Читать онлайн Когда не нужны слова, автора - Бристол Ли, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда не нужны слова - Бристол Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда не нужны слова - Бристол Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда не нужны слова - Бристол Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бристол Ли

Когда не нужны слова

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Австралия, Сидней Ноябрь 1824 года
Сэр Найджел Истервуд был назначен на свой пост в Австралии десять лет назад. Вначале предполагалось, что он приехал ненадолго, но, подобно многим другим, так и не уехал отсюда. Его соблазнила не сама эта земля — хотя к суровому климату в конце концов привыкаешь, а яркие краски и тропическая растительность способны привлечь кого угодно, особенно тех, кому нравится экзотика, — его внимание сразу же привлекли возможности, которые открывались в этой стране. Он начал карьеру с капитана королевской гвардии, а теперь занимал высокий пост в личной канцелярии губернатора. Его честолюбивые планы шли еще дальше, и он имел все основания надеяться, что они обязательно осуществятся. Высокопоставленный гость, с которым он поднимался по ступенькам в «Кулабу» тем сырым осенним вечером, должен был сыграть важную роль в его дальнейшей карьере.
— С трудом верится, — громогласно заявил сэр Найджел, — что вы, пробыв почти полгода на наших благословенных берегах, ни разу не заглянули в это заведение, которое заслуженно является нашей достопримечательностью.
— Приведение в порядок дел в поместье занимает у меня много времени, — рассеянно оправдывался Эштон. Глаза его тем временем впитывали и по привычке фиксировали в памяти все происходящее на вечерней улице —аккуратные скамьи, освещенные фонарями, небольшое стадо овец, которое гнал домой босоногий мальчишка; хорошо одетые джентльмены в наемных экипажах обгоняли телеги, груженные овощами и вяленой рыбой; тянулись вереницей усталые, закованные в цепи каторжники под бдительным оком вооруженных надсмотрщиков. Это был поистине многоликий город, и хотя Эш пробыл в Сиднее пока всего два дня, он уже почувствовал его несомненную притягательность.
— Боюсь, что я пренебрег своими обязанностями перед обществом, — добавил он. — Трудно заранее предположить, какие сложности могут возникнуть в связи с наследством. Ожидаешь получить выгоду, а получаешь массу проблем.
Сэр Найджел усмехнулся:
— К сожалению, это так. А что касается обязанностей перед обществом, то, хотя нашему городу далеко до Лондона, жизнь здесь имеет свои приятные стороны. Завтра вечером после приема у губернатора вас будут наперебой приглашать в самые приятные дома, так что держитесь. Но сегодня вам предстоит испытать редкое удовольствие. — Он лукаво взглянул на Эштона. — Надеюсь, вы не будете возражать против раннего ужина, потому что впечатление от посещения «Кулабы» будет неполным, если вам не удастся увидеть хозяйку, а она никогда не появляется после девяти часов вечера.
Эш удивленно вскинул брови:
— Но вы, кажется, сказали, что это мужской клуб? Сэр Найджел довольно хохотнул, предвкушая приятно удивить его.
— Так оно и есть, сэр, причем клуб это элитный. Разумеется, я с удовольствием дам вам рекомендацию для вступления в его члены, но сегодня вы будете моим гостем. Понимаете, — он искоса взглянул на Эштона, — здесь есть множество других заведений, однако, смею доложить, ни одно из них не подходит для настоящего джентльмена. «Кулаба» — заведение самое респектабельное, и… гм… дамы туда не допускаются.
Эш подавил усмешку.
— Я понимаю, — сказал он, — и чтобы вас успокоить, скажу, что, несомненно, предпочитаю провести вечер в респектабельном клубе, а не в борделе, какими бы превосходными качествами ни обладали подобные заведения.
У сэра Найджела отлегло от сердца.
— Я так и предполагал. Ну что ж, вы не будете разочарованы, сэр, уверяю вас. Плата за вход там довольно высока, но это единственное место в Сиднее, где можно найти стаканчик приличной мадеры.
Эш был слегка заинтригован, когда ливрейный лакей распахнул перед ними дверь и они вошли в небольшой холл. Слуга учтиво поздоровался с ними и взял у них шляпы и перчатки. Эшу показалось, что он вот-вот протянет серебряный поднос, чтобы они положили свои визитные карточки. Если не считать двух рослых темнокожих слуг, стоявших по обе стороны двери, все это напоминало вход в частную резиденцию где-нибудь в фешенебельной части Лондона.
— Вы сегодня ужинаете у нас, сэр Найджел? — спросил слуга и, получив утвердительный ответ, повел их в сторону столовой, откуда доносились звяканье серебряных приборов и приглушенное жужжание голосов, говорившие о том, что немало представителей сиднейской знати не возражали против раннего ужина, чтобы иметь возможность взглянуть хоть одним глазком на хозяйку этого заведения.
Как только они уселись за стол, сэр Найджел, заметив, как Эш обвел комнату удивленным взглядом, усмехнулся.
— Поразительно, не так ли? Почти точная копия великосветской столовой. Можно закрыть глаза и представить, что за порогом этого дома Лондон. А комната для игры в карты ну точь-в-точь как в «Уайте», даже книга, в которую записываются ставки заключенных пари, имеется. Если желаете, мы потом сыграем партию-другую. И конечно, здесь есть курительная комната, где нередко заключаются серьезные сделки. Там почти всегда можно встретить весьма интересных людей. Потом я вам все здесь покажу.
На Эша все это действительно произвело впечатление, хотя он и не мог бы сразу сказать, хорошо это или плохо. Во время своего краткого пребывания в Англии перед отъездом в Австралию он не встречался ни с кем из старых знакомых, он не принимал приглашений, не наносил визитов и не имел ни малейшего желания делать это. Все, что некогда Англия значила для него, давно стерлось из памяти. Он перешагнул через все это и больше никогда не вспоминал. Он дрался с волками, спал в пещерах и за последние пять лет ел у костра в компании таких людей, которым не позволили бы даже подметать ступеньки лестницы перед черным входом в городской особняк его отца. Торжественная тишина столовых и изысканные манеры за столом больше не являлись частью его жизни.
Однако, войдя сегодня в эту столовую, он вдруг снова почувствовал себя двадцатилетним юнцом — неопытным, полным надежд. Все то, что, как ему казалось, он давно перерос — ощущение массивного столового серебра в руках, сверкание хрусталя, приглушенное жужжание голосов, ведущих цивилизованный разговор на чистейшем английском языке с правильным произношением, — все это вдруг естественно встало на свои места, заполнив в жизни Эша пустоту, о существовании которой он до сих пор даже не подозревал. Наверное, никто по-настоящему не перерастает то, что заложено в нем при рождении, подумал Эш, потому что, усаживаясь за стол, накрытый белоснежной скатертью, он почувствовал столь сильный приступ ностальгии, что был буквально вынужден встряхнуть головой, чтобы освободиться от наваждения.
— Великолепно, — пробормотал он наконец.
— Вот именно, — согласился сэр Найджел, с удовлетворением кивнув головой. — Еще более удивительно то, что все это придумала и осуществила простая дочь трактирщика, хотя, конечно, стоит ли портить вкус отличной ветчины размышлением о том, в какой грязной луже купалась свинья, из которой она изготовлена?
— Владелица всего этого — женщина? — еще больше удивился Эш.
Сэр Найджел почувствовал некоторую неловкость, как будто его раздражала неспособность собственного правительства держать под контролем амбиции особ женского пола.
— Как вы понимаете, это незаурядный случай — отнюдь! У нее были родственники в Англии, которые оставили ей весьма значительное состояние, так что она богата, хотя является здесь всего лишь дочерью хозяина таверны. Но мисс Берне всегда вела себя безупречно, а ее изысканным манерам можно позавидовать, хотя где она могла их приобрести, остается загадкой. — Сэр Найджел усмехнулся. — Однако, взглянув на нее, мужчина может простить ей любые промахи. Уж поверьте, там есть на что посмотреть. В Сиднее она, пожалуй, является самой завидной невестой.
— Вот как?
Как видно, вечер обещал быть более интересным, чем ожидал Эш. За долгие годы на его жизненном пути встречались самые разные женщины — и добропорядочные, и с сомнительной репутацией, — но американские женщины, к примеру, были не в его вкусе, к тому же у него было слишком много неотложных дел.
Теперь же, попав в это место, так похожее на дом, где вокруг говорили на том же чистом английском языке, что и он, где его окружал комфорт, приличествующий ему по рождению и положению, он совершенно естественно обратился мыслями к другим удовольствиям, без которых едва ли можно считать совершенной жизнь любого мужчины. Англичанка, женщина с нежной кожей и изящным телосложением, женщина светская, с изысканными манерами, которая может поддержать непринужденный разговор, умеет танцевать… Да, этого ему тоже не хватало все эти долгие годы, хотя до этого момента он об этом даже не догадывался.
Как будто прочитав его мысли, сэр Найджел, поблескивая глазами, добавил:
— Да, самая завидная невеста… и самая недоступная. Немало мужских сердец было разбито из-за неразделенной любви к ней, однако с именем мисс Мадди Берне не связано даже намека на какой-нибудь скандальчик.
Эш улыбнулся:
— Вы возбудили мое любопытство, сэр Найджел. Трудно поверить, что существует такой образец красоты и добродетели, как вы описали.
— Вот именно! Но вы поверили бы в существование всего этого, — он широким жестом обвел комнату, — если бы не увидели своими глазами? Ладно, не буду навязывать вам своего мнения. А теперь перейдем к более неотложным делам. — Он поднял бокал, наполненный густым красным вином. — За эту превосходную мадеру и за ваше, как мы все горячо надеемся, продолжительное и приятное пребывание на этой дальней окраине Британской империи.
Эш с большим удовольствием продолжил бы разговор о мисс Берне, но он поблагодарил за тост, отхлебнул мадеры — которая и впрямь была отличного качества — и слегка откинулся на спинку стула, приготовившись перейти к истинной цели этого вечера. Он теперь был достаточно умудрен опытом, чтобы понимать, что это приглашение на ужин со стороны правительственного чиновника не может объясняться просто желанием проявить гостеприимство.
Надо отдать должное сэру Найджелу, он не стал терять времени на ненужный обмен любезностями. Поставив бокал, он уселся поудобнее и сказал:
— Трудно передать, как мы рады вашей предстоящей экспедиции в Голубые горы.
Эш усмехнулся, услышав, как аккуратно выбирал слова для этой фразы сэр Найджел.
— Меня вполне устроила цена, — скромно ответил он. Сэр Найджел чуть заметно смутился, потому что именно в денежном вопросе они не вполне сошлись во мнениях.
— Возможно, с вашей точки зрения, она кажется справедливой, — брюзгливо заметил он. — Мы, естественно, предпочли бы, чтобы вы предложили свои услуги в ознаменование своей преданности интересам Короны…
Эш беззаботно махнул рукой.
— Я давно перерос такие глупые сантименты. И поскольку я буду рисковать жизнью, разыскивая ваших десперадос… — Заметив, что сэр Найджел удивленно поднял брови, Эш поспешил пояснить: — Этому слову я научился в Америке. Кажется, оно испанское и в переводе означает «отчаявшиеся».
— Пожалуй, оно вполне подходит для описания Корригана, — проворчал сэр Найджел. — Когда вы намерены тронуться в путь?
— Наверное, в следующем месяце. Насколько я разобрался в особенностях вашего климата, к тому времени можно ожидать довольно продолжительное улучшение погоды.
Сэр Найджел фыркнул.
— Если только слово «улучшение» вообще применимо для описания здешней погоды.
Эш улыбнулся. Изучая информацию о Голубых горах, он убедился в одном: за всю историю континента там никогда не было снега. Более того, в этом перевернутом с ног на голову мире декабрь означал начало лета, сулившего продолжительный период длинных сухих дней и жарких безветренных ночей. Пусть другие жалуются на жару, засухи, зарницы и опустошительные лесные пожары, но Эш влюбился в австралийский климат, как только ступил на землю Австралии зимой и был встречен не морозом, а всего лишь сереньким моросящим дождем.
Сэр Найджел отхлебнул глоток вина.
— Вы нашли все, что нужно для экспедиции? Оборудование, припасы, местных проводников?
— Это первое и основное, ради чего я приехал в Сидней. —Сэр Найджел согласно кивнул.
— Ну что ж, я уверен, что в этом мы сможем вам помочь. Как вы, возможно, знаете, губернатор Дарлинг весьма заинтересован в том, чтобы покончить с этой маленькой проблемой, и все мы считаем, что нам очень повезло, что заниматься этим будет такой человек, как вы.
— Вы преувеличиваете, сэр Найджел, уверяю вас, — пробормотал Эш.
— Вовсе нет, сэр, — ваша слава опережает вас. Именно поэтому, — не удержавшись, добавил он, — вы имеете право запрашивать столь высокую цену. — Сэр Найджел задумчиво посмотрел на Эша. — Знаете, Эштон, вы странный человек. Я долгие годы знал вашего батюшку и никогда бы не подумал, что он вырастит сына, который станет солдатом удачи.
Эш на мгновение склонил голову набок, обдумывая его слова.
— Солдат удачи, говорите? — Грустная улыбка тронула его губы. — Пожалуй, вы правы. И я подозреваю, что мой отец втайне очень рад этому.
Не обратив внимания на неодобрительно нахмурившийся лоб сэра Найджела, Эш слегка растер мышцы больной руки. Ему вновь вспомнился ужас, связанный с давней экспедицией Боумена, которая принесла ему славу и состояние, но за это он поплатился единственным, чем когда-либо дорожил: пользоваться правой рукой он больше не мог. Он научился стрелять, есть, даже писать левой рукой, но рисовать или писать красками он никогда не сможет.
Усилием воли прогнав печальные воспоминания, Эш продолжил разговор со своим собеседником:
— Мне, можно сказать, повезло, что удалось привлечь внимание покровителей, которые обладают даром предвидения и умеют мыслить перспективно.
— Таких, как американец Эндрю Джексон, — заметил сэр Найджел.
— И таких, как вы сами, — улыбнулся Эш. Он поднял бокал и, глядя на сэра Найджела, произнес: — А теперь расскажите мне подробнее об этих ваших бандитах.
Сэр Найджел откинулся на спинку стула и тоже поднял бокал.
— Неприятно, конечно, перетряхивать грязное белье на глазах у вновь прибывшего человека, но, по правде говоря, проблема каторжников всегда была бельмом на глазу у местной администрации, а за последнее время она стала почти неуправляемой. Побеги, мятежи, насилие и убийства… — Он печально покачал головой и отхлебнул вина. — Все наши ресурсы уходят на то, чтобы элементарно поддерживать порядок. За последние годы все большее число беглых каторжников — настоящих головорезов — находят убежище в Голубых горах, где сбиваются в банды и нападают на несчастных путешественников или совершают набеги на ничего не подозревающих поселенцев, словно стаи саранчи на поля, уничтожая все на своем пути. У нас есть основания предполагать, что самую многочисленную и опасную из этих банд возглавляет человек по имени Джек Корриган, особенно опасный бандит, сформировавший в горах настоящую армию. Все наши попытки использовать войска, чтобы поймать его, закончились неудачей. Главным образом это объясняется тем, что у нас нет опытных людей, которые могли бы составить карту этой дикой местности. Эш задумчиво кивнул.
— К тому же небольшой отряд — так сказать, научная экспедиция — имеет больше шансов пройти незамеченным, чем военное подразделение. И пока я буду делать вид, что составляю карту дороги через горы…
— Что является вполне законной операцией, — поспешил вставить сэр Найджел. — Всем известно, что правительство планирует проложить дорогу через горы, как только маршрут будет нанесен на карту.
Эш усмехнулся, не скрывая горькой иронии. Неужели он обречен всю жизнь натыкаться на честолюбивых правительственных чиновников, которые всячески стремятся заставить его оказать им маленькую любезность, тогда как сам он желал бы бродить по лесам без определенной цели и мечтал, чтобы все наконец оставили его в покое? Может быть, это проклятие века, в котором он живет, или ирония судьбы, но почему-то его вполне мирные амбиции постоянно переплетались с наступательными амбициями сильных мира сего.
— Совсем простая задача, не так ли? — небрежно сказал он. — Вы всего лишь предлагаете мне отправиться без оружия и без эскорта в опасные места, выследить банду кровожадных разбойников, нанести на карту их местонахождение, а потом сообщить вам эту информацию, чтобы вы могли по моим следам направить туда войска.
— Это вам не спорт, сэр. До вас пытались другие, но потерпели неудачу. Так что я настоятельно рекомендую проявлять осторожность, — серьезно сказал сэр Найджел.
Эштон поднес бокал к губам и с наслаждением отхлебнул глоток.
— Вы правы, — сказал он. — Отличная мадера. Давненько я такой не пробовал. — Он взглянул в глаза собеседнику. — Уверяю вас, я намерен остаться в живых, чтобы попробовать ее снова.
Сэр Найджел, кажется, хотел что-то сказать, но передумал и уставился на Эша пытливым взглядом. Этот человек во многом вызывал его удивление. Несмотря на его безупречные манеры и умение изысканно одеваться, было в нем что-то необузданное, несколько диковатое, что ли, как, например, эта абсурдная длина его волос. В таком характере, как у него, нелегко разобраться. Несмотря на великолепную репутацию Киттериджа, сэр Найджел даже не был уверен, что это именно тот человек, который сможет помочь обуздать зло, терроризирующее страну.
Заметив, что молчание затянулось, сэр Найджел поднял бокал и провозгласил тост с несколько излишним жаром:
— За ваше смелое предприятие во славу матушки Англии! — Эш печально улыбнулся, принимая тост.
— Теперь, когда вы сами стали землевладельцем в этих краях, — сказал мгновение спустя сэр Найджел, — вы поймете, насколько остро стоит здесь проблема рабочей силы: могут возникнуть разного рода неудобства, да и обходится это недешево.
— Мне кажется, что в поместье дядюшки работники вполне довольны, а управляющий держит ситуацию под контролем. Никаких признаков недовольства я не заметил, — сказал в ответ Эш.
— Ну, возможно, в дальних районах трудности не так бросаются в глаза, но в городе дело обстоит из рук вон плохо, — ворчливо сказал сэр Найджел.
Эш не смог удержаться от улыбки.
— С вашего позволения, сэр, едва ли можно ожидать, что закоренелые преступники будут вести себя как священнослужители. Вне всякого сомнения, они и здесь, как и в Англии, будут вести себя как преступники.
— Что правда, то правда. Возможно, эта проблема и не получила повсеместного распространения, но ее все-таки надо держать под контролем. У нас есть основания подозревать, что кто-то организует все эти участившиеся побеги и мятежи, а вы знаете, что это может означать.
Но Эштон не только не знал этого, но и быстро терял интерес к данной теме. Из вежливости он не сказал об этом.
— Мы даже пригласили эксперта для изучения ситуации. Потрясающий человек. Он сотворил настоящее чудо, очистив от смутьянов один из самых опасных районов на континенте. Возможно, вы о нем слышали. Его называют Крысоловом.
— Едва ли, — пробормотал Эштон, удивленно покачав головой.
— Ну что ж, вы еще не раз услышите о нем. Мы очень надеемся, что Крысолову удастся отыскать источник наших проблем в Сиднее, как он это сделал на Тасмании. Однако… — он окинул Эштона проницательным взглядом, — даже такое успешное мероприятие будет бесполезным, если не будут уничтожены уже сформированные вооруженные отряды. Вытащите их из грязных нор в горах, развейте по ветру их гнезда, задайте перцу, чтобы другим неповадно было.
Эш привычно пропускал мимо ушей высокопарные слова политика — они давно перестали волновать его. Правда, иногда его одолевали сомнения по поводу причин, побудивших его согласиться на участие в этой миссии. Теперь у него был дом, много акров собственной земли и заботы, связанные с управлением хозяйством. Дядюшкино поместье было прибыльным почти без каких-либо усилий с его стороны; в деньгах он не нуждался, к тому же устал от опасности. Однако было у него внутри нечто такое, что вечно заставляло его не останавливаться на достигнутом, искать и находить следующую проблему, ждущую решения. Была в нем этакая непоседливость, которую он не мог ни обуздать, ни даже толком определить и которая с особой силой заявила о себе сейчас в этом месте, напомнившем ему о юности.
Несмотря на свои прежние заверения, Эш понял, что предпочел бы провести вечер в каком-нибудь борделе, а не в этой элегантной столовой, где на него нахлынули неприятные воспоминания о прошлом и единственным его собеседником был напыщенный правительственный чиновник. Ему хотелось, чтобы этот вечер поскорее закончился.
И тут он поднял глаза, увидел ее — и желания уйти как не бывало.
Каждый вечер в восемь часов Мадди ненадолго появлялась в залах «Кулабы», одаривая гостей приветливой улыбкой, останавливаясь у столов, перекидываясь несколькими словами с постоянными клиентами. Поскольку это был клуб для джентльменов, появляться там чаще, чем было принято, или оставаться более продолжительное время было бы неприлично, а кроме того, не стоило лишний раз напоминать ее богатым титулованным клиентам о том, что возможностью расслабиться в приятной компании и пообщаться с людьми своего круга они обязаны дочери простого трактирщика. Тем не менее ее ежевечерние появления стали приятной традицией в «Кулабе». Она не вполне понимала, почему так произошло, но поддерживала эту уже сложившуюся традицию.
В тех редких случаях, когда она не появлялась, клиенты бывали разочарованы и, не стесняясь, высказывали свое недовольство. Она быстро поняла, что традиция была так же священна для аристократии, как правильное расположение серебряных приборов на столе или определенный орнамент на фарфоре.
Как всегда, способность Мадди учиться и подражать лучшим образцам сослужила ей хорошую службу. Английским джентльменам были нужны не только тонкие вина, должным образом приготовленная еда и обстановка, напоминающая им о доме. Они тосковали по женщинам, которых оставили на родине. Это были их матери, сестры, жены, любимые — и Мадди стала воплощением каждой из них. Ранние годы своей жизни она провела в большом графском доме, где не раз слышала рассказы именно о таких леди и сама наблюдала за их поведением. Ей не составило труда вспомнить все это. Думая о том, сколько разных ролей ей пришлось сыграть за свою жизнь и как мало в ней осталось от той женщины, какой она могла бы в действительности быть, Мадди лишь грустно покачивала головой.
Успех ее затеи, которая пришла ей в голову в один прекрасный день два года назад, никого не удивил так сильно, как ее самое. Иногда ей казалось, что ситуация вышла из-под контроля и что бурное публичное одобрение ее деятельности заставляет ее действовать против своей воли. В такие моменты Мадди становилось по-настоящему страшно, потому что чем больше высота, на которую поднимешься, тем болезненнее падение. Бывало, что все происходящее искренне удивляло ее и она безуспешно пыталась понять, как это все так хорошо получилось. Когда-то она не мечтала ни о чем другом, кроме ощущения солнечных лучей на своей коже и возможности дышать свежим воздухом. Теперь у нее было богатство и положение.
Каждый вечер она спускалась по лестнице и приветствовала джентльменов, четыре года назад даже не кивнувших бы ей при встрече, — тех самых джентльменов, которые не задумываясь обрекли ее на медленную смерть на борту судна, перевозящего каторжников. Она выслушивала их комплименты, принимала как должное их восхищенные взгляды и набивала карманы их деньгами, большая часть которых попадала в руки обездоленных и несчастных людей, которые глухими ночами стучались к ней в дверь в надежде получить свободу и безопасность. Иногда Мадди забавлялась тем, что пыталась представить себе выражения лиц благородных завсегдатаев своего заведения, если бы они узнали, для каких целей используются их деньги. Но это дело не располагало к шуткам. Просто это было правильно.
Когда в тот вечер она спускалась по лестнице, к ней подошел Дарси и тихо сказал:
— С вами хотел бы поговорить полковник Моррис, мэм. Он в малой столовой.
Лицо Дарси ничего не выражало, и Мадди просто кивнула ему в ответ, но сердце у нее екнуло. Она так и не привыкла разговаривать с представителями властей — вид человека в форме по-прежнему приводил ее в ужас, — однако это была самая ценная часть ее роли владелицы «Кулабы». Она могла заставить этих людей расслабиться, а тем временем подслушать их разговоры. Они знали, что она не выдаст их тайн. Это было важно для Мадди, потому что иногда, если требовалось узнать, например, где проводятся военные учения или планируются особенно тщательные проверки в связи с очередным недавним побегом, ей было достаточно поболтать с нужным джентльменом, чтобы получить нужную информацию. Сегодня был именно такой случай.
К тому времени как она добралась до малой столовой, лицо ее было безмятежным, на губах играла улыбка. Никому бы и в голову не пришло, что она нервничает, приближаясь к столу полковника.
— Полковник Моррис, рада видеть вас здесь сегодня. Надеюсь, вам все понравилось?
Все четверо мужчин, сидевших за столом, вскочили на ноги. Полковник Моррис поспешно вытер губы и отложил салфетку.
— Все превосходно, как всегда, мисс Берне. Как мило, что вы лично поинтересовались этим.
Он склонился к ее руке и представил своих сотрапезников. Мадди поздоровалась с каждым по очереди, без труда скрыв легкую нервную дрожь, охватывающую ее всякий раз, когда ей оказывали знаки внимания люди, которых она некогда боялась. Иногда ей казалось, что это сон и она вот-вот проснется.
— Джентльмены, прошу вас сесть. Я не хотела бы прерывать ваш ужин.
— Не присоединитесь ли к нам, мэм?
— Вы очень любезны, сэр, но у меня, к сожалению, много дел. Насколько я понимаю, вы хотели бы поговорить со мной?
Полковник откашлялся.
— Это, конечно, пустяк, но я подумал, что лучше предупредить вас. За последнее время беглые каторжники с подложными документами все чаще пытаются устроиться на работу. Поэтому мы просим проявлять особую бдительность и сообщать нам, если что-нибудь вызовет подозрение.
Мадди слегка нахмурила лоб.
— Ну и дела! Правда, вот уже год, как я не нанимала новых работников, но я, конечно, буду очень осторожна. Спасибо за предупреждение, полковник. Не сомневаюсь, что в самое ближайшее время вы возьмете под контроль эту ситуацию.
— Мы стараемся, мэм, но бандиты, судя по всему, хорошо организованы. Некоторые из них весьма опасны, так что будьте осторожны.
— Я не беспокоюсь, полковник, — с милой улыбкой заверила она его. — Я всегда чувствую себя защищенной, зная, что вы отвечаете за безопасность в этом городе. — Очарованный ее улыбкой, полковник покраснел, и она протянула ему руку. — Продолжайте ужинать, джентльмены. И если вам потребуется что-нибудь еще, скажите мне, и я сделаю все, чтобы вам было здесь еще комфортнее.
Полковник стоя проводил ее восхищенным взглядом, пока за ней не закрылась дверь.
Оказавшись в коридоре, Мадди на мгновение остановилась, чтобы взять себя в руки. «Осторожность, — думала она, — мне действительно следует проявлять осторожность». Потом решительным шагом вошла в другую столовую. Проходя по залу, она несколько раз останавливалась, чтобы обменяться приветствиями или раскланяться с клиентами. Подходя к столику сэра Найджела, она уже полностью овладела собой. На лице ее играла приветливая, несколько отстраненная улыбка, составляющая часть ее загадочного обаяния. Когда она взглянула на сотрапезника сэра Найджела, в ее лице не дрогнул ни один мускул, хотя его лицо показалось ей знакомым. Она по-прежнему улыбалась, но ноги перестали двигаться. Сердце замерло, во рту пересохло, все, что ее окружало, покачнувшись, исчезло, а сама она перенеслась на семь лет назад, в прошлое. «Ты думала, что все забылось? — насмешливо вопрошал внутренний голос. — Это всегда будет с тобой!»
Она увидела себя в спальне, обставленной мебелью из резного розового дерева, услышала доносившиеся снизу звуки музыки, взрывы смеха, визги и крики. Она вспомнила, как испугалась, поняв, что находится в комнате не одна. Вспомнила красивого молодого человека с рыжеватыми волосами, добрыми серыми глазами и длинными изящными руками, который с улыбкой тихо заговорил с ней.
Теперь его волосы немного потемнели и отросли, и он вопреки моде стягивал их в косицу на затылке. Его лицо утратило юношескую наивность, стало старше, тверже. Кожа стала бронзовой от загара и огрубела, что придавало ему мужественный вид. Он был теперь широкоплеч, как подобает мужчине, но Мадди не могла забыть его улыбку.
«Это тебе, — сказал он тогда улыбаясь и сунул рисунок в руку тринадцатилетней служанки. — Кто знает, возможно, когда-нибудь он будет что-нибудь стоить».
Она сохранила рисунок и память об этом эпизоде, запрятав ее в самый дальний уголок своего сознания, оберегая от ужаса, безобразия и испытаний, которые за этим последовали.
Сэр Найджел заметил ее и стал подниматься из-за стола. Ей захотелось убежать, но она, привычно улыбаясь, шагнула ему навстречу и остановилась перед ним.
«Я могла ошибиться, — подумала она. — Я наверное ошиблась. Не мог тот человек по прошествии стольких лет появиться здесь, в этом месте».
Но разве она не знала всегда, что кто-нибудь неожиданно появится и сорвет завесу лет, отделявшую ее от прошлого, чтобы уничтожить ее? Странно лишь, что этим человеком станет он.
Тем временем сэр Найджел сказал:
— Мисс Берне, позвольте представить вам моего друга, недавно вернувшегося из Америки, мистера Эштона Киттериджа.
Она не ошиблась. Именно это имя было нацарапано под рисунком, который она хранила в течение последних семи лет.
Она повернулась к Эшу: улыбка на лице, рука протянута. Сердце бухает, как молот, но голос спокойный, любезный:
— Мистер Киттеридж, я очень рада приветствовать вас в «Кулабе».
Она улыбнулась ему, и у Эша перехватило дыхание. Он почувствовал, как удар, неотвратимость и значимость происходящего. Это было так неожиданно и ошеломляюще, что он мог лишь сидеть, уставясь на нее во все глаза.
Сэр Найджел не преувеличивал, когда говорил, что она очень хороша собой, но Эш, несомненно, видывал за свою жизнь и более красивых женщин. Она оказалась моложе, чем он ожидал, и это его почему-то удивило. У нее были нежная белая кожа и темные волосы, украшенные изящным пером, цвет которого соответствовал сливовому цвету ее атласного платья. Платье было простого покроя, с глухим воротом, украшенное рядом пуговиц из оникса, и с длинными рукавами, прикрывавшими запястья. В ее внешности не было ничего кричащего или претенциозного, как можно было бы ожидать от владелицы подобного заведения. Наоборот, ее наряд был элегантен и не бросался в глаза. Она не нуждалась в рюшечках и оборочках, чтобы привлечь внимание к своей классической красоте. Ее улыбка была прохладна и манила, как горный ручеек манит усталого путника. Но больше всего поразили Эша ее глаза. Они были немыслимого золотистого цвета, окаймленные мягкими темными ресницами. Большие и нежные, они поразили его глубоко скрытой печалью. Эш не мог оторвать от них взгляда, он еще никогда не видел таких глаз, хотя всю жизнь мечтал увидеть.
На мгновение растерявшись, он взял себя в руки. Вскочив на ноги, он склонился к ее руке и тихо произнес:
— Рад познакомиться с вами, мисс Берне.
— Не присоединитесь ли к нам ненадолго? — предложил ей сэр Найджел.
Мадди остановилась в нерешительности. Когда Киттеридж испытующие взглянул на нее, она испугалась, что он сию же минуту выведет ее на чистую воду, но когда он склонился к ее руке, ее неожиданно охватило какое-то незнакомое и весьма приятное чувство. От ощущения близкой опасности у нее пересохло в горле, но она вспомнила, какой добротой сияли его глаза в их первую встречу много лет назад… Разве такого человека можно было бояться? На мгновение она растерялась, не зная, что делать.
Почему он смотрел на нее так пристально, если не узнал ее? Разве можно уйти, не выяснив все до конца?
Взглянув на сэра Найджела, она сказала:
— Вы очень любезны. — И села в кресло, которое он торопливо подвинул для нее. Она встретилась с оценивающим взглядом чуть прищуренных глаз сидевшего напротив молодого человека с рыжеватыми волосами. Заставив свой голос звучать спокойно, она отважилась спросить: — Мистер Киттеридж, мы с вами раньше никогда не встречались?
Эш прекрасно понимал, что совершенно неприлично таращит на нее глаза, и поспешил отвести свой пристальный взгляд.
— Не думаю, — ответил он. — Уверен, что если бы я видел ваше прекрасное лицо раньше, то никогда не забыл бы его.
Ответ прозвучал банально, но мозг его тем временем лихорадочно работал: что в ней приковало его внимание? Да, она отлично держится, она красива, грациозна — поистине безупречна. Скептицизм, ставший его второй натурой, подсказывал, что есть в Мадди Берне нечто такое, что казалось не вполне правдоподобным.
Сэр Найджел, усмехнувшись, вклинился в разговор:
— Все дело в том, что мистер Киттеридж провел последние семь лет в таких дебрях, что, несомненно, отвык видеть такую красоту, как ваша, мисс Берне, которая даже человека более привычного способна лишить дара речи.
Щечки Мадди зарделись, в чем был повинен не столько комплимент, сколько тот факт, что она от волнения надолго задержала дыхание. Теперь она вздохнула с облегчением. Ну конечно, он ее не помнит. Она была тогда еще ребенком — простой служанкой, которую он толком и разглядеть-то не успел. Зачем бы ему ее помнить? Она спасена. Теперь она уже не порывалась убежать прочь, ей хотелось сидеть здесь, рядом с ним, смотреть на него и удивляться чуду, которое привело его сюда через много лет и за много тысяч миль от того места, где они встретились. Так приятно снова чувствовать обаяние его взгляда и приятное тепло от прикосновения его руки. Пусть даже это опасно, ей хотелось задержаться подольше.
— В дебрях, сэр? — переспросила она с робкой улыбкой.
— Я недавно вернулся из Америки, — ответил Эштон. Звук ее голоса, изменение выражения ее лица доставили ему чисто чувственное наслаждение. Куртизанки Нового Орлеана со всем их непревзойденным мастерством обольщения могли бы брать уроки у этой женщины, однако она, судя по всему, совершенно не подозревала о том, что безумно соблазнительна. Возможно, это и составляло суть ее обаяния.
— Мистер Киттеридж — известный исследователь, — добавил сэр Найджел с некоторой гордостью. — Нам повезло, что специалист такого уровня приехал теперь сюда, в самое сердце этого континента.
Мадди радостно удивилась, как будто неожиданно узнала о старом друге что-то очень приятное.
— Как интересно! Я еще никогда не встречала людей этой профессии, — сказала она.
— Сэр Найджел преувеличивает, — сказал Эш, бессознательно массируя пальцы изуродованной руки, всегда побаливавшей в это время суток. — Я не собирался стать исследователем, в этом повинен несчастный случай, — добавил он с некоторой горечью.
Его тон и то, что он сказал, насторожили Мадди. Она попыталась вспомнить молодого энергичного художника ушедших лет, но его образ как-то расплывался в памяти. Интересно, что произошло с этим милым молодым человеком? Какие трудные уроки преподала ему жизнь?
«Все люди меняются», — подумала она. И она тоже изменилась не меньше, чем он. То, что связывало их в прошлом, бесследно исчезло, и ей от этого почему-то стало грустно.
Чтобы изменить опасное направление своих мыслей, Мадди быстро спросила:
— Надолго ли вы пожаловали к нам, мистер Киттеридж?
— Судя по всему, я буду здесь постоянным жителем, — ответил он. — Недавно я унаследовал здесь поместье.
Мадди посмотрела на него с озадаченным видом.
— Странно, я обычно узнаю о каждом, кто прибывает к нам, сразу же, как только он сойдет с корабля.
— Когда я прибыл, то не останавливался в Сиднее. В Роузвуде накопилось множество проблем, так что мне пришлось прямиком поехать туда.
— В Роузвуде? — быстро переспросила Мадди.
— Да уж, — сказал с гордостью сэр Найджел, — он наш новоявленный землевладелец и самый выдающийся гражданин. В ближайшие годы мы еще не раз услышим об этом парне.
Мадди понимала, что не должна задерживаться дольше. И без того она слишком долго играла с опасностью.
— В таком случае желаю вам удачи, мистер Киттеридж. А теперь прошу меня извинить, — сказала она, вставая. Мужчины немедленно поднялись со своих мест. — Мистер Киттеридж, я была рада познакомиться с вами. Надеюсь, мы еще увидимся.
— Я оправдаю ваши надежды, мисс Берне, — произнес Эш и, поклонившись, легонько прикоснулся к ее руке.
Эштон опустился в кресло только после того, как ее миниатюрная фигурка скрылась из виду. Сэр Найджел с понимающим видом взглянул на него.
— Ну, что я вам говорил?
Эштон отхлебнул большой глоток вина, все еще глядя в том направлении, куда она удалилась.
— Сэр Найджел, — пробормотал он, — вы не сказали и малой доли того, что есть на самом деле. — Он поднял бокал, приветствуя своего компаньона. — Возможно, мое пребывание в вашем чудесном городе окажется более интересным, чем я предполагал.
— Не возноситесь слишком высоко в своих мечтах, сэр, — предупредил его сэр Найджел. — Как я уже говорил, эта леди недоступна.
Эштон осушил свой бокал, и губы его дрогнули в смешливой улыбке.
— Ах, сэр Найджел, — сказал он, — на вашем месте я не стал бы биться об заклад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда не нужны слова - Бристол Ли



очень понравился роман хорошая книга
Когда не нужны слова - Бристол Лиgulnara
12.10.2012, 0.25





Интересная книга. Реалистично описана тюрьма, плавание на тюремном карабле на каторгу. Тут уж главная героиня не спаслась от изнасилования в последнюю минуту. Все мерзости описаны реалистично без слащавости.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиВ.З.,65л.
13.02.2013, 11.56





Роман зацепил. Красивая любовь...10+
Когда не нужны слова - Бристол ЛиМарта
9.06.2014, 14.28





Сильный роман. С удовольствием прочитала.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиМилена
17.05.2015, 21.20





Роман прочитала с большим удовольствием, все настолько реально описано, что переживала, боялась и любила вместе с главными героями. Читается легко, так как у автора хороший слог и интересные диалоги. Эпилог вообще порадовал.
Когда не нужны слова - Бристол ЛиСветлана
20.05.2015, 18.55





Какой это сильный роман,по мне так полный бред.Большую половину книги судьбы гг вообще никак не связаны,не считая одной встречи,когда гл г было тринадцать.Наконец в 15 главе у главных героев что-то завязалось.Книга вообще ни о чём,еле дочитала
Когда не нужны слова - Бристол Лиольга
23.05.2015, 7.57





Какой это сильный роман,по мне так полный бред.Большую половину книги судьбы гг вообще никак не связаны,не считая одной встречи,когда гл г было тринадцать.Наконец в 15 главе у главных героев что-то завязалось.Книга вообще ни о чём,еле дочитала
Когда не нужны слова - Бристол Лиольга
23.05.2015, 7.57





Прекрасный роман..вот эпилог разочаровал..ждала большего(
Когда не нужны слова - Бристол ЛиЛала
25.05.2016, 11.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100