Читать онлайн Когда не нужны слова, автора - Бристол Ли, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда не нужны слова - Бристол Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда не нужны слова - Бристол Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда не нужны слова - Бристол Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бристол Ли

Когда не нужны слова

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Жара, пахнувшая на них с улицы, была подобна струе горячего пара, вырвавшейся из кипящего чайника, с которого сняли крышку; тем не менее когда Эштон и сэр Найджел подъехали, перед колесной мастерской собралась толпа народа. Эштон медленно вылез из экипажа, внимательно глядя на худощавого светловолосого мужчину в черном, направлявшегося к ним. Сперва Эша несколько озадачил шрам на лице человека, но ошибки быть не могло: это было все то же моложавое, ангельски красивое лицо, все те же бегающие зеленые глаза, те же тщательно причесанные волосы пшеничного цвета. Фигура его была подтянутой, чего не наблюдалось раньше, и держался он теперь очень уверенно, но в остальном изменился мало. Это, несомненно, был Гидеон Финчли, граф Уинстон.
— Сэр Найджел, — сказал Уинстон, — извините, что я пригласил вас сюда в такое неподходящее время дня, но я подумал, что вы захотите присутствовать лично.
— Да, конечно, только объясните, пожалуйста, при чем я захочу присутствовать?
Уинстон обернулся к Эшу и протянул ему руку.
— Киттеридж, я рад, что ты тоже будешь свидетелем этого небольшого драматического события.
Эштон пожал протянутую руку, все еще несколько ошеломленный встречей.
— Значит, это все-таки ты. А я уж стал сомневаться. — Уинстон улыбнулся:
— Да, много воды утекло, не так ли? Нам с тобой найдется что вспомнить. Но дело — прежде всего. — Он обернулся к сэру Найджелу. — Итак, перейдем к делу.
Он жестом указал им на дворик перед колесной мастерской, и Эштон понял, почему там собралась толпа. К колесу телеги прислонился жестоко избитый человек. Он был без сознания и держался в вертикальном положении только благодаря тому, что его задранные вверх руки были привязаны цепью к колесу. Его оголенное по пояс тело было исполосовано ударами кнута, раны кровоточили, привлекая тучи мух.
— В результате проведенного расследования мне удалось обнаружить первое звено в преступной цепи, существование которой отравляет жизнь в нашем городе, сэр Найджел, — заявил Уинстон. — Этот негодяй снабжал продовольствием и давал прибежище беглым каторжникам, и я уверен, что нам удастся убедить его выдать нам организатора всей этой сети.
Сэр Найджел удовлетворенно кивнул, но Эш с отвращением отвернулся, чтобы не видеть этого сломленного человека.
— Сразу видно, что ты уже применял к нему свои методы убеждения. Неужели нельзя было обойтись без крайних мер?
— Для обычного человека, возможно, в них не было бы необходимости, — равнодушно пояснил Уинстон, — но для такого, как он… — Он пожал плечами. — К сожалению, такие закоренелые преступники, как он, понимают только физическое наказание. Видите ли, он тоже беглый.
— Что? У нас под носом? — возмутился сэр Найджел.
— Вот именно. Так часто бывает. Они перебираются из одной колонии в другую, устраиваются на работу под другой фамилией и живут себе как обычные граждане. Никто и не догадывается об этом. А этот устроился еще лучше: открыл колесную мастерскую. Ему оставалось две недели до конца срока, когда он, дурак, сбежал. Впрочем, все они придурки, — добавил Уинстон.
Эш бросил взгляд на привязанного цепью бедолагу, и безобразие этой сцены вызвало у него отвращение. Хотя за долгие годы он достаточно закалился, сталкиваясь с жестокой реальностью, художник в нем испытывал омерзение при виде жестокости. Во всем происходящем чувствовалось какое-то мрачное предзнаменование, которое ему очень не нравилось, — и в том, что они снова встретились с Уинстоном по прошествии стольких лет, и в том, что двор был забрызган кровью.
— Что с ним теперь будет? — спросил Эш по возможности равнодушным тоном.
Уинстон удивился тому, что он об этом спрашивает.
