Читать онлайн Дважды благословенная, автора - Бристол Ли, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дважды благословенная - Бристол Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дважды благословенная - Бристол Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дважды благословенная - Бристол Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бристол Ли

Дважды благословенная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Следующие несколько дней Тори провела в доме, стараясь избегать встреч с Итаном. Что думал отец — решил ли он, что такое поведение типично для молодой жены, или просто был слишком занят, чтобы обращать на это внимание, — Тори не знала, но, во всяком случае, расспросами он ей не докучал. За столом Тори, разумеется, волей-неволей приходилось терпеть присутствие мужа, но тот, слава Богу, почти не смотрел в ее сторону, занятый разговором с Кэмпом. Разговоры же эти всегда касались лишь хозяйственных вопросов. В основном Кэмп задавал своему зятю, как управляющему, вопросы, а тот отвечал — всегда немногословно, но исчерпывающе и по делу. С Тори Итан был холодно вежлив и всегда держался отчужденно.
Тори не знала, где спит Итан по ночам. Она пыталась уверить себя, что ей нет до этого дела, но любопытство ее не оставляло. Не знала она и того, чем Итан занимается днем, каким образом он добивается того, что ее отец, насколько она могла судить, весьма им доволен. Тори не знала, что Итан думает о ней — и думает ли вообще.
Через неделю Тори почувствовала, что больше не в силах терпеть такое положение. Итан, по сути дела, держал ее пленницей в собственном доме. Делать Кэмпа счастливым дедушкой он явно не торопился, что, правда, вполне устраивало Тори. Она еще не теряла надежды на реванш. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.
Как-то утром Тори объезжала ранчо. Придирчивым взглядом человека, который хозяйничал здесь целых пять лет, она проверяла, все ли сделано хорошо, и, к своему неудовольствию, обнаруживала, что со своей ролью Итан справлялся в общем-то неплохо. Как-никак детство его прошло на техасском ранчо — преимущество, которого и Кэмп и Тори были лишены. С большим пристрастием Тори подмечала то, что было сделано пусть прилично, но не идеально, словно выискивая подтверждение тому, что ее голос здесь еще что-то значит.
Тори увидела Пита Бейли и еще двух работников, загнавших стадо в небольшой каньон и отделявших молодняк. Из всех мужчин, работавших на ранчо, отец позволял Тори общаться лишь с шестью — восемью, и Пит был одним из них. Кэмп доверял Питу настолько, что со временем тот даже вошел в число главных охранников ранчо. Пит общался с Тори в таком же грубовато отстраненном стиле, как и остальные, но Кэмп почему-то считал, что он по крайней мере не опасен. Что заставляло отца так думать, Тори не знала, но, видимо, причины на то были.
Понаблюдав с минуту за точными, слаженными движениями мужчин, Тори помахала Питу рукой. Тот подъехал к ней ближе. Лицо Пита было покрыто пылью, от него пахло потом, щеку оттопыривала заложенная за нее табачная жвачка. Он держался на некотором расстоянии от Тори, чтобы ее одежда не впитала неприятные запахи.
— Ты мне нужен, — прокричала Тори, стараясь перекрыть мычание стада, — ты и твои ребята! Надо поторопиться со строительством амбаров — уже месяц прошел, а ничего не сделано.
Пит медлил с ответом, он явно колебался.
— Простите, миссис Кантрелл, — наконец кивнул он в сторону стада и снял шляпу, — но босс дал нам другое задание.
Тори застыла на месте, не зная, чему удивляться больше: отказу Пита или тому вежливому тону, которым этот отказ был дан. Тори не могла припомнить, чтобы Пит — или кто-то другой из работников — разговаривал с ней так подчеркнуто вежливо, во всяком случае, когда рядом не было ее отца.
— «Босс»? — переспросила она. — Ты хочешь сказать, мой отец?
— Нет, мэм. — Пит явно чувствовал себя неловко. — Ваш муж.
Внутри у Тори все кипело от злости, но отменять приказ Итана было бесполезно — Пит и слушать бы ее не стал. К тому же сейчас ее больше интересовало другое. Она покосилась на шляпу, которую Бейли все еще комкал в руке.
— Почему ты это сделал? — спросила она.
— Что, мэм?
— Снял шляпу. И почему ты называешь меня «мэм»?
Взгляд Пита смущенно устремился куда-то в пространство, поверх ее плеча. Наконец он заставил себя снова взглянуть Тори в глаза.
— Честно говоря, мэм, — пробормотал он, — ваш муж уже избил Уэлфа до полусмерти за то, что тот посмел плохо отозваться о вас.
На мгновение Тори потеряладар речи.
— Он… защищал меня?— пробормотала она, полагая, что ослышалась.
Пит кивнул:
— Да, мэм. Признаться, мне никогда не доводилось видеть, чтобы кто-нибудь так рьяно защищал свою жену! А может быть, на него просто в этот момент что-то нашло — вспомнил вдруг те дни, когда был рейнджером. Как бы то ни было, мне никогда не приходилось видеть, чтобы кто-нибудь так яростно работал кулаками!
Мозг Тори, до того пребывавший в заторможенном состоянии, вдруг бешено, лихорадочно заработал.
— Он был рейнджером? — не веря собственным ушам спросила она.
Пит озабоченно почесал в затылке:
— Да, мэм. Если человек убийца, то это еще не значит, что он растерял все человеческое. Он может по-прежнему уважать женщин и все такое…
«Убийца!» Это слово словно встало перед глазами Тори, написанное огромными буквами, затмевая ясное небо и солнечный день. Убийца!
Но Тори не зря была дочерью своего отца — даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях она умела сохранять самообладание. На лице ее не отразилось ничего, кроме легкой тени.
— Убийца? Если ты знаешь о нем что-то конкретное, — потребовала она у Пита, — то говори. А если это только сплетни, то нечего и болтать попусту.
Пит снова отвел взгляд. Судя по его виду, он готов был провалиться сквозь землю.
— Я знаю о нем не больше, чем все, мэм. Рассказывают, что одно время Кантрелл был рейнджером, затем почему-то вдруг убил то ли шерифа, то ли доктора где-то в Уэйко. Его хотели повесить, однако он удрал прямо с места казни. Полагаю, он все еще в розыске. Но не беспокойтесь, мэм, здесь его вряд ли найдут. А найдут такой парень, как он, сможет постоять за себя.
Прошла целая минута, прежде чем к Тори вернулась способность говорить.
— Где он сейчас? — спросила она, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее.
Пит кивком указал в сторону каньона, и Тори, приглядевшись, различила на горизонте всадника и с удивлением отметила, что сердце ее почему-то забилось сильнее.
— Возвращайся к работе, — приказала она Питу. — И постарайся помалкивать о том, что ты сейчас мне рассказал.
— Хорошо, мэм, — пробормотал тот.
Тори направила лошадь к каньону. Сердце ее по-прежнему отчаянно билось, во рту пересохло. Итан — убийца, находящийся в розыске. Вот в чем, оказывается, его секрет! И вот в чем для Тори ключ к свободе. Кэмп придет в бешенство, узнав такое о собственном зяте, и, разумеется, поспешит прогнать его с глаз долой. Итан все равно не пропадет — как сказал Пит, он из тех, кто сможет постоять за себя.
Итан, казалось, ждал ее. И как ни странно, чем ближе Тори подъезжала к нему, тем больше разговор с Питом начинал казаться ей всего лишь дурным сном. Опершись одной рукой на бедро, другой свободно держа поводья, Итан чувствовал себя в седле легко и уверенно. Загорелое лицо было спокойным, но зеленые глаза возбужденно горели. Все в нем казалось Тори сильным, волевым… и таким знакомым.
Тори не забыла прикосновений его могучих рук, отлично помнила, как покойно ей было на его груди… и впервые почувствовала, что эти воспоминания совершенно не смущают ее. Как и известие о том, что Итан кого-то убил. Раз убил — значит, надо полагать, имелась причина. Во всяком случае, Итан не был похож на убийцу.
Похож или не похож, убил или не убил — что ей до этого за дело? Все, что ей нужно, — это вернуть свободу…
Итан медленно приподнял шляпу.
— Прекрасное утро, не правда ли?
Тори хотела было что-то ответить, но у нее перехватило дыхание, и она не смогла произнести ни звука. Прошла, должно быть, целая минута, прежде чем она заговорила. Она видела, что здесь, на ранчо, Итан вполне на своем месте. Как уверенно он держится, словно был здесь управляющим не без году неделя, а целый век! А разговаривал он с ней так, словно между ними никогда ничего не было — ни хорошего, ни плохого. Казалось, он говорил лишь то, что говорил — что сегодня прекрасное утро, и было похоже, что он рад ее видеть.
Тори растерялась. Что ответить? Какой реакции он ждет от нее? И главное, должна ли она признаваться Итану, что знает его страшную тайну?
— Мне нужно, — заговорила она (когда не знаешь, что сказать, лучше всего — что-нибудь нейтральное), — отрядить человек пять для строительства амбаров.
Ни просьба, ни тон Тори, казалось, не удивили Итана.
— В ближайшие шесть недель, — деловито ответил он, — вряд ли. Нам нужно успеть отогнать скот повыше в горы. Есть опасность, что пойдут такие дожди, что все затопят.
— Эти амбары уже давно следовало построить, — попыталась протестовать Тори.
Итан чуть улыбнулся:
— Здесь командую я, сеньора.
Злость, закипавшая в Тори, вдруг прорвалась наружу:
— Меня это не волнует!
— Тогда, — пожал он плечами, — разговаривай со своим отцом. Он — единственный человек, стоящий здесь надо мной.
Прикусив язык, Тори развернула было лошадь, но рука Итана сжалась на ее запястье. Тори инстинктивно попыталась освободиться, но пальцы Итана держали ее мертвой хваткой, словно наручники.
— Почему, Тори? — Он внимательно смотрел ей в глаза. — Почему мы не можем сказать друг другу и пары слов без ненависти?
Вопрос лишь на мгновение смутил Тори.
— Послушай, Итан, не задавай глупых вопросов! Ты сам отлично знаешь, почему.
Итан все так же внимательно смотрел на нее.
— Нет, — произнес он с совершенно искренним недоумением. — Не знаю.
Он отпустил ее руку. Тори почувствовала, что не в силах более оставаться с ним, выносить его взгляд. Она развернула лошадь. Но поехала не к дому.
Тори направилась к роще, где протекал ручей. Во время засухи, как это было сейчас, ручей становился таким мелким, что из него не могла бы вдоволь напиться и одна лошадь, но в сезон дождей он превращался в могучий поток, грозивший затопить все вокруг. Тори не хотелось ни в чем соглашаться с Итаном, но она не могла не признать, что отогнать скот в горы сейчас, пожалуй, действительно первоочередное дело… если, конечно, и впрямь хлынут дожди.
Тори услышала за спиной стук копыт. Она знала, что это Итан, но даже не обернулась. Почему у нее так бьется сердце при его приближении?
Привязав лошадь к дереву, Тори направилась к ручью. Она слышала, как Итан слезал с лошади. Тори села у ручья и стала развязывать ботинки. Над ней висела тень Итана, но Тори по-прежнему не оборачивалась.
— Прохлаждаешься? — с иронией проговорил он. — А тебе не кажется, что дома полно работы?
— Ты же, по-моему, сам хотел, — съязвила она, — видеть меня ленивой, толстой сеньорой!
Итан промычал что-то неопределенное. Тори очень хотелось обернуться, но она преодолела это искушение.
— Хотел, — признал он.
Итан опустился на землю рядом с ней. Тори сняла один ботинок.
— Да, — раздумчиво произнес вдруг он, — быть управляющим, оказывается, не так легко, как я думал.
Тори по-прежнему не поднимала взгляда, но чувствовала, что Итан пристально смотрит на нее. Неслушавшимися пальцами она стала нервно развязывать шнурок на втором ботинке.
— Главная проблема, — продолжал он, — это завоевать доверие людей. Но во-первых, они здесь дольше, чем я, и опыта у них больше, а во-вторых, они сами по себе весьма непростые люди. Так что, думаю, командовать здесь должен все-таки один человек.
Тори сняла ботинок и поставила рядом с собой.
— Понятно, — пробормотала она машинально.
— И уж тем более мне не хотелось бы все время спорить с женщиной. Это не по мне.
Тори сверкнула на него глазами:
— Ничего не поделаешь, придется с этим смириться! Я ведь тоже из тех, кто здесь гораздо дольше, чем ты!
Глаза Итана смеялись:
— Согласен — ты здесь дольше, чем я. Так почему бы тебе не научить меня кое-чему?I
Тори не знала, всерьез или в шутку сказана эта фраза, и решила промолчать. Отвернувшись от Итана, она стянула чулки и с наслаждением погрузила ноги в прохладную, ласкавшую кожу воду.
К ее удивлению, Итан сделал то же самое — скинув башмаки и стянув носки, он пододвинулся и опустил ноги в воду всего в нескольких дюймах от нее.
— Брр! — поежился он. — Да, человеку, привыкшему проводить большую часть времени в пустыне, трудно привыкнуть к ледяной воде.
Тори кинула на него взгляд из-под ресниц, слегка нахмурившись. Итан сидел, опершись на ладони и запрокинув голову, и не мог видеть ее взгляда. Сама же Тори была не на шутку растеряна. С самого дня свадьбы они не перкинулись, пожалуй, и десятком фраз, да и то лишь когда это было необходимо, и при этом тон Итана всегда был резким, насмешливым… а сейчас все обстояло совсем иначе. Тори еще не приходилось видеть Итана таким, и она не знала, как ей следует себя вести. Одно она знала совершенно определенно: ей не хотелось верить, что Итан — убийца.
— Ты много времени провел в пустыне? — осторожно переспросила она.
— Случалось, — неопределенно ответил он.
Тори перевела взгляд на воду, на свои босые ступни… и на ступни Итана. Крупные, раза в два больше, чем ее собственные, жилистые и натруженные. Щиколотки Итана были покрыты легким рыжеватым пушком, напоминавшим Тори о волосах на его груди.
Тори почувствовала, что Итан смотрит на нее, и смущенно отвела взгляд от его ног.
— Ты не похожа на других женщин, — сказал он вдруг задумчиво. — Мне даже трудно определить, какая ты.
Тори удивленно посмотрела на Итана, чувствуя, что ее сердце начинает биться как-то по-новому.
— Что ты имеешь в виду?
— Да вот хотя бы все это. — Итан повел рукой вокруг. — Не кажется ли тебе, что более подходящее для женщины место — в доме? Она должна шить, готовить обед и все такое…
— Шить и готовить я умею.
— Да. И тем не менее предпочитаешь возиться на ферме с мужской работой, в грязи и в пыли…
— Что же в этом плохого?
— Я не говорил, что это плохо. — Итан смотрел на нее, но Тори чувствовала, что обращается он больше не к ней, а к самому себе, словно обнаружил в себе что-то новое и еще не понял, нравится ли оно ему. — Просто раньше я таких женщин не встречал.
— У папы нет сына. — Тори не могла придумать другого ответа ее мысли были слишком заняты тем, что же происходит сейчас в голове Итана. — Рано или поздно ферма перейдет ко мне. Должна же я хоть немного научиться с ней управляться!
Лишь после того как Тори произнесла это вслух, до нее дошло, что теперь это не так. Она замужем, и ферма перейдет не ей, а мужу. Да, их брак нельзя назвать браком, но что закону за дело до этого? Тори лишь сейчас поняла, что в день свадьбы потеряла не только свободу — она потеряла и ферму. Она потеряла все! Ее вдруг охватил ледяной ужас.
— А почему вдруг ты стал разговаривать со мной в таком тоне? — спросила она, не отводя взгляда от своих ног.
— В каком?
— Так… вежливо. В чем дело?
Тори не могла видеть лица Итана, но почувствовала, что он улыбается.
— Не знаю. Должно быть, это просто глупость. Помолчав с минуту, он добавил:
— Может быть, я таким образом пытаюсь извиниться за то, что все так вышло. Ведь мы же оба этого не хотели. Моя вина здесь тоже есть — я должен был понимать, что ты всего лишь молодая девушка…
Тори молчала, не зная что ответить. Босые пальцы Итана — случайно или не случайно — коснулись ее ноги так легко, что Тори почти не отличила их прикосновение от ласковых вод ручья.
— Я думаю, — тихо сказал Итан, — тебе сейчас ничуть не легче, чем мне.
У Тори внутри все напряженно замерло — то ли от слов Итана, то ли от прикосновения его ноги.
— Конечно, — чуть слышно призналась она. Итан наконец убрал ногу. Голос его звучал хрипло:
— Я думаю, лучшее, что мы можем сделать в такой ситуации, — это постараться держаться друг от друга как можно дальше.
Сколько раз Тори сама говорила себе то же самое! Почему же теперь слова Итана так больно резанули ее по сердцу?
— Да, ты прав, — отрешенно согласилась она. — Не обижайся, но признаюсь, каждая минута с тобой для меня пытка.
— Признаюсь и я, сеньора. — Голос Итана утратил недавнюю вежливость. — Я тоже не могу похвастать что вы вносите радость в мою жизнь.
Тори скрипнула зубами, но сумела все-таки сдержать себя. Вода, еще за минуту до того ласкавшая ее своей прохладой, вдруг показалась противно теплой. Сейчас ей действительно нестерпимо захотелось быть от Итана как можно дальше.
Тори поднялась.
— Что ж, — бросила она, сама не отдавая себе отчета в своих словах, — не вижу проблем. Как только мой отец узнает твой секрет, он тут же отошлет тебя как можно дальше!
Итан, словно пантера, мгновенно вскочил на ноги. Тори стояла к нему спиной, но он схватил ее за руку и рванул так, что заставил повернуться. Лицо Итана было ужасным.
— О чем ты? — требовательно спросил он.
Тори отвернулась, не в силах встретиться с ним взглядом. Внутри у нее все кипело. Тори предприняла отчаянную попытку вырваться, но пальцы Итана лишь еще крепче сжались на ее запястье. Она с ненавистью посмотрела на Итана.
— О тебе! — выкрикнула она, словно плюнув ему в лицо. — О тебе, доблестный техасский рейнджер, презренный убийца, трижды презренный за то, что убил своего коллегу слугу закона! Не волнуйся, отец все узнает — разве что у тебя хватит подлости убить и меня! Он отдаст тебя в руки закона, если только сумеет преодолеть искушение самому пристрелить тебя!
Итан медленно отпустил ее руку и вдруг искренне рассмеялся. Тори ожидала от него какой угодно реакции, но только не этой.
— Вот оно что! — давясь смехом, едва выговорил он. — Так вот, сеньора. — Итан наконец отсмеялся. — К твоему сведению, твой драгоценный папаша все это уже знает. Он знал это с самого начала — еще когда нанимал меня спасать тебя из лап твоего ненаглядного Диего. Скажу больше — иначе бы он меня, пожалуй, и не нанял.
Тори в недоумении отпрянула от него.
— Не веришь — спроси у него сама.
Больше всего Тори была поражена даже не тем, что сказал Итан — не важно, верила она этому или нет, — а его мгновенному превращению из галантного, вежливого кавалера в того Итана, каким она привыкла видеть его в последние несколько недель — холодного, жесткого, смотрящего на нее с неизменной ненавистью.
— Ну! — Злорадство в голосе Итана росло с каждым его словом. — Чего стоишь? Беги к папаше, убедись сама, правда ли то, что я сказал. Убедись, какого мужа он для тебя выбрал! Может быть, тогда оставишь наконец бредовую идею освободиться от меня!
Тори вскочила на коня и, яростно пришпорив его, пустилась галопом.
Отца она застала в кабинете. При других обстоятельствах ей показалось бы это странным — в такое время дня он должен бы быть на ферме, распоряжаться работами. Тори не могла припомнить случая, когда бы этот порядок нарушался. Но сейчас ей было не до того, чтобы думать об этом.
Тори влетела в кабинет, словно ураган. Щеки ее пылали, глаза метали молнии.
— Что ты знаешь об Итане? — требовательно выкрикнула она, на ходу сбрасывая шляпу.
Слегка откинувшись на стул, Кэмп состроил гримасу и сложил руки на груди.
— А что ты о нем знаешь? — в свою очередь, спросил он.
— Ты знаешь, что его разыскивают? Он был рейнджером, убил шерифа…
На лице Кэмпа не отразилось ничего.
— Стало быть, тебе уже это известно? Ну-ну!..
Тори показалось, что она проваливается в какую-то бездонную, черную, дьявольскую пустоту. Даже в самых страшных снах она не могла представить, что ее может предать не кто-нибудь, а родной отец…
— Ты знал? — прошептала она. — Знал — и позволил ему… — Ледяной холод в груди Тори вдруг сменился всесокрушающей волной ярости. — Ты говорил, — голос Тори срывался на крик, — что ты заботишься обо мне, что все делаешь для моего блага… Ты просто торговал мной!
— Да, черт побери, я действовал ради твоего блага! — Тори еще ни разу не приходилось видеть отца в такой ярости — от крика Кэмпа, казалось, сотрясались стены. — Подумай сама, — продолжал он уже спокойнее, — чем Итан может навредить тебе? Если он до сих пор не в руках закона, то это только благодаря моему покровительству. Он должен быть полным идиотом, чтобы в такой ситуации осмелиться что-то сделать против моей воли. Стало быть, ни в ком ты не можешь быть так уверена, как в нем — он и сам тебя пальцем не тронет, и другим не позволит. По-моему, для тебя такой муж — лучшая защита!
— Но он убийца! Ты выдал меня замуж за преступника, которого ищут!
— Я тебя выдал замуж? — Голос Кэмпа был резок. — По-моему, это был твой выбор!
Тори чувствовала, что ей сейчас станет плохо. Очень медленно лицо Кэмпа начало принимать спокойное выражение.
— Виктория, — глухо проговорил он, — может быть, сядем, поговорим?
Тори опустилась на стул: во-первых, она едва стояла на ногах, а во-вторых, ей было некуда бежать. Несмотря на всю обиду на отца, ей по-прежнему хотелось верить, что тот действует ей во благо. Она ожидала услышать от него то, что наконец даст ей удовлетворительное объяснение, почему он решил выдать ее замуж за Итана.
— Тори, ты знаешь, как я тебя люблю. Ты — единственное, что есть у меня в этом мире. Ради тебя я готов на все. Ты говоришь, что не любишь этого человека. Я этого не знаю и мне до этого нет дела. Я думаю о том, что он может сделать для тебя. Я вижу, что он достаточно силен и умен, чтобы суметь позаботиться о тебе, и достаточно порядочен, чтобы тебя не обидеть. Я это вижу, я даже уверен в этом.
Тори покачала головой.
— Ты не знаешь его, папа, — прошептала она. Лицо Кэмпа приняло суровое выражение.
— Нет, это ты его не знаешь. Я понимаю — ты женщина, и с этим, увы, ничего не поделаешь… Но послушай же, Тори! Мы живем среди суровой природы, и, чтобы освоить ее, нужны сильные мужчины. Иногда… — В глазах отца появилось что-то непонятное Тори — тоска, усталость… — Случается иногда, что человек делает что-то, что в тот момент кажется ему единственно правильным, а потом всю жизнь сокрушается…
Голос Кэмпа сорвался. Казалось, он вспомнил о чем-то своем, но затем старик тряхнул головой, пытаясь вернуться в реальность.
— Поэтому, — продолжал он, — я всегда говорил: прошлое человека — его личное дело. Главное — какой он сейчас, как он сейчас поступает. Да, мы не знаем, что там натворил Кантрелл; возможно, никогда и не узнаем, если только он сам не соизволит нам рассказать. Но какая, в конце концов, разница? Что бы там ни было — все это наверняка уже в прошлом. Если убил кого-то — значит, была у него на то причина. Люди меняются, Тори. Я знаю одного человека в Аризоне, который когда-то грабил банки, а теперь стал начальником федеральной полиции. Человека нельзя оценивать по одному его поступку. Надеюсь, ты понимаешь, что я хочу сказать?
Тори подняла на отца глаза, полные слез.
— Нет, папа, — проговорила она. — Я этого никогда не пойму!
Тори поднялась и решительно вышла из комнаты, хлопнув дверью.
В коридоре она столкнулась с Консуэло.
— Не кажется ли вам, — набросилась на нее Тори, прекрасно осознавая несправедливость своих обвинений, — что подслушивать под дверью некрасиво? Если хотите что-то знать — папа сам вам все расскажет.
Решительно подобрав юбки, Тори с презрительным видом прошла мимо.
Выражение лица Консуэло не изменилось.
— Я все знаю, — проговорила она. Тори мгновенно повернулась к ней.
— Вы все знали?! Все знали и…
Взяв Тори за руку, Консуэло мягко, но настойчиво потянула ее в сторону гостиной.
— Нам нужно поговорить.
Тори чувствовала себя слишком уставшей, чтобы противиться, и покорно пошла за ней. Но как только дверь за ними захлопнулась, Тори вдруг дала волю слезам:
— Как он мог! Родной отец… И еще смеет говорить, что любит меня!
— Он тебя любит, — успокаивающе произнесла Консуэло. — Просто у женщин иногда своя логика, а у мужчин — своя, и нам их не понять. Когда-нибудь ты простишь его…
— Никогда не прощу!
С минуту Консуэло молчала. Сочувствие к Тори боролось в ней с преданностью к Кэмпу.
— Есть вещи, — сказала она наконец, — касающиеся твоего отца, о которых ты никогда не узнаешь.
Тори долго смотрела на нее, пытаясь разгадать, что за секреты хранит Консуэло об ее отце… и о себе самой. Но в темных глазах испанки Тори не могла прочитать ничего.
— Но вы-то знаете об этом и все равно любите его?
— Да. Как и ты знаешь об Итане… то, что знаешь, и все равно по-своему любишь его. В глубине души ты понимаешь, что он неплохой человек.
Тори долго молчала. Как ни трудно ей было с этим согласиться, все же приходилось признать, что Консуэло права. Дело было даже не в том, что то же самое говорил ей и отец. Главное — это же подсказывало ей собственное сердце. Правда состояла в том, что с самого начала, несмотря ни на что, Тори хотелось верить, что Итан не виновен в убийстве — даже если действительно его совершил.
Тори резко тряхнула головой:
— Как я могу любить преступника? Кто я после этого? — На губах Консуэло дрогнула чуть заметная улыбка:
— Женщина, всего лишь женщина. Как я уже говорила, любовь бывает разной. Может быть, Итан сумеет научить тебя какой-то иной любви, чем та, которую ты до сих пор знала…
Тори прикусила губу.
— Может быть, и так, — вздохнула она. — Но это не меняет того факта, что его разыскивают.
— У закона короткая память. Столько всего происходит, кому сейчас дело до одного убийства? А если что — твой отец сумеет его «отмазать».
Тори верила этому она привыкла считать отца всемогущим.
Консуэло подошла к Тори и дотронулась до ее руки. Она смотрела на Тори с нежностью, в голосе звучала мольба:
— Твой отец далеко не молод. А ты уже не ребенок, а замужняя женщина. Все, что он делает, он делает ради тебя. Подумай, стоит ли тебе с ним ссориться, даже если он в чем-то не прав?
Тори задумалась. В словах Консуэло звучала горькая правда. В последнее время отец выглядел таким постаревшим, таким уставшим… И большая доля вины за это лежит на ней. Тори вдруг ощутила щемящее чувство жалости к отцу и раскаяния в том, как она с ним обращалась. Да, отец жестоко ее обидел, да, он, может быть, был не прав, но ведь он хотел как лучше… Ради этого она должна его простить!
Тори опустила глаза.
— Я пойду к нему. Скажу, что все осознала… — Она восхищенно посмотрела на Консуэло. — Как вам удается всегда и во всем принимать правильное решение?
— Если бы… — грустно улыбнулась та. — Увы, не всегда и не во всем.
Консуэло прикоснулась к щеке Тори, а та, в свою очередь, дотронулась до ее руки.
— Я рада, что вы здесь, — благодарно сказала она. В глазах Консуэло блеснули слезы.
— Ступай к отцу.
Кивнув, Тори покинула комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дважды благословенная - Бристол Ли



Книга очень понравилась.Легко читается,сюжет захватывает.Интриги,приключения.Рекомендую прочитать тем ,кто любит книги про дикий Запад.
Дважды благословенная - Бристол ЛиНат
24.11.2012, 14.23





Любовь и семья - вот самые главные вещи в нашей жизни.
Дважды благословенная - Бристол ЛиЛале
5.04.2013, 11.28





Роман гораздо выше рейтинга 7,11. Твердая 9-ка. Яркий язык. Динамика сюжета без занудства. Соответствует всем канонам вестерна. Яркие герои с хорошо прописанными характерами. Читайте!
Дважды благословенная - Бристол ЛиВ.З.,65л.
3.12.2013, 11.32





Замечательный роман . многогранные жывые ГГ, очень интересный , правда, слегка простоватый сюжет. язык очень живой , в повествовании нет ничего лишнего . читается с удовольствие . Единственно , я не поняла , что этотза тайна у Консуэлло?наверное есть продолжение у романа .
Дважды благословенная - Бристол ЛиПривет
25.05.2016, 18.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100