Читать онлайн Наказание сватьбой, автора - Бриньон Луи, Раздел -

Глава 1
в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наказание сватьбой - Бриньон Луи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наказание сватьбой - Бриньон Луи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наказание сватьбой - Бриньон Луи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бриньон Луи

Наказание сватьбой

Читать онлайн


Предыдущая страница


Глава 1


- Почему ты не желаешь жениться?
Этот вопрос задал виконт де Валиньи, обладающий весьма неприметной внешностью, однако не лишенный некоторого обаяния, которое выражалось в данный момент в едва заметной улыбке, словно он знал ответ на заданный им вопрос. Виконт сидел в кресле в небрежной позе, лениво следя взглядом за приготовлениями своего друга.
Луи де Бриньон граф де Сансер являлся полной противоположностью своего друга. Кроме возраста, а обоим едва минуло двадцать пять лет, у них не было ничего общего. Луи обладал выразительной внешностью. Голубоглазый, со светло-русыми волосами, доходившими до плеч, и маленькими усами, он являл собой образ мужской красоты, ибо черты лица не уступали статности его фигуры. Он был красив и прекрасно знал это. Это чувство сквозило в его взгляде, когда он, стоя перед зеркалом, придирчиво осматривал новый камзол, сшитый одним из знаменитых парижских портных всего несколько дней назад.
Камзол как нельзя лучше подчеркивал статную фигуру графа. Он несколько раз одернул рукава камзола, придавая им положенную раскроем форму, затем пробежался рукой по веренице блестящих пуговиц и только после этого повернулся к своему другу и вместо ответа задал вопрос.
- Разве я похож на осла?
И сразу же приняв насмешливый вид, сам ответил на свой вопрос:
- Нет, мой друг, ни за что на свете, - скорее я предпочту смерть.
- Но ведь когда-нибудь тебе придётся жениться, так почему не сейчас? - весьма резонно заметил виконт де Валиньи.
- Никогда!- отрезал граф де Сансер и продолжал тоном, в котором слышалась неприкрытая ирония, - брак превратит меня из охотника в гончую, и вместо того чтобы увенчивать головы обманутых мужей увесистыми рогами, мне придётся оберегать собственную. Нет уж, увольте, сударь! - де Сансер театрально поклонился другу, -роль охотника прельщает меня несравненно больше. Я не намерен занимать место в длинной очереди тупоголовых болванов. Женщины слишком изобретательны, когда вопрос касается такого тонкого понятия, как измена супругу, поверь, я не раз убеждался в этом на собственном опыте. Они заверяют супруга в верности и преданности, но едва оставшись одни, прикидывают, каким способом обмануть его, и изменяют чуть ли не под самым носом. Бррр! - де Сансер передернул плечами, на лице отразилась гримаса отвращения.
Де Валиньи невольно рассмеялся.
- Луи, мой друг, ты судишь женщин с одной стороны, забывая по меньшей мере о трёх других.
- Возможно, - согласился с другом де Сансер, - но о них мне ничего неизвестно.
Де Валиньи ничего не ответил. Он лишь молча следил за приготовлениями своего друга, который готовился к очередному «походу», как выражался сам Луи.
- Кто на сей раз? - поинтересовался де Валиньи, -не та ли черноволосая баронесса?
- С ней покончено, - отозвался де Сансер, приглаживая свои волосы, - баронесса оказалась на редкость скучной особой. Только и знала, что твердила мне о своих чувствах. Проклятье, сплошное однообразие. Неужели все женщины одинаковы?
- Тебе лучше знать,- тонко заметил де Валиньи, -ты у нас слывёшь знатоком прекрасного пола. 4
- Пора, - не отвечая другу, негромко произнес де Сансер.
Оглядев себя в зеркале в последний раз, он открыл дверь комнаты и, высунувшись, закричал:
- Диманш!
- Будь осторожен, - предостерег друга де Валиньи, -обманутый супруг может представлять большую опасность.
- Надеюсь, что так, - беззаботно отозвался де Сансер, - было бы неплохо после теплой постели размяться на дуэли.
Де Валиньи осуждающе покачал головой. Подобное легкомыслие могло привести к весьма плачевным результатам. Он отлично понимал это, но попытки объяснить это Луи не имели успеха.
Обладая бесшабашным нравом, Луи лишь посмеивался над нравоучениями своего друга.
- Диманш.
Пожилой слуга без стука вошёл в дверь. Он с явным неодобрением осмотрел своего хозяина.
- Опять? Попомните мои слова, монсеньор, ваши ночные прогулки закончатся на одной из парижских улочек в объятиях пары дюжин головорезов.
- Перестань ворчать и принеси плащ и шляпу, - голос де Сансера звучал совершенно спокойно, он давно привык к репликам Диманша и не обращал на них ни малейшего внимания.
- Лучше бы я остался в Сансере, - с тяжелым вздохом проговорил Диманш.
- Ты сам приехал, я тебя не звал, - напомнил ему де Сансер, - кстати сказать, ты всегда можешь отправиться обратно.
- Ещё чего! - сердито выдохнул Диманш, - без меня вы совсем пропадёте.
- Ну, если все вопросы и наставления исчерпаны, может, ты выполнишь мою просьбу?
- Иду, иду, - бросив сердитый взгляд на улыбающегося Луи, Диманш отправился вниз. 5
- Я полностью согласен с ним, - подал голос де Ва-линьи.
- Антуан, - де Сансер косо посмотрел на своего друга, - ты становишься похожим на моего дядюшку.
- Кстати, о твоём дядюшке, - неожиданно вспомнил де Валиньи, - надеюсь, ты не забыл о приёме? Герцог Бурбонский передал, что не потерпит твоего отсутствия.
Граф де Сансер нахмурил брови при этом известии.
Вот уже который год его беспокойный дядюшка герцог Бурбонский пытался навязать ему брак. Герцог являлся опекуном Луп и, пользуясь своим правом, настаивал на своём решении. Однако, несмотря на многочисленные попытки герцога, Луи до сих пор удавалось избегать ненавистного брака. К чему только его дядюшка ни прибегал, какими только ухищрениями не пользовался, но Луи держал ухо востро. И, в свою очередь, сколько ни уговаривал Луи дядюшку бросить затею с его браком, тот настаивал на своём. Луи начал склоняться к мысли, что лишь прямое столкновение с герцогом избавит его от настойчивости дядюшки. Хотя он не мог не понимать, чем грозит ему прямое неподчинение. Наконец, он махнул на всё рукой. Каким бы ни стало для него наказание - это лучше, чем брак. Утвердившись в своём намерении, он стал лишь ждать очередной попытки герцога Бурбонского для того, чтобы открыто заявить о своём нежелании жениться ни сейчас, ни когда бы то ни было. И вот, кажется, час настал, ибо он не сомневался в истинной причине приёма, устраиваемого дядюшкой.
Наследник знатного и богатого рода, он привлекал к своей особе повышенное внимание, но на сей раз он отобьёт охоту у всех, кто имеет на него виды. Граф де Сансер принадлежит только графу де Сансеру Но всё же слова де Валиньи стали для Луи весьма неприятным известием.
- Чёрт бы побрал моего дядюшку! - в сердцах вырвалось у Луи, - неужто так трудно оставить меня в 6
покое? Сколько раз я твердил ему, что не собираюсь жениться, а он снова за своё. Могу поклясться, он вновь заведёт разговор про то, насколько хорошо иметь супругу, что необходимо иметь наследников и остальную чушь про семью. Держу пари, что он и невесту мне подыскал. Проклятье!
- Она довольно хороша собой, знатна, богата, -улыбаясь, сообщил де Валиньи.
Слегка удивлённый взгляд Луи остановился на де Валиньи.
- Откуда тебе известно?
- Сожалею, мой друг, но в Париже все, кроме тебя, знают про будущую графиню де Сансер, - де Валиньи и не пытался скрыть злорадства в голосе.
- Предатель!
Де Валиньи рассмеялся открыто и весело, в то время как Луи с угрюмым видом смотрел на него.
- Надеюсь, моё предательство не послужит поводом для твоего отказа? - де Валиньи явно наслаждался моментом, - я обещал герцогу, что доставлю тебя во дворец!
- Никоим образом, мой друг, - ответил Луи, на губах которого заиграла загадочная улыбка.
При виде этой улыбки радостное настроение де Валиньи как ветром сдуло.
- Мне не нравится твоя улыбка. Всякий раз, когда ты улыбаешься таким образом, происходят весьма неприятные для окружающих события.
Появился Диманш.
Не отвечая де Валиньи, Луи накинул на плечи плащ, надел шляпу со слегка изогнутыми краями и, вооружившись шпагой и кинжалом, поспешно покинул дом.
- Неисправим, - вслед ему произнёс Диманш.
- Мне надо дождаться Луи, - поднявшись с кресла, сказал де Валиньи, - надеюсь, у тебя найдется бутылка доброго вина?
-Идемте, господин! У Диманша всегда найдётся угощение для добрых друзей моего хозяина. 7
Выйдя из дверей своего особняка, который находился на улице Святого Якова, Луи плотнее укутался в плащ и быстро зашагал вперёд, в сторону Сен-Денп, чьи купола возвышались перед ним. Накрапывал небольшой дождь, луна едва освещала улицы ночного Парижа, но Луи уверенной походкой двигался в нужном ему направлении. Через четверть часа Луи миновал собор, оставил его справа от себя и направился к мосту через Сену, который соединял левый берег с правым.
Мост был почти безлюден. Одинокие прохожие опасливо озирались на него, но Луи не обращал на них внимания. Перебравшись через мост на другую сторону, Луи сразу же свернул налево, в сторону возвышающегося впереди Лувра. Миновав несколько домов, Луи остановился на перекрёстке двух улочек и, укутавшись ещё больше в плащ, прижался спиной к каменной стене. Дневной шум улиц сменила привычная ночная тишина. Луна полностью скрылась за тучами. Улочку едва-едва освещал одинокий конусообразный фонарь, прикреплённый к деревянному столбу.
Прижавшись к стене, граф из-под опущенной полы шляпы пристально следил за двухэтажным каменным особняком. Особняк находился не более чем в тридцати шагах от того места, где он стоял, и был огорожен железной решёткой по всему периметру. Похоже, там все спали, ибо как ни всматривался Луи, нигде в доме не заметил ни одного огонька.
Часы на площади пробили 10 часов.
- Пора, - пробормотал Луи, обращаясь к самому себе, - а её всё нет. Неужели она всерьёз полагает, что я стану дожидаться, словно нищий на паперти. Если она не появится через минуту…
Луи прервал разговор с самим собой, ибо в эту минуту заметил, как на балконе, примыкающем к дому с левой стороны, показался огонёк, а вслед за ним услышал весьма характерное шуршание. Через мгновение огонёк исчез. Луи торопливо пересёк улицу и, подойдя к железной ограде, окружавшей дом, перелез через неё. 8
Оказавшись в саду, он, стараясь не шуметь, направился в сторону балкона. Как он и предполагал, с балкона свисала верёвочная лестница. Схватившись за неё, Луи без видимых усилий достиг балкона. Очутившись на балконе, Луи вытянул вперёд руки и двинулся вперёд. Из-за темноты он совершенно ничего не мог разглядеть. И едва раздражение успело его охватить, как его руки упёрлись во что-то мягкое, и женский голос с нежностью произнёс:
- Сюда, мой возлюбленный Луп!
Ощутив руку женщины, Луи послушно двинулся за ней. Ночной дождь уступил место приятной теплоте.
- Мой возлюбленный!
Шёпот перешёл в нежное объятие, а затем Луи почувствовал прикосновение губ.
- Изабель, зажги свечу, - прошептал Луи.
- Нельзя, - раздалось в ответ, - мой муж спит в соседней комнате, к тому же в полной темноте всё выглядит совершенным.
«Она явно скрывает какой-то недостаток», - невольно подумал Луи, но дальнейшие мысли прервали настойчивые объятия Изабель. Луи не стал ждать и принялся обследовать руками тело Изабель. Начав с лица, он погладил шею и собирался коснуться её груди, как ощутил пустоту.
- Проклятье, я ничего не вижу, - пробормотал Луи, хватая руками пустое пространство.
- Вот они,- раздался шёпот Изабель, а вслед за этим Луи почувствовал, как она взяла его руки и положила на своп обнажённые груди.
- Они жаждут твоих прикосновений, они жаждут твоих поцелуев.
- Они всё получат, - прошептал Луи.
Он послушно лёг в постель и позволил Изабель раздеть себя и делать всё, что ей заблагорассудится. Луи расслабился от нежных ласк Изабель.
Как ни странно, но его увлекала не столько любовная встреча, сколь опасность, которая её сопровождала. 9
Ведь в любой момент их могли бы обнаружить. Они занимались любовью не менее часа, правильнее сказать, Изабель, потому что Луи почти остался равнодушным. Изабель изначально ему не нравилась, и если он пришёл к ней, то только для того, чтобы сохранить репутацию сердцееда и повесы. Луи заложил руки за голову и, растянувшись, рассеянно прислушивался к торопливому шёпоту Изабель:
- Красавчик Сансер здесь, в моей постели!.. С ума можно сойти, как я рада, как счастлива, что ты наконец внял моим молитвам. В течение целого месяца я писала тебе письма, в которых просила, умоляла о встрече, а ты не отвечал, я уже и не надеялась.
- Поверьте, сударыня, мольбы красивой женщины всегда доходят до моего слуха, - голос Луп прозвучал фальшиво.
- Сударыня? Слишком холодное слово. Называй меня возлюбленной Изабель, - она потерлась ногами о его тело.
«Час от часу не легче, - подумал Луи, - вначале она меня называет возлюбленным, затем требует от меня того же. Интересно, что будет дальше?»
Луи почувствовал неудержимое желание немедленно покинуть Изабель и с этой целью осторожно заговорил.
- Изабель, сожалею, но мне придётся покинуть вас. Видите ли, мой…
- Ничего не желаю слушать, - послышался капризный шёпот Изабель, - я не выпущу тебя из своих объятий. Останешься до утра, мой Луи, нет, до завтрашней ночи. Я притворюсь больной и скажу мужу, чтобы не беспокоил меня. Мы сможем наслаждаться нашей любовью два дня, а потом ещё и ещё, мой возлюбленный Луп, я так счастлива. Никто из моих подруг не верил, что мне удастся влюбить красавца Сансера в себя. Представляю, с какой завистью они будут смотреть на меня!
Изабель тихонько захихикала - ещё бы, красавчик Сансер влюбился в Изабель! Эту новость будет обсуждать весь Париж.
«Пламя адово, с кем я связался?» - подумал Луи.
- Я снова желаю тебя, мой возлюбленный Луп, -рука Изабель целенаправленно двинулась по телу Луи к определённой точке.
- Этому не бывать никогда больше, - с внезапным чувством отвращения подумал де Сансер.
Он незаметно вытянул правую руку в поисках какого-либо предмета. Нащупав предмет, по форме напоминавший кувшин, де Сансер охватил его за горлышко и приподнял вверх.
- Мой Луи! - странные слова Изабель были прерваны грохотом разбившегося кувшина.
- О Господи, - испуганно прошептала Изабель, -вы же разбудите моего мужа.
- Я нечаянно разбил, - с притворным раскаянием пробормотал де Сансер.
Той же рукой он стал шарить по полу в поисках одежды. Услышав скрип отворяемой двери в соседней комнате, де Сансер поднялся с постели. Он почти оделся, когда за дверью раздался мужской голос:
- Изабель, дорогая, с тобой всё в порядке?
-Да,-придав голосу сонные нотки, ответила Изабель, - я во сне нечаянно разбила кувшин . Идите спать, мой дорогой муж, не стоит за меня беспокоиться.
- Не смейте одеваться,-прошипелаИзабель в сторону де Сансера,-этот болван сейчас уйдет. Словно подтверждая её слова, за дверью раздался голос.
-Хорошо, дорогая , спокойной ночи! -Вам тоже, сударь! - громко произнёс де Сансер,-а о супруге не беспокойтесь, она в надёжных руках.
- Мерзавец, - услышал де Сансер гневный голос Изабель.
За дверью после минутной тишины раздались истошные крики, в дверь со всей силы заколотили.
-Блудница, мерзавка, - кричал обманутый муж.
Снаружи послышался топот ног. Видимо, на шум сбегались слуги:
- Ломайте дверь!
Эти слова подействовали на графа де Сансера, как призыв к бегству.
- Господи, что со мной будет, что будет? - повторяла Изабель.
- Уверен, вы легко выпутаетесь из создавшейся ситуации, - насмешливо бросил де Сансер.
И прежде чем выскользнуть на балкон, добавил:
- Примите дружеский совет, сударыня. Не изменяйте своему супругу!
-Пошёл вон, мерзавец, - уже громко закричала Изабель,-Жорж…Жорж…в моей спальне находится незнакомый мужчина. Он пристаёт ко мне, о господи, скорей, скорей…
Луи расхохотался. Хохоча, он в мгновение ока спустился по лестнице, перемахнул через ограду и бросился бежать по улице.
Наконец, запыхавшись скорее от смеха, чем от бега, Луи остановился.
- И после всего этого они хотят меня женить, - весело подумал Луи, - ну что ж, дорогой дядюшка, посмотрим, что вы припасли для меня на сей раз.
Застегнув наконец камзол, Луп отправился домой.


Глава 2


Спустя некоторое время Луи бок о бок с де Валиньи въехал в ворота особняка. Копыта лошадей гулко цокали по каменной дорожке, которая была ярко освещена многочисленными факелами. Несколько десятков карет стояли напротив входа в особняк. Всюду царил переполох. Занятые неотложными делами, по двору сновали слуги.
Де Валиньи присвистнул.
- Похоже, твой дядюшка устраивает приём с размахом!
Не обращая внимания на его слова, Луи спешился. Валиньи слез с коня вслед за ним. Они привязали коней рядом с каретами и неторопливо вошли через широкую массивную дверь внутрь.
В зале Бурбонского дворца находилось не менее полусотни гостей. Разбившись на небольшие группы, они вели оживлённую беседу в ожидании начала пиршества. Музыканты наигрывали весёлую мелодию. Здесь же слуги с поспешностью накрывали столы.
В стороне от всех стоял герцог Бурбонский с весьма хмурым лицом. Он то и дело нетерпеливо поглядывал на входную дверь.
- Он не придёт, монсеньор? - герцог Бурбонский обернулся, услышав голос.
- Придёт, Люсинда, не сомневайся, - уверил молодую девушку герцог.
Видимо, не поверив, молодая особа отошла от герцога с весьма печальным видом. К ней тут же подошли несколько дам с поздравлениями.
Оглядевшись, герцог Бурбонский заметил, что не он один поглядывает на дверь. Похоже, многие с нетерпением ожидали появления его несносного племянника, и более всего Люспнда. Она вообще не отрывала взгляда от входной двери, ведущей в зал. Чувствовалось, что отвечает невпопад своим собеседницам.
- Граф де Сансер! - объявил громко дворецкий.
Бросив мельком взгляд на Люсинду, герцог Бурбонский увидел, каким радостным стало выражение её лица. Он посмотрел на Луи, который как ни в чём ни бывало двигался по залу, расточая комплименты дамам и вежливо раскланиваясь со своими знакомыми. При этом он словно не замечал присутствия своего дяди. При виде такого пренебрежения к своей особе герцог Бурбонский помрачнел.
Луи украдкой следил за своим дядей и видел, как меняется лицо герцога.
- Пора, - наконец решил он, - дальше тянуть нельзя. Молодая изящная дама коснулась веером его руки.
- Негодник, - негромко, с кокетством произнесла она, -о том, что собираетесь жениться, вы могли поставить меня в известность. Впрочем, я надеюсь, что между нами всё останется по-прежнему и вы сможете навещать меня изредка. Надеюсь, ваша невеста не станет возражать против этих в высшей степени безобидных встреч… Возможно, я ошибаюсь, по всей видимости, она весьма ревнивая особа.
- Кто? Ты о ком говоришь, Клементина?- Луи удивлённо воззрился на свою собеседницу, а затем проследил за её взглядом и увидел юную особу, стоявшую в окружении дам и не сводящую с него взгляда.
Луи неприятно поразил этот взгляд. Так смотрят на вещь, которая принадлежит тебе.
Легко коснувшись руки Клементины, Луп извинился.
- Мне необходимо поговорить с дядюшкой!
- Идите, и в следующий раз, граф, - громко добавила она, - постарайтесь не опаздывать на собственную помолвку.
В зале послышался едва сдерживаемый смех. Луи остановился и с удивлением посмотрел на Клементину.
- С чего вы взяли, что сегодня моя помолвка?
- Так сказано в приглашении, которое нам прислали, - послышался насмешливый ответ.
- Нет нужды спрашивать, кто вам прислал их, -с виду спокойный Луп повернулся и направился к своему дяде.
Отвесив лёгкий поклон, он поднял взгляд на герцога.
- Не желаете мне объяснить происходящее? - с едва сдерживаемым гневом спросил Луи.
- Ты женишься, - коротко ответил герцог Бурбонский.
- Вот как? - Луи почему-то развеселил ответ герцога, - и как вы собираетесь принудить меня к браку?
- Я не собираюсь тебя принуждать. Ты по доброй воле поведёшь к алтарю ту, которую я выберу для тебя, -жёстко произнёс герцог Бурбонский.
- Нет, - спокойно отчеканил Луи. -Нет?
- Нет, - твёрдо повторил Луи, - я никогда не женюсь. Это моё решение, и никто не сможет убедить меня в обратном.
- Позволь спросить, - голос герцога Бурбонского сорвался на крик, - до каких пор ты будешь позорить доброе имя твоего отца? До каких пор ты будешь выставлять меня посмешищем перед всем Парижем? Я не говорю о его величестве, у которого я был на аудиенции не далее как сегодня утром. Его величество указал на недопустимость твоего поведения и пригрозил расправой в случае, если ты не образумишься. Я стоял с красным от стыда лицом, не в силах сказать что-либо в твоё оправдание, ибо говорить было нечего. Ты в полной мере заслужил гнев его величества, равно как и мой. Твоё поведение непростительно. Оно достойно самого серьёзного осуждения.
- Моё поведение? - Луи недоумённо пожал плечами, - я всего лишь сказал, что не желаю жениться…
- Луи, - грозно и резко оборвал его герцог Бурбон-ский, - его величество едва ли не ежедневно выслушивает на тебя жалобы. Я их выслушиваю вдвое больше. Ты пользуешься всеми возможными способами, чтобы пробраться в спальни добропорядочных женщин, а если обманутый муж посмеет обвинить тебя - ты вызываешь его на дуэль и убиваешь. Поступок ещё более бесчестный. Этому надо положить конец, немедленно. Ты должен жениться.
- Это произошло всего лишь однажды, - попытался оправдаться Луи, - но не мог же я, в конце концов, позволить убить себя. После того случая я и не думал…
- Вот он, - раздался истошный крик.
Взгляды всех присутствующих устремились на невысокого полного мужчину, который стремительно ворвался в зал.
Только его не хватало, - подумал Луи, узнав в прибывшем мужа Изабель, виконта Ле Гранье.
Достигнув Луп, Ле Гранье возопил, обращаясь к герцогу Бурбонскому
- Монсеньор! Я требую справедливости! Этот человек, - рука виконта была направлена на Луи, - пробрался в спальню моей супруги и пытался обесчестить её.
-Почему же пытался?
- Замолчи, Луи, - с ужасом воскликнул герцог Бур-бонский, - твоё поведение не имеет оправданий.
- Моё поведение касается только меня, - Луи, которому начал надоедать весь этот фарс, ответил излишне резко.
- Сударь! - обратился к Ле Гранье Луи, - я действительно переспал с вашей супругой, и отнюдь не против её воли. Вы можете принять мои извинения или я приму ваш вызов.
Слова Луи мгновенно утихомирили виконта. Он прекрасно понимал, чем грозит ему поединок.
Приняв оскорблённый вид, виконт произнёс: -Я приму ваши извинения вместе с обещанием никогда впредь не приближаться к моей супруге.
- Оно у вас есть, - Луп поклонился виконту, и в это мгновение раздался голос пьяного барона дю Рено.
- Мою супругу ему не удалось прибрать к рукам. Оставив виконта, Луи направился к барону. Прежде
он никогда не видел его, равно как и его супругу. Прозвучавшие слова вызвали у него лёгкое удивление.
- Поверьте, сударь, я никоим образом не пытался совершить то, в чём вы меня обвиняете, я незнаком с вашей супругой.
-Ложь! - закричал в ответ барон дю Рено, - супруга не раз рассказывала мне о ваших домогательствах. Вашему поведению нет прощения. Мы просто обязаны избавить общество от подобной гнусности.
- Вы дважды оскорбили меня, - с виду спокойно произнёс Луи, хотя в душе клокотала ярость, - поэтому либо вы немедленно попросите прощения, либо я убью вас.
- Ни первое, ни второе. У вас ничего не выйдет. Я не попрошу прощения и не буду с вами драться. Можете меня убить прямо здесь, если хотите, - пьяный барон расхохотался прямо в лицо Луи.
Все присутствующие прекрасно понимали, что обнажать оружие против безоружного Луи не станет. Барон поставил его в дурацкое положение.
- Хорошо, - после недолгого раздумья проговорил Луи, - я найду третий способ наказать вас.
- И какой же? - насмешливо поинтересовался дю Рено.
- Пересплю с вашей женой!
- Вам не разозлить меня, граф!
- В вашем же доме, слово чести!
- Луи, - герцог Бурбонский схватился двумя руками за голову, - немедленно прекрати. Немедленно.
- На этот раз наши желания совпадают, монсеньор, -Луп отвесил ему поклон, затем быстро зашагал к выходу.
- Ты будешь наказан, - вслед ему закричал герцог Бур-бонский.
- Извольте, буду с нетерпением ждать, - не оборачиваясь, бросил Луи и вышел из зала.
Де Валиньи догнал его, когда Луи уже вскочил на коня.
- Ты что, совсем обезумел? - закричал на друга де Валиньи, - в присутствии стольких людей высказал полное неуважение к гер…
- Где обитает барон дю Рено? - перебил его Луи.
- У него замок в 30 лье от Парижа, - де Валиньи осёкся, почти с испугом глядя на Луи. - Надеюсь, ты не собираешься сделать того, что сказал?
- Виконт! - выразительно произнёс Луи, - я никогда не даю обещаний, но если даю - обязательно выполняю их.
Оставив друга, Луи пришпорил коня.


Глава 3


Десятью днями позже после описанных выше событий, в небольшой живописной деревушке, что находилась вблизи замка дю Рено, появился одинокий всадник. Это был не кто иной как граф де Сансер - собственной персоной. Миновав окраину, он спешился возле маленькой, на вид убогой, церкви. Осенив себя, Луи без промедления вошёл внутрь.
Убранство церкви было под стать её внешнему виду Несколько рядов грубо сколоченных деревянных скамеек и несколько десятков изображений с ликами святых. И лишь впереди, у самой стены, висело большое изображение распятого Христа.
Луи подошёл к распятию и преломил колени. В тишине церкви зазвучали слова молитвы. Сплетя пальцы и опустив голову, Луи с пылом и страстностью произносил слова молитвы. Закончив молиться, он перекрестился и встал с колен.
- Сын мой, ты прибыл издалека? Прежде я тебя здесь не видел!
Отец Бенедикт, местный священник, подошёл к Луи.
- Вы правы, святой отец, - придав голосу нотку грусти, отвечал Луи, - я прибыл издалека.
- И что привело тебя, сын мой, в наши края?
- Я грешен, святой отец, - сокрушённо ответил Луи, - моя душа нуждается в исповеди.
Священник сочувственно покачал головой в знак того, что прекрасно понимает его состояние. К нему приходило много людей, и все они начинали приблизительно с этих слов.
- Приходи завтра, сын мой, - посоветовал отец Бенедикт, - сегодня я не могу помочь тебе, ибо получил послание от барона с просьбой прибыть в замок. Баронесса занемогла. Она нуждается в утешении.
«Лучше и быть не может, - подумал Луи, - баронесса действительно нуждается в утешении, но вам, святой отец, это сделать не под силу».
Изобразив на лице глубокую печаль, Луи схватил священника за руку.
- Вы не можете оставить меня с таким горем, - горестно воскликнул он, - возможно, я не доживу до утра. Помогите, святой отец, клятва, данная мной, тяжким бременем лежит на моей душе.
-Хорошо, сын мой, -поколебавшись, согласился священник, - я выслушаю тебя, только будь краток.
- Благодарю от души, святой отец, благодарю вас! Луи последовал за священником в исповедальню. Отец Бенедикт открыл в перегородке маленькое окошечко, огороженное решёткой и коротко произнёс:
-Слушаю тебя, сын мой!
«С чего же начать? - думал Луи, - проклятье, я ни разу не был на исповеди».
- Я жду, сын мой, - раздался голос отца Бенедикта. -Я грешен, отец мой!
«Начало неплохое», - подумал Луи и, выдумывая по ходу развития исповеди, продолжал.
- Несколько месяцев назад я оказался в одном неугодном богу месте, за что до сих пор не могу простить себя.
- Говорите понятнее, сын мой, о каком месте идёт речь?
- Я имею в виду женщин лёгкого поведения, святой отец.
- Сие богопротивное место, - согласился отец Бенедикт, - однако я тебя слушаю, продолжай, сын мой.
- Так вот, я уединился в этой богопротивной обители с одной из девиц, - Луи лгал свободно, без угрызений совести, - больше всего меня привлекли пышные груди этой девицы. Я знаю - это страшный грех, но у меня слабость к таким вещам. -Продолжай, сын мой!
- Мы с этой девицей стали грешить.
- Ты женат, сын мой? - перебил его вопросом священник.
- Нет, отец!
- Твой поступок не может считаться грехом, ибо ты не связан супружеским обетом, и если это всё…
- Вы облегчили мою душу, святой отец, - с пылом воскликнул Луи, - но вы выслушали лишь часть моего грехопадения. Правда в том, что в ту ночь я поссорился с этой девицей, напился и дал клятву, которую до сих пор не могу исполнить.
- Что это за клятва, сын мой? - священник понемногу начал терять терпение.
-Я поклялся, что найду священника, который не откажется выпить со мной пару бутылок хорошего вина.
-Твои слова грешны, сын мой. Ибо нам не дозволяется употреблять ничего, кроме простой воды!
- Величайшая несправедливость, - заметил Луи.
- Мы всего лишь слуги божьи и делаем то, что велит нам Господь, - скромно ответил священник.
- Разве Господь не крестил вином и хлебом? -Да, но…
- Прибавьте к этому облегчение, которое принесёт ваша жертва.
- Я не могу помочь тебе, сын мой, - не очень уверенно ответил отец Бенедикт.
- Добавьте к этому жирного жареного фазана… неужели вы откажете страждущему и обречёте его на мучения?
По-видимому, в душе священника происходила борьба, так как он долгое время молчал.
-Хорошо, - согласился наконец отец Бенедикт, -ради спокойствия твоей души я возьму этот грех на себя, сын мой.
- Отец, от всей души благодарю вас, - Луи радовался искренне; первая часть, самая сложная, как он считал, удалась на славу
Оставив коня, он пешком с отцом Бенедиктом отправился в харчевню. Там он без зазрения совести напоил за несколько часов не только отца Бенедикта, но и всех, кто находился в харчевне. Лишь убедившись, что отец Бенедикт находится в нужном для него состоянии, Луи покинул харчевню.
Отца Бенедикта, который не в состоянии был ходить, вызвались отнести в церковь трое из местных, которым Луи щедро заплатил. Они внесли бесчувственного священника в церковь и уложили под распятием Христа, а затем сразу вышли.
Луи, оставшись один, недолго думая, стянул рясу со священника и накинул на себя. Он поправил складки и проверил, заметна ли из-под рясы шпага. Убедившись, что складки рясы надёжно скрывают шпагу, он накинул капюшон на голову таким образом, чтобы не было видно его лица, и торопливо вышел из церкви.
Те трое всё ещё стояли возле церкви и с крайним изумлением смотрели на отца Бенедикта, который с необычайной лёгкостью вскочил в седло коня.
- Уже протрезвел, - пьяным голосом заметил один из них.
- Да ещё похудел, бедняга, - заметил второй.
- Может, пойдём выпьем? - предложил третий. Луи не слышал этот разговор. Он погнал коня во весь
опор к замку дю Рено. Наступала темнота - лучший помощник в затеянном им деле. О подстерегающих его опасностях он не думал. В голове сидела только одна мысль - барон дю Рено должен быть наказан.
Луи подъехал к воротам замка в полной темноте и, надвинув глубже капюшон на лицо, громко застучал в ворота.
Стража на стенах зевала после обильного ужина. Они с безразличием взирали сверху на подъехавшего всадника.
- Чего рты разинули? - раздался окрик начальника стражи. - Это отец Бенедикт, его сиятельство ждёт его.
После недолгого ожидания ворота со скрипом отворились. Луи въехал во двор, где его встретили трое стражников с горящими факелами. Один из них с явным изумлением смотрел на него.
- Отец, вы же говорили, что не выносите лошадей? -раздался его удивлённый голос.
- Спешил к страждущей душе, - Луи гнусавил, подражая голосу священника, - помоги слезть с лошади, сын мой.
- Сейчас, отец, - стражник поддерживал Луи, пока он, кряхтя, слезал с лошади.
- Проклятая тварь, прости меня, господи, за богохульство, - Луи набожно перекрестился.
Один из стражников опустился перед ним на колени.
- Благословите, святой отец!
- Отпускаю все твои грехи, во имя отца, сына и святого духа, - Луи перекрестил коленопреклонённого стражника.
- Я же просил благословения, святой отец, - неуверенно произнёс стражник.
- Господь говорил нам: пусть тот кинет в нас камень, кто сам безгрешен!
«Что я несу?» - подумал Луи, поспешно ретируясь с места событий.
- Святой человек! - с восхищением глядя ему вслед, проговорил стражник.
В холле замка мнимого священника встретил сам хозяин замка - барон дю Рено. Он долгое время с неприкрытым удивлением рассматривал прибывшего, и Луи, которому начало казаться, что его затея провалилась, нащупал шпагу под полой.
- Святой отец, вы сильно исхудали, -раздался наконец голос барона.
Луи не смог сдержать облегчённого вздоха.
- Пост и молитвы, сын мой, - прогнусавил Луи.
- Пойдёмте, святой отец, баронесса с самого утра чувствует себя неважно. Она всё время просит привести вас к ней, не могу понять, что с ней… А почему вы так сильно задержались? - неожиданно спросил барон.
- Причащал кузнеца, - не думая, ответил Луи.
- А я не знал, что наш кузнец умер, - удивился барон. - Как это случилось?
Если бы он только мог видеть улыбку Луи в это мгновение!
- Повесился бедняга, когда узнал, что жена ему изменила!
Барон перекрестился.
- Господь прими его грешную душу.
Вслед за бароном Луи поднялся по узкой лестнице на второй этаж и по длинному коридору, на стенах которого висели факелы, миновал несколько комнат. Возле последней барон остановился и, открыв дверь перед Луи, который не замедлил войти внутрь, вошёл следом. Убедившись, что баронесса не спит, он шёпотом обратился к Луи.
- Прошу вас, святой отец, помогите моей любимой супруге!
- Не сомневайся в Божьей власти, сын мой, - ответил Луи, молча провожая барона взглядом.
Когда барон вышел из комнаты, оставив его наедине с баронессой, Луи повернулся к больной.
Баронесса лежала в широкой постели, укутанная несколькими одеялами. У изголовья горели свечи, а сама она выглядела весьма подавленно и с надеждой смотрела на священника.
Луи пододвинул стул к изголовью.
- Итак, дитя моё, ты скажешь мне, что тебя беспокоит?
Баронесса выпростала из-под одеяла руку и, схватив ею руку Луи, с мольбой воскликнула:
- Спасите меня, святой отец, я грешна, и я умираю!
- Откройся, дитя моё, и я смогу помочь тебе!
- Да, да, - торопливо зашептала баронесса, - это всё из-за него, из-за графа де Сансера, я безумно влюблена в него, я всё время думаю о нём и…
- Поэтому ты солгала своему супругу?
- Откуда вы знаете? - Луп не мог не заметить мертвенной бледности баронессы.
- Я присутствовал там, - Луи заговорил обычным голосом.
Поднявшись со своего места, он одним движением сбросил капюшон, обнажая лицо.
- Вы… - вырвалось у баронессы. - Вы здесь?
- Я всегда держу слово, баронесса, - не сводя с неё пристального взгляда, ответил Луи, - хотя и оказался втянут в эту историю помимо своей воли.
- Простите бога ради, граф, - взмолилась баронесса, - я не желала причинить вам вреда, я всего лишь мечтала…
- Теперь поздно сожалеть, сударыня, - перебил её Луи, - мы должны исправить то, что вы сделали.
- Я не знаю, как… - пролепетала баронесса.
Луи бросил на неё весьма выразительный взгляд, отчего щёки баронессы тут же заалели.
-Вы лжёте, сударыня. Вы прекрасно знаете, почему я здесь. Вы получите то, чего так желали. Раздевайтесь, сударыня!
Ровно через час барон дю Рено увидел выходящего отца Бенедикта.
- Как баронесса? - сразу же с беспокойством спросил барон.
- Взгляните сами, - ответствовал Луи.
Барон приоткрыл дверь в покои своей супруги. Ему сразу же бросились в глаза пунцовые щёки баронессы.
- Она казалась умирающей, а сейчас просто пышет здоровьем, вы сотворили чудо, святой отец!
- Старался, как мог, - скромно ответил Луи. Барон дю Рено собственноручно проводил священника до ворот, всё время по дороге рассыпаясь в благодарностях. Он довёл его до коня и помог взобраться в седло, затем крикнул страже, чтобы отворили ворота. Едва ворота отворились, Луи обратился к барону:
- Сын мой… -Что, святой отец?
Луи протянул барону подвязки его супруги. Барон недоумённо разглядывал подвязки, а Луи тем временем откинул капюшон с лица.
- Помните ли вы, барон, обещание, которое я вам дал? Я сделал больше, сударь. Вы собственноручно проводили меня к своей жене.
Луи пришпорил коня, вылетая из ворот. Вслед ему смотрел остолбеневший от ужаса происшедшего барон дю Рено.
Через несколько мгновений Луи различил проклятия, которыми сыпал барон в его адрес.
- Так тебе и надо! - злорадно подумал Луи и тут же расхохотался.


Глава 4


В то время, когда Луи бешеным галопом въезжал в свой родовой замок, в Сансере, в другом, не менее славном, чем Париж, городе, происходило немало удивительных событий. Но мы не станем останавливать на них пристального внимания, а обратимся к более незначительным.
Во все времена Орлеан являлся неотъемлемым доменом французского королевства. По заведённому порядку титул герцога Орлеанского получал второй по старшинству сын короля Франции, впрочем, как и весь город с прилежащими окрестностями. Орлеан, безусловно, не мог сравниться в великолепии с Парижем, здесь не было двора в том значении, которое придавалось ему в Париже, но, тем не менее, жизнь в городе бурлила с неменьшим подъемом. Едва ли не главной достопримечательностью города, по утверждению самих горожан, являлся сам дворец герцогов Орлеанских, расположенный в западной части города. Прямо перед дворцом находилась площадь с каменной мостовой. Посередине площади стоял величественный памятник Карлу V.
Площадь являлась излюбленным местом горожан. Именно здесь брали начало все сплетни, ходившие по городу. Местная знать наряжалась в свои лучшие одежды и подчас целыми семействами прогуливалась по площади. Большинство разговоров на площади начинались с восклицания: «А вы знаете?»
Находясь на площади, можно было видеть второй и третий этажи дворца герцогов Орлеанских с массивными окнами. Первый был скрыт от взора стеной, окружавшей территорию дворца по всему периметру Прямо напротив статуи находились глухие железные ворота. Два стражника днём и ночью стерегли въезд во дворец. Правое крыло первого этажа дворца занимала прислуга, здесь также находилась кухня и другие подсобные помещения. Поднявшись на второй этаж, мы могли увидеть огромный пиршественный зал, где обычно устраивались балы и приёмы. Здесь же находился личный кабинет и приёмная герцога Орлеанского. Третий этаж состоял из целой вереницы комнат, служивших опочивальнями для хозяев и гостей замка. Дворец отличала роскошь во всём. Позолоченные светильники сочетались с резной мебелью из ценных пород, на этажах стояли скульптуры и многое другое, что и не стоит перечислять. Однако это великолепие не шло ни в какое сравнение с чудесным садом, разбитым позади дворца. Сразу при входе в сад начиналось несколько рядов низкорослых деревьев. Через двадцать шагов они разбивались на три части, образовывая три аллеи. Вдоль средней аллеи вился благоухающий цветник. Он спускался почти к самому берегу маленького озера, созданного посередине сада. Вокруг озера росли деревья, ветви которых почти касались поверхности озера. В конце цветника, у кромки самого озера, была сооружена небольшая площадка, где стояла скамейка. Сев на неё, можно было опустить ноги в воду.
Именно этим и занималась девятнадцатилетняя дочь герцога Орлеанского Генриетта. Подняв полы платья с весьма незатейливыми узорами, она болтала ногами в воде, разбрызгивая вокруг себя тысячи брызг. На какое-то время она остановилась, наблюдая за расходившимися кругами на воде. Кроме неё самой, правом беспрепятственного входа в сад обладал лишь один человек - её садовник. Всем остальным обитателям дворца, включая её отца, запрещалось без её разрешения входить на территорию сада. Генриетта являлась единственной дочерью герцога Орлеанского. Несмотря на ангельскую красоту Генриетты, ни во дворце, ни в городе не нашлось бы человека, отзывавшегося о ней хорошо, ибо Генриетта обладала весьма скверным характером, о котором знали все, включая короля Франции. В последний год даже гости перестали приезжать во дворец по причине нежелания общаться с Генриеттой.
Несмотря на прекрасное воспитание, выражения, которые использовала Генриетта, приводили окружающих в ужас. Бесцеремонность, своенравие и грубость являлись неотъемлемой частью её характера. Герцог Орлеанский перепробовал все средства, чтобы изменить дурной нрав своей дочери, но все попытки заканчивались неудачами, равно как и его настойчивое стремление выдать Генриетту замуж. К каким только ухищрениям ни прибегал герцог Орлеанский, на протяжении пяти лет пытаясь выдать замуж свою дочь, но все они разбивались об упрямство Генриетты. Она и слышать не желала о замужестве. И чем больше проходило времени, тем больше таяли надежды герцога выдать её замуж, но он не оставлял попыток.
Болтая ногами в воде, Генриетта не заметила своей кормилицы, которая незаметно подошла к ней и встала у неё за спиной.
- Генриетта, дитя моё, - негромко позвала её кормилица, нарушая своим голосом окружающую тишину и одиночество Генриетты.
Генриетта, не вставая со скамейки, обернулась к пожилой женщине.
- Тётушка Жюли, - протянула Генриетта, - я не помню, чтобы звала тебя.
- Прости меня, - поспешно ответила кормилица, -твой отец послал за тобой, иначе я бы не посмела прийти сюда.
Генриетта подозрительно уставилась на кормилицу. Явно что-то происходило во дворце, иначе отец не послал бы за ней кормилицу, услугами которой пользовался в особых случаях.
- К чему такая спешка? - поинтересовалась Генриетта.
Кормилица замялась с ответом, прекрасно понимая, какую реакцию вызовут у Генриетты её слова, но деваться было некуда, и ей пришлось ответить.
- Приехал молодой человек!
- Очередной жених, - Генриетта произнесла эти слова так, как будто в рот попало нечто неприятное и она спешит выплюнуть это, - когда же закончатся эти дурацкие попытки выдать меня замуж?
- Герцог желает тебе добра, Генриетта.
- В таком случае пусть оставит меня в покое, - резко ответила Генриетта, - не желаю выходить замуж, и точка. Моё решение твёрдо. Его никто не изменит.
- Мне ли этого не знать, - с лёгкой грустью произнесла кормилица.
- Вот и отлично, - подытожила Генриетта, - передай ему, пусть выходит замуж, если хочет, или пусть пошлёт жениха к чёрту, на его выбор.
- Брак священен для всех людей: и для мужчин, и для женщин. Попытайся понять это и смириться.
- Вот как? - насмехаясь, спросила её Генриетта. - Так по-твоему, я должна сидеть дома, пока этот мерзкий похотливый козёл будет развлекаться с другими и, вполне возможно, на мои же деньги?
- Брак выглядит совсем иначе, - попыталась возразить кормилица, но Генриетта её перебила.
- В моих глазах он выглядит именно так. И хватит нравоучений. Занимайся своим делом и не лезь, куда не следует.
-Хорошо, миледи, -упавшим голосом покорно произнесла Жюли.
- А теперь оставь меня, - приказала ей Генриетта.
- А как быть с приказом вашего отца?
- Похоже, вы от меня не отстанете, - разозлившись, Генриетта вскочила со скамьи и быстро пошла по направлению к дворцу.
- Терпеть не могу этого непотребного оценивающего взгляда, которым меня встречают, - пробормотала Генриетта, открывая дверь в кабинет отца.
При её появлении молодой человек, сидящий в кресле напротив герцога Орлеанского, поднялся и отвесил ей глубокий поклон. Приседая перед ним в реверансе, Генриетта заметила жадный взгляд, который прошёлся по ней с ног до головы.
«Наверняка представляет, что под моей одеждой, мерзавец, - возмущённо подумала Генриетта. - Ну почему все мужчины норовят в первую очередь заглянуть под одежду? Неужели эти самодовольные индюки считают, что только у них есть душа, а женщина обладает лишь телом, единственное предназначение которого - услаждать низменную похоть мужчин. Ну, погоди у меня!»
- Слухи о красоте вашей дочери, монсеньор, и в малейшей степени не соответствуют слухам. Какие дивные голубые глаза, какие прекрасные белокурые волосы! Она сложена как богиня. Я потрясён, я уничтожен и больше всего на свете мечтаю назвать вас своей супругой! - молодой человек говорил с таким же восторгом, как и смотрел на Генриетту.
Генриетта изобразила на губах подобие улыбки. «Этот к тому же льстец», - подумала она.
- Дитя моё, - мягко заговорил герцог Орлеанский, -граф - третий сын герцога Саксонского. Он прибыл по весьма важному для всех нас делу. Я прошу выслушать его со всевозможным вниманием и уважением.
- Воля ваша, отец, - смиренно ответила Генриетта.
- Правда? - герцог Орлеанский не мог скрыть облегчения. - Я оставлю вас наедине, чтобы вы могли поговорить без помех.
Радостный герцог Орлеанский вышел за дверь и осторожно закрыл её за собой. Снаружи его встретила кормилица.
- Всё идёт как нельзя лучше, - шёпотом сообщил ей герцог.
В ответ Жюли лишь покачала головой.
- Как же плохо вы знаете вашу дочь.
Тем временем молодой граф опустился перед Генриеттой на колени и, протянув руку с пафосом воскликнул:
-Я безумно люблю вас, миледи. В ваших руках моё счастье и надежда видеть вас в качестве моей супруги!
«Быстро же он влюбился», - подумала Генриетта, сверху вниз наблюдая за трогательной сценой.
- Садитесь, - пригласила Генриетта, когда граф поднялся с колен.
- Я стоя выслушаю свой приговор!
- Как желаете, - Генриетта уселась в кресло и продолжала, - я очень рада оказанной мне чести, вы храбрый и, безусловно, мужественный человек.
- Именно так! - гордо подтвердил граф. - Я вижу, вы прекрасно осведомлены обо мне.
«К тому же самодовольный дурак», - сделала очередной вывод Генриетта, при этом награждая графа обворожительной улыбкой. Она продолжала вкрадчивым голосом:
- Безусловно, граф, иначе чем объяснить ваше сватовство? Лишь очень мужественный человек мог решиться жениться на мне после всего, что произошло.
Граф непонимающим взглядом уставился на Генриетту.
- С вашего позволения, миледи, я бы хотел узнать, что вы имеете в виду?
- Моего бывшего супруга, - с печальным видом сообщила Генриетта. -Бедняга…
-Вашего бывшего супруга?
- Я вдова! Разве отец не говорил вам?
- Вдова? Нет, не говорил, - граф неприлично открыл рот от удивления.
- Как это на него похоже, - грустно продолжала Генриетта. - Отец всегда пытался защитить меня.
- Почему же, миледи? Вашей вины нет в смерти мужа. Все мы смертны. Рано или поздно нам придётся предстать перед Господом.
- Благодарю вас! У вас доброе сердце, но видите ли, всё дело в том, что это я убила моего мужа.
- Вы? - граф в сильнейшем смятении опустился в кресло.
-Я! Это случилось в брачную ночь. Мне не понравилось, как он целуется. Я дождалась, пока он заснёт, а потом всадила нож в спину моего супруга.
Генриетта едва сдержала смех, когда увидела, с какой поспешностью граф покидал комнату. Но после его ухода она разразилась смехом, весьма довольная собой и своей выдумкой.
Веселье Генриетты было прервано появлением разъяренного герцога Орлеанского.
- Что ты ему сказала? Он уехал, даже не попрощавшись.
- Скатертью дорожка, - отозвалась Генриетта.
- Твоё поведение вынуждает меня применить наказание. Все твои сверстницы давно обзавелись детьми, а ты не только отказываешься выходить замуж, но и умудряешься выставить меня всеобщим посмешищем!
- Сами виноваты, - Генриетта пожала плечами, -не следовало присылать женихов. Я не меньше сотни раз твердила вам, что не собираюсь замуж, и меня никто не заставит.
- Твои желания меня не интересуют! - закричал герцог Орлеанский. - Ты выйдешь замуж.
- Вам меня не заставить, - со спокойствием, выводящим из себя, ответила Генриетта, - следующего жениха, который появится во дворце, я убью.
- Это просто уму непостижимо, - в сильнейшем гневе герцог покинул комнату. Кормилица с одного взгляда поняла состояние герцога. Она мягко взяла его за руку.
- Генриетта никогда не изменится, монсеньор!
- Неужели мне суждено умереть, не повидав внуков? -прошептал в отчаянии герцог. - Нет, нет, Жюли, я поеду к моему брату, поеду в Париж, я заставлю Генриетту выйти замуж… Вели приготовить карету. Я еду в Париж.


