Читать онлайн Отец-холостяк, автора - Бродерик Аннетт, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отец-холостяк - Бродерик Аннетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 177)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отец-холостяк - Бродерик Аннетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отец-холостяк - Бродерик Аннетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бродерик Аннетт

Отец-холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

– Гляди-ка, Тони, все наши машины показаны на дисплее. Здорово смотрятся, правда? – взволнованный голосок Стива, перекрывающий шум толпы, заставил несколько человек обернуться.
Рука Тони обвилась вокруг талии Сьюзен, он всем своим видом показывал, что их связывают не просто приятельские отношения.
Сьюзен боялась сегодняшнего дня, хотя и старалась изо всех сил не выдать этого ради Стива. Это был важный для него день, завершающий труд многих недель. Сегодня станет известно, окажется ли его гоночная модель быстрее других. Но для Сьюзен это был и вопрос – способна ли она скрывать свои чувства к Тони.
Тони, казалось, предстоящие гонки волновали не меньше Стива. Он делился с некоторыми присутствовавшими там родителями увлекательными рассказами о том, чем их гоночная модель отличается от других.
– А когда мы будем есть – до или после гонок? – спросил он Сьюзен.
Сьюзен подняла на него глаза и почувствовала, что ее прямо жаром обдало.
– Согласно расписанию, у них четыре заезда до ленча, а победители будут соревноваться после ленча. Я, кстати, прихватила с собой кое-какую еду. А ты, что ли, голоден?
– Немного. Дело в том, что я не позавтракал.
Сьюзен остановилась как вкопанная.
– Не может быть, – вскричала она с наигранным ужасом. – Ты пропустил завтрак! Ты, тот самый человек, который считает завтрак главнейшим из всех приемов пищи, который говорит «Скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты», который…
– Хватит, я тебя понял. Дело в том, что я просто проспал и не успел позавтракать, так как должен был уже к восьми заехать за вами.
– Наверное, поздно лег? – с любопытством спросила Сьюзен. Она сгорала от желания узнать, что делал Тони после того, как ушел от них где-то в начале одиннадцатого.
– Лег-то я рано, но никак не мог уснуть, – буркнул Тони, пряча от нее глаза; на его щеках проступили красные пятна.
– Да что ты? Почему же ты не наслаждался сном праведника?
– Черт побери, ты великолепно знаешь – почему! После того как ты меня выставила, пообещав так много и ускользнув в самый последний момент, ты еще удивляешься, что я не мог заснуть? Даже холодный душ перестал помогать, так часто я им пользовался за последние месяцы. – Он взглянул на нее. – Ты же знаешь, я не привык так жить.
– Как жить? – спросила Сьюзен, глядя на него с самым невинным видом.
– А так – без этого. И если ты посмеешь спросить меня с этим милым выражением лица «Без чего?», я, рискуя опорочить свою репутацию джентльмена, покажу тебе прямо здесь и при всех – без чего. – Так как последняя фраза была произнесена яростно, сквозь зубы, Сьюзен решила переменить тему. Теперь она поняла, почему Тони страдал бессонницей.
– Пошли, Тони! Мы во втором заезде. Давай поглядим, ладно? – Стив потянул Тони за руку. Он видел, что публика узнала Тони и с интересом разглядывает его. Пусть для других тот звезда, для него Тони сейчас главная моральная поддержка.
Сьюзен посмотрела им вслед. Стиву даже не пришло в голову попросить ее присоединиться к ним. Но почему, в конце концов, он должен был это сделать? Это была их идея – какое она имеет ко всему этому отношение? Почему же она чувствует себя брошенной? Оглядевшись вокруг, она заметила немало женщин, которые тоже чувствовали себя не в своей тарелке. Так что она была не одинока.
Она оказалась в мире, где всем заправляют мужчины. Что ж, надо с этим смириться.
* * *
– Это Ханна жарила цыпленка? – спросил Тони, потянувшись еще за одним поджаристым кусочком.
– Нет. Если на то пошло, его жарила я. А почему ты спрашиваешь?
– Ты? – Тони выпучил глаза от изумления. – Сьюзен Мак-Кормик умеет готовить? Я потрясен. А что сказала бы на это твоя мать?
Хорошо обглоданная куриная кость попала прямо в коленку Тони, а оттуда рикошетом отлетела на пол: они сидели рядом в углу большой комнаты.
– Смотрите, куда вы швыряете кости, мадам! – возмущенно воскликнул Тони.
– Я попала именно туда, куда и метила, – в твою коленку.
– Ну ладно, – сказал Тони, стряхивая крошки. – Так когда же ты научилась готовить?
– Ты это серьезно? – удивленно спросила она.
– Конечно, серьезно. Почему тебе вообще пришло это в голову? Уверен, что твоя мать никогда не стала бы поощрять твоего пребывания на кухне, и Ханна великолепно справляется со своими обязанностями.
Сьюзен обратилась мыслями к давно ушедшим годам и чуть заметно улыбнулась.
– В свое время я любила сидеть на кухне и наблюдать за мамой Анджелиной. Она превращала стряпню в своего рода искусство. Когда она заметила, что мне интересно, она принялась понемногу меня учить… как резать овощи, как выбирать в магазине фрукты, какие части мясной туши подходят для каких блюд – с этого мы начали.
– Ты как-то сказала, что часто брала к ней Стива. Ты когда-нибудь говорила ей, что он мой сын?
– Нет, мы никогда не говорили об этом, но твоя мать всегда знала, как я к тебе относилась. Когда мы неожиданно поженились с Майклом в то лето, я помню, какая боль сквозила в ее взгляде. Но и мне было тоже больно, и я не могла заставить себя говорить с ней о том, что случилось. Мы еще оба учились, когда родился Стив. А когда мы вернулись, ты уже купил ей дом, и она переехала. Долгое время мне хотелось навестить ее, но я не решалась. Наконец я поняла, что не могу больше ждать. Стиву тогда исполнилось девять месяцев, он уже ползал вовсю и был страшно подвижным. Никогда не забуду этот день!
Я позвонила в дверь. Стив вертелся у меня на руках. Когда она открыла и увидала нас, лицо у нее так и загорелось от радости. Я обняла ее свободной рукой и сказала: «Я принесла вам Стива, мама Анджелина, он в вас нуждается не меньше, чем я».
Я сняла с него чепчик, и черные кудряшки упали ему на лоб. Он уставился на нее своими черными глазищами, а она слова не могла вымолвить от изумления. Она поняла, Тони, она все поняла. У нее дрожали руки, когда она взяла у меня Стива и прижала его к себе, не в силах сдерживать слезы. «Ох, Сьюзен! Ох, Сьюзен!» – только и повторяла она, покачивая головой, а слезы текли у нее по щекам.
Но мы никогда не говорили об этом. Она просто спросила меня, когда мне нужно возвращаться домой, а я сказала, что буду заходить так часто, как только она захочет. Ее глаза снова наполнились слезами, и она резко тряхнула головой: «Приходи, как только сможешь. Ты же знаешь, я люблю тебя как собственную дочь. И буду Стива любить не меньше».
Сьюзен замолчала. Мерный гул голосов в комнате не нарушал течения ее мыслей.
– Когда я была свободна от занятий, мы приходили к ней почти ежедневно, так что они со Стивом очень привыкли друг к другу. И часто она учила меня готовить, хотя у нас и была уже Ханна. Но на меня занятия на кухне действовали успокаивающе, и, кроме того, я как-то чувствовала себя ближе к ней.
Взглянув на Тони, Сьюзен заметила, как мучительно ему было все это выслушивать.
– Она никогда не рассказывала мне об этом, – тихо сказал он. – Не упоминала ни тебя, ни Стива. Наверное, она винила во всем меня. – Он задумчиво взъерошил себе волосы.
– Почему ты так думаешь? Она могла точно так же винить и меня.
Тони поднял глаза на Сьюзен:
– Тогда бы она сказала мне о существовании Стива.
– Думаю, дело не в этом. Просто она подумала, что раз ты не знаешь о Стиве, значит, я тебе ничего не сказала. И она решила не вмешиваться. Она вообще была не тем человеком, чтобы обвинять кого-либо. Думаю, она просто приняла ситуацию как она есть и любила нас всех троих.
– Хорошо, если так. Больно думать, что она мучилась из-за того, что могла расценивать как мою безответственность. Мне действительно не следовало оставлять тебя тогда. Поверь, я дорого заплатил за свое недомыслие. И теперь мне хотелось бы знать, как долго еще ты будешь заставлять меня за это платить?
– Что значит – заставлять платить? Я не осуждаю тебя за то, что произошло. Сколько раз мне это повторять?
– А если не осуждаешь, почему же ты не хочешь выйти за меня замуж?
– Тони! Это ленч во время выставки гоночных моделей. Почему мы должны обсуждать этот вопрос здесь?
Тони тряхнул головой и огляделся вокруг. Казалось, он впервые заметил окружавшую их толпу.
– Ты права. Здесь не время и не место говорить об этом. Но вопрос остается. И я не могу долго ждать ответа.
Они выбросили мусор, разыскали Стива с его друзьями и провели остаток дня, наблюдая за гонками. Машина Стива была снята во второй части состязаний, но он прошел во второй тур и был вполне доволен.
Когда они возвращались домой, Тони сказал, что сумел достать на завтра три билета на соревнования знаменитых баскетболистов. Стив пришел в полный восторг.
– Потрясающе! А как это тебе удалось? Мне говорили, что все билеты уже несколько недель как распроданы.
– Через одного знакомого, который многим мне обязан. Во всяком случае, нам надо будет выехать завтра днем, чтобы успеть добраться, припарковать машину и пообедать до начала игры.
– Тони, я едва ли поеду, – начала было Сьюзен.
– А почему? – раздраженно спросил Тони. – Ты и баскетбол тоже не любишь?
– Что значит «тоже»?
– Я знаю, что ты не любишь бейсбол, но я не подозревал, что ты испытываешь отвращение ко всем спортивным играм.
– Это неправда. Мне нравится бейсбол.
– Странно, а у меня сложилось совсем иное впечатление.
– Тони, вы там ссоритесь, что ли? Что ты так разворчался? – подал голос Стив с заднего сиденья.
– Прошу прощения, – пробормотал Тони и добавил так тихо, что Стив не мог его слышать: – Вот, кроме всего прочего, к чему приводят жизненные разочарования.
Сьюзен взглянула на его лицо, озаряемое светом встречных фар. Это правда, он стал ворчливым. Да и вид у него был измученный. Сьюзен потрепала его по бедру. Он вздрогнул и перевел на нее взгляд. С самым ангельским выражением лица Сьюзен сказала:
– Я тоже прошу прощения. С удовольствием поеду с вами завтра.
* * *
В воскресенье погода выдалась великолепная. Сьюзен показалось, что в воздухе уже пахнет весной, хотя был только февраль на дворе.
Стиву не терпелось впервые в жизни посмотреть на знаменитую команду. Сьюзен знала, что пренебрегает спортивным образованием сына, но ей и в голову не приходило водить его на соревнования.
– А как насчет ленча, приятель? Найдется для него местечко после твоего плотного завтрака? – Тони взъерошил волосы Стива и получил в ответ ослепительную улыбку.
– Пожалуй, – ответил Стив.
Они разыскали мексиканский ресторанчик, и Сьюзен заметила, что и она, подобно Стиву, созрела для ленча. С тех пор как появился Тони, Сьюзен явно прибавила в весе. Но приходилось признать, что она не только внешне похорошела, но и стала гораздо лучше себя чувствовать. И несмотря на огорчение, с которым она ежевечерне желала Тони спокойной ночи и отправлялась одна в постель, Сьюзен даже спать стала крепче, хотя в этих снах господствовали теперь эротические мотивы.
– Давайте поспешим, – настаивал Стив, – а то опоздаем к началу.
Ко времени их прихода стадион был уже полон. Они добрались до своих мест, и Сьюзен с облегчением уселась. Тони крепко сжимал ее руку, пока они пробирались на свои места, а когда они уселись, тут же обнял ее за плечи. Для Сьюзен не было неожиданностью, что многие узнавали и останавливали Тони; ему приходилось получать поздравления и выслушивать рассуждения всяких фанатов от спорта. Удивляло другое – то, что и ее воспринимали как неотъемлемую часть его жизни. Тони все время следил за тем, чтобы их со Стивом не оттеснило толпой, и Сьюзен чувствовала себя совершенно спокойно.
Когда после матча они наконец добрались до машины, Сьюзен с наслаждением сбросила туфли и расслабилась. Им еще предстоял долгий путь домой, но удовольствие, которое получил от матча Стив, того стоило. Он никогда ни о чем никого не просил и имел чудесное свойство радоваться всему, что ему предлагали.
Сьюзен крепко обняла сына, прежде чем он успел съежиться на заднем сиденье спортивной машины Тони.
– За что это, мам? – спросил мальчик, влезая в машину.
– Просто мне захотелось. Разве нельзя матери хотя бы изредка обнять собственного сына? – ответила Сьюзен и захлопнула дверцу.
Воцарилось молчание. Потом ворчливый голос с заднего сиденья произнес:
– Ладно уж, можно. Только пусть это не входит в привычку.
Сьюзен знала, что, стоит ей поднять глаза на Тони, который, казалось, полностью сосредоточился на дороге, она так и прыснет от смеха. В этом-то и состоит прелесть супружества – разве кто-нибудь, кроме родителей, способен оценить всякие причуды их отпрысков? Как она рада, что Тони с ними сегодня вечером!
Стив уже спал глубоким сном, когда они съехали с основной магистрали на дорогу, ведущую к дому. Сьюзен удобно откинулась на спинку сиденья и тоже дремала.
– Сьюзен? – Низкий голос Тони разорвал тишину. Сьюзен нехотя приподняла голову.
– Да?
– Не знаю, как сообщить Стиву. В начале следующей недели я должен буду уехать во Флориду. Мне нужно было ехать уже в эту субботу, но я не мог уехать прежде, чем пройдет испытание его гоночной машины.
Сьюзен знала, что Тони скоро уедет. Знала, что это произойдет в нынешнем месяце. Так почему же так засосало под ложечкой?
– Ты мне ничего не скажешь?
Она взглянула на его профиль, выделявшийся в огнях встречных фар. Губы сжаты. Лицо, можно сказать, мрачное.
– Что мне тебе сказать? – тихо спросила она, не забывая о мальчике, спящем на заднем сиденье.
– Ну, например, ты могла бы сказать: «Я буду скучать без тебя, Тони».
– Я действительно буду скучать без тебя, и ты прекрасно это знаешь.
– Да? Откуда мне знать? Ты обращаешься со мной как со случайным соседом, как с кем-нибудь из приятелей Стива, который забежал к вам поиграть.
– Хуже, чем с приятелями Стива, – сонно улыбаясь, пробормотала Сьюзен.
– А не могла бы ты сказать: «Я люблю тебя, и я передумала. Я выйду за тебя замуж»?
Последовало гнетущее молчание, так как Сьюзен не хотела произносить то, что ей подсказывало сердце.
Через некоторое время Тони вздохнул, как бы признавая поражение, и у Сьюзен защемило сердце.
– Что ж, Сьюзен, будем играть по твоим правилам. Но я думаю, ты совершаешь большую ошибку.
– Может, и так, но это мое решение.
– Конечно, твое. – Он замолчал. – Но ты подумала, как это твое решение отразится на мне и на Стиве? Я люблю Стива. Я хочу, чтобы он был рядом со мной. Хочу брать его время от времени с собой в поездки, показывать те места, в которых я уже был. Я хочу, чтобы и ты была рядом. Неужели все это не важно?
– Тони, пожалуйста, не разбуди его. Послушай, я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. – (Он недоверчиво фыркнул, но Сьюзен не обратила на это внимания.) – Но ты должен посмотреть на вещи и с моей точки зрения. Мы ведем сейчас спокойное, размеренное существование. Мы прекрасно знаем, кто мы такие и что собой представляем. Здесь мы существуем как личности. А с тобой, точнее, при тебе мы станем лишь частью антуража Тони Антонелли.
– Так вот в чем дело? Ты боишься, выйдя за меня замуж, утратить собственную индивидуальность? Глупости, Сьюзен, это тебе не грозит!
– Я говорю о том, что жить на чемоданах слишком беспокойно и для меня, и для Стива. А оставаться в Санта-Барбаре, когда ты будешь отсутствовать по целым месяцам, тоже нам не подойдет.
– А почему обязательно или то, или это? Почему нельзя совместить и то и другое? Не обязательно проводить со мной в разъездах весь летний сезон, но ты можешь прилетать ко мне, когда у Стива будут каникулы. – Он потянулся к ней и сжал ее руку. – Не изгоняй меня из своей жизни снова, любовь моя. Я этого больше не вынесу.
Всю оставшуюся до дома дорогу они промолчали, погруженные каждый в свои раздумья.
Стив проснулся ровно настолько, чтобы вылезти из машины и войти в дом. Сьюзен помогла ему раздеться, и он тут же лег в постель. Наверное, завтра даже не вспомнит, как он здесь оказался, подумала Сьюзен с улыбкой, подоткнула одеяло и погасила ночник.
Тони дожидался ее в гостиной на диване с бокалом в руке. Он указал на другой бокал, стоящий на журнальном столике.
– Присоединяйся, выпьем на прощанье. И мне надо идти. Я еще не упаковал вещи, а самолет вылетает в шесть утра.
У Сьюзен подкосились ноги, она опустилась на диван.
– Как, уже завтра? Ты же говорил – где-то на следующей неделе.
Тони с удовлетворением отметил упрек и огорчение, звучавшие в голосе, но не обнаружил своей радости.
– Завтра и будет «где-то на следующей неделе». Большинство членов команды прибыли туда уже сегодня. Мне дали суточную отсрочку, и я не могу задерживаться дольше. – Тони поставил бокал на столик и повернулся к ней. – Ты же знаешь, я люблю себя истязать. Хотелось бы увезти с собой на эти долгие месяцы одиночества воспоминание о том, как я держу тебя в объятиях. – Он улыбнулся той самой чарующей улыбкой, которая лишала ее всякой способности сопротивляться. – Черт побери, я так привык к этим холодным душам. Придется продолжить воздержание – иначе мне будет их просто недоставать!
К чему оказывать сопротивление? Во-первых, ей этого вовсе не хочется. Во-вторых, ей тоже – не меньше, чем ему, – нужны воспоминания.
По его поцелую было видно, как он изголодался. Сьюзен прямо таяла от прикосновения его горячих, страстных губ. Потянув за полы, она вытащила рубашку из брюк и пробежала пальцами по мускулистой спине Тони, поглаживая ее от лопаток до талии.
Сьюзен слышала, как Тони почти зарычал от восторга. Сердце бешено колотилось в груди.
Когда Тони наконец отпустил ее губы и она увидела страстное желание в его глазах, Сьюзен знала – она ни в чем не сможет ему отказать. Ведь она любит его. И всегда любила. А завтра он уезжает.
Но у нее остается еще эта ночь.
Сьюзен не сопротивлялась, когда он сорвал с нее блузку, отстегнул подтяжки от джинсов и одним сильным движением от талии вниз по бедрам вдруг оставил ее совершенно голой.
– Господи, Сьюзен, как ты красива!
Впервые за долгие годы Сьюзен чувствовала себя красивой. Она вдруг ощутила себя настоящей женщиной, притягательной и желанной. Она расстегнула рубашку Тони, стянула ее с плеч, ей хотелось прижаться к его широкой мускулистой груди после всех этих месяцев воздержания. Она легонько поглаживала густую черную поросль у него на груди, сильные мускулы, проступающие на плечах. Потянувшись, она едва коснулась губами его ключицы, шеи. Судорога удовольствия была ответом на это се прикосновение.
Да, именно этого она и хотела, этого и ждала, больше ее уже ничто не смущало, даже то, что Стив находился в соседней комнате. Она знала только одно: Тони уезжает и завтра она останется одна.
Легкими поцелуями Тони спускался вдоль ее шеи к ключицам, потом замер и стал поглаживать ее голые груди. Их набухшее напряжение явно говорило о том, что Сьюзен возбуждена не меньше его самого. Губы Тони снова пришли в движение, опускаясь все ниже и ниже. Сьюзен уже не могла более сдерживать стонов охватившего ее желания.
Наконец он припал губами к ее соскам, продолжая все так же нежно и страстно поглаживать ее тело. Не разжимая объятий, Тони опустился вместе с ней на диван. Вот чего так не хватало ей все эти годы – чувствовать на себе тяжесть его тела, ощущать его запах, вкус его разгоряченных губ…
Их поцелуи стали еще более долгими и изматывающими. Сьюзен казалось, она создана лишь для того, чтобы любить этого человека. И сейчас ей хотелось лишь одного – доставлять ему наслаждение.
Руки Тони касались ее с величайшей нежностью, любовно исследуя самые сокровенные тайны ее тела. Ощущение его возбужденной плоти рождало в ней волны радости и еле сдерживаемого желания. Да, она любит его. Ох, как она его любит! В эту ночь она будет думать, будто они навсегда принадлежат друг другу. Они сбросили с себя последние остатки одежды, стремясь слиться воедино.
Тони понимал, что теперь уже отступление невозможно. Она была полностью в его власти. Это уже не невинный ребенок – она понимает, на что идет. Она хочет его так же страстно, как и он ее. Признается она в этом или нет – неважно. Он знает, что она любит его, уже несколько недель как знает! Сейчас она открыто и честно предлагает себя. Снова. О Господи! Все повторяется, как одиннадцать лет назад! Он тряхнул головой, как боксер, получивший нокаут. Нет, не могу я еще раз через все это пройти!
Сьюзен давно уже потеряла всякую способность думать. Она вся отдалась ощущениям – отвечала на ласки Тони, наслаждалась его близостью. Тони был рядом с ней, и она страстно желала его.
Она почувствовала, как он весь вдруг напрягся, и крепче прижалась к нему. Она как бы хотела передать этим движением, что все хорошо, что она любит его, хочет его, страстно жаждет его любви.
Но тут он вдруг отстранился от нее. Судорожным движением, тяжело дыша, он вскочил с дивана и стал натягивать и застегивать брюки.
– Тони? – Сьюзен удивленно уставилась на него.
Он обернулся к ней, но тут же отвел глаза. Не надо сейчас смотреть на нее – а то недостанет сил поступить так, как он должен сейчас поступить. Сейчас он должен ясно дать ей понять, что ситуация уже не та. Оба они изменились. И не может он сейчас взять ее, а потом уехать, как в прошлый раз.
– Что случилось? – прошептала Сьюзен. Он подыскивал слова для объяснения. Не может он все взвалить на себя. Нужно, чтобы и она ему помогла.
– Значит, как любовник я гожусь, а как муж – нет? – Голос звучал хрипло, почти грубо.
Его реплика возымела желаемое действие.
Сьюзен подскочила, будто он дал ей пощечину. Она выпрямилась на диване и растерянно огляделась вокруг. Одежда была разбросана по сторонам. Подняв джинсы, она поспешно натянула их. Блузка превратилась в какой-то мятый комок, но она все же надела ее и стала дрожащими пальцами нащупывать пуговицы и петли.
Глядя на человека, стоявшего рядом с ней и в то же время такого далекого, Сьюзен только и смогла произнести:
– Я люблю тебя, Тони.
Она вся сжалась под его презрительным взглядом.
– У тебя странный способ проявлять эту любовь. Ты лишила меня сына, но готова подвергнуться риску новой беременности. – Он взъерошил свои черные кудри. – Прости, дорогая, но я еще не опустился до роли конюха. Ты не хочешь выйти за меня замуж. Что ж, я принимаю это – ведь другого выхода у меня нет. Но будь я проклят, если я соглашусь стать твоим любовником. – Он схватил пиджак со спинки кресла и пошел к двери. – Скажи Стиву, я очень сожалею, что не попрощался с ним. Но я еще ему позвоню.
Он остановился у двери и взглянул на нее в последний раз, как бы стремясь запечатлеть в памяти ее образ.
Она все еще стояла у дивана, беспомощно глядя на него. Волосы разметались по плечам. Ее слегка пополневшее тело было столь соблазнительно, что он еще раз с горечью подумал, сколь многого лишается, вот так уходя. Но у него свое представление о мужском достоинстве. Он любит ее. Он хочет жениться на ней. Ни на что меньшее он не согласен.
– Тони. – Она протянула к нему руку, будто просила остаться. Тони понял, что не может больше это выносить, еще минута, и все его мужское достоинство полетит ко всем чертям.
– До свидания, Сьюзен. Счастливо оставаться в твоем благополучном, спокойном мирке. Надеюсь, тебе не будет холодно по ночам!
Она смотрела, как он осторожно приоткрыл дверь и тихо затворил ее за собой. Уж лучше бы он хлопнул ею изо всей силы после таких слов!
Тони уехал. Она знала, что так и будет. Она выстояла. И не сомневалась, что права в своем решении. Лицо было мокрым. Сьюзен поняла, что слезы ручьями бегут у нее по щекам. Интересно, как долго она плакала?
Тони уехал. Тони уехал. Тони уехал. Она разделась под этот заунывный рефрен. Следующие недели ее жизни эти два слова будут беспрерывно вертеться в мозгу.
Тони уехал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отец-холостяк - Бродерик Аннетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Отец-холостяк - Бродерик Аннетт



Мило, но герои какие - то очень не решительные, Много разговоров и не какой страсти.
Отец-холостяк - Бродерик АннеттПоли
27.01.2012, 9.09





Замечательно. Читайте. Супер
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттзлой критик
22.01.2015, 9.28





ох...хо-ро-шо-о-о ...
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттл.а.
8.09.2015, 23.19





Миленький роман на один раз: 5/10.
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттязвочка
9.09.2015, 11.22





Класный роман!!!10/10
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттмэри
24.09.2015, 7.36





Класный роман!!!10/10
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттмэри
24.09.2015, 7.36





сПОКОЙНЫЙ, МИЛЫЙ РОМАНЧИК. ТО ЧТО НАДО НА НОЧЬ.
Отец-холостяк - Бродерик Аннеттиришка
16.02.2016, 19.09





Можно почитать.
Отец-холостяк - Бродерик АннеттКэт
11.04.2016, 10.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100