— Участие в заговоре против Короны карается смертью, дорогой мой, а он еще к тому же беглый. Уверен, что нам удастся получить от него нужную информацию до того, как приговор будет приведен в исполнение.
В толпе вдруг раздался крик, и какая-то женщина бросилась на колени перед бесчувственным телом заключенного. Она, рыдая, трясла его, окликала по имени. Женщина была беременна. Она была на грани истерики и то и дело оглядывалась на толпу безумными глазами. Увидев Уинстона, она закричала:
— Это мой муж! Что вы с ним сделали? Он ни в чем не виноват! Вы не можете…
— Ваш муж, любезная, является заговорщиком и беглым каторжником. Он получит свое по заслугам. — Он обратился к солдатам: — Уберите немедленно эту особу.
Но не успел солдат подойти к ней, как женщина тяжело поднялась на ноги и, потрясая кулаками, с дикими криками набросилась на Уинстона, который ударил ее, сбив с ног, и, когда она растянулась в грязи, пнул ее носком сапога.
Эшу показалось, что он возвратился в прошлое. Он подскочил к Уинстону и резко оттолкнул его, потом повернулся к женщине. Солдат уже поднял ее на ноги, и Эш, сжимая кулаки, обратился к Уинстону.
— Она ничего не сделала, — сердито сказал он. — Это бессмысленная жестокость.
Уинстон, улыбаясь, поправлял манжеты. Ситуация явно забавляла его.
— Как ни странно, мне вспомнилась наша последняя встреча. Приятно сознавать, что в нашем непрерывно меняющемся мире кое-что остается неизменным — вроде твоего упрямого желания сражаться с ветряными мельницами.
Женщину куда-то поволокли солдаты, она рыдала и умоляла сжалиться. Эшу все это тоже напомнило их последнюю встречу. Он вновь увидел себя в Вулфхейвене: безжизненное тело невинной молодой девушки на полу и кровь, стекающую по физиономии Уинстона. Иногда ему казалось, что в ту ночь началась его жизнь, хотя ему удалось почти совсем забыть об этом. И вот они снова встретились в аналогичной ситуации — жизнь описала полный круг.
Эш с трудом проглотил комок в горле и разжал кулаки. Стараясь говорить спокойно, он произнес:
— Если ты называешь сражением с ветряными мельницами мое отвращение к жестокому обращению с женщиной, то пусть будет так.
Сэр Найджел, встревоженный оборотом, который принимала ситуация, поспешил вмешаться:
— Эштон, вы, возможно, не понимаете…
Но Уинстон, рассмеявшись, жестом остановил его.
— Не беспокойтесь, сэр Найджел. У нас с Эштоном было однажды неприятное столкновение, которое, я надеюсь, больше не повторится. — Он взглянул на Эша и, обращаясь к нему, заявил: — Я не тот человек, которого ты знал в прошлом, Эш. Я не держу на тебя зла за то, что произошло между нами. По правде говоря, мое сознание в то время было настолько затуманено, что я едва помню, что произошло. Если бы не этот шрам на лице, я бы с трудом поверил, что человек, каким был я, вообще когда-либо существовал. Да, — добавил он, вновь проведя пальцами по шраму на щеке, — я благодарю Господа за это напоминание о моем недостойном образе жизни. — Взгляд его горел таким фанатичным блеском, а в голосе слышалось такое благоговение, что Эшу оставалось лишь в изумлении таращить на него глаза. Потом Уинстон расслабился и снова улыбнулся. — Я рад видеть тебя, старый дружище, и счастлив, что ты присоединяешься к борьбе против безнравственности и продажности, распространившихся на этом континенте.
Под воздействием жары влажное белье Эша прилипло к телу, волосы под шляпой взмокли. Сэр Найджел тоже то и дело промокал лицо носовым платком, но Уинстон даже не вспотел. В этом было что-то противоестественное, как и в его словах и во взгляде его блеклых глаз. Несмотря на зной, у Эша мороз пробежал по коже.
— Думаю, ты ошибаешься, Гидеон. Я не солдат и не желаю им быть, — медленно произнес он.
Уинстон, кажется, удивился.
— Вот как? А я слышал, что в Америке ты прославился храбростью.