Глава 5


На следующий день, ближе к вечеру, герцог Орлеанский, обуреваемый тяжёлыми мыслями, шёл по коридорам дворца Сен-Поль. У двери в зал аудиенций герцог на мгновение остановился, дожидаясь, пока объявят его имя, а затем бодрым шагом вошёл в зал. Легко кивая придворным, которые отвешивали ему глубокие поклоны, герцог подошёл к восседавшему на троне королю Франции и низко поклонился.
Король Франции, мило беседующий с одной из придворных дам, благосклонно улыбнулся брату.
- Рад видеть вас в Париже, - мягко произнёс король. -Чему обязаны видеть вас, монсеньор?
- Я прибыл в Париж с нижайшей просьбой к вашему величеству, - герцог Орлеанский ещё раз поклонился.
- Всё, что угодно, монсеньор, за исключением вмешательства в судьбу моей непослушной племянницы, -ответил под лёгкий смешок придворных король, - мне уже известно, как обращаются в Орлеане с моими гостями.
Король указал на молодого человека в зале, в котором герцог Орлеанский сразу же узнал сбежавшего жениха своей дочери.
- Сир, - ему не оставалось ничего больше, как откланяться, ибо на помощь короля он больше не надеялся. Откланявшись, герцог собрался было покинуть зал, когда дверь распахнулась и внутрь буквально ворвался, сыпля проклятиями направо и налево, его преосвященство епископ парижский дю Шатетлен.
- Исчадие ада! Богохульник! Порождение сатаны! Антихрист!
Король Франции с весьма удивлённым видом следил за приходом его преосвященства. Что же касается придворных, они буквально затаили дыхание в предчувствии громкого скандала, и они не ошиблись.
- Надеюсь, ваше преосвященство не меня имеет в виду? - с виду спокойно поинтересовался король.
Епископ осёкся, с изумлением глядя на короля, но через мгновение слова из него полились, как из рога изобилия.
- Как ваше величество могло помыслить такое? Денно и нощно я возношу молитвы к Господу о даровании моему королю здравия и благополучия. Ваше величество является истинным сыном церкви, и всем нам надлежит брать с вас пример, ибо благочестие и преданность святой церкви вашего величества известна всему христианскому миру. Папа не раз обращал наше внимание на ваши богоугодные поступки.
Король от словообилия епископа поморщился. Он прекрасно знал нрав его преосвященства, который мог восхвалять его с утра до позднего вечера. Не дав королю заговорить, епископ продолжал гневным голосом:
- Я имел в виду нечестивца, именуемого граф де Сансер, - едва епископ произнёс это имя, как среди придворных прокатилась волна вздохов, - этого богохульника, этого безбожника.
- Что он на сей раз натворил? - раздражённо спросил король. - И будьте кратки, ваше преосвященство. Время ужина. Сегодня я ужинаю с королевой и не желал бы задерживаться.
- Ваше величество слышало о ссоре между этим нечестивцем и бароном дю Рено? - спросил епископ, приступая к изложению дела.
- Моё величество всё слышит, - ответил король.
- Следовательно, вашему величеству известно о непристойных словах графа, брошенных в лицо барону дю Рено - этому добропорядочному католику.
- При всём уважении к святой церкви я не понимаю, каким образом слова графа задели её, - король не скрывал раздражения.
-Я прошу выслушать одного из наших братьев, ваше величество, - торжественно попросил епископ.
Король кивнул с явной неохотой. Через мгновение присутствующие увидели невысокого полного монаха, который, испуганно озираясь, входил в зал.
- Я понятия не имею, что у него спрашивать! - заявил король.
- Терпение, ваше величество, - епископ строго посмотрел на монаха.
- Брат Бенедикт, расскажи его величеству всё, что рассказал мне!
- Слушаюсь, ваше преосвященство! - ответил монах и дрожащим голосом начал рассказывать, оглядываясь по сторонам. Видимо, он так и не разобрался, кто в зале является королём.
- Несколько дней назад в церковь пришёл молодой человек.
- Это был граф де Сансер! - воскликнул епископ. -Брат Бенедикт, рассказывайте дальше.
- Он попросил меня исповедовать его… я… я спешил - барон призвал меня к баронессе, которая была больна.
-Я ничего не понимаю, - перебил говорившего король, - что за барон и о какой баронессе идёт речь.
- Дю Рено, ваше величество, - ответил за монаха епископ, - брат Бенедикт является исповедником баронессы.
- Вот как? - король явно заинтересовался, не говоря уже о придворных.
- Продолжайте, брат Бенедикт, - епископ ободрил оробевшего монаха взглядом.
-Я пытался отказаться, но молодой человек настаивал, говорил, что его гнетёт данная им клятва. Из сострадания я согласился исповедовать его.
- Тайна исповеди священна! - заявил король.
- И несмотря на то, что всем нам чрезвычайно интересно, мы не можем требовать продолжения рассказа.
- Только не эта тайна, - возразил королю епископ, -ибо налицо страшный обман.
- Вот как! - повторил король. - Ну что ж, в таком случае мы выслушаем брата Бенедикта.
- Он сказал, - запинаясь, продолжил брат Бенедикт, -что дал клятву распить две бутылки вина со служителем церкви.
- И вы отказались? - король в упор смотрел на монаха.
- Конечно, отказался… но он так просил!
- Понятно, - король незаметно для окружающих улыбнулся, - а что же было дальше?
- Дальше? - с беспокойством переспросил брат Бенедикт.
- Дальше! - повторил король.
-Я не очень хорошо помню, - пробормотал брат Бенедикт, - помню, что проснулся на следующее утро раздетым под распятием Христа.
-Я предполагал нечто подобное, - пробормотал его величество, и присутствующие заметили, что он едва сдерживается, чтобы не расхохотаться.
- Слышали? - закричал епископ. - Этот нечестивец раздел его и положил под распятием, но даже этот грех несравним с тем, что он сделал после. Граф облачился в святую одежду и под видом исповедника проник в замок, где несчастный барон, ничего не подозревающий об обмане, собственноручно отвёл нечестивца в опочивальню к своей супруге. Этот нечестивец провёл более часа в опочивальне баронессы. Барон, как добрый хозяин, самолично проводил лжесвященника до ворот, где тот ему вручил некий предмет из одежды баронессы, не оставляющий сомнений в том, какого рода вещами занимался этот нечестивец с баронессой. Ваше величество, я требую немедленного наказания графа! - восклицая, закончил свою речь епископ.
-Требуете?
- Прошу, ваше величество, - поправился епископ. Король после короткого молчания ответил епископу непререкаемым тоном:
- Я рассмотрю все стороны этого случая и сообщу моё решение вашему преосвященству
-Я уповаю на справедливость вашего величества, -епископ ушёл так же внезапно, как и появился, прихватив с собой брата Бенедикта.
После ухода епископа король откинулся на спинку трона и от души расхохотался. Словно ожидая этого, весь зал засмеялся вслед за королём. Смеялись все, за исключением герцога Орлеанского, который о чём-то напряжённо размышлял.
Его величеству понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя.
- Каков пройдоха, - не переставая смеяться, заговорил король, - признаться честно, я ему немного завидую… Надеюсь,- король оглядел присутствующих, -никто из вас не станет передавать мои слова королеве.
- Герцог Бурбонскпй, - раздался возглас дворецкого. -А! -воскликнул король.- Весьма кстати. Герцог Бурбонский с поникшей головой встал перед королём.
- Так значит, монсеньор, вам всё известно?
- К сожалению, сир, - негромко ответил герцог Бурбонский, - мне стыдно за моего племянника.
- В прошлый раз, - негромко заговорил король, - я удовлетворил вашу просьбу, но с одним непременным условием, как вы помните. Графу надлежало избавиться от дурных наклонностей, - король встал со своего места и начал медленно прохаживаться перед герцогом Бур-бонским, заложив руки за спину.
- Однако все наши попытки образумить графа не увенчались успехом, к сожалению. В данной ситуации я вижу единственный выход, - король остановился перед герцогом Бурбонскпм, - мы отправим графа в из-
38
гнание, ибо не можем в дальнейшем позволить ему оскорблять наш слух недостойным поведением.
- Не могу не признать справедливости решения вашего величества, - покорно произнёс герцог Бурбонский.
- Вот и хорошо, - одобрительно произнёс король, -надеюсь, пятилетний срок изгнания окажет благотворное действие на графа де Сансера и он сможет наконец избавиться от своих весьма пагубных наклонностей. Вы не возражаете, монсеньор?
- Нет, сир, мой племянник полностью заслужил это наказание.
- С вашего позволения, сир, я возражаю, - раздался отчётливый голос.
Король обернулся, словно ужаленный, желая знать, кто посмел ему возразить. Прямо в него упирался взгляд герцога Орлеанского.
- Вы? - поразился король. - Вы заступаетесь за графа де Сансер, но почему?
- Несколько слов, сир, - герцог Орлеанский подошёл к королю и что-то быстро зашептал на ухо. Вначале лицо короля выражало непонимание, затем удивление, которое перешло в крайнее изумление. Как ни старался герцог Бурбонский вместе с остальными придворными подслушать разговор, у него ничего не получалось. Когда герцог Орлеанский отошёл от его величества, тот с мгновение стоял с крайне изумлённым видом, а затем разразился таким хохотом, что видавшие виды придворные невольно испугались за короля. Король, хохоча, едва дошёл до трона и буквально упал в него. Все вокруг переводили взгляд с хохочущего короля на серьёзного герцога Орлеанского и терялись в догадках, что же такого мог сказать герцог королю.
От смеха у короля выступили слёзы.
- Давно я не смеялся так весело, - король утёр платком выступившие слёзы, - я весьма обязан вам, монсеньор, ибо вы дали мне возможность сыграть знатную шутку.
- Для меня это вовсе не шутка, сир, - подал голос герцог Орлеанский.
- Знаю, знаю, - ответил король и продолжал, обращаясь к придворным:
- Вам всем, вероятно, очень интересно, что же сказал его высочество?
- Мне - очень! - не выдержал герцог Бурбонский. -Ведь вопрос касается моего племянника, сир?
Король кивнул.
- Вы угадали, монсеньор! Его сиятельство предложил в качестве наказания женить его на моей строптивой племяннице. В последнее время я только и слышу о графе и о моей племяннице. Сведём их друг с другом, пусть повоюют между собой, а мы какое-то время проведём в относительном спокойствии.
- Он не женится, сир, - уверенно предположил герцог Бурбонский.
Король хитро улыбнулся.
- Уж не думаете ли вы, монсеньор, что ваш племянник откажется выполнить приказ короля? К делу, мон-сеньоры. Битва начинается.
Глава 6
После знаменательных событий, произошедших в замке дю Рено, Луи приехал в свой замок. Предоставив управляющему вести дела, как он и делал во время своего отсутствия, Луи предался прелестям деревенской жизни, справедливо предполагая, что за его поступок он понесёт наказание. Он не сожалел о сделанном, потому что считал барона негодяем. Попытка превращения в деревенского жителя прошла для него вполне удачно, и очень скоро он привык к этой жизни. С самого первого дня своего приезда он завёл привычку по утрам отправляться верхом к речке, протекавшей невдалеке от замка. Луи присмотрел удобное место. Берег там был каменистый. Женщины из окрестных деревень использовали это место для стирки, появляясь на берегу около двух раз в неделю в силу необходимости. Первое появление незнакомого молодого человека они приняли с недоумением. Но что с ними стало, когда он, ничуть не стесняясь, под взорами десятка женщин разделся донага и полез в воду купаться! Женщины бросились с криками бежать прочь от этого места, словно увидели привидение. Граф с весёлым хохотом провожал это бегство. Уже к вечеру все вокруг знали о прибытии графа и о его необычных манерах. Первоначально его поведение вызывало у женщин замешательство, но постепенно они привыкали к появлениям у реки красавца графа и больше не убегали, когда он раздевался, скорее, наоборот. Они смотрели, как струйки воды медленно стекают по обнажённому телу графа. Зрелище, поистине достойное для деревенских женщин. Вскоре стирки участились, превращаясь в повседневное занятие. Женщины хорошо изучили время появления графа и с нетерпением дожидались его. Итогом всего этого стала безукоризненно чистая одежда, в которой ходили абсолютно все жители из окрестных деревень. По обыкновению граф сперва купался сам, а затем купал своего коня, который настолько пристрастился к купанию, что входил в воду раньше своего хозяина. Конь тряс шеей и фыркал в ожидании момента, когда им займутся. После купания Луи возвращался в замок, ставил коня в стойло, следил за тем, чтобы он был хорошо накормлен, а затем шёл завтракать сам. За столом компанию ему составлял виконт де Валиньи, приехавший из Парижа вместе с Диманшем. Старый слуга по-прежнему не переставая ворчал, но дело своё знал. Одежда и оружие Луи всегда находились в безукоризненном порядке. Он же следил за приготовлением пищи, всё время надоедая поварам своими советами. Кроме него в замке находилось около пятнадцати слуг,из них трое -молодые женщины. Глядя на них, де Валиньи всё время многозначительно покашливал. Зная характер своего друга, он не сомневался, что вскоре все трое окажутся в его постели. Луи делал вид, что не замечает многозначительных намёков друга. После завтрака и до самого обеда граф упражнялся в поединках на шпагах, в чём неизменно одерживал верх, и стрельбе из лука, упражняясь в меткости и сноровке. После обеда сон или небольшая прогулка пешком. Более всего Луп угнетали вечера. Привычный ритм парижской жизни выработал у него привычку постоянных действий в ночное время, опасности, приключений, любовных похождений - всего того, без чего он не мог существовать. В деревне, вдалеке от Парижа, он был лишён всего этого и принуждён был мириться с подобным положением дел.
Очередной день в замке начался для Луи не совсем приятно. Прибыв к реке, он обнаружил, что там никого нет. Купание стало для него единственным развлечением. Ему нравилось, как смотрят на него женщины. Ему доставляло удовольствие следить за красными от смущения деревенскими лицами. Вздохнув, Луи разделся и полез в воду. Конь по обыкновению пошёл вслед за ним и ткнул его мордой в спину
- Дождись своей очереди, - назидательно обратился к коню Луи.
Оставив коня, он широкими гребками поплыл, рассекая воду. До противоположного берега было совсем недалеко. Луп добрался до него и сразу же пустился в обратный путь. Не доплыв до места, где стоял конь, он перевернулся на спину и позволил течению нести своё тело. Ничто не действовало на него так благотворно, как утреннее купание. Почувствовав, что тело совершенно расслабилось, Луи поплыл к берегу. Он подплыл к коню. Нащупав ногами землю, Луи поднялся и занялся конём, который нетерпеливо ждал. Пока Луи купал коня, тот всё время ржал.
- Помолчи, - прикрикнул на него граф. Но конь и не собирался его слушать.
- Ах, так, - Луи окунул морду коня в воду. Конь начал громко фыркать, крутя головой во все стороны. По-видимому, в ноздри попала вода, и он никак не мог от неё освободиться.
- Так тебе и надо, - засмеялся Луи и тут же получил толчок в грудь.
Не удержав равновесия, он свалился в воду. Вынырнув, Луи легонько стукнул своего коня, но тут его внимание привлекло мелькнувшее невдалеке пёстрое платье. Присмотревшись, Луи заметил девушку, которая, спрятавшись за валуном, следила за его движениями. Оставаясь в воде, граф поманил девушку пальцем. Понимая, что её застали на месте преступления, девушка вышла из-за валуна и с виноватым видом подошла к кромке воды, напротив того места, где стоял Луи.
Луи опытным взглядом определил стройные очертания её тела. Да и лицо было миловидным. Луи не сомневался, что по одному его слову девушка сделает всё, что угодно. Он почувствовал прилив желания.
-Хочешь искупаться?
От его слов щёки девушки вспыхнули огнём. Сбросив обувь, она медленно вошла в воду при этом она не сводила заворожённого взгляда с Луи, который легко засмеялся.
- Может, лучше оставить одежду на берегу?
Девушка послушно выбралась из воды, сбросила одежду и обнажённая вошла снова в воду. Луи не сводил взгляда с набухающих сосков, которые покрылись гусиной кожей. Луп протянул руки навстречу девушке. Она вложила свои руки в его руки, и вслед за этим Луи притянул её к себе.
- Я нравлюсь тебе? - негромко спросил у неё Луи.
- Очень, - еле слышно ответила она.
- Обними меня!
Девушка с лёгким вздохом обвила руками шею Луи, прижимая набухшие соски к его груди.
-Атеперь следует попробовать вкус твоих губ, -Луи мягко прижался к её губам. Его рука опустилась на бедро девушки и начала поглаживать внутреннюю сторону.
- Ах! - вырвало сь у девушки.
Это восклицание подстегнуло желание Луи. Он подхватил девушку за ноги и одним движением вошёл в неё. Глядя в её затуманенные страстью глаза, Луи начал двигаться, время от времени ускоряя свои движения.
Он снова прижался к её губам и, оторвавшись, прохрипел:
- У тебя губы сладки, словно мёд! Девушка изо всех сил обнимала Луи.
- Луи,- раздался невдалеке голос виконта де Вали-ньи.
- Чтоб тебе провалиться в преисподнюю, Антуан, -вырвалось у Луи, он ускорил движения. Долгожданное освобождение наступило, как только на берегу показалась фигура де Валиньи.
- Так я и думал! - раздался вновь его голос. Луи нежно поцеловал девушку в губы.
- Мне с тобой было очень хорошо!
- Вы говорите правду, монсеньор? - девушка и не пыталась скрыть свою наготу от виконта де Валиньи. Её полный надежды взгляд был устремлён на Луи.
- Называй меня просто Луи! Кстати, я даже не спросил твоего имени.
- Катерина, господин! -Луи!
- Я уверен, мы обязательно встретимся ещё раз, -пообещал Луи, - и тогда мы с тобой в полной мере насладимся любовью.
- Я буду ждать, господин!
Оставив Катерину в воде, Луи вышел, торопливо оделся и, уже усаживаясь в седло, спросил у де Валиньи:
-Что случилось?
- Гонец из Парижа, - коротко сообщил де Валиньи. -Гони его в шею!
- Он не один! С ним стража, - де Валиньи с глубоким сочувствием посмотрел на друга и закончил: - Тебя хочет видеть король!
-Я ждал этого, - спокойно произнёс Луи, - ну что ж, Париж так Париж, - он пришпорил коня.
В сопровождении королевской стражи Луи вели по коридору королевского дворца. Чего он не понимал, так это странных взглядов и хихиканья придворных, попадавшихся по пути следования маленького кортежа. Он не сомневался, что его ждёт наказание. Скорее всего, изгнание, потому что это являлось излюбленным методом наказания короля. Хотя могло быть намного хуже. Луи чувствовал полное безразличие к предстоящему наказанию. Он не жалел о содеянном и уж точно не собирался обращаться за помощью к своему дядюшке. Больше того, он решил, что в случае, если дядюшка заступится за него, он откажется от помощи. Таким образом размышляя, он очутился у дверей личного кабинета короля. Один из личной охраны короля провёл его через приёмную, открыл дверь, ведущую в кабинет короля, и, пропустив Луи, затворил её за ним. Первыми, кого обнаружил с удивлением Луи, были герцог Бурбонский и герцог Орлеанский, стоявшие рядом с королём Франции, который сидел за столом и что-то писал.
При виде вошедшего Луи король оторвался от своего занятия и устремил на Луи нахмуренный взгляд.
- Ваше величество! - Луи поклонился королю. -Монсеньоры! - он по очереди отвесил поклоны двум герцогам и, выпрямившись, стал ожидать, когда заговорит король.
- По вашему виду не скажешь, что вы раскаиваетесь в содеянном!
- Мне не в чем раскаиваться, сир! - спокойно ответил Луи.
Король недоумённо приподнял брови.
- Вот как? Может, вас оклеветали, граф? Может, вы не переодевались в рясу священника и не пробирались в покои баронессы дю Рено? Вы обесчестили баронессу, сделали посмешищем барона. Неужели всё это ложь?
-Правда, сир!
- Правда? - переспросил король. - И тем не менее вы имеете наглость заявлять, что не раскаиваетесь в содеянном?
- Именно так, сир, - не теряя хладнокровия, подтвердил Луи.
- Возможно, у вас были причины ненавидеть барона? Если так-я выслушаю их!
- Я считаю, что дю Рено получил по заслугам, но оправдываться за свой поступок не собираюсь. Я приму любое наказание, которое сочтёт справедливым ваше величество.
Спокойствие графа поражало короля.
«Да он ничего не боится», - внезапно понял король.
- За свой поступок вы, граф, заслуживаете самого строго наказания и осуждения, однако, - король сделал паузу, а затем продолжал, - принимая во внимание просьбу герцога Орлеанского, мы решили заменить изгнание более мягким наказанием.
«С чего это он вздумал защищать меня?» - с недоумением думал Луи, почему-то его покинуло привычное спокойствие и охватило волнение.
- Прежде чем я оглашу ваше наказание, вы не хотите высказать какую-либо просьбу? - спросил у Луи король.
- Нет, сир, - твёрдо повторил Луи, - я приму любое наказание.
- Так тому и быть, - король встал со своего места, -повелеваю вам, граф де Сансер, взять в жёны мою возлюбленную племянницу Генриетту!
«В яблочко!» - подумал с некоторым злорадством король, увидев, как бледнеет граф де Сансер.
Он обменялся взглядами с герцогами Бурбонским и Орлеанским.
Луи перехватил эти взгляды и, хотя и не понял их значения, осознал, что против него затеяна какая-то игра, в которой замешаны все трое, находящиеся в кабинете. Его мозг лихорадочно рассуждал, ища выход из создавшейся ситуации. А глаза следили за противниками.
«Они знают, что мне ненавистен брак, и ждут от меня возражений, - понял Луи. - Ну что же, я не знаю, какую игру вы затеяли, однако…»
- Благодарю от души, ваше величество!
Никто не ожидал от него слов, подобных тем, что он произнёс, и меньше всего герцог Бурбонский, у которого буквально отвисла челюсть.
- Так вы согласны жениться? - уточнил король.
- Если вы спрашиваете моего мнения, то нет, - ответил Луи, - если вы приказываете - у меня не остаётся выбора, сир!
- Я приказываю,- довольный собой, сказал король. -И искренне сочувствую вам, но вы должны будете жениться, - в голосе короля не было и намёка на сочувствие.
Неожиданно для всех Луи улыбнулся. В голову пришла спасительная мысль.
- Сир, а как быть в случае, если ваша племянница не захочет выходить за меня замуж?
Теперь побледнел герцог Орлеанский. Он с мольбой посмотрел на короля, тот ответил успокаивающим взглядом.
- С вашими несомненными талантами это вряд ли случится.
Уловив неуверенные нотки в голосе короля, Луи сразу же понял, что избрал правильный путь. Чтобы закрепить маленькую победу, он бросился в атаку:
- И всё же сир, как мне быть в случае, если мне откажут?
- Гм… гм… В вашем вопросе, граф, кроется подвох!
- Отнюдь, сир, - возразил Луи, - я лишь хочу знать, как мне поступить в случае отказа.
-Полагаю, -после некоторого молчания ответил король, - что в случае отказа моей племянницы мы освободим вас от наказания.
- Благодарю вас, сир, - Луи не мог скрыть своей радости.
- Однако, - король поднял кверху палец, - с одним непременным условием. Вы в течение одного месяца будете находиться рядом с Генриеттой, вы, граф, приложите все усилия для того, чтобы Генриетта согласилась стать вашей супругой. Наказание будет отменено только в том случае, если по истечении срока вы предъявите неопровержимые доказательства своей настойчивости. Я лично приеду в Орлеан убедиться в тщетности ваших усилий. Поэтому не советую предпринимать какие-либо действия против вашего предстоящего брака.
- Сир, - Луи поклонился.
- И помните, граф, я буду постоянно следить за вами! Можете идти. Вам надлежит в течение недели прибыть в Орлеан.
- Слушаюсь, сир, - откланявшись, Луи покинул кабинет.
Выйдя в коридор, он сразу же столкнулся с виконтом де Валиньи, весь вид которого изображал вопрос.
- Плохо, - коротко бросил мрачно Луп.
- Изгнание?
Не отвечая, Луи зашагал прочь от де Валиньи, над ухом которого прозвучал женский голос:
-Ваш друг женится, виконт!
Тем временем, довольный разговором, король вёл оживлённую беседу с двумя герцогами, бурно обсуждая возможные последствия предстоящего союза.
-Я пошлю своего личного секретаря в Орлеан, - говорил король, - он будет сообщать мне даже самые незначительные детали происходящего.
- Она откажет ему, - вздыхал герцог Орлеанский.
- Он не женится, - вторил ему герцог Бурбонский. Подвёл итог король.
- Сражение началось, монсеньоры, и нам остаётся лишь следить за тем, кто выиграет первую битву.
- Генриетта! -Луи!
- Пари? - предложил герцог Орлеанский.
В ответ герцог Бурбонский насмешливо улыбнулся.
- Любое! И примите совет друга - отдайте деньги сразу!


Глава 7


Ровно через неделю после описанных событий Генриетта, пребывавшая в прекрасном расположении духа, облачилась в охотничий костюм и, взяв стрелы и арбалет, спустилась во двор. Там её уже ожидали двое слуг с корзинами, полными яблок. Генриетта отмерила десять шагов от места, где стояли слуги и, натянув тетиву, подала знак. Слуга по её знаку подбросил яблоко в воздух, Генриетта метнула в него стрелу, которая пролетела довольно далеко от цели.
- Олух! - вне себя закричала Генриетта. - Подбрасывай выше.
Следующее яблоко взмыло высоко вверх, но Генриетта опять не попала.
- Неужели вокруг меня одни болваны? - в сердцах высказалась Генриетта.
Две горничные протирали окна второго этажа и внимательно сверху следили за действиями своей хозяйки.
- Олух? - сказала одна другой. - Да откуда он может знать, где пролетит стрела?
- Ей ничем не угодишь, - вздохнула вторая. - Настоящая ведьма, прости меня, господи, за грешные слова.
Генриетта продолжала кричать на слуг, так как ей ни разу не удалось поразить цель, впрочем, как и за все последние месяцы.
- Ровнее бросайте, идиоты!- кричала она, вновь натягивая тетиву.
Возле неё раздалось деликатное покашливание. Опустив арбалет, Генриетта с неудовольствием посмотрела на управляющего Журдена. Журден, седовласый мужчина преклонного возраста с едва заметным брюшком, был опрятно одет в скромную одежду. Его морщинистое лицо выражало глубокое почтение. Журден встал в нескольких шагах от герцогини и, согнувшись в поклоне, ожидал, когда она заговорит с ним. -Чего тебе?
- Прошу прощения, миледи, я не осмелился бы вас побеспокоить, но пришло письмо от герцога Орлеанского. В нём он просит известить вас о приезде графа де Сансера.
- Какого чёрта ему надо? - Генриетта метнула очередную стрелу.
- То же, что и всем остальным, - вырвалось у управляющего.
- Жених, - догадалась Генриетта, - пусть приезжает. Я ему окажу такой приём, что его не забудет ни он, ни мой отец. Шевелитесь, лентяи! - прикрикнула Генриетта застывшим слугам.
Спохватившись, они снова начали подбрасывать в воздух яблоки. Метнув безрезультатно ещё две стрелы, Генриетта отшвырнула от себя арбалет и вошла во дворец. Поднимаясь на второй этаж, Генриетта услышала заливистый смех и уловила имя де Сансера. Притаившись на лестнице, она прислушалась. До неё донеслись женские голоса. Один из них говорил:
- Этот тот самый граф де Сансер, который переоделся священником и под самым носом барона дю Рено переспал с его женой. Говорят, он писаный красавец. Все женщины в Париже мечтают заполучить его к себе в постель.
В голове Генриетты замелькали обрывки ранее услышанных разговоров.
Де Сансер! - Только сейчас она вспомнила истории про всем известного во Франции распутника, который не гнушался ничем, лишь бы затащить в постель очередную любовницу. Генриетта не могла поверить, что отец выбрал для неё такого жениха.
- А я слышала, что все мужья в Париже держат своих жён под замком, но граф всё равно пробирается к ним, -говорил второй голос.
-Я и сама не прочь попробовать графа, - захихикал первый голос, - говорят, перед ним ни одна женщина не может устоять!
-Эта ведьма устоит!
- А я слышала, что граф приручал и не таких злючек!
- Вот было бы интересно посмотреть, как наша миледи встанет перед ним на четвереньки и будет ластится, словно собачонка.
Не в силах более сдерживаться, Генриетта бросилась наверх.
- Прочь, мерзкие склочницы, - Генриетта схватила обеих горничных за волосы и, потянув к лестнице, столкнула их вниз. Горничные едва удержались на ногах и сразу же испуганно бросились прочь от разъяренной Генриетты.
- Мерзавец, - в ярости бормотала Генриетта, подразумевая графа де Сансера, - даже духа твоего мерзкого не будет в моём доме.
Генриетта стремительно выбежала во двор и громко позвала Журдена. Когда тот появился, Генриетта непререкаемым тоном приказала:
- Запереть ворота! Ни в коем случае не впускать графа во дворец!
Журден растерянно заморгал.
- Но миледи, монсеньор приказал встретить графа со всеми почестями!
- Мне глубоко наплевать на его приказы! - закричала вне себя Генриетта, она стояла спиной к воротам и не замечала, как во двор медленно въехали два всадника. - Вы не впустите его во дворец, я так желаю. И ещё, Журден, как только граф де Сансер подъедет к воротам, вы спустите на него псов, чтобы он побежал, как побитая собака, поджав хвост. Не выполните мой приказ - я сама их спущу, но только на вас! - пригрозила Генриетта.
- Полагаю, вы меня имеете в виду? - раздался за спиной Генриетты спокойный голос.
Она обернулась, как ужаленная, и с ненавистью устремила взгляд на говорившего.
- Если вы и есть граф де Сансер, то именно вас!
На лице Луи отразилось недоумение. Он не понимал, кто эта девица, встретившая его с таким отчуждением, как и не понимал того, почему она смотрит на него с такой ненавистью. Он проделал длинный путь и хотел больше всего отдохнуть, однако пришлось ответить этой дерзкой девчонке, не мог же он оставить её слова без внимания.
- Сударыня, вы отдаёте себе отчёт, что оскорбили меня?
- Если вы немедленно не уберётесь отсюда, я не ограничусь одними оскорблениями, - пригрозила ему Генриетта.
Луи неторопливо спешился и подошёл вплотную к Генриетте.
- Клянусь честью, сударыня, подобного приёма… -начал было Луи, но Генриетта резко его перебила:
- Не клянитесь тем, чего у вас нет. Для вас же будет лучше, если уберётесь.
- Вот наглая девица, - Луи охватывало давно забытое раздражение. - Будь вы мужчина - давно бы лежали мёртвым, а поскольку вы женщина…
- Я сумею должным образом проучить вас, жалкий хвастун!
- Перестанете вы, наконец, оскорблять меня? -разозлился Луи. - Поверьте, сударыня, моё терпение небезгранично.
- Моё тоже! - резко ответила Генриетта, - последний раз говорю тебе, мерзкий граф, - вон отсюда! Пошёл прочь!
Не меньше полусотни глаз следили за этой ссорой. Слуги, забросив все дела, притаились в укромных уголках и следили за развитием событий.
Де Валиньи с открытом ртом наблюдал за разъяренной красавицей. Впервые он видел, что женщина разговаривает с его другом подобным образом.
Огромным усилием воли Луи подавил вырывающуюся злость. Он осознавал, что силы неравны, поэтому выбрал единственное правильное решение. Он отвернулся от Генриетты и пошёл в сторону Журдена, не забыв бросить презрительный взгляд на Генриетту
- Убирайся отсюда, я тебе говорю, мерзкий похотливый козёл! - закричала в бешенстве Генриетта.
Луи подошёл к Журдену и обратился таким спокойным голосом, словно оскорбляли в эту минуту не его, а совершенно другого человека:
- Герцог Орлеанский должен был известить о моём приезде, я хотел бы увидеть свои покои…
- Твои покои в свинарнике, - раздался голос Генриетты, - там тебе отвели отдельное стойло.
Луи снова повернулся лицом к Генриетте.
- Сударыня, вы играете с огнём, - предупредил он с весьма мрачным видом.
- Не пытайся меня запугать, ничтожество, - презрительно бросила ему в лицо Генриетта.
- Сколько можно терпеть эти оскорбления? - Луи обращался с этим вопросом к самому себе.
- Уберешься ты наконец отсюда, - в бешенстве кричала Генриетта, - или мне спустить на тебя псов? Прочь из моего дома, мерзкий блудливый козёл, мерзавец, подлый развратник, ничтожный себялюбивый козёл! Грязная, вонючая свинья!
После последних слов Генриетты наступила на мгновение тишина. Луи был чернее тучи. Медленными шагами он приблизился к Генриетте. Генриетта встретила его презрительным взглядом.
Не раздумывая, Луи хлестнул рукой по щеке Генриетте. Все вокруг ахнули. Генриетта не могла поверить, что её ударили.
- Ты ничтожный…
Вторая пощёчина остановила её. -Я тебя убью…
Генриетта получила третью пощёчину и попятилась назад от Луп.
- Посмеешь сказать ещё хоть одно слово, я буду бить тебя до тех пор, пока твоя чёрная душа не замолчит навсегда, - мрачно предупредил Луи.
Генриетта, закусив губу от боли и отчаяния, с полыхающей ненавистью в глазах смотрела на своего обидчика. В груди всё клокотало. Она хотела унизить его, уничтожить, растоптать, но решимость Генриетты куда-то подевалась, ибо она ясно осознавала - стоявший перед ней человек несомненно выполнит свою угрозу. Генриетта отступила. Впервые в своей жизни.
- Надеюсь, урок усвоен, иначе мне придётся повторить его, - грозно предупредил Луи. - А теперь пошла прочь с моих глаз.
Кинув на него испепеляющий взгляд, Генриетта бросилась во дворец. Едва она скрылась за дверью, как за спиной Луи раздался хохот. Он угрюмо посмотрел на развеселившегося Де Валиньи.
- Право, незабываемое зрелище: граф де Сансер избивает беззащитную женщину. До сих пор все женщины таяли от одного твоего взгляда!
- Да её убить мало, - с нескрываемым гневом в голосе ответил Луи, - настоящая фурия. Я за всю свою жизнь не слышал и половины оскорблений, которыми она меня наградила в течение нескольких минут. Узнать бы, кто эта девица…
Если бы Луи осмотрелся вокруг себя, он, без сомнения, увидел бы десятки восторженных взглядов, направленных в его сторону. Даже конюхи перестали мыть лошадей и с открытыми ртами смотрели на него. Что касается Журдена, в непосредственной близости от которого произошли все эти события, он буквально сиял. Его взгляд и весь облик были полны неподдельного восхищения. Выждав слегка, чтобы не мешать разговору графа с виконтом де Валиньи, Журден обратился к столь желанному гостю:
- Прошу прощения, монсеньор, - в голосе Журдена слышалось безграничное уважение, - я покажу ваши покои.
- Отлично, мой друг, - отозвался Луп, - ведите, мы следуем за вами. Да, и будьте любезны, пошлите кого-нибудь к миледи, чтобы сообщили о моём приезде.
Журден всего-то и смог, что издать булькающий звук.
- Ты заметил? - де Валиньи толкнул Луи в плечо.
Луи кивнул. Это место не внушало ему доверия. Вначале эта девица, а теперь слуги, которые останавливались и как-то странно поглядывали на него.
«Сплошная загадка, - подумал Луи, - куда же меня отправил его величество?» Вместо того, чтобы напропалую гулять последнюю неделю, ему, наверное, стоило побольше разузнать об обитателях этого дворца и его хозяйке. Сделай он это…
- Монсеньор, мы прибыли!
Луи с де Валиньи разместились в двух соседних комнатах на третьем этаже. Комнаты, хотя и были небольшие, но сияли чистотой и убранством. В середине стоял круглый стол с двумя креслами. На столе подсвечник с резной ножкой. Слева кровать и подобие маленькой тумбы. Бегло осмотрев всё, Луп отворил единственное окно в комнате. Ему на глаза попался роскошный сад, который находился слева от его окна. Ему даже показалось, что он почувствовал благоухание цветов в саду. Луп невольно задержал взгляд, рассматривая сад.
- Миледи никому не позволяет бывать в саду! Луи обернулся к Журдену и спросил:
- Надеюсь, для меня она сделает исключение?
- Раньше, монсеньор, на такой вопрос я бы с уверенностью ответил, что миледи ни для кого не делает исключений, но сейчас… я почти не сомневаюсь в том, что вы будете пользоваться особыми правами.
Слова Журдена неприятно подействовали на Луп.
«Он не сомневается, что миледи выйдет за меня замуж, - сделал для себя не очень утешительный вывод Луи. - Однако рано сдаваться, битва ещё впереди».
- Кстати, о миледи. Вы не сочтёте за труд передать ей мою просьбу?
- Всё, что угодно, монсеньор!
-Я хочу поговорить с моей будущей невестой и, если возможно, сегодня!
Журден поклонился Луи.
-Я немедленно передам миледи вашу просьбу. В два часа у нас обед, но если вас не устраивает время…
- Вполне устраивает, - отозвался Луи.
- Хорошо, - Журден взялся за ручку двери, - монсеньор, вы не представляете, как все мы рады вашему приезду.
Луи подозрительно прищурился, провожая взглядом Журдена.
«С чего бы это, - беспокойно подумал Луи, - возможно, им жаль её. А если я прав, следовательно, у неё есть недостатки. Возможно, физические недостатки… нет, нет, не может быть», - Луи погнал эту мысль от себя, но она почему-то отложилась в его голове.
Оставшись один, Луи радостно потер руки. У него появлялись друзья, а значит, дело, которое он задумал, становилось гораздо проще воплощать в жизнь. Сбросив сапоги, Луи с наслаждением растянулся на кровати. Он стал размышлять о предстоящей встрече со своей будущей невестой. Самое важное, думал Луи, произвести плохое впечатление на нее. Понять, что ей не нравится, и делать именно это. Возможно, ему удастся сделать так, что она отвергнет его. Во всяком случае, он на это надеялся.
- О чем думаешь? - спросил вошедший де Валиньи. Он бесцеремонно уселся в кресло и, закинув ногу на ногу, устремил вопросительный взгляд на друга.
- Размышляю над тем, как с первой встречи создать дурное впечатление о себе.
- Бедняга, - рассмеялся де Валиньи.
- Перестань смеяться! -раздраженно бросил де Сан-сер. - Ты здесь затем, чтобы помочь. Распускай обо мне гнусные слухи по мере своих возможностей.
- Боюсь, они и без моей помощи все знают. Вряд ли я смогу добавить что-то новое!
Возникло молчание, которое нарушил де Сансер.
- Думаешь, я смогу отвертеться от брака?
- Возможно! Если твоя невеста хоть немного похожа на ту девицу, которую ты повстречал.
- Не напоминай о ней! - де Сансер поморщился.
- А мне она понравилась, - заявил де Валиньи, -она необыкновенно хороша, даже в Париже я не встречал таких женщин.
- Я тоже, - не скрывая иронии, произнес де Сансер, -воистину редкое создание. Один язычок чего стоит.
Они продолжили разговаривать, время от времени возникала легкая перепалка.
Ровно через час после своего ухода Журден вновь появился в комнате.
Журден пригласил их на обед, а заодно сообщил, что миледи также будет присутствовать на обеде. Наступил решительный момент. Де Сансер и де Валиньи последовали за Журденом в столовую. По пути Валиньи передумал обедать и вернулся обратно в комнату. Он решил, что будет благоразумно не мешать первой встрече Луп с невестой.
На длинном столе лежали три прибора. Один Журден велел убрать. Миледи не было. Де Сансер уселся на стул и попросил подавать обед. Через минуту перед ним стояла благоухающая тарелка с супом. Де Сансер почувствовал, что сильно проголодался. Он без промедления принялся за пищу. Он провёл в столовой около четверти часа. Произошла смена блюда, когда…
В столовую вошла женщина в черном платье. Лицо было закрыто вуалью. Луи мгновенно оценил взглядом знатока стройные контуры женского тела.
«А неплохо бы с ней размяться в постели, - подумал было Луи, но тут же одёрнул себя, - ты что, не в своём уме? Тогда уж точно придётся на ней жениться. Ну нет, с кем угодно… только не с этой девицей. Хотя надо признаться, что опасения по поводу её физических недостатков… были совсем напрасными. Король не так плохо ко мне относится, как я полагал».
Последняя мысль принесла некоторое успокоение в душу Луи. Однако время идёт, а он всё ещё не заговорил со своей будущей невестой. Тьфу… слово-то какое отвратительное.
Луи толкнул стоявшего рядом Журдена.
- Это она?
Журден кивнул головой.
- Миледи, - изобразив радостный вид, но не вставая со своего места, сказал Луи, - счастлив познакомиться с вами. Прошу вас, садитесь, - он указал на стул рядом с собой.
Генриетта встала напротив него, возле стола. Из-под вуали она внимательно следила за бесцеремонным поведением графа. Наглость графа, равно как и явное неуважение, бесила Генриетту едва ли не больше полученных пощёчин.
- Благодарю за приглашение, - не скрывая сарказма, ответила Генриетта, - но я привыкла есть стоя.
Казалось, этого мерзавца ничто не могло смутить. Луи пожал плечами.
- Вы уж простите, миледи, я привык обедать сидя! -Луи с видимым удовольствием переключил внимание с Генриетты на лежавшую перед ним пищу Не оставалось и малейшего сомнения в том, что для него предпочтительней в данную минуту. Однако чуть позже он вновь устремил на неё притворно радостный взгляд и обратился с вопросом к Генриетте:
- Позвольте спросить, миледи, у вас траур?
- Нет, граф, причины совсем иные!
Граф де Сансер отодвинул тарелку с остатками пищи от себя.
- С вашего позволения, миледи, я бы хотел приступить к официальным ухаживаниям. Для вас не секрет, что герцог Орлеанский, ваш батюшка, одобрил мое стремление стать вашим супругом. Надеюсь, вы будете столь благосклонны ко мне, сколь был ваш отец, - Луи лгал свободно, не чувствуя угрызений совести.
- Любезный граф, - послышался голос из-под вуали, - с вашей стороны так благородно жениться на мне, зная о страшной трагедии, которая меня постигла.
- Трагедии? - переспросил Луи, чувствуя смутное беспокойство. - Что вы подразумеваете под этим словом, миледи?
- Оспу, граф! Надеюсь, отец сообщил вам, что я переболела этой страшной болезнью? Он не скрыл от вас, что после болезни у меня на лице и на всем теле остались глубокие следы?
«Я пропал! - с отчаянием подумал Луи. - Вот какую подлость задумал король. Какой бы она ни была дурой, от брака ни за что не откажется. Вряд ли ей выпадет еще один шанс. Я знал, знал… я чувствовал, что у неё есть недостатки… но такие? Будь всё проклято! Будь проклят мой дядюшка! Что мне делать? Что? Я должен немедленно что-то предпринять… немедленно, иначе… мне придётся жениться на этой… этой… он даже слова подходящего найти не может…
Проклятье, мне придется жениться на уродине!» Генриетта наблюдала за графом де Сансер так, как коршун наблюдает за своей будущей добычей. Она надеялась, очень надеялась, что её игра останется незамеченной. И уповала на то, что её слова достигнут намеченной цели. В эти несколько мгновений, после нанесения ею нацеленного удара, Генриетта ощущала напряжение во всём теле. Но оно начало уходить, как только она заметила перемены на лице графа. Улыбающееся, самоуверенное лицо графа стало меняться. На щеках появилась лёгкая бледность. Взгляд помрачнел. Аппетит, по всей видимости, пропал. Граф перестал есть, хотя по-прежнему ковырял ложкой в тарелке. Граф продолжал меняться на глазах. Вскоре Генриетта увидела, что он совершенно расстроился. Каждая подобная перемена в графе проливалась целебным бальзамом на душу Генриетты. Поглощённая наблюдением за графом, она не замечала взгляда своего слуги. Журден смотрел на неё едва ли не с ненавистью. Затем он бросил ободряющий взгляд на графа де Сансера, словно пытаясь сказать ему: «Пожалуйста, не сдавайтесь. Мы рядом с вамп. Мы поможем вам, только не сдавайтесь».
Граф де Сансер поднялся. Выглядел он совершенно мрачным и расстроенным. Генриетта злорадствовала. «Посмел поднять на неё руку? Посмел унизить её при слугах? Так получите счёт, господин граф! И это всего лишь начало плана возмездия. Если ты только посмеешь остаться здесь, во дворце, - я уничтожу тебя. И никто, ничто тебя не спасёт. Но ты не посмеешь», - Генриетта проводила выходящего графа молчаливым, полным злорадства взглядом. Её счастье, что графу невозможно было заглянуть под вуаль.
- Вы покидаете меня, граф? - Генриетта остановила его притворно жалобным голосом.
Граф де Сансер на мгновение остановился и, не глядя на Генриетту, едва выдавил из себя ответ:
- Мне… мне необходимо уехать. Рад был… познакомиться, миледи!
Граф де Сансер поспешно покинул столовую. После его ухода Генриетта, пришедшая в прекрасное расположение духа, обратилась резким повелительным голосом кДиманшу:
- Принесёшь поесть в мою комнату. И ещё… после того, как этот мерзавец уберётся из дворца, - а я уверена, что это произойдёт с минуты на минуту, - мы с тобой побеседуем на тему, каким должен быть слуга в моём доме. И кого он должен слушать. Кому служить. А ещё лучше, - продолжала Генриетта с жёсткой интонацией в голосе, -если ты начнёшь подыскивать себе другое место.
Диманш склонил голову перед Генриеттой.
-Хорошо, миледи!
Не забыв бросить презрительно-надменный взгляд на слугу, Генриетта покинула столовую и поднялась к себе. В столовую тут же ворвались несколько служанок и закидали Диманша вопросами. Облик Диманша почти в точности соответствовал облику графа, когда тот покидал столовую. На все вопросы он коротко ответил:
-Граф уезжает. Я тоже!
Эта новость вскоре облетела весь дворец. Воспарившие было духом после приезда графа слуги снова впали в уныние. Ничего не менялось. Эта ведьма снова, в который раз, взяла вверх.
Виконт де Валиньи, от которого укрылось происшествие в столовой, спускался по лестнице, собираясь выйти во двор. По дороге в холл дворца он высматривал фигуру своего друга. Но Луи, по всей видимости, всё ещё находился в столовой и беседовал со своей будущей супругой.
Де Валиньи вздохнул вначале, а потом широко улыбнулся. Он, несомненно, сочувствовал своему другу, прекрасно зная его ненависть к такому тонкому понятию, как брак. Но не мог сдержать улыбку, представив себе Луи, пытающегося произвести дурное впечатление на герцогиню Орлеанскую.
У подножья лестницы он едва не споткнулся об одного из слуг. Слуга, стоя на коленях, вытирал статую молодой девушки, выполненную в римском стиле. Точно такая же статуя стояла с другой стороны лестницы. Статуи красиво вписывались в архитектурный стиль дворца. Обе как бы давали начало широкой лестнице и в то же время приглашали пройти наверх. Валиньи сделал последний вывод исходя из позы статуи. Правая и, соответственно, левая рука статуй были направлены в сторону лестницы.
Де Валиньи обошёл слугу. При этом его явно удивило выражение лица последнего. Оно было донельзя расстроенным.
«Наверное, попало от хозяев», - подумал было Валиньи, но тут увидел двух служанок, несущих постельное бельё. Они прошли мимо него с точно такими же расстроенными лицами. И уже у входа в столовую он увидел Журдена. Тот выглядел ещё более расстроенным.
Виконту де Валиньи оставалось только поражаться -настолько изменилось поведение и облик дворцовой прислуги за те несколько часов, что они провели здесь. Вначале - любопытные и явно весёлые. Сейчас - замкнутые и расстроенные.
«Да что, чёрт побери, происходит в этом дворце?» -де Валиньи был крайне заинтригован происходящим. Но не стал размышлять на эту тему, а остановил Журдена и спросил:
-Любезный, вы случаем не видели моего друга, графа деСансера?
-Онуехал, ваша светлость!
Отвечая на этот вопрос, Журден ещё больше помрачнел.
- Уехал? - словно эхо, повторил де Валиньи. - Странно, что он меня не предупредил. А вы не знаете, куда именно отправился граф, любезный?
- По всей вероятности, домой!
Виконт де Валиньи, услышав эти слова, расхохотался.
-Ну уж нет, любезный. Это единственное место, куда граф наверняка не отправится. В ближайший месяц, по крайней мере. Наверняка, он находится в одной из харчевен. Исходя из этих соображений, я бы попросил вас, любезный, подсказать, есть ли более-менее приличное для дворянина местечко поблизости от дворца?
Журден с некоторым удивлением слышал речь виконта де Валиньи. Едва тот закончил, как Журден с непоколебимой уверенностью ответил:
- Ваша светлость заблуждается. Граф покинул дворец. Он уехал из Орлеана. Я уверен в этом.
- Уверены? Вот как? - виконт де Валиньи явно наслаждался заблуждением этого человека. Он знал Луи более пяти лет и тем не менее никогда бы не смог с уверенностью предположить, что тот собирается сделать в следующую минуту.
-Да, ваша светлость!
- И почему же, интересно, вы решили, что граф покинул Орлеан? - поинтересовался де Валиньи, не переставая при этом насмешливо улыбаться.
Журден опустил голову и негромко ответил:
- Произошли неприятности, ваша светлость. Эти неприятности расстроили монсеньора. Вот он и покинул нас.
Де Валиньи перестал насмешливо улыбаться. До него наконец дошло, почему все обитатели дворца так опечалены. Они считают, что Луи покинул их. В который раз де Валиньи поражало впечатление, которое производил его друг на окружающих. Всего несколько часов прошло, а все обитатели дворца едва ли не влюблены в него. Он мягко похлопал Журдена по плечу.
- Не берите в голову, любезный. Луи наверняка развлекается в какой-нибудь таверне. Он никуда не уехал. Я в этом уверен. А по поводу неприятностей… не знаю, что здесь произошло, но вряд ли они сравнимы с другими… хм… заботами моего друга.
Взгляд Журдена, который начал понемногу оживать, был устремлён на виконта де Валиньи. Последний видел, что Журден и понятия не имеет о том, кого называет «монсеньором». Настал момент, который, несомненно, можно было использовать для облегчения участи Луи. И, как истинный друг, де Валиньи не преминул воспользоваться им.
- Судите сами, любезный, - с некоторой напускной грустью заговорил де Валиньи, - графа ненавидит король. Его ненавидит церковь. Несколько нотаблей. Му-
жья, с жёнами которых он успел переспать. А это по меньшей мере около ста человек. Если вы помножите число обманутых мужей на количество провинций, которыми они владеют, получится весьма значительная часть Франции, уверяю вас. А теперь судите сами, стоят ли неприятности, о которых говорите вы, тех, что упомянул я. И ещё, - де Валиньи наклонился к уху Журдена и прошептал: - Никому не говорите о том, что вы от меня услышали. Вы понимаете, любезный? Никто не должен знать о том, что граф де Сансер - это самое худшее из того, на что мог рассчитывать Орлеанский дом. А самое главное, не говорите об этом герцогине.
Выговорив эти слова, де Валиньи, явно довольный собой и своими словами, направился к выходу. Он совершенно не замечал, как радостно заулыбался Журден. Как и не знал, что ровно через минуту после его ухода около десятка слуг, сумевших подслушать разговор, сплотились возле Журдена и о чём-то зашептались приглушёнными голосами.
Де Валиньи не видел всего этого. Он пребывал в уверенности, что его слова дойдут до слуха герцогини и она сделает соответствующие выводы. Больше того, он пребывал в уверенности, что его друг получит отказ в ближайшее время. И почти видел, как Луи благодарит его. Поглощённый этой картиной, де Валиньи вышел из ворот дворца. Охрана, стоявшая у ворот, беспрепятственно выпустила его. Она вообще сделала вид, будто не замечает его.
Оказавшись на площади, де Валиньи оглянулся вокруг себя. Куда же мог направиться Луи? Учитывая то обстоятельство, что он находился в незнакомом городе, де Валиньи бодрым шагом направился в сторону близлежащих огней. Огни ярко отсвечивали в темноте, и де Валиньи предположил, что это может быть только харчевня. А если это харчевня, следовательно, весьма вероятно увидеть там Луи. Меньше чем через четверть часа де Валиньи сумел убедиться в верности первого предположения. А чуть позже, когда он уже стоял у дверей харчевни под вывеской «Кабан и Утка», - в верности второго. Ещё снаружи он услышал громкий голос, который, без всякого сомнения, мог принадлежать только графу деСансеру
Дверь харчевни отворилась. На пороге показался пьяный мужчина. Он остановился посередине. Не выходя наружу, но и не возвращаясь обратно. Так он и стоял на пороге харчевни, слегка раскачиваясь по сторонам. Пьяный снял шляпу и вытер ею лицо, а затем уставился на де Валпньп. Тот брезгливо поморщился, а затем вежливо обратился к незнакомцу:
- Не могли бы вы, любезный, отойти в сторону и дать мне возможность пройти?
- Здесь много места, - пьяный, качнувшись, показал на проход рядом с собой. Места хватало для того, чтобы боком протиснуться в дверь.
Де Валиньи счёл такой ответ оскорблением для себя. Не долго думая, он схватил за шиворот пьяницу и вытолкнул на улицу. Пьяница по инерции прошёл несколько шагов и грохнулся оземь. Де Валпньп уже вошёл внутрь, когда услышал вопль того пьяницы, которого отшвырнул от двери:
-Убивают, братья! Помогите!
Де Валиньи расхохотался было, но тут же осёкся и мгновенно выхватил шпагу. На него сквозь полутёмную обстановку харчевни наступала пара десятков пьяных мужчин. Оружия у них не было, однако лица… выглядели злобными и внушали серьёзное опасение. Де Валиньи быстро оглянулся в поисках своего друга. Луи нигде не было заметно, хотя де Валиньи мог поклясться, что слышал именно его голос. Вокруг него было несколько десятков деревянных столов. Все были забиты посетителями. Все как один смотрели в его сторону. И ни в одном из них де Валиньи не увидел сочувствия. Все взгляды, направленные на него, излучали открытую враждебность.
- Луи! - во всю силу своих лёгких воззвал де Валиньи.
Прошло несколько мгновений, в течение которых толпа приблизилась на весьма опасное расстояние. Де Валиньи напрягся, готовясь отразить атаку. Как назло, он не прихватил с собой кинжал. Хотя в данной обстановке кинжал мало чем поможет. Силы были слишком неравны.
«Неужто придётся умереть здесь, в этом богом забытом месте? От рук этих пьяниц?» - едва де Валиньи об этом подумал, как услышал печальный голос Луи.
- Твой друг мёртв, Антуан! Граф де Сансер скончался. И я справляю достойную мессу по этому несчастному!
Трудно описать облегчение, испытанное де Валиньи после этих слов.
- Если ты немедленно не придёшь на помощь, придётся заказать ещё одну мессу… по мне!
Сразу после этих слов воцарилась тишина. Толпа пьяных мужчин почему-то остановилась и все как один посмотрели наверх. Балкон, к которому вела видавшая виды лестница и который, по всей видимости, представлял собой холл второго этажа, был пуст. Однако все услышали поспешные шаги. А затем увидели нависшее сверху лицо. Рядом с лицом появились увесистые груди дородной женщины.
Антуан поразился внешнему облику своего друга настолько, что забыл об опасности, угрожавшей его жизни в данную минуту. На Луи из одежды были лишь рубашка и штаны. Сапоги, по всей видимости, куда-то делись. Штаны были испачканы чем-то непонятным и выглядели ужасно. Рубашка висела непонятно как. Один рукав почти по самое плечо был оторван. У изгиба локтя была рана, на которой была заметна засохшая кровь. Ворот рубашки был буквально отодран и свешивался за спину. На шее виднелись несколько глубоких царапин. На подбородке был заметен кровоподтёк. Черт лица своего друга де Валиньи не удалось хорошенько рассмотреть, но он не сомневался, что оно выглядит не лучше, чем одежда. Прежде чем де Валиньи снова заговорил, Луи с глубоким пафосом воскликнул с балкона:
- Умереть в бою за друга - что может быть прекрасней? Держитесь, мерзкое отребье… канальи… жертвы пьяных акушерок. Граф де Сансер идёт в последний бой. Он умрёт за друга!
Издав дикий рык, Луи неизвестно откуда выхватил шпагу и ринулся по лестнице вниз на толпу. Он не успел спуститься, как толпа мгновенно разошлась. На месте оставался лишь здоровенный мужчина. Он поднял обе руки вверх, как бы объявляя себя побеждённым и сдаваясь на милость победителя. На всю харчевню прогремел бас этого мужчины:
- Одного раза было достаточно, ваша светлость! Бог свидетель, такого хорошего человека, как вы, тут не видывали. И духом крепок, и кулаком, и выпить… силён. Одним словом, просим прощения, ваша светлость. Ваш друг, как и вы сами, желанный гость здесь.
Закончив, мужчина слегка повернулся, собираясь встретиться с Луи лицом к лицу, и тут… де Валиньи заметил здоровенный синяк у него под глазом. Сразу же пришло понимание, почему одежда его друга в таком состоянии. По-видимому, ему пришлось основательно повоевать в этой богом забытой харчевне.
Луп наконец спустился с лестницы и предстал перед говорившим. Вслед за ним спустилась дородная женщина в потрёпанном платье и с румяными щеками. Это была самая настоящая толстуха. И ей было не меньше пятидесяти лет. Вид у неё был, мягко говоря, отвратительный. Чего стоили только покрасневшие глаза, которые излучали неприкрытую похоть…
Де Валиньи брезгливо поморщился. Боже, до чего дошёл Луи. После самых изысканных парижских красавиц… такое…
Тем временем Луи, на которого, несомненно, подей-
ствовали слова, сказанные громилой, как про себя назвал его де Валиньи, приняв печальный вид и придавая голосу нотки глубокой грусти, заговорил - де Валиньи оставалось только поражаться, насколько изменчивым был в этот вечер его друг:
- Ты не позволил мне погибнуть с честью, но тем не менее я не держу обиды. И вовсе не ты тому причина. Сегодня самый отвратительный день в моей жизни. Самый худший день в моей жизни. Если б я знал… если б я только знал, какое несчастье меня ждёт, клянусь вам… я… - Луи на мгновение прервал свою речь и оглянулся вокруг себя. Увидев женщину, которая сопровождала его, он поманил её рукой и, как только она подошла, обнял её за талию. Если, конечно, то, что держала рука Луп, можно было так назвать. Женщина с глубоко счастливым видом прижалась к нему.
- Я бы женился на этом обаятельном, прекрасном создании, - Луи продолжал прерванную речь, не замечая, что все вокруг поморщились, а де Валиньи едва не вывернуло после этих слов.
- И это, несомненно, явилось бы гораздо меньшим злом для меня… чем… то отвратительное создание, которое уготовили мне жестокая судьба и злая воля, - Луи отпустил женщину и замахал руками вокруг себя, словно отгоняя чью-то тень, ну да ладно… к чёрту графа де Сансера… он уже мертвец, и нам надлежит как добрым католикам с честью похоронить этого несчастного. Хозяин! - неожиданно закричал во всё горло Луи.
Через мгновение к нему подбежал высокий худощавый мужчина с запачканным фартучком. Он низко поклонился и не выпрямлялся.
- Антуан, дай денег этому в высшей степени почтенному человеку!
Де Валиньи ожидал чего-то такого, поэтому молча достал кошелёк и начал отсчитывать монеты. Луп молча подошёл к нему и так же молча забрал у него кошелёк из рук.
- Да там целое состояние, - возмутился было де Ва-линьи, но был остановлен глубоко печальным голосом Луи:
- Антуан, возможно ли, что я в тебе ошибался? Ты говоришь о деньгах, когда справляют заупокойную мессу по твоему лучшему другу?
Де Валпньп только и мог что развести руками в ответ на эти слова. А что ему ещё оставалось сделать? Луи вручил эти деньги хозяину харчевни со словами:
- Держи, мой добрый друг. Держи и позаботься о том, чтобы каждый в этой харчевне был накормлен до отвала. Дай всем самого лучшего вина. Пусть пьют за здоровье… за упокой, - поправился Луи, -несчастного, разбитого, уничтоженного горем… графа де Сансе-ра. Пейте, друзья мои. Пейте и говорите прекрасные слова в адрес этого всеми любимого, уважаемого при жизни человека. Говорите добрые слова в его адрес, а я послушаю и оценю их. Я, быть может, смогу понять… каким был этот несчастный граф.
Едва Луи закончил, как возле него началось настоящее ликование. Все посетители одновременно выражали своё восхищение и свою благодарность щедрому другу. Хозяин, не в силах скрывать радостного блеска в глазах, быстро сунул кошелёк в карман. Почти сразу же после этого раздался его громкий голос. По харчевне забегали несколько служанок. Все столы начали наполняться яствами и отменным вином. Луи, не долго думая, рукавом рубашки стряхнул содержимое одного из столов. Затем взобрался на стол и, приняв глубоко печальный вид, застыл.
Де Валиньи эта непонятная комедия начинала понемногу раздражать. Он подошёл к столу, на котором стоял Луи.
- Может, ты прекратишь этот идиотский спектакль и отправишься во дворец? И что, чёрт побери, вообще происходит?
- Тсс, - Луи приложил палец к губам, призывая де Валиньи к молчанию, - эти достойные люди собираются выпить в честь твоего усопшего друга, а ты мешаешь. Помолчи, Антуан, если, конечно, не хочешь сказать добрые слова в адрес покойного друга.
-Почему же не хочу?
Де Валпньп подошёл к одному из столов, взял чей-то наполненный вином кубок и поднял его вверх, окидывая при этом взглядом всю харчевню.
- За покойного графа де Сансера! За этого чёрствого, бездушного, самонадеянного, самовлюблённого эгоиста, который в своей жизни ничего и никого не любил, кроме самого себя. За человека, который считался моим другом, но на самом деле и понятия не имел, что это такое. За человека, который оскорбил церковь! За человека, который оскорбил герцога Бурбонского, прилюдно выказав ему неуважение. За человека, который наставил рога доброй половине мужей Парижа и после совершенного имел наглость утверждать, что ему невыразимо скучно. Для общего веселья ему, наверное, следовало прикончить мужей этих женщин. Да только беда в том, что покойного графа не прельщали вдовы. Следовательно, эта затея не могла принести ему утешения. Ввиду всего этого он и оказался в этом… месте. И умер, как нераскаявшийся грешник! За упокой души графа де Сансера!
Де Валпньп опорожнил кубок и как ни в чём не бывало поставил уже пустой обратно на стол. После его слов воцарилось полнейшее молчание. Слышны были глубокие вздохи посетителей. Все они избегали смотреть на де Валиньи, равно как и на Луи, который с явной угрозой смотрел на своего друга. Де Валиньи с невинным видом обернулся к нему лицом:
- Ты не доживёшь до утра, Антуан. Я тебя убью! - со всей серьёзностью пообещал ему Луи.
- И это вместо благодарности?
- Благодарности? - Луи чуть язык не проглотил от возмущения, - ты меня поносишь, как не поносят и самого заклятого врага, а в ответ ждёшь слова признательности?
- Ты ведь сам просил, - напомнил ему де Валиньи.
-Я? - возмущённо начал было Луи, но внезапно осёкся. Его лицо осветилось радостью. Он сошёл со стола, подошёл к де Валиньи и, когда тот ожидал самого худшего, неожиданно обнял его. При этом Луи зашептал ему на ухо:
- Мой друг! Мой истинный друг! Только так я смогу избавиться от своей несчастной судьбы. Ты прав.
Луи отстранился от растерянного де Валиньи и, прежде чем залезть обратно на стол, нравоучительно заметил:
- Можешь говорить эти слова всюду - за исключением этого места, ибо здесь они неуместны. Об усопших не принято отзываться плохо.
Де Валиньи был растерян. Он испытывал лёгкое потрясение по причине того, что совершенно перестал понимать своего друга. Ему не оставалось ничего, кроме как сесть за один из столов и наблюдать, как Луи с умиленным видом слушал речь в адрес покойного графа де Сансера, то есть самого себя.


