Читать онлайн Серебристые сумерки, автора - Бристол Ли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебристые сумерки - Бристол Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебристые сумерки - Бристол Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебристые сумерки - Бристол Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бристол Ли

Серебристые сумерки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Когда в полдень Анна поднималась по ступенькам дома, она отнюдь не походила на аристократку, коей являлась по происхождению. Лицо перепачкано, поля шляпы обвисли, на юбке – комья засохшей грязи, глаза сверкают холодной яростью. “Даймлер” тащили на буксире несколько упряжек мулов, которыми управляли четверо ковбоев, в присутствии хозяйки изо всех сил старавшиеся сдержать смех. Анна не могла припомнить худшего дня за всю свою жизнь в Техасе.
Однако оказалось, это был еще не предел.
Поймав изумленный взгляд служанки, Анна ледяным тоном произнесла:
– Твой фартук плохо выглажен, Лизабель. Пожалуйста, немедленно надень другой.
И Анна стала неторопливо подниматься по лестнице, а служанка помчалась на кухню, без сомнения, для того, чтобы поскорее рассказать всем, в каком необычайном виде появилась хозяйка.
Одной из трудностей, с которыми Анна столкнулась сразу же после приезда в Техас, являлось отсутствие здесь вышколенных слуг, однако со временем она смирилась с этим. Иногда Анне даже казалось, что она уже стала в большей степени американкой, чем сами американцы.
В спальне она разделась и принялась с такой интенсивностью смывать грязь, как если бы надеялась таким образом избавиться от пережитого унижения. Затем Анна задумалась. Этот невыносимый наглец! Откуда он взялся? Нужен закон, запрещающий подобным личностям выезжать на дорогу. Как он осмелился выкинуть такой фортель на ее собственной земле, ведь его выходка могла покалечить их обоих? Ее одежда испорчена, а что касается “даймлера”… Возможно, понадобится несколько недель, чтобы привести его в порядок. Да откуда, черт побери, этот нахал взялся?
И все же, несмотря на раздражение, Анна была вынуждена честно признаться себе, что испытала приятное возбуждение… и по достоинству оценила крепкие нервы наездника. Боже мой, что это была за гонка! Происшествия, так сильно щекочущие нервы, были настолько редкими в жизни Анны, что она просто не могла упустить этот случай. Нельзя сказать, что она вчистую проиграла гонку, но все же Анне было неприятно, что этот лихач, бросивший ей вызов, одержал верх на глазах доброй половины работников ранчо.
Анне Эджком исполнилось двадцать пять лет. В восемнадцать лет она вышла замуж за своего троюродного брата, наследника огромного поместья Хартли, Марка Эджкома. Это был единственный поступок за все двадцать пять лет ее жизни, одобренный ее семьей.
Марк был этаким искателем приключений, что и привлекало в нем Анну. В основе их брака лежали не любовь, не выгода, а просто общие интересы. К тому же Марк оказался прекрасным бизнесменом, он не желал спокойно почивать на лаврах славного прошлого своей семьи, и за это Анна восхищалась им. Во многом муж напоминал Анне ее деда, который три поколения назад первым застолбил участок в Техасе и стал вкладывать деньги в техасские земли. Марк, отнюдь не стесненный в средствах, в качестве свадебного подарка преподнес Анне ранчо “Три холма”.
Здесь они провели медовый месяц, и каждый день этого месяца был для Анны столь же радостным и захватывающим, как поездка на африканское сафари. Но что значат для нее зеленые просторы Техаса, Анна поняла значительно позже. Спустя шесть месяцев после того, как Марк впервые переступил с ней порог этого дома с белыми колоннами, он заболел лихорадкой. Возможно, ее прекрасный молодой муж и был силен духом, но он, к сожалению, был слаб телом. За три месяца до своего девятнадцатилетия Анна осталась вдовой, и ей пришлось принимать необычайно важное решение.
Домой Анна не вернулась, хотя ее родители умоляли об этом. За короткое время замужества Анна успела объехать с мужем почти полмира и поселиться на незнакомой ей земле. Она стойко перенесла недовольство родителей. Анна точно знала, чего она хочет, и впервые в жизни у нее появились средства для достижения своей цели. А хотела Анна независимости.
Ранчо “Три холма” было словно предназначенным ей местом. Со всеми его странностями, похожими на бродяг ковбоями, которые на все смотрели скептически, с лениво пасущимся скотом, с непривычно провинциальными соседями… Марк подарил ей более ста тысяч акров земли, шесть увлекательнейших месяцев и массу забавных анекдотов. Он подарил ей совершенно новую жизнь. И все это впервые по-настоящему принадлежало ей, и только ей. И это Анну вполне устраивало.
Последующие шесть лет были нелегкими, но Анна справилась. Она прочно заняла свое место в обществе, приобретя репутацию независимой деловой женщины. Капля за каплей Анна завоевывала признание и уважение мужчин, которые железной рукой управляли этой частью Техаса. Она прекрасно понимала, что, вступая в единоборство, серьезно рискует, однако в настоящее время это заботило ее меньше всего. Анна не достигла бы того, чего достигла, если бы позволяла противникам поколебать свою решимость.
Она собрала в узел серебристо-белокурые волосы, надела накрахмаленную голубую юбку и только начала застегивать манжеты белой блузки из тонкой кисеи, как услышала топот копыт на подъездной дорожке.
Выглянув в окно, Анна кивнула. К дому двигалась группа всадников, возглавляемая Джорджем Гринли. Понаблюдав за ними несколько секунд, Анна отправилась вниз встречать визитеров.
Из переднего холла Анна прошла в библиотеку, где взяла ружье Марка. Затем вышла на крыльцо, небрежно зажав ружье под мышкой, и остановилась в ожидании гостей.
Джордж Гринли был главой местной ассоциации скотоводов. Грубое лицо, зычный голос, густые темные волосы, стальные глаза, над которыми нависли густые брови, – вот его портрет. Гринли был огромный, как штат Техас, которым он хотел править, и от него исходила какая-то необузданная сила.
Гринли сопровождали четверо владельцев ранчо, чьи земли граничили с “Тремя холмами”. От Анны не ускользнуло то, что Джордж тщательно подобрал состав своей делегации, это даже вызвало легкую улыбку на ее лице. Она принимала этих мужчин у себя в доме, дружила с их женами, сидела в церкви на одной скамье, играла с их детьми. В Техасе понятие соседства не просто географическое, и, без сомнения, Джордж намеревался напомнить ей об этом. Видимо, поэтому мужчины выглядели не слишком дружелюбно, и к седлам у них были приторочены топоры, молотки и кусачки.
Джордж остановил лошадь возле коновязи и стал неторопливо спешиваться. Тут он заметил у Анны ружье и застыл, сдвинув шляпу на затылок. Улыбка никак не приклеивалась к его грубому лицу.
– Так-так, мисс Анна, – медленно промолвил Джордж. – Не слишком-то любезно вы нас встречаете.
– Мистер Гринли, когда вы приедете ко мне на чай, обещаю вам радушный прием, – спокойно ответила Анна. – Но если вы приезжаете с топорами, то, боюсь… – Она кивнула на ружье. – Другого не ожидайте.
Улыбка исчезла с лица Гринли. Упершись ладонями в седло, он заявил:
– Правильно, мисс Анна, мы приехали сюда не чай пить, да и не для разговоров. Мне кажется, у вас было время обдумать наше предложение, и сейчас нам нужен ваш ответ. Надеемся, он будет положительным, однако мы готовы и к отрицательному. Вот и все.
Анна оглядела мужчин, сопровождавших Гринли, наградив каждого из них любезной улыбкой. Голос ее прозвучал тихо, певуче, мягкий британский акцент напоминал о Старом Свете.
– Джентльмены, как вы все прекрасно выглядите! Наверняка вам хочется пить после дальней дороги. Пожалуйста, можете напоить лошадей, да и сами попейте воды из колодца. Возможно, в других, более цивилизованных обстоятельствах я бы предложила вам что-нибудь покрепче.
Джордж Гринли встрепенулся:
– Послушайте, мисс Анна…
– Мистер Уимз, – обратилась Анна к мужчине, находившемуся позади Гринли, – надеюсь, Эмили чувствует себя лучше. Прошу вас, передайте ей, что я непременно навещу ее на этой неделе, если она сможет принять меня.
Уимз сглотнул с таким трудом, что у него вздулся кадык, а рука машинально дернулась к шляпе.
– Да, мисс, ей гораздо лучше, спасибо за вашу доброту, она благодарит вас за отвар, который вы ей прислали.
Анна улыбнулась.
– Мистер Гамильтон, все это время мы очень скучаем без вашей дочери. А гнедой пони, который ей так нравился, растолстел. Боюсь, мне придется продать его. Думаю, вы дадите мне знать, если вас это заинтересует.
Теперь уже смущенно выглядели не только Уимз и Гамильтон, но и другие спутники Гринли. Они ерзали в седлах, стараясь не встречаться взглядом с Анной. Анна снова повернулась к Гринли. Некоторое время они пристально смотрели друг на друга – стройная аристократка и похожий на медведя мужлан, каждый из которых обладал несомненной силой. Анна чуть улыбнулась:
– Мой ответ остается таким же, каким он был во время нашей последней встречи, мистер Гринли. Это моя земля, и я буду делать с ней то, что захочу. И ни вы, ни эти добрые джентльмены, ни вся ассоциация скотоводов восточного Техаса не остановят меня. Если у вас имеются еще какие-то претензии, предлагаю вам обсудить их с моими адвокатами. – С этими словами Анна повернулась, чтобы уйти.
– А теперь послушайте меня! – Голос Гринли звучал резко, он больше не притворялся вежливым. Анна обернулась и вскинула брови, как бы удивляясь тому, что Гринли вышел из себя. Однако на него это не произвело никакого впечатления. – Это страна скотоводов! Она создана для скотоводов, ею управляют скотоводы, и мы не потерпим, чтобы всякие чертовы иностранные механизмы отравляли нашу воду и иссушали нашу траву. Я предупреждаю вас…
– Мои бурильные установки не причинили никакого вреда ни вашей траве, ни вашим ручьям, – спокойно, но твердо возразила Анна. – Если дело только в этом, я предлагаю…
– Да ваши собственные коровы дохнут как мухи! Я говорю вам, что это яд, и мы этого не потерпим!
Наступила напряженная тишина, спутники Гринли стали выпрямляться в седлах и бормотать что-то в поддержку вожака. В голосе Анны появились ледяные нотки, взгляд ее стал твердым как сталь:
– Сэр, вы находитесь на моей земле, будьте добры убраться с нее.
Некоторое время Гринли смотрел на Анну так, словно хотел пробуравить ее взглядом, и Анне казалось, что она видит, как ворочаются мозги над густыми бровями. Но похоже, Гринли решил сменить тактику: его лицо расслабилось.
– Долгое время мы были друзьями, мисс Анна, – примирительным тоном произнес он. – Мы все вас очень высоко ценим и не хотим лишиться вашего доброго расположения. Ранчо “Три холма” – это неотъемлемая часть Техаса, и мы, так же как и вы, не хотим ему зла. Поэтому позвольте мне попросить вас по-доброму, по-соседски: оставьте эту глупую идею и снесите буровые вышки.
– Нет, – только и сказала Анна.
С минуту они смотрели друг другу в глаза. Возникшее между ними напряжение было настолько ощутимым, что даже лошади заволновались. Наконец Джордж Гринли резко ухватился за поводья, развернулся в седле и рявкнул:
– Ладно, ребята, мы сами их снесем. Анна вскинула ружье и взвела курок.
Выражение явного изумления появилось на лицах всадников, даже Гринли медленно повернулся и посмотрел на Анну. Взгляд его ничего не выражал, кроме спокойного удивления и странного для него терпеливого снисхождения.
– Послушайте, мисс Анна, опустите эту штуку, – тихо произнес Гринли. – Вы же знаете, что не выстрелите в меня.
Лицо Анны оставалось непроницаемым, палец уверенно лежал на спусковом крючке. Она и сама не знала, сможет ли выстрелить, хотя подозревала, что скорее всего не сможет. Однако один момент доставил ей большое удовольствие: когда она целилась, на лице Гринли, хоть и на мгновение, но все же промелькнула тень растерянности.
Анна не знала, как поступит, не знал этого и Гринли, но тут раздался голос:
– Возможно, она и не сможет выстрелить, а вот я смогу.
Анна увидела, как взгляд Джорджа Гринли метнулся за ее плечо, и обернулась. Долговязый ковбой сидел на рыжей лошади, одной рукой он небрежно опирался на седло, в другой сжимал “кольт” 45-го калибра, направленный прямо в грудь Гринли.
Анна заметила, что удивление на лице Гринли постепенно сменяется яростью, его пальцы крепко вцепились в поводья. На секунду показалось, что он готов вступить в схватку. Рука Гринли даже потянулась к кобуре, но щелчок взведенного курка “кольта” охладил его пыл. Ковбой смотрел на него не мигая.
Гринли снова перевел взгляд на Анну, уголок его рта скривился в некоем подобии улыбки. Анна подумала, что никогда еще не видела такой ярости в его глазах.
– Значит, вы нанимаете бандитов, мисс? – спросил Гринли. – Что ж, это уже серьезно. – Он обернулся к своим спутникам: – Видите, ребята, она действительно решила драться.
Гринли натянул поводья и коснулся рукой шляпы.
– Больше мы вас не побеспокоим, мисс Анна. – Повернув лошадь, Гринли пустил ее рысью, спутники последовали за ним.
Анна проводила взглядом взметнувшиеся клубы пыли, заставляя себя не смотреть на ковбоя. Сердце ее билось учащенно, однако Анна не понимала, чем это вызвано: удивлением, злостью или возбуждением. Наконец она решила, что успокоилась, и насколько могла холодно заметила:
– Я и сама бы справилась с ними.
– Возможно. – Ковбой сунул “кольт” в кобуру и спрыгнул с лошади. Голос у него был приятный. – Но там, откуда я приехал, мужчина никогда не позволит женщине в одиночку бороться с шайкой негодяев, если только у него, конечно, не связаны руки и не переломаны ноги.
– Понятно.
Ковбой похлопал по крупу лошадь, припавшую к корыту с водой, а потом направился к Анне. За его спиной сияло солнце, и, когда Анна наконец отважилась взглянуть на него, ее ослепило, и ей пришлось прикрыть глаза ладонью. Но вот ее недавний соперник ступил в тень, и Анна впервые смогла как следует разглядеть его.
Анна никогда не страдала какими-либо странностями, и позднее она так и не смогла объяснить себе, что же с ней произошло. Сердце ее вдруг замерло, длилось это секунду, а может, и того меньше, но это ошеломило ее. У Анны возникло такое ощущение, что должно произойти что-то очень важное. И первой ее мыслью было: я знаю этого человека. Конечно же, эта мысль была абсурдной. Она видела его только краем глаза во время их безумной гонки. Анна попыталась взять себя в руки и проанализировать, что с ней, собственно, происходит. И пришла к весьма неожиданному выводу: он самый симпатичный мужчина из всех виденных ею до сих пор.
Он был высоким, стройным, мускулистым, каждое его движение было полно неожиданного для ковбоя изящества. Из-под сдвинутой на затылок шляпы виднелись густые темные волосы, несколько завитков спускались к воротнику рубашки. Изумительно чистые и ясные зеленые глаза, высокий лоб, мощный подбородок с трогательной ямочкой довершали и без того привлекательную картину.
А еще внимание Анны привлекли его губы: пухлые, четко очерченные, они как бы смягчали остальные черты, хотя, безусловно, не умаляли их мужественности. В уголке рта залегла небольшая складка – может быть, от привычки вечно усмехаться? И все же в его губах было нечто, приятное женскому глазу. И глядя на это “нечто”, Анна почувствовала, как ее губы невольно приоткрываются… Да, это было запоминающееся лицо. Но все-таки где она могла его видеть раньше?
И тут вдруг возникла мысль, поразившая ее. Возможно, просто именно это лицо она всю жизнь желала увидеть?..
Анна ощутила смущение, а затем раздражение. Она постаралась сбросить с себя паутину странных ощущений и посмотрела незнакомцу прямо в глаза. То, что она увидела, заставило ее затаить дыхание. В его глазах читалось такое же удивление и явное восхищение, с какими, наверное, она смотрела на него.
Ковбой стоял возле крыльца, засунув большие пальцы за ремень с кобурой. Он чуть откинул голову назад, терпеливо снося изучающий взгляд Анны. А потом на его губах появилась легкая усмешка, та самая, от которой возникла складочка у рта.
– Да, вы очень хороши, – мягко произнес он, чуть растягивая слова. – Даже лучше, чем я ожидал.
Анна потупилась, словно смущенная школьница. Она стояла не шевелясь, а ее недавний соперник тем временем неторопливо разглядывал ее. И было что-то такое в его взгляде, от чего Анна почувствовала себя совершенно обнаженной, и невольно покраснела. Ей вдруг показалось, что он может читать ее сокровенные мысли. Его взгляд проникал сквозь плотную юбку, блузку, кожу и доходил, казалось, до самых потаенных уголков ее души. Анна уже хотела было вознегодовать, но поняла, что не в силах этого сделать. Никто и никогда еще не смог проделать с ней такого.
Она ощутила, как что-то сжимается внутри, будто в тревожном предчувствии. Сердце забилось быстрее. Она снова взглянула в глаза ковбою, такие теплые, выражающие что-то, известное только ему.
– Кто вы и что делаете у меня на ранчо? – требовательно спросила Анна. – Не считая того, что загоняете меня в ручей и вмешиваетесь в дела, совершенно вас не касающиеся.
Легкая улыбка ковбоя превратилась в усмешку.
– Мадам, вы можете называть меня Джош, а что касается остального, то я ищу управляющего.
– А что вам нужно от моего управляющего?
– Работа.
Анна оглядела своего собеседника с головы до ног.
– На ранчо “Три холма” всех работников я нанимаю лично, и боюсь, что в данный момент у нас нет вакансий. Должна добавить, сэр, что вам следует научиться производить хорошее впечатление на ваших предполагаемых работодателей. До свидания.
Анна повернулась и направилась в дом, но тихий смех заставил ее остановиться и резко обернуться.
– Нет вакансий, да? – Похоже, эта фраза Анны показалась ему забавной. – Что ж, недурной способ от меня избавиться. Скажите, вы, наверное, не местная? Чувствуется легкий акцент.
Глаза Анны вспыхнули гневом, и все очарование, только что владевшее ею, моментально улетучилось. В конце концов, он просто неотесанный американец… ковбой… А внешность – это только внешность.
Многие люди находили ее акцент очаровательным, и Анна старалась сохранить его и не поддаться техасской манере растягивать слова.
– Это британский акцент, сэр, – сухо ответила Анна. – И по-моему, ясно, что вы как раз не местный. Иначе бы вы знали, кто я такая.
Похоже, эта отповедь задела ковбоя, хотя в его глазах по-прежнему сверкали озорные искорки. Он вежливо поинтересовался:
– А кто вы, мадам?
Анна выпрямилась во весь рост, составлявший около ста семидесяти сантиметров. Она уже давно не козыряла своим титулом, однако знала, какое благоговение вызывает у американцев упоминание о благородном происхождении. С чуть надменной улыбкой Анна заявила:
– Я Анна Эджком, леди Хартли, владелица и хозяйка ранчо “Три холма”.
Однако на нахального ковбоя ее слова не произвели особого впечатления, похоже, они скорее позабавили его. Он прищурился и насмешливо уставился на Анну:
– Это точно? Что ж, отлично, если вы не обманываете. – С губ ковбоя слетел тихий смешок, он снял шляпу, отряхнул пыль с джинсов и недоверчиво покачал головой.
– Не вижу ничего смешного, – холодно бросила Анна.
– Конечно, мадам. – Ковбой обвел взглядом зеленую лужайку, потом клумбы, на которых цвели поздние летние цветы, а затем – печальные ивы и выложенные гранитной крошкой дорожки. Казалось, что он впервые в жизни видит подобное. Джош все еще усмехался, но когда он снова посмотрел на Анну, в его глазах вспыхнула искорка интереса.
В тот момент, когда он поднялся по ступенькам и посмотрел Анне прямо в лицо, Джош понял, что есть в этой женщине нечто. Существуют такие женщины, как, впрочем, и лошади, которые моментально вызывают интерес у мужчин. Это нельзя объяснить, да и понять толком нельзя. Но Анна Эджком была именно такой женщиной.
Она не могла называться красавицей в классическом понимании этого слова. Однако существовало в Анне кое-что, не имевшее отношения к внешности и для чего определение “красота” было слишком бледным. Внутренняя сила? Изящество? Джош решил, что и эти определения не совсем верны. Это нечто было такой же редкостью в Техасе, как и ее автомобиль.
Высокая и стройная. Стоячий воротник и накладные плечики накрахмаленной приталенной блузки придавали Анне этакий чопорный, “накрахмаленный” вид, и у Джоша мелькнула мысль, что, возможно, она на самом деле такая. Но вот что за фигура скрывается под всем этим?
Строгое впечатление от аристократически молочно-белой кожи и правильных черт лица смягчали собранные в высокую прическу мягкие белокурые волосы и глаза серебристого цвета. Джош подумал, что эти глаза, наверное, могут быть очень привлекательными, если не смотрят таким ледяным взглядом. Светлые брови и ресницы могли бы сделать внешность Анны блеклой, но они были столь густыми и изящно изогнутыми, что, наоборот, придавали ее лицу выразительность. Джош окончательно пришел к выводу, что Анна весьма интересная женщина, из тех, на кого мужчины оборачиваются на улице. По-королевски надменная, самоуверенная, сдержанная и почти такая же любезная, как лед в январе.
Джош не мог понять, какие чувства охватывали его, когда он смотрел на Анну, да он и не пытался разобраться в этом. Он желал ее. Просто желал, и все.
Джоша позабавило это, и его губы скривились в ленивой усмешке. Он снова посмотрел на Анну, и она не отвела взгляд. Это ему тоже понравилось.
– Значит, – задумчиво произнес он, – вы – леди, да?
Анна наградила его легкой улыбкой. Никогда еще мужчина не вызывал в ней такого ярого чувства противоречия. И хотя он явно раздражал ее, Анна не смогла удержаться от того, чтобы не принять его вызов и не поставить его на место:
– Да, таков мой титул. Однако я всегда считала, что звание леди – это скорее образ жизни и поведение. И не сомневаюсь, что я права.
Джош слегка отклонил голову назад.
– Ох, я ничего об этом не знаю, – промолвил он с притворной задумчивостью. – Что касается меня, то я очень редко встречался с настоящими леди.
– Уверена, что это большое счастье для всех леди.
К удивлению Анны, Джош искренне рассмеялся, и она с трудом подавила в себе желание сказать ему еще какую-либо колкость.
Он посмотрел на Анну с явным удовольствием.
– Но теперь вы изменили мое представление о леди. Анна вскинула подбородок и наградила Джоша надменным взглядом.
– Какая честь для меня! А то бы я всю ночь не спала и думала, в чем смысл моего пребывания в этом мире.
Он мягко улыбнулся, чем совершенно обезоружил Анну. Он посмотрел на нее с фамильярностью, на которую не имел никакого права, и заявил:
– Ну а теперь, когда со взаимными представлениями покончено, давайте вернемся к разговору о работе.
– Но я же сказала вам…
– Да, я помню. Вакансий нет. – Казалось, Джош с трудом сохраняет серьезный вид. – И тут я с вами спорить не буду. Каждый раз, когда я попадаю на ранчо, на котором у работников есть свободное время, чтобы играть в карты в разгар рабочего дня, я всегда предполагаю, что вакансий нет. Возможно, это не мое дело…
– Вы совершенно правы, – оборвала его Анна, – это не ваше дело.
– Но когда вы собираетесь перевести скот с летнего пастбища? – поинтересовался Джош. – Мадам, скот уже объел всю траву на холмах. Кто-то должен был позаботиться о заготовке сена на зиму, пока трава на полях не сгнила на корню. Не скажу, что ранчо запущено, но некоторые изгороди нуждаются в ремонте, а солончаки настолько истощились, что даже олени стали бы искать новые. Но конечно, – Джош небрежно махнул рукой, – если у вас полный штат работников, вы, наверное, держите дела на ранчо под контролем.
Анна расправила плечи и машинально подняла подбородок:
– Ваши слова абсолютно справедливы, сэр. А теперь прошу извинить, у меня много дел.
Анна уже почти подошла к двери, когда Джош спокойно, даже небрежно поинтересовался:
– Как давно у вас начал умирать скот? Анна обернулась.
– По пути мне попался скелет, – пояснил Джош, слегка пожав плечами, – да еще парочка свежих захоронений. Я прикинул, что это случилось меньше месяца назад, и это явно не эпидемия, иначе бы она распространилась на все поголовье.
– Это не эпидемия, – осторожно промолвила Анна. – Но мы до сих пор не знаем, что это такое.
Джош улыбнулся:
– Вот именно, мадам. И чтобы это узнать, вам потребуется специалист.
Анна устремила на Джоша долгий, задумчивый взгляд. Ей уже было ясно, что этот ковбой не обычный бродяга, которые периодически появлялись на ранчо “Три холма”. Он возник здесь неизвестно откуда и неизвестно кем был, но о многом могла сказать его лошадь. Высотой семь ладоней
type="note" l:href="#n_3">[3]
, воспитанная как скаковая. В этих краях ни у кого не было такой лошади.
Анна прислонила ружье к перилам крыльца и спустилась по ступенькам. Она прошла в такой близости от Джоша, что смахнула юбкой пыль с его сапог, но он не отодвинулся ни на шаг. Анна направилась к лошади, спиной чувствуя, что Джош с интересом наблюдает за ней.
– Прекрасное животное, – похвалила она, запуская пальцы в лоснящуюся гриву. В ответ на неожиданную ласку лошадь вскинула голову и заржала. – Если я не ошибаюсь, в ней значительная доля арабской крови.
Джош в восхищении вскинул бровь:
– А вы прекрасно разбираетесь в лошадях.
– Нет такой англичанки, которая не разбиралась бы в лошадях, – улыбнулась Анна. – В лошадях и в оружии. Знаете, нас приучают к этому с рождения.
– Я запомню это, – пробормотал Джош.
Анна обошла лошадь, провела опытной рукой по холке. Седло ручной работы потерлось от долгого использования. На нем не было ни серебряных украшений, ни орнамента, которыми так любят щеголять неопытные новички, но, без сомнения, оно стоило дорого. Это было седло наездника, который знал толк в седлах.
Анна остановилась сбоку от лошади и почувствовала, что наблюдавший за ней Джош заволновался.
– Если вы намерены сделать мне предложение о ее продаже, – произнес он слишком уж небрежным тоном, – то, боюсь, буду вынужден отклонить его. Эта лошадь не продается.
– Я не собираюсь ее покупать. У вашей лошади имеется один серьезный изъян. – Анна перевела взгляд на Джоша, выражение ее лица было непроницаемым. – Вот это тавро – поддельное.
Анна заметила, как напряглось лицо Джоша, однако голос его звучал по-прежнему небрежно:
– Да неужели?
– Разумеется. И надо сказать, не очень хорошая работа. – Она спокойно встретила взгляд Джоша. – Тавро, похоже, делалось в спешке, поэтому использовали раскаленное седельное кольцо от подпруги.
Джош удивленно вскинул брови:
– Мадам, я потрясен! Кто бы мог ожидать, что такая леди, как вы, так разбирается в фальшивых тавро и седельных кольцах? Может, вы в свободное время занимаетесь конокрадством, а?
Ноздри Анны слегка раздулись, но улыбка оставалась ледяной.
– Нет, не занимаюсь, – медленно произнесла она.
Не отрывая взгляда от Анны, Джош сунул руку в карман и выташил курительную бумагу и табак. Он сворачивал самокрутку и смотрел, как легкий ветерок треплет несколько выбившихся из прически прядей ее серебристых волос.
– Вы обвиняете меня в том, что я украл эту лошадь? – наконец поинтересовался он.
– Что ж, думаю, это вполне вероятно. У вас имеется чек? Анна наблюдала, как Джош сунул самокрутку в рот. Она почувствовала будто камень в груди, но, возможно, это было вызвано тем, что Джош не сводил с нее глаз… Наконец он ответил:
– Между прочим, кажется, у меня его действительно нет. Анна еще раз обошла животное, и лицо ее было так же спокойно, как и лицо Джоша.
– Тогда, пожалуй, мое обвинение обоснованно. Джош чиркнул спичкой и прикурил.
– А вы проверяете тавро у каждой лошади, которая попадается вам на глаза?
– Нет, только если ее хозяин кажется мне подозрительным.
Джош улыбнулся и отшвырнул спичку.
– Тогда, наверное, вы все время заняты, мадам. Анна понимала, что ей следует предложить незваному гостю убраться, а самой уйти в дом. И зачем только она продолжает поддерживать этот бессмысленный разговор?
– А может, у вас имеются рекомендации? – поинтересовалась она. – От тех людей, у которых вы раньше работали?
Вопрос Анны заставил Джоша задуматься, он сделал несколько затяжек, прежде чем заговорил:
– Что ж, я мог бы сказать вам, что последние три года работал первым помощником начальника четвертой заставы на дороге в Амарилло, а до этого старшим скотоводом на одном из самых крупных ранчо в Вайоминге. Я мог бы сказать вам, что я близкий друг губернатора Аризоны, что в Калифорнии соревновался на скачках с начальником полиции. Или… – Джош улыбнулся, – что я недавно сбежал из тюрьмы города Юма и уже почти год нахожусь в бегах. Конечно, вам потребуется довольно много времени, чтобы проверить любую из моих версий, но когда вы все выясните, это уже не будет иметь значения, не так ли? Единственное, что для вас важно, так это знаю я свою работу или нет.
Анна задумчиво посмотрела на Джоша. Да, человек он явно неординарный. Он выглядит как ковбой, но рассуждает очень здраво и говорит слишком правильно, чтобы быть неграмотным бродягой. Да и нет у него той шаркающей, тяжелой походки, по которой Анна уже научилась отличать бродяг, кочующих в седле. Одежда запылилась и запачкалась в пути, однако за пояс заткнуты перчатки тонкой работы, а сапоги украшены ручной вышивкой. Он мог быть любым из тех персонажей, о которых только что говорил. Или никем из них.
Поэтому, посмотрев Джошу в глаза, Анна задала ему единственный вопрос, который могла задать в этой ситуации:
– А вы знаете свою работу?
Джош поднес самокрутку к губам, затянулся и медленно выпустил дым. Улыбка, неожиданно появившаяся на его лице, была такой очаровательной, такой ленивой и вызывающей, что не могла оставить Анну безучастной.
– Леди, я лучший в своем деле, – заверил Джош без малейшей тени скромности.
Анна скривила губы в усмешке:
– Но это, сэр, ваше личное мнение. – И она снова начала подниматься по ступенькам.
Внезапно Джош стал серьезным.
– Послушайте, – начал он, и искренность его тона показалась Анне столь неожиданной, что она обернулась. – Я знаю ваши проблемы, знаю, как вы с ними боретесь, и хочу сказать вам: никакими причинами нельзя объяснить то состояние, в котором сейчас находится ранчо. Вы все меньше и меньше продаете скота, молодняк умирает. С каждым годом поголовье уменьшается, а ваши доходы падают. И что же вы делаете? Вы начинаете бурить скважины, настраивая при этом против себя всех соседей. Вам это, конечно, не понравится, но я хочу сказать, что не видел и не слышал ничего глупее. Если так и дальше будет продолжаться, это не принесет вам ничего, кроме неприятностей.
Глаза Анны округлились, она резко выдохнула, но Джош не дал ей возможности возразить, а строго продолжил:
– Первое, что вам следует сделать, – снести эти уродливые буровые вышки, пока они не рухнули сами и не покалечили кого-нибудь. Это земля для скота, и вы станете богатой, если будете использовать ее по назначению. Второе: вам следует найти толкового управляющего. С ранчо еще не произошло ничего такого, чего опытный скотовод не смог бы исправить. С хорошим управляющим уже через год ваши доходы начнут увеличиваться. И больше никаких ссор с соседями, никаких авантюр с нефтью, никаких убыточных сделок.
Анну настолько изумили его самоуверенность, а также решительность и твердость, с которыми Джош описывал ситуацию и предлагал свое решение проблем, что ее злость почти улетучилась. Это было даже хорошо, потому что ей меньше всего хотелось выглядеть злой в глазах этого человека. Анне казалось, что его это только позабавило бы.
Глядя Джошу прямо в глаза, она ответила:
– Вы видели, как я встретила тех людей, которые пытались навязать мне свое мнение. Так что будьте осторожны и не заходите в своих рассуждениях слишком далеко.
Этот строгий выговор явно смутил Джоша.
– Хорошо, мадам. – Он коснулся рукой лба. – Я ни в коем случае не хотел расстроить вас.
Анна вздохнула и продолжила:
– Похоже, вы чересчур уверены в себе, мистер… Джош. Без сомнения, это ваше качество может заинтересовать другого работодателя. Желаю вам удачи в поисках работы.
Но не успела она повернуться, как Джош раскинул руки каким-то мальчишеским и одновременно умоляющим жестом.
– Мадам, я проделал долгий путь и очень устал, мне нужно отдохнуть и поесть. А моя бедная лошадь, наверное, не сможет добрести даже до соседнего ранчо, не говоря уж о ближайшем городе. А если даже и добредет, то я за это время могу умереть с голоду. Проявите хоть малейшую жалость к измученному ковбою!
На этот раз Анна не сумела сохранить строгий вид и улыбнулась. Невероятно, но за несколько секунд этому человеку удалось свести на нет все ее возмущение и агрессию. Это было просто удивительно!
– Вы трогательный лжец, сэр, – с укоризной промолвила Анна.
Джош усмехнулся:
– Я предлагаю вам сделку. Месяц испытательного срока, жилье и питание. Если вас не удовлетворит моя работа, вы не заплатите мне ни цента.
Что за дурацкая идея! Ей не требовались работники, но если бы даже и требовались, она не стала бы нанимать первого встречного бродягу. И уж тем более такого наглого и самоуверенного. Он унизил ее во время той дурацкой гонки и угрожал револьвером ее соседям. Да и вообще, он может оказаться преступником, разъезжающим на краденой лошади. И еще: вряд ли такой самолюбивый тип может быть хорошим работником. А насчет усталости и голода явно врет.
Анна продолжала задумчиво разглядывать Джоша. Наконец она заговорила:
– Отведите лошадь в конюшню и найдите человека, которого называют Большой Джим. Поговорим через месяц… если к тому времени вы еще будете здесь.
Джош сдвинул шляпу на затылок. Ничто в выражении его лица не подсказывало, что он удовлетворен ответом. Невероятно, но он даже подмигнул ей!
– О, я буду здесь, – заверил Джош, взял в руки поводья и повел лошадь в направлении конюшни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебристые сумерки - Бристол Ли



Роман хорош ,как и все произведения Ли. Начинать читать лучше с романа "Алый восход", затем "Янтарные небеса" и "Серебристые сумерки". В них необычные судьбы трех поколений Филдингов. 10+++
Серебристые сумерки - Бристол ЛиEdit
24.05.2014, 22.51





Роман обязательно читать, чтобы сложилась целостная картина о династии Филдингов. Он немного слабее двух предыдущих, но все равно хорош! У Ли Бристол чудесный слог ,местами пронзительно поэтизированный:" Я буду воздухом, которым ты дышишь, солнечными лучами на твоем лице, той болью, которую ты ощутишь в темноте одиночества...Я буду тем именем, которое ты будешь выкрикивать вночи, тщетно ожидая ответа... Я буду лихорадкой в твоей крови, голодом, который невозможно утолить..." СПАСИБО сайту и автору за эмоциональное и эстетическое удовольствие!
Серебристые сумерки - Бристол Лиольга
25.01.2015, 20.38





Здорово очень душевно хороший роман а рейтинг не самый высокий начала читать сагу не в том порядке но не жалею приятная вещь рекомендую
Серебристые сумерки - Бристол ЛиАнастасия
26.01.2015, 20.30





Здорово очень душевно хороший роман а рейтинг не самый высокий начала читать сагу не в том порядке но не жалею приятная вещь рекомендую
Серебристые сумерки - Бристол ЛиАнастасия
26.01.2015, 20.30





Первые два романа, были на много сильнее, но этот книга тоже довольно интересная. Приятно было прочитать про полюбившихся героев.
Серебристые сумерки - Бристол ЛиМилена
22.05.2015, 23.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100