь мир. Впервые за всю жизнь она положилась на чью-то силу.
Сейчас было не важно, что Роберта прислал братец, что она его совсем не знает. Единственное, что имело значение, – это его сильная, мускулистая фигура и покой, который он излучает. Запах мужчины и сандалового дерева ее успокоил, но и странным образом взволновал.
– Здесь только домашние, – утешил ее Роберт, – и жители соседних деревень.
Она глубоко, прерывисто вздохнула.
– Я слишком долго была одна.
На секунду Роберт прижал ее к себе, и Имоджин почувствовала, что он тоже глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.
– Что ж, теперь вы не одна.
Он даже себе не смог бы объяснить, почему после ее слов стеснило грудь. Чувство было такое странное, что он не пытался его как-то определить.
Легче было понять, что вызывает ярость: вопросы, сверлившие мозг. Он знал, что ответы ему не понравятся.
Почему эту женщину вышвырнули в безвестный уголок на удаленном острове? Почему бросили на попечение нескольких женщин и стариков? Почему оставили в такой изоляции, что она пугается даже людей, собравшихся на ее свадьбу?
Это было непонятно, но когда он попытался найти причину преступного умысла, в его глазах загорелся смертельный огонь, и Роберт постарался унять свою злость.
В нем клокотал праведный гнев, но он не хотел, чтобы хрупкая женщина это почувствовала и испугалась силы его гнева. Видит Бог. Роберт и сам был им слегка напуган.
– Что такое? Вы напряглись. Что-то идет не так? – дрожащим голосом спросила Имоджин.
Роберт старательно расслабил мышцы, отругав себя за то, что не проявил осторожности. Может, его невеста и слепая, но отнюдь не бесчувственная дура. Она заметила охвативший его гнев, и хотя он был направлен на ее врагов, Роберт не желал, чтобы кто-то знал о том, чем он обеспокоен и недоволен.
К тому же с прошлым ничего не поделаешь. Позднее у него будет время для возмездия. А сейчас ей лучше не знать, с каким буйным рыцарем она связывает свою судьбу.
– Ничего особенного, просто я не вижу священника и беспокоюсь.
Она кивнула и инстинктивно обвела комнату незрячими глазами.
Его холодный ответ вызвал разочарование, и она жестко сказала себе, что не имеет права на искренние чувства. В конце концов, это всего лишь сделка, и если ей приятно находиться в его руках, это вовсе не значит, что нужно ожидать от него фальшивого проявления чувств, которых он не испытывает.
– Вы, случайно, не меня ищете? – послышалось сзади.
Роберт повернулся и с прищуром посмотрел на священника, который в ответ добродушно улыбнулся.
– Извините за задержку, – бодрым тоном сказал священник и разгладил и без того аккуратное одеяние, – но я… э-э… был в отлучке, когда принесли ваше послание.
Он обаятельно улыбнулся, и Роберт постарался спрятать острую неприязнь к этому льстивому человечку.
Его настроение не улучшилось, когда священник перевел взгляд на Имоджин и просиял.
– Позвольте сказать, мне редко доводилось видеть столь лучезарную невесту, как наша прекрасная леди Имоджин. – Он поднес к губам ее руку и приложился к кончикам пальцев.
Роберт чуть не зарычал. Ему страстно хотелось ударить негодяя, но он ограничился тем, что вперил в него взгляд, обращавший в бегство даже закаленных бойцов. Священник этот взгляд проигнорировал, задержал губы на ее коже, затем, должно быть, все же заметил недовольство Роберта и со вздохом отстранился. Роберт с трудом удержался, чтобы не схватить руку Имоджин и не вытереть.
– Думаю, пора начинать. – Священник с видимым облегчением вздохнул. – Небольшое вступительное слово, и я доведу эту толпу до предсвадебного исступления.
Коротышка уверенно вошел в зал и потребовал тишины. Роберт поморщился. Казалось, священник повелевает собравшимися, как рабами.
– Безмозглый осел, – прорычал он, ни к кому не обращаясь.
– Он всегда таким был. – Имоджин улыбнулась.
Роберт поднял брови.
– Вы знаете этого напыщенного дурака?
– Я его помню, – поправила она. – Йен учился на оруженосца, служил у моего отца. Он был любителем женщин, пока не… м-м, не понял своего «призвания». Хотя я не знала, что он священник здешнего прихода. – Она пожала плечами. – Наверное, его назначил Роджер. Эти двое всегда были близки.
Роберт озадаченно нахмурился.
– Откуда вы знаете, что это Йен, если…
– Если не вижу его, вы хотите сказать? – спросила она, и Роберт в ответ хмыкнул, немало смущенный собственной неуклюжестью.
– Я чувствую, – сказала она, впервые стараясь объяснить свой темный мир. – Мы больше, чем тела и лица. У человека столько других маленьких особенностей, что если быть внимательным, без труда их распознаешь. Я знала Йена в детстве. Звук голоса, отсутствие кончика пальца на правой руке. – В первый раз за это утро она по-настоящему улыбнулась. – Гладкая, самодовольная чепуха, которая льется, стоит ему открыть рот. Все это отличительные признаки.
Роберт невольно улыбнулся, и злость, которую он испытал к священнику, немного остыла.
– Самодовольная чепуха или что другое, но именно он нас обвенчает.
«Обвенчает». От этого слова у Имоджин живот свело холодом. Для поддержки она положила руку на грудь Роберта.
– Вы уверены, что хотите этого? Я понимаю, вы это делаете, чтобы получить землю, но, наверное, есть какие-то другие способы… – Она ощутила беспокойство в своем голосе, но не знала, что больше боится услышать в ответ – «да» или «нет».
Роберт накрыл ладонью ее маленькую нежную ручку, стараясь не думать о том, какие у него мозолистые, в грубых шрамах руки.
– Вы пытаетесь сказать, что не хотите выходить за меня замуж? – спросил он таким тоном, как будто ответ ему не важен.
Она помедлила, потом покачала головой. Спасения нет. Не Роберт Боумонт, так кто-то другой. Роджер не даст ей сбежать, не даст выйти из своей жестокой игры, об этом нельзя забывать. И еще нельзя забывать о том, что Роберта выбрал он.
Чем думать о его грудных мышцах, которые она ощущала под туникой, лучше бы подумать о собственном выживании.
Роберт дал себе мгновение на передышку, потом коротко сказал:
– Отлично! – Не удержался и нежно поцеловал ее в лоб, наслаждаясь нежностью кожи. – Тогда пойдем и поженимся, малышка!
Церемония прошла как в тумане. Позже Имоджин не могла вспомнить ничего, кроме того момента, когда Роберт чистым, сильным голосом произнес обет. На какой-то миг ее душа оживилась, в ней колыхнулась вера в хорошее.
Но тут же пришлось напомнить себе, что этого человека прислал брат. Она боролась с собой и потому не обратила внимания на приветственные крики, когда Роберт нагнулся ее поцеловать.
Он на секунду задержался, купая ее губы в тепле своих губ. Имоджин ахнула от острого, звенящего чувства. Роберт завладел ее губами, как своей собственностью.
От этого поцелуя, казалось, ожили все нервные окончания, огонь пробежался по телу, щекоча и дразня. Это было настолько не похоже на все, что ей приходилось испытывать, что она поддалась инстинкту – приоткрыла рот. Единственным откликом собственной воли было желание прижаться к Роберту.
Его язык медленным, дразнящим движением пробежался по зубам и скрылся. Касание было коротким, но когда прекратилось, она почувствовала себя покинутой. На долгий момент она забыла о зрителях, но когда Роберт отодвинулся, сквозь туман, которым он ее окутал, стали доноситься голоса. Она застыла, поняв, что не только забыла обо всех, но и почувствовала себя в полной безопасности. Впрочем, наверное, в руках Роберта любая будет чувствовать себя в безопасности.
Имоджин еще не отошла от шока, а Роберт уже объявил, что приглашает всех высказать почтение новому хозяину Шедоусенда и его жене. Он отвел ее к креслу возле камина и во время всей последующей церемонии неотлучно стоял рядом. По другую сторону кресла молча, как часовой, стояла Мэри, но Имоджин чувствовала, что старая подруга тоже старается придать ей силы и уверенности.
За этим последовала грандиозная сумятица. По одному подходили люди, кланялись и выходили из комнаты. Людей было так много, что Имоджин очень быстро смешалась, но гордость не позволяла это показать.
Имоджин чувствовала на себе взгляды людей – каждому хотелось увидеть прославленное уродство леди. Некоторые и так знали, а скоро будут знать все, и вместо загадочного существа она станет частью знакомого им мира.
Слепой Леди. Ложно-значительной безымянной придет конец.
Когда Мэри тихо сказала, что ушел последний, Имоджин чуть не заплакала от облегчения, но величественно встала и потребовала отвести ее в спальню: Роберт немедленно подал ей руку.
Тепло руки соблазняло, но страх был слишком свеж, и Имоджин отказалась от комфорта, который ей предлагался. Она не даст себя одурачить.
Она стряхнула его руку.
– Нет. Пусть Мэри. – Голос дрожал, но голова была вызывающе вскинута. Она услышала, как Роберт потрясение со свистом выдохнул. Публичный отказ вызвал негодование, но новоиспеченный муж быстро его спрятал.
– Конечно, – тихо сказал он, но по пустой комнате голос разнесся рыком.
Имоджин сделала вид, что не заметила его раздражения, и вышла из зала королевской поступью, как ее когда-то учили. Оказавшись в спальне, она поскорее отпустила Мэри. Ей было крайне необходимо побыть одной, разобраться в сумятице чувств.
Она съежилась в кресле, закрыла лицо руками. Она боялась больше, чем когда-либо в своей жизни. Что реально, а что ложно в этом странно перевернутом мире?
Имоджин почти поверила в тот поцелуй.
На момент она почти почувствовала, что не все здесь игра. Почти утратила себя в этом мужчине. Почти.
Как жаль, в самом деле, что она так легко дала себя вовлечь в сказочный мир, который он смастерил. Спасибо любопытным взглядам гостей, они сняли с нее кожу слой за слоем и заставили вернуться к суровой реальности.
А реальность состояла в том, что все хотели увидеть леди Калеку, хотели почувствовать неясный, мучительный трепет при соприкосновении с уродством. Может, они были слегка разочарованы, что ее увечье не так заметно, но зато смогли увидеть все безобразие ее темноты. Имоджин никогда не давала себе о нем забыть, как бы ни соблазнительно это было.
Ее увечьем была темнота, но на миг Роберт ослепил ее вспышкой, а Имоджин не могла позволить ему взять такую власть над ней. Она не должна забывать, кем стала и кто ее такой сделал. Она не должна забывать, что Роджер украл ее зрение, украл ее юность. Нельзя было забывать, что человек, отобравший у нее саму жизнь, – тот же самый человек, что прислал Роберта в ее темницу. Если Имоджин забудет, то Роджер победит.
Она вздохнула. Легче сказать, чем сделать. Она так давно не чувствовала чужой заботы. Забывать вообще легко. Реальный мир Имоджин становился менее реальным, когда она тонула в грубо-нежном обаянии Роберта.
Потеряться в этом обаянии было бы ужасно.
Роберт подошел к большому письменному столу в центре комнаты. Стол за ненадобностью был покрыт пылью. Ладно, дуб качественный, а пыль продержится недолго.
Роберт уже отдал приказания и ожидал, что их выполнят. Он хотел, чтобы весь дом отчистили сверху донизу, и с неумолимой ясностью донес до всеобщего сведения, что в его новом доме не должно быть ни дюйма, оставленного без внимания.
Роберт оглядел то, что теперь принадлежало ему.
Пробежался рукой по столу, стараясь вызвать в себе жар обладания, удовлетворение от того, что принес ему утренний обмен обетами, но нашел только пустоту, которая поселилась в сердце, кажется, навечно.
Пустота возникла, когда Имоджин холодно отказалась от его поддержки, а потом пустота разрослась и вытеснила все остальное.
Он старался преодолеть, старался не признавать внезапную пустоту своей победы. Он созвал всех слуг и выдал им новые указания, распорядился насчет свадебного пира, приказал расчистить конюшни для лошадей, которые прибудут с границ Уэльса.
По его приказу все было исполнено.
Даже сейчас до него доносились соблазнительные ароматы из зала, где готовился пир. Из его собственного зала, но долгожданное понятие оказалось мертворожденным: Роберт не мог стереть из памяти холодное лицо Имоджин, тот момент, когда она дала понять, что он здесь лишний. Он был не готов к отказу, особенно после того поцелуя, увы, слишком краткого.
От воспоминаний Роберта бросило в жар. Она была в его руках, под его губами разгорелись ее невинные губы – вселенная покачнулась! Он забыл о сделке, забыл свое имя, забыл все, кроме кусочка этого мира, который держал в руках.
А потом она отвернулась от него, отвергла.
Картина безостановочно крутилась в мозгу, Роберт не мог ее отогнать, хотя понимал, что носится с ней, как голодный пес с костью.
– Милорд, – тихо сказала Мэри в полуоткрытую дверь.
Она явно чувствовала себя неловко и не решалась войти в логово льва. Роберт залился краской, его поймали на том, что он пялился в пыльный стол. Он поскорее сел и затаил дыхание, кресло угрожающе заскрипело. Не хватало еще рухнуть на пол перед этой величественной домохозяйкой! Но повезло, кресло выдержало.
– Что вам надо, Мэри? – прорычал он.
– Я просто подумала, вам будет интересно узнать, что миледи прилегла отдохнуть перед праздником.
Роберт удивленно поднял брови. Неужели Мэри искренне считает, что ему нужна такая бесполезная информация? Под его пристальным взглядом Мэри покраснела. Смущение придавало ей более человечный вид.
– Есть что-то более важное, или у вас временное помешательство? – буркнул Роберт.
Мэри как будто ждала этого приглашения. Она вошла и плотно закрыла за собой дверь.
– Я просто хотела узнать, не слишком ли обидела вас миледи.
Роберте деланным пренебрежением пожал плечами.
– Не больше, чем намеревалась.
Мэри покачала головой и нахмурилась.
– Она не хотела вас обижать, милорд. Разве вы не видите, что это не действие, а противодействие? Она вообще не думала о вас. – Мэри говорила умоляюще и пылко.
Роберт слегка улыбнулся:
– Это я понял. Ее неприличный порыв уйти из зала был ясным указанием на полное отсутствие интереса к мужу.
– Нет! Все не так. Вы не понимаете. Это не рациональный поступок. Она слишком боялась, чтобы вести себя разумно.
– Боялась! Чего ей бояться? – с горечью выпалил Роберт. – Чтобы тебя боялись, надо хоть что-то совершить, а у меня не было на это времени. – Со злым блеском в глазах он добавил: – Пока что.
Мэри улыбнулась, ничуть не смущенная его наигранной свирепостью, и Роберт моментально взял себя в руки.
– Она не вас боится, милорд, по крайней мере пока. Ее страхи возникли задолго до того, как ей стали угрожать этой женитьбой.
– Угрожать?! Это не…
Взмахом руки Мэри остановила его наскок.
– Дело не в вас, пока не в вас. Это Роджер, он ей угрожает.
Ее слова остудили злость Роберта.
Он холодно спросил:
– Она боится своего брата?
– Да, – ровным голосом сказала Мэри. – Не могу сказать, что знаю обо всем, что происходит между ними, но он терроризирует леди Имоджин. Раз в три месяца брат навещает ее, и на это время выгоняет из дома всех. После того как он уезжает, мы возвращаемся и обнаруживаем дорогие одежды и модные безделушки, а леди Имоджин ведет себя так, словно она смертельно ранена, хотя крови не видно.
– Зачем он приезжает? – спокойно спросил Роберт, но в глазах полыхнул гнев.
– Никто с уверенностью не знает. На ней не бывает заметно серьезных побоев, разве что пара синяков, но правда состоит в том, что взаперти они исполняют какой-то… зловещий танец. – Мэри помолчала, подыскивая слово. – Нет, не танец, леди Имоджин называет это игрой. Она считает, что у них идет какая-то игра, и я вижу, что миледи не надеется победить.
Роберт посмотрел на свои руки – костяшки пальцев побелели, упираясь в стол. Он осторожно разжал кулаки.
– Это больше не имеет значения, – с притворным спокойствием сказал он. – Теперь ее защищаю я, и я не позволю, чтобы в этой… игре с ней что-то случилось.
– Видите ли, Имоджин думает, что коли уж вас прислал Роджер, то вы часть его игры. Она боится, что вы последний, победный гамбит Роджера. Вот почему она вас боится.
– Она разговаривает с вами о таких вещах?
Мэри помедлила.
– Мы разговаривали до вашего приезда, с тех пор – нет. Сейчас она изо всех сил держится, чтобы не потерпеть крах, и ни с кем не станет делиться своими страхами. Она мысленно изолировала себя, и меня это пугает.
Роберт смотрел прямо перед собой и ничего не видел. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоить ярость, внезапно вспыхнувшую в груди. Такой ярости у него никогда не было; он не мог ее объяснить. Более того, он не мог позволить ярости править поступками. Он должен быть спокоен, чтобы выработать стратегию, чтобы сокрушить человека, внезапно ставшего врагом. Роберт попытался вспомнить о нем все, что можно; несмотря на злость, он понимал, что это жизненно важно – знать своего врага.
Его знания были более чем скудными.
При дворе Роджер был одним из своры, окружавшей короля. Свора была отвратительная, жадная до всех пороков, которые можно купить за деньги, но об особой извращенности Роджера можно было только догадываться.
Роберт прищурился. Немного, но достаточно, чтобы питать этим его ярость. Роджер Коулбрук. Человек, который посмел использовать Роберта в своей личной войне, вызывал у него ненависть. Роберт ни на миг не усомнился, что это именно война, хотя Имоджин называет ее игрой. Роберт считал войной то, что приводит к жертвам.
Он свирепо улыбнулся, подумав о первой ошибке Роджера. Любимец короля жестоко ошибается, если надеется использовать Роберта для сокрушения Имоджин. Роберт не такой человек, которым может пользоваться всякий придворный негодяй, и он не выступит против своих.
Вот она, та истина, что просияла даже сквозь дурман ярости: Имоджин – его, душой и телом.
– Вы дали мне много пищи для размышлений, – медленно сказал Роберт. – Спасибо за доверие. Я его не обману.
Мэри с облегчением вздохнула:
– Я рада, что вы не приняли это за дерзость. Я так боялась. Но вы должны были узнать, понять хоть немногое из того, что видит леди Имоджин.
Роберт стиснул руки.
– О, я пока не многое вижу, но намерен увидеть больше. Причем очень скоро.
Роберт без труда взвалил на свои плечи новую ответственность и вдохновил всех на новые высоты.
К вечеру слуги отскребли до блеска главный зал, набрали и разбросали по полу тростник, и его свежий запах перебил сырость в доме. Для гостей поставили столы, на каждом красовалась ветка падуба, увитая лентами, что создавало праздничную атмосферу. Над центральным возвышением повесили красный балдахин и поставили два украшенных кресла.
Мужчины из ближайших деревень провели утро на охоте, убили двух кабанов, молодого оленя и более мелкую дичь, отнесли все на кухню. Деревенские женщины разделали дичь и передали кухарке. Кухарка плаксиво жаловалась, что от нее ждут чуда, но сумела со своими обычными помощницами приготовить блюда, от которых слюнки текли.
Роберт был чрезвычайно доволен подготовкой. Глядя, как гости едят, пьют, смеются, он должен был бы чувствовать себя щедрым хозяином. Все от души наслаждались пиром – все, кроме Имоджин, и это исключение его раздражало. Имоджин боролась с ним молча и, черт возьми, могла даже победить.
Понимая ее страх перед толпой, Роберт намеревался вести себя по-рыцарски и повсюду сопровождать ее, а также всеми силами поддерживать в ней уверенность, как того хотела Мэри.
Имоджин, однако, предвосхитила его галантные намерения. Как только появились первые гости, она королевой вплыла в зал в сопровождении настороженной Мэри. При виде этой картины Роберт лишился дара речи.
Все здравые мысли испарились, и молодому мужу оставалось только по-дурацки пялиться на королеву.
Она переоделась: вместо ангельски розового на ней было красное бархатное платье. Роберт мысленно возмутился, но не этим знойным цветом, нет. Беда в том, что ткань плотно, почти любовно облегала изгибы ее тела, а вырез на груди был скандально низкий, так что Роберт, внезапно став пуританином, опустил глаза. Потом он заметил, что все мужчины в зале сосредоточили внимание на кружевной оборке по краю выреза, открывавшего белую грудь, и прищурился. Волосы Имоджин переплела золотой нитью, на ней не было покрывала, какие носят женщины при дворе, а трогательная линия голой шеи буквально ошеломила Роберта. Он чувствовал благоговение. Немыслимо, чтобы такое создание обитало на земле, а не на небе.
Имоджин с достоинством прошествовала к возвышению, стараясь не выдать ужаса, разрывавшего ее на части. Когда она подошла ближе, Роберт увидел, как побелели ее пальцы, вцепившиеся в руку Мэри.
Старуха расцепила эти пальцы, и Имоджин присела перед Робертом в реверансе. Он с нескрываемым рвением вскочил и помог ей подняться на помост.
После этого она его игнорировала; игнорировала их всех.
Она напряженно сидела на стуле, сложив руки на коленях, безразличная к окружающему. Осталась неподвижной и когда в зал внесли роскошные блюда. А когда помещение наполнилось чавканьем и одобрительным ропотом, она, казалось, еще глубже ушла в себя.
Роберт почти физически ощущал исходящую от нее силу воли, Имоджин не сделала ни малейшей попытки взять кусочек ароматной еды, стоящей прямо перед ней. Неподвижная, как прекрасная статуя, Имоджин как будто вычеркнула себя из числа живущих. Это злило Роберта больше всего.
Роберту не нужна дама, сделанная из камня и воли; ему нужна та горячая женщина, которую он целовал сегодня утром. Нужно ее оживить. Что ж, сейчас он попробует это сделать.
– Знаете, на вкус еда еще лучше, чем на запах, – сказал он, причмокивая. – Это самая вкусная еда, которую я когда-нибудь пробовал.
– Не сомневаюсь, – натянуто сказала она.
– Почему бы вам не попробовать? Вы получите наслаждение. – Он взял со своей тарелки вкусный кусочек и поднес к ее рту. – Но если это не то, что вы любите, если вы находите удовольствие в страданиях и отказах, то я, как муж, могу этому поспособствовать.
– Не сомневаюсь, – сквозь зубы сказала Имоджин. – Но я упираюсь не ради своего удовольствия. Я не вижу еды. – Она опустила глаза, глубоко вздохнула и сморщила носик, принюхиваясь к аппетитным запахам. – Я не ела в присутствии других людей с момента… с несчастного случая. Некрасивое зрелище, и у меня нет желания устраивать спектакль для всей округи ради вашей извращенной забавы.
Роберту стало стыдно за свою чудовищную ошибку. Он не собирался превращать обед в пытку для Имоджин! Приоткрылась пустота. Теперь Имоджин не только будет считать его орудием Роджера, но и олухом, который привел ее в комнату, полную еды, чтобы она там голодала.
– Почему вы мне раньше не сказали? – тихо спросил он, безуспешно стараясь скрыть смущение.
Она безразлично пожала плечами; руки крепче вцепились в колени.
– Не видела смысла.
– Смысл в том, что если бы вы меня предупредили, то не сидели бы сейчас, как мученица, и не голодали бы на собственном свадебном пиру. – Роберт взял пустую тарелку и наполнил ее самыми соблазнительными деликатесами, потом налил в кубок вина. Осторожным, аккуратным движением он положил в ложку кусок жареного кабана и поднес к губам Имоджин, стараясь не замечать, что при свечах они кажутся розовыми лепестками. – Открой рот, Имоджцн, – хрипло сказал он и не сдержался, приблизился сильнее, чем требовалось, желая окунуться в запах ее душистых волос.
– Нет… – начала она, а он воспользовался моментом и сунул ложку в открытый рот. Он самодовольно поздравил себя, потому что у нее было только два варианта: или выплюнуть вкусный кусочек и тем привлечь к себе внимание, или съесть его.
Роберт с изумлением смотрел, как она враждебно жует мясо, вгрызаясь в него, как во врага, и глотает с раздраженной гримасой.
– Не надо обращаться со мной, как с ребенком… – Голос дрожал от злости и оскорбления. Роберт прервал эту тираду, сунув ей в рот кусочек хлеба с пряностями. На всякий случай он сразу же отдернул руку, опасаясь острых зубов Имоджин. Она покраснела от злости, но сразу же принялась жевать.
– Поверь мне, Имоджин, я тебя накормлю. Вот поешь, тогда и будем спорить, – утешительным тоном сказал Роберт. – Гораздо приятнее сражаться на полный желудок, это я знаю по себе. Я не собирался морить тебя голодом, так что дай мне загладить вину. Ты же хорошая девочка, м-м?
Она открыла рот, собираясь заговорить, и тут же его захлопнула, так что Роберт не успел всунуть ей следующую порцию. Он одобрительно хохотнул.
– Придется признать, что ты весьма сообразительна. Мне удалось повторить трюк только два раза, и ты его раскусила. Ты явно собралась испытать мою изобретательность.
В густом голосе Роберта слышались улыбка и искренность, и Имоджин поневоле чуть-чуть улыбнулась. Роберт увидел ямочку на щеке и беспомощно подумал, что он в страшной опасности, что его сердце попадет в эту ловушку. Раньше его не интересовало, есть у женщины чувство юмора или нет, но теперь он был невероятно доволен, что у Имоджин оно есть.
– Пожалуйста, съешь еще немного, – хрипло прошептал он ей на ухо. – Оказывается, мне нравится смотреть, как ты ешь. – Это была правда. Кормить жену – в этом есть какое-то первобытное удовольствие.
Имоджин улыбнулась шире.
– Как я могу сказать «нет» своему господину, когда он явно потерял какую-то важную часть своего рассудка? – Она открыла рот и закрыла глаза с видом полного послушания.
Роберт не мог оторвать глаз от приоткрытых блестящих губ. Они искушали, соблазняли, призывали к бесконечным поцелуям. Его захлестнула волна вожделения, так что он задохнулся.
– Что ж, твой господин действительно потерял контроль над разумом, – прорычал Роберт и не глядя протянул руку за едой.
Он отправил ей в рот дольку яблока и, не отводя глаз от соблазнительных губ, зачарованно стал смотреть, как жемчужные зубки сомкнулись и Имоджин не спеша принялась жевать. Яблоко было сочное, у Имоджин на губе показалась капелька, и она слизнула ее кончиком языка.
Роберт чуть не застонал. Боже мой, да он горит! Никогда в жизни в нем не разгорались чувства с такой силой – и по такому ничтожному поводу!
До этого момента он думал, что испытал все оттенки вожделения, но сейчас просто дошел до белого каления.
Обычное вожделение вдруг оказалось опутано паутиной других, совершенно незнакомых чувств, она затягивалась вокруг него все сильнее, и он уже не хотел от нее избавляться. Это было мучительно. Хватит!
Он вскочил, не заботясь о том, что все обратят на это внимание, оттолкнул кресло – Имоджин вздрогнула и повернула голову в сторону шума.
– Роберт, что случилось?
– Мадам, я закончил трапезу, – прорычал он.
– Но я только начала, – пискнула она, в замешательстве сдвинув брови.
Он взял ее за руку, поставил на ноги, помог сойти с помоста и решительно двинулся к выходу, игнорируя улюлюканье и скабрезные выкрики, которые неслись им вслед.
Имоджин пришлось бежать, чтобы приноровиться к его шагам. Только после того, как она во второй раз споткнулась, он замедлил шаги. Но не уклонился от своей цели. Она верещала, пыталась вырвать руку, но он обратил на это внимание, только когда они оказались возле лестницы.
Он повернулся, хотя демон безжалостно гнал его вперед, и даже сумел улыбнуться, увидев замешательство на невинном лице.
– Сэр, это безумие, – еле слышно произнесла она, продолжая выдергивать руку, которую он крепко держал большой, теплой ладонью. Легким толчком Роберт прижал ее к своему горящему телу, юбка колыхнулась, прильнула к его ногам, и он совсем потерял голову.
– Может, и безумие, – хрипло сказал он, наклонился и подхватил ее на руки, – но это божественное безумие, жена.
Она протестующе пискнула, но он мощными шагами понес ее вверх по скрипучей лестнице, и она вдруг успокоилась. Прижавшись к широкой груди, слыша, как бьется его сердце, она даже посмела почувствовать себя в безопасности – впервые после смерти родителей. В этот особый, драгоценный момент ей показалось, что нет ни Роджера, ни его мрачных игр.
Она с изумлением заметила, что ей уютно у него на руках. Рассудок безуспешно пытался сравнить свое нынешнее поведение с ужасными воспоминаниями – ей надо бы бежать или обмирать и вопить, как она делает, когда к ней прикасается Роджер, но почему-то теперь все было совсем по-другому. Роберт окружал ее всю целиком, не оставляя места темноте, впервые в жизни она не чувствовала тьму.
Даже наслаждаясь этой непонятной свободой, она твердила себе, что нельзя доверять Роберту. Все это обман чувств, вызванный колдовскими заклинаниями Роджера. Она должна попытаться хоть как-то защитить себя. Надо приготовиться к боли и страху, которые Роджер всегда приносит в ее жизнь, и на этот раз его орудием будет этот незнакомец.
Но она почему-то крепче обняла мужа за шею и прижалась к нему. Роберт прав – должно быть, это божественное безумие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жена в награду - Брофи Сара



интересно
Жена в награду - Брофи СараМарина
17.01.2012, 17.38





необычный сюжет, яркая любовь* мне понравилось)
Жена в награду - Брофи СараКатя
17.01.2012, 20.39





роман понравился.
Жена в награду - Брофи Саралилия
14.02.2012, 18.03





Красивая сказка...
Жена в награду - Брофи СараНИКА*
15.11.2012, 20.56





Тяжелое впечатление осталось после прочтения, где тут красивая сказка?... Скорее триллер об изломанных человеческих судьбах, о брате-извращенце, измывающемся над сестрой.
Жена в награду - Брофи СараАрина
24.08.2013, 22.52





Неплохой роман, можно почитать!
Жена в награду - Брофи СараОЛЬГА
11.10.2013, 11.12





Не очень ...хотя счастливый конец есть .
Жена в награду - Брофи СараВикушка
17.11.2013, 11.46





класс. такой накал очень интересно.
Жена в награду - Брофи Саранека я
22.01.2014, 13.12





Не смогла дочитать. Слащавенькое начало, а дальше не знаю что...
Жена в награду - Брофи СараСанСан
9.03.2014, 17.54





Не люблю я читать про маньяков.
Жена в награду - Брофи СараКэт
21.04.2014, 21.54





в целом роман хороший. читала с удовольствием.но конец мне не очень понравился.
Жена в награду - Брофи Сараляля
26.04.2014, 19.31





Супер ! мне очень понравился роман , жаль , что у этого автора только одна книга ! Читайте !
Жена в награду - Брофи СараОксана
2.08.2014, 23.15





Хороший роман,очень понравился Гл герой.
Жена в награду - Брофи СараНатали
25.01.2015, 17.35





Как по мне , так скучно, героиня молчит, и это бесило, короче, кому нравятся растянутые сюжеты читайте.
Жена в награду - Брофи СараЖеня
8.05.2015, 12.04





Очень понравилось, герои просто прелесть..
Жена в награду - Брофи СараМилена
16.07.2015, 22.15





Мне роман тоже понравился.Хорошие герои,красивая любовь.9
Жена в награду - Брофи Сарас
13.08.2015, 18.15





Замечательный роман,ГГсильные,мужественные, отстояли свое счастье.В то дикое время жена могла отстоять свободу и жизнь мужа, а наше время-нет, жен "врагов народа" тоже садили и уничтожали. Ну это так. к слову,роман классный, читайте.
Жена в награду - Брофи СараТесса
11.11.2015, 22.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100