Глава 8


Где говорится о том, что не следует праздновать победу, не уверившись прежде, что она действительно достигнута.
В то время, как Луи справлял собственную мессу, пребывая в ужасающем состоянии духа, во дворце, в покоях герцогини Орлеанской, царило радостное оживление. Несмотря на поздний час, обычно в это время обитатели дворца отходили ко сну, опочивальня Генриетты была ярко освещена. Сама она находилась в состоянии крайнего возбуждения. Генриетта с весьма радостным видом мелькала возле кормилицы. Жюли, тяжело вздыхая, наблюдала за Генриеттой. Вот уже целый час Жюли держала в руках ночную рубашку Генриетты. Она по привычке собиралась приготовить Генриетту ко сну, но не тут-то было. Генриетта и не собиралась ложиться спать. Наблюдая за Генриеттой, Жюли пришла к неутешительной для себя мысли. По всей видимости, ей придётся провести ещё одну беспокойную ночь. Настроение Генриетты, во всяком случае, заставляло предполагать именно это.
- Мелкий, честолюбивый мерзавец, - говорила Генриетта, адресуя свои слова графу де Сансеру, - подумать только, осмелился поднять на меня руку. Смельчак, ничего не скажешь… да только сбежал этот смельчак, да так, что и следов не оставил.
Генриетта, довольная собой и своей выдумкой, рассмеялась. Но тут же осеклась и, насупив брови, продолжала говорить. Справедливости ради надо сказать, что слова Генриетты были скорее обращены к ней самой, нежели к Жюли. Кормилица в данную минуту являла собой некую статую молчания. Впрочем, Жюли редко осмеливалась заговаривать с Генриеттой, несмотря на то, что находилась рядом с ней с самого рождения.
- Но этот мерзавец осмелился поднять на меня руку. Я не могу оставить подобное оскорбление безнаказанным. Я должна отомстить. Жестоко отомстить. Да… этот выскочка… этот совратитель женщин… этот грубиян должен понести наказание.
Генриетта на мгновение остановилась и обратилась к Жюли с неожиданным вопросом:
- Кормилица, ты не считаешь, что я поторопилась, изгнав этого негодяя из дворца? Возможно, следовало его прежде проучить? Зачем об этом думать сейчас, -Генриетта махнула рукой и отвернулась от Жюли. Она не обратила внимания на попытку последней ответить… на прозвучавший вопрос.
- Этот мерзкий развратник покинул дворец. Дело сделано, так что следует забыть о нём.
Жюли подумала о том, что Генриетта впервые говорила о претенденте на её руку после его отъезда. Более того, он, по всей видимости, не давал ей покоя. Иначе она давно бы лежала в постели.
- Я слишком много говорю об этом мерзком графе. Он явно недостоин моего внимания. Но он достоин самого худшего отношения к себе, - тут же возразила Генриетта, видимо, не до конца осознавая, что затевает спор с самой собой, - и с этой точки зрения я могу говорить о нём всё, что угодно. Например, что он безмозглый, наглый, бесцеремонный, отвратительный, уродливый.
- А мне его сиятельство показался весьма привлекательным, - осмелилась высказать своё мнение Жюли.
- Его сиятельство? - Генриетта выговорила эти слова, словно выплюнула их, - да этого негодяя даже «его ничтожеством» назвать язык не поворачивается. А ты -«его сиятельство». Хотя, если добавить одно слово, получится неплохо. Например: «его мерзкое сиятельство» или «его развратное сиятельство». Этот мерзавец одинаково заслуживает всех слов. Да ладно, он убрался из дворца. Я его больше никогда не увижу. Так что следует забыть о нём.
Генриетта широко зевнула. Она уже собиралась встать перед Жюли, чтобы та приготовила её ко сну, когда где-то внизу раздался оглушительный грохот.
Генриетту мгновенно охватило негодование. Кто посмел нарушить её покой? Не медля ни мгновения, она ринулась из своей опочивальни. Выйдя в коридор, она торопливо последовала к лестнице. Жюли, оставив ночное платье, последовала за ней. Она едва поспевала за Генриеттой. Жюли слышала гневное бормотание Генриетты:
-Я покажу этим нерадивым олухам. Я покажу этим бездельникам…
Они достигли лестничной площадки и начали спускаться вниз. У Генриетты был весьма грозный вид, и Жюли явно опасалась за участь провинившихся. Она знала, что виновные будут наказаны. Генриетта никому ничего не прощала. Однако всё оказалось не совсем так, как представляли себе обе женщины.
Ещё издали Генриетта заметила толпу сгрудившихся слуг. Они стояли спиной к ней и лицом к входной двери, возле которой, несомненно, что-то происходило. Что именно, Генриетта не могла видеть. Спины слуг ей мешали. Она незаметно спустилась в холл и, остановившись буквально в нескольких шагах от молчаливо застывших слуг, грозным голосом спросила:
- Что здесь происходит?
Её голос заставил слуг мгновенно сдвинуться в сторону. У всех на лицах был написан явный испуг. Они смотрели то на герцогиню, то на входную дверь. Вернее, на то, что лежало перед дверью. Прежде, чем обрушиться на слуг, Генриетта проследила за их взглядами и… остолбенела.
Перед дверью лежали два существа. Один наверняка был мужчиной, если его можно было так назвать. Другое тело «несомненно» принадлежало женщине. Вернее, они уже не лежали, а пытались подняться, при этом цепляясь друг за друга. И женщина, и мужчина находились в отвратительном состоянии. От них несло спиртным за несколько лье. Об одежде этих людей вообще не приходилось говорить. Она находилась в ужасающем состоянии.
- Да что здесь происходит? - вне себя закричала Генриетта, обретая наконец речь. Она поверить не могла, что кто-то из слуг осмелился явиться в таком виде к ней в дом.
Слуги молча опустили головы.
- Мерзкое отребье, да я прикажу вас высечь!
- Высечь? Меня? - раздался грозный рык, а вслед за ним мужчина, неожиданно сделав усилие, поднялся, заодно приподняв вместе с собой и свою спутницу. Оставив её шататься на месте, он нетвёрдым шагом подошёл к Генриетте.
- Опять ты, - Луи с явной неприязнью взирал мутными глазами на Генриетту.
-Это вы…
Генриетта в себя не могла прийти. Этот граф… этот мерзкий граф… он не только не уехал, но и посмел явиться в её дом в таком виде и… с этой непотребной девкой. Генриетта почувствовала, как ярость застилает её глаза.
- Мерзкий граф. Чудовище. Грязный пьяница. Греховодник. Прелюбодей. Низкий, бесчестный человек. Вон немедленно из дворца. Сейчас же, - ярость Генриетты изливалась и пугала всех вокруг, но граф… он в ответ на слова Генриетты лишь нагло усмехался. Так, по крайней мере, показалось Генриетте.
- Мегера, - коротко выразил своё мнение Луи, - под стать своей госпоже.
Неизвестно почему, Луи принял Генриетту за служанку герцогини.
- А ну пошла прочь с моих глаз, - Луи взял её за плечо и легко оттолкнул, - и не смей больше показываться мне на глаза, - предупредил он со всей серьёзностью, на которую был способен в данную минуту.
- Да как вы смеете? - Генриетта едва не потеряла дар речи от бушевавшей в ней ненависти. Да как смеет этот грязный пьяница обращаться с ней таким образом? Никакой пощады. Никакой. Она убьёт его. Убьёт. Только так она смоет с себя оскорбление.
- Я всегда смею, - развязно ответил Луи и, махнув рукой на Генриетту, повернулся в сторону слуг. Некоторое время он всматривался в них, затем поманил пальцем Журдена. Тот, кланяясь, подошёл к нему. Луи обнял его и заговорил трогательным голосом:
- Друг мой, Журден, знаешь ли ты, какой сегодня день?
- Нет, мой господин!
- Сегодня состоялась заупокойная месса по несчастному графу де Сансеру Несчастный скончался от горя. Он скончался в тот миг, когда узрел это отвратительное существо, именуемое «герцогиней Орлеанской». Понимаешь ли ты, мой друг? После всех этих красоток, которые и сейчас мечтают заполучить меня в постель, - она. Уродливая, отвратительная, наверняка бездушная… что говорить, -Луи безнадёжно махнул рукой, а затем показал рукой на свою развязно улыбающуюся спутницу, - она более достойный кандидат на место графини де Сансер.
Генриетта поверить не могла, что её не только оскорбляют, но и сравнивают с этой непотребной девкой. Она вся покраснела от гнева и ярости, готовая обрушиться на графа в любую минуту. Однако Луи ничего не замечал, кроме собственного горя.
- Друг мой Журден, - продолжал Луи печальным голосом, - найдётся ли во дворце пара бутылочек вина? И не согласитесь ли вы опорожнить эти бутылочки в память о графе?
- Я к услугам моего господина, - кланяясь, Журден знаком показал слугам, чтобы они вывели женщину из дворца. Журден искусно занял Луи незамысловатым разговором. Пока длился этот короткий разговор, женщину вывели из дворца.
- Графа тоже выкиньте из дворца вместе с этой женщиной, - гневно приказала Генриетта, - но прежде всыпьте ему хороших ударов, чтобы никогда впредь не смел оскорблять женщин.
Луи терял хладнокровие. Это было заметно по его лицу, когда он вновь обернулся к Генриетте.
- Похоже, ты не собираешься успокаиваться?
- Я собираюсь тебя убить! - последовал ответ.
- Своим мерзким язычком?
Луи почти вплотную подошёл к Генриетте. Она храбро встретила его взгляд и с неприкрытой ненавистью в голосе начала выливать на него поток площадной брани. Луи вначале широко распахнул глаза, потом нахмурился, а в конце речи Генриетты стал просто чёрного цвета. Жюлп была в ужасе от происходящего. На всякий случай она встала рядом с Генриеттой. Она не имела понятия, как поведёт себя граф.
- В этом дворце даже умереть не дадут без оскорблений.
- Именно, - перебила его Генриетта, - в аду тебе самое место, мерзкий граф.
- Мерзкий граф? - Луи с грозным видом наступал на Генриетту, - знаешь ли ты, что никто из ныне живущих не смел произнести и одного оскорбительного слова в мой адрес…
- Они боялись тебя. А мне вот наплевать и на тебя, и на твой грозный вид, и на твои угрозы, - Генриетта упёрлась двумя руками в пояс и с явным вызовом продолжала оскорблять Луи, - ты мерзкий, похотливый, ничтожный развратник. Грязный пьяница, свинья, никому не нужное отребье. И это ты уродливый и отвратительный, - срываясь на крик, воскликнула с ненавистью Генриетта, ты…
- Достаточно, - заревел от негодования Луи, - ну всё, моё терпение исчерпалось. Я тебя научу хорошим манерам… я вырву твой мерзкий язычок.
Луи бросился на Генриетту. Генриетта вскрикнула и рванулась прочь от него, к лестнице. Луи, спотыкаясь, побежал за ней. Генриетта буквально взлетела по ступенькам наверх. Луи, последовавший за ней, не учёл своего состояния и, споткнувшись о первую ступеньку, растянулся у подножья лестницы. Услышав грохот, Генриетта резко остановилась и обернулась. Грудь её бурно вздымалась. Сердце бешено отсчитывало один удар за другим. Луи сумел по-настоящему напугать Генриетту. Даже сейчас, когда он лежал, растянувшись на полу, и не подавал признаков жизни, Генриетта опасалась его. Она с явным беспокойством поглядывала на него. Она не произнесла ни единого слова, пока слуги поднимали и уносили графа. Оставшись наедине с Жюли, Генриетта ещё некоторое время стояла на лестнице, затем торопливо направилась в свою опочивальню и заперлась.
Следующее утро стало для Луи едва ли не самым мрачным за всю его жизнь. Едва сон покинул его тело, как Луи застонал. В голове плясали тысячи маленьких бесят. Каждый из них вытанцовывал под свою мелодию. Тело одеревенело. А внутри тела Луи чувствовал мерзкий бушующий поток, готовый вырваться в любую минуту. Ему понадобилось добрых четверть часа, чтобы разомкнуть веки. Едва глаза открылись, как он почувствовал сильную резь и боль. Луи схватился руками за голову и глухо застонал.
- В себя приходит… наконец-то.
Ещё не видя говорившего, Луи понял, что голос принадлежит де Валиньи. Вслед за ним раздался другой голос, не знакомый Луи:
- Мы приготовили всё необходимое, чтобы помочь монсеньору Думаю, мы сможем в ближайшее время облегчить его страдания.
- Какой милый человек, - подумал Луи, - он заботится обо мне. Надо бы посмотреть на него. Луи сделал попытку встать, но тут же охнул и, схватившись двумя руками за голову, упал обратно на кровать. В голове возникла резкая и ужасающая боль. Луи сдавливал виски, руками пытаясь унять её.
- Друг мой, Луи, ты несомненно и полностью заслужил все свои страдания.
- Помолчи, Антуан, богом прошу. Я ещё не забыл вчерашние твои слова, - голос у Луи был глухой и хриплый. Видимо, сказывалась сухость во рту.
Де Валиньи поднялся с кресла. С того самого кресла, где он провёл всю ночь, тревожась за друга. Немного поодаль от него стоял Журден и с явным беспокойством смотрел на лежащего Луи.
Де Валиньи подмигнул Журдену:
-Уже угрожает. Следовательно, он не так плох, как мы полагали.
Луи снова застонал. Он не отнимал рук от головы и в таком положении беспокойно ворочался в постели. Журден покинул комнату. Он вернулся очень быстро в сопровождении двух служанок. Чего только не было у них в руках. Обе по знаку Журдена захлопотали над Луп. Они начали поить его непонятно пахнувшим настоем. Прикладывали какие-то примочки к голове, поправляли постель. Все эти хлопоты очень скоро принесли свой результат. Луи наконец смог сесть в постели. Ярко выраженная бледность начала уступать место лёгкому румянцу на щеках. Он уже не сжимал голову.
В глазах появилось осмысленное выражение. Не раз за это время Луи взглядом выражал признательность Журдену. Тот в ответ кивал головой, словно говоря:
- Это моя обязанность - заботиться о гостях.
Де Валиньи во время всех этих священнодействий тихонечко посмеивался, чем не раз вызывал неприязненный взгляд Луи. Но его, по всей видимости, чувства Луи по отношению к нему совершенно не волновали.
Журден выпроводил служанок из комнаты, а затем почтительно осведомился у Луи, как он себя чувствует?
- Благодарю тебя, мой друг. Лучше. Намного лучше, -чуть помедлив, признал Луп, - хотя я и далёк от нормального состояния.
Де Валиньи хмыкнул.
- Ещё бы. Ты пропустил не меньше двух бочонков вина. Странно, что ты всё ещё жив. Другой…
- Антуан, если ты не можешь помочь, хотя бы не надоедай мне своими наставлениями, - в голосе Луи послышалось раздражение, -и почему тебе не отправиться к моему дядюшке в Париж? Вы удивительно похожи с ним и можете составить чудесную пару.
- Когда-нибудь я, возможно, воспользуюсь твоим советом. А пока я намерен со всей серьёзностью обсудить твоё поведение. Я считаю его совершенно недопустимым. Ты гость в этом доме, не забывай этого, Луп. У себя в доме ты вправе себя вести как того пожелаешь, но здесь… ты должен придерживаться общепринятых норм поведения. И по меньшей мере оказывать уважение дому, в котором находишься.
Де Валиньи, произнося эту речь, выглядел совершенно серьёзным, что немного удивило Луи. Он не совсем ясно представлял себе, что подразумевает его друг под словами «недопустимое поведение».
- И что же не так в моём поведении? - поинтересовался Луи.
- Ты ещё спрашиваешь? - поразился де Валиньи.
- Луи, я никогда не знал тебя таким. Как можно было опуститься до этой женщины? До всего этого сброда, который ты называл своими друзьями?
-Женщина? У меня с ней ничего не было, - в голосе Луи прозвучала неуверенность. Было заметно, что он сомневается в своих словах. - Во всяком случае, всё, что я помню …- Луи почесал затылок, пытаясь восстановить вчерашние события, и тут же признался:
- Честно говоря, я не помню, Антуан. Но, в самом деле, глупо думать, что я и она… между нами ничего не могло быть. Наверное. А что касается этих остальных… они набросились на меня, едва я вошёл туда. Вот и пришлось проучить этот сброд. Ну и как человек чести, я должен был возместить ущерб, понесённый этими людьми по моей вине. Так что я не совсем понимаю твоего отношения к вчерашнему вечеру. Я не раз такое выделывал. Не понимаю, что тебя возмущает?
- Но ты не справлял по себе мессу, Луи…
- А вот об этом лучше не напоминай, - в голосе Луи прозвучала явная угроза в адрес де Валпньп.
Но де Валпньп, словно не слыша его, продолжал:
- Ты не приводил падших женщин в дом своей невесты. Ты не поносил благородную женщину в присутствии двух десятков слуг. И прежде ты не бросался на молодых девушек с кулаками, пытаясь избить их.
- И где же я это сделал? - Луи с явной недоверчивостью смотрел на де Валиньи.
- Здесь. Во дворце.
- Здесь? Ты, верно, шутишь, Антуан? -И не думаю, Луи!
Луи на мгновение растерялся, услышав ответ де Валиньи, но затем насмешливо улыбнулся. По всей видимости, в пылу разговора он совершенно забыл о всех своих неприятных ощущениях.
- Я прекрасно помню вчерашний вечер. Ну почти прекрасно, - поправился Луи, - я пошёл в харчевню. Там я слегка размялся, а потом выпил. После этого ко мне привязалась какая-то женщина. Потом пришёл ты. Я снова выпил. А потом… потом я пришёл в эту комнату и лёг спать. Вот и всё. - В конце диалога Луи с надеждой посмотрел на де Валиньи, - ведь это всё?
- Нет, не всё, - возразил де Валиньи, - ты явился во дворец совершенно пьяный, в обнимку с этой женщиной из харчевни. Я всю дорогу от харчевни до дворца уговаривал бросить эту женщину, но ты наотрез отказывался. Ты заявлял, что хочешь жениться на ней.
Услышав эти слова, Луи расхохотался.
- Полно тебе, мой друг, - сквозь смех упрекнул Луи де Валиньи, - я был пьян, но не настолько, чтобы говорить такое…
- Можешь спросить у Журдена.
- У Журдена? - с явным беспокойством переспросил Луи, обращая свой взгляд к дворецкому.
- Да. У него. Он слышал и вторую часть спектакля, когда ты не только прилюдно заявил, что хочешь жениться на ней, но и заявил, что она выглядит предпочтительней в роли графини де Сансер, нежели герцогиня Орлеанская.
- Ну уж этого я не мог сказать, - в голосе Луи прозвучала непоколебимая уверенность, хотя взгляд выражал несомненно иное. Взгляд выражал опасение. И оно подтвердилось, как только Луи увидел кивок Журдена.
- Неужели я мог такое сказать? - простонал Луи и вновь схватился за голову, но уже по иной причине.
- Я думал, что не мог, - де Валиньи не преминул подлить ещё яда в горькую чашу Луи, но, несмотря на все мои уговоры, ты наотрез отказывался покинуть её. Более того, ты со всей серьёзностью угрожал мне расправой, если я «не оставлю в покое двух влюблённых». Это я повторяю твои собственные слова, - счёл нужным добавить де Валиньи. - Несмотря на твоё ужасающее отношение, я всё же хотел незаметно провести вас в твою комнату, но, к сожалению, мне это не удалось, - виконт де Валиньи развёл руками, - вы оба свалились на мраморный пол, едва вошли внутрь. Грохот был такой, что можно было разбудить весь город.
- Никто не услышал? - в голосе Луи прозвучала слабая надежда, но де Валиньи тут же её развеял:
- Через минуту все обитатели дворца стояли рядом с вами. Благо, что герцогиня не пришла. Но не оставляет сомнений её осведомлённость о происходящем. Наверняка, она всё слышала из своих покоев.
- А может, не слышала? - предположил Луи с весьма угнетённым видом, - я, во всяком случае, очень надеюсь на это.
- Слышала, можешь быть уверен в этом. Я, например, каждое твоё слово слышал!
- Ещё бы, ты ведь был рядом со мной, - удивился Луи, - а покои герцогини на третьем этаже, насколько мне известно.
-Мои тоже!
- И что это значит, Антуан?
Де Валиньи вновь развёл руками:
- Я же не мог оставаться с вами в такой ситуации.
- Так ты меня бросил? - Луи от возмущения вскочил с постели и, пылая праведным гневом, двинулся на де Валиньи, - ты меня бросил в таком безнадёжном положении? Предатель!
Де Валиньи немного отодвинулся назад. Журден с беспокойством оглядывал то одного, то другого.
- Но не мог же я, в самом деле, оставаться рядом с тобой, когда ты на виду у всех собирался жениться на этой женщине и оскорблял герцогиню Орлеанскую, -начал оправдываться де Валиньи, - ты даже не представляешь, какое унизительное это было зрелище. К тому же, ты ничего не желал слушать.
- Это не оправдывает твоего поведения, - холодным голосом ответил Луи, -ты не должен был позволять мне опускаться до такой степени. И что происходило дальше? Я хочу всё знать, - Луи демонстративно отвернулся от де Валиньи и посмотрел на Журдена.
- Немного, монсеньор, - почтительным голосом ответил Журден, - вы попросили принести вина для того, чтобы выпить… прошу прощения за эти слова… чтобы выпить за упокой вашей души. Пока вы разговаривали со мной, я приказал незаметно для вас выдворить эту барышню из дворца.
- Вот с кого надо брать пример, - Луи показал рукой на Журдена, - однако продолжайте, мой друг.
- Потом появилась, - Журден на мгновение запнулся, но де Валиньи пришёл ему на помощь:
- Та девица, что оскорбляла тебя.
- Не напоминай о ней, - Луи поморщился, видимо вспомнив все нелицеприятные слова, сказанные этой девицей в его адрес. - Рассказывай, мой друг, рассказывай, что происходило потом, - попросил Луи.
- Потом? - переспросил Журден, - вы с ней повздорили и…
- Так это на неё я набросился с кулаками? - догадался Луи и сразу же побагровел от гнева, не иначе эта девица опять меня оскорбляла. Что ещё могло меня заставить поступить столь неподобающе. Я прав?
Журден не смог вынести прямого взгляда графа и молча кивнул головой.
- Ах, мегера. Ах, негодная девчонка.. .и что она говорила?
Журден собирался было сказать, что не может повторить эти слова, но был остановлен жестом руки Луи.
-Лучше не напоминай мне. Я не помню и слава Богу. Хотя можно предположить, что это была брань в мой адрес? И, вероятней всего, отвратительная брань? А возможно… возможно, неприкрытые оскорбления? - Луи какое-то время пристально смотрел на Журдена, затем покосился на едва заметно улыбающегося де Валиньи.
Его лицо подсказало Луи, что если он и большее предположит, то явно не ошибётся.
- Я ничего не хочу знать! Иначе просто убью эту девицу
Луи, не раздумывая, направился к двери.
- Куда ты? - окликнул его де Валиньи.
- К герцогине, - откликнулся, не оборачиваясь, Луи, -я должен немедленно принести извинения. Она должна знать, что я вовсе не хотел того… что вчера произошло.
- В таком виде? - поразился де Валиньи, - ты хочешь предстать перед герцогиней в таком виде.
Одежда на Луи была всё та же, что и прошлым вечером. Поэтому реакция де Валиньи была вполне понятна.
- К чёрту мой вид, - раздражённо отозвался Луи, - к тому же герцогиня всегда надевает вуаль. Так что, вряд ли ей удастся рассмотреть мою одежду.
-В вуали?
-Герцогиня переболела оспой!
Бросив эти слова, Луи вышел из комнаты. Де Валиньи присвистнул. Вот это новость. Да, такое… кого хочешь напугает. Кого хочешь выбьет из колеи. Узнать, что твоя будущая супруга… да, теперь становилось ясно и поведение Луи, и состояние, в котором он пребывал.
- Где покои герцогини? - в комнате снова появился Луи.
Журден поспешил к нему.
-Я провожу вас, монсеньор!
Луи вслед за Журденом направился по коридору, в другое крыло дворца. Журден провёл его к двери герцогини и, предварительно отвесив поклон, удалился. Луи размышлял недолго. Подняв руку, сжатую в кулак, он негромко постучал.
- Что вам ещё нужно? - раздался за дверью раздражённый голос, - я же приказала оставить меня в покое.
- Миледи, я прошу уделить мне несколько минут наедине, - без обиняков попросил Луи, - мне необходимо сказать нечто важное.
За дверью воцарилось настороженное молчание, а вслед за ним раздался голос:
- Говорите, всё, что хотели. Я не собираюсь открывать вам дверь.
- Не очень-то вежливо, - пробормотал под нос Луп. -Что вы сказали?
- Что хотел бы лично засвидетельствовать вам своё почтение, - уже громче добавил Луи, - и если вы соблаговолите открыть дверь…
- Я уже ответила вам, - голос герцогини резко перебил Луи.
- Ну и слава Богу, - снова пробормотал Луи, - я избавлен от необходимости созерцать это…
-Что вы сказали?
-Я нижайше прошу прощения, герцогиня. После короткого молчания раздался явно удивлённый голос герцогини:
- Просите прощения?
Луи не смог скрыть радости, услышав эти слова. По всей видимости, герцогиня ничего не знала. Только он подумал об этом, как снова услышал её голос:
- За вчерашний вечер? За эту непотребную девку, которую привели в мой дом?
- Да, миледи, - искренне раскаиваясь, ответил Луи, - клянусь вам, я даже не сознавал своих поступков, что ни в коей мере не оправдывает их…
- Может, вы хотели бы извиниться и за то, что осмелились сравнить меня с этой девкой?
- Да миледи. Прошу прощения. Я так не думаю, -Луп почувствовал, что на этот раз не совсем искренен с собой.
- И за то, что набросились на меня… мою служанку и едва не избили её?
- Вот за это я не собираюсь просить прощения. Ваша служанка - просто воплощение всего дурного. Я бы на вашем месте…
- Вы не можете вести себя подобающим образом на своём месте и имеете при этом наглость учить других?
- Прошу прощения, миледи! Я больше не скажу ни слова. Все ваши слова справедливы, и мне остаётся лишь оставить вас, но прежде, я бы хотел услышать слова прощения из ваших… прекрасных уст.
Луи явно покривил душой, произнося последние слова.
- Вы их не услышите, граф. Вы омерзительно себя вели и я не собираюсь вас прощать.
Если бы Генриетта могла видеть Луи в этот миг. Луи явно повеселел, услышав эти слова.
- Возможно, всё не так плохо, как я предполагал вначале, - с воодушевлением пробормотал он, и уже громче добавил:
- Миледи, вы разбиваете моё сердце, и мне ничего не остаётся, кроме как принять наказание. Я вполне заслужил его. Но прежде я бы хотел просить вас. Позвольте, позвольте мне всего лишь однажды лицезреть вас. упасть к вашим ногам и горячо молить о прощении…
Луи с явной опаской ожидал ответа из-за двери. Молчание затягивалось.
- Уж не переиграл ли я? - пробормотал Луи и тут же с облегчением вздохнул.
-Я не собираюсь вас прощать. И вы никогда больше меня не увидите.
- Слава Богу, - обрадованно подумал Луи. Он и представить не мог, что вчерашнее падение обернётся такой удачей.
-Я уношу с собой своё горе, миледи. Я буду молить господа о том, чтобы в вашем сердце нашлось немного жалости ко мне. Почтительно кланяюсь, миледи. Всегда ваш покорный слуга граф де Сансер.
Луи и не думал кланяться. Он едва ли не вприпрыжку побежал от двери герцогини. Недалеко от лестничной площадки его ожидал Журден. Его явно удивил весёлый вид графа.
- Журден, друг мой, мне необходимо искупаться и переодеться. Есть ли у вас озеро поблизости?
- Есть в саду, но…
Журден так и не успел сказать, что в сад никто не может пойти без разрешения герцогини Орлеанской. Луи оставил его и торопливо бросился вниз. Спустившись во двор, Луи остановил первого попавшего навстречу слугу и попросил показать дорогу к саду. Слуга, хотя и с явным удивлением, но всё же проводил Луи до калитки, ведущей в сад. Поблагодарив своего проводника, Луи отворил дверцу и вошёл на территорию сада. Его сразу восхитила красота этого удивительного места. Здесь всюду была заметна любящая рука. Все цветники красиво сочетались друг с другом, порхая среди извилистых аллей и столетних деревьев. Наслаждаясь красотой сада и вдыхая благоухающий аромат цветов, Луи направился по одной из аллей и вскоре увидел озеро. На берегу, у самой кромки озера, была сооружена искусная скамеечка. Луи остановился возле неё. Сбросив с себя полностью одежду, он забросил её в кусты, подальше от глаз. Затем разбежался и прыгнул в воду. Он сразу же почувствовал живительную прохладу озера. Вынырнув на поверхность, он размашистыми гребками поплыл к противоположному берегу.


Глава 9


Генриетта не знала что и думать о визите графа. «Мерзкого графа». Иначе она его и не называла. Она не сомкнула ночью глаз, выстраивая свою оборону но визит графа в мгновение ока всё обрушил. Строя свои соображения, Генриетта упустила из виду один очень важный момент. Перед своим противником она появлялась в двух лицах. Он не имел понятия, с кем имеет дело. Перед герцогиней он пресмыкается, а её мнимую служанку ненавидит. Следовало в полной мере использовать это преимущество. Генриетта воспринимала графа как заклятого врага. Соответственно, все её мысли были направлены на то, чтобы как можно сильнее отомстить за оскорбления и унижения, которым она подверглась.
Генриетта отчётливо осознавала, что отец не на её стороне. Слуги тоже. Хотя по непонятной причине они ничего не рассказали графу о её маленьком обмане. В любом случае, Генриетта оставалась одна в окружении многочисленных врагов. Но она не собиралась сдаваться. Она собиралась отомстить. Раз и навсегда показать всем вокруг, что она принадлежит только самой себе и никому больше.
Генриетта не понимала упорства графа, но, несомненно, была рада этому. Она сможет сполна насладиться местью при условии, что граф будет находиться под её постоянным наблюдением. Для начала она должна знать всё о нём. Куда он ходит? К кому? Зачем? - последний вопрос вызвал у неё сомнения, но Генриетта от-
бросила их. Чтобы победить, нужно знать слабые места своего врага. Итак, она постарается узнать всё об этом мерзком графе. Она будет подстерегать его и нанесёт сокрушающий удар в тот момент, когда он меньше всего будет ожидать этого.
В том, что она сумеет должным образом отомстить, Генриетта не сомневалась. Однако ей следовало успокоиться и более сдержанно относиться к оскорблениям мерзкого графа. Хотя о каком спокойствии может идти речь, когда тебя сравнивают с непотребной девкой. Генриетта почувствовала, как гнев с прежней силой закипает в ней. Утешало одно. Этот мерзавец не получил того, что хотел. Она не позволит ему увидеть герцогиню Орлеанскую. Пусть мучается. Любые его страдания -это целительный бальзам для Генриетты.
Размышляя подобным образом, Генриетта, не обращая внимания ни на слуг, ни на осторожное замечание Журдена, который советовал воздержаться от ежедневной прогулки по саду, направилась в свой излюбленный уголок. Сад был единственным местом, где Генриетта была полностью предоставлена себе. Она отрешалась от остального мира и погружалась в свой собственный. Мысли о графе, вернее, о планах мести графу занимали Генриетту всё время, пока она добиралась до своей любимой скамеечки. Едва добравшись до неё, Генриетта сбросила обувь, затем села на скамеечку и опустила босые ноги в воду. Она рисовала в воображении одну картину за другой. Она представляла себе окровавленного графа, который валялся у неё в ногах и вымаливал прощение. Затем воображение рисовало другой образ - униженного, истерзанного графа. Образы сменяли один другой. Генриетта была настолько поглощена этими образами, что не замечала вполне здорового и всё ещё невредимого соперника, который находился всего в двух-трёх десятках шагах от неё. Правда, из всего тела над водой торчала только голова Луи, но всё же она была хорошо заметна. И если бы Генриетта дала себе труд оторваться от кровавых образов своего обидчика, она, несомненно, заметила бы его.
Луи сразу же узнал эту девицу. Вначале он помрачнел, видимо, вспомнив недавний разговор в комнате. Он уже собирался выйти и поставить на место эту девку, но неожиданно пришедшая в голову мысль остановила этот порыв. Луи видел, что девушка не замечает его. И это позволило ему понаблюдать за ней, а заодно и воздержаться от необдуманных поступков. Эта девушка прислуживала герцогине, следовательно, её помощь могла оказаться неоценимой. Это первое, о чём подумал Луи. Он мог простить её. Разумеется, при условии, что она перестанет сыпать оскорблениями в его адрес и поможет ему избежать брака с этой… Луи постоянно останавливался на этом месте. Он никак не мог подобрать подходящего слова, чтобы описать своё отношение к невесте.
- Однако пора действовать, - пробормотал Луи, видя, что девица и не собирается его замечать. О чём, интересно, думает эта девица? Небось влюблена, как все остальные девушки её возраста?
С этими мыслями Луи бесшумно ушёл под воду. Как раз в это мгновение Генриетта начала бормотать проклятия в его адрес. Неожиданно она перестала бормотать и замерла, словно что-то почувствовав. Вернее, она почувствовала какое-то прикосновение к своим ногам. Генриетта медленно опустила глаза, чтобы взглянуть на свои ступни… и тут же исторгла резкий крик. Из воды торчали две руки, которые обхватили её лодыжки. Испытывая неподдельный ужас, Генриетта снова закричала и попыталась вырваться, но не тут-то было. Руки с силой стаскивали её со скамейки в воду. Понимая, что не сможет противостоять этой непонятной силе, Генриетта начала во всю силу своих лёгких взывать о помощи. Но пока она придёт… Генриетта в несколько мгновений сползла со скамейки в воду. Как она ни упиралась, ни брыкалась, руки втащили её в воду, а затем потащили в глубь озера. Ещё несколько мгновений, и она захлебнётся. Генриетта ежесекундно выплёвывала воду и кричала в мгновения, когда во рту не было воды.
- Ты умрёшь, умрёшь, - твердил ей внутренний голос, и она почти уверилась в этом, как неожиданно почувствовала, что её никто не больше не тащит. Никто не держит. Стоя по самую шею в воде с мокрыми волосами, растерянная… Генриетта не знала, что и думать. Но через мгновение всё стало ясно. Где-то сбоку прогремел оглушительный смех. Генриетта как ужаленная повернулась в воде и застыла. На расстоянии руки от неё в воде торчала голова её злейшего врага. Он заливался хохотом, чем привёл Генриетту в полное бешенство. Она уже собиралась обрушить на него свой гнев, но внезапно осознала, где она находится. И ещё осознала, что сила явно не на её стороне. Однако она была настолько взбешена выходкой графа, что непременно высказала бы всё графу в лицо, но в этот миг насмешливый голос графа не позволил ей это сделать.
-Попалась, ведьмочка. Ну что, будешь и дальше меня оскорблять? Если да, то мне следует немедленно утопить тебя в этом красивом озере.
Луи слегка наклонил голову и, черпнув губами воду, пустил тонкую струю в лицо Генриетты. Она заслонилась вначале рукой, а затем с яростью начала бить руками по воде, забрызгивая Луи каскадом капель. Луи хохотал в ответ на явную агрессию Генриетты. Он делал вид, что увёртывается. Это продолжалось до тех пор, пока Генриетта не осознала бесполезность подобной тактики.
- Будь ты проклят, мерзкий граф, - закричала она, но тут же осеклась при виде того, как Луи помрачнел. Генриетта прикусила язык. - Только не сейчас, - умоляла она себя, только не сейчас. Потерпи немного. Только выберешься отсюда и сможешь сказать всё, что твоя душа пожелает.
- Опять ты за своё, - в голосе Луи различалось раздражение, - я ведь предупреждал тебя.
- Оставь свои нравоучения для падших женщин, -Генриетта, несмотря на собственное желание удержаться от колкостей, так и не смогла этого сделать, - низкий, подлый человек без чести и совести. Вот кто ты. И я тебя не боюсь.
- Не боишься, значит?- мрачно переспросил Луи, -ну и что мне с тобой делать? Как ты сама понимаешь, оскорбления я терпеть не буду. У меня остаётся два выхода. Либо простить тебя. Либо… наказать.
- Вы не посмеете, - Генриетта попыталась отшатнуться назад, но по понятным причинам это у неё не получилось.
- Ты знаешь, что посмею, - Луи говорил уверенно, -и, вне всякого сомнения, ты заслуживаешь наказания, но… - Луи неожиданно для Генриетты подмигнул ей, я прощаю тебя. А в обмен жду твоей помощи. Иначе говоря, у меня к тебе есть предложение.
При виде гримасы отвращения, появившейся на лице Генриетты, Луи рассмеялся.
- Надеюсь, ты не подумала о том, что я собираюсь жениться на тебе?
- Нет! - по лицу Генриетты было заметно, что именно об этом она и подумала.
- Отлично. Вижу, мы начинаем понимать друг друга. И я вовсе не собираюсь затащить тебя в постель и заняться с тобой любовью.
Генриетта непозволительно широко открыла рот, собираясь высказать этому мерзавцу по поводу его гнусных намёков.
- Хотя ты, несомненно, заслуживаешь этого, - Луи намётанным глазом знатока прошёлся взглядом по каждой чёрточке очаровательного лица Генриетты. Его взгляд слегка задержался на тонкой белоснежной шее, на которой сверкали капли воды.
- Однако в мои планы входит дружба с тобой. И если ты согласна принять её и сообщать мне… скажем, о незначительных мелочах, касающихся твоей госпожи… я смогу простить тебя с лёгким сердцем. Я не буду таить на тебя обиду. Ну как?
- Да за кого вы меня принимаете? - гневно начала было Генриетта, но тут же осеклась. До неё дошло, что именно предлагал граф.
- И вы действительно забудете все мои слова? - Генриетте казалось, что она произнесла эти слова вежливо. Хотя на самом деле они прозвучали едва ли не как ругательство.
- Целиком и полностью, - пообещал Луи и тут же добавил: - Но мне нужны гарантии, что ты намерена выполнять… честно выполнять нашу договорённость.
- Гарантии, значит? А больше ничего вам не надо, «дорогой граф»?
- Нет. Я, например, хотел бы знать… как выглядит герцогиня Орлеанская, - было заметно, что эти слова дались Луи с тяжёлым трудом, - ответив на этот вопрос, ты могла бы доказать своё доброе намерение по отношению ко мне.
- Ну держись, мелкий, честолюбивый негодяй, - Генриетта была просто счастлива такому обороту событий.
- В доказательство нашей дружбы я точно опишу вам герцогиню.
- Правда?- обрадовался Луп. Он явно не ожидал такой уступчивости от этой девицы.
- Герцогиня страшно худая. -Насколько худая?
- Худее некуда. Удивительно, что она вообще держится на ногах.
- Не очень приятное начало, однако продолжайте.
- Ноги у неё тонкие, с такими глубокими язвами. Мне постоянно приходится накладывать специальный раствор, который избавляет её от болей.
- Так у неё случаются боли?
- Она не спит по ночам. Разве вы не слышали, как она кричит?
- Не слышал. И часто это случается? -Каждую ночь!
- Проклятье! Это, надеюсь, всё?
- Только начало, дорогой граф. Как другу, я вам расскажу всё. Например, я могу сообщить о том, что такие язвочки расположены по всему телу. Из-за них она потеряла свои груди.
- Чёрт, неужто такое возможно?У неё в самом деле их нет?
- Сейчас нет. Раньше были. И очень красивые.
- Мне нет дела до того, что раньше было у герцогини. Надеюсь, это всё?
- Нет, но осталось совсем немного. -Проклятье! Чёртова старуха!
- Тело в шрамах. Прежний врач герцогини не раз делал ей кровопускание. Сами понимаете, из-за болезни, а именно, из-за этих язвочек, швы на теле не затягиваются. Из-под них постоянно сочится…
- Избавь меня от этих кровавых подробностей. Надеюсь, это всё?
- Нет. Но осталась совсем малость.
- Чёрт, должно же быть в ней что-то… нормальное?
- Она умеет плакать.
- Правда?
- Да. Она всё время плачет. Видите ли, граф, у неё и возле губ эти язвочки, поэтому она не может раскрывать рот, когда улыбается. Вместо этого она плачет.
- И как вы различаете, когда она смеётся, а когда плачет?
- Ну, когда вы проведёте рядом с ней несколько лет… -Несколько лет? Будь всё проклято. Надеюсь, это всё?
- В общем, да. У неё ещё волосы выпадают из головы. Несколько зубов… целых осталось. А в остальном всё как у обычных людей.
- Остаётся только поражаться, как она вообще выжила.
- Она крепкая. Врач, лечивший герцогиню, уверял нас, что при всех её болячках она наверняка переживёт всех.
- Я почему-то не сомневаюсь в этом. Генриетта воистину упивалась мрачным лицом Луи.
Но она даже близко не имела понятия, в каком угнетённом состоянии пребывал Луи.
- Ну и как вы себя чувствуете, дорогой граф, после того как ознакомились с портретом своей невесты?
-Я связан словом чести, поэтому не могу покончить с собой, но я буду просто счастлив, если кто-нибудь другой это сделает, - Луи не кривил душой, и Генриетта видела это. Ликование её возрастало. Не имея понятия об истинной причине появления графа, она нанесла ему удар не целясь. Но он попал в сердце.
- Могу я попросить тебя?
- Всё, что угодно, дорогой граф!
- Сделай так, чтобы твоя госпожа не попадалась мне на глаза. Я не только забуду про твои оскорбления, но и щедро вознагражу тебя.
- Деньги? Они всегда кстати, - ответила Генриетта изображая улыбку, а в это время раздумывала над тем, как почаще попадаться ему на глаза.
-И ещё одна просьба…
- Говорите.
-Я забыл захватить чистую одежду. Будь добра, принеси её мне.
- Что такое, - возмутилась было Генриетта, но тут же обворожительно улыбнулась, - конечно, я немедленно принесу вашу одежду. Ей в голову пришла чудесная мысль.
-Если это всё…
- Всё. Я признателен тебе за помощь.
Кивнув, Генриетта выбралась из воды, где провела последние четверть часа. Не обращая внимания на мокрую одежду, она помчалась во дворец. Едва добравшись до своих покоев, она закрыла за собой дверь и, не обращая внимания на опешившую Жюли, которая находилась в её опочивальне, залилась заливистым смехом. Генриетта хохотала очень долго. Жюли не понимала её состояния. Как не понимала этого странного веселья. Наконец Генриетта начала успокаиваться. Всё ещё радостно улыбаясь, она приказала Жюли переодеть её. Не раз во время переодевания Генриетта заливалась беспричинным смехом. А когда он заканчивался, раздавалось её бормотание:
- Получил мерзавец! А вслед за этим вновь раздавался звонкий смех.
Жюли, всю жизнь проведшая рядом с Генриеттой, ни разу не слышала, чтобы она так счастливо смеялась.
- «Что бы ни было причиной, надеюсь это к лучшему», - думала она.
А Луи в это время по-прежнему стоял в воде и предавался тяжёлым мыслям. Услышанное повергло его в ужас. Но у него не было выхода. Он должен жениться. Таково желание короля. Он согласился выполнить это желание, хотя знай он о том, что ждёт его в Орлеане, несомненно потребовал бы для себя изгнания пли даже смерти. Всё же лучше, чем жизнь с этой полуистлевшей герцогиней. Луи пытался вспомнить известные истории личностей, которые были бы столь же отвратительны, как его невеста. Никто с ней даже близкого сравнения не выдерживал. Честно говоря, он даже не подозревал, что на свете существуют такие уродливые существа.
- Господи, за что такое наказание, - пробормотал Луи, и эти слова послужили началом небольшого монолога, - не стоит и надеяться на то, что эта гниющая
старуха не доживёт до свадьбы. Да она ни за что на свете не упустит такую возможность. Она из гроба встанет, чтобы прийти к алтарю. Проклятье! Может, Анту-ан согласится взять её в жёны? Нет. Не стоит на это рассчитывать. Да к тому же, как быть с волей короля в этом случае? - Луи отверг эту мысль и продолжал свой невесёлый монолог: - Остаётся надеяться на чудо. Ничего иного не остаётся. Надеяться, и провести последний месяц моей безмятежной жизни так, словно меня ждёт не алтарь и невеста, а палач и эшафот.
В этом месте Луп одёрнул себя.
Не стоит падать духом, мой друг. Ещё не всё потеряно. Ведь сколько раз мне приходилось выпутываться из совершенно безнадёжного положения. Неужели на сей раз не удастся? Я непременно найду выход. Найду и утру нос моему дядюшке, а заодно и всем остальным, кто прямо или косвенно участвовал в этом злодеянии. Вздумали меня женить на полуистлевшей старухе? Ну, погодите у меня. Я всем покажу, кто такой граф де Сансер. Последняя мысль вызвала у Луп резкий подъём настроения. Он почувствовал, как по жилам с удвоенной силой заструилась кровь. Он был готов к борьбе и мог бросить вызов любому. На губах Луи появилась особенная, столь свойственная ему улыбка. И эта улыбка покоробила Генриетту. Она надеялась, что Луи по-прежнему находится в угнетённом состоянии, но вместо этого увидела его улыбающимся. Она тут же пообещала себе, что сотрёт эту улыбку с его лица. Она положила чистую одежду Луи, которую принесла с собой, на скамейку и уже собиралась уходить, когда услышала весёлый голос графа.
- Спасибо, милая!
Генриетта кивнула и заспешила прочь из сада. Луи вышел из воды, едва Генриетта скрылась из вида. Надевая одежду, он испытал некоторое затруднение, однако Луи не придал этому значения.
Часом позже состоялся обед. Луи пришёл в столовую вместе с де Валиньи. Он испытал поистине огромное облегчение, не увидев здесь своей будущей невесты. Хорошее настроение не покидало Луи. Перебрасываясь остротами со своим другом, он приступил к обеду. Кроме него самого и де Валиньи, в столовой никого не было. Журден лично прислуживал им. Луи с большим аппетитом занялся обедом. И всё бы ничего, но ему не давал покоя одинокий прибор, стоявший на другом конце стола. Неужто эта старуха придёт? -время от времени думал Луи. Но она не появлялась, и он начал понемногу успокаиваться, когда услышал голос Журдена.
- Герцогиня Орлеанская!
- Проклятье! - вырвалось у Луи.
Де Валиньи с укоризной посмотрел на него. Луи развёл руками, словно оправдываясь за свои не вовремя вырвавшиеся слова. В столовую вошла женщина. Она была одета во всё чёрное. С ног до головы. Лицо было плотно закрыто вуалью. На руках чёрные перчатки. При виде герцогини де Валиньи бросил на Луи сочувственный взгляд. Герцогиня остановилась у кресла и жалобным голосом произнесла:
- Любезный граф, вы не прервёте на время свой обед? Вы не поможете несчастной женщине?
- Попросите виконта де Валиньи, миледи. Он сидит гораздо ближе.
Де Валиньи был потрясён этими словами и не скрывал этого.
- Да что с тобой, Луи? Перед тобой женщина, которой ты и без слов обязан оказать почтение.
Луи мрачно покосился на де Валиньи. Он собирался резко ответить, но в это мгновение снова раздался жалобный голос герцогини:
- Не утруждайте себя, граф. Я сама попробую…
После этих слов герцогиня попыталась отодвинуть кресло. Луи ясно видел, что руки у неё дрожат. Будь всё проклято, он должен ей помочь. Превозмогая отвращение, Луи собирался подняться, но с удивлением обнаружил, что не может этого сделать. Любое движение причиняло ему боль. Что за чертовщина?
-Луп, ты собираешься помочь герцогине? - прошипел в его сторону де Валиньи.
- Антуан, ты не поверишь… я не могу подняться с места.
Де Валиньи молча поднялся с места, подошёл к герцогине и, услужливо отодвинув кресло, подождал пока она пройдёт вперёд, а после этого придвинул его вперёд. Герцогиня наконец села. Теперь и де Валиньи заметил, что руки у неё дрожали. Он понимал состояние своего друга, но относиться с таким неуважением к своей будущей невесте - недопустимая вещь. Бросив взгляд, полный упрёка, в адрес Луи, де Валиньи прошёл на своё место.
- Антуан, чёрт бы тебя подрал, я правда не могу подняться с места, - на этот раз голос Луи прозвучал отчётливо, громко.
-Перестань вести себя так неподобающе при герцогине. Это уже не шутки, Луи. Всему есть предел.
- Какие к чёрту шутки? - голос Луи был полон праведного возмущения оттого, что ему не верили, - вся моя одежда прилипла к телу. Я пошевелиться не могу. Едва я это сделаю, как чувствую адскую боль.
- Луи, да что с тобой в конце концов? - де Валиньи терял последние остатки терпения.
- Да откуда мне знать? Проклятие!
Ни Луи, ни де Валиньи не замечали, что дрожь в руках герцогини усилилась. Впрочем, Луи сумел заметить, что вилка в руках герцогини буквально пляшет в разные стороны. Он больше ничему не удивлялся, подозревая, что эта девица рассказала не всё про свою хозяйку. В данную минуту его больше заботило собственное состояние. Он вообще не понимал, что с ним происходит. Может, это какая-то заразная болезнь?
Последние слова он произнёс вслух. Услышав их, к нему подошёл Журден и пристально оглядел его. Затем, видимо, что-то уловив, принюхался.
- Монсеньор, от вас чем-то пахнет!
- И ты это заметил? Я чувствовал какой-то странный запах, но не придал значения этому обстоятельству.
Луп подозрительно покосился на герцогиню. Она никак не могла попасть вилкой в жаркое.
«Придётся ещё и с руки кормить эту старуху», - подумал Луи, наблюдая это зрелище.
-Мёд!
- Что? - Луи отвлёкся от своих мыслей и снизу вверх посмотрел на нависшего Журдена.
- Монсеньор, от вас пахнет мёдом.
Луи принюхался. А ведь и правда. Пахло мёдом. Что бы это могло значить?
Журден попробовал было закатать рукав рубашки, что была одета на Луи, но он так сильно вздрогнул, что дворецкому пришлось отказаться от своего намерения. Де Валиньи наблюдал за всем с безграничным удивлением.
- Прошу прощения, монсеньор, но мне не удастся избавить вас от боли. Я немедленно распоряжусь, чтобы вскипятили воду. Пока будет кипятиться вода, мы отнесём вас в вашу комнату.
- Ты можешь толком объяснить, что со мной происходит? Я что, болен? - Луи без тени страха смотрел на Журдена.
- Даже не знаю, что сказать, монсеньор. Это моя вина. Я недосмотрел.
- Яснее, Журден. У меня сегодня очень неудачный день, поэтому постарайся не испытывать моё терпение.
- Вашу одежду смазали мёдом. Она прилипла к телу. Поэтому вы и не можете двигаться без того, чтобы не испытать боль.
Луи в мгновение ока побагровел. До него дошёл смысл произошедшего.
- Клянусь честью, она даже не представляет, что я с ней сотворю. Где эта мерзавка, - во всё горло закричал Луи, -я с неё шкуру спущу. Я ей задам такую взбучку, что она обо всём на свете позабудет, кроме одного - к графу де Сансер следует относиться с глубочайшим уважением.
Ярость бурлила в Луи. Сделав усилие, он поднялся с места, тут же исторгнув глухой стон. Одежда отходила от тела вместе с кусочками кожи. Луи чувствовал это, но терпел, сжав зубы. Через мгновение он размашистым шагом покинул столовую. После его ухода поднялся и де Валиньи. Перед тем как уйти, он обратился к Журдену:
- Позаботьтесь о моём друге и… и проследите за тем, чтобы граф не нашёл виновника произошедшего. Он в ярости. А когда он в ярости, один бог знает, что может произойти. Де Валиньи покинул столовую.
Едва он ушёл, как из-под вуали раздался самый настоящий хохот. Герцогиня смеялась столь заразительно, что, несмотря на прискорбные обстоятельства произошедшего, Журден не смог удержаться и улыбнулся.