— Только не в качестве мясника, — оборвал его Эш.
— Зачем вы так, Эштон? Все мы здесь работаем ради достижения одной цели, — сказал сэр Найджел.
Эш медленно покачал головой:
— Вы ошиблись, сэр Найджел, если подумали, что я каким-либо образом стану участвовать в таком представлении, какое мы видели здесь сегодня.
Старый джентльмен явно смутился, но Уинстон молча улыбнулся.
— Ты, как всегда, пытаешься поставить себя выше меня, — пробормотал он. — Должен сказать тебе, я разочарован. Я-то думал, что мы теперь сможем объединить усилия в достижении общей цели, так сказать, будем трудиться бок о бок, как положено двум соотечественникам, чтобы искоренить зло в этой части мира. Будь любезен, объясни мне, в чем ты видишь разницу между нашими миссиями.
— Я не считаю благородным занятием охоту на людей.
— Ах, вот оно что? Но ведь ты занимаешься тем же самым?
— Не совсем. Я всего лишь предлагаю свои услуги по сбору информации для военной экспедиции.
— Ты, как и я, помогаешь Короне в том, чтобы осужденные преступники понесли заслуженное наказание.
Эш почувствовал некоторую неловкость, отчасти это было вызвано смутным подозрением, что в словах Уинстона есть доля правды. Но он взял себя в руки и сказал с уверенностью:
— Вот Джек Корриган — это действительно враг Короны, который представляет собой угрозу. Если верить тому, что я слышал, то он сам по себе является военной силой. Разве можно сравнить такого опасного преступника, как он, с этим несчастным, — он жестом указал на человека, привязанного к колесу, — который хотел лишь заработать, чтобы прокормить семью?
Сэр Найджел смущенно откашлялся, с опаской поглядывая на собравшуюся толпу, которая прислушивалась к их разговору.
— Весьма интересные дебаты, джентльмены, но здесь едва ли подходящее место для их проведения. Лорд Уинстон, нельзя ли убрать отсюда этого человека и заняться нашим делом?
Уинстон на мгновение задержался взглядом на Эше, потом ответил:
— Вы правы, сэр Найджел. Преступника отведут в караульное помещение, и допрос начнется немедленно. Вы желаете на нем присутствовать?
— Да, да, конечно. — Сэр Найджел снова промокнул вспотевший лоб и повернулся к экипажу, стремясь поскорее укрыться от палящих лучей солнца и от назревающей ссоры. — Эш? Вы идете?
— Спасибо, нет. У меня назначена встреча.
— Может быть, вас подвезти?
— Я пройдусь пешком. — Ему не хотелось находиться в обществе сэра Найджела. — Поезжайте.
Эш слышал звон цепей и отрывистые команды, но не смотрел в сторону заключенного, которого уводили солдаты. Не смотрел он и вслед уезжавшему экипажу сэра Найджела. Он смотрел на Уинстона, в свою очередь, смотревшего на него с сочувствием и интересом.
— Знаешь, Эш, — сказал он несколько мгновений спустя, — а ты изменился сильнее, чем я подозревал. — Он улыбнулся, обошел Эша кругом и остановился перед ним. — Ты даже выглядишь по-другому. Надеюсь лишь, — небрежно добавил он, — что ты не похож на Самсона, который прятал секрет своей силы в волосах. Всем известно, чем это кончилось для бедняги, не так ли?
— За меня не бойся, я вполне могу за себя постоять, — холодно ответил Эш.
— Ну-ну, — промолвил Уинстон и улыбнулся. — Сказать по правде, дружище, мы с тобой похожи больше, чем тебе хотелось бы признать. Мы оба хозяева своей судьбы, оба ищем свое место в этом мире и пытаемся доказать себе, что достойны своего призвания. По какой другой причине ты уехал в Америку и совершил героические подвиги и почему я так настойчиво стремился к самоуничтожению, что закончилось моей высылкой сюда? Тебя, наверное, удивляет моя целеустремленность. Но я и сам за последние годы многое узнал о себе. В этом заключается основная разница между нами. Я познал себя и понял цель своего существования, а ты продолжаешь геройствовать, не имея, по существу, никаких убеждений. Ты бросился на защиту какой-то служанки, но отказываешься бороться со злом, которое, по-твоему, ей причинили. Ты проявил чудеса храбрости в Америке, но привез оттуда всего лишь рисунки и карты. А теперь ты приехал сюда, чтобы помочь колониальному правительству, но намерен делать лишь то, что тебя устраивает, и участвовать в борьбе так, чтобы не замарать свои ручки.
Да, тебя считают героем, но тебе не хватает убежденности — мужества, если на то пошло, — чтобы сделать то, что от тебя требуется, каким бы безобразным и отвратительным это ни было. Возможно, твои намерения благородны, но всегда существует определенная граница, пересечь которую ты не желаешь. В том-то и заключается разница между нами. Я делаю то, что следует делать. Ты позволяешь судьбе командовать собой, а я сам ее контролирую. — Он усмехнулся. — И теперь, как ни странно, я испытываю к тебе жалость.
Эштон с усилием заставил себя расслабить мускулы и спокойно сказал:
— Я слышал, что нет ничего опаснее человека, уверовавшего в свою непогрешимость. Когда я знал тебя в Англии, я думал, что ты опасен, но сейчас, если бы мне дали выбор, я, пожалуй, предпочел бы иметь дело с тобой, каким ты был тогда.
Уинстон кивнул, все еще улыбаясь:
— Разумеется. И, учитывая все это, я искренне надеюсь, что мы с тобой никогда не окажемся по разные стороны поля боя. Победителем среди нас может быть только тот, кто не боится пересечь границу, а значит, победа всегда будет за мной.
Эштон повернулся и, ничего не сказав в ответ, ушел. Он был встревожен и чувствовал себя испачканным. Глубоко вдохнув горячий пыльный воздух, он, чтобы избавиться от впечатления, произведенного словами Уинстона, попытался подумать о чем-нибудь хорошем, невинном и прекрасном. Странно, но единственным, что пришло ему на ум, была Мадди Берне.
Однако мгновение спустя даже ее образ постепенно растаял, оставив его наедине с собственными невеселыми мыслями.
Каждый уголок в гостиной Мадди был заполнен вазами с белоснежными орхидеями, прекрасные нежные цветы которых казались прозрачными в потоке света, падающего сквозь окно. На сопровождавшей цветы карточке было просто написано: «Иногда среди пустыни расцветает цветок такой красоты, что невольно вспоминаешь о том, что Господь творил чудеса даже из хаоса. Эти цветы — одно из таких чудес, так же как и вы».
Мадди сидела за своим письменным столом, на котором стояла ваза с орхидеями и лежали два листа бумаги. Это были пожелтевший от времени портрет и записка, которые прибыли сегодня утром.
Мисс Берне,
Завтра я уезжаю в Роузвуд, и мой мир без вас опустеет. Я был бы счастлив, если бы вы согласились приехать ко мне на несколько дней в гости на Рождество. На третий день Рождества я уезжаю в Голубые горы, но едва ли что-нибудь там заинтересует меня, пока не поделюсь с вами теми чудесами, которые уже нашел.
Мадди перечитала записку, и губы ее дрогнули в улыбке. Странно, что такие милые слова написал столь решительный человек, хотя она подозревала, что слова эти не вполне искренни. Одно по крайней мере говорило в его пользу: он не лгал, когда сказал, что его не так-то легко обескуражить.
Когда начали прибывать подарки и записки, Мадди встревожилась. Более того, она чуть было снова не впала в панику. Ее отчаянная попытка отвязаться от него лишь ухудшила ситуацию, потому что если бы она лучше знала мужчин, то поняла бы, что у таких людей, как Эштон Кигтеридж, уязвленная гордость лишь пробуждает бойцовские инстинкты.
Но дни шли за днями, а от него не исходило никаких угроз, если не считать угрозой элегантные подарки и милые записочки. Мадди постепенно успокоилась и даже наслаждалась этой игрой. Она не была бы женщиной, если бы эта ситуация немножко не льстила ее самолюбию. Любой женщине было бы лестно, если бы за ней так настойчиво ухаживал такой человек, как Эштон Киттеридж, особенно если он не стремится встретиться с ней лично и она может, ничем не рискуя, наслаждаться знаками его внимания. Но важнее всего было то, что это несомненно доказывало, что ему не известно ничего из того, что могло бы повредить ей. Разве то, что он открыто приглашает ее в Роузвуд, не является тому подтверждением? Он хотел лишь добиться ее благосклонности, и пока она будет ему отказывать, между ними сохранится равновесие сил. А потом игра ему наскучит, и он сам отойдет в сторону.
Она взяла один из хрупких цветков и приложила его к щеке, охлаждая разгоревшуюся щечку прохладным лепестком. Ощущение было такое, словно ее погладила чья-то нежная рука.
Отругав себя за глупые мысли, она вернула цветок на место. Значит, завтра он уезжает, с облегчением подумала она. Ее жизнь войдет в привычное русло и она сможет сосредоточиться на том, что требует ее внимания, — например, на «Кулабе» и на тревожных слухах о Крысолове. У нее и без Эштона Киттериджа забот хватает, а его экспедиция в Голубые горы продлится много месяцев, а может быть, и лет. К тому времени он забудет о ней или она найдет способ как-нибудь отделаться от него.
С некоторым удивлением она почувствовала, что ей будет его не хватать, и с непонятной для себя грустью представила, как могли бы сложиться отношения между ними, если бы все было по-другому.
Глупо, конечно, об этом думать. Мадди и раньше получала подобные предложения. Некоторые ее поклонники — главным образом зеленые юнцы и стареющие торговцы — предлагали честь по чести выйти за них замуж, тогда как другие предложения ничего общего с благородными намерениями не имели. На все предложения она неизменно отвечала холодным отказом, потому что где-то на задворках памяти еще хранились страшные воспоминания о грубых руках и грязных, заросших бородами физиономиях. Однако кошмары теперь ее мучили редко, а руки Эштона Киттериджа совсем не были грубыми.
Она перевела взгляд на портрет и рассеянно провела кончиками пальцев по расплывшимся линиям, пока не наткнулась на подпись. Она легонько прикоснулась к ней. «Эштон Киттеридж, — произнесла она вслух и с удовольствием, повторила: — Эштон».
Потом она нахмурилась и убрала руку: она уже давно не была той девушкой. День за днем, год за годом она все дальше уходила от Глэдис Уислуэйт. Остался только портрет, который она зачем-то хранила. Ей было нужно, чтобы он напоминал ей о ней прежней, хотя она боялась этих воспоминаний. Возможно, по той же причине ее радовало появление Эштона Киттериджа в ее жизни.
Эта мысль смущала ее и сбивала с толку. Только дурак может радоваться появлению опасности, а она не была дурочкой, иначе не смогла бы прожить столько времени. Она взяла то, что предложила ей жизнь, и использовала это наилучшим образом. Теперь она не могла позволить себе рисковать.
Она снова взглянула на портрет, на записку, и на лице против ее воли появилось мечтательное выражение. Иногда ей хотелось, чтобы все сложилось по-другому: чтобы она была рождена Мадди Берне, а не Глэдис Уислуэйт, свободной женщиной, которую не преследуют призраки прошлого и которой ничто не угрожает в будущем, и чтобы Эштон Киттеридж действительно занял главное место в ее жизни.
Услышав стук в дверь, Мадди вздрогнула, торопливо перевернула портрет и прикрыла его вазой с орхидеями. Не успела она подняться на ноги, как в комнату вбежал Дарси.
— Извините, мисс Мадди, ко произошло кое-что, о чем вам следует знать.
Хотя Дарси теперь был хорошо подстрижен, одет как подобает служащему клуба и не отличался от любого свободного человека, он по-прежнему сутулился и не избавился от привычки вертеть в руках платок, когда нервничал, как сейчас. Он неистово крутил платок, а на его лице было написано не просто смятение, а животный страх. Мадди медленно поднялась с места. Сердце ее бешено колотилось.
— Крысолов схватил Джона Мемберса, мэм, — пробормотал Дарси. — Его безжалостно избили и потащили в караульное помещение на допрос.
Мадди похолодела.
— Мы можем что-нибудь для него сделать? — Дарси покачал головой:
— Нам к нему не проникнуть. Туда никого не впускают. — Почему они схватили его? — задала она самый страшный вопрос.
— Они узнали, что он помогал каторжникам. Насколько мне известно, они не знают, куда он их направлял, но узнать это — дело времени. Если он не заговорит, прежде чем его убьют, то заговорит его жена, — мрачно закончил он.
Мадди стиснула руки и отвернулась к окну.
— Ладно, — сказала она. — Мы немедленно свертываем здесь все операции. Передай всем. И мы должны попытаться пробраться к Джону. Нельзя допустить, чтобы он умер. Обязательно поговори с его женой. Сделай для нее все, что сможешь.
Дарси кивнул.
— А что делать с Бордерсом? Его надо предупредить на всякий случай. Если я выеду в Динготаун сейчас же и буду поторапливаться, то смогу быть там…
— Нет, — сказала Мадди, прижав к вискам пальцы. — Нет, я не могу послать туда даже тебя. Это вызовет подозрения. — Она снова повернулась к столу, и ее взгляд остановился на лежащей там записке. — Нет, — повторила она. — Я сама об этом позабочусь.
Дарси проследил за направлением ее взгляда и встревоженно посмотрел на нее.
— Мисс Мадди, неужели вы хотите поехать туда сами? Это небезопасно.
Мадди усмехнулась:
— Ты прав, это небезопасно.
— Но, мисс, вы не понимаете… Этот Киттеридж был вместе с ними, когда они схватили Джона. Люди говорят, что именно его наняли, чтобы изловить в горах Джека.
У Мадди замерло сердце и похолодели пальцы, но выражение лица не изменилось. Мгновение спустя она спокойно сказала:
— Спасибо за предупреждение, Дарси. Я об этом позабочусь.
Как только Дарси ушел, силы покинули ее, и она рухнула в кресло. Безопасность. Разве она когда-нибудь знала, что означает это слово?
Дрожащей рукой она перевернула портрет и долго смотрела на него. Потом взялась за перо.
Дорогой мистер Киттеридж,
благодарю за ваше любезное приглашение. Вы окажете мне честь, если навестите меня сегодня в моих апартаментах, чтобы вместе поужинать и поболтать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда не нужны слова - Бристол Ли



очень понравился роман хорошая книга
Когда не нужны слова - Бристол Лиgulnara
12.10.2012, 0.25





Интересная книга. Реалистично описана тюрьма, плавание на тюремном карабле на каторгу. Тут уж главная героиня не спаслась от изнасилования в последнюю минуту. Все мерзости описаны реалистично без слащавости.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиВ.З.,65л.
13.02.2013, 11.56





Роман зацепил. Красивая любовь...10+
Когда не нужны слова - Бристол ЛиМарта
9.06.2014, 14.28





Сильный роман. С удовольствием прочитала.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиМилена
17.05.2015, 21.20





Роман прочитала с большим удовольствием, все настолько реально описано, что переживала, боялась и любила вместе с главными героями. Читается легко, так как у автора хороший слог и интересные диалоги. Эпилог вообще порадовал.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиСветлана
20.05.2015, 18.55





Какой это сильный роман,по мне так полный бред.Большую половину книги судьбы гг вообще никак не связаны,не считая одной встречи,когда гл г было тринадцать.Наконец в 15 главе у главных героев что-то завязалось.Книга вообще ни о чём,еле дочитала
Когда не нужны слова - Бристол Лиольга
23.05.2015, 7.57





Какой это сильный роман,по мне так полный бред.Большую половину книги судьбы гг вообще никак не связаны,не считая одной встречи,когда гл г было тринадцать.Наконец в 15 главе у главных героев что-то завязалось.Книга вообще ни о чём,еле дочитала
Когда не нужны слова - Бристол Лиольга
23.05.2015, 7.57





Прекрасный роман..вот эпилог разочаровал..ждала большего(
Когда не нужны слова - Бристол ЛиЛала
25.05.2016, 11.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100