Читать онлайн Дневник деловой женщины, автора - Бродски Даниэлла, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дневник деловой женщины - Бродски Даниэлла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 2.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дневник деловой женщины - Бродски Даниэлла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дневник деловой женщины - Бродски Даниэлла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бродски Даниэлла

Дневник деловой женщины

Читать онлайн


Предыдущая страница

20
ОНИ ЖИЛИ ДОЛГО И СЧАСТЛИВО...

Честно говоря, мне не нравится, как однообразно заканчиваются сказки. Мы в самом деле очень счастливы. Но, должна признать, Том есть Том, и я не могу сравнить его ни с одним киногероем. Я пыталась вспомнить хоть одного, но тщетно. Однако это и есть самое лучшее в нашей истории. Я никогда не могла бы придумать Тома, теперь же с каждым днем именно его индивидуальность укрепляет мою любовь. Список контрольных вопросов занимает теперь (официально) четыре страницы и продолжает увеличиваться.
Например, я всегда считала, что влюбленные должны всю ночь спать обнявшись: ноги переплетены, одна рука мужчины под головой возлюбленной, а другой он обнимает ее. И действительно, почти каждую ночь мы засыпаем именно так. Но когда я лежу в полудреме, Том проверяет, сплю ли я, и тихо зовет:
– Лейн, Лейн...
Я не отвечаю, и тогда он осторожно убирает руку, снимает мою ногу со своего бедра и потом еще минут пять приговаривает:
– Надо же, как немеет рука...
Я изо всех сил прикидываюсь спящей, а он поворачивается ко Mire спиной так, что его зад оказывается у моего лица, и засыпает. Но я не возражаю, потому что, как уже говорила, у Тома великолепная задница.
Том знает, что я люблю засыпать, обнявшись, поэтому старается соблюдать этот ритуал. А мне не хватает решимости признаться, что знаю правду. Но самое главное, для меня это не имеет никакого значения. Наоборот, даже нравится, когда он так делает, потому что ранним утром старается возместить упущенное. Я чувствую, как он осторожно просовывает руку мне под шею, кладет мою ногу себе на бедро и целует меня в щеку или гладит волосы. Все это так мило!
Несмотря на то, что Том прекрасно ко мне относится, и оказался настоящим романтиком, на практике не все складывается идеально. Однажды он планировал наш отдых. В течение нескольких недель я пыталась выяснить, что он имеет в виду, говоря о «большом сюрпризе». Но Том лишь советовал мне не забыть паспорт и упаковать побольше бикини, особенно те, «все на завязочках». Естественно, я прихватила не только купальники, но и массу других вещей.
Когда вы не имеете ни малейшего представления о том, куда именно направляетесь, а ваши мысли устремляются в разные волшебные места, где вы мечтаете оказаться, очень сложно решить, что же брать с собой. Поэтому я упаковала все необходимое для отдыха на Карибах, как я себе его представляла. Мое воображение подогревали статьи об отдыхе знаменитостей из журнала «Инстайл», которые я читала много лет.
Длинное вечернее платье – для торжественного обеда в восемь вечера, где мы будем танцевать, как Фред Астер и Джинджер Роджерс (хотя и Том и я полные профаны в бальных танцах), на площадке, нависающей прямо над Карибским морем и освещенной красивыми фонарями. Мы будем наслаждаться пением птиц и воздухом, наполненным ароматом буген-виллей.
Еще мне понадобится множество практичных вещей: шлепанцы для организованной специально для нас прогулки по пустынным островам, шляпа из настоящей соломки – обязательный атрибут долгой неторопливой рыбалки, удобная одежда для вождения автомобиля и мокасины от «Тодс» (ну и что с того, что я никогда не сидела за рулем?). Обязательно нужно взять велюровую куртку на молнии и с капюшоном, чтобы, любуясь закатом в прохладный ветреный вечер, накинуть ее и услышать слова Тома: «Иди ко мне, дорогая, я согрею тебя!»
Затем парео, чтобы завернуться в него, выходя из нашего огромного личного бассейна, а потом на террасе насладиться шампанским и клубникой. Не обойтись и без одежды белого цвета. Ведь, войдя в наш номер после ночной прогулки по берегу моря, в белом я буду выглядеть просто великолепно на фоне мебели из тикового дерева и бамбука с белой обивкой, сочной зелени растений и полов из итальянской мозаики. Все это просто необходимо для эффектного соблазнения, а потом мы опустимся в ванну, расположенную на крыше под открытым небом, и будем любоваться мерцающими звездами, пить белое вино с черной икрой и массировать друг друга мочалкой из натуральной люфы.
Пакуя чемоданы, сумки и несессеры, я так увлеклась фантазиями, что вы, наверное, решили – Лейн снова взялась за старое. И пожалуй, вы правы. Многие из нас просто созданы для того, чтобы мечтать. И, пытаясь расстаться с иллюзиями, мы жертвуем своей индивидуальностью.
Во всяком случае, так считает Джоан. А поскольку меняться я не собираюсь, то вполне успешно продолжаю жить мечтами.
Фокус в том, чтобы мы – люди, летающие выше радуги, – понимали: фантазии хороши сами по себе. Они создают особый мир, в котором постоянно происходят невероятные события. Там всегда светит солнце, лягушки становятся принцами, а мечты и капризы воплощаются в реальность именно так, как вы того желаете. И с этим миром я не хочу расставаться... никогда.
Коробки простояли в подвале всего несколько дней. Я достала их, разорвала скотч, который, как я надеялась, преградит мне доступ к любимым книгам и фильмам, и теперь они снова со мной. Я больше не расстраиваюсь в конце каждой любовной истории, потому что у меня есть собственная. Однажды мы с Томом смотрели вместе фильм «Красотка», и когда я притихла в конце, он сказал:
– Эб Фэб, только не говори мне, что хочешь на частном самолете полететь в оперу, хотя я уверен, ты ни разу не была в оперном театре.
Боже мой, неужели он считает меня настолько испорченной?
– Частный самолет необязателен, – ответила я. Том усмехнулся, а потом обнял меня и сказал:
– Лейн, оставайся всегда такой, как сейчас, не меняйся, пожалуйста.
Надеюсь, он не думает, что я забыла про оперу.
Когда наконец пришло время «большого сюрприза», мы оказались в самом центре урагана, бушевавшего над Карибами. И не смогли ни поужинать, ни потанцевать на открытой террасе, ни поездить по острову, ни даже принять ванну на крыше. Вы, наверное, думаете, что после всех фантазий встреча с реальностью меня шокировала?
Нет, мои дорогие, не угадали. Наше путешествие было чудесным само по себе, и его не смогли испортить ни моя ужасная прическа (я провела не один час в поисках переходника для выпрямителя волос), ни наша мокрая одежда (я потратила много времени, пытаясь высушить ее феном).
Все время мы провели в номере. Думаю, то же самое мы могли делать в любой точке мира, даже дома. Но Том был таким милым, придумывал разные игры и праздники – например, «сумасшедшая суббота»: мы пили коктейли «Маргарита» и погружались с маской и трубкой в ванну (Тому пришлось уговаривать меня надеть их, и скажу честно, эта маска – очень неприятная вещь). Том даже принес в номер немного песка (мокрого, прямо с берега) и два шезлонга, чтобы сделать наш собственный маленький пляж. Просто потрясающе, сколько удовольствия можно получить, если воспринимать жизнь такой, какая она есть!
Но мои фантазии перед путешествием не прошли впустую. Прочитав мой «Дневник деловой женщины», Том позвонил другу-издателю и попросил его взглянуть на мой труд. И оказалось, что в отличие от темы для статьи мне ничего не стоит придумать сюжет для романа. (Разве я не говорила этого раньше?)
«Дневник деловой женщины» выйдет из печати через несколько месяцев, а со мной заключили контракт еще на три книги, продолжающие романтическую серию. И теперь я точно знаю, как именно использовать каждую захватывающую историю, приходящую мне на ум во время самых обычных занятий, например, когда я складываю тонкое розовое платье. Я сообщила Тому, что ему придется провести самостоятельное изучение романтических отношений – нужно, чтобы рядом был мужчина, который может стать прототипом героя книги. Но после того как Том улегся спать в парике, который сделал его похожим на Фабио, и с выбритой грудью, я поняла – он относится к своей задаче очень несерьезно. Хотя, должна признать, в гладком мужском торсе что-то есть.
Если постоянно жить в воображаемом мире, одна из фантазий рано или поздно обязательно осуществится. Помните Свена, парня с номером телефона, похожим на номер моей голосовой почты? С ним я общалась, когда мне в очередной раз хотелось помечтать. И однажды, уже после того, как в моей жизни начали происходить чудесные изменения, я снова по ошибке набрала его номер.
– Я безумно счастлив за тебя, моя маленькая сладкая изюминка. Ты обязательно должна прийти в мой особняк на потрясающий декадентский ужин – икра, устрицы и все в этом роде. И приводи своего лихого парня.
«Лихой парень» – только Свен может сказать так, не опасаясь моего гнева.
Когда дворецкий Харрис проводит нас в гостиную к месье Свену, тот, одетый в домашнюю куртку (клянусь, это правда!), сидит у камина, в котором потрескивают дрова, и медленно пропускает сквозь пальцы свои светлые волосы до плеч.
После приветственных поцелуев и восклицаний «О Боже!» (ведь сегодня мы видимся впервые) он говорит (цитирую): «Прошу прощения за мой вид, я целый день провел на горнолыжных склонах».
Вы можете в это поверить? Том до сих пор не придет в себя.
– Эб Фэб, я знал, что ты ведьма, – сказал он.
И хотя именно эта фантазия оказалась правдой, если будете читать мои книги (запомните фамилию – Силверман, С-И-Л-В-Е-Р-М-А-Н), прошу вас, имейте в виду: все мои истории вымышленные – они происходят в ваших мыслях и сердце. Естественно, мне сложно придерживаться этой точки зрения, но вы – мои читатели, и я должна сказать это вам, даже если вы предпочтете не услышать меня.
Кому-то из вас нравятся описания волшебной любви, мягкой и нежной, кто-то, наоборот, предпочитает сложные отношения – где люди борются друг с другом и терпят боль. И среди них, оказывается, есть сотрудники «Космо». Когда Лиза позвонила Карен, умоляя ее изменить тему моей статьи, та смеялась так сильно, что с трудом удержалась на стуле.
Вот что она сказала Лизе:
– Подожди, мне нужно расстегнуть верхнюю пуговицу брюк от «Пол и Джо». Мне так смешно, что я вот-вот лопну.
Лиза оказалась даже более милой, чем я считала, она готова была рисковать жизнью, защищая меня. Она решила, что Карен считает, будто я вообще не в состоянии закончить статью.
Но, справившись с собой, Карен сказала:
– Лиза, послушай, сколько лет ты меня знаешь? Я одна из самых жестких редакторов в нашем деле. И неужели ты думаешь, я не знала, что, выполняя это задание, Лейн изменится и иначе посмотрит на поиск любимого человека? В жизни не слышала ничего подобного. Два месяца на то, чтобы найти своего единственного! Боже мой, я занимаюсь этим уже тридцать пять лет!
– Так ты хотела, чтобы она пережила неудачу и написала статью о том опыте, который приобрела за это время?
– Ну конечно! Лейн прислала мне статьи из каких-то неизвестных журналов. Я сразу поняла, что она неплохо пишет, ей просто недостает интуиции! – воскликнула Карен.
– Но ведь ты сама отказалась изменить тему ее статьи. Как же так? И зачем ты просила телефон Лайама? Это странно!
– Дорогая, все было частью одной игры. Я не могла позволить ей сдаться так быстро, в этом случае она никогда не написала бы этот материал. А что касается Лайама, разве это не классная идея? Просто образцовое письмо! Мы повесили его у автомата с питьевой водой.
– Знаешь, что я тебе скажу? Ты, конечно, получишь отличный материал, но Лейн все равно выиграла. Потому что, закончив статью, в которой отринула все свои мечты и идеалы, она встретила самого прекрасного мужчину на свете.
Лиза говорит, что после некоторого раздумья Карен весело заявила:
– Попроси ее немедленно отправить мне рукопись. У меня есть идея.
Вполне понятно, как я рассердилась, услышав от Лизы пересказ этого разговора.
Такой колоссальный стресс! Невероятно! Неудивительно, что я никогда не могла найти общего языка с редакторами. Они просто ненормальные люди, а о подлости я даже говорить не хочу. А что, если бы я действительно сошла с ума и провела остаток жизни в наркотическом дурмане? Она бы предложила мне написать об этом статью? Странно, что после этого я по-прежнему хочу зарабатывать деньги журналистикой! Уж лучше работать человеком-рекламой – безобидным задумчивым «растением».
И знаете, что произошло? Прочитав мои записи (она просто влюбилась в них), Карен позвонила и имела наглость заявить, что я должна быть ей благодарна. За что? Что чуть было не оказалась в сумасшедшем доме?
– Да брось ты! Посмотри, сколько всего ты узнала! А какой получился великолепный материал! Ты должна гордиться собой, Лейн!
– Хм... – Вот и все, что я смогла ответить. Никогда не думала, что буду так разговаривать с редактором «Космо».
– Ну ладно, успокойся. У меня есть предложение. Знаю, у тебя кто-то появился после того, как ты закончила статью. Предлагаю написать продолжение. Ну, ты понимаешь, дать читательницам небольшую надежду, показав, что за черной полосой обязательно идет белая.
То, что предлагает Карен, мне очень интересно, но она ведь поступила со мной непорядочно, правильно?
– Не уверена, что снова захочу работать с тобой, – сказала я. Не знаю, откуда вдруг появилось столько решимости.
– Ну ладно... – Карен медлит, будто я с ней торгуюсь. – Хорошо. Если ты хочешь четыре доллара за слово, пусть будет так.
Я молчу. Не могу поверить, что у нее хватает наглости думать, будто мои чувства – предмет торга. Ну уж нет, моя гордость не продается за четыре доллара!
– Ладно. Четыре с половиной, и это мое последнее слово.
Но что такое совесть, в самом деле? И разве можно отказаться от подобного предложения? А с моими чувствами сейчас все в порядке. И конечно, успехом я обязана своим читателям. Я нужна им, они мои друзья. (А вы знаете, как я отношусь к своим друзьям.) И все складывается как нельзя лучше – им так нравится рассказ о моем замечательном Томе, что в каждом номере они хотят видеть продолжение истории о наших испытаниях, трудностях, любовных отношениях и их развитии. После долгих часов, проведенных за чтением чужих любовных историй, у меня есть своя собственная, и я могу позволить другим людям получить от нее удовольствие. Разве может быть что-то лучше?
Том сначала сомневался, ведь он очень замкнутый человек, а в каждом выпуске колонка должна выходить с нашей фотографией. Но когда я настояла, чтобы он надел галстук с глобусами, и дала прочитать первую историю про нас, он был тронут.
– Как я могу лишить тебя удовольствия рассказать всему миру, какой я замечательный?
Представляете, какой он милый! И знаете, мне кажется, Том начинает увлекаться своей известностью. Он каждый день открывает шестую страницу и смотрит, нет ли про нас новостей, хотя и называет это «узнать больше о мире Эб Фэб». Его поведение просто очаровательно, и у меня не хватает решимости сказать ему, что я обо всем догадалась.
Я настояла на том, чтобы наши фотографии для колонки сделал именно Крис – на его снимках я всегда хорошо получаюсь. Когда мы пришли к нему на фотосессию для первого номера, я заметила, что он с улыбкой изучает полароидный снимок. И я подошла, чтобы посмотреть, кто именно запечатлен на нем.
– Номер двадцать шесть? – спросила я.
– Да, Лейн, это именно номер двадцать шесть.
– Ты все-таки встретился с ним?
– Встретился? О, я успел гораздо больше...
– И что, он оказался таким, как мы надеялись? Остроумным и забавным интеллектуалом?
– Совсем нет, ничего общего со всем этим. Честно говоря, он туп как пробка.
– А чему же ты так радуешься? – спросила я, абсолютно сбитая с толку его признанием.
– Потому что теперь я больше не буду, как идиот, восхищаться им и начну жить собственной жизнью.
Нет, этого просто не может быть! Мы всегда шутили над тем, какие, должно быть, классные эти парни (серьезно их воспринимала только я одна). Неужели Крис действительно мечтал однажды создать пару с парнем со снимка, которому никогда не говорил ни слова, помимо стандартных команд на съемке: «Хорошо. Вот так отлично. Теперь налево. И немного отставь зад. Раздвинь ноги».
Думаю, для Криса это очень интимный вопрос, вы понимаете, что я имею в виду. Крис – рассудительный человек, с которым мы столько времени провели вместе, был, оказывается, таким же мечтателем, как и я. Кто бы мог подумать?
– Твоя статья очень помогла мне пережить все это. Я знал, что в тебе что-то есть.
Теперь вы знаете, что ждет нас с Томом в будущем. Остается невыясненным один слезливо-сентиментальный момент, и я не сомневаюсь – вы с удовольствием послушаете мой рассказ, раз уж были рядом со мной во всех трудных ситуациях. Том появился передо мной в роли прекрасного принца с очень модной туфелькой в руках не просто так. Его подтолкнула к этому крестная, но не сказочная, а существующая в реальности. Единственный раз в жизни она обошлась без возвышенных заявлений, а перешла сразу к делу. Давайте назовем ее Джоан. Немыслимое число раз преданная подруга умоляла меня спуститься с небес на землю, но, прочитав мою статью, а также двести пятьдесят страниц «Дневника деловой женщины», решила взять дело в свои руки. Джоан, как женщина целеустремленная и рациональная, поняла: в прошлом я получила очень серьезный урок и осознала, чего именно хочу от встречи с Эм-энд-Эмс. Но она также знала, что для принятия важных решений мне обычно требуется слишком много времени. И, сопоставив мою печаль с намеками из моего дневника, Джоан пришла к тому же выводу, что и я – мы с Томом идеально подходим друг другу. Только ей для этого потребовалось гораздо меньше времени!
Проснувшись ранним утром (я должна была понять, как нехарактерно для нее подобное поведение), она осмелилась написать некоему Томасу Райнеру записку, что хочет передать ему важный пакет. И пока я готовилась проводить собственное расследование, отнесла Тому «Дневник» и ждала, наблюдая, как он вчитывается в каждое слово, щелкая языком и в местах, которые его особенно возмущали, бормоча что-то типа: «Мой галстук не был настолько плох! Я ношу его с первого дня работы здесь. Он имеет для меня огромное значение!»
Джоан также рассказала мне, что он постоянно краснел. Она интересовалась причиной, но Том делал вид, что не слышит ее. Как мы с вами знаем, Том стесняется демонстрировать посторонним людям свои чувства, поэтому вы будете удивлены, когда я расскажу еще о некоторых наблюдениях Джоан. Когда Том закончил читать, моя проницательная подруга прямо спросила его:
– Ты расстался со своей девушкой задолго до того, как Лейн начала задавать тебе вопросы о ней?
И, не дожидаясь ответа, Джоан достала свою копию моего «Дневника» и подкрепила догадку следующими, достойными юриста, аргументами:
– Открываем страницу двадцать два, абзац три, и читаем: «Я спросила Тома, как его девушка относится к тому, что он ходит в таком галстуке, а он просто повернулся и сказал: "Нормально!"» Из этого следует, что ты, как замкнутый человек, не мог обсуждать разрыв с любимой девушкой – событие, безусловно, сугубо личное – с той, к кому питал глубокие чувства. Ты боялся, что тебя могут отвергнуть. Вы согласны с этим утверждением, мистер Райнер?
Джоан идеально освоила умение обсуждать условия сделки на работе. Ведь в течение многих лет ей приходилось решать разные проблемы – например, убеждать, что ее компания для рекламы своей продукции не собирается оплачивать участие в фотосессии любимой карманной собачки модели.
– Но я ведь передал ей записку, где признавался в чувствах. Это было, когда она уезжала. Вот здесь, в рассказе о Лайаме – страница двести. А она потом и словом о ней не обмолвилась.
На это Джоан просто ответила:
– Том, я хорошо знаю Лейн, поэтому уверена: если бы она видела эту записку, то обязательно рассказала бы мне. Ведь она была расстроена? Может, эта записка просто потерялась?
Джоан сказала, что в этот момент лицо Тома выглядело так, будто он решал квадратное уравнение, а потом он спросил:
– Но что это за девушка, если она выходит на работу с целью познакомиться с парнем, да еще хочет, чтобы тот соответствовал всем ее требованиям к мужчине, придуманным еще в раннем детстве?
Джоан только еще собиралась воспользоваться подготовленным планом защиты: рассказ о моей страсти к фильмам о любви, о слабостях к различным эксцентричным вещам и даже (это так мило!) о том, какая я привлекательная и человечная. Ведь не зря же она моя лучшая подруга! Но Том сам нашел ответ на свой вопрос.
– Эта девушка применила магические чары, чтобы наложить на меня «черное» любовное заклятие. Я ведь даже стал говорить, как она: болтаю без умолку да еще с восклицательной интонацией!
Джоан говорит, что в этот момент Том повысил голос, а потом рассмеялся.
Немного успокоившись, он глубоко вздохнул и сказал:
– Что ж, если ей нужна сказка, то, видит Бог, она ее получит! Где эти нелепые туфли с острыми носами, в которых она еле ходит? По-моему, она прячет их на полке, на случай, если захочется переобуться в середине дня.
Джоан говорит, что он с большим увлечением выбирал между туфельками из крокодиловой кожи и цвета карамели от Джимми Чу, на которые я разорилась на той же распродаже. И наконец заявил:
– Боюсь, мне не хватит жизни, чтобы понять, в чем превосходство одной пары туфель над другой.
Джоан уже собиралась предложить ему пару из кожи крокодила, но Том вспомнил отрывок из моего «Дневника» и сам решил, что это будет наилучший выбор.
Джоан торжествующе улыбнулась.
Наверное, вмешательство подруги не добавляет романтики любовной истории. Признаюсь, это взволновало меня на одно мгновение или два (три – максимум), но сейчас ведь уже не важно, правда?
Главное, что в моей жизни есть любовь. Реальные отношения, да к тому же еще и великолепные, потому что мы с Томом подходим друг другу и совпадаем во всем. Мы, конечно, очень разные, и острые углы выступают то тут, то там, в нужных и ненужных местах – но каждый из нас готов мириться с этим. Такие отношения могут положить начало хорошей истории, без которой, по мнению многих, невозможна прочная и долгая любовь. И от этого нашу любовную историю уже нельзя назвать обыкновенной.
Все это сказал мне Том, когда я предложила ему еще раз повторить все сначала, чтобы вся история походила на фильм «Проблеск надежды». Может, он сделает свою фотографию, а я научусь печатать снимки, а потом случайно увижу один из них на грузовике, и Том окажется рядом с букетом цветов. Я подбегу и обниму его, а он подсадит меня в грузовик, и мы уедем в сторону заката.
Том прав – кого я пытаюсь обмануть? Я никогда не стала бы печатать фотографии, пользоваться этими мерзкими реактивами и всем остальным.
Вы уже знаете, что было дальше: туфелька, цветок, я в роли Золушки (что, между прочим, тоже оказалось сбывшейся мечтой), поцелуй и руки ниже талии.
Мой последний рабочий день в «Смит Барни» был очень напряженным. Когда все бумаги о слиянии были подписаны и все, что я когда-либо отправляла факсом, электронной почтой или регистрировала в нашем отделе, отправлено и подшито, я начала собирать личные вещи, которых за два месяца работы накопилось немало. Я взяла маленькую карточку, вложенную в букет от Тома в первый день, и открытки с благодарностью за хорошую работу, которые он дарил мне в день крупных расходов.
Замечаю Джона, возвышающегося над стеной кьюбикла.
– Про вас двоих все было ясно с самого начала, – говорит он. – Думаю, даже слепой мог понять еще до того, как вы сами осознали это. Надо же, как некоторые тяжело соображают!
Джон – высокоскоростной вычислительный комплекс, сдержанный, классный парень, да еще и ясновидящий.
– Что ж, я рада, что ты неплохо развлекся, наблюдая за нами.
– Думаешь? Не хочу признаваться, но я действительно буду скучать. Еще и потому, что не смогу отправлять тебе картинки с животными, которые напоминают мне кого-либо.
– Эб Фэб, ты можешь ко мне зайти? – спрашивает Том по телефону.
Я откидываюсь в кресле и вижу, как он на меня смотрит.
– И не вздумай прикасаться к моему заду. Помни, что мы на работе.
– Никогда не сделаю ничего подобного, – через стекло говорю я ему, приложив руку к сердцу и хлопая ресницами.
Я получаю огромное удовольствие от флирта в офисе, и очень жаль, что сегодня мой последний рабочий день.
– Итак, чем могу помочь? – спрашиваю, усаживаясь в кресло напротив стола Тома. На мне туфли из крокодиловой кожи. Я переобулась, когда приехала.
– Ну, – начинает он, пытаясь казаться серьезным. У него это плохо получается, и я вспоминаю комедию «Субботним вечером в прямом эфире», где актеры вообще не могут сохранять бесстрастное лицо. – Ты действительно хорошо поработала на презентации. И несомненно, это принесло свои плоды.
– Уверена, ты тоже имеешь некоторое отношение к успеху переговоров, – настаиваю я.
– Да нет, это все твоя заслуга – мне звонила женщина из «АТиТ» и сказала, что к решению в нашу пользу ее склонили именно великолепно оформленные документы.
Я округлила глаза, демонстрируя, что не верю в подобную чушь.
– Можешь думать что хочешь. А я, в свою очередь, готов поручить тебе дизайн всех наших предложений. Мы хорошо оплачиваем подобную работу, и знаю, что тебе нравится заниматься этим.
– Но ты предлагаешь мне это не потому, что я твоя девушка? – спросила я и сразу же поняла, что совершила ошибку.
О чем, черт возьми, я думала, называя себя его девушкой? Снова начинаю осматриваться, нет ли вокруг камер слежения, ведь подобная фраза может полностью дискредитировать меня как специалиста по отношениям между людьми.
– Да нет, скорее, несмотря на то что ты моя девушка.
Вот видите, именно за это мне платят большие деньги!
И Том просто замечательный!
Я уже рассказывала вам, какой жуткий галстук был на нем в тот день? Тот самый, с клюшками для гольфа. И представляете, Том снова начал носить ужасные галстуки и старые костюмы.
И раз уж я заговорила об этом, признаюсь честно: мне бы не понравилось, если бы он вел себя по-другому. Я хочу, чтобы Том оставался Томом. Только иногда, собираясь на какое-нибудь очень важное мероприятие, я покупаю ему новую рубашку или брюки, ведь он все равно об этом попросит. Я даже начинаю думать, что в его теории о «жизни впереди моды» что-то есть. И действительно, совсем недавно в «Джи Кью» было написано, что вульгарные галстуки возвращаются.
Мы с Тиффани обмениваемся короткими сообщениями. В течение нескольких часов я описывала ей все события, а она сидела тихо (в смысле ничего не печатая) в своем кьюбикле всего в нескольких ярдах от меня. (Мы очень привыкли так общаться, и я буду скучать по ней, поэтому решила, что такое прощание вполне уместно.)
Тиффани – сладкая малышка. Выходи на связь!
Бестолковая-2001. Разве не здорово?!?
Тиффани – сладкая малышка. Что именно?
Бестолковая-2001. Мы с Томом, естественно!
Тиффани – сладкая малышка. Лучшей пары просто не представляю. Но рядом с тобой теперь много ревнивцев!
Бестолковая-200 1. Думаешь?
Тиффани – сладкая малышка. Дорогая, я знаю! Я ведь не только с тобой переписываюсь. Почему, как считаешь, я не вставила ни слова в твою историю? Просто рассылала сообщения всем на нашем этаже!
Бестолковая-2001. Ты просто королева сплетен!
Тиффани – сладкая малышка. В противном случае ты бы ничего не знала!
Бестолковая-2001. Правильно, сестрица! Поэтому, когда меня здесь не будет, продолжай подпитывать меня новостями.
Тиффани – сладкая малышка. Это же моя обязанность, и к ней я отношусь со всей серьезностью. А раз уж ты рассказала мне о себе все, пообещай сохранить секрет и кое-что узнаешь...
Бестолковая-200 1. Что же? Ну?!
Тиффани – сладкая малышка. У меня здесь тоже есть кое-кто особый.
Бестолковая-2001. Кто? Ты меня просто убиваешь!
Тиффани – сладкая малышка. Ты что, действительно не догадалась?
Бестолковая-2001.0 Боже! Я больше не могу!
Тиффани – сладкая малышка. Глубокий вдох... Это Джон.
Бестолковая-200 1. Джон, который сидит у меня за стенкой?
Тиффани – сладкая малышка. А как ты думаешь, кто отправлял ему все снимки бывшей подружки Тома?
Бестолковая-2001. Не может быть!
Тиффани – сладкая малышка. И между прочим, не было никакого инцидента со спагетти. Джон просто выдумал его, чтобы ты начала интересоваться Томом. Он считал, что из вас получится прекрасная пара.
А знаете, эта новость не такая уж странная. Я прекрасно представляю Джона и Тиффани вместе. В конце концов, противоположности притягиваются, и стоит только позволить, люди будут удивлять и радовать вас каждый день, даже когда вы считаете, что уже хорошо знаете их. В конце концов, объяснив Джону, что единственный человек, о котором следует волноваться в случае сплетен, это его девушка, я заставила его признать существование его «тайных» взаимоотношений. И он согласился поужинать с нами (конечно, спагетти!), и поверьте мне: этим двоим хорошо вместе.
В конце дня мне пришлось подписать целую кипу соглашений о конфиденциальности. В самом конце пачки из двадцати страниц я увидела лист розового цвета. Он начинался так же, как и предыдущие документы.
«Я, Лейн Силверман, бывший сотрудник «Смит Барни», обещаю не разглашать информацию...» и т.д. и т.п. И вот я дохожу до пункта, определяющего, какие обязательства я на себя принимаю.
«Я обязуюсь посвятить Тому Бой-френду ближайшие выходные дни и не возвращаться в свою квартиру начиная с пятницы, 29 мая, и заканчивая воскресеньем, 31 мая».
Я принесла стопку документов в кабинет Тома и сказала:
– У меня проблемы с последним документом.
Он глубоко вздохнул, молитвенно сложил руки и спросил:
– Да?
– Мне сначала нужно взять одежду из дома.
– Мне жаль, но ты не сможешь этого сделать, – сухо ответил он. – Там, где мы будем, одежда не понадобится.
Вечер пятницы прошел, позволю себе процитировать одного бывшего знакомого, «великолепно». И по той же причине великолепно прошли суббота и воскресенье – все эти дни мы провели в квартире Тома. Там совсем нет мрамора и ванны на ножках в форме лап, зато стоят несколько уродливых диванов из черной кожи, кожаных кресел и спортивных тренажеров. Обстановка полностью устраивает Тома, но, думаю, через некоторое время мы сможем немного над ней поработать. Если я поставлю где-то вазу или положу коврик в восточном стиле, он может их и не заметить.
Как Том и предполагал, одежда нам не понадобилась. А еще он оказался великолепным любовником. Он не изобретает новых поз и не копирует сцен из «Девяти с половиной недель», а просто улыбается и искренне наслаждается каждой секундой. И нет нужды произносить ничего не значащие пустые слова.
Позже он гладит мой выступающий животик и говорит: «Боже мой, какое очарование!» – и целует его, и обнимает меня так крепко, что я еле дышу. Мы проводим все время в спальне и даже находим более впечатляющий способ (и если я в какой-то момент произношу «О, Том!», это значит – просто не могу сдержаться). И это не пустое времяпрепровождение, а чудесное естественное занятие, к которому нас влечет сердце. Оно наверняка отсутствует у Лайама при всей его безупречной фигуре. Но кроме постели, у нас было множество других приятных минут: завернувшись в простыни и сидя на столе в гостиной, мы ели заказанную в китайском ресторане еду и боролись за печенье с предсказанием судьбы. Я выиграла (очень хитрым способом, обнажив одно весьма интимное место) и прочитала предсказание вслух. Но оно, увы, оказалось туманным: «Если никто не слышал звука упавшего в лесу дерева, действительно ли оно упало?»
Зато эта фраза стала основой для многочисленных шуток.
– Если никто не видит грудь Эб Фэб под простыней, там ли она?
Ну и, конечно, привело потом к тщательной проверке, все ли находится на своем месте. (Оказалось, что ничего не пропало.)
– Если Том наденет на голое тело галстук с глобусами, не станет ли он лучше смотреться? – делаю я попытку.
– Лейн, это вопрос совсем другого рода. Вижу, ты пытаешься шутить. Но если действительно хочешь взглянуть, как я выгляжу в одном только галстуке, я не против...
И последнее. Есть еще один очень важный для меня вопрос, который нужно обсудить. Это вопрос о судьбе. Ответ я узнала совершенно неожиданно, когда мы с Томом гуляли в Центральном парке и фантазировали, как могли бы здесь ссориться расположившиеся на отдых пары.
Том поставил меня в тупик своими фантазиями о паре немного за тридцать: очень высокая женщина и маленький мужчина были близки к разводу. Они пошли в кино, и он ничего не видел из-за сидящего впереди мужчины в шляпе. Тогда жена предложила ему сесть к ней на колени...
И, отвлекшись от рассказа, Том раз и навсегда дал мне ответ на все вопросы.
– Знаешь, Эб Фэб, – сказал он, – именно судьба подтолкнула тебя к поиску работы в моей компании, хотя ты абсолютно не соответствовала требованиям. Но у тебя была надежда встретить крохотную шоколадную конфету, или как ты там говоришь, и написать статью на самую нелепую тему, какую я могу себе представить. И это лучший подарок, какой только боги могли преподнести мне.
И в этот момент он впервые произнес:
– Я люблю тебя. Пожалуйста, никогда не меняйся.
В этом не было никакой поэзии. И я совсем по-другому представляла себе этот момент (уж поверьте, я провела не один день в мечтах). Но его слова настоящие. И это была не воплотившаяся мечта, а реальная жизнь, ставшая мечтой, – и я возвращаюсь к ней в своих мыслях снова и снова.



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Дневник деловой женщины - Бродски Даниэлла

Разделы:
1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Дневник деловой женщины - Бродски Даниэлла



Супер-супер!!!
Дневник деловой женщины - Бродски ДаниэллаСашулька Я
6.07.2011, 15.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100