 -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
                              книги, фильмы, музыка, развлечение на
l:href="http://goldteam.su/">http://goldteam.su
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Глава 10


Некоторое время спустя Луи уже лежал в своей комнате. С него сняли, а правильнее будет сказать - отодрали всю одежду Во время этих действий Луи стоически терпел боль. Затем его тело тщательно обмыли и смазали каким-то раствором. Эти действия незамедлительно принесли облегчение. Второй раз за этот день Луи совершенно искренне выразил благодарность Журдену. Управляющий и дворецкий со всей предупредительностью и участием отнёсся к его страданиям. Хотя на все вопросы по поводу служанки герцогини он отвечал уклончиво. Становилось совершенно ясно, что Журден покрывает это чудовище.
Странно. Очень странно, - думал Луи, оставшись один в комнате. Он удобно полулежал в постели и почти не чувствовал неприятного жжения. Чувства, которое сопровождало его последние несколько часов.
Почему же он покрывает эту девицу? Не иначе она связана с ним. Возможно, родственными узами. А может, эта девица приходится ему дочерью? Последняя мысль заслуживала внимания. Что-то во дворце было не так. У него создалось чувство, будто он упустил из виду нечто важное. Предоставленный самому себе и не имея возможность двигаться, он с упоением отдался своим мыслям. Следовало разобраться в происходящем. Он должен знать, что происходит, иначе не сможет принять правильного решения. Иначе ему не отвертеться от брака.
«Брак», -Луи поморщился, вспомнив произошедшее в столовой. Руки герцогини, которые сильно дрожали.
Какое счастье, что он находится в своей комнате, больной. Луи меньше всего на свете хотелось бы общаться со своей… «да к чёрту эту старуху, - раздражённо подумал он, - стоит мне о ней вспомнить и хорошего настроения как не бывало». В дверь раздался стук.
- Я болен и никого не принимаю, - раздражённо крикнул Луп.
- Это ваша дорогая невеста, - раздался за дверью жалобный голос.
Только её не хватало. Луп едва не вскочил с постели и не бросился к окну. Усилием воли он подавил это желание.
-Я болен, миледи. К величайшему сожалению, моя болезнь не позволит лицезреть вас. Прошу прощения.
- О, я буду молиться за ваше выздоровление. Кстати, у меня есть мазь. Чудесная мазь. Я ей смазываю…
-Я не нуждаюсь в лекарствах, - поспешно перебил её Луи, благодарю за участие, миледи.
- Вы не позволите помочь вам? Облегчить ваши страдания?
«Если только покончишь с собой, - мысленно ответил Луи, - в таком случае, ты, пожалуй, избавишь меня от страданий».
- Благодарю вас, миледи! Однако я ни в чём не нуждаюсь!
- Будь по вашему! Кстати, я передумала по поводу утреннего разговора. Я прощаю вас. Отныне вы можете видеть меня, когда захотите и проводить рядом со мной столько времени, сколько сами пожелаете.
- Миледи, я счастлив. Однако в данный момент у меня нет возможности принять ваше щедрое предложение.
- Что ж, я буду ждать вашего выздоровления. Прощайте, граф! Вернее, до скорой встречи.
Проклятье! Первое звучало гораздо приятнее ! Вслед за этими словами раздалось шуршание платья. Луи различил звук удаляющихся шагов. Посещение герцогини оставило в его душе неприятный осадок. Она становилась назойливой. А такого отношения к себе Луи терпеть не мог. Добавлялось ещё одно неприятное качество к общему образу будущей графини де Сансер. «Будущей графини? - Никогда этому не бывать», - с внезапным отвращением подумал Луи.
Но, ко всему прочему, было в поведении герцогини нечто не совсем понятное. Если не странное. Утром она заявляла, что не желает его видеть. А спустя несколько часов едва ли не преследует его. Почему? Этот вопрос заставил Луи серьёзно задуматься. Он вспомнил всё, что касалось герцогини и, в частности, свой разговор с этой девицей. Пришла ещё одна мысль. А можно ли вообще доверять её словам? Учитывая то, что она сделала с его одеждой. И как вообще она посмела это сделать? И почему она встретила его градом оскорблений? И, что удивительно, она ведь знала, кто находится перед ней. Она знала, с кем разговаривает, и тем не менее… продолжала поносить и оскорблять его.
- Странно, очень странно! - Луи слегка поерзал, устраиваясь поудобнее на постели, и продолжал размышлять, - а если эта девица солгала? Но зачем ей это нужно? Ответ пришёл сам собой. Да затем, что и всё остальное. Она хотела досадить мне. Возможно, желала отомстить за пощёчины. Или существовали иные мотивы, цель которых не вызывала сомнений. Все они были направлены против него. Луи восстанавливал в памяти мельчайшие подробности разговора с этой девицей. Он восстанавливал её образ, пытаясь найти причину странного поведения этого непонятного создания.
- И что я могу сказать об этой девице? - пробормотал Луи, - первое - что она несомненно красива и на редкость хорошо сложена. Второе. Эта девица смела. Её смелость граничит с дерзостью. И её не пугают последствия. Это очевидно, и поэтому весьма необычно. Третье. Она разговаривала со мной как с равным. Она ни в чём не уступала мне. Даже наоборот, пыталась меня унизить в разговоре. О чём это говорит? - Луи незамедлительно ответил на свой вопрос, - да всё просто. Эта девица непомерна горда. Она горда как… - на этом месте своих размышлений Луи запнулся.
Его задумчивое лицо изменилось и в данный момент выражало крайнее изумление. Затем он внезапно расхохотался.
- Проклятье, как можно быть таким болваном? Конечно же, она горда как… герцогиня. Этим и объяснялось её вызывающее поведение. Это всё объясняло. В том числе и её изменчивое поведение. И её описание мнимой герцогини.
Луи вновь расхохотался, вспомнив разговор в озере. До чего же изобретательна эта девица! Столь изощрённо оклеветать себя! Это мало кому под силу.
Луи пришёл в превосходное состояние духа. Чёрт, да всё складывается просто прелестно. Эта мегера доставила ему ни с чем не сравнимое удовольствие, одурачив его. Такое мало кому удавалось. Ну что ж, честь ей и хвала, - весело думал Луи, - однако, как все оскорблённые, - я - несомненно - получил право реванша. И, как мне кажется, он состоится очень скоро.
Луп в третий раз громко расхохотался. Теперь он был во всеоружии.
Журден, вошедший в комнату, с недоумением смотрел на веселье графа. Что могло произойти за то короткое время, пока его не было?
- Монсеньор желает чего-нибудь? - Журден поклонился.
- Благодарю тебя, мой друг. В данную минуту я нуждаюсь лишь в уединении.
Журден снова поклонился и собирался выйти, когда услышал голос графа.
- Нашли ту девицу, что смазала мою одежду мёдом?
- Нет, монсеньор, - отвечая, Журден избегал прямого испытующего взгляда Луи, направленного на него.
- Удивительно. Вы управляете дворцом, всеми слугами, и тем не менее не в состоянии найти девицу, которая оскорбила вашего гостя. Высокородного дворянина. Довольно странно. Если только вы не покрываете её?
Журден резко покраснел при этих словах. Заметив это, Луи незаметно улыбнулся. Его предположение подтвердилось. Вполне понятным становилось поведение Журдена. И не могло не вызывать уважения. Луи решил прийти на помощь Журдену. Он видел, что поставил его в затруднительное положение своим вопросом.
- Забудьте всё, Журден. Эту девицу, происшествие с моей одеждой… и принесите лучше бутылочку вина. У меня появился веский повод слегка повеселиться.
Журден не мог скрыть облегчения.
- С огромной радостью, монсеньор. Всё, что вы пожелаете!
После его ухода Луи подложил руки под голову и вытянулся на постели. На губах появилась свойственная ему улыбка. О чём он думал в эту минуту? Конечно же, о герцогине Орлеанской. И о том, каким способом будет приятнее всего отыграться. И о том, что у затеи его величества появились все необходимые предпосылки для того, чтобы треснуть по всем швам. Безнадёжное дело переставало быть безнадёжным. Появился просвет. Яркий просвет, а следовательно, и реальная возможность избежать ненавистного брака.
Что же касается самой герцогини Орлеанской… она и не подозревала о том, что её игра раскрыта и она разоблачена. Генриетта со всей тщательностью готовилась к предстоящему ужину. Она обдумывала все свои слова, выражение, с которым будет их произносить. Она снова и снова осматривала одежду, в которой собиралась предстать перед графом. В общем, она была полностью готова к очередному унижению графа. Оставалось лишь одно препятствие - граф мог не появиться на ужине. Ну что ж, если он настолько слаб, что не в состоянии справиться с несколькими болячками… она сама поднимется к нему в комнату. Именно. Она ничему и никому не позволит помешать планам мщения.
Граф сполна заплатит за все унижения, которым она подверглась по его вине.
Вопреки обыкновению, Генриетта настояла на том, чтобы и Жюли присутствовала на ужине. Она нуждалась в присутствии человека, который мог видеть её триумф. Жюли не сомневалась в том, что Генриетта сможет отомстить, как она всё время и говорила ей. Она не нуждалась в доказательствах, ибо прекрасно знала мстительный нрав Генриетты, которая никому и ничего не прощала. Жюли не хотела присутствовать на ужине. Она начинала чувствовать симпатию к графу. Он ей нравился, несмотря на все свои непростительные выходки. Однако ей всё же пришлось пойти. Всё её просьбы разбивались о категоричный ответ Генриетты, состоящий из двух слов: «Ты пойдёшь!»
Волей-неволей ей пришлось отправиться в столовую. Вернее, сопровождать Генриетту, выряженную в чёрную одежду на ужин. Жюли видела всё, что творила Генриетта. Она знала обо всём. Генриетта ничего от неё не скрывала. И тем тяжелее ей было становиться невольной участницей этого обмана.
Когда они вошли в столовую, граф уже находился там. Вопреки обыкновению он стоя приветствовал появление Генриетты. Граф выглядел просто великолепно. На нём был великолепный камзол, отделанный драгоценными камнями. Рубашка с высоким воротником. Ажурная, с многочисленными кружевами. Нижняя часть одежды была под стать камзолу - элегантная, плотно облегающая стройную фигуру графа. Слегка откинутый край камзола открывал взорам рукоятку шпаги, что висела на его поясе. Рукоятка была отделана серебром и изобиловала затейливыми узорами. Всё одеяние графа было белоснежного цвета. Оно составляло разительный контраст с одеждой Генриетты. И, что более важно, одежда тонко подчёркивала мужественную красоту графа. Его лицо, глаза, из которых струился мягкий, обволакивающий свет. И в глубине которых застыла незаметная улыбка.
Жюли не могла оторвать глаз от него. Когда ей это удалось, она незаметно посмотрела на Генриетту. Она как никто другой знала свою воспитанницу и видела, что граф и на неё произвёл неизгладимое впечатление. Так продолжалось очень короткое время. Наконец Генриетта встрепенулась, словно вышла из некоего оцепенения. Она медленно прошла к своему креслу и обратилась жалобным голосом к Луп:
- Дорогой граф, вы не могли бы помочь мне? В ответ Луи послал обворожительную улыбку.
- Миледи, если вы ещё не заметили, я только и жду этой милости. В прошлый раз я вёл себя непростительно. Однако в этот раз я не дам повода сетовать на моё невнимание.
Луи подошёл к Генриетте и оказывая всяческие знаки внимания помог ей занять место за столом. После всего этого он, к удивлению Жюли, и ей оказал знаки внимания. А уж после всего этого занял своё место за столом напротив Генриетты. По знаку Журдена слуги начали подавать блюда.
Жюли была покорена поведением графа и всякий раз, поднимая на него глаза, благодарила взглядом. Что же касается Генриетты… начало ужина прошло вовсе не так, как она планировала. Она была уверена, что граф по-прежнему будет избегать её, но… этот человек, по всей видимости, был совершенно непредсказуем. Что, несомненно, ставило Генриетту в очень непростое положение. Но Генриетта была не из тех, кого пугают незначительные трудности. Она не раздумывая бросилась в атаку.
-Дорогой граф! Прежде всего, позвольте сказать вам слова благодарности. Вы, безусловно, очень мужественный человек, если решили принять предложение моего отца. Тем более зная о постигшей меня трагедии, - Генриетта пыталась говорить жалобным голосом, и у неё неплохо получалось. Во всяком случае, со стороны всё выглядело именно так, как она говорила.
- Признаюсь, я и не надеялась обрести супруга. Я считала себя проклятой, несчастной, брошенной всеми. Я считала, что жизнь моя погублена навеки. Ведь согласитесь, граф, никто не согласится жениться на отвратительной, уродливой, больной женщине.
Закончив первый монолог, довольная собой и своей речью Генриетта бросила из-под вуали торжествующий взгляд на Луи. Тот сочувственно покачал головой.
- Вы, несомненно, правы, миледи! Кто согласится жениться на отвратительной, уродливой, больной женщине? Я повторяю ваши слова, - счёл нужным добавить Луи и продолжал уже совершенно другим голосом, - но вы, миледи, можете отныне не беспокоиться. Ваша судьба решена. Я принял окончательное решение, - Луи послал Генриетте обворожительную улыбку, - вы станете графиней де Сансер.
- Вот как! - Генриетта явно не ожидала подобных слов и не смогла скрыть удивление в голосе, - можно узнать, чему или кому я обязана такой милости?
- Видите ли, миледи, - вздыхая, отвечал Луи, - я должен признаться вам кое в чём. Не так давно одна из ваших служанок рассказала… подробно рассказала о всех ваших страданиях, - Луи, не видя лица Генриетты, чувствовал, что она в это мгновение торжествующе улыбается.
- Так вот, миледи, - продолжал Луи, - после того как я узнал о ваших страданиях, мне стало не по себе. Как я, граф де Сансер, брошу в беде отвратительную, уродливую, больную женщину?
Из-под вуали раздался раздражённый голос:
- Не могли бы вы перестать употреблять эти слова? Все знают о моём несчастье, так что не стоит лишний раз напоминать об этом. Тем более, что это не совсем этично.
- Миледи, прошу прощения, - Луи театрально приложил руки к груди, - меньше всего на свете я желал обидеть вас. Ведь вы и без того глубоко несчастны. Я уж не говорю о трагедии, которая вас постигла. На чём я остановился? Ах, да… - Луи снова тяжело вздохнул, -именно ваши несчастья и заставили меня решиться на этот брак. Не позднее завтрашнего дня я извещу вашего отца о моём решении и обращусь с нижайшей просьбой к его величеству о разрешении сочетаться браком с его племянницей.
- Ну стоит ли так торопиться, граф? Вы ведь ещё совсем не знаете меня!
- Миледи, а вдруг с вами произойдёт несчастье? Вдруг вы не выдержите тяжести своих недугов и оставите нас? Я не могу допустить этого. Поэтому настаиваю на немедленной свадьбе. Следующая неделя, например, меня бы вполне устроила.
- Следующая неделя? Да вы не в себе. И что это вас так сильно беспокоит моё здоровье?
- Видите ли миледи… нет, думаю, не стоит об этом говорить.
- Нет уж, договаривайте, раз уж начали. Журден и Жюли, единственные присутствующие
при этом разговоре, успевали только переводить растерянные взгляды с герцогини на графа.
- Хорошо. Раз вы настаиваете, я выскажусь откровенно.
- Интересно послушать!
- Не секрет, что вы тяжело больны, миледи! Даже если б вы не были укутаны с ног до головы в чёрную одежду, вас выдаёт необычная худоба.
-Вы закончили, граф?
- Нет, миледи! Я только начал! На ногах у вас язвы. Даже если б я не знал об этом, ваша неуверенная походка - лучшее тому доказательство.
- Ах ты… я хотела спросить - вы закончили? Надеюсь, это всё?
- Нет. Но осталось совсем немного. Ко всему прочему, мне известно, что вы лишились определённой части своего тела. На этот факт с точностью указывает ваше… прошу прощения, телосложение. Глядя на него, сразу понимаешь, чего не хватает.
-Я очень надеюсь, что на этот раз вы закончили!
- Осталось совсем немного, миледи. Прибавьте ко всему ваше неумение улыбаться. Посудите сами, миледи, мне каждый раз придётся догадываться, какие чувства испытывает моя супруга. Это совершенно нелёгкий труд, согласитесь.
- Да закончишь ты когда-нибудь? -Последнее, миледи. Исходя из сказанного, я собираюсь предъявить вашему отцу новые условия сделки.
- Какие условия? Какая сделка?
- Ваш отец предложил мне кругленькую сумму в качестве приданого. Я согласился, не имея ни малейшего понятия о телесном состоянии моей будущей супруги. Однако сейчас, реально оценивая ваше телесное состояние и ясно представляя все ваши болезни… я считаю вправе удвоить сумму приданого.
- Ну всё… с меня достаточно …
Генриетта встала так резко, что кресло едва не опрокинулось. Не оглядываясь, она буквально выскочила из столовой. Журден и Жюли смотрели на Луи, не понимая его поступка. Они ничего не понимали до тех пор, пока Луи не поднялся с места и не подмигнул обоим.
- Неплохо получилось?- вслед за этими словами раздался весёлый смех. Пока Луи хохотал, на лицах Жюли и Журдена начало появляться осмысленное выражение.
- Вы всё знаете, монсеньор?
Луи, всё ещё улыбаясь, посмотрел на Журдена.
- Для меня не составило большого труда понять, почему та девица ушла от праведного наказания. Я понял, что вы покрываете её. Объяснение могло быть только одно. Да к тому же непомерная гордость герцогини явно бросалась в глаза. Это одни из некоторых соображений, которыми я пользовался, открывая истинное лицо Генриетты.
Луи встал с кресла, собираясь покинуть столовую.
- Вы оба всё знали и скрывали правду. Будет лишь справедливо, если вы и впредь будете это делать.
Луи покинул столовую в прекрасном расположении духа. Реванш состоялся. Надменная герцогиня получила по заслугам. Следовало отметить это событие. По этой причине он не долго думая решил отправиться в небезызвестную харчевню «Кабан и Утка».
После его ухода Жюли и Журден некоторые время молчали. Оба улыбались, вспоминая прошедший ужин. Журден первым нарушил молчание.
- Видно, на этот раз нашей миледи придётся нелегко. Она встретила очень достойного соперника. Его так просто не одолеешь.
- Не знаю, как вы, Журден, но я на стороне его милости. Ему под силу сладить с Генриеттой. Я надеюсь на это.
Журден кивнул головой, молчаливо соглашаясь с кормилицей герцогини. Вскоре и они разошлись. Положение резко менялось. Если прежде все обитатели дворца знали об обмане герцогини и втайне осуждали её, то сейчас… благодаря Журдену они узнали, что всё обстоит с точностью до наоборот. Буквально все обитатели замка затаили дыхание в ожидании последующих событий. Это была самая настоящая дуэль между графом и герцогиней.


Глава 11


-Мерзавец, подлец, пьяный развратник, чудовище…
Генриетта сорвала с себя вуаль и швырнула её на пол. Затем она стащила с себя ненавистное чёрное платье и бросила его на постель. Оставшись в нижнем белье, она стала яростно вышагивать по опочивальне.
- Да как он посмел? - Генриетта остановилась, - как он посмел говорить все эти отвратительные слова? Ну и что из того, что я их произносила… он не должен был… не имел никакого права повторять их. Мерзавец. - Она снова начала вышагивать из угла в угол. Лицо Генриетты пылало от перенесённых унижений. Снова этот мерзкий граф унизил её. Утешало лишь то, что он не имел представления об истинном положении дел. Хотя Генриетте этот довод не принёс облегчения. Поведение, слова этого мерзкого графа настолько взбесили её, что она едва сдержалась, чтобы не швырнуть тарелку в это отвратительно улыбающееся лицо. Да кем он себя возомнил? - Генриетта снова остановилась, -как смел он сравнивать меня с этой падшей женщиной? Как смел поднять на меня руку? Как смел оскорблять на глазах у всей прислуги? Генриетта взяла с изящного столика, что стоял возле кровати, не менее изящное зеркало. Она, возможно, впервые за свою жизнь очень тщательно осмотрела себя в зеркале.
Не такая уж она худая. И все части тела на месте, что бы ни говорил этот мерзавец. И улыбаться она умеет. Правда, улыбка получается злой - Генриетта швырнула зеркало на постель. Оно упало сверху на чёрное платье.
- Я считаю себя вправе удвоить приданое, - передразнила Генриетта графа и тут же со злостью топнула ногой, - мерзавец, да как он посмел такое сказать? Да ещё ей в лицо. Что она, корова или лошадь… а отец тоже хорош. Не помогли уговоры, так он решил с помощью денег всё решить. И не стоит сомневаться, что отдаст этому мерзкому графу ту сумму, которую он попросит. Отец сделает всё, лишь бы избавиться от меня.
Скрестив руки, Генриетта в который раз начала лихорадочно вышагивать по своей опочивальне. При этом она беспрестанно бормотала проклятья в адрес графа, а в промежутках между проклятьями пыталась решить, как ей следует поступать в обстановке, где она окружена со всех сторон врагами.
Жюли застала Генриетту, вышагивающую в одних подштанниках. Слышались приглушённые проклятья, которыми сыпала Генриетта. Жюли остановилась в нескольких шагах от постели и молча стала наблюдать за ней. Генриетта не сразу заметила кормилицу. Едва заметив её, она стремительно подошла к ней и гневно воскликнула:
- Ты видела… ты всё слышала… этот мерзавец снова унизил меня. Сколько оскорбительных слов он произнёс в мой адрес! Будь всё проклято. Я отомщу. Клянусь тебе, кормилица. Жестоко отомщу. Пусть он и мужчина, а я слабая женщина, но… я не оставлю оскорбление безнаказанным. Он поплатится за всё. Я его растопчу, уничтожу, а остатки развею по ветру. Мерзавец. Негодяй. Пользуется своей красотой для того, чтобы затащить невинных женщин в свою постель. Если так не получается, то почему бы не жениться на уродине? Благо она знатна и богата. Женится на ней, а потом снова начнёт прелюбодействовать с падшими женщинами. И будет это делать на деньги своей супруги, которая в это время будет вынуждена стоять и смотреть на все эти мерзости. Ему не будет дела до её страданий, ему не будет дела ни до чего, кроме собственных удовольствий. Собственной похоти. Собственных чувств. Чувства других его совершенно не волнуют. Безнравственный и бессердечный, - Генриетта осеклась, лицо её озарилось радостью, - наконец-то я нашла подлинное определение этого мерзкого графа. Безнравственный и бессердечный, - повторила Генриетта, вслушиваясь в эти слова, которые, по её мнению, как ни одни другие подчёркивали сущность Луи.
Генриетта резко повернулась в сторону Жюли и так же резко спросила:
- Ты знаешь, что из себя представляет граф?
- Он мне нравится, - Жюли решилась высказаться откровенно.
- Он тебе нравится? - гневно переспросила Генриетта, - кормилица, как тебе может нравиться такой отвратительный человек? Ты только представь на мгновение его подлую сущность. Граф готов жениться на уродине, на едва живой женщине. И всё из-за денег. Её немощность, её несчастья… он оценивает в кругленькую сумму. Да у него же нет сердца. Он самое настоящее чудовище. Он не может никому нравиться. Он не должен нравиться. Уж если и должно нравиться, то только то, что он не струсил и не сбежал, как все остальные. Он дал возможность сполна насладиться местью, что я и сделаю. Вот и всё. На этом разговор о графе закончен, и не напоминай мне о нём, - последние слова Генриетты были обращены к Жюли. Она только руками развела. Она всего лишь однажды высказалась о графе, и то по причине того, что Генриетта спросила.
Генриетта, к удивлению Жюли, так и не проронила больше ни единого слова. Даже когда она укладывала её спать, Генриетта, которая имела обыкновение ворчать в такие минуты, была необычайна тиха. И лишь когда Жюли собиралась покинуть её опочивальню, она услышала вопрос Генриетты:
-Какты считаешь, кормилица, может, мне стоит изувечить его? Больной и несчастный, он перестанет привлекать женщин. Это может стать для него страшным наказанием. Удивительно, как я раньше об этом не подумала? Это самая прекрасная мысль за последнее время. Спокойной ночи!
Жюли вышла и осторожно закрыла за собой дверь. Она испытывала глубочайшую тревогу. Генриетта могла осуществить своё намерение. Она это знала. Характер Генриетты и ненависть, которую она питала к графу могли подвигнуть её на самый ужасный поступок. «Следует незамедлительно предупредить графа, - подумала Жюли, иначе один бог знает, что может произойти».
Следующим утром Генриетта продолжала играть роль больной герцогини. И с этой целью вновь явилась в столовую к завтраку в чёрной одежде. На сей раз, кроме Журдена, никого в столовой не было. Генриетта едва могла сдерживать своё нетерпение. Не раз за те несколько минут, что она провела в столовой, она порывалась выйти и подняться в комнату Луп. Но всякий раз сдерживалась, надеясь, что он появится в столовой. И Луи появился. Несмотря на бурно проведённую ночь в харчевне, он выглядел почти так же хорошо, как прошлым вечером. Поприветствовав Миледи и кивнув в ответ на поклон Журдена, Луи занял своё место за столом. Он уже собирался приступить к завтраку, когда с удивлением услышал голос герцогини:
- Я не выйду за вас замуж. Даже находясь в таком положении, я считаю вас недостойным себя. Вам понятны мои слова, дорогой граф?
Луи различил злорадство в её голосе.
- Да, миледи! - Луи придвинул к себе тарелку и уже взял в руки нож, когда снова услышал голос Генриетты, в котором явственно различались нотки удивления.
- И это всё? Разве вас не оскорбили мои слова? -Нет!
- Странно. Вам, красавцу, похитителю женских сердец, знаменитому графу де Сансер отказывает больная, немощная женщина, и тем не менее вы не оскорблены. Позвольте узнать причину столь непонятного поведения.
- Миледи, - Луи поднял на неё спокойный взгляд, -я сделал вам предложение. Вы отказались. Всё ясно и предельно понятно. Не понимаю, что нужно объяснять. Я просто принимаю ваш ответ.
- Но вы же должны быть оскорблены, - не унималась Генриетта, - как вы можете терпеть эти слова от…
- Герцогини Орлеанской? Могу с лёгкостью. И на этом давайте закончим наш спор, - в который раз Луи собрался приступить к завтраку, но ему снова не дала этого сделать Генриетта.
- А если я скажу, что ненавижу и презираю вас? Эти слова вас тоже не заденут?
Луи откинулся в кресле и легко засмеялся. Настало время открыть карты.
- Довольно, миледи! Вам не удастся вызвать меня на ссору. Реванш состоялся вчера вечером. Однако вы этого не заметили.
- О чём это вы? - раздался недоуменный голос Генриетты.
- Неужели вы и вправду полагали, что сумели одурачить меня? Неужели вы и вправду полагали, что мне не удастся отличить герцогини от служанки? Неужели вы и вправду полагали, что я поверил этой кровавой истории про искалеченную женщину? Оспу? И всем остальным глупостям, которые вы мне рассказывали? Миледи, вы были весьма убедительны, когда мы с вами разговаривали стоя в воде, но… вы слегка просчитались. Я мог воспользоваться этой ситуацией и вашим неведением, как сделал вчера. Однако не стану этого делать. Так что можете не скрывать своп мнимые язвочки под этим отвратительным нарядом.
Луи откинулся в кресле и, улыбаясь, ожидал реакции на свои слова.
- Следовательно, вчера, оскорбляя меня, вы точно имели представление, кого именно оскорбляете? - послышался негодующий голос с другого конца стола.
- Полагаю, всё обстоит так, как вы только что сказали!
После этих слов воцарилось короткое молчание, затем Генриетта медленно поднялась с кресла. Луи поднялся вслед за ней. О чём Луи сожалел в эти мгновения, - это о том, что не может видеть выражения лица Генриетты. Он только успел об этом подумать, как последовала бурная реакция на его слова.
Генриетта сорвала с лица вуаль и со всей силы запустила ею в Луи.
- Будь ты проклят! - закричала она с ненавистью.
Луи расхохотался. Его смех подействовал на Генриетту, как призыв к действиям. Она схватила тарелку и запустила ею в Луи. Он едва успел уклониться: тарелка разбилась рядом с головой. Генриетта схватила вторую, но услышала грозный голос Луи:
- Только посмейте её бросить! - с явной угрозой предупредил Луи, - или вы забыли преподанный вам урок?
Генриетта с минуту с молчаливой злобой смотрела на стоявшего перед ней усмехающегося графа, а затем подозвала Журдена и в резких выражениях приказала выдворить графа из дворца.
- Сожалею, миледи, - твёрдо ответил Журден, - у меня есть чёткие распоряжения герцога Орлеанского. Монсеньор - гость в этом дворце, и пробудет столько, сколько ему самому заблагорассудится.
- Предатель, - презрительно бросила ему Генриетта, - ты не пробудешь и одной минуты во дворце после приезда моего отца.
Журден молча поклонился.
- Не бери в голову, - Луи похлопал Журдена по плечу, - у меня найдётся для тебя местечко с двойным жалованьем.
Понимая, что она не сможет ничего добиться, Генриетта с высоко поднятой головой прошествовала к выходу.
-Я заставлю тебя убраться из дворца, мерзкий уродливый граф, - она запустила в него тарелку, которую держала в руках, и стремглав выбежала из столовой.
На этот раз Луи не пришлось даже уклоняться. Тарелка разбилась в двух шагах от него.
«Пламя адово, а то я сам об этом не мечтаю», - подумал Луп…
Покинув столь поспешно столовую, Генриетта чуть ли не бегом направилась в сад, время от времени оглядываясь назад. Она была просто уверена, что граф не оставит нападение на себя безнаказанным. Однако, по-видимому она ошиблась, так как добралась до любимой скамейки без помех. Её никто не преследовал. Генриетта сбросила туфли и, подтянув ноги под себя, обхватила пальцы ног руками. Злость постепенно уходила, уступая место напряжённым размышлениям. Как же сделать так, чтобы избавиться от ненавистного графа? Как отомстить за все унижения, которым он её подвергал?
Генриетта отчётливо понимала, что все слуги против неё. Отец против неё. Но хуже всего дело обстояло с самим графом. На этого мерзавца не действовали обычные уловки Генриетты. Более того, они были чреваты неприятными последствиями - она ощущала его пощёчины до сих пор.
- Подлый мерзавец, ничтожество, - пробормотала Генриетта, - поднимать руку на женщину… как он посмел? Ну, ничего…
Она отдавала себе отчёт, что против неё весьма грозный противник, но тем слаще будет возмездие и победа. А в своей победе Генриетта не сомневалась. Оставалось только придумать, как её достичь. Обычно воображение и ум её не подводили, но на сей раз в голову приходили ненужные мысли. Генриетта отметала их одну за другой.
- Надо освежиться, - решила Генриетта и, сбросив платье, вошла в воду и поплыла.
При этом она лихорадочно рассуждала.
«Какие у него достоинства? Он красив - значит, надо подпортить ему лицо. Он гордец, уверенный в себе -значит, следует сбить с него спесь. Он обожает женщин - значит, надо лишить его возможности общения с ними… общения? Это слово точно ему не подходит. Прелюбодеяние - вот нужное слово. Если я смогу всё это сделать, то, несомненно, одержу вверх. Но как? Как это сделать?»
Неожиданно для неё самой у Генриетты вырвался крик восторга. Она быстро поплыла к берегу и оделась. Затем быстрыми шагами направилась к выходу из сада. Заметив, что во дворе почти нет слуг, она быстро пересекла его и незаметно, оглянувшись по сторонам, юркнула в конюшню. Генриетта сразу узнала коня графа. Она подошла к нему и через загон ласково погладила его по морде.
- Ты мне и нужен, дружок!
А в это время на кухне для прислуги Журден отбивался от назойливых служанок, которые буквально забросали его вопросами.
- Монсеньор предупредил миледи, чтобы она больше этого не делала, а она бросила в него тарелкой и убежала.
- Наконец-то, - завздыхала дородная повариха, - нашлась на эту ведьму управа. Взнуздает её граф, как непокорную кобылицу.
- Хорошо бы, но миледи такая злючка, попомните мои слова, она отомстит, - раздался чей-то голос.
Ей ответил целый хор голосов.
- Пусть только посмеет, граф так её отделает, что она ходить не сможет.
Махнув рукой на говоривших, Журден налил себе стакан вина и залпом опорожнил. Что бы ни случилось -он на стороне графа. Пусть даже он потеряет своё место.
Луи даже не подозревал, что вокруг него полно людей, готовых ему помочь, которые необычайно благодарны ему за появление во дворце. В прекрасном расположении духа он возвратился в опочивальню и, развалившись на кровати, стал напевать под нос песенку. В такой позе и застал его де Валпньп, которому не терпелось узнать подробности первой встречи Луи со своей невестой. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять -Луи в отличном настроении.
Де Валиньи уселся на стол и устремил взгляд на Луи. -Какпрошла встреча?
- Прекрасно, - раздался в ответ довольный голос Луи, - я просто в восторге от своей невесты.
-Так хороша?
- Намного лучше, мой друг, - Луи вскочил с постели и, довольно улыбаясь, продолжил, - всё оказалось намного проще, чем я думал. Мне даже не нужно прилагать усилий, чтобы избежать этого брака. Меня и так ненавидят. Слава Богу! Так что, мой друг, единственное, что мне остаётся - это подумать о том, каким образом более приятно провести этот месяц. Орлеан, конечно, не Париж, но уверен, и здесь найдётся немало премиленьких женщин, готовых разделить моё одиночество. Наказание превращается в увеселительную прогулку. Проклятье! Следует поблагодарить его величество, а заодно и моего дядюшку! -Луи весело расхохотался.
- Я ничего не понимаю! Не мог бы ты оставить его величество в покое и толком объяснить, что произошло?
- Это она, Антуан! Она!
- Кто? - не понял де Валпньп.
- Та девица, что меня оскорбляла ! Она - герцогиня Орлеанская!
Услышав слова друга, де Валиньи помрачнел.
- Тебе не весело?- удивился Луи.
- Нет, - немного резковато ответил де Валиньи, -одно дело простолюдинки, но герцогиня… надеюсь, ты собираешься принести ей извинения?
- Ещё чего? После того, что мне пришлось выслушать, - это самое малое, чего она заслуживала.
- Она заслуживает уважения, Луи! -Только не моего!
- Ты злишься, потому что она отвергла тебя?- поинтересовался де Валиньи.
- Даже не пытайся, мой друг, у тебя ничего не получится!
-Не понимаю…
- Прекрасно понимаешь, - перебил его Луи, - я не попадусь на эту уловку. Но всё же, если бы я захотел, поверь, мой друг, несколько дней - и эта мегера будет умолять меня о любви.
- Слишком самонадеянно. Походит на хвастовство. Думаю, мне следует предложить пари. Я ставлю на Генриетту. Принимаешь?
- Когда речь идёт о моей жизни - никогда!
- Лучше признайся, что она тебе не по зубам! Ведь, насколько мне известно, она первая, кто отвергла тебя!
- Признаюсь. Теперь ты доволен?
Луи облачился в свежую рубашку и накинул на себя камзол.
- Но думаешь ты иначе - это видно по твоему лицу, -не отставал де Валиньи…
Луи улыбнулся своей особой улыбкой.
- Ненавижу, когда ты улыбаешься вот так!
- Мне пора! И прими совет, Антуан, - не пытайся меня женить. Из этого ничего не получится.
Де Валиньи молча проводил взглядом друга, а затем пробормотал:
- Посмотрим!
В эту минуту у Генриетты появился друг и союзник.
Луи покинул комнату весьма довольный собой. Он сразу же отправился на поиски Журдена, не преминув по пути насладиться великолепием дворца, его убранством и изяществом. Слуги, которые попадались ему на пути, кланялись едва ли не до самого пола. В ответ Луи благосклонно улыбался и спрашивал, где он может найти управляющего.
Так, спрашивая одного за другим, Луи добрался до кухни. При его появлении шум голосов стих. Луи насчитал не менее десяти слуг, из которых, за исключением Журдена, все были женщины.
Не обращая внимания на любопытные взгляды, Луи обратился к Журдену:
- Могу я попросить тебя об услуге, мой друг?
- Монсеньор может приказать, и его приказ будет выполнен, - Журден поклонился.
- Видишь ли, Журден, я привык принимать ванну с горячей водой и не хотел бы быть лишённым этого в вашем дворце. Надеюсь, я не слишком утруждаю тебя своей просьбой?
- Для нас честь служить вам, монсеньор. Я выполню ваш приказ!
- Просьбу, - поправил его Луи и, уже собираясь уходить, добавил: - Кстати, пришли ещё двух горничных. Видишь ли, я не привык мыться сам.
После его ухода Журден обернулся к прислуге.
- Кто пойдёт купать графа? Все как один подняли руки.
- И чего я спрашиваю, - пробормотал Журден, - всё и так ясно. Миледи будет в ярости, когда узнает.
Покинув кухню для прислуги, Луи решил потратить остальную часть дня на поиски новых знакомых. Для выполнения этой цели он отправился в конюшню. Удостоверившись, что конь ухожен и накормлен, Луи вывел его под уздцы из конюшни, а потом из ворот. Оказавшись на площади, он оглядел предстоящее поле сражения. Около трёх десятков людей из числа местной знати прохаживались по площади. Погода стояла отличная, солнце ярко светило. Площадь купалась в его лучах. Настроение Луп становилось всё лучше и лучше.
При появлении Луи на площади многие стали бросать на него любопытные взгляды. Луи заприметил четверку, стоявшую у памятника. И со свойственной ему развязностью направился к ним. Один из них был невысокий толстячок с лысиной на голове, вторая - дородная дама, и две юные девушки, внешность которых производила не очень приятное впечатление. Луи подошел к ним и представился.
-ГрафдеСансер!
За всех ответила дородная дама:
- Мой муж - барон де Ласси, - она указала на толстячка.
- Сударь, - граф поклонился барону Тот в ответ тоже поклонился.
- Мои дочери Жюстина и Каролина!
Луи по очереди поцеловал им руки. Затем поклонился даме и со словами:
- Баронесса, - поцеловал ей руку. - Позвольте заметить, сударыня, у вас очаровательные дочери.
Луи кривил душой, произнося эти слова, и продолжал:
- Признаться, я удивлен, сударыня, я объясню, почему. Я принял вас за сестру этих милых созданий.
- О, сударь, - баронесса притворилась смущенной.
- Вы тот самый граф!? - вырвалось у одной из девушек.
-Жюстина! - возмущенно воскликнула баронесса.
Луи перевел взгляд с баронессы на Жюстину. Молодая девушка, ничуть не смутившись после замечания матери, во все глаза смотрела на него.
- Сударыня, возможно, я смогу ответить на ваш вопрос, если пойму значение слов «тот самый».
- Я имею в виду историю с баронессой дю Рено, -безо всякого смущения пояснила Жюстина.
- Понятно, - протянул Луп, - да, именно «тот самый». Я и не подозревал, что эта история стала известна всей Франции.
- Расскажите, как все происходило, сударь, прошу вас!
На этот раз баронесса не стала ничего говорить, по всей видимости, она не меньше дочери жаждала услышать эту историю, как говорится, из первых уст.
«Совершенно невоспитанная девица, - подумал Луи, поглядывая на Жюстину, - не то что вторая». Он перевел взгляд на Каролину, которая не произнесла ни слова - равно как и ее отец. У Луи не было желания рассказывать, и поэтому он решил прервать разговор.
- Расскажу, - пообещал он Жюстпне, - но в следующий раз, а сейчас прошу прощения, мне надо отлучиться по срочному делу.
- Помните, у нас есть ваше обещанье!
Луи поклонился всему семейству и вскочил на коня. Желая покрасоваться перед местной знатью, он с места бросил коня в галоп. Баронесса кивала в сторону Луи и говорила знакомым:
- Это друг нашей семьи, граф де Сансер!
- О! - с некоторой завистью восклицали в ответ. -Баронесса, вы обязательно должны нас познакомить с графом.
Луи внезапно почувствовал, как теряет равновесие и на полном скаку вылетает из седла. В последнее мгновенье он просунул руку в поводья. Поводья натянулись, тело Луп перевернулось в воздухе и опустилось спиной на мостовую. Рука осталась зажатой в поводьях. Конь потащил его по каменной мостовой.


Глава 12


Одежда на Луи висела лохмотьями. Все лицо было покрыто синяками и ссадинами, но все это было ничто по сравнению со спиной. Она представляла собой сплошные кровоподтеки. Местами сочилась кровь, но Луп ничего не чувствовал, ничего не замечал. Глаза его были полны ярости. Луи изо всех сил ударил ногой дверь. Она распахнулась. Генриетта стояла у окна. Услышав шум, она повернулась и увидела Луи, взгляд которого упирался в нее. Пытаясь не показать своего испуга и говорить твердо, она указала на дверь.
- Вы ошиблись, это мои покои. Поэтому будьте любезны, подите вон из моей комнаты.
Не говоря ни слова, Луи подошел к Генриетте, схватил за волосы и правой рукой сильно хлестнул по щеке. Проделав все это, он бросил Генриетту на пол, нависнув над ней.
-Лишь бездушное, черствое, отвратительное существо способно на хладнокровное убийство. Берегитесь, Генриетта! Оскорбляя меня, вы вызывали лишь легкое раздражение, пытаясь убить меня, вы вызываете мою ненависть.
- Я не пыталась вас убить, - закричала Генриетта, которую охватила сильная дрожь от ужаса, внушаемого ей Луи.
- Не пытались? - мрачно переспросил Луи. - Я не подозревал, что вы ко всему еще лгунья и у вас нет храбрости признаться в том, что вы пытались меня убить.
- Да, да! Это я надрезала стремена на вашей лошади, я хотела вас убить! Я ненавижу вас, будьте вы про-
кляты! - вскричала Генриетта, ослепленная ненавистью. -А теперь делайте, что хотите.
Она непроизвольно прикрыла голову руками, как бы защищаясь от нападения Луи. Испуганное сердце Генриетты отбивало один стук за другим. Она не знала, что предпримет Луи, и это пугало ее больше всего.
Время шло, но Луп почему-то бездействовал; так как молчанье затягивалось, Генриетта рискнула поднять взгляд на возвышающегося над ней Луи. Выражение его лица буквально потрясло Генриетту Он улыбался. Вернее, это была гримаса, смешанная с улыбкой, а вслед за этим - Генриетта не верила своим ушам - раздался громкий смех. Генриетта сперва с непониманием, а потом почти с участием смотрела на развеселившегося Луи, не без основания полагая, что у Луи помутился рассудок. Она услышала отрывистые слова, которые бормотал Луи сквозь смех.
- До чего я докатился? Пламя адово, я воюю с красивой женщиной… Может, прав был мой дядюшка? А может, нет? Но воевать с женщиной… Проклятие, -по-прежнему бормоча сквозь смех, Луи направился к двери.
- Куда вы? - непроизвольно вырвалось у Генриетты.
Луп перестал смеяться и обернулся к Генриетте. Лицо было слегка искажено гримасой легкой боли, но так как он по-прежнему широко улыбался, вид у него был весьма плачевный и немного комичный.
- Ах, да, - Луи попытался поклониться по-прежнему стоявшей на коленях Генриетте, но тут же охнул и схватился за спину. Голос его звучал почти спокойно.
- Миледи, я должен дважды попросить прощенья у вас за то, что осмелился поднять на вас руку. В свое оправдание могу сказать, что в первом случае я не имел понятия, с кем разговариваю, во втором случае… Не важно. У вас просто дар выводить меня из себя. К тому же я признаю ваше право на месть. Да, если задумаете опять какую-нибудь пакость, можете не церемониться, я целиком в вашем распоряжении.
Не дожидаясь ответа Генриетты, Луи покинул комнату Почти сразу же после его ухода в комнату Генриетты ворвалась Жюли. Увидев стоящую на коленях Генриетту, она бросилась к ней, буквально забросала ее вопросами.
- Я видела графа. Он что-то сказал? Он обидел тебя? Он что, снова осмелился поднять на тебя руку? Что он с тобой сделал? Отвечай, дитя мое. Я напишу герцогу, я напишу королю…
Но тут ее речь была прервана смехом Генриетты. Под изумленным взглядом Жюли Генриетта, держась за живот, долго хохотала. На момент, когда она успокоилась, у Жюли вызывало крайнее опасение её состояние. Генриетта наконец поднялась с колен и, все еще смеясь, обратилась к Жюли.
-Принеси мазь!
- Какую мазь? - Жюли ошеломленно смотрела на Генриетту совершенно не понимая происходящего.
- Какую мазь? Ну ту, которой ты смазывала мои ссадины, - пояснила Генриетта.
-Зачем?
- Разве ты не видела спину графа? - вместо ответа спросила Генриетта.
- А-а, - Жюли облегченно вздохнула, услышав что-то вразумительное от Генриетты, - я немедленно займусь нашим гостем.
- Нет, ты принесешь мазь, а все остальное я сделаю сама.
Жюли просто не верила услышанному. Раскрыв рот, она с крайним изумлением смотрела вслед уходящей Генриетте. Вскоре Жюли услышала, как Генриетта деловым хозяйским тоном раздает распоряжения слугам.
Луи с помощью Журдена снял остатки своей одежды и осторожно лег в постель на живот. Журден прикрыл его до пояса ярким одеялом до места, где начинались кровоподтеки. Слуги уже торопливо вносили таз с горячей водой и тряпки. Луи услышал над собой голос Журдена:
- Потерпите, монсеньор. Я найду сведущего лекаря и приведу к вам.
- Не стоит трудиться, - Генриетта вошла в комнату, держа в руках плоскую чашу с каким-то белым веществом, - я сама позабочусь о нашем госте.
Журден смотрел на нее так, словно увидел привидение, и это доставило немало удовольствия Генриетте. Он незаметно удалился, оставив их одних.
Повернув голову в сторону Генриетты, Луи подозрительно посмотрел на содержимое чашки.
- Соль?
- Прекрасная мысль, жаль, она не пришла мне в голову, - Генриетта легко засмеялась. - Хочу объяснить мое появление. Ваша спина в ужасном состоянии, вам досталось больше, чем мне, а я не терплю несправедливости.
- Следовательно, вы решили уравнять наши потери?
- Вот именно! - ответила Генриетта. - А теперь будьте любезны, верните голову в нормальное положение. Я не могу одновременно говорить и что-то делать.
Луи уткнулся носом в подушку, размышляя о внезапном появлении Генриетты.
«Что ещё задумало это чудовище? - думал Луи. - Не собирается же она и в самом деле лечить мои раны. Может, попросить её уйти, сославшись на желание остаться одному? Нет, она подумает, что я испугался. А, к чёрту, пусть делает, что хочет».
Остановившись на этой мысли, Луи наконец расслабился. Болей сильных не было, но раны неприятно ныли. Ему повезло. Могло кончиться намного хуже. Луи почувствовал прикосновение чего-то холодного и мокрого к своей спине. Он попытался перевернуться, но услышал спокойный, но твёрдый голос Генриетты:
- Перестаньте вертеться!
- Если дадите слово, что после вашего сомнительного лечения я проживу ещё какое-то время.
Луи чувствовал, что Генриетта улыбается.
- И вы доверитесь моему слову?
- Целиком и полностью! - без колебаний ответил Луи.
Генриетта не ответила. Намочив чистые тряпки в воде, она выжимала их, а потом очень осторожно промывала раны на спине Луи, очищая их от грязи и кусочков одежды. Обрабатывая раны, она размышляла над тем, что на самом деле представляет собой граф. И делала для себя одно открытие за другим. Он, несомненно, был красиво и отлично сложён. Генриетта начала понимать, почему женщины стремились к графу. Она поймала себя на мысли, что ей нравится касаться тела графа. Возникали странные ощущения, названия которых Генриетта не знала, но, вероятно, что-то подобное испытывали те женщины, которые касались его тела. От последней мысли ей стало почему-то неприятно. Она вспомнила последний разговор. Луи повёл себя непредсказуемо. Он вообще всем отличался от других мужчин. И нельзя было понять, что он совершит в следующее мгновение.
«Кто он, этот красивый граф? Греховодник? Совратитель женщин? Или же в нём скрыто нечто другое? Но что? Если бы я имела возможность побыть с ним некоторое время… Да что это со мной? - одёрнула себя Генриетта. - Я же ненавижу его, и мне плевать на то, что сокрыто у него в его мерзкой душонке. А почему он назвал меня красивой? Он сказал, что воюет с красивой женщиной! Он имел в виду меня. Следовательно, он считает меня красивой?» - эта мысль явно потешила самолюбие Генриетты.
Генриетта не замечала, что давно перестала обмывать раны Луп, а её руки плавно двигались по спине Луп, нежно массируя отдельные места. Если она не замечала, что ласкает его, этого нельзя было сказать о Луи.
- У вас, миледи, очень нежные ручки, но я просто обязан предупредить - если вы не перестанете таким образом касаться меня, то окажетесь на моём месте, а в роли доктора будет выступать ваш покорный слуга.
- Благодарю вас, но я не больна, - Генриетта не прекращала своих движений.
Ответом ей был хохот Луп, который закончился стонами.
- Я имел в виду, что вы окажетесь на спине, - простонал Луп.
- Подумаешь, я столько раз падала. Я вовсе не неженка, если вы это имеете в виду!
- Видимо, мне придётся просветить вас в части, касающейся… Гм, пламя адово, я даже не знаю, как это выразить… Ну, в общем, когда мужчина и женщина занимаются определёнными вещами, женщина, не знаю, почему, но имеет обыкновение находиться внизу, а мужчина сверху… Ой!
Крик Луи был вызван тем, что Генриетта наконец поняла, на что он всё время намекал, и хлестнула по его спине мокрой тряпкой.
- Мерзавец! - она горела праведным негодованием. - Я пытаюсь вам помочь, а взамен благодарности получаю оскорбления. Да как вы смели даже вообразить себе подобное? Или вы думаете, что я похожа на всех этих ваших безнравственных особ, которые при одном вашем виде готовы сделать всё, что угодно? О, я слышала о вас многое, очень многое… Взять хотя бы баронессу дю Рено. Вы подумали, каково ей будет после того, как вы опозорили её? А другие женщины? Вам их мало, теперь вы решили и меня прибрать к рукам? - Генриетта горячилась всё больше и больше. - Да я презираю вас! Вы ничтожество! Будь мне семьдесят лет, я и то отказалась бы выйти за вас замуж, не говоря уже о том… о ваших грязных намёках.
Луи перевернулся на бок, чтобы иметь возможность видеть Генриетту. Её пылающие от гнева глаза, разрумянившиеся щёки и жесты, которыми она сопровождала свою тираду, восхитили его.
«Она выглядит просто потрясающе, когда злится, -подумал Луи, - нельзя давать ей расслабляться».
Генриетта переводила дух, бросая на Луи презрительные взгляды, когда услышала его вкрадчивый голос:
- Господи, сколько слов. Почему бы вам просто не признаться, что вы хотите поцеловать меня?
- Что такое? - Генриетта от возмущения потеряла дар речи на мгновение, но тут же обрела его и бросилась в атаку
- Вы не только безнравственный, но, оказывается, ещё и непроходимый тупица. Какой поцелуй? Я лучше дворовую собаку поцелую или свинью - они мне кажутся более достойными такой чести. И вообще, чем раньше вы уберётесь из моего дворца, тем лучше будет для вас. Вам понятно?
-Прямо сейчас?
Генриетта осеклась, с недоумением глядя на Луи.
- Что прямо сейчас?
- Займёмся любовью, милая!
- Чтоб ты сгорел в аду, мерзкий граф! - Генриетта в бешенстве топнула ногой и вылетела из комнаты, а вслед ей гремел смех Луи.
Несколько дней прошли в относительном спокойствии. Генриетта больше не навещала Луп, но от Жюлп ей было известно, что он чувствует себя хорошо и со дня на день поднимется с постели. Это известие неизвестно почему обрадовало её. Она не могла выносить присутствие графа, но без него Генриетте как будто чего-то не хватало. Слуги втайне благословляли графа, потому что миледи наконец-то оставила их в покое и не придиралась к каждому пустяку, как в прежние времена. Целый день напролёт Генриетту неотвязно преследовали мысли о графе. Как ни пыталась она выкинуть его из головы, он всё время возвращался обратно.
- Да что со мной, - время от времени бормотала Генриетта, - почему этот мерзавец не отстанет от меня?
Единственным выходом, который она видела и который освободит её от наваждения, был отъезд графа. Выгнать графа она не могла, следовательно, необходимо поговорить с ним и попросить его уехать. Попросить? - Генриетту передёрнуло от этой мысли. Она никого никогда не просила, но ради достижения своей цели чего только ни сделаешь. Она зевнула, прикрыв рот ладонью. Захотелось спать. Жюли сидела рядом с ней и что-то вышивала. Увидев, что Генриетта зевает, она посоветовала отправиться ей в постель. Генриетта чувствовала себя настолько уставшей, что даже не стала по своему обыкновению возражать. Она молча поднялась и отправилась наверх.
Чуть ранее Журден осторожно будил Луи.
-Монсеньор!
Негромкий голос Журдена проник в сознание Луи. Прежде чем открыть заспанные глаза, он попытался стряхнуть с себя сонное состояние, владевшее его телом.
- Монсеньор, мы принесли горячую воду, принесли бадью, как вы приказали. Вы можете самостоятельно подняться?
Луп различил в голосе Журдена беспокойство.
«Следует взять его к себе в услужение», - подумал Луи.
Он с небольшим усилием поднялся. Спина болела, но не так, как в первые дни. Луп начал разминать затёкшее тело, когда снова услышал голос Журдена:
-Я вам нужен, монсеньор?
- Нет, благодарю вас, - ответил Луи, - мне бы понадобились те две горничные, которых я видел на кухне.
- Они ждут позволения войти, монсеньор!
Луи с явным восхищением смотрел на Журдена. Тот стоял, скромно улыбаясь.
- Герцог Орлеанский не понимает, насколько хороши его слуги. В свободное время подумай о переезде, скажем, в Сансер!
-Монсеньор!
Журден низко поклонился и вышел из комнаты, а вслед за этим почти сразу вошли две горничные. Они присели перед Луи, который, ничуть не стесняясь, разделся перед ними донага и полез в огромную бадью, стоявшую посредине комнаты. Под восхищённые взгляды горничных он погрузился в воду, чувствуя приятное блаженство. Луп несколько раз окунулся головой в воду а затем стал приглаживать руками мокрые волосы. Его любопытный взгляд скользил по довольно приятным на глаз очертаниям тел горничных.
- Вы и дальше собираетесь стоять? - поинтересовался Луи.
-А что нам делать?
Луи, улыбаясь, развёл руки, показывая на тело.
-Искупайте меня! Можете не церемониться со мной. Делайте всё, что вам заблагорассудится… Ну же, смелей, -приободрил стоявших в нерешительности горничных Луи.
Отбросив всякую скромность и жеманство, две пары ручек заскользили по телу Луи. Он откинулся назад, предаваясь блаженным ощущениям.
Поднимаясь по лестнице, Генриетта решала: стоит ли навещать графа сейчас или подождать, пока он выздоровеет.
Он болен, вероятно, лежит сейчас в постели и стонет от боли, и она причина того состояния, в котором он находится. Вряд ли уместно говорить о том, что он должен покинуть дворец. «К чёрту уместность! - раздражённо подумала Генриетта. - Пойду скажу, пусть проваливает из дворца. Но это будет выглядеть очень некрасиво, - укорила её совесть. - Рано или поздно ему всё равно придётся уехать. Так что, видимо, придётся сказать сейчас». Приняв решение, успокаивающее её совесть, Генриетта направилась к комнате графа.
Приблизившись к двери, ведущей в комнату графа, Генриетта различила смех.
- Странно, - пробормотала Генриетта.
Она прислушалась. Смех повторился. И, судя по всему, смеялся не один граф. Она явно различала женский смех.
«Это не может быть то, о чём я думаю, - подумала Генриетта, её охватывала злость, - только не здесь, не в моём доме, не у меня под носом, хотя этот мерзавец на всё способен. Неужели…»
Её мысли прервали громкие взрывы хохота и чарующий голосок графа:
- Не беспокойся, милочка, это чудовище наверняка точит свои коготки и строит дьявольские планы.
Генриетта ни на мгновение не усомнилась, что эти слова адресованы ей. Не раздумывая, она распахнула дверь и тут же замерла при виде представившейся сцены.
Обнаженный Луп сидел в бадье, наполненной горячей водой. Справа и слева от него стояли раскрасневшиеся горничные. У стоявшей справа были обнажены груди, платье свисало к полу. Вторая мыла графа, положив одну ногу внутрь бадьи. Нога была обнажена до бедра. На ней… на ней лежала рука графа, и, что ещё хуже, она гладила её. При виде хозяйки горничные застыли в ужасе, словно в одночасье превратились в каменные пзваянья, а Луп - он явно наслаждался моментом. Он даже не перестал поглаживать бедро горничной, при этом не спуская пристального взгляда с Генриетты, которая была, по его мнению, в сильнейшей ярости. Но прежде чем Генриетта обрушилась на них с праведным гневом, раздался невозмутимый голос Луи:
- Желаете присоединиться, дорогая невеста?
- Вон! - изо всех сил закричала Генриетта. Горничных как ветром сдуло. На Луи же её слова
ничуть не подействовали. Он откинулся на спину, открывая Генриетте обнажённое по пояс тело. Пылая яростью, Генриетта подошла к бадье. Её прекрасные голубые глаза метали молнии в Луп.
«Она бы убила меня, если б могла», - подумал Луп.
- Бесчестный негодяй! Мерзавец! Жалкое ничтожество! Греховодник! Мерзопакостное животное! Чудовище! Ненасытная свинья! Трус!
Генриетта выговаривала слова, словно давала пощёчины.
- Последнее - совершенно незаслуженно, - заметил Луи.
- Как ты мог? Как ты осмелился? В моём доме заниматься подобной гнусностью, и с кем? С моими собственными слугами? Вы мне омерзительны, граф! Я требую, чтобы вы немедленно покинули мой дом…
Луи сделал попытку встать.
- Не сейчас, - закричала Генриетта, - вы ко всему ещё и безмозглый идиот. После того, как я уйду отсюда, вы немедленно покинете дворец. Я никому не позволю очернить доброе имя моего отца. Особенно вам.
- Вы закончили? - спокойно поинтересовался Луи, он водил ладонью по воде и следил за Генриеттой.
-Нет!
Генриетта размахнулась, собираясь влепить ему пощёчину, но Луи был начеку, он перехватил руку Генриетты, а вслед за этим дёрнул её на себя. Издав испуганное восклицание, Генриетта прямо в платье плюхнулась в воду. Луп сразу же воспользовался положением и пристроил её у себя на коленях, а затем повернул лицом к себе. Генриетта сделала несколько попыток вырваться, но Луи держал добычу крепко.
- Отпустите меня, вы, человек без чести и совести! -закричала Генриетта, тщетно пытаясь освободиться от рук Луи.
- И не подумаю, - спокойно ответил Луи, - вы слишком грубы, миледи, и до тех пор, пока не измените ваших дурных манер, я буду обращаться с вами соответствующим образом.
- Дурных манер? - Генриетта едва не задохнулась от злости. - И это говорите вы - мерзкий, развратный человек!
- У меня есть маленькие слабости, - согласился Луи.
- Маленькие? - передразнила его Генриетта.
- Именно, - ответил Луи, делая вид, что не замечает иронии в её словах, - в отличие от вас я прекрасно воспитан, я пока не упоминаю нелицеприятный набор слов, которые вы используете. Хочу только заметить - я буду всячески искоренять из вас дурные наклонности… Перестаньте вертеться, Генриетта, я не отпущу вас до тех пор, пока не выскажусь до конца.
- Прекрасно, - непокорно заявила Генриетта, - попробуйте объяснить своё грязное, непростительное поведение.
- Возможно! Но вначале я должен понять, что именно вас рассердило?
- Неужели вы настолько тупы? Вы мой жених. Ведёте себя неподобающим образом, бросая тень на мою честь.
- Но вы же отказались выйти за меня замуж, - напомнил ей Луи.
- Это не имеет значения, - Генриетта гордо вскинула подбородок, - я имею в виду положение, в котором вы здесь находитесь, и положение, в котором против воли оказалась я благодаря вам и моему отцу. Учитывая всё это, вы ведёте себя крайне возмутительно, и чем раньше вы уберётесь, - заметив осуждающий взгляд Луи, Генриетта поправилась, - уедете отсюда, тем лучше будет для всех.
Генриетта ожидала возражений, всего, что угодно, но неожиданно для неё Луи согласился.
-Хорошо! Я предлагаю вам следующие условия для перемирия. Я постараюсь вести себя примерно, с вашей точки зрения, по крайней мере, во дворце, в обмен вы позволите провести три недели рядом с вами, в течение которых я постараюсь убедить вас выйти за меня замуж.
-Ни за что!
- Выслушайте до конца, - попросил Луи и, видя, что Генриетта не отвечает, продолжал:
- Если по истечении трёх недель мне не удастся убедить вас выйти за меня замуж, я покину этот дворец и никогда более не потревожу вас своим присутствием. Что скажете, миледи?
- А вы сдержите слово?
139
- Миледи, - Луи укоризненно покачал головой, - что бы вы ни говорили или думали, я человек чести.
- Я принимаю ваше предложение, - с важным видом произнесла Генриетта, - а теперь вы наконец отпустите меня?
- Миледи, - Луи разжал объятия, давая Генриетте возможность выбраться из бадьи, что она незамедлительно и сделала.
- Граф, - она чопорно присела и покинула комнату.
- Прекрасно! -воскликнул после её ухода довольный собой Луи. - Дело сделано. Остаётся подумать, чем себя занять эти три недели. Впрочем, о чём думать -эта злючка приносит мне не сравнимое ни с чем наслаждение, когда начинает сердиться. Держись, милая! -закричал Луи, уходя с головой под воду.


Глава 13


На следующее утро, когда Генриетта спустилась к завтраку, Луи уже ждал её. Он встретил Генриетту у входа и проводил к столу. Генриетта сделала вид, что не обращает на него внимания, но на самом деле ни на мгновение не упускала его из виду. Луи пододвинул ей стул.
- Мы оба знаем, почему вы не хотели садиться за стол в прошлый раз. Садитесь, дорогая невеста!
- Не смейте называть меня дорогой невестой, - отрезала Генриетта, садясь за стол.
- Видите ли, дорогая невеста, я много думал о наших отношениях, и мысль жениться на вас кажется мне всё более привлекательной. Иначе говоря, я смиренно прошу вашей руки и надеюсь получить согласие.
- Можете надеяться сколько угодно, - насмешливо ответила Генриетта.
- А я настаиваю, дорогая невеста. Мы просто созданы друг для друга. Когда я смотрю в ваши глаза, то вижу своё отражение. Когда я думаю о вас, то чувствую, что и вы думаете обо мне. Когда я целую вас…
-Ложь! -не сдержалась Генриетта. - Вы никогда не целовали меня и никогда не поцелуете.
Луи невозмутимо посмотрел на Генриетту.
- Хотите пари?
- Убирайтесь к чёрту со своим пари, - Генриетта опрокинула стул и выбежала из столовой.
На губах Луи заиграла свойственная только ему улыбка.
- Милая, тебе не скрыться от меня, - пробормотал Луи и, не мешкая, отправился вслед за Генриеттой.
- Мерзавец, негодяй, - бормотала Генриетта, выходя во двор, - чего он добивается? Сколько раз можно ему говорить, что я не выйду за него замуж? Проклятый граф, когда же пройдут эти проклятые три недели?
Во дворе её дожидались двое слуг с корзинами яблок. Заняв удобную позицию, Генриетта выпустила первую стрелу… и не попала.
Как он может обращаться с ней подобным образом? Предлагать пари на поцелуй! Наглец! - Размышляя подобным образом, Генриетта выпустила вторую стрелу. Опять неудача.
- Олухи! - закричала Генриетта слугам. Слуги подбрасывали яблоки, а она раз за разом промахивалась. Откровенно говоря, она ни разу не попала с момента начала её обучения метанию стрел. Но вот очередная стрела поразила цель. У Генриетты вырвался крик радостного восторга. Она возбуждённо вставила очередную стрелу и прицелилась. Яблоко взмыло вверх и сразу же было сбито стрелой. Генриетта посмотрела на арбалет. Стрела оставалась на месте. Она медленно обернулась. Позади неё стоял ухмыляющийся Луи.
- Позвольте мне заняться вашим обучением, дорогая невеста, - начал было Луи, но Генриетта в сердцах перебила его:
-Чтоб тебя дьявол унёс!
Отшвырнув от себя арбалет, она пошла в сад.
- Несчастный хвастун, подлый негодяй, мерзавец, -Генриетта сбросила обувь и, опустив ноги в воду, начала ими болтать, - когда же он наконец оставит меня в покое? Чтоб ты сдох, мерзкий граф, - от души пожелала ему Генриетта.
Вода и окружающая тишина приносили Генриетте желаемое успокоение. Граф просто приводил её в бешенство своей настойчивостью и назойливым поведением. Но ничего, она ещё покажет этому чванливому, зарвавшемуся графу, она ему покажет.
- Помогает? - раздалось у самого уха Генриетты.
Она обернулась, как ужаленная. Луи с выражением сочувствия, изображённым на лице, стоял рядом с ней.
- Ну, это уж слишком, - у Генриетты не хватало злости. - У вас что, совсем нет совести? Перестаньте меня преследовать, вы…
- Достаточно того, что я слышал, - предостерёг её Луи. Генриетта лишь бросила на него презрительный
взгляд.
- Вы намного хуже всего того, что я вам говорила.
- Вы лжёте! На самом деле я нравлюсь вам, хотя вы тщательно скрываете это!
Генриетта от возмущения вскочила со скамьи и, встав прямо перед ним, устремила полный негодования и презрения взгляд на Луп.
- Ты подлый развратник, мерзкий сводник, греховодник, прелюбодей, ты ничтожество, ты негодяй. Наглец…
Генриетта осеклась, потому что в ответ на её гневную тираду Луи улыбался.
- Почему вы улыбаетесь? Ведь я оскорбляю вас! -непонятно для неё самой Генриетта перешла на шёпот.
Луи улыбнулся ещё шире.
- Ты смотришь на мои губы!
- Я не смотрю… Ну и что в этом страшного?
- Судить тебе, Генриетта!
Луи обхватил её голову и прежде, чем она поняла его намерение, его губы прижались к её губам, сливаясь в поцелуе. Генриетта хотела закричать, но едва попыталась это сделать, как Луи полностью овладел её губами. Генриетта застучала руками в его грудь, но он не желал отпускать её. Она пыталась освободиться от него, но поцелуй Луи всколыхнул в ней такую бурю чувств, что руки Генриетты безвольно повисли. Она не понимала происходящего. Она хотела сказать нет! Но её тело с такой силой запротестовало, что она вынуждена была сдаться. Чувства, внушаемые ей Луи, потрясли её не меньше, чем неудержимое желание прижаться к его груди. Генриетта погрузилась в странное состояние. Весь мир перестал существовать для неё. Были только губы Луи. Она не знала, сколько времени прошло. Генриетта словно очнулась от забытья и поразилась, до чего её довёл этот человек. Луи, видимо, перестал её целовать и даже не обнимал её. Это она стояла, прижавшись к нему всем телом, и обнимала его.
- Какой позор! - Генриетта отступила на шаг назад и попыталась прийти в себя. Руки её дрожали непонятно отчего.
- Миледи, вы проиграли пари! - голос Луи звучал совершенно спокойно.
- Это подло… То, что вы сделали, - Генриетта, не оглядываясь на Луи, бросилась из сада.
- Теперь она ещё больше меня возненавидит, - проговорил ей вслед Луи, - однако эта чертовка своими поцелуями чуть не лишила меня самообладания.
На самом деле поцелуй Генриетты подействовал на Луп очень сильно, он едва смог избавиться от желания тут же овладеть ею. Воспоминания о поцелуе тревожили Луи. Чтобы избавиться от наваждения, он решил развеяться и с этой целью направился в свою комнату.
Переодевшись, Луи пешком отправился в город. Побродив немного по улицам Орлеана, он остановился возле одной харчевни с вывеской «Кабан и Утка». Луи вошел в харчевню. Посетителей почти не было. Лишь за одним столом сидели двое мужчин. Он сел за один из столиков, заказал бутылку вина. Луи опорожнил кубок с вином, краем глаза наблюдая за полногрудой женщиной лет тридцати, которая прислуживала посетителям. Женщина бросала на него недвусмысленные взгляды, а потом, улучив минуту, подошла к нему.
- За небольшую плату его сиятельство может получить много удовольствия. У меня есть отдельная комната для таких случаев.
- Спасибо, не надо, - Луи с удивлением услышал свой голос.
Недовольно хмыкнув, женщина отошла. «Да что со мной? - подумал Луи. - Я же для этого и пришел сюда!». Как ни силился Луи представить себя с этой женщиной, ничего не получалось. Ему даже не удалось вспомнить лица прежних любовниц. Все затмевало лицо Генриетты.
Невольно мысли Луи перешли в другое русло. И как ни старался Луи отогнать мысли о ней, ее лицо снова и снова всплывало в его памяти в мельчайших подробностях. Светло-зеленые глаза, которые лучатся, словно лунный свет, немного изогнутые брови - они едва не касаются ресниц, когда Генриетта злится, и поднимаются кверху, когда ее лицо выражает удивление. Чуть вздернутый нос, красивый овал лица, мягкие щеки, которые все время меняются в цвете, губы… О боже - при воспоминании о губах Луи чувствовал, что его охватывает страсть. Но больше всего ему нравилась маленькая родинка над губой Генриетты - она выглядела так маняще и придавала лицу особое очарование. «Все, довольно! - остановил себя Луи. - Иначе я превращусь в одного из влюбленных болванов, которые только и знают, что всю жизнь следят за краем одного и того же платья. Я должен выкинуть Генриетту из головы, - решительно подумал Луи, -она внушает слишком сильные чувства». Приняв это решение, Луи предался выпивке. В течение двух часов он опустошил четыре бутылки вина и только после этого, напевая песенку, отправился домой.
Генриетта вышла из комнаты и пошла по коридору. Она едва не столкнулась с Луи на площадке, но тот даже не обратил на нее внимания. Напевая песенку, Луи направился в сторону своей комнаты. Генриетта почувствовала сильный запах спиртного. «Он еще и пьяница! - с внезапной злостью подумала Генриетта. -Я места себе не нахожу, все время о нем думаю, а он развлекается, мерзавец!»
Как бы удивилась Генриетта, узнав истинную причину состояния Луи!
Утром Луи с небольшим опозданием спустился к завтраку Генриетта завтракала в одиночестве. Поздоровавшись, Луи занял уже привычное место на другом конце стола, напротив Генриетты. Повар подал молоко и вареные яйца с маслом. Луи скривился при виде молока. Голова трещала после вчерашней попойки. Морщась, он отпил глоток молока. Генриетта внимательно наблюдала за ним и видела, в каком состоянии он находится.
«Так тебе и надо!» - злорадно подумала Генриетта.
Отпив еще немного молока, Луи обратился к Генриетте:
- Дорогая невеста, вы еще не передумали насчет моего предложения? Вчера так много всего произошло.
Генриетта поперхнулась.
- Ешьте осторожней, - насмешливо посоветовал Луи.
- Я не разговариваю с пьяницами, - коротко отрезала Генриетта.
- Вы опять за мной следили? - хмуро спросил Луи.
- Не обольщайтесь! Вчера ночью вы едва не наскочили на меня и были настолько пьяны, что не заметили этого.
- Всякое бывает, - Луи отхлебнул глоток молока и сразу закашлялся.
«Грязный пьяница!»
- Вижу, вы довольно удобно сидите!
- А как ваша спина, не болит? - с притворным сочувствием поинтересовалась Генриетта.
- Нет, - угрюмо буркнул Луи.
Ему очень не нравилось, когда последнее слово оставалось не за ним.
- Берегите ее, - посоветовала Генриетта, - а заодно и остальные части тела - кто знает, что может случиться?
Услышав прозрачный намек в словах Генриетты, Луи невольно заулыбался. Чертовка не собиралась ему уступать, но он знал очень верное средство против Генриетты:
- А вы, дорогая невеста, поменьше купайтесь в пруду. Кто знает, что может случиться?
Генриетта опять поперхнулась.
- Я же просил: ешьте осторожней!
- То, что произошло вчера, никогда не повторится, -твердо произнесла Генриетта.
- На вашем месте я не был бы столь уверен, дорогая невеста.
- Когда вы называете меня «дорогой невестой», мне хочется убить вас. Или перестаньте называть меня подобным образом, или мне придется осуществить свое намерение!
- Подумайте прежде о возможных последствиях!
- Примените грубую мужскую силу? - вызывающе спросила Генриетта.
- Зачем же, - многозначительно улыбнулся Луи, -у меня есть более приятный способ.
Щеки Генриетты сразу же заалели.
- С вами невозможно разговаривать!
- В отличие от вас я получаю истинное удовольствие!
- Отныне я лишу вас этого удовольствия. Вы больше ни слова не услышите от меня! - Генриетта демонстративно погрузилась в молчание.
- Вы не ответили, дорогая невеста, принимаете мое предложение или нет?
Генриетта демонстративно молчала. Луи явно позабавило поведение Генриетты. Она и не понимала, с каким опасным противником имеет дело.
- Сегодня очень душно. После завтрака обязательно пойду и искупаюсь в пруду. Ты не составишь мне компанию, милая? Нет? Я хотел перейти на более тонкие детали.
Генриетта мрачно покосилась на широко улыбающегося Луи.
- Я вижу, милая, тебе не терпится снова оказаться в моих объятиях, но, к сожалению, сегодня я занят. Мне надо повидаться с баронессой де Ласси и ее милыми дочерьми. Они очаровательны, ты не находишь?
Лицо Генриетты становилось все мрачнее, но Луи продолжал измываться над нею.
- Кстати, я заметил, что ноги у тебя кривые. Думаю это оттого, что ты не пользуешься дамским седлом…
- Ах ты мерзкий, ничтожный, вонючий пьяница! Пылая гневом, Генриетта запустила в него тарелку, а
после нее все, что лежало на столе, полетело в Луп. Под конец, когда ничего рядом не осталось, она запустила в него стул, на котором сидела. Луи с хохотом уклонялся от летящих в него предметов.
- Насильник, грязный совратитель женщин, ничтожество! - Генриетта топнула ногой от бессильной ярости. - Не смей никогда ко мне приближаться, не смей говорить со мной, слышишь, мерзавец!
Генриетта повернулась и пошла к выходу. Следом прозвенел спокойный голос Луп:
- Ты идешь к пруду, милая?
Эти слова оказались последней каплей в переполненной чаше терпения Генриетты.
-Я убью тебя!
Она бросилась в сторону Луи, а тот со смехом побежал от нее. Генриетта погналась за ним и чуть не сбила с ног Журдена, который в этот момент входил в столовую. От удивления тот открыл рот и, хлопая ресницами, смотрел, как Генриетта гонялась за Луи, сыпя проклятиями. Слуги со всех сторон сбежались на крики. С ними происходило то же самое, что и с Журденом.
Разъяренная Генриетта выскочила за ним во двор.
- Стой, мерзавец! - кричала она. В ответ слышался смех.
Луи описывал круги по двору. И как ни старалась его догнать Генриетта, ничего не получалось. Луи сделал очередной круг и остановился у ворот. Едва Генриетта приблизилась, как он исчез за воротами.
- Ну, погоди, трус! - пригрозила ему вслед Генриетта.
- Чего рот разинул? - крикнула Генриетта конюху, который действительно стоял с открытым ртом. - Седлай лошадь, мне надо уехать из этого проклятого места!
Как только Луи появился на площади, к нему подошла баронесса де Лассп. На этот раз она была без мужа, только с дочерьми. Луи пребывал в отличном расположении духа. Он вежливо поздоровался с женщинами. Их тут же обступило около десятка человек, в основном женщины. Баронесса по очереди представляла своих знакомых. Не слушая имен, Луп кивал всем. Когда представление закончилось, Жюстина сразу напомнила ему об обещании рассказать историю с баронессой дю Рено. По-видимому, все остальные также ждали этого.
- Хорошо, - согласился Луи и начал рассказывать.
- Я поехал в церковь, нашел исповедника баронессы, затем напоил его. И переодевшись в сутану, отправился в замок. В замке меня встретил барон дю Рено и, приняв за священника, проводил к своей жене. Я провел незабываемые мгновения с баронессой, а когда вышел из ее покоев, барон проводил меня обратно, при этом неустанно благодарил…
«Каков подлец!» - подумала Генриетта. Она стояла у ворот и не пропустила ни одного слова из рассказа Луи.
- Но как вам удалось соблазнить баронессу за столь короткое время? - спросила Жюстина.
Луп устремил на нее особый, многозначительный взгляд. Чем дольше он смотрел на нее, тем больше она краснела.
- Миледи, - конюх подвел к ней лошадь, к седлу был приторочен арбалет.
- Вам нет равных в изобретательности, граф! - с восхищением произнесла баронесса. - Признаться честно, я удивлена вашему стремлению жениться на дочери герцога Орлеанского, всем известен скверный нрав этой особы.
Ее слова были неприятны Луи. Он собирался резко ответить баронессе, когда заметил мелькнувшее в полуоткрытых воротах лицо Генриетты. Луи изменил интонацию голоса, придав ему немного грусти.
-Я женюсь из жалости, баронесса.
Луи притворно вздохнул. Генриетта навострила уши.
- Из жалости? - переспросила баронесса.
- Да, сударыня, из жалости! Бедняжка так страдала, мне не оставалось другого выхода!
- Мы ничего не слышали, - удивленно произнесла баронесса.
- У нее была оспа, - пояснил Луи, - бедняжка не снимает вуали, лицо обезображено, тело тоже, а ноги стали совсем костлявыми. Страшная картина! Можете себе представить, какие чувства я испытал, увидев Генриетту в таком состоянии?
- Вы излишне сострадательны, граф, - жеманясь, заметила баронесса, - вокруг вас столько прекрасных дам, так стоит ли жертвовать собой во имя одной, недостойной вас?
- Не могу не признать вашей правоты, сударыня, -сокрушенно ответил Луи, - мой исповедник не раз упрекал меня, что я излишне жалостлив и страдаю чрезвычайной чувствительностью к обиженным тварям божьим.
Этого Генриетта не смогла вынести. Невзирая на толпу людей, она стремительно подошла к Луи.
- Вы меня имеете в виду?! - разъяренный облик Генриетты поверг всех в ужас. - Я вас спрашиваю: кого вы назвали «уродливой и костлявой», кого вы причислили к обиженным тварям божьим?
Луи невольно попятился от Генриетты. Но не тут-то было! Она набросилась на него, не обращая внимания на людей.
- Вы низкий, бесчестный человек, тупоголовый болван, мерзопакостный похотлпвец, грязный пьяница, негодяй с отвратительными манерами! Смеете говорить, что женитесь на мне из жалости? Смеете называть меня уродливой, когда сами не красивее завалявшейся в грязи свиньи! Хотите жениться - женитесь на этих бесчувственных куклах! - Генриетта ткнула пальцем в сторону дочерей баронессы. - Если, конечно, вы успели поменять свои пристрастия: с совращения жен перешли на их дочерей.
- Ужас, ужас! - повторяла баронесса де Лассп.
- Ты поступаешь весьма некрасиво, Генриетта, - заметил Луи.
- Да ты… Вы смеете называть меня по имени? Безнравственный, бессовестный человек!
- А, я понял, - протянул Луп, - таким образом вы выражаете согласие на брак?
- Да я скорее в гроб лягу! - в бешенстве закричала Генриетта. -Я лучше за последнего нищего замуж выйду, но за вас - никогда! Я ненавижу вас, слышите, ненавижу так, как никого на этом свете! Убирайтесь с моих глаз, прочь!
- С удовольствием, - Луи отвесил шутовской поклон и направился к воротам.
- Чего уставились? - закричала на толпу Генриетта.
Развернувшись, она отправилась следом за Луи. Когда Генриетта вошла во двор, Луи, насвистывая веселый мотив, направился в конюшню. Видя веселого Луи, Генриетта заподозрила, что он нарочно устроил сцену на площади. Чем больше она думала об этом, тем больше убеждалась в правильности своей догадки. Когда Луи появился, ведя под уздцы своего коня, Генриетта почти не сомневалась, что он устроил сцену нарочно.
- Остановитесь! - закричала Генриетта.
- Неужели соскучилась? - насмешливо спросил Луи.
- Вы должны немедленно дать слово, что не видели меня до того, как я подошла к вам! - потребовала Генриетта.
- Сожалею, - Луи развел руками.
- И что означают ваши слова?
- Это значит, что я не могу дать такого слова. Луи послал Генриетте обворожительную улыбку.
- Следовательно, вы произнесли все эти оскорбительные слова, зная заранее, что я их услышу?
В спокойном голосе Генриетты бушевала буря. Луи вскочил на коня.
- Вы абсолютно правы, дорогая невеста, - Луи от души расхохотался, - проклятье, до чего же было весело вас слушать!
- Ах ты мерзавец! - Генриетта взяла арбалет, притороченный к седлу, и направила его на Луи.
- Не старайся зря, милая, ты отвратительно стреляешь, - дразня Генриетту, Луи пришпорил коня.
Стрела, выпущенная Генриеттой, поразила пустое пространство. Луи не стал дожидаться, пока Генриетта вложит новую стрелу в арбалет. Он с левой стороны объехал Генриетту и под самым ее носом выскользнул из ворот.
Баронесса де Ласси все еще с жаром обсуждала со своими знакомыми поведение Генриетты, когда мимо них пронесся Луи, а следом и сама Генриетта, в руках которой был арбалет. Сыпя проклятиями, она выпустила стрелу вдогонку графу.
- Святая дева Мария! - в ужасе произнесла баронесса. - Да эта девица опасна для общества. Следует немедленно поговорить с прево города.
Луп несся, не разбирая дороги. К чести Генриетты, она не отставала от него, но прицелиться никак не могла, потому что он все время петлял. Генриетта лишь время от времени громко кричала: «Прочь с дороги!», и горожане шарахались от мчавшихся коней в стороны. Генриетте стало казаться, что она нагоняет Луи. После получасовой скачки по городу Луи наконец смог выбраться из него, что и пытался сделать с самого начала. Впереди сотнями отражений солнечных лучей заблестели спокойные воды Луары. Луи спустился к реке и погнал коня вдоль берега. Оглянувшись назад, он увидел преследующую его Генриетту. Ветер развевал ее длинные волосы. Вид у Генриетты был весьма разгневанный, к тому же она готовилась выпустить очередную стрелу. Луп в душе улыбнулся - сколько раз он бывал в таких ситуациях! И против него были серьезные воины - не чета Генриетте. Луи почувствовал сильнейший азарт. Он примкнул к шее коня и резко ускорил бег.
Стрела пролетела недалеко от его головы. «А она стреляет всё лучше !» - подумал Луп. Его конь оказался гораздо быстрее лошади Генриетты. Как только Луи понял это, он сразу стал думать, как лучше использовать это обстоятельство. Очередная стрела, выпущенная Генриеттой, просвистела над ухом.
- Проклятье! - вырвалось у Луи. - Если так пойдет дальше, она убьет меня!
Расстояние между ними увеличивалось.
- Сейчас ты получишь, мерзавец!
Генриетта прицелилась в плечо Луп, но в тот момент, когда она выпустила стрелу, Луи бросил коня в сторону. Стрела пролетела довольно далеко от него. Он все время повторял это движение, что не позволяло Генриетте прицельно выстрелить. Выпустив безрезультатно несколько стрел, Генриетта еще больше разозлилась. Вставив очередную стрелу, она решила пустить ее только тогда, когда Луи окажется близко. Луи усилил галоп, отрываясь все больше и больше от Генриетты, которая, не желая сдаваться, по-прежнему преследовала его. «Пора заканчивать», - подумал Луи. Он решил использовать тактику, не раз испытанную в бою: он начал понемногу сокращать расстояние между собой и Генриеттой. Время от времени оглядываясь назад, он то ускорял бег коня, то замедлял, в зависимости от того, как далеко находилась Генриетта. Настало время, и Луи замедлил бег коня. Генриетта стала быстро нагонять его.
- Еще немного, еще, - повторяла Генриетта. Расстояние между ними сократилось до двадцати шагов.
«Пора!», -решила Генриетта и прицелилась. Она не сомневалась, что на сей раз накажет Луи, но она не учла одного важного обстоятельства: ее противник слыл мастером подобных поединков.
Когда Генриетта собиралась выпустить стрелу, Луи резко осадил коня. Учитывая, что она догоняла его и догоняла очень быстро, она попросту не смогла вовремя остановиться и пролетела мимо него. Генриетта начала останавливать коня, чтобы развернуться лицом к противнику, но время действовало против нее. Луп, пришпорив коня, быстро приближался к Генриетте. Еще мгновение и Луи схватил Генриетту; арбалет выпал из ее рук, она громко завизжала. Крепко держа одной рукой Генриетту, Луи проскакал немного и остановился. Пустив в ход вторую руку, он посадил Генриетту на седло, лицом к себе.
- Попалась, моя кровожадная невеста! - Луи изобразил гримасу на лице.
- Отпусти меня, мерзавец, - закричала Генриетта, пытаясь ударить его.
- Попроси вежливо!
Луи схватил ее за руки. Губы его оказались в опасной близости от губ Генриетты.
- Катись к дьяволу! - огрызнулась Генриетта.
- Как хочешь, - и Луи потянулся к губам Генриетты.
- Подожди, - с испугом в глазах вскрикнула Генриетта.
- Как скажете, миледи!
Луи отодвинулся назад, по-прежнему не сводя взгляда с широко распахнутых глаз Генриетты.
- Отпустите меня!
Луи неудовлетворительно покачал головой.
- Миледи, ваши слова далеки от просьбы. Повторяйте за мной: «Прошу тебя, мой дорогой Луп»…
- Убирайся к черту, мерзавец, - не выдержала Генриетта.
- Как желаете, миледи, - и Луи снова потянулся к ее губам.
- Хорошо, хорошо, - закричала Генриетта. Сдерживая свою злость, она повторила слова, сказанные им.
- А теперь отпустите меня!
- И не подумаю, - Луи весело рассмеялся, - я предупреждал о возможных последствиях, но вы, дорогая невеста, как всегда, не придали им значения.
- Лживый негодяй!
Генриетта невольно откинула голову назад, когда Луи потянулся к ней. Луп отпустил ее руки, обхватил руками голову Генриетты и потянулся к губам. Но поцеловать он не успел, потому что получил довольно сильный удар в грудь. Не удержав равновесия, он свалился с лошади. Сделав кувырок, он упал животом на землю. Генриетта перебросила ногу, занимая положение, обычное для женщин при верховой езде, и тронула коня, с явным удовлетворением глядя на Луи, который, кряхтя, поднялся с земли и пытался разогнуть спину.
- Как вы себя чувствуете, «мой дорогой Луи»? Генриетта пришла в отличное расположение духа.
Она не могла отказать себе в удовольствии поиздеваться над ним.
- Благодаря вам-отлично!
- Ваши слова звучат прекрасной музыкой для моего слуха.
- Послушайте, Генриетта… - начал было Луи. Но она с притворным удивлением перебила его:
- А что произошло с «дорогой невестой»?
- Мне жаль, Генриетта, я прошу прощения! Генриетта отъехала на безопасное расстояние от Луи.
Ее лошадь мирно паслась недалеко от нее. Генриетта взяла ее за уздцы.
- Надеюсь, вы не собираетесь забрать лошадь? -помрачнев, спросил Луи.
- Именно это я и собираюсь сделать, - с явным удовольствием ответила Генриетта, - и поверьте - это самое меньшее, чем я могу отплатить вам за те оскорбления, которые я слышала в свой адрес на протяжении всего дня.
- Генриетта, до города не меньше двух лье!
- Вот и прекрасно! У вас будет возможность поразмыслить над своим отвратительным поведением.
«А ведь она действительно так сделает!» - подумал он.
- Генриетта, я прошу у вас прощения, я вел себя не очень хорошо.
- Отвратительно, - поправила его Генриетта.
- Отвратительно, - покорно повторял за ней Луи, -теперь вы довольны?
- Не совсем.
Генриетта решила полностью использовать свое преимущество и насладиться плодами победы.
- Помните, вы что-то говорили о моих ногах?
- Я пошутил, Генриетта! Простите!
- Звучит неубедительно. Генриетта тронула коня.
- Я не видел их, - закричал Луи, - но уверен, что они ровные, как молодое деревце.
- Уже лучше! Оказывается, вы умеете говорить не только гадости! А что вы скажете о произошедшем на пруду?
Луи тяжело вздохнул.
- Я вел себя некрасиво, я использовал вашу неопытность, - признался он.
- Для своих низменных похотливых желаний, - подсказала Генриетта.
Луи покорно повторил все эти слова.
- Меня беспокоит еще одно немаловажное обстоятельство, - с притворной озабоченностью произнесла Генриетта. - Вы дважды обозвали меня уродиной. У вас есть что сказать по этому поводу?
- У тебя самое прекрасное, самое милое лицо из всех, что я видел.
Вряд ли Генриетта догадывалась, что в эту минуту Луи говорит искренне.
- Твои глаза сияют и лучатся, словно лунный свет, мягко опускающийся на землю. Бархат тускнеет по сравнению с мягкостью и шелковистостью твоей кожи. Лебедь с завистью смотрит на твою шею. Взгляд, чья прелесть завораживает. Губы - как два алых лепестка розы, чей аромат хочется вдыхать. Родинка над твоими губами - как маленький островок посредине океана, которым можно любоваться вечно.
- Вы произвели на меня впечатление, - Генриетта радостно засмеялась, - еще немного подобных слов и я не смогу на вас сердиться.
Она не замечала ни взгляда Луи, ни того, как изменилась интонация его голоса. Луи отлично понимал, что Генриетта принимает все его слова за попытку вернуть своего коня, но не стал разубеждать ее, а всего лишь спросил:
- Вы вернете моего коня?
- Верну, - после недолгого раздумья ответила Генриетта, - если меня устроит последний ответ.
- Все, что угодно, - ответил Луи.
- Откажетесь от брака - и конь ваш!
Генриетта удивленно смотрела, как губы Луи расплываются в широкой открытой улыбке.
-Ни за что!
Вопрос Генриетты неожиданно открыл Луи тайну. Он смотрел на нее и понимал, что игра закончилась. Помоги ему, господь, но эта белокурая бестия овладела его сердцем! Он любит ее. Любит.
- Вы не получите коня, придется идти пешком! - донесся до него голос Генриетты.
- Наплевать! - Весело отозвался Луп. - Я получу более ценную для меня вещь!
-Я вам не вещь! - Генриетту снова охватила злость. -И не мечтайте, что я выйду за вас замуж!
- Хотите пари?
- Вы неисправимы.
Генриетта тронула рысью коня. Лошадь послушно побежала рядом.
- Скоро увидимся, милая, - вслед прокричал Луи.
- Наглец, - пробормотала Генриетта.
- Ты не сможешь убежать от меня, - тихо произнес Луи.
Он смотрел вслед Генриетте, и в его глазах светилась любовь. Напевая веселую мелодию, он отправился пешком обратно.


Глава 14


Король сидел в широком кресле у рабочего стола в своем кабинете. Он был облачен в ночной халат светлых тонов. На губах играла легкая улыбка. На столе перед королем лежал полный доклад Гийома Кузино о происходящих событиях в Орлеане. Несмотря на позднее время, король призвал обоих герцогов во дворец. Спустя некоторое время герцоги сидели перед королем. Время от времени они беспокойно ерзали, ожидая, когда, наконец, король соизволит рассказать о содержании доклада.
- Итак, монсеньоры, вы хотите узнать, кто из вас одержал верх?
Король многозначительно поглядывал то на одного, то на другого.
- Я не сомневаюсь в своей победе, - уверенно произнес герцог Орлеанский, - хотя не скрою от вас, поражение порадовало бы меня много больше. А вы как считаете, герцог?
- Если Луи проиграл, я плачу вдвойне! - голос герцога Бурбонского звучал не менее уверенно.
- Тем не менее, один из вас проиграл пари, - король с некоторым участием посмотрел на брата.
- Не может быть! - герцог Орлеанский явно растерялся.
- Первая битва за графом де Сансером, - подтвердил король.
- Что я вам говорил! - в голосе герцога Бурбонского звучали горделивые нотки. - Платите, ваше высочество!
- С огромным удовольствием! - герцог Орлеанский протянул туго набитый кошелек с деньгами.
Герцог Бурбонский взял его и сунул в карман.
- Терпеть не могу легких выигрышей! Но что поделаешь: пари есть пари.
-Я хочу знать все, сир.
-Я тоже бы не отказался послушать.
-Хорошо, - согласился король и начал рассказывать:
- Со слов Кузино ясно, что в день прибытия графа де Сансера Генриетта пребывала в очень плохом настроении. Как только он въехал во дворец, она пыталась спустить на него псов. А после того, как ничего не вышло, она стала поносить и оскорблять графа.
- Ничего не меняется, - вздохнул герцог Орлеанский, - о, что же граф терпел!
- До поры, до времени, - король улыбнулся, - граф повел себя точь-в-точь как отец с непокорным дитем: он отшлепал ее на глазах у всех.
- И она стерпела? - не поверил герцог Орлеанский.
- Судя по тому, что пишет Кузино, Генриетта бежала, оставив поле битвы, - ответил король.
- Невероятно, - пробормотал удивленный герцог Орлеанский.
- Однако, - продолжал король, - Генриетта отомстила графу: она подрезала подпругу, и граф едва не разбился.
- Подлый способ, - заметил герцог Бурбонский.
- Не менее подлый, чем избиение моей дочери, -высокомерно ответил герцог Орлеанский.
- Монсеньоры, - остановил разжигающийся было спор король, - если вы будете ссориться, я не стану продолжать.
Оба герцога замолчали.
- Со слов вашего дворецкого, Кузино узнал, что граф после случившегося, в сильнейшем гневе поднялся в покои Генриетты, что там произошло - неизвестно, но через некоторое время Генриетта пришла в комнату графа и самолично ухаживала за ним. Обмывала раны, которые граф получил при падении.
- Лжете, - растерянно пролепетал герцог Орлеанский.
- Брат, - король укоризненно посмотрел на него.
- Прошу прощения, сир, - опомнившись, сказал герцог Орлеанский, - но это просто невозможно.
- Ваш дворецкий лично присутствовал при том, как Генриетта заботилась о графе.
-Я не могу поверить, этому пройдохе все по плечу, -бросил герцог Бурбонский.
- Луи переупрямит любого, но вопрос в другом: зачем он это делает? Отвечает на брошенный вызов пли Генриетта в самом деле привлекла его?
- В любом случае граф женится, - твердо проговорил король, - через месяц прибывает посольство Испании, а с ним одна очень очаровательная особа. Ей нет и восемнадцати лет. Она происходит из очень знатного и богатого рода. Не знаю, откуда они узнали о графе, но у них виды на него.
- Сир, вы не можете так поступить, - слегка побледнев, произнес герцог Орлеанский, - возможно, это единственная надежда выдать Генриетту замуж. Вспомните, ведь она ваша племянница.
- Брат мой, я сделал все, о чем вы просили меня. У Генриетты есть время изменить свое, с моей точки зрения, непростительное отношение к браку. Если же, по истечении срока, она откажется выходить замуж, граф женится на испанке. Этот союз выгоден для всех. Это мое окончательное решение.
Король встал.
- При всех недостатках графа де Сансера я всегда был высокого мнения о нем. Как оказалось, не только я один ценю его. И если Генриетта окажется настолько глупа и откажет ему - тем хуже для нее. В отношении себя я исключаю любую возможность заниматься дальнейшей судьбой Генриетты. Доброй ночи, монсеньоры.
Надеюсь, полученные вести порадовали вас так же, как меня.
Оба герцога с поклонами проводили короля.
Генриетта не находила себе места. Шел третий день после размолвки, а граф де Сансер так и не появился. «Что с ним могло случиться?» - Генриетта в волнении ходила по комнате. По подсчетам Генриетты, он должен был появиться в тот же вечер, но граф не пришел. Генриетта прикидывала в уме причину возможной задержки графа, но ни одна из них не отвечала на вопрос: а если его убили? Эта мысль привела Генриетту в ужас. В голове сразу же возникли картины смерти графа, одна ужаснее другой. «Зачем я оставила его одного, зачем? - кляла себя Генриетта. - Чем он заслужил такое обращение?». Да, он смеялся над ней, он оскорбил ее, но ведь он попросил прощения, и не раз. А слова, которые сказал ей граф! Даже сейчас, когда Генриетта вспоминала слова графа, её щеки стали пунцовыми. Ей нередко говорили комплименты, признавались в любви. Она никогда не придавала этому значение, но слова графа задели ее. Почему - Генриетта толком не знала. Чем больше она думала о графе, тем отвратительнее казался ей собственный поступок. Неизвестность давила на нее тяжелым грузом. Следовало немедленно предпринять необходимые шаги.
- Я найду его, - пообещала себе Генриетта, - и горе тому, кто его обидел!
Приняв решение, Генриетта вызвала горничную, с помощью которой стала переодеваться. Генриетта облачилась в светло-голубое платье с серебряной каймой и кружевами. Платье плотно облегало талию Генриетты. Книзу оно распадалось широкими складками. Горничная встала позади Генриетты и стала укладывать ей волосы.
- Граф не вернулся? - на всякий случай спросила Генриетта.
- Он не скоро появится, миледи! Генриетта резко обернулась.
- Ой, извините, миледи, я не хотела, - горничная потупила глаза.
- Если тебе что-то известно о судьбе графа - ты должна мне рассказать!
- Вы не рассердитесь на меня? -Обещаю!
Горничная воспрянула духом. Слова так и полились из нее:
- Монсеньор проживает в «Кабане и утке». Он снял в харчевне комнату и целыми днями напролет пьянствует. Моя кузина служит в харчевне, она сама мне рассказала. И еще, она рассказывала,… нет, не решаюсь сказать!
- Говори, - приободрила ее Генриетта.
- Она рассказывала, что граф проводит с ней ночи, и она просто без ума от него. Лучшего любовника она в своей жизни не видела, и…
- Достаточно, - прервала ее Генриетта, - не забывай и впредь сообщать обо всем, что узнаешь. А теперь оставь меня.
Едва горничная вышла, Генриетта схватила вазу с цветами, стоявшую на столе, и со всей силы швырнула ее в окно. Осколки посыпались на пол.
- Мерзкий развратник! - закричала Генриетта в бешенстве. -Я беспокоюсь за его жизнь, а он преспокойно развлекается! Будь ты проклят, мерзавец!
Генриетта вышла из комнаты. Спускаясь вниз по лестнице, она встретилась с виконтом де Валиньи.
- Могу я просить вас об услуге, виконт? - без обиняков спросила Генриетта.
Тот покорно поклонился ей.
- Все, что угодно, миледи!
- Насколько мне известно, граф находится в некой харчевне под названием «Кабан и фазан»?
- «Кабан и утка», - поправил ее виконт. Генриетта косо посмотрела на де Валиньи.
- Похоже, кроме меня все знают, где находится граф. Впрочем, это не имеет ни малейшего значения. Граф присутствует в качестве моего жениха. Его безнравственное поведение наносит вред моей репутации. Исходя из вышеизложенных соображений, я прошу вас найти графа и передать ему: или он немедленно уберется отсюда - я хотела сказать уйдет, - поправилась Генриетта, - или сегодня же вернется во дворец и в дальнейшем будет вести себя достойно чести, оказанной ему моим отцом.
- Миледи, - искренне произнес де Валиньи, - поверьте, я удивлен не меньше вашего. На Луи это совсем не похоже.
-Я слышала иное!
- Я имею в виду пьянство, - пояснил де Валиньи, -не припомню прежде подобного в поведении Луи.
- Виконт, все самое худшее, что существует на свете, собрано в одном человеке, - Генриетта не замечала знаков, которые подавал де Валиньи, и гневно закончила, -вграфедеСансер!
- А все лучшее, несомненно, в вас, миледи! Услышав голос Луи за своей спиной, Генриетта
обернулась, как ужаленная.
Он стоял на несколько ступенек ниже Генриетты и снизу вверх смотрел на нее. На губах блуждала непонятная улыбка. Вообще-то вид у Луи был измятый и, мягко говоря, не очень приятный, не говоря уже об одежде. Светлая рубашка с широкими рукавами даже не была заправлена под брюки. Края ее висели, придавая Луи неряшливый вид.
Генриетта брезгливо поморщилась.
- Хотелось бы назвать вас свиньей, но при этом я явно оскорблю бедное животное! Боже, да от вас несет за лье спиртным и дешевыми девками, - Генриетта притворно закрыла нос двумя пальцами.
Сделав два шага наверх, Луп навис над Генриеттой.
- Мне понадобились три дня для того, чтобы избавиться от очень сильного желания задать вам заслуженную трепку, - внешне Луи говорил совершенно спокойно, хотя язык его немного заплетался, - но если вы позволите еще одно, пусть самое невинное, оскорбление в мой адрес, я отволоку вас в озеро и там нежно, очень нежно, придушу!
Генриетта невольно попятилась назад, услышав эту фразу, однако, подавать виду, что испугана, не собиралась.
- Иначе говоря, это я виновата в вашем пьянстве? -презрительно бросила Генриетта, ни на минуту не спуская с него взгляда. - Наверное, я также виновата в том, что вы прелюбодействовали с девицами дешевого сорта, на которых не польстится и последний бродяга!
- Для начала, - заметил ей Луи, - я не женат, следовательно, такое слово, как прелюбодейство, ко мне совершенно не применимо. Но в продолжение замечу: лучше общество этих дешевых девиц, на которых не польстится и последний бродяга, чем общество вашего высокомерного величества с отвратительными манерами, грубостью, невежественностью, и прочими несносными чертами характера!
- Не смей меня сравнивать с ними! - закричала Генриетта.
- Верно, - согласился Луи, - они куда лучше тебя, ваше гордое высочество!
- Будь ты проклят, мерзавец!
Генриетта развернулась и бросилась наверх, в свою опочивальню. Де Валиньи укоризненно посмотрел на Луп и молча прошествовал вниз. Луи остался в одиночестве. Он простоял на лестнице несколько минут, погруженный в свои мысли. Неожиданно рядом с ним раздался голос Жюли:
- Монсеньор, Генриетта все это время беспокоилась за вас. Она почти отчаялась, думая, что что-то случилось. Она разозлилась, когда узнала, где вы находитесь. Мне кажется, вы… вы небезразличны ей!
Луи с необычайной мягкостью посмотрел на Жюли. Ее удивил его взгляд, но еще больше поразил ответ Луи:
- Я знаю!
Оставив Жюли одну осмысливать услышанный ответ, Луи отправился следом за Генриеттой. У входа в ее опочивальню он на мгновение остановился и прислушался. Различив приглушенные рыдания, он бесшумно открыл дверь и вошел в комнату. Генриетта лежала на кровати, поджав под себя ноги. Голова лежала на подушке. Длинные белокурые волосы, рассыпанные по спине, шелестели каждый раз, как только плечи Генриетты вздрагивали, а это происходило очень часто. Она плакала, и Луп не мог оставаться безучастным к ее горю.
Луи сел на кровать позади Генриетты и положил руку на ее голову.
- Оставь меня одну, кормилица, - сквозь плач раздался голос Генриетты, - я не хочу никого видеть.
- Из-за меня? Я виноват?
Генриетта резко села в постели лицом к нему, услышав его голос. Слезы еще текли по щекам, но в глазах начала появляться ненависть.
- Вы? Как вы посмели?
Генриетта с внезапным страхом смотрела, как рука Луи тянется к ее щеке. Она ненавидела его, но в то же время ее охватило внезапное желание прижаться к Луи. Генриетта едва сдерживала свое желание, но в тот миг, когда рука Луи коснулась ее щеки, и его голос, полный нежности, прошептал: «Прости меня!», она поняла, что не сможет больше сдерживаться. Чувства переполняли Генриетту и она, неожиданно для самой себя, прижалась губами к ладони Луи, чувствуя в то же время, как Луи целует ее руку. Генриетта оторвалась от его ладони и взглянула в его глаза. То, что она там увидела, разожгло в ее душе бушующее пламя. Видимо, Луи увидел то же самое. Издав свистящий звук, он одним движением уложил Генриетту на постель и лег сверху. Почувствовав его тяжесть на себе, Генриетта перестала понимать происходящее. Она с такой силой впилась в губы Луи, что он застонал, вызывая в душе Генриетты новые вспышки страсти. Она и так была обуяна страстью. Она непрерывно целовала Луи, и он почувствовал, что также теряет способность думать. Луп разорвал ее платье, обнажая полные, налитые груди Генриетты, а в следующее мгновение его язык начал описывать круги вокруг них, исторгая у Генриетты один стон за другим. Еще мгновение, и Генриетта с силой перевернула Луи. Он оказался на спине, а она села сверху и начала покрывать поцелуями лицо Луи, а затем разорвала рубашку и начала целовать его грудь. Луи стонал едва ли не сильнее Генриетты. Он пытался привести себя в порядок, пробовал трезво мыслить, но поцелуи Генриетты были настолько восхитительны и вызывали такую бурю чувств, что он перестал бороться и отдался на волю овладевшей им страсти.
Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы в следующее мгновение не появилась Жюли.
- Господи Иисусе! - ошеломленно воскликнула Жюли при виде представившейся картины: Генриетта, обнаженная по пояс, сидела на Луп и целовала его; ее ноги также были обнажены и на них лежали руки Луи; больше того, они гладили их.
Возглас Жюли холодной водой обрушился на Генриетту. Она внезапно остановилась. Непонятным взглядом окинула Жюли, затем посмотрела на Луп, лежавшего под ней, и уже в конце - на себя. Генриетта пришла в полнейшее смятение. Неужели она смогла дойти до такого? Господи, что он с ней сделал! Унизить настолько себя!
Луи видел то, что происходило с Генриеттой. «Нельзя, чтобы она почувствовала стыд, иначе она замкнется в себе!»
- Не терзай себя, Генриетта, - нежно произнес, -ведь это было прекрасно!
- Это было мерзко и отвратительно! - Генриетта быстро слезла с Луи, прикрыла обнаженную грудь руками и с ненавистью посмотрела на Луп:
- Не знаю, как вам это удается, но то, что вы делаете со мной - бесчестно! - голос у Генриетты сильно дрожал и прерывался.
- Отлично, - Луп в расстегнутой рубашке медленно поднялся с постели и почти спокойно произнес, но чего стоило ему это спокойствие!
- Похоже, мы пришли туда, где и были. Я снова стал мерзавцем. Но, увы, Генриетта, я не могу согласиться с тобой в отношении пережитого нами, ибо это было чудесно. Никогда в своей жизни я не испытывал подобного, но поскольку вы уверены в обратном, я не стану вас разубеждать, более того, отныне и до приезда короля я постараюсь не беспокоить вас своим присутствием. Прощайте, Генриетта!
Луи, с достоинством поклонившись, вышел из комнаты, оставив Генриетту наедине с Жюли.
- Ты глубоко ранила его, - тихо сказала Жюли, - зачем? Ведь я ясно вижу, что ты влюблена в него, он -твой жених, и нет ничего постыдного в том, что произошло между вами.
- Он мне не жених, - вспыхнула Генриетта и гневно продолжала, - и я вовсе не влюблена в это мерзкое чудовище, наоборот, я ненавижу его. Но я не могу понять, как он внушает мне все эти безумные чувства. В любом случае я намереваюсь держаться подальше от него, а после приезда короля он уберется отсюда, и все станет, как прежде.
Жюли покачала головой в знак осуждения, а потом тихо произнесла:
- Надеюсь, ты не пожалеешь, Генриетта.
- Нет! -резко ответила Генриетта.
Она правильно поступает, но почему тогда ей так плохо? Почему она едва сдерживается, чтобы не броситься вслед за Луи? Почему она не может думать ни о чем, за исключением него? Все эти мысли не давали ей покоя, и она одним махом отсеяла их. Но она знала, позже они вернутся, и ей будет намного тяжелее, чем сейчас.


Глава 15


Король Франции внимательно перечитывал послание своего секретаря. Он находился в своем кабинете. На столе, за которым он сидел, стояли два серебряных светильника, которые отбрасывали тень на одну из стен. Прочитав послание, король, к великой своей досаде, так и не пришел к определенному выводу. Он не мог решить, в каком направлении двигаются отношения его племянницы и графа. Единственная мысль, которая пришла в голову - это некая игра, затеянная графом, который пытается избавиться от навязываемого ему брака. Ничем другим король не мог объяснить происходящее.
Стук в дверь заставил его оторваться от мыслей. Герцоги Орлеанский и Бурбонскпй сразу заметили задумчивость короля и, немного обеспокоенные, сели на указанные королем кресла.
- Итак, монсеньоры, - негромко заговорил король, -я прихожу к мысли, что настало время нашего личного вмешательства в ход задуманного нами предприятия.
- Новости?
В ответ на вопросительный взгляд брата король кивнул головой.
- И весьма непонятные. Начну с того, что известно всему Орлеану. Чуть ли не добрая половина города была свидетелем безобразной сцены, в которой главную роль взяла на себя, к сожалению, моя племянница.
Герцог Орлеанский сильно побледнел, герцог Бурбонскпй пробормотал под нос проклятия.
- Генриетта, - продолжал король, - гналась верхом за графом и при этом стреляла в него из арбалета. Возмутительное поведение моей племянницы не находит оправдания.
- Сир, я требую немедленного возвращения моего племянника, - немного резковато заявил герцог Бурбон-ский, - эта девица опасна, вы сами видите, мы не можем допустить…
- Моя дочь не опасна, - огрызнулся герцог Орлеанский, - видимо, этот негодяй довел ее до такого состояния.
- Вы употребили слово «негодяй» в отношении моего племянника? Или мне показалось? - грозно сдвинув брови, поинтересовался герцог Бурбонскпй.
- А что вы скажете насчет «опасной девицы»? - парировал герцог Орлеанский.
- Может, мне следует уйти? - в свою очередь поинтересовался король.
- Ваше величество! - оба герцога встали и поклонились, принося тем самым извинения за свою несдержанность.
- Садитесь, - пригласил король, - я не стану продолжать, так как имею небезосновательные подозрения, что, услышав дальнейшее, вы устроите дуэль!
- Так плохо? - в свою очередь побледнел герцог Бурбонскпй и почти с ужасом спросил. - Она убила его?
- Генриетта поскакала за графом. Они выехали за город, а через несколько часов Генриетта вернулась одна, ведя под уздцы лошадь графа.
- Господи Иисусе, - оба герцога привстали, не сводя немигающего взгляда с короля.
- Графа не было три дня, а когда он появился - был чрезвычайно пьян.
- Слава богу! - оба герцога с облегчением вернулись на места.
- Никто не знает, что произошло во время, так скажем, «охоты» Генриетты за графом, но все явственно видели, в каком расстройстве находилась Генриетта во время его отсутствия. Как пишет мой секретарь, она ежеминутно спрашивала слуг о графе. Однако, едва он появился, они вновь поссорились, и, наконец, самое важное, - король сделал паузу и выразительно посмотрел на обоих, - после ссоры граф отправился в опочивальню Генриетты. Он пробыл там долго и.., в общем, секретарю стало известно о некой пикантной сцене, свидетельницей которой стала одна из служанок. Герцог Орлеанский побагровел:
- Надеюсь, он не посмел.
- А что ты ожидал, пуская волка в курятник? - герцог Бурбонский от души расхохотался.
-Ты…
- Я склонен согласиться с герцогом, - перебил брата король, - это была ваша идея, поэтому возможные… гм… неудобства, возникающие в процессе развития событий, целиком ваша вина.
Герцог Орлеанский встал и резко произнес:
- Я немедленно отправляюсь домой!
- Не поздновато ли, - насмешливо спросил герцог Бурбонский,-герцог?
- Герцог!
- Прекратите! - приказал им король. - Мы отправляемся все вместе и там решим, как следует поступить далее. Будьте готовы отправиться в путь, монсеньоры. Даю слово, что скоро мы увидим развязку этой истории.
Впервые за многолетнюю дружбу с Луп, де Валиньи не мог разобраться в его чувствах, в его поведении. Луи как бы отгородился от всех, в том числе и от него. Он перестал шутить, почти не улыбался, проводил дни в полном одиночестве, слоняясь по городу или обследуя многочисленные комнаты дворца.
Как ни ломал голову де Валиньи, он так и не смог понять причину необычного состояния своего друга. А причина, на самом деле, была совершенно очевидна, и заключалась она в одном - в Генриетте.
Луи чувствовал, что она волнует его все больше и больше. Мысли о ней неотвязно преследовали его. «Какая ирония судьбы! - невесело думал Луи. - Я впервые по-настоящему влюбился и оказался отвергнутым… Не совсем», - тут же поправил себя Луи, он почти не сомневался, что Генриетта любит его, но любит, не сознавая этого. Он ясно видел ее чувства, когда Генриетта разговаривала с ним сердцем, но в ту минуту, когда ею управлял разум, она становилась холодной и отчужденной. Луи не знал, сможет ли он изменить подобное отношение Генриетты. Он знал одно: он должен помочь ей понять собственные чувства и тогда… Все тело Луи напряглось, когда он представил в своем воображении Генриетту, полуобнаженную, ласкающую его в спальне. Впервые Луп потерял способность думать. Генриетта вызвала у него такие чувства, о которых он и не подозревал, насколько все произошедшее было прекрасным. Еще немного и он признался бы ей в любви. Но ее слова - Луи помрачнел, вспоминая ее обвинения. «Неужели она действительно считает, будто я использовал ее? Как она может так думать?» Но беда в том, что Луи абсолютно не понимал, каким образом переубедить ее. Слова Генриетты, брошенные ему в лицо тем утром, оскорбили его до глубины души. Первые два дня он думал, что обязан выкинуть ее из головы, но впоследствии, мельком встречаясь с ней и глядя на нее, Луи понимал, что все сильнее влюбляется в нее. И тем тяжелее становилось у него на душе. Они больше недели не разговаривали друг с другом. И это обстоятельство угнетало Луи едва ли не больше, чем навязчивость бывших любовниц.
«Любовница», -Луи чувствовал, что его страсть может утолить лишь одна женщина - Генриетта!
После того, что он испытал рядом с ней, он не сможет лечь в постель с другой.
«Эта ведьма околдовала меня!» - неожиданно весело подумал Луи. Но именно о такой женщине он мечтал всю жизнь, и когда, наконец, встретил ее, не собирается отказываться от нее ни за что на свете. Но как добиться ее любви? Вернее, как сделать, чтобы она призналась в своей любви к нему?
Луи бросил короткий взгляд на мирно пасущегося невдалеке коня. Он сам сидел, подогнув колени, вблизи растущих деревьев на зеленой траве. Впереди плескалась Лаура, умиротворяя душу своим великолепием. Это было именно то место, где его оставила Генриетта, и где впервые он осознал, что любит ее. Луи оторвал травинку и положил в рот. Неторопливо пережевывая травинку, он снова вернулся к своим мыслям. Он пытался найти ответ на свой вопрос. Одно Луи знал точно: так, как он вел себя всю эту неделю, только отдалило его от Генриетты, а это никаким образом допускать нельзя. «Следует расшевелить Генриетту, а для этого необходимо вызвать ее на ссору, - неожиданно подумал Луи, -ведь именно ссоры открывают истинные чувства!» Луи хлопнул себя по лбу.
- Проклятье! Ну разве можно быть таким идиотом? Вместо того, чтобы действовать, я веду себя как последний слюнтяй! Сколько раз я прорывал оборону, выстраиваемую передо мной ревнивыми мужьями, а сейчас, когда дело касается моего счастья, моей жизни - я сдаюсь?
- Никогда! - тут же ответил себе Луи. На его губах появилась мягкая улыбка.
- Ну что ж, Генриетта, раз ты решила возвести оборону против моего вторжения, я сокрушу ее и завоюю тебя, чего бы это мне ни стоило! Будь все неладно, никаких компромиссов, никаких переговоров, от тебя я приму лишь безоговорочное поражение! И пусть я зовусь не Сансером, если этого не случится!
Приняв решение немедленно атаковать бастион Генриетты, Луи почувствовал прилив сил и пришел в прекрасное расположение духа, чего с ним не было с самого приезда в Орлеан.
Луи поднялся с травы и неожиданно весело рассмеялся, пугая стаи птиц, которые преспокойно сидели на деревьях рядом с ним. Луи проследил взглядом за полетом птиц и вдруг заметил край светло-коричневого костюма, а чуть дальше - оседланную лошадь. Сердце забилось сильнее.
- Это наверняка была Генриетта!
Луи узнал костюм и ее любимую лошадь. Он не видел лица Генриетты, но был уверен, что это она прячется за деревом и следит за ним.
- Что ж, - прошептал Луи, делая вид, что не заметил Генриетту, - пора начинать военные действия!
Медленными, плавными движениями он сбросил одежду и на мгновение подставил обнаженное тело теплым солнечным лучам, а затем неожиданно свистнув, побежал к реке.
Конь вначале поднял голову, настороженно оглядевшись, но увидев бегущего хозяина, помчался за ним. Луи с разбега нырнул в воды Лауры и поплыл.
А в это время, спрятавшаяся за одним из деревьев, Генриетта неотрывно следила за Луи. Все ее лицо горело от охвативших ее чувств. Она думала, что забыла, какие чувства вызывает у нее Луи. Однако вид обнаженного тела Луи показал ей, как сильно она ошибалась. Генриетта сама не понимала, какое чувство привело ее в это место, и меньше всего она ожидала увидеть здесь Луи. Она не смогла объяснить факт, что оба, не сговариваясь, приехали на это место. Всю эту неделю Генриетта внушала себе, что случившееся ничто иное, как уловка Луи. Недаром же он сыскал славу неотразимого любовника! Вероятно, он известными ему ухищрениями затащил ее в свои сети. Но сейчас, сейчас он даже не подозревает о ее присутствии, а она, тем не менее, едва сдерживается, чтобы не броситься к нему.
- Это чересчур, - решила Генриетта, - так не может продолжаться.
Она попыталась унять громкостучавшее сердце и, ценой огромного усилия, отвернулась. Отвернувшись, Генриетта медленно побрела к своей лошади. Ноги почти не повиновались ей - так сильно было желание остаться здесь! Но она не могла, не должна.
Она села в седло, стараясь не оглядываться в сторону реки, но услышав заливистый смех Луи, невольно повернула голову, и увидела, как Луи хохочет, плеская руками воду на своего коня, который в ответ норовит укусить его. И всадник, и лошадь настолько гармонично смотрелись, что Генриетте пришла мысль о том, что ничего прекраснее она в своей жизни не видела.
Все прежние мысли с новой силой обрушились на Генриетту и для того чтобы разобраться в них, она направила лошадь в глубь леса. Меньше всего она хотела встретиться с Луи. Она боялась, что выдаст свои чувства, которые, как она считала, унижают ее. Она решила дождаться ухода Луи, и только после этого уехать.
- И самое важное, - напомнила себе Генриетта, - я не должна разговаривать с ним, иначе только бог знает, что может произойти!
Луи видел, как Генриетта уехала, но она направилась не в сторону дворца. «Следовательно, ждет, пока уеду я, - сообразил Луи, - ну что же, не будем ее огорчать». Выйдя из воды, он обтер тело, быстро оделся и, вскочив на коня, поскакал.
Услышав конский топот, Генриетта облегченно вздохнула. Но почему-то на душе становилось все тяжелее. За поворотом мелькнул силуэт Луи. Тяжело вздохнув, Генриетта направила лошадь во дворец.
Луи же зря времени не терял. Въехав в Орлеан, он прямиком отправился к баронессе де Лассп, благо ее дом находился по пути во дворец. Не обращая внимания на прохожих, которые глазели на него, Луи привязал коня возле дома и уверенно вошел внутрь.
Окружающие мало интересовали Генриетту, она ехала, погруженная в раздумья. Почему-то на нее неприятно подействовал смех Луи. Она надеялась, что он страдает от того, что она оттолкнула его, и это чувство приносило ей необычное облегчение. По крайней мере, всю эту неделю он таким и казался. «А может, он смеется из-за того, что сильно расстроен?» - подумала Генриет-
та и тут увидела коня Луи. Генриетта прекрасно знала, чей это дом - баронессы де Ласси - Генриетта выплюнула эти слова, и в ту же минуту до нее донесся голос Жюстины - дочери баронессы. Она ясно различила в голосе кокетство.
-Вы полны очарования и загадок, граф! Признаюсь, мне не терпится узнать хотя бы некоторые из них. Мне весьма приятно общаться с вами. Вы прекрасный собеседник и знаете очень много интересных историй, которые я с удовольствием послушала бы в любое время.
«Мерзавка!» - подумала Генриетта, услышав недвусмысленный намек Жюстины. Вслед за ней раздался голос Луи, а вскоре они оба показались в дверях. Генриетта стояла как бы в стороне и видела, что ее не замечают.
-Милая Жюстина, - говорил тем временем граф своим нежным голосом, - вы не представляете, до чего прелестны. Время, проведенное рядом с вамп, летит совершенно незаметно, в особенности после того, что мне приходится терпеть во дворце этой особы.
- Бедняга, - сочувственно произнесла Жюстина, -мне ли не знать, какой невыносимой может быть герцогиня Орлеанская?
- Вы правы, дорогая Жюстина, - поддакнул ей Луп, -эта особа совершенно неуправляема и обладает отвратительными манерами. Подумать только, она имела наглость упрекнуть меня в том, что я вел себя неподобающим образом, словом, вела себя как сварливая жена, но что еще хуже, - Луи понизил голос до шепота и Генриетте пришлось напрячь слух, чтобы услышать продолжение разговора, - так вот, эта особа всячески преследовала меня. Едва мы оставались одни, как она бросалась мне на шею и требовала, чтобы я ласкал ее в то время, как сама непрестанно целовала меня. Фу, отвратительно вспоминать! Ведьма, она думает, что мне нравятся ее ласки, хотя на самом деле я терпеть не могу Генриетту. Вот и пришлось изобразить пикантную сцену, а затем сделать вид, что оскорблен, и удалиться.
Генриетта пошарила рукой возле седла, но арбалета на месте не было. Тем временем Луи вдохновленно продолжал:
- Теперь я делаю вид, что опечален ее отношением ко мне, в итоге это принесло необходимое мне спокойствие. Эта несносная особа перестала донимать меня своими глупыми разговорами, и слава богу!
- Но почему же вы женитесь, граф?
- Приданое, милая Жюстина! Герцог Орлеанский назвал мне такую сумму! К тому же со временем я смогу получить титул герцога Орлеанского, и ко всему прочему, я собираюсь вести прежнюю жизнь, отнюдь не монашескую! -Луи улыбнулся Жюстине довольной улыбкой.
- Вы неподражаемы, граф!
Луи поцеловал руку Жюстины и легко вскочил в седло. Попрощавшись взмахом руки, Луи напоследок бросил Жюстине:
- Нынче жаркие ночи, Жюстина! Примите совет друга - держите окна открытыми!
Луи пришпорил коня и поскакал в сторону дворца. Помахав ему вслед рукой, Жюстина вошла в дом.
Сказать, что Генриетта была в ярости, значит почти не выразить ее чувств, которые владели ею со страшной силой. «Так вот, что ты задумал, подлое существо, -с ненавистью думала Генриетта, - получить меня, мое имя, мои деньги, а потом перед всеми посмеяться надо мной? Погоди, мерзавец, ты еще не понимаешь, с каким противником имеешь дело!» Сделав для себя определенные выводы и, как ни странно, придя в отличное расположение духа, она направила коня во дворец.


Глава 16


Приехав во дворец, Генриетта первым делом отправилась в свою опочивальню, переоделась в голубое платье с высоким воротником, уложила волосы с помощью горничной и сразу же спустилась в столовую к ужину. Последнюю неделю она принимала пищу у себя в комнате, поэтому ее приход несколько удивил слуг, включая и Журдена, которые стояли у длинного стола, прислуживая де Валиньи и графу де Сансеру, которые, в отличие от Генриетты, были одеты в обычную одежду.
Генриетта задержалась возле двери. При ее появлении Валиньи встал, в то время как Луи, как ни в чем не бывало, продолжал поглощать пищу.
- Миледи, вы выглядите восхитительно! - не кривя душой произнес де Валиньи, отвешивая ей поклон.
Генриетта в благодарность кивнула головой де Валиньи, а затем устремила взгляд на Луи. Видя, что он по-прежнему не обращает на нее внимания, Генриетта мягко, как могла, обратилась к нему.
-А вы что скажете, граф?
- Я? - Луи, явно не ожидающий этого вопроса, чуть не поперхнулся.
- Ешьте осторожней, - посоветовала Генриетта. Она прошествовала к своему месту и остановилась
возле стула. Она по-прежнему не сводила с него взгляда, и Луи вынужден был подняться со своего места и поклониться миледи.
- Граф, - Генриетта присела в реверансе перед ним и снова заняла выжидательную позицию. Понимая, что от него хотят, Луи весьма неохотно подошел к ней и отодвинул стул от стола. Дождавшись, пока Генриетта встанет за стол - а она совершенно не торопилась - Луи пододвинул стул и лишь после того, как она села, вернулся на свое место.
Генриетта получила истинное наслаждение, глядя на хмурое лицо Луи. «Подожди, - злорадно подумала она, -все твои неприятности впереди!» Она бросила украдкой взгляд и увидела, как вытянулись от изумления лица слуг. Де Валиньи также был удивлен и не скрывал этого. На губах Генриетты появилась обворожительная улыбка. Придав голосу очарование, она обратилась к Луи:
- Дорогой граф, я приняла определенное решение… нет, «дорогой граф» - звучит слишком холодно, я предпочитаю называть вас по имени, например, «мой милый Луи», так, вероятно, лучше звучит?
Луи поперхнулся снова.
- Ешьте осторожно, - снова посоветовала Генриетта и, увидев изумленное лицо Луи, продолжала, - так лучше? Так вот, мой милый Луи, я изменила свое решение и объявляю открыто, что принимаю все ваши ухаживания, так как… - Генриетта сделала паузу и закончила, - принимаю вас в качестве моего жениха.
Под изумленные вздохи окружающих Луи снова поперхнулся.
- Ешьте осторожней, мой милый Луи, я же вас просила, - Генриетта снова очаровательно улыбнулась ему.
Угрюмый вид Луи как нельзя более тешил гордость Генриетты. «Я тебе покажу, мелкий честолюбивый негодяй», -думала Генриетта, замечая, как все сильнее хмурится лицо Луи.
- Вы ничего не скажете вашей дорогой невесте, мой милый Луи?
- Я счастлив, - угрюмо буркнул в ответ Луи.
Отодвинув тарелку, он встал из-за стола и, извинившись, направился к выходу, где его настиг голос Генриетты:
- Я испытываю к вам весьма нежные чувства и, поэтому, не хотела бы разлучаться даже на короткое время.
Не в силах отвечать граф лишь кивнул головой и чуть ли не выскочил из комнаты.
«Получил, мерзавец!» - с новым приступом злорадства подумала Генриетта. Обернувшись к Журдену, она вежливо произнесла:
- Будьте любезны, подайте ужин.
- Сейчас, миледи, - пролепетал Журден и бросился исполнять ее приказание.
«Моя вежливость действует на всех одинаково! -с внутренним удовлетворением отметила про себя Генриетта, -интересно, насколько сильно страдает этот мерзавец?»
А Луи тем временем, обняв один из столбов, служивших подпоркой для крыши конюшни, заливался смехом. Ему понадобилось некоторое время для того, чтобы успокоиться. Проклятье, он едва сдержался, чтобы не расхохотаться в присутствии Генриетты. Луи ожидал, что Генриетта заговорит с ним, но думал, что это будет новая ссора. Он не ожидал от нее подобного поведения, однако сразу догадался, в чем состоит суть игры, которую затеяла Генриетта. «Ну что же, - весело подумал Луи, - не станем огорчать новоиспеченную невесту, и сделаем то, что она ожидает». Луи подошел к стойлу, где стоял его конь, и протянул руку. Конь головой ткнулся ему в ладонь.
Генриетта едва дождалась конца ужина. Сгорая от нетерпения, она поднялась в свои покои. Не обращая внимания на кормилицу, заняла позицию у одного из четырех окон, откуда прекрасно просматривалась конюшня. Поведение Генриетты в который раз удивляло бедную женщину, но, следуя привычке, она ничем не выдала своих чувств.
«Проклятье!» - неожиданно выругалась Генриетта. Она отошла от окна, задула все свечи в комнате, погружая ее в мрак, а затем вернулась на прежнее место. Луна светила очень ярко и, лишь благодаря ей, Жюли различала фигуру Генриетты, замершую в выжидательной позе возле окна.
- Могу я узнать, что происходит?
- Нет! - отрезала Генриетта, не оборачиваясь к кормилице.
В такой позе Генриетта просидела более двух часов и почти разуверилась в том, что задуманное ею удастся, как заметила движение во дворе, а следом ясно различила силуэт Луи, ведущего на поводу своего коня. Он направлялся к воротам, все время озираясь по сторонам.
- Попался, мерзкий развратник! - неожиданно закричала Генриетта, едва до смерти не напугав своим криком бедную женщину.
Генриетта буквально вылетела из комнаты.
- Господи, когда же она выйдет замуж? - пробормотала вслед ей Жюли.
Генриетта еще перед ужином распорядилась приготовить для нее лошадь, и поэтому ей понадобилось всего несколько минут, чтобы выехать вслед за Луи. Она сидела боком на лошади в том же роскошном платье, что и была на ужине, однако, это обстоятельство ничуть ее не смущало. Выехав из ворот, Генриетта уверенно направила бег коня к дому баронессы де Ласси.
Доехав до дома баронессы де Ласси, Луи остановился в ожидании. Меньше всего на свете он желал бы оказаться в постели Жюстины, но создать видимость, что он жаждет этого - необходимо сделать. Наконец, Луи уловил приближающийся топот копыт и в очередной раз удивился тому, до чего предсказуемо вела себя Генриетта. Он подъехал к балкону, затем медленно встал на спину коня, одним прыжком подбросил гибкое тело вверх и зацепился двумя руками за карниз балкона. Именно в этот момент раздался голос Генриетты:
- Меня всегда интересовало, каким образом вы прокрадываетесь к своим любовницам. Теперь я вижу воочию вашу изобретательность. Надеюсь, мой милый Луи, вы не станете осуждать меня за столь внезапное появление.
Вися на карнизе, Луи повернул голову в сторону Генриетты.
- Какими судьбами, дорогая невеста?
- Соскучилась, - со скрытым сарказмом ответила Генриетта, - поискала вас во дворце - не нашла. А потом я подумала о баронессе де Ласси и оказалась права. Надеюсь, вы не станете обижаться на меня, мой милый Луи?
Генриетта взяла его коня под уздцы и, развернувшись, поскакала обратно.
Луп отпустил затекшие руки и мягко приземлился на мостовую. На губах его играла довольная улыбка. Насвистывая, он отправился обратно.
Стоя у окна, Генриетта с ужасом наблюдала, как Луи несли на руках четверо мужчин.
Она бросилась во двор и сразу же подбежала к лежавшему возле парадной двери дворца Луи, лицо которого выглядело весьма бледным.
- Что произошло? - искренне волнуясь, спросила она.
- Всего лишь сломанная нога, - с неприязнью ответил Луи и спросил: - разве не этого вы хотели?
- Нет! - вырвалось у Генриетты.
- Избавьте меня от лжи, миледи.
Луи махнул рукой, и его понесли наверх.
В одном из нижних помещений дворца, где в свободное от работы время собиралась многочисленная дворцовая челядь, шла оживленная беседа. Слуги живо обсуждали резкую перемену в поведении своей хозяйки. Мнений было великое множество, но общее мнение за всех выразил Журден, который заявил:
- Мы должны благодарить графа де Сансера! Лишь благодаря ему миледи изменилась.
Вряд ли кто-нибудь мог возразить против этих слов. Исходя из этого, слуги решили всячески поддерживать графа, их симпатия была на его стороне, потому что он был первым человеком, который не только не отступил перед Генриеттой, но и сумел должным образом проучить эту гордячку Приняв решение, они взялись за дело. В первую очередь следовало позаботиться о графе, вернее, о его ноге. И несмотря на позднее время, несколько слуг отправились в комнату графа для того, чтобы по возможности облегчить его страдания. Было принято решение бессменно находиться у постели графа, он не должен чувствовать никаких неудобств, а заодно они покажут, на чьей стороне их симпатия.
Довольный своим новым положением, Луи растянулся на постели, положив руку под голову. На губах блуждала загадочная улыбка, смысл которой не трудно было понять. «Интересно, - подумал Луи, - как поступит Генриетта, узнав, что я всего лишь притворяюсь? Снова придет в ярость? Или по-прежнему будет прикрываться мнимой смиренностью?» Луи с удивлением смотрел, как в его комнату гуськом вошли четверо слуг, ведомые Журденом. В руках они несли такое количество мазей, тряпок и всего прочего, что наверняка хватило бы на целую армию.
Генриетта, направлявшаяся к Луи, заметила слуг, которые несли все эти вещи, и пришла в расстройство.
- Видимо, ему очень плохо, - решила она, - наверняка, он сейчас сильно страдает, и все по моей вине! Господи, почему я не оставила ему лошадь?
Она хотела наказать Луи, но у нее и мысли не было, что все кончится столь печально.
- Приподнимитесь, монсеньор, - Журден придерживал Луи, который почувствовал угрызения совести оттого, что слуги столь близко к сердцу восприняли его мнимое ранение.
- Право, это лишнее, Журден, - попытался возразить Луи, но все же ему пришлось приподняться, даже изобразить некую гримасу на лице, пока с него стягивали всю верхнюю одежду.
Затем под его голову подложили дюжину подушек, чтобы ему удобнее было полулежать в постели. Он чувствовал себя довольно хорошо и не смог удержаться от улыбки, когда молоденькая горничная с густой краской на лице принялась расстегивать ему штаны.
- Что здесь происходит?
Горничная резко выпрямилась, со страхом вглядываясь в каменное лицо Генриетты. Остальные, включая Журдена, опустили молчаливо головы. Луи пришел им на выручку.
- Ваши слуги, миледи, пытаются облегчить мои страдания, за что я им крайне благодарен.
Луи тут же получил признательные взгляды от всех слуг.
«Спокойствие», - внушала себе Генриетта, стараясь забыть, как видела горничную, пытающуюся стащить с Луи штаны.
- Примите и мою благодарность за заботу о моем женихе, - стараясь говорить как можно мягче, произнесла Генриетта, - однако не стоит столь рьяно усердствовать над моим дорогим Луи, к тому же я и сама в состоянии окружить его заботой.
Генриетта, как могла, нежно посмотрела на Луи.
- В самом деле? - переспросил донельзя довольным голосом Луи. - Ну что ж, я, пожалуй, воспользуюсь вашей добротой, дорогая невеста, если вы действительно готовы помочь страждущему.
«Он не верит в мои благие намерения, - поняла Генриетта, - еще бы, после того, что случилось! Но уличить ее перед слугами ему не удастся».
- Все, что угодно, мой милый Луи!
-Я обязательно воспользуюсь вашим щедрым предложением!
Многозначительная улыбка Луи повергла ее в ужас, но следующие слова…
- А для начала вы не могли бы закончить то, что начала это милое создание?
«Что он имеет в виду?» - подумала Генриетта, но заметив, с каким испугом смотрят на нее все слуги, внезапно все поняла. «Да как он смеет?» - Генриетта гневно посмотрела на Луи, но сразу же наткнулась на его насмешливую улыбку. «Вот ты и попалась», - говорил его взгляд. «Ошибаешься, мой милый Луи». Генриетта подошла к нему.
- Вы готовы, мой милый Луи?
- А вы сомневаетесь?
- Нисколько!.. Мерзавец! -второе слово Генриетта добавила мысленно.
Взявшись двумя руками за его штаны, Генриетта молила бога только об одном, чтобы под ними оказалась хоть какая-то одежда. Руки дрожали, но тем не менее Генриетта справилась с задачей, при этом испустив вздох облегчения. На Луи были одеты короткие подштанники.
- Милейший, - обратился к одному из слуг Луи, -у вас в руках мазь?
Слуга взглянул на графа, потом на содержание глиняного горшка, который держал в руке, и только потом утвердительно ответил.
- Передайте, пожалуйста, миледи.
Слуга безропотно подчинился. Приняв мазь, Генриетта с раздражением посмотрела на Луи.
- Правая нога, моя дорогая, - подсказал ей Луи. Он от всей души наслаждался этими мгновениями
и не скрывал своих чувств. Генриетта не могла отступать. Она макнула пальцы в сероватое вещество и нанесла его на правую «пострадавшую» ногу Луп.
- Разве так заботится о своем будущем супруге любящая невеста?
Генриетта мысленно в который раз говорила: «Убраться ему к дьяволу!», но в слух ничего не произнесла.
- Присядьте на мою постель, дорогая невеста. Дождавшись, пока Генриетта выполнила его просьбу, Луп с огоньками, сверкавшими в глазах, продолжал:
- А теперь положите мою ногу на свои колени, дорогая невеста. Вот так, отлично, - Луи одобрительно закивал, когда Генриетта так же молча выполнила его просьбу. - А теперь, будьте добры, дорогая невеста…
Но Генриетта, не дождавшись его слов, уже покрывала ногу от ступни до колена густым слоем мази. Луи ожидал каких-то резких движений, неприятных ощущений, но Генриетта на редкость бережно обращалась с его ногой.
Все это время слуги с ошеломленными лицами следили за происходящим. Луи подал им незаметный знак, прося покинуть комнату. Те поняли и, прежде чем уйти, кинули на Луи восхищенные взгляды.
Они остались наедине.
- Вряд ли стоило щадить мое самолюбие после того, что вы уже сделали, - не прерывая своих движений, обронила Генриетта.
- Так вы заметили? -Я не слепая!
- Не сомневаюсь! - с готовностью ответил Луи. -Иначе бы не стали преследовать меня с такой настойчивостью.
Генриетта звонко рассмеялась. В одно мгновение ее лицо преобразилось. Оно излучало неприкрытую нежность.
- Рад, что сумел рассмешить вас, - насупился Луп.
- Перестаньте дуться, Луи, - мягко произнесла Генриетта, - просто я вспомнила, как вы висели на балконе, когда я уводила у вас коня.
Генриетта снова рассмеялась, и Луи невольно последовал ее примеру, но по другой причине.
- Похоже, Генриетта, у вас входит в привычку лишать меня коня!
- Вы это заслужили, целиком и полностью!
- Возможно, - не стал отрицать Луи, - но скажите на милость, чем мне еще заняться в этой унылой провинции?
Генриетта бросила укоризненный взгляд на Луи.
- А разве… разве со мной вам скучно?
- Все, что угодно, только не это!
Луи рассмеялся. Генриетта улыбнулась в ответ.
- И все же, Луи, вы не ответили на мой вопрос: мое общество вам неприятно?
Почувствовав в словах Генриетты искренность, Луи рискнул ответить откровенно:
- Нет, при условии, что вы будете такой, как сейчас! К тому же не забывайте, Генриетта, всю прошлую неделю вы лишали меня вашего общества.
Ни он, ни она не замечали, как называли друг друга по имени, без колкостей. Генриетта сосредоточенно массировала ему ногу, и Луи начал чувствовать охватывающее его возбуждение. Генриетта, сама того не сознавая, передавала ему свои чувства через прикосновения. Когда она заговорила, в ее голосе звучала нерешительность.
- Луи, могу я задать вам один непростой вопрос?
- Все, что угодно, Генриетта!
- Почему вы столь рьяно стремитесь к своим любовницам? Что это для вас? Утверждение своего достоинства или превосходства? А может, собственной неотразимости?
- Причина одна, Генриетта. Я еще не нашел женщину, которая завладеет моим сердцем. Но я рад, что вы находите меня неотразимым, - тихо закончил Луи.
- Вы красивы, очень, - стараясь не глядеть в его сторону, сказала Генриетта, - и вы сами это знаете. Но если бы такая женщина нашлась…
«Она уже нашлась» - хотелось ответить Луи, но он не мог, потому что боялся испугать Генриетту. Услышав признание, она могла просто отвернуться от него, ибо всегда была непредсказуемой.
- Если я встречу ее, мои похождения закончатся.
Это не тот ответ, который хотела услышать Генриетта, но все же она осмысливала услышанное. И хотя разум твердил ей, что перед ней обманщик, подлец, тело призывало к немедленным действиям. И Генриетта поняла, что не в состоянии бороться с ним.
- Прости меня, Луи, - неожиданно произнесла Генриетта, - в тот день я… я обидела тебя. На самом деле я так не думала, нет. Это действительно было прекрасно, но я не понимала.
- А теперь? - вырвалось у Луп.
Вместо ответа Генриетта устремила взгляд своих глаз на Луи, которого мгновенно охватил бурлящий поток страсти при виде чувств, отражавшихся в глазах Генриетты. Генриетта положила руки на обнаженную грудь Луи и медленно, плавными движениями стала гладить его.
- Генриетта! - тяжело выдохнул Луи.
В ответ она начала губами касаться тех мест, где только что побывали ее руки. Постепенно ритм движений ускорялся и вскоре поцелуи Генриетты стали лихорадочными, словно она не могла насытиться им.
- Генриетта! - только и мог повторять Луи.
Она полностью руководила всем, что происходило, а ею руководили чувства - дикие и необузданные. Все тело Луи горело от ее поцелуев. Его не раз подмывало вскочить и повалить Генриетту, но так приятно было чувствовать ее ласки! Через минуту она оторвалась от него и встала во весь рост перед ним. Глубокое разочарование овладело Луи. Он, не мигая, смотрел на Генриетту. А та не сводила взгляда с большой выпуклости между ног Луп. Теперь она явно представляла, что там находится. Еще мгновение и она начала раздеваться. Луи ни за какие блага в мире не отказался бы от этого зрелища. Скинув свою одежду в беспорядке на пол, Генриетта без малейшего стеснения предстала его пылающему взгляду.
- Какая красота! - в сильном восхищении выдохнул Луи.
И с вожделением оглядывал стройные контуры бедер, красивые ноги, грудь, которая идеально сочеталась с плоским животом; а вид сосредоточия ее женственности подействовал словно раскаленная лава.
Генриетта неотрывно смотрела, как увеличивается выпуклость, ее тело горело и требовало немедленных действий.
Она легла на постель и, устремив полный страсти взгляд на Луп, прошептала:
- Люби меня, Луи! Люби, пожалуйста!
Луи со стоном обрушил на нее град поцелуев, покрывая ими все тело, от кончиков пальцев до шеи. Генриетта стонала и извивалась, цепляясь руками за него. Оба совершенно перестали осознавать происходящее.
- Еще и еще, - твердил себе Луи, не в состоянии насытиться прекрасным телом Генриетты.
Он почти обезумел от страсти.
- Сейчас, - шептала Генриетта, - сейчас, Луи!
Не слушая ее, Луи повернул Генриетту на живот и стал целовать спину, затем опустился к нежным розовым ягодицам и прижался к ним губами. Рука Луи все время гладила ноги Генриетты.
- Сейчас, сейчас, - повторяла Генриетта, стоная. -Что-сейчас?
Луи вернул ее в прежнее положение и, раскрыв ноги, начал покрывать поцелуями внутреннюю сторону бедра.
- Возьми меня, возьми меня!!! - чуть ли не умоляла Генриетта.
- Ты - моя, только моя! Мы поженимся, Генриетта!
- Нет, Луп, я не буду твоей женой! Я не люблю тебя! Но любовницей - стану, потому что мое тело жаждет твоих прикосновений.
Генриетта обхватила голову Луи.
- Пожалуйста, Луи, я хочу тебя, очень!
- Одна проблема, миледи! Я не желаю вас!
Луп оторвался от Генриетты и с каменным лицом уставился в потолок.
Дрожа от неутоленной страсти, Генриетта растерянно смотрела на него.
- Я тебя расстроила? Если так, то прошу прощения, я не хотела тебе лгать. Я действительно не люблю тебя, но как любовники…
- Оставьте меня, миледи! - гневно закричал на нее Луи. - У меня разболелась нога и я хочу остаться один.
- Не понимаю, - пролепетала Генриетта.
- Уйди, Генриетта, ради бога, оставь меня!
Луи пытался не показать, какую боль причинили ему слова Генриетты. Он ни разу не повернулся в ее сторону, пока она одевалась, он даже не ответил, когда Генриетта пожелала ему спокойной ночи.
«А я хотел признаться ей в любви, глупец! - рассердился на себя самого Луи. - Она не готова принять мои чувства, как не готова открыть свои».
Но ее тело принадлежит ему! Сколько же пройдет времени, прежде чем Генриетта признается ему в любви?


Глава 17


Вернувшись в свои покои, Генриетта с помощью горничной переоделась в ночную рубашку Затем она отослала горничную и, открыв выходящее на пруд окно, уставилась на полную луну. В голове сразу возник вопрос: почему Луп прогнал ее? Ведь он чувствовал то же самое, что и она. Генриетта видела это и чувствовала. Сама она до сих пор дрожала, ибо чувства, владевшие ею, еще не оставили ее.
Что его могло рассердить? Неужели ее слова? Но какие именно? Она сказала, что не любит его. «Возможно, они», - с робкой надеждой подумала Генриетта, но тут же отвергла эту мысль. Она сама слышала, как он отзывался о ней и о браке. Что ему нужно Генриетта прекрасно осознавала, следовательно, его разозлило ее нежелание выходить за него замуж. Это был единственный объяснимый ответ из всех, что приходили ей в голову. Генриетта рассердилась на себя, на свою несдержанность. Она собиралась сказать о своем нежелании выходить за него замуж в самом конце, когда Луи уверует в то, что они поженятся. Это явилось бы справедливым наказанием за его коварные планы. Но несмотря на все коварство, Генриетта испытывала к Луи непреодолимую страсть. Она поняла, что не сможет расстаться с Луп, не познав полноты любви. И почему-то не сомневалась, что именно он в состоянии подарить полноту чувств, и сегодняшние события явились тому бесспорным подтверждением.
Генриетта почувствовала, как бурно вздымается ее грудь и как сильно застучало сердце при одном воспо-
минании о пережитых мгновениях. Что бы ни случилось, Генриетта не сомневалась, что Луи единственный мужчина в ее жизни. Она нетерпимо относилась ко всем мужчинам, но ему каким-то образом удалось внушить ей далеко не безобидные чувства. Но что же ей делать? Она жаждет его объятий больше всего на свете, а он не желает ее. Может, выйти за него замуж и потворствовать его гнусным планам? Генриетта сразу же отбросила эту мысль. Да, она получит Луи, но едва пройдут первые дни, он бросит ее и вернется к своим любовницам. А этого Генриетта вынести не сможет. Да, она сейчас может возненавидеть любую женщину, которая просто посмотрит на Луи. Что же будет после свадьбы? Страдания и унижение! Нет, она должна преодолеть влечение к Луп, тем более, что он отвергает ее. «А, кстати, почему он отверг меня? - неожиданно подумала Генриетта. - Ведь на брак его решение никоим образом не повлияло, скорее помогло бы ему в осуществлении своей цели. Он отказался от преимущества, которое я неосознанно дала ему в руки, но во имя чего? - Сердце Генриетты кольнула слабая надежда. - А если Луи любит меня? Ведь до сих пор он не отказывался ни от одной женщины, а от меня отказался! Не потому ли, что его ранили мои слова? - Генриетта запуталась сама в себе, но последнее предположение наполнило ее счастьем. Она тихо засмеялась. - А если Луи не притворялся, если он ее любит? Приятно было бы знать, что знаменитый граф де Сансер потерял голову от любви к ней и отверг всех женщин во имя нее, нее одной! Боже! Как прекрасно это звучит! - мечтательно прошептала Генриетта. - Луи любит меня!»
Генриетта сама не заметила, как глаза начали слипаться. Положив руки на подоконник, она уснула с этой чудесной мыслью.
Сквозь сон Генриетта услышала веселое щебетание птиц. Она улыбнулась и открыла глаза. Строй ровных солнечных лучей проникал в ее комнату. Она чувствовала себя бодрой и отдохнувшей. Кинув взгляд на пруд, она увидела четырех слуг, которые несли Луи по дорожке к пруду.
- Мой милый Луи, - с любовью произнесла Генриетта, - прости меня, что я невольно причинила тебе боль. Я буду днями и ночами ухаживать за тобой, пока твоя нога не заживет.
- Осторожнее, осторожнее, - до Генриетты донесся голос Журдена.
Она увидела, как Луи усадили на скамейке у пруда ее слуги, а затем удалились, оставив его одного. Генриетта мягко улыбнулась, глядя, как Луи потягивается всем телом.
-Как он красив и…
Генриетта застыла у окна при виде того, как Луи встал со скамейки и, без малейшего намека на боль в ноге, спокойно прошелся по дорожке, затем вернулся обратно и попрыгал на «сломанной» ноге, при этом весело смеялся. До Генриетты донесся его голос:
- Неужели все женщины тупы, как коровы?
Луи разделся, с разбега прыгнул в воду и поплыл.
- Мерзавец! - в бешенстве крикнула Генриетта, - как я могла верить этому обманщику!
Через несколько минут она уже подбегала к пруду.
Подплывая к берегу, Луи увидел Генриетту. Нащупав под ногами землю, он встал. Вода доходила ему до пояса. «Боже, да она в ярости!» -усмехаясь, подумал Луи.
- Не смейте усмехаться, вы - подлый обманщик, развратное чудовище и…
- Мерзкий граф, негодяй и все прочее, - закончил за нее Луи. - А я-то гадал: насколько хватит вашего мнимого смирения.
- Как вы могли? - не слушая его, возмущенно произнесла Генриетта, - я искренне переживала за вас, считала себя виновной в том, что произошло с вами, а вы… вы в это время преспокойно издевались надо мной! «Сядь на постель, милая, положи мою ногу на свои колени», - передразнила его Генриетта, - есть ли у вашей мерзкой изобретательности предел? Стыдитесь!
- Стыдиться? - глядя на нее в упор, спросил Луи. -А как насчет вас, дорогая невеста?
- Что вы имеете в виду? - Генриетта гордо вскинула голову.
- Вашу попытку использовать мое беспомощное положение. Вы так смотрели на некоторые части моего тела, что меня так и подмывало выполнить просьбу, высказанную вамп в прошлый раз, - голос Луп звучал насмешливо.
- Ах, ты! - Генриетта задохнулась от бешенства. Она оглянулась в поисках предмета, который могла
бы запустить в его насмешливое лицо.
- Может, для разнообразия, попытаетесь меня утопить?- насмешливо посоветовал ей Луи.
-Прекрасная мысль!
Не раздумывая над последствиями, Генриетта в одежде вошла в воду. Она подошла к Луп и наотмашь влепила ему пощечину, затем вторую, третью. Луп не пытался ее остановить. Он по-прежнему улыбался, но это была другая улыбка.
- Ты не злишься? - удивленно уставившись на него, спросила Генриетта.
- Нет, - мягко ответил Луи, завораживая ее своим взглядом.
-Почему?
- Наверное, потому, что вижу, как тебе хочется поцеловать меня - ты смотришь все время на мои губы!
- Неправда, я не стану целовать такого обманщика!
- Может, заключим пари, миледи?
Генриетта отрицательно покачала головой. С губ слетел едва слышный шепот:
- Нет, я все равно проиграю! Луи напрягся всем телом.
- Что со мной происходит, Господи! Я ненавижу тебя, но… но… когда ты рядом…
Генриетта медленно приблизила свои губы к губам Луи, а затем, отбросив всякий стыд и повинуясь только инстинкту, обняла его, смешивая свое дыханье с дыханьем Луи. Генриетта целовала Луи в губы долго и нежно. Едва она почувствовала ответ Луи, и в ее груди что-то вспыхнуло. Она взяла двумя руками Луи за голову и став на цыпочки, покрыла его лицо поцелуями. Не останавливаясь на этом, она стала целовать его грудь, не замечая, что Луи не только не отвечает, но и смотрит куда-то в сторону. Оторвавшись от груди, Генриетта вновь припала к его губам, покрывая их быстрыми легкими поцелуями. Луи попытался остановить ее, но Генриетта решительно воспротивилась. Ее голос прозвучал громко и непреклонно:
- На этот раз тебе меня не остановить! Я хочу тебя, Луи, хочу больше всего на свете!
- Может, вначале обернешься назад, Генриетта, за нами наблюдают.
- Наплевать, - полным страсти голосом отозвалась Генриетта, вновь потянувшись к его губам.
- Даже если это король Франции?
Генриетта осознала услышанное, едва ее губы коснулись губ Луи. Она медленно отстранилась от него и очень медленно повернулась назад и сразу же испустила крик испуга. В нескольких шагах от них на берегу стояли три человека. Король Франции, на губах которого блуждала довольная улыбка, герцог Бурбонский, который едва сдерживался, чтобы не расхохотаться, и герцог Орлеанский с таким видом, будто его схватил столбняк.
- Простите, ваше величество, - едва пролепетала Генриетта, пытаясь сделать реверанс в воде.
- Полагаю, монсеньоры, - весело заметил король, -дела обстоят не так плохо, как мы предполагали. Пойдемте, дадим им немного времени, дабы они привели себя в должный вид. - Король, не выдержав, расхохотался.
Герцог Бурбонский - вслед за ним. Они повернулись и, хохоча, зашагали к выходу.
- Боже, Генриетта!
В этих двух словах герцог Орлеанский выразил все чувства, которые владели им в эту минуту, а затем бросился догонять его величество.
После их ухода Луи повернул к себе голову Генриетты и легонько коснулся ее губ.
- Не расстраивайся, милая, -утешал он ее, - как будущие супруги мы можем позволить себе все, что угодно.
- Никогда! - отрезала Генриетта и, повернувшись, вышла из воды.
Луи осуждающе покачал головой ей вслед.
Дворец охватила настоящая лихорадка. Все слуги беспрестанно сновали взад и вперед, устраивая комнаты для королевских придворных. Коридоры дворца наполнили придворные. Создавая небольшие группы, рьяно обсуждали всяческие сплетни.
Оставим придворных на некоторое время и вернемся к Генриетте, которая тщательным образом готовилась к своему первому выходу в свет.
-Я им покажу, - бормотала она, пока ее гардеробом занимались две горничные, - они нарочно устроили эту смешную сцену для того, чтобы вынудить меня к замужеству.
При этом она упускала одну немаловажную деталь, а именно, что никто иной, как она сама являлась инициатором небезызвестных событий.
Тем временем Луи приводил себя в надлежащий вид. Прекрасно одетый, в длинных черных сапогах, с атласной перевязью поверх расшитого драгоценными нитками камзола, на котором висела шпага. С обнаженной головой, по которой спускались длинные волнистые черные волосы, и непокорным взглядом он вышел из своей комнаты.
Перебрасываясь обменом слов и переходя от одной группы придворных к другой, он спустился на второй этаж, где вскоре должно было состояться пиршество в честь прибытия королевской особы. Через открытые двери, возле которых стояла большая группа придворных, Луп увидел накрытые разнообразной едой столы.
Один из них стоял в центре, отдельно от других. Возле него стояло огромное кресло. «Для короля», - подумал Луи. Он рассеянно озирался по сторонам, когда услышал голос своего дяди. Увидев его в дверях одной из комнат, прилегающих к залу, Луи направился туда.
Герцог Бурбонскпй пропустил племянника, затем вошел сам и закрыл за собой дверь. Они находились в кабинете герцога Орлеанского. Он сам поднялся навстречу Луп, который ответил ему поклоном.
- Итак, молодой человек, после того, что мы видели, у меня лишь один вопрос к вам, - голос звучал негромко, но с явной угрозой, - вы намерены жениться на моей дочери?
- Надеюсь, вы не вините меня в произошедшем, монсеньор? - вежливым голосом спросил Луи.
- Виню, - резко ответил герцог Орлеанский, - представляю, до чего вы довели мою бедную девочку, раз она, потеряв стыд, бросилась в ваши объятия.
Герцог Бурбонский не вмешивался в разговор, но Луи ясно видел, что он не на его стороне.
- Бедная девочка? - с легким раздражением переспросил Луи, - это ложь, и вы прекрасно знаете это.
-Позвольте…
- Не позволю, - резко оборвал Луп и с негодованием посмотрел на обоих герцогов. - У Генриетты отвратительный характер и вы искали человека, способного справиться с ее, мягко говоря, недостатками, так как сами не смогли совладать с ней. Может, ответите, монсеньор, какой я по счету жених?
Видя, что герцог Орлеанский опустил глаза и не отвечает, Луи продолжил:
- Или вы считаете, что я настолько глуп, что не понял ваших намерений? Для меня с самого начала было все ясно, в том числе и ваш сговор с моим дядей, в который вы втянули его величество. О чем вы думали, посылая меня к вашей дочери, тем более зная о моей далеко не лестной репутации? А вы? - Луи повернулся к дяде. - Разве я не твердил вам, что не собираюсь жениться? Но разве вы прислушались к моим словам? Вы оба втянули меня в эту историю, а сейчас имеете наглость сваливать собственную вину на меня.
Оба герцога прекрасно осознавали справедливость слов Луи, он был прав от начала до конца.
- Вы не намерены жениться на моей дочери?-упавшим голосом спросил герцог Орлеанский.
После недолгого молчания Луи ответил:
- Мое намерение в настоящее время не имеет значения, так как я абсолютно уверен в том, что Генриетта мне откажет.
- Это невозможно! - в один голос воскликнули оба герцога.
- И тем не менее все произойдет именно так, как я говорю, - уверенно повторил Луи, - Генриетта мне откажет.
- Скажи лучше правду, Луи, - упрекнул его герцог Бурбонский, - после того, что мы видели, невозможно думать об отказе Генриетты.
- И тем не менее она откажет, - в третий раз повторил Луи.- И еще, монсеньоры, вы втянули меня в эту историю и за это… - Луи оглядел обоих герцогов, которые внимательно слушали его, и на его губах появилась широкая улыбка, - за это я вам от всей души благодарен!
-Что он сказал?
- Мне не послышалось?
Оба герцога растерянно смотрели друг на друга, затем перевели взгляд на улыбающегося Луи. Он сделал шаг вперед, в сторону герцога Орлеанского, и, поклонившись, торжественно произнес:
- Монсеньор, я прошу руки вашей прекрасной дочери! Я люблю Генриетту!
Открытое улыбающееся лицо Луи не оставляло сомнений в искренности его слов.
- Луи, сын мой! - ликуя, герцог Орлеанский обнял его.
За ним тут же последовал герцог Бурбонский.
- Надеюсь, это не очередная шутка? - радостно хлопая Луи по спине, спросил он.
-Я люблю ее всем сердцем, монсеньор! И для меня не будет большего счастья, чем брак с Генриеттой.
- Сегодня же отпразднуем помолвку! - оба герцога в радостном возбуждении потирали руки.
- Не спешите, - остановил их Луи, - не все так просто! Я люблю ее, думаю, и она меня любит, но выходить замуж категорически отказывается. Она вбила себе в голову, будто ненавидит меня.
- Что же делать? - растерялся герцог Орлеанский. -Если Генриетта приняла решение, никто не сможет переубедить ее.
Луи весело улыбнулся.
- А я и не собираюсь - ее невозможно переубедить.
- И что ты собираешься делать? - спросил его дядя. -Жениться!
- Не получится, - расстроенно произнес герцог Орлеанский.
- Хотите пари?! - предложил ему Луи.
- С удовольствием!
- Я бы тоже не отказался участвовать, - заметил герцог Бурбонский, -разумеется, на стороне его высочества.
- Прекрасно, - подытожил Луи. - Итак, сегодня Генриетта откажет мне. Если я ошибусь - пари теряет свою силу, если же окажусь прав, - Луи сделал паузу, на губах появилась хитрая улыбка, - я женюсь на ней в течение одного месяца, и не просто женюсь - она сама будет умолять меня жениться на ней!
- Легкий выигрыш, - заметил герцог Орлеанский.
- Ты слишком самонадеян, - согласился с другом герцог Бурбонский.
- И не просто умолять жениться на ней, - с ударением продолжал Луи, - но и сделает это стоя на коленях в присутствии свидетелей!
- Лучше сразу выкладывайте деньги, молодой человек, - посоветовал ему герцог Орлеанский, - этому никогда не бывать.
- Увидим, - не согласился Луи, - но, - он пристально посмотрел на герцога Орлеанского, - мне нужна ваша помощь и обещание, что вы ее окажете в нужный момент.
- Все, что угодно, - согласился герцог, - но должен вас предупредить, вы затеяли безнадежное дело.
- Вы даже не представляете, монсеньор, сколько раз мне говорили эти слова!
Генриетте сразу же представился моложавый фат. Он пытался занять ее разговором, но она все время озиралась по сторонам в поисках знакомой фигуры. Она почти не слушала своего собеседника, она даже не запомнила его имя. Генриетта обошла весь дворец, но так и не нашла его. Она хотела предупредить Луи, чтобы он отказался от мысли жениться на ней. Но в последнюю минуту Генриетта почему-то решила пощадить его чувства и не унижать прилюдно отказом. Она в сопровождении навязчивого спутника вошла в зал и сразу же увидела Луи. Он был потрясающе красив… в следующую минуту Генриетту охватил гнев. Луи стоял в окружении четырех дам и, расточая улыбки налево и направо, говорил им комплименты.
- Вы не поверите, герцогиня, - раздался возле Генриетты голос воздыхателя, - все эти дамы в недавнем прошлом состояли в любовницах графа, более того, его привязанность была заметна к маркизе де Арси, она стоит справа от графа.
Генриетта с ненавистью посмотрела на обаятельную стройную даму с веером в руках. Словно назло ей, маркиза наклонилась к уху Луп, шепча какие-то слова, но Генриетта ясно видела, как маркиза коснулась губами уха графа. Генриетту охватило сильное желание надавать оплеух этой мерзкой маркизе, однако в этот момент Луи заметил ее.
«Боже, как она прекрасна в этом зеленом платье!» -подумал Луи, направляясь к ней. Генриетта действительно выглядела потрясающе. В ее одежде, фигуре, лице, уложенных волосах не было ни единого изъяна. Лишь выражение глаз, которые метали молнии в Луи, оставляло желать лучшего.
Луи подошел к Генриетте и поцеловал ее руку.
- Рад приветствовать вас, дорогая невеста. Приседая в реверансе перед графом, Генриетта сквозь
зубы произнесла:
- Еще раз посмеете назвать меня подобным образом -пожалеете. Примите этот совет, иначе раскаетесь.
- Услуга за услугу! - прошептал Луи, по-особенному глядя в ее прекрасные глаза. - Сдерживайте свои чувства, дорогая невеста.
- Мерзавец! - процедила Генриетта.
- Вы становитесь однообразной, - заметил ей Луи. -Его величество!
Король прошествовал на свое место под стройный ряд поклонов. Сев на отведенное ему место, он предложил придворным последовать его примеру. Пока придворные рассаживались по местам, король громко произнес:
-ГрафдеСансер!
Луи предстал перед королем.
-Ваше величество!
- Я жду, - коротко произнес король.
Кивнув королю, Луи подошел к одиноко стоявшей в центре зала, под прицелом сотен придворных, и - что еще хуже - взгляда короля, Генриетте. В зале раздался громкий голос Луи.
- Миледи, имею честь просить вашей руки!
- Нет! - Генриетта ответила резко и грубо. Луи повернулся к королю и развел руками.
- Нет? - не мог поверить услышанному король. - Вы отказываете графу?
- Вот именно, - подтвердила Генриетта, - я не собираюсь замуж, а если соберусь - граф будет последним из мужчин, кто станет моим супругом.
Короля явно озадачили слова Генриетты.
- Весьма странное заявление, особенно учитывая ту маленькую пикантную сценку, свидетелем которой я стал.
Придворные, явно заинтересованные словами короля, начали перешептываться.
- Ваше величество, - бросилась в атаку Генриетта, несмотря на то, что после слов короля у нее на щеках выступил румянец, - я не отрицаю, что граф обладает обаянием, перед которым женщине трудно устоять, - но все же, - Генриетта устремила гневный взгляд на Луи, -я считаю его негодяем и подлым обманщиком, лжецом…
- Достаточно, - прервал ее король и спросил: - Ваше решение твердо?
-Да, ваше величество!
Генриетта гордо вскинула голову, ожидая отповеди от короля, но он рассмеялся, а за ним вслед - придворные. Потом они встали вслед за королем, который стоя аплодировал Луи, и последовали его примеру.
Генриетта ровным счетом ничего не понимала. Она унизила его. Так почему его приветствуют, да и сам Луи кланялся королю с довольной улыбкой?
- Я свободен, ваше величество?
- Безусловно! - подтвердил король, усаживаясь в свое кресло, - но с одним непременным условием: вы должны раскрыть свой секрет. У меня в голове не укладывается, как может женщина воспылать к вам страстью и при этом отказываться от брака?
- Все просто, сир, - ответил Луи, - немного наблюдательности, немного любви, толику ненависти, прибавьте к этому ревность и подозрительность, и вы сможете получить необходимый состав.
- Подробности, граф! - потребовал король.
- Подробности! - требовали придворные.
В общем гуле голосов раздался растерянный голос Генриетты:
- Ваше величество, могу я узнать, что происходит? Король, снисходительно улыбаясь, ответил:
- Все просто, дитя мое. Вам, вероятно, известна история с баронессой дю Рено?
Генриетта кивнула.
-Я принял решение наказать графа. И этим наказанием должна была стать…
- Наша свадьба, - бледнея, догадалась Генриетта.
- Именно, - подтвердил король, - жаль тебя разочаровывать, Генриетта, но в то время, когда я поставил графа перед выбором: изгнание или женитьба на тебе -он выбрал первое, тогда я лишил его выбора и приказал жениться на тебе. Лишь твой отказ освобождал его от наказания. Что ты наглядно продемонстрировала перед нами. Надеюсь, я удовлетворил твое любопытство, а теперь я желаю выслушать подробности его блестящей кампании.
Король перестал обращать внимание на Генриетту и повернулся к Луи.
Такой страшный обман - Генриетта почувствовала себя униженной и растоптанной. Она не смела поднять глаза, но голос Луп она все же услышала.
- Однажды, - рассказывал Луи, - я подкараулил миледи, когда она возвращалась домой, и делая вид, что не замечаю ее, откровенно рассказал одной даме о своих далеко не честных намерениях. Я сказал, сир, что женюсь на ней из-за приданого, что мне нужен титул, а когда все получу - заживу прежней жизнью. Миледи ясно все слышала и, видимо, сделала необходимые выводы. Впрочем, были и более незначимые истории.
Король хохотал до слез над рассказом Луи. Воспользовавшись передышкой короля, Луп спросил:
- Сир, могу я быть свободным?
- Разве вы не хотите отобедать с нами? - удивился король.
- Я долго отсутствовал в своем замке, у меня накопилось много дел.
- Понимаю, - многозначительно ответил король, -не буду вас задерживать, граф.
Поклонившись, Луи выскользнул из зала, стараясь быть незаметным. Но одна пара глаз весьма внимательно следила за его передвижениями.
Генриетта вошла в комнату, когда Луи поспешно собирал свои вещи.
- Так, значит, ты все подстроил? У баронессы де Лас-си? - голос ее звучал очень тихо.
Луи озорно улыбнулся ей, не переставая двигаться по комнате.
- Подстроил! Кстати сказать, я терпеть не могу Жюс-тпну! Но я не мог разочаровать тебя, ведь ты с такой надеждой следила за мной из окна.
- Ты знал? - поразилась Генриетта.
Луи подошел к Генриетте вплотную и глядя в глаза сказал:
- Правда в том, Генриетта, что ты с самого начала делала все, что мне было необходимо. Ты ведешь себя на удивление предсказуемо. Для меня самое важное в жизни - моя свобода. Я не собираюсь жениться, впрочем, как и ты выходить замуж. Я от всей души благодарен тебе за помощь, хотя ты и сделала это из личных побуждений. Я просто счастлив, что ты ненавидишь меня.
- Все, что произошло между нами, все было ложью?
- Не знаю, что ты имеешь в виду, - делая вид, будто не понимает Генриетту, ответил Луи, - но если свое предложение стать моей любовницей - извини, вынужден отказать. Меня уже ждут в моем замке, а я не привык заставлять женщину долго ждать. Так что простите, миледи.
Луи отодвинул ее от двери и вышел из комнаты.
Оставшись одна, Генриетта почувствовала, как её охватывает невыразимое отчаяние. Она закрыла лицо двумя руками и зарыдала.


Глава 18


Жюли осторожно закрыла за собой дверь в покои Генриетты и подошла к ожидавшему герцогу Орлеанскому
- Третий день не переставая плачет, такого прежде не бывало. Может, стоит известить графа?
- Никоим образом, - решительно отказал герцог Орлеанский, - она могла согласиться, когда граф предложил ей руку
- Что же нам делать? - растерянно спросила Жюли. -Я сам с ней попробую поговорить.
Герцог Орлеанский решительными шагами вошел в комнату Генриетты. Она лежала, свернувшись калачиком на постели, и плакала. В руках лежал весь мокрый от слез платок.
- Сколько можно горевать, Генриетта? Генриетта даже не повернулась на голос отца. Он
сел перед ней, с участием взирая на текущие по ее щекам слезы.
-Генриетта, дитя мое!
- Почему вы не сказали, отец? - сквозь слезы прошептала она. - Почему скрыли от меня правду? Почему?
- Ну ты же все равно не хотела выходить замуж, -растерянно оправдывался герцог.
-Я бы вышла…
- Правда? - герцог не мог поверить услышанному. Генриетта кивнула.
- Он все время издевался надо мной, обманывал, делал вид, будто влюблен в меня, - голос Генриетты пре-
рывался, - а я как последняя дура помогала ему. И в этом виноваты вы, отец. Если б я знала правду - назло ему согласилась бы на этот брак! Мерзавец, он говорил такие гадости, оскорблял меня… а я?
Генриетта подняла заплаканное лицо. В глазах мелькнула надежда.
- Попросите короля, отец, сделайте что-нибудь, я должна выйти за него замуж, я должна наказать его, иначе просто сойду с ума. Ведь должен же быть способ исправить случившееся?
Увидев, что отец замялся, Генриетта воспрянула духом.
-Прошу вас, отец, не скрывайте от меня ничего, прошу вас! Я должна знать.
- Не знаю, - неопределенно проговорил герцог, -стоит ли вообще об этом говорить?
- Отец, - у Генриетты даже слезы высохли, - прошу вас!
- Существовало условие, - сдался наконец герцог.
- Какое условие? - еще не веря в свою удачу, спросила Генриетта.
- Ты все равно не сделаешь этого, - герцог Орлеанский встал.
Но Генриетта ухватила его за руку и усадила обратно.
- Какое условие? Я хочу знать, - с необыкновенной твердостью повторила вопрос Генриетта.
-Хорошо! Король поставил одно условие перед наказанием. В случае, если ты откажешься от свадьбы, ты… ты можешь изменить решение, и граф не в праве отказаться от брака с тобой, но… но только в случае, если ты при свидетелях опустишься пред ним на колени и будешь умолять жениться на тебе. Зря я тебе это рассказал, Генриетта. Ты все равно не сделаешь этого, к тому же король хочет женить графа на одной испанке.
- Вот как? - спокойно спросила Генриетта, хотя едва сдерживала в душе ликование.
Она и не такое сделает, чтобы отомстить этому мерзавцу! Генриетта обняла отца и поцеловала в щеку.
-Благодарютебя, отец!
Герцог поцеловал дочь в лоб и, пожелав отдыха, оставил ее одну.
Весь день слуги докладывали герцогу о том, что Генриетта лихорадочно вышагивает по комнате, затем раздался какой-то шум, а потом все стихло. Герцог не ложился спать. Сидя в гостиной, он заметил, как мелькнул край накидки Генриетты. Когда он вышел во двор, Генриетта выезжала из ворот.
- Неужели этот пройдоха оказался прав? - с радостным удивлением думал герцог.
Перекрестившись, он попросил у бога прощения за маленький обман, который и был условием, поставленным ему Луи.
После возвращения в замок Луи сразу же окунулся в повседневные дела родового поместья, чего раньше с ним никогда не случалось, на что сразу же обратил его внимание де Валиньи. Но Луи лишь отмахнулся от него. Вместо заведенных ранее порядков, которые заключались в более или менее приятном времяпровождении, он без устали разъезжал по окрестностям, помогая решать насущные дела своих подданных. Крестьяне из окрестных деревень, входящих в состав графства Сансер, ранее в глаза не видавшие своего хозяина, с удивлением смотрели на красивого молодого человека, гарцевавшего на поразительном скакуне. В течение трех дней Луи узнал о своих подданных гораздо больше, чем за всю предыдущую жизнь. Поездки и общение с людьми приносили Луи желанное спокойствие, а самое главное, отвлекали его от мыслей о Генриетте.
Диманш по-прежнему ворчал на своего воспитанника, возвращавшегося домой поздними вечерами, но делал это с добродушной ухмылкой, ибо в действительности не мог нарадоваться столь резкой перемене в поведении Луи. Диманш аккуратно складывал всё возрастающую кучу писем, написанных женским почерком, на столе в опочивальне Луи. Луи не читал эти письма, равно как не обращал внимания на молоденьких девиц в самом замке, которые так и липли к нему. И это обстоятельство еще больше радовало Диманша. Сам Луи не замечал происходящих с ним перемен, он как всегда вел себя, как подсказывали его чувства.
На утро четвертого дня после приезда в Сансер Луп получил письмо от своего дяди, в котором тот известил его о переговорах, которые вел король. Речь, в частности, шла о его женитьбе на некой испанке, имя которой не упоминалось.
- Ни за что на свете, - свертывая письмо в трубочку, -произнес Луи, - кроме Генриетты, никто не займет место моей супруги.
- Плохие новости?
Луи передал письмо Диманшу
- Ничего существенного, положи его с остальными и набери для меня побольше еды, я ненадолго уеду.
Когда через некоторое время Луи вышел из замка во внутренний двор, там уже стоял оседланный конь с притороченным к седлу мешком. Луи выехал из замка через узенький мост, переброшенный через ров, и сразу свернул налево, направляя бег коня к дороге, которая вилась между двух полей. Выехав на нее, Луи погнал коня галопом, поднимая после себя клубы пыли. Через четверть часа скачки Луи въехал в деревню. Крестьяне, работающие возле своих домов, с неприкрытым удивлением следили за его действиями. Луи подъехал к полуразвалившемуся бревенчатому домику и спешился. Отвязав мешок с припасами, он взял его и вошел в дом.
В доме была всего лишь одна комната. Все здесь напоминало о страшной нищете обитателей этого места. Почувствовав смрадный запах, Луи на мгновение задержал дыхание. В комнате находилось всего одно окно, возле которого стояла единственная кровать. На ней лежала молодая женщина в платье из грубого полотна. Четверо маленьких детей возились неподалеку. В углу сидела сморщенная старуха. Взгляд ее пронзительных глаз был направлен на Луи. Луи подошел к почти сгнившему столу и, развязав мешок, выложил все припасы на стол. Дети, увидев хлеб, сыр, мясо, наперегонки бросились к столу. Оставив детей разбираться с едой, Луи подошел к старухе и, вынув из кармана несколько монет, вручил ей.
- Купишь дочери лекарства, - сказал он.
Та молча приняла деньги. Луп подошел к женщине и потрогал ее лоб. На его лице появилось удовлетворенное выражение.
-Лихорадка отсутствует. Даст бог, твоя дочь перенесет болезнь.
Старуха не произнесла ни единого слова.
Оставив их, Луи вышел. Возле его коня толпились крестьяне: мужчины и женщины.
- Да благослови бог вашу светлость! - наперебой раздались голоса.
Луи улыбался всем, чувствуя себя счастливым от этих простых слов.
- Староста, - обратился он к одному пожилому мужчине.
Тот подошел, низко кланяясь.
- Впредь сообщай обо всех жителях, которые нуждаются в помощи. И сами их не оставляйте, помогайте, кто чем может. Я буду навещать вашу деревню, равно как и все остальные. Те из вас, которые лишены кормильцев и голодают, могут рассчитывать на мою помощь. Я не позволю никому на моих землях голодать! -Луи прервал поток благодарностей и продолжал, - но это вовсе не значит, что вы должны отлынивать от работы. Будьте усердны и трудолюбивы, а в остальном положитесь на меня. Увидимся еще!
Луи сел на коня и под благодарности и благословения окружающих покинул деревню.
Пока Луи путешествовал по окрестностям, в замок к Диманшу, который занимался одеждой своего хозяина, вошла юная деревенская девушка.
- Здравствуйте, я Катерина, - смущаясь, представилась она.
Диманш подозрительно оглядел девушку с головы до ног и, видимо, оставшись чем-то недовольным, неодобрительно покачал головой.
- Иди за мной.
Катерина молча последовала за Диманшем. Они прошли через довольно обширный холл и поднялись на второй этаж, где находились покои Луи. Диманш настежь отворил большую дверь и впустил Катерину внутрь. Она увидела большую комнату. Пол был устлан шкурами животных, на стене висело холодное оружие. Большая кровать с широким пологом, стол, заваленный письмами, перо с чернильницей. Второй стол, поменьше, стоял возле кровати. Несколько светильников: один - на столе. Одежда в беспорядке разбросана по комнате.
Над ухом Катерины раздался ворчливый голос Ди-манша:
- Признаюсь, девка, мне не по душе приказания графа, ты, конечно, будешь убирать его комнату, но надеюсь, у тебя хватит ума не запрыгнуть к нему в постель?
Увидев лицо девушки, Диманш простонал:
- Да ты только и мечтаешь об этом!
Катерине нечего было ответить. Все чувства на ее лице ясно читались. Тяжело вздохнув, Диманш оставил ее прибираться в комнате.
Луп вернулся домой поздно вечером. Он весь день провел в седле и очень устал. Немного освежило вечернее купание. Странно, но он изменил свою привычку купаться днем. Почему-то его беспокоило то обстоятельство, что его увидят во время купания. Как всегда в столовой его ждал сытный ужин. Но кроме Диманша возле стола на сей раз присутствовала Катерина.
- Рад тебя видеть, Катерина, - Луп улыбнулся ей, садясь за стол.
- Я тоже, монсеньор! - пролепетала обрадованная девушка.
- А меня ты, похоже, не рад видеть?
- Когда ты перестанешь ворчать, Дпманш? Тяжело вздохнув, Луи принялся за еду, временами
прерывая ее, чтобы задать Катерине интересующие его вопросы. Время ужина пролетело незаметно. Катерина не сводила взгляда с Луи, и он хорошо это видел.
- Отличный ужин, - похвалив еду, он встал из-за стола. - Я на конюшню, Диманш.
- Снова будешь ночевать на конюшне? - недовольно спросил Диманш. - У тебя появилась странная привычка.
- Мне просто нравится запах сена. И перестань, наконец, ворчать, иначе ночью мне приснятся кошмары.
- Вы не подниметесь в ваши покои? - упавшим голосом спросила расстроенная Катерина.
- Она весь день старалась, думала, ты оценишь ее старания, но она ошибалась.
- Ты, вероятно, себя имеешь в виду? - Луи широко улыбнулся Диманшу
Тот только махнул рукой и вышел. Луи решил не расстраивать Катерину. Он поднялся в свои покои и смог сам убедиться в том, что все сделано Катериной на славу. Комната просто блестела от чистоты. Луи все время нахваливал Катерину, которая буквально расцветала от его слов. После осмотра Луи пожелал ей спокойной ночи и направился в конюшню. Там в одном из углов лежала большая охапка сена. Луп специально распорядился поместить ее сюда. Комната казалась ему душной, а здесь он всегда засыпал, вдыхая ароматный запах сена и мечтая о Генриетте. И сейчас он, сбросив сапоги и расстегнув рубашку, забрался на сено и растянулся во весь рост.
Оставшись один, он погрузился в свои мысли, главной из которых была одна - а не ошибся ли он, посмеявшись над Генриеттой, наговорив ей грубости? Ведь она может просто проигнорировать случившееся или просто не захотеть отомстить. Нет! Насколько Луи знал непокорный нрав Генриетты, она не оставит его без заслуженного наказания. Принимая во внимание ее оскорбленное самолюбие и чувства, которые она -Луи не сомневался - питает к нему, Генриетта должна приехать. Он все правильно рассчитал, она приедет отомстить ему, только когда это произойдет? И рассказал ли герцог Орлеанский о мнимом условии короля?
Эти вопросы мучили Луи, и временами он терял уверенность в правильности выбранного им пути для покорения Генриетты. Не раз за эти дни он порывался послать все к черту и поехать в Орлеан, броситься на колени перед Генриеттой, признаться в своих чувствах и покаяться. Лишь сознание того, что такой поступок может привести к неприемлемым для него последствиям, а именно к холодности Генриетты, останавливало его.
- Нет, она сама должна осознать свою любовь ко мне. Скажи ей это я или кто-нибудь другой, она ответит, что это ложь.
Сколько он прилагает усилий для того, чтобы жениться на Генриетте, но она, безусловно, заслуживает их. Он будет обладать ею, и очень скоро. Следует набраться терпения и еще раз терпения. Она сама приедет к нему, сама.
Луп не знал, когда, но не сомневался, что это произойдет.
Он уже начал засыпать, когда услышал шорох возле себя.
- Кто здесь? - негромко спросил Луи, вглядываясь в темноту.
- Я, - раздался робкий голос.
- Катерина? Что ты здесь делаешь?
- Извините, я думала… извините, мне не следовало приходить.
Луи прекрасно понимал состояние Катерины, главным виновником которого являлся он. Но он не мог заставить себя заняться с ней любовью, он просто не смог бы. Ему всюду мерещилась Генриетта, и только она могла утолить его страсть. Но обижать Катерину он не хотел.
- Рядом со мной немного места, Катерина, если хочешь, можешь залезать.
- О, да, монсеньор! - раздался хриплый голос Катерины.
Затем Луи услышал шуршание, а через мгновение увидел, как тело Катерины опускается рядом с ним. Луи заметил, что Катерина полностью обнажена. В другое время он отреагировал бы совсем иначе, но сейчас он повернулся к девушке и легко коснулся ее губ.
-Я очень устал, Катерина, и если ты позволишь обнять тебя, я немного подремлю.
«Надеюсь, она все поймет», - подумал Луп.
- Я понимаю, - Катерина обняла Луи, - только одна ночь - мне больше ничего не надо.
«Я ей обязан много большим», - подумал Луи, обнимая ее.
Через некоторое время оба заснули.


Глава 19


Проснулся Луи оттого, что кто-то нещадно дергал его за ноги. Приоткрыв один глаз, Луи понял, что еще очень рано. Он снова погрузился в сон, но его не хотели оставлять в покое.
- Вставай, Луи, скорее! - услышал он голос Ди-манша.
- Надеюсь, ты мне снишься, Диманш? Иначе, клянусь богом, ты пожалеешь!
От шума проснулась Катерина. Она приподнялась, бросив взгляд на спящего Луи, затем увидела Диманша, который укоризненно качал головой. Катерина испуганно вскрикнула, стыдливо прикрыв обнаженную грудь, в одно мгновение скатилась с сена. Диманш деликатно отвернулся, пока она одевалась, но по-прежнему пытался разбудить Луи. Он делал это до тех пор, пока не услышал рычание Луи: -Убирайся к черту!
- Хорошо, - внезапно согласился Диманш и вышел из конюшни.
Выйдя, он прошел несколько шагов и остановился, со страхом глядя на приближение белокурой красавицы в голубом платье с темно-синей накидкой.
- Вы нашли графа? - мягким голосом спросила девушка, остановившись подле Диманша.
- Нет, - запинаясь ответил Диманш, - монсеньор отправился по неотложным делам, - нашелся наконец Диманш.
- Жаль, - разочарованно протянула незнакомка.
-Что прикажете передать? Сообщить о вашем посещении, когда монсеньор вернется?
-Я, вероятно, дождусь графа.
Генриетта осеклась при виде молодой девушки, торопливо вышедшей из конюшни. Она на ходу поправляла платье. Все ее волосы были в соломе. Она торопливо пробежала мимо них.
Помедлив одно мгновение, Генриетта обошла Ди-манша и прямиком направилась в двери конюшни. Диманш обежал Генриетту и успел загородить собой двери.
- Миледи, вы не должны…
- С дороги! - грозно предупредила его Генриетта. Диманш вынужден был подчиниться. Он вслед за
Генриеттой вошел в конюшню. Генриетта прошла по земляному коридору между стойлами и в самом конце увидела охапку сена, на которой мирно посапывал Луи.
- Говорите, неотложные дела?
Генриетта ухватила рукой торчавшую ногу Луи и резко дернула. В ответ раздался гневный голос Луп:
- Да уберешься ты, наконец, старая рухлядь? Или мне кнутом…
- Старая рухлядь? - Генриетта проглотила язык от злости. - Ах ты мерзкий, себялюбивый развратник!
Генриетта со всей силы потянула Луи за ногу, в результате чего он скатился со стога к ногам Генриетты. Луи был буквально в бешенстве, когда вскочил на ноги, но вместо ожидаемого лица Диманша он уперся в пылающий праведным гневом взгляд Генриетты. В одно мгновение лицо Луи сменило несколько выражений. Бешенство сменилось глубокой растерянностью, а затем оно буквально засветилось от счастья. Генриетта растерялась на мгновение. Она ожидала, что Луи будет очень зол, и готовилась к этому. Она не ожидала, что он обрадуется ее приезду. Но едва мелькнула эта мысль, она увидела, как мрачнеет его лицо. «Видимо, вначале принял меня за ту девку, которая выбежала отсюда», - подумала Генриетта.
- Помнится, я не приглашал вас в гости? - резко бросил ей в лицо Луи.
- Что ты такое говоришь? - ужаснулся Диманш.
- А ты не лезь! - пригрозил Диманшу Луи.
Он медленно прошел мимо них и у самого выхода, не оборачиваясь, добавил:
- И приготовь все необходимое, герцогиня едет домой!
«А вдруг она согласится?» - с ужасом подумал Луи, но почти сразу же испытал облегчение.
-И не надейся!
-Что такое?
Луи сделал огромное усилие для того, чтобы выглядеть серьёзным. Он остановился и обернулся к Генриетте.
- Позвольте напомнить, миледи, здесь мои владения!
- Которые я могу получить с легкостью! - не скрывая торжества, бросила ему в лицо Генриетта.
-Вот как?
Луп наконец сделал то, что хотел сделать сразу, как только увидел Генриетту: он весело рассмеялся.
Генриетта поменялась в лице, наблюдая за его весельем.
- Мне известно об условии короля, мерзавец! - выкрикнула она.
«Слава богу!» - подумал Луи, затем мелькнула еще одна мысль: «Надо немедленно перестать смеяться. Ведь это плохая новость для меня».
Наконец он справился со своим весельем.
- Какое еще условие? - почти весело спросил у нее Луи.
«Сейчас я сотру эту улыбку с твоего лица!» - злорадно подумала Генриетта.
- Я могу выйти за вас замуж!
В ответ Луи насмешливо улыбнулся.
- Миледи, это грязная уловка! Вы никогда не сможете убедить меня в том, что станете умолять меня жениться на вас, стоя на коленях. Да и еще в присутствии посторонних! Вы гордая, герцогиня! Упрямее женщины я в жизни не видел. Вы не сделаете этого, миледи!
- Клянусь своим именем, памятью моей матери, если вы вынудите меня - я сделаю это! - торжественно пообещала Генриетта. - Ради того, чтобы наказать вас, я готова пойти на это унижение.
«Господи, - подумал расстроенно Луп, - придется ко всему прочему и вынуждать ее. Что поделаешь!»
- Каковы ваши условия? - приняв смиренную позу, спросил Луи.
Генриетта торжествовала.
«Он сдается! Сдается! Я могу его наказать».
- Может, обсудим в другом месте мои условия? -предложила Генриетта. - Здесь даже в воздухе висит запах разврата!
- А это уж никоим образом вас не касается! - отрезал Луи. - Я не собираюсь обсуждать с вами мои личные пристрастия.
- А я собираюсь! - злорадно ответила Генриетта. -Итак, вы идете?
Луи покорно кивнул головой. Он повел Генриетту в замок. Они поднялись в покои Луи, где уже хлопотала Катерина.
- Ваша горничная? - сладким голосом поинтересовалась Генриетта.
-Да.
- Она - первое мое условие. Луи нахмурился.
- Не много ли требуете от меня, миледи?
- Я могу разговаривать с вами, а могу - с королем Франции. Что ты предпочитаешь, мой милый Луи?
Генриетта очаровательно улыбнулась ему. Вздохнув, Луи обратился к Катерине:
- Отныне ты будешь работать на кухне, Катерина. -Хорошо, монсеньор.
Катерина немедленно покинула комнату. Генриетта прошлась по комнате с видимым удовольствием, осматриваясь по сторонам. Затем она сбросила накидку и мяг-
ко опустилась на постель. Луи едва сдерживался, чтобы не последовать ее примеру.
«Господи, как же она прекрасна!» - думал Луп. Он постарался избавиться от этих мыслей, боясь, как бы они не отразились на его лице. А Генриетта, как она считала, наслаждалась покорностью своего обидчика, который, сам того не ожидая, попал в затруднительное положение.
- Первое условие включает в себя всех женщин, -прервала молчание Генриетта, с явным удовольствием наблюдая за хмурым Луи, - я желаю, чтобы во время моего пребывания ты перестал встречаться с любовницами.
- Вот как? - Луи приподнял брови. - Невыполнимое условие, миледи. Даже женитьба на вас не ограничит меня до такой степени.
- Как хотите, - Генриетта поднялась с постели.
- Хорошо, хорошо, я постараюсь - большего обещать не могу.
-Уже лучше.
Генриетта села обратно, смакуя небольшую победу над ним.
- Далее я требую твоего присутствия, постоянного присутствия рядом со мной. Таким образом я смогу убедиться, что ты честно выполняешь свои обещания. К тому же, - продолжала Генриетта с явным удовольствием, - ты должен находиться рядом на случай, если мне придут в голову дополнительные условия, касающиеся твоего поведения.
- Вряд ли это справедливо, - заметил Луи и на мгновение подумал: «А если сказать, что сейчас она выполняет мои самые сокровенные желания?!»
- Если ты будешь вести себя примерным образом, -продолжала Генриетта, - я, возможно, оставлю тебе свободу.
«Не дождешься!» - подумал Луи.
- Но хочу сразу предупредить: я намереваюсь в полной мере призвать тебя за обман. И за все оскорбления и издевательства, в том числе и те, которые ты высказал мне при отъезде.
- Вы все сказали? - поинтересовался Луи.
- Пока - да, - ответила довольная собой Генриетта. -Я буду признательна, если ты покажешь мою комнату.
Она встала.
- Можете остаться здесь, миледи. Это мои покои, но я в них не остаюсь.
- Спишь в конюшне? Отныне этого не будет! - безапелляционно заявила Генриетта. - Я видела, чем все заканчивается, ты будешь спать в своей комнате, а я - в соседней.
- А обедать мне можно? Хотя бы изредка? - поинтересовался Луи.
- Конечно!
- Миледи!
Луи отвесил шутовской поклон.
- Для тебя - Генриетта!
Она обворожительно улыбнулась и, уже выходя из комнаты, добавила:
- Кстати, называй меня на ты.
- Как скажешь, - Луи равнодушно пожал плечами. Луи с любовью смотрел на дверь, которая только что
закрылась за Генриеттой. Будь он проклят! Все складывается даже лучше, чем он предполагал.
Генриетта едва дождалась, пока ушли горничные, готовившие комнату. Взвизгнув, она запрыгала по комнате, счастливая как никогда.
Удалось, удалось! Она приструнила этого мерзкого графа. О, она полностью насладится плодами своей мести. А затем… затем она все равно выйдет за него замуж, только он об этом знать не будет. Да, она выйдет за него замуж, но прежде отвадит от него всех любовниц. Она едва не убила его, когда поняла, чем он занимался в конюшне. Она никогда больше не позволит Луи совершать подобные мерзости, никогда.
Ужин прошел в полном молчании. Генриетта видела, что Луи старается избегать ее взгляда, и объясняла
его поведение злостью. На самом деле Луи весь ужин пытался убедить себя, что сможет находиться рядом с Генриеттой и не прикасаться к ней. К концу ужина он пришел к совершенно очевидной для него мысли - это будет весьма трудной задачей. В силу этих размышлений Луи к концу ужина выглядел весьма мрачным, что не укрылось от Генриетты. Она заметила и то, как просветлело его лицо, когда к нему обратилась Катерина. «Следует хорошенько наблюдать за ними», - подумала Генриетта и решила не спать этой ночью.
После ужина Луи попытался сразу уснуть, но он лишь напрасно мучил себя. При мысли о Генриетте все его тело охватывало мучительное возбуждение. Он вспоминал обнаженное тело Генриетты, ее страстные ласки… «Следует искупаться», - неожиданно решил Луи. Он спустился вниз, приказал седлать коня, затем поднялся в своп покои, переоделся и снова вышел. Перед ним стояла Генриетта с весьма грозным видом.
- Ты никуда не поедешь, - категорично заявила она Луи.
- Что такое? - поразился Луи, не веря своим ушам. -Даже в качестве моей супруги вы не можете требовать подобных вещей.
- И все же я настаиваю на своих словах, - угрожающе произнесла Генриетта.
Некоторое время Луи размышлял: «Понимает ли она, чем может закончиться подобное требование?» Он не сможет держаться на расстоянии от нее.
- Так и быть, - неожиданно согласился Луи, - искупаюсь дома!
-Нет! -Нет?
- Нет, если ты имеешь в виду ту девчонку - Катерину! Я могу позволить Диманшу войти в твою комнату, а больше-никому!
В душе Луи бушевала целая буря. Он бросал на Генриетту грозные взгляды, но она стойко держалась и не отводила глаза, всем своим видом показывая, что не изменит решения.
- Черт бы тебя побрал, Генриетта! - в сердцах воскликнул Луи. - Видит бог, я пытался избежать этого, но ты сама напросилась!
Он вошел в свою комнату и резко хлопнул дверью. Генриетта, торжествуя, вернулась в свою комнату. Она не знала, что имел в виду Луи, но знала, что одержала очередную победу.
Но расслабляться раньше времени не стоило!
Она сбросила платье, переоделась в ночную рубашку, погасила все светильники. Но ложиться не стала, ожидая новых действий. И она оказалась права. Время подходило к полуночи, когда она услышала скрип соседней двери. После этого раздались приглушенные шаги, а затем Генриетта явственно различила негромкий голос Луи.
- Эта ведьма заснула. Встретимся через четверть часа в конюшне.
После этих слов раздались снова шаги, а потом все стихло.
-Я тебе покажу ведьму! - в бешенстве прошептала Генриетта. - Я тебя отучу от твоих гнусных наклонностей!
Не раздумывая больше, она, как была босиком и в ночной рубашке, так и выскользнула из комнаты.
На всякий случай она заглянула в комнату Луи. Как Генриетта и предполагала, комната была пуста. Не медля ни минуты, Генриетта спустилась вниз и вышла во двор. Благо время было позднее, и никто не попался ей навстречу. Луна едва освещала землю, но она хорошо видела очертания стоявшей невдалеке конюшни. Стараясь не шуметь, она пошла по направлению к конюшне, слегка касаясь босыми ногами прохладной земли. Она вся клокотала от злости, и поэтому, дойдя до ворот конюшни, которые были приоткрыты, Генриетта сделала глубокий вздох и юркнула внутрь. Ее сразу же схватили чьи-то руки. Она испуганно вскрикнула. В полной темноте раздался голос Луи, наполненный страстью:
- Катерина!
-Яне…
Генриетта не успела ничего сказать, ибо в следующее мгновение она была буквально смята страстным поцелуем Луи. Генриетта в мгновение ока потеряла голову. Она крепко обхватила руками Луи за шею и ответила на поцелуй всеми своими измучившими ее чувствами. Она почувствовала, как с нее стягивают рубашку, раздражаясь от того, что это происходит слишком медленно. Она срывала с Луи одежду, и едва он остался обнаженным и Генриетта собиралась прильнуть к его губам, как на нее обрушился град обжигающих поцелуев Луи. Она резко застонала, подставляя ему свое тело. Генриетта вцепилась ему в голову, почувствовав обжигающие поцелуи на своей груди. Она стонала не переставая, когда Луи целовал ее живот. Его язык вторгался в пупок, описывая вокруг него огненные круги. Генриетта не могла спокойно принимать эти ласки, сводящие с ума. Она наклонила голову и впилась губами в шею Луи. Он издал стон и обрушился на ее ноги. Генриетта напряглась и в то же мгновение почувствовала руку Луи, которая легла на сосредоточие ее женственности. Ладонь сначала сжала, а затем начала, прижимаясь, ласкать ее. Генриетта закричала, не в силах выдерживать эти потрясающие ощущения. Ее ноги мгновенно ослабели. Она едва не упала, но Луи подхватил ее на руки и отнес на охапку сена, где так давно мечтал о ней. Едва он собрался лечь рядом с ней, как Генриетта со всей силой притянула его и, подмяв под себя, начала покрывать его тело поцелуями. Стоная, Луи касался ее грудей, поглаживал бедра, розовые нежные округлости, спину. Луи чувствовал, что еще немного - и ласки Генриетты могут привести его к оргазму. Преодолевая яростное сопротивление Генриетты, которая не желала прекращать свои ласки, Луи перевернул ее на спину и резко развел ноги. Покрыв их быстрыми поцелуями, Луи лег на Генриетту и одним нетерпеливым движением вторгся в нее. Послышался болезненный стон Генриетты, но он ничего не слышал и мало что понимал, кроме своего безумного желания. Прошло совсем мало времени, когда он, издав рык, излился в нее, испытывая при этом чудеснейшее освобождение. Луи без сил упал на Генриетту и сразу же почувствовал поцелуи на своей шее. Луи поднял голову. Он хотел остановить Генриетту, но в этот миг губы Генриетты прижались к его губам, а затем Луи почувствовал движения Генриетты. Она двигалась так искусно, при этом выгибая тело таким образом, словно старалась вобрать в себя все существо. Луи не мог поверить в происходящее, и страсть нахлынула на него с новой силой. Любовная атака Генриетты была сокрушающей. Она двигалась все быстрее и быстрее, при этом ее стоны сводили Луи с ума. Он рванулся ей навстречу. Генриетта закричала. Луи начал врываться снова и снова. Он поднял ноги Генриетты на свои плечи и, врываясь, целовал ее ступни. Генриетта снова закричала и на мгновение затихла. Но Луи не собирался оставлять ее, только не сейчас. Он перевернулся на спину, отдавая инициативу Генриетте, которая оказалась сверху.
- Дай, дай мне твои груди, - прошептал охрипшим прерывающимся голосом Луи.
Генриетта поняла, что он хочет, и наклонила полные груди к его губам. Он втянул грудь себе в рот, при этом теребя сосок. Генриетта всхлипнула и слегка сдвинулась. Затем она застыла, а через мгновение зашевелилась. Луи выпустил грудь, издавая протяжный стон. Генриетта, извиваясь, изогнула тело, вбирая его в себя полностью, затем приподнялась и снова опустилась, при этом ее тело попало в руки Луи, который непрестанно гладил ее. Генриетта откинула голову, при этом не прекращая сводящих с ума движений. Каким-то непостижимым образом ей все время удавалось встречать движения Луи, когда он снизу вторгался в нее, и провожать его в самые глубины. Луи совсем потерял голову, и, словно чувствуя его состояние, Генриетта ускорила темп, доводя его до бешеной скачки. Ее тело все время извивалось. Еще один удар, и оба, одновременно издав дикий стон, затихли, обессиленные пережитой страстью.
Луи бережно уложил Генриетту рядом с собой. Она доверчиво прижалась к его телу. Она не могла видеть его лица, но всем телом ощущала лучащееся от него счастье. Ох, если бы он не принимал ее за Катерину! Едва бы нашелся человек счастливее его. Это грех - обманывать Луп, но такой сладкий, такой чудесный!
- Я люблю тебя! -раздался над ухом Генриетты нежный шепот Луи. - Всем своим сердцем люблю. Ты единственная женщина, кому я принадлежу. Моя душа, мои мысли, желания - все принадлежит тебе, тебе одной. Боже, как я жил все это время без тебя? Ты олицетворяешь все прекрасное. В тебе заключено все, что я люблю, чем восхищаюсь. Любовь моя, первая и единственная!
Генриетта почувствовала, как глаза наполняются слезами.
Она отдала бы все на свете, свою жизнь в обмен на то, чтобы эти слова предназначались ей. И именно в этот миг, когда сердце невыносимо страдало от слов Луи, Генриетта отчетливо осознала, что любит Луи, любит всем сердцем. И тем тяжелее ей становилось. Она понимала, что Луи не любит ее. Да и как он может любить ее после того, что она сделала здесь? Господи, до чего же отвратительно она себя вела! Чувствуя, что в любую минуту может расплакаться, Генриетта выскользнула из его объятий. Она нащупала разбросанную одежду, оделась и ушла.
Луи не стал ее задерживать.
- Завтра я все ей откровенно расскажу, - решил Луи и через минуту погрузился в глубокий сон.
В отличие от мирно спящего Луи, Генриетта не могла сомкнуть глаз. Она думала о вновь открытом чувстве к Луи. «Ну а если быть честной до конца, - думала Генриетта, - я давно влюблена в него». Сейчас она осознала, что все ее вспышки гнева, нелепые требования - не что иное, как ревность. Она не могла видеть рядом с ним ни одной женщины, потому что безумно ревновала и любила его. И не наказать его хочет Генриетта, нет! Все это пустые разговоры, которыми она обманывает себя. Она хочет, очень хочет стать супругой Луи, она мечтает об этом, и ее приезд не что иное, как попытка осуществить сокровенное желание. Она считала Луи человеком, ставившим похоть превыше всего на свете, и поэтому его неожиданное признание Катерине буквально ошеломило ее. Она не подозревала, что Луи способен на какие-либо чувства, и не поверила бы, не услышав все собственными ушами. Генриетта почувствовала себя загнанной в угол собственными чувствами. Она любит Луи, а тот любит другую. Она может женить Луи на себе, а может дать ему свободу. Последняя мысль оказалась для Генриетты невыносимой. При всем желании она не может уступить Луи никому! Со временем он может смириться с тем, что она сделает. А когда-нибудь он, возможно, скажет ей те слова, которые услышала сегодня ночью. Генриетта поразилась внезапно пришедшей в голову мысли: «А если Луи всем женщинам признается в любви? Если это ложь, попытка сильнее влюбить в себя?» В таком случае он более мерзок, чем она предполагала. Но даже если бы это оказалось правдой, Генриетта не смогла бы разлюбить Луи. Она ясно осознавала это. Но все же следует выяснить истинную сущность Луи прежде, чем сделать окончательный вывод. Надо проследить за ним, решила наконец Генриетта. Если она увидит, что Луи встречается с другой женщиной, значит, все его слова - ложь, а если нет - она не имеет права мешать ему жить и любить. Генриетта провела бессонную ночь в тяжелых раздумьях.
Как только забрезжил рассвет, она отправилась в комнату Луп, которая была пуста. В первое свое посеще-
ние Генриетта не заметила груду писем и сейчас решилась посмотреть их. Она наугад распечатала несколько писем. Почти у всех было одинаковое содержание. Писали женщины, и все как одна намекали на сильное желание видеть его. Генриетта бросила прочитанные письма обратно в кучу. От нее не укрылось, что все письма запечатанные. «Он даже не читает их, - с глубокой печалью подумала Генриетта, - видимо, он действительно влюблен в эту Катерину». Заметив отдельно лежащее письмо, она взяла его в руки. В это мгновение раздался скрип отворяемой двери, и она быстро сунула письмо за корсаж. В дверях появился Диманш.
- Миледи, - он поклонился, - хозяин просил передать, чтобы вы завтракали без него. Он уезжает и приедет не раньше обеда.
- Уезжает? - Генриетта встрепенулась.
«Едет к любовнице, - подумала она с внезапной злостью, -а она…»
- Вы могли бы приготовить мне лошадь для прогулки? Я имею привычку перед завтраком прогуливаться верхом.
- Будет сделано, миледи!
По еще не растаявшему облаку пыли Генриетта определила направление пути Луи. Она пустила лошадь в галоп, преследуя его. Генриетта почти не сомневалась, что он едет к любовнице. Она въехала в деревню в тот миг, когда Луи отвязывал от седла какой-то мешок. Генриетта спрыгнула с лошади и, взяв ее под уздцы, притаилась за одним из домов, стараясь ни на минуту не упускать из виду дом, куда вошел Луи. Вскоре он вышел, поговорил с крестьянами, а потом ускакал. Она вышла из своего укрытия и, ведя лошадь, направилась к дому, в который заходил Луи. Крестьяне, толпившиеся у входа по непонятным для нее причинам, с глубокой признательностью смотрели на нее. Привязав лошадь, она собралась с духом и вошла в дом. Ей в глаза сразу бросились и убогая обстановка, и больная женщина, и старуха, сидевшая в углу, и дети возле стола, с огромным аппетитом поглощавшие еду. «Мешок, который нес Луи, - мешок с едой», - поняла Генриетта, и ей стало очень стыдно от собственных подозрений.
Глядя на детей, Генриетта не заметила, как к ней подошла старуха и иссохшими губами прижалась к ее руке. Генриетта резко отдернула руку.
- Прошу вас, не надо, я ведь ничего для вас не сделала.
- Это за твоего мужа, пусть благословит Господь вас обоих. Если бы не он, мы давно умерли бы от голода!
Чувствуя подкатывающие к горлу спазмы, Генриетта выбежала из дома. К ней тотчас же приблизились крестьяне и стали благодарить, называя ее своей госпожой.
- Вы не знаете, куда мог поехать граф? - спросила у крестьян Генриетта.
- У кузнеца из соседней деревни умерла при родах жена, - ответил один мужчина, - малыш остался без молока, монсеньор поехал искать кормилицу для него… Я обидел вас?
-Нет, нет!
Генриетта с полными слез глазами села в седло и, больше не говоря ни слова, отправилась обратно.
- Боже, я, должно быть, выгляжу мерзкой, склочной, отвратительной, подлой.
Генриетта расплакалась: ей никогда бы не пришло в голову спросить у своих слуг, есть ли у них дети. А Луи, он, он прекрасной души человек! Как она могла подозревать его, как могла надеяться на его любовь? Более Генриетта не раздумывала, она приняла решение.
Луи в прекрасном настроении вошел в столовую.
- А что, миледи не спустилась к обеду?
Луи задал вопрос Диманшу и Катерине, стоявшим с опущенными головами. -Она уехала!
- Уехала? - как эхо повторил Луи и, мгновенно помрачнев, спросил: - Что это значит? Как она могла уехать, не попрощавшись со мной?
- Не знаем, - вместо Диманша ответила Катерина. - Миледи плакала, когда уезжала. Она подошла ко мне, сказала: «Береги его», потом вскочила в седло и ускакала.
- Она так сказала?
Луи почувствовал, как чувства к Генриетте переполняют его. Он подбежал к Катерине и, напугав ее своим видом, расцеловал ее в обе щеки.
- Ты просто чудо, Катерина!
Оставив их в столовой, Луи бросился в свои покои. Диманш проводил его подозрительным взглядом.
- Чувствую, он и меня не оставит в покое, - пробормотал Диманш.
Через минуту вернувшийся Луи вручил ему запечатанное письмо.
- Лично в руки герцога Орлеанского! -Я так и знал.
- Не медли, Диманш, речь идет о моем счастье!
- А ты куда? - крикнул Диманш вслед удаляющемуся Луи.
- В Париж, к королю, за позволением жениться!
- Иисусе Христе, святой Боже, да за такое дело! -Диманш во всю прыть побежал к конюшне. - Коня, скорее, пока этот негодник не передумал!


Глава 20


Герцог Орлеанский беседовал со своим другом герцогом Бурбонским. Они обсуждали план Луи и возможные последствия этого. Оба находили его весьма сомнительным. Разговор стремительно развивался, когда в кабинет вошел Журден и доложил герцогу Орлеанскому о приезде Генриетты.
- Как она выглядит? - спросили оба в один голос.
- Весьма печальна, глаза покрасневшие, заметно, что миледи плакала.
-Черт!
- Проклятье!
- Да, монсеньор, - и Журден протянул герцогу запечатанное письмо.
Тот немедленно вскрыл его. Прочитав письмо, герцог Орлеанский протянул его другу:
- Ничего не понимаю.
- «Я уехал в Париж, к его величеству, за разрешением на брак с Генриеттой, - громко прочитал герцог Бур-бонский. - Свадьба состоится в субботу. Я прибуду в Орлеан утром. Будьте готовы!»
- Прекрасно! - заорал герцог Бурбонскпй. - Сегодня четверг. У нас есть два дня. Следует немедленно начать приготовления!
- Я распоряжусь сейчас, сию минуту!
Герцог Орлеанский, несмотря на преклонные годы, побежал к двери, словно юнец.
- Молодец, Луи! - радостно закричал герцог Бур-бонский.
Вернувшись домой, Генриетта заперлась в своих покоях и не открыла двери даже своей кормилице. Она лишь молча горевала о своей несчастной судьбе. Заметив, что стемнело, Генриетта решила переодеться. Когда она снимала платье, из корсета выпало письмо. Она подняла его и с безразличным видом начала читать, но вскоре ее взгляд зажегся. Речь в письме шла о скорой женитьбе Луи. Его хотел женить сам король, следовательно, ни о каком отказе не может быть и речи. Генриетта разволновалась: они хотят лишить его любви, они хотят женить его, о Боже! Нет, она не может допустить этого. Она поможет ему, да, поможет! Она избавит его от этого брака и сможет заслужить его прощение. Она должна немедленно узнать, когда состоится свадьба, немедленно. Быстро натянув платье, Генриетта бросилась в кабинет отца.
- Отец!
Когда Генриетта ворвалась в кабинет, герцог Орлеанский, успевший отдать все необходимые распоряжения, в приподнятом настроении беседовал с герцогом Бурбонским.
- Да, дитя мое? - герцог с протянутыми руками подошел к дочери, они обнялись. - Я так счастлив, дитя мое… - начал было герцог, но Генриетта резко перебила его:
- Это правда, что граф женится?
Герцог остолбенело уставился на Генриетту. -Ая полагал, ты знаешь.
-Значит, это правда, -Генриеттапобледнела. -А свадьба, когда состоится свадьба?
- В субботу, - герцог Орлеанский не мог прийти в себя от вопросов дочери.
- А где? Скажите мне, где, отец! - умоляла его Генриетта.
- Как где? - ответил вконец растерявшийся герцог Орлеанский. - Здесь, в нашем дворце.
- Фу, еще не все потеряно, - Генриетта перевела дух.
У нее будет время. Она сможет спасти Луи, чтоб потом вернуть ему свободу! -Благодарю вас! Генриетта исчезла так же внезапно, как и появилась.
- Мне показалось, что твоя дочь не имеет понятия о своей свадьбе! - подал голос герцог Бурбонскпй.
- А я в этом совершенно уверен!
Они обменялись молчаливыми взглядами.
- Будем надеяться на Луи! Вероятно, он знает, что делает!
- Ничего другого не остается, - согласился герцог Орлеанский.
Утро свадьбы Луи Генриетта наблюдала из окна. Она видела величественные своды собора и стекавшие к нему потоки народа. Праздник обещал быть грандиозным. Весь дворец, весь город готовился к этому событию, но Генриетта твердо решила расстроить его. Она неотлучно следила за воротами. Она должна опередить невесту и первой сделать предложение. Он не сможет отказаться и, конечно, возненавидит её, но после она поговорит с ним и объяснит, что хотела видеть его свободным и для этого пошла на унижение.
Пока Генриетта с нетерпением ожидала приезда Луи, охваченный сильным беспокойством герцог Орлеанский влетел в огромный зал, где накрывали свадебные столы. Там Журден командовал дюжиной слуг, которые сновали вокруг столов. Герцог Бурбонский стоял за одной из колонн.
- Вот ты где! - герцог Орлеанский бросился к нему.
- Я не желаю в этом участвовать! - сразу предупредил герцог Бурбонский.
- Не желаешь участвовать?! - гневно спросил герцог Орлеанский. - А как насчет всего города, который собрался у ворот церкви? А приглашенные гости? А невеста, которая стоит с самого утра в мрачном черном платье, когда у нее в комнате лежит свадебное? И я понятия не имею, каким образом сообщить ей, что сегодня день ее свадьбы?! Клянусь честью, твой племянник ответит за мое унижение!
И, словно в ответ на его слова, до них донеслись громкие крики. Оба герцога одновременно бросились к окну, выходящему во двор. Через ворота въезжал Луи. Он был весь в пыли.
- Слава Господу! - облегченно выдохнул герцог Бурбонскпй. - Он ответит мне!
Герцог Орлеанский, а вслед за ним герцог Бурбонский проследовали к лестничной площадке. Они с трудом дождались появления графа.
- Следуйте за мной, граф, - ледяным голосом приказал ему герцог Орлеанский.
Слегка удивленный холодным приемом, Луи повиновался. И все трое направились в кабинет герцога Орлеанского. Едва за ними закрылась дверь, как к ней подошла Генриетта. Лучшего момента нельзя было желать. Она решила подождать немного, а затем осуществить свой план.
- Вы обманули нас, сударь! - безапелляционно заявил герцог Орлеанский.
- Я? - удивленно спросил Луи. - Каким же образом?
- Вы написали мне в письме, чтобы я готовился к свадьбе, но она не может состояться!
- Почему же? - поинтересовался Луи.
- Потому что моя дочь этого не хочет! - закричал герцог Орлеанский. - Она даже не знает, что сегодня выходит замуж!
Луи не успел ответить, так как дверь в кабинет открылась и на пороге появилась Генриетта с бледным лицом. Все трое молча смотрели на нее. Некоторое время Генриетта не могла отвести взгляд от Луи, размышляя о том, как сильно он ее будет ненавидеть после этого поступка. Наконец она нарушила молчание и прерывающимся голосом обратилась к двум герцогам:
- Монсеньоры, прошу вас быть свидетелями моего поступка.
Луи сразу понял, что она собирается сделать. Он шагнул вперед и попытался остановить ее:
- Нет, Генриетта!
Но не успел. Генриетта опустилась перед ним на колени и, подняв на него взгляд, полный любви, прошептала:
- Я прошу вас жениться на мне!
«Проклятье, как мне исправить все?» - с сильнейшими угрызениями совести думал Луи, глядя на коленопреклоненную Генриетту. Он-то и думать забыл об этом дурацком условии. Луи собирался откровенно рассказать Генриетте о своих чувствах и обо всем, что произошло, но она опередила его и поймала в его же собственные сети. Если он признается сейчас - она возненавидит его. Слишком долго он добивался ее и сейчас просто не может быть откровенным. «Лучше после свадьбы все расскажу, - решил Луи, - пусть это и выглядит эгоистично, но в конце концов я получу ее, а она -меня, если захочет». Луи принял единственно возможное в данном случае решение. Он должен доиграть эту комедию до конца!
- Встаньте, Генриетта, я принимаю ваше предложение, - чопорно заявил Луи, - надеюсь, вы счастливы от того, что сделали.
Генриетта поднялась и с грустью посмотрела на Луи. Как он ошибается, подозревая ее в нечестных намерениях! Но она докажет ему, что имеет право хотя бы на его уважение.
«В последний раз, - думал Луи, - клянусь, это будет последней шуткой. После свадьбы у меня уже не будет такой возможности». Приняв такое далеко не безопасное для него решение, Луи вплотную подошел к Генриетте и прошептал ей на ухо:
- Надеюсь, вы также осведомлены, что главным и единственным условием с моей стороны является непорочность невесты?
Генриетта не придала значения его словам, так как знала, что не выйдет за него замуж. Прежде чем их обвенчают, а это случится не скоро, она объяснится с Луи.
Генриетта не заметила, как вышел ее отец и вернулся уже в сопровождении Жюли. Она спокойно позволила себя увести.
Луи явно наслаждался откровенно-восхищенными взглядами обоих герцогов. Извинившись перед ними, он пошел готовиться к свадьбе.
Оба герцога переглянулись между собой.
- Я ещё в состоянии понять поступок Генриетты и как ему удалось добиться этого, - пробормотал герцог Орлеанский, - но угадать день, когда она это сделает, и при этом с такой уверенностью, что он назначает свадьбу, - просто не поддается никакому объяснению!
- Выкинь из головы, - посоветовал герцог Бурбон-ский, - твоя дочь выходит замуж, чего тебе еще надо?
Генриеттой владело полное безразличие, и она не придавала значения переполоху, царившему в ее покоях. Она безропотно позволила себя раздеть. Поглощенная своими мыслями, она не замечала, пока ее купали, смазывали обнаженное тело благовониями, затем одевали в тончайшую рубашку. Она думала даже тогда, когда ее облачили в роскошное свадебное платье и усадили укладывать волосы. Лишь когда ее наряд был завершен и ей подали зеркало, она оторвалась от своих размышлений.
- К чему эта прическа? - безжизненным голосом произнесла Генриетта, осматривая в зеркале свои роскошные белокурые волосы, уложенные в несколько рядов. Со лба, обрамляя уши, спускались две плетеные косички. - А это платье слишком светлое, словно…
Генриетта запнулась, а через мгновение резко вскрикнула, напугав всех в комнате:
- Да это же свадебное платье! - в ужасе закричала Генриетта. - Оно свадебное!!
- А каким оно должно быть, если ты выходишь замуж? - удивилась Жюли.
- Нет! - Генриетта побледнела. - Не так скоро!
- Генриетта! - через дверь послышался голос герцога Орлеанского. - Пора, дитя моё, граф ждет тебя в церкви.
- Мы готовы. - Жюли открыла дверь.
- Нет!- закричала Генриетта. При виде дочери герцог улыбнулся.
- Ты выглядишь изумительно, дитя моё! Пойдем! Герцог взял ее под руку и вывел из комнаты.
«Что же делать? Что же делать?» - билась настойчивая мысль в голове Генриетты. Господи, она не должна выходить замуж за Луи, он возненавидит ее. А его невеста? Что стало с ней?
- Отец!
- Да, дитя моё.
- А что стало с невестой графа?
Жюли, шедшая за ними, споткнулась и со страхом посмотрела на Генриетту.
-Онаидет в церковь!
«Надо успеть поговорить с Луи, - с надеждой подумала Генриетта, - он сумеет найти способ выкрутиться из этого положения!»
Под шумные крики гостей герцог с дочерью вышли из дома и прошествовали к воротам, которые при их приближении распахнулись во всю ширь, открывая взорам любопытных Генриетту, а ей, в свою очередь, огромную толпу, запрудившую площадь. Лишь узкий проход, ведущий к собору, был оставлен свободным.
- Какая красавица! -Чудо как хороша!
Генриетта действительно выглядела лучше, чем когда-либо. Но в сияющих зеленых глазах затаился страх и с каждым шагом, приближающим ее к собору, он усиливался.
Шум вокруг них ни на минуту не смолкал. Герцог Орлеанский, гордо вскинув голову, одаривал всех вокруг счастливой улыбкой. Наконец-то свершилась его давняя мечта!
Генриетта с отцом ступили под своды собора. Нескончаемые ряды длинных скамеек были заполнены людьми. У Генриетты подкосились ноги, когда она уви-
дела стоявшего у алтаря Луи в белоснежных одеждах. Он весь сиял!
- Как она прекрасна! - Луи при виде Генриетты почувствовал, как участилось его дыхание.
Он неотрывно смотрел на нее, от чего она совсем растерялась и двигалась к нему очень медленно. Наконец, к своему глубокому облегчению, герцог передал невесту в руки жениха. Едва рука Луи коснулась руки Генриетты, вся ее решимость рухнула. Они опустились на колени перед священником.
-Мы не можем…
- Тсс!! - Луи приложил палец к губам. -Но…
- Помолчи, Генриетта, сейчас не время.
Луи отвернулся от нее и стал внимательно слушать речь священника.
Генриетта же не могла отвести от него взгляда. «Пусть все катится к черту!» - неожиданно решила Генриетта, она стерпит его ненависть в обмен на право хотя бы смотреть на него. Отбросив сомнения, она еще раз по-новому взглянула на Луи, который громко и четко давал супружеские обеты. Затем настала очередь Генриетты. Она давала обеты, они звучали не только громко, но и выражали ее истинные чувства.
- Объявляю вас мужем и женой! - под общее восторженное ликование сказал священник.
«Интересно, поцелует меня Луи или нет?» - гадала Генриетта.
Луи поцеловал ее легко и нежно, но и этого хватило, чтобы Генриетту охватила страсть. Заметив разочарование в глазах Генриетты, Луи счастливо улыбнулся. «Чему он радуется? - удивленно подумала Генриетта. -Я же заставила его жениться на себе».
Генриетта не замечала ни цветов, сыпавшихся на них со всех сторон, ни поздравлений, ни восторга людей, собравшихся на площади. Она все время смотрела на самое любимое лицо на всей земле, и в голове билась одна-единственная мысль: «Луи - мой супруг!»


Глава 21


Молодоженов с почестями проводили в торжественный зал, где более четырехсот гостей чествовали начало их совместной жизни. Одни тосты следовали за другими, все время раздавалась веселая музыка, гости шумно танцевали.
Генриетта пила маленькими глотками и все время поглядывала на Луп. Странно, но он все время улыбался и вовсе не выглядел несчастным. Возможно, он и не будет ее ненавидеть. Как она ни гадала, она не могла понять, как поведет себя Луи, когда они останутся одни в брачную ночь.
«Брачная ночь! - неожиданно с ужасом подумала Генриетта. - Господи, он же сказал, что не примет супруги, которая окажется не непорочной! Что же делать? Что делать? Как ему объяснить, что тогда была я, а не Катерина?! Он мне не поверит! Не поверит!»
Ужас все больше охватывал Генриетту. Мало того, что она вынудила его жениться на ней, еще окажется, что она имела связь с мужчиной. «Он подумает, что я потому и женила его на себе!» От последней мысли Генриетте совсем стало плохо. Она должна немедленно поговорить с ним, все объяснить. Но Луи был занят разговором с ее отцом, и Генриетте не удалось с ним поговорить. Она пыталась сделать это несколько раз, но ей это так и не удалось.
Генриетта с глубоким ужасом ожидала минуты, когда они останутся одни, и она наступила. Молодоженов с шумом отвели в брачные покои. Они остались одни, а гости отправились обратно, пировать.
Генриетта стояла в середине комнаты и исподтишка наблюдала за действиями Луи. Ничуть не стесняясь Генриетты, Луи снял с себя всю одежду и, обнаженный, прошел к столику, на котором стоял графин с вином. Налив вино в два бокала, один взял себе, второй протянул Генриетте. Она приняла его дрожащими руками. Луи выпил вино и сразу же растянулся на широкой постели. Генриетта чувствовала, как в ней нарастает напряжение при виде обнаженного Луп. В комнате раздался его голос:
- Миледи, получите то, что так настойчиво требовали! Луи протянул к ней руки. Генриетта медлила.
- Раздевайтесь, миледи, или вам требуется моя помощь?
Генриетта поставила пустой бокал на стол и начала раздеваться. Когда вся одежда осталась на полу, она нерешительно подошла к постели.
- Ложитесь, миледи, - пригласил Луи, хлопая рядом с собой по постели.
Генриетта послушно легла. Ее страх был очень заметен.
Луп лег на Генриетту. Его губы приблизились к ее губам.
- Ты сильно меня ненавидишь? - шепотом спросила Генриетта.
- Не очень. Перестаньте дрожать, миледи. Поверьте, в первый раз бывает больно, но потом проходит.
«О Боже, как ему сказать?» - в полном расстройстве думала Генриетта. Она была так напугана, что не могла пошевелиться. Луи раздвинул ее ноги и мягко вошел в нее. Страх пересилил все чувства Генриетты. Она неподвижно лежала под Луп до тех пор, пока он со стоном не излился в нее.
«Догадался или нет?» -терзал вопрос Генриетту. Но уже в следующую минуту над ней нависло грозное лицо Луи.
- Вы не девственница? Отвечайте, миледи! -Нет, но…
- Молчите! - оборвал ее Луи. - Я не желаю ничего слушать. О вашем обмане мы поговорим утром.
Луи отвернулся от Генриетты, которая была просто в отчаянии. «Он не поверит, - твердила она себе, - ни за что не поверит! Что делать? Я должна попытаться объяснить ему, но как?» На разгадку этого вопроса Генриетта потратила целый час и в конце концов решила, что вначале вызовет его на разговор, а после попытается все объяснить.
-Луп!
- М-м-м… - полусонным голосом ответил засыпающий Луи.
Генриетта положила руку на его плечо.
- Я тебе совсем не понравилась?
- Понравилась, - пробормотал Луи, - хотя, если сравнить… в конюшне ты была такой страстной.
Он замолчал, неожиданно осознав, что сболтнул лишнее. Оставалось надеяться, что Генриетта пропустила его слова мимо ушей. Но его надежды сразу же разрушились.
- Луи! - грозный голос Генриетты навис над ним.
- Чего?- притворяясь спящим, ответил он.
- Немедленно встань, мы должны поговорить! Луи неохотно сел, избегая взгляда разгневанной Генриетты.
- Ты сказал «конюшня», не будешь ли так любезен объяснить?
- Разве? - удивился Луи. -Луи!
- Хорошо, хорошо. Я имел в виду конюшню и, скорее всего, лошадей.
-Луи!
-Хорошо, хорошо.
Тяжело вздыхая, Луи поднялся с постели и набросил на себя халат. Он бросил украдкой взгляд на входную дверь, но его план тут же потерпел крушение. Генриетта бросилась к двери и заслонила ее своим обнаженным телом.
- Даже не думай, - грозно предупредила она, - ты не выйдешь из спальни, пока не объяснишь значение своих слов, и лучше тебе не медлить, Луи, потому что мое терпение на исходе и я готова убить тебя. Я жду!
- Ой, - Луи схватился за живот и издал резкий звук, словно его выворачивает.
- Что случилось?! - испугалась Генриетта при виде согнувшегося Луи.
- Воды! - прохрипел Луи.
- Сейчас, сейчас! - Генриетта бросилась к кувшину с водой.
Пока Генриетта наливала воду, Луи, улучив момент, бросился к двери. Генриетта слишком поздно поняла обман. Вернувшись со стаканом воды в руке, она увидела улыбающегося Луи, стоящего в проеме открытой двери.
- Обманщик! - возмутилась Генриетта.
И со всей серьезностью, на которую была способна, предупредила:
- Посмеешь уйти, вот так, без объяснений, - я отомщу, жестоко отомщу!
Вместе с обворожительной улыбкой Луи послал Генриетте воздушный поцелуй и со словами: «Пока, милая!» - исчез за дверью.
-Я убью тебя, мерзавец!
Генриетта заметалась по комнате в поисках одежды.
- Да где же этот проклятый халат?!
Наконец она увидела его. В одно мгновение облачившись в него, Генриетта бросилась вдогонку за Луи.
В эту ночь обоим герцогам не спалось. Они стояли во дворе и негромко беседовали, обсуждая прошедшую свадьбу и возможные последствия этого странного брака.
- Может, они наконец угомонятся и не надо будет обманывать Генриетту?
- Признаться честно, вся эта ложь мне не по душе. Я больше всех остальных мечтал о сегодняшней свадьбе, но если, узнав правду, Генриетта…
Герцог Орлеанский осекся, наблюдая, как мимо него пробежал Луи. Он был в одном халате и с босыми ногами.
- Что она с ним сделала? - начал было герцог Бур-бонский.
Но и он осекся, потому что в это время в таком же облачении мимо него пробежала Генриетта, при этом она во все стороны сыпала проклятия.
- Стой, мерзавец, я все равно догоню тебя! - изо всех сил закричала Генриетта вслед Луи.
- Милая, - с хохотом ответил Луи, - ты бегаешь так же плохо, как стреляешь!
- Негодяй, ты ответишь мне за все!
Генриетта во всю прыть устремилась вдогонку за Луи.
Герцоги, не в силах вымолвить ни одного слова, проводили молодоженов остолбеневшими взглядами.
Луи, тем временем описав несколько кругов, подбежал к воротам.
- Не смей! - предупредила Генриетта. - Только не в мою брачную ночь!
- Хорошо, - согласился Луи, - но с одним непременным условием: не приближайся ко мне ближе, чем на десять шагов!
- Трус! - презрительно бросила ему в лицо Генриетта.
- Как знаешь, - равнодушно пожав плечами, Луи сделал шаг по направлению к воротам.
- Хорошо, хорошо, - закричала Генриетта.
И уже занимая позицию в десяти шагах от Луи, добавила:
- Вот уж не подозревала, что имею дело с таким трусом!
- Ну, милая, зная то, что собираюсь сказать я, это вовсе не лишняя предосторожность!
Голос Луи звучал ровно, в глазах плясали веселые огоньки, а на губах играла непонятная, но свойственная только ему улыбка.
Они оба не замечали, как, привлеченные шумом, из дворца выходили приглашенные гости. Со всеми происходило одно и то же. Увидев молодоженов, стоявших друг против друга, как на дуэли, они останавливались как вкопанные.
- И почему же ты упомянул о конюшне? - решив вести себя сдержанно, поинтересовалась Генриетта. -Я надеюсь услышать откровенный ответ!
-Может, и услышишь!
- Луи, пожалуйста, - взмолилась Генриетта, - ты должен ответить, для меня это очень важно, пойми!
-Почему? -Что почему?
- Почему мой ответ так важен для тебя? - тихо спросил Луи у Генриетты.
Она смутилась. -Я жду, Генриетта!
- Не пытайся увиливать, - нашлась Генриетта, - прежде я хочу услышать твой ответ!
- Ты услышишь ответ и даже больше, - Луи нетерпеливо тряхнул головой, - но прежде ответь, Генриетта, почему?
- В конюшне произошла ошибка, - выдавила из себя Генриетта, избегая смотреть на Луп, - но это не имеет значения, ты все равно не поверишь! Так глупо думать.
- А как насчет возмутительных условий? - поинтересовался Луи.
- Каких условий? - непонимающе спросила Генриетта.
- Тех, что ты выставила мне в Сансере!
- Не понимаю, чему ты удивляешься? Ты вел себя отвратительно. Твои похождения, любовные похождения, известны всей Франции, вот я и решила пресечь… -Ложь!-перебил ее Луи.
- Я не скрываю правду…
Генриетта осеклась, наткнувшись на насмешливый взгляд Луи.
- Хорошо, я хотела наказать тебя за то, что ты все время насмехался надо мной! Такой ответ тебя устраивает?
Луи отрицательно покачал головой.
- Ты лжешь, Генриетта. Видимо, откровенного разговора у нас не получится.
Луи снова повернулся и шагнул к воротам, но был остановлен голосом Генриетты, наполненным мукой:
- Я ревновала тебя, безумно ревновала. Я не могла вынести даже взглядов, которые ты бросал на других женщин. Я, я не понимала себя, своих чувств, не понимала до тех пор, пока не оказалась в убогом жилище старухи, чью семью ты спас от голода.
Слова полились из Генриетты сами собой. Она не замечала, как потеплел взгляд Луи.
-Я знаю, ты мне не поверишь, я не заслужила твоего доверия, но именно там я поняла, какой ты и… - Генриетта устремила взгляд, полный слез, на Луи. - И еще я осознала, что безумно люблю тебя.
- Слава Богу, - раздался облегченный вздох.
Но Генриетта ничего не слышала и не видела, кроме стоявшего перед ней Луи.
- Я люблю тебя, Луи! Сейчас я понимаю, что влюбилась в тебя сразу, как только увидела, но моя гордость, она покрыла пеленой мои глаза. Но мое сердце безудержно стремилось к тебе. Я теряла голову в твоем присутствии, но считала, что ты очень коварен и знаешь, каким способом воздействовать на женщин. Я очень плохо думала о тебе. Я считала тебя обманщиком и всячески оскорбляла тебя.
Генриетта опустила голову и тихо прошептала:
- Мне так стыдно, Луи, за все, что я сказала и сделала. Ты такой хороший, добрый, честный… А я? Я недостойна такого человека, как ты! Про сти меня, если сможешь! И еще.
Голос Генриетты зазвучал решительно. Она вскинула голову и посмотрела прямо в глаза Луи.
- Можешь меня ненавидеть, но ты должен знать, почему я вышла за тебя замуж и помешала твоей свадьбе.
Не замечая, как удивленно вытянулось лицо Луи при этих словах, Генриетта продолжала говорить:
- Я прочитала письмо, случайно, которое лежало на твоем столе, и узнала, что тебя собираются женить. Я не могла этого допустить, пойми, Луи, я так любила тебя, что решила сделать вид, будто выхожу за тебя замуж, а на самом деле я лишь хотела освободить тебя от брака. Но в последнее мгновение мне не хватило решимости от тебя отказаться, прости, - Генриетта опустила голову, - прости Луи, ты, наверное, ненавидишь меня? Ведь я знала, что ты влюблен в Катерину, и тем не менее я не смогла…
Снова подняв взгляд на Луп, она увидела, как тот со странным выражением прижался спиной к воротам. «Вот он - приговор», - мелькнула страшная мысль у Генриетты.
А Луи в это время напряженно размышлял. Ко всему прочему, она считала, что за него выходит замуж не она, а непонятно кто! Господи, что будет, когда она все узнает?
- Генриетта, - осторожно заговорил Луи, - прежде чем открыть тебе некоторые вещи, я хочу напомнить тебе, что мы перед Богом являемся супругами.
- Не жалей меня, - упавшим голосом проговорила Генриетта.
- Хорошо, - неожиданно согласился Луи, - откровенность за откровенность! Я знал, что это ты была в конюшне!
- Откуда?- недоверчиво спросила Генриетта. - Ты жалеешь меня?
- А разве ты мне рассказывала, Генриетта, о той ночи?
- Нет! - она явно растерялась. - Откуда ты…
- Не было никакой Катерины!
Луи хоть и говорил уверенно, но тем не менее с некоторой опаской поглядывал на нее.
- Правда в том, что я не мог выносить твоего присутствия, но не в том смысле, какой ты придаешь моим словам, - поспешно добавил Луи, видя, что Генриетта побледнела. - А, к черту все! Мне не терпелось повалить тебя на постель и заняться с тобой любовью.
- Граф! - возмущенно закричал герцог Орлеанский. Но его голос тут же потонул в гуле осуждающих его
вмешательство голосов. Всем вокруг не терпелось услышать рассказ Луи, и посему герцог Орлеанский принужден был замолчать.
- Знать, что ты рядом, в соседней комнате, - продолжал Луи, и в его голосе послышалась неприкрытая страсть, - расхаживаешь полуголой, и не сметь прикоснуться к тебе, нет, это было выше моих сил! Желание мое было столь сильным, что я решил охладить свой пыл. Мне надо было немедленно окунуться в холодную воду, и с этой целью я собирался уехать из дому, но ты, если помнишь, воспротивилась моему отъезду. Все мои слова разбивались о неприступную стену, мое терпение иссякло, Генриетта, я разыграл маленькую сценку сам с собой. Никакой Катерины в помине не было.
- «Сама напросилась», - Генриетта вспомнила его слова в тот вечер, - вот что ты имел в виду?
Луи кивнул, подтверждая.
- Если я правильно поняла, - медленно заговорила Генриетта, -ты соблазнил меня, лишил целомудренности и, ко всему прочему, имел наглость утверждать, что не согласишься иметь женой не девственницу! Иначе говоря, прекрасно зная обо всем, ты попросту издевался надо мной, заставляя мучиться.
- Полагаю, все обстоит именно так, - невозмутимо подтвердил Луи.
Генриетта некоторое время молча смотрела на непринужденную позу Луи, и наряду с огромным облегчением и радостью ею овладело раздражение при виде его спокойствия.
- И тебя не мучает совесть? Нисколько не мучает? Ведь ты настоящее чудовище, Луи! Как можно быть таким бессердечным и… - она вдруг осеклась и странно посмотрела на Луп.
Тот на всякий случай просчитывал варианты возможного бегства.
- Но если ты знал, что в конюшне была я, - почти шепотом спросила Генриетта, взгляд которой буквально наполнился надеждой, - выходит, что все те слова, прекрасные слова…
- Конечно, я говорил их, имея в виду тебя! И если бы ты не сбежала столь внезапно…
- О, Луи!
Сияя счастьем, Генриетта бросилась к нему.
- Не приближайся, - предупредил ее Луи. Генриетта засмеялась радостно и громко.
- Достаточно! Я больше ничего не хочу слушать. Ты любишь меня, и это самое важное для меня. К тому же я расстроила твою свадьбу, так что мы в расчете. Предлагаю заключить мир, Луи, и навсегда забыть о том, что произошло.
-Не спеши.
Больше всего ему хотелось прижать Генриетту к груди, но следовало рассказать все без утайки, ибо он не мог больше обманывать ее. Генриетта, внезапно побледнев, отступила. Глаза с болью смотрели на Луи.
-Ты не любишь меня?
- Люблю, очень люблю! - поспешно ответил Луи, с удовольствием наблюдая, как при этих словах щеки Генриетты снова заалели. - И буду считать себя самым счастливым человеком, если ты повторишь эти слова после того, как услышишь мой рассказ.
- Так это еще не все? Впрочем, не имеет значения, я…
- Генриетта, я обманывал тебя с самого первого дня, - перебил ее Луи.
Генриетта замолчала и, устремив вопросительный взгляд на Луп, ожидала продолжения.
- Видишь ли, Генриетта, - начал Луи, окутывая ее нежным взглядом, - когда его величество принудил меня жениться, к слову сказать, при непосредственном участии герцога Орлеанского и самого досточтимого дядюшки, герцога Бурбонского, -Луи указал на обоих герцогов, которые явно не ожидали, что Луи так открыто заявит об их участии, - я был зол. И в отличие от тебя я сразу раскусил их планы в отношении нас и стал думать о том, как заставить тебя ненавидеть меня. Именно этим мыслям и обязано наше знакомство.
- Очень скоро, - продолжил Луи под полное молчание окружающих, - я понял, что ты и без моих усилий придешь к желаемому результату. Осознав это, я стал воспринимать свое пребывание в Орлеане как приятную поездку и не смог удержаться от соблазна - немного подшутить над тобой, сделав свой отдых более приятным.
- Мерзавец!
- Поверь, Генриетта, - не слушая ее, продолжал Луи, -ты с таким пылом и так рьяно пыталась выдворить меня из дворца, то есть сделать то, о чем я сам мечтал, что я просто не смог удержаться от соблазна сыграть на твоих чувствах, тем более ты была так мила, когда начинала злиться.
- Ничтожество! Беспринципный, низкий человек, пользующийся слабостями женского пола! -презрительно бросила Генриетта.
- Твое общество доставляло мне огромное удовольствие, равно как и наши перепалки. Я затеял игру, и она приносила мне ни с чем не сравнимое наслаждение. У меня не раз мелькала мысль поцеловать тебя, я хотел понять, насколько твое сердце под стать твоему скверному характеру. Результат ошеломил меня, - Луп кинул на Генриетту такой взгляд, от которого она затрепетала, -я осознал то, чего ты не могла понять. Передо мной была женщина, прекрасная женщина, чувственная и отзывчивая, к тому же она была добра и сострадательна и на удивление честна.
- Про кого он рассказывает? - раздался удивленный голос герцога Орлеанского.
- Я имею в виду вашу дочь, - Луи на этот раз ответил герцогу. - Я увидел, что душа и сердце Генриетты так же прекрасны, как и ее тело и лицо. Она лишь скрывала саму себя от окружающих под маской грубости. Но стоило лишь на мгновение коснуться ее чувств, и Генриетта проявляла истинное лицо, ибо, к счастью, ее сердце не подчинялось разуму.
Генриетта с переполнявшими ее чувствами слушала Луи.
- В какой-то момент, - продолжал Луи, - я понял, что игра закончена. Генриетта полностью завладела моим сердцем, мысли о ней не покидали меня ни на минуту. А ее прикосновения приносили мне столь острое наслаждение, что я терял голову. А разговор у реки и твой последний вопрос? Ты помнишь его, Генриетта?
Она кивнула.
- Я просила тебя отказаться от женитьбы.
Луи медленно подошел к Генриетте и взял любимое лицо двумя руками.
- Именно тогда я понял, что люблю тебя. Я собирался признаться в своих чувствах, я чувствовал, что и ты меня любишь, но ты вбила себе в голову, что ненавидишь меня, и поэтому я просто вынужден был продолжать игру. Единственно для того, чтобы ты сама могла осознать свою любовь ко мне.
- Ложь! - заявила Генриетта, хотя ее глаза просто сияли от счастья.
Луи отнял руки.
- Если ты любил меня, почему же продолжал издеваться? Даже после свадьбы.
- Маленькая шутка, слабость, - перебил ее Луи, - я понимал, что после свадьбы у меня не будет такой возможности. А ты так трогательно протягивала ко мне руки, стоя на коленях.
Генриетта смутилась.
- Кстати сказать, в последних событиях моей вины не было, здесь виноват твой отец, который толком не объяснил тебе смысл моего письма.
- Отец? Письмо? Ничего не понимаю, - Генриетта повернулась к молчавшему герцогу Орлеанскому.
- Расскажите вашей дочери, монсеньор!
- Никогда! - отрезал герцог.
- Или вы, или я! - предложил Луи.
- Хорошо, - согласился наконец герцог.
Не в силах вынести пристальный взгляд дочери, он на одном духу выпалил:
- Сегодня состоялась твоя свадьба.
Генриетта, ожидавшая чего-то худшего, с облегчением засмеялась. -Я знаю.
- Знаешь!? - с невероятным облегчением переспросил герцог. - Слава Богу! А я, глупец, полагал, что ты считаешь, будто женится Луи.
- Какая разница? - с легким раздражением спросила Генриетта, с удивлением наблюдая, как Луи, пятясь назад от нее, возвращается на место. - Да что, в конце концов, происходит? - Генриетта топнула ногой.
- Видишь ли, - осторожно заговорил Луи, - в своих планах я и предположить не мог, что ты прочтешь послание короля, и уж совсем не мог знать о том, что ты посчитаешь нашу свадьбу…
Генриетта изменилась в лице.
- Разве ты не собирался жениться на другой?
- Нет, - коротко ответил Луи, - я собирался жениться на тебе.
-Не верю! Опять ложь! Генриетта обернулась к отцу.
- Он лжет?
- Нет, говорит правду!
На герцога жаль было смотреть.
- Граф прислал мне письмо, где уведомлял меня о том, что в субботу состоится ваша свадьба. Вряд ли можно упрекать меня за то, что я желал блага своей дочери. К тому же я потерял превосходного скакуна из-за тебя, о чем ничуть не жалею.
- Какое отношение имеет к нашему разговору лошадь?
-Я проиграл ее графу. Мы заключили пари.
- Какое пари? - Генриетта почувствовала сильнейшее негодование, потому что никак не могла разобраться в хитросплетениях, сотканных Луп.
- Граф предсказал, что ты откажешь ему в присутствии короля, а после этого предложил пари. Он утверждал, что по истечении одного месяца ты сама, стоя на коленях, будешь умолять его жениться на себе. Условия как такового на самом деле не было, его придумал граф.
- Я не верю, - Генриетта покачала головой, - допустим, он мог предположить, что я влюблюсь в него, но назначить день свадьбы, не получив моего согласия и тем более мою…
Генриетта замолчала, глядя на Луи, который крутил головой во все стороны с таким видом, словно происходящее его не касалось.
- А впрочем, этот мерзавец слишком многое предполагал, и почти все исполнилось. И если последнее - правда, - Луи очень не понравился взгляд Генриетты, который она на него бросила, - можно сделать определенный вывод.
- Прошу прощения, меня ждут неотложные дела. Луи сделал вид, что собирается выйти из ворот, но
голос Генриетты остановил его и на сей раз:
- Ты лгал мне, обманывал, издевался, смеялся над моими чувствами, но даже этого оказалось недостаточно. Ты принял решение о браке за нас обоих, чем глубоко оскорбил меня. Но и этого оказалось мало! Ты заставил меня унижаться перед тобой! - голос Генриетты был наполнен праведным гневом. - Позвольте спросить вас, уважаемый граф де Сансер, во имя чего вы ломали всю эту комедию? Вам нужна была лошадь моего отца?
- Если ты имеешь в виду себя…
- Я зла как никогда, - закричала на него Генриетта, -я хочу услышать ответ сейчас, немедленно!
- Да я думать забыл об этом чертовом условии! -закричал Луи, теряя обычное хладнокровие. -Узнав, что ты сказала Катерине, я больше не сомневался в твоей любви ко мне. Я поехал к королю за разрешением на брак, будучи уверенным, что ты непременно согласишься со мной. Я намеревался откровенно признаться в моих чувствах, но ты бросилась передо мной на колени, и я вынужден был снова лгать.
- Почему же ты не рассказал все до свадьбы? - поинтересовалась Генриетта. Поставив руки на пояс, она с вызовом смотрела на Луи.
- Ты сделала то же самое, когда считала, что я женюсь на другой, - напомнил ей Луи.
-Я? Да как ты смеешь меня сравнивать с собой? Не хочу иметь отношений с таким человеком, как ты! Избавь меня от своего присутствия! И вообще, я требую признать наш брак недействительным!
Генриетта обвела присутствующих торжествующим взглядом.
- Пожалуйста, - раздался невозмутимый голос Луи. Генриетта обернулась, словно ужаленная. В глазах
появилась подозрительность.
- Ты слишком легко согласился!
- Ой, не надо меня бросать, дорогая! Я умру без твоей любви. Но все же соглашусь на твою просьбу. Так -лучше? - невозмутимо поинтересовался Луи.
- С тобой невозможно разговаривать! Генриетта повернулась и быстрым шагом направилась к входной двери, ведущей во дворец.
- Останови ее! - закричал герцог Орлеанский.
- Остановите ее! - раздался хор нестройных голосов.
Луи лишь пожал плечами в ответ. -И не подумаю!
Услышав его слова, Генриетта резко остановилась и повернулась в сторону безмятежно стоявшего Луи.
- Так ты меня не остановишь? Не попросишь прощения? Не признаешься в том, что вел себя отвратительно, что играл моими чувствами?
- Нет, - коротко ответил Луи. -Нет?
- Нет? - возмущенно выдохнули все свидетели этой сцены.
- И почему же? - поинтересовалась Генриетта.
- Тебе меня не обмануть, - мягко ответил Луи, - я вижу, как тебе не терпится броситься в мои объятия.
- Жалкий гордец! - презрительно бросила Генриетта.
- Хотите пари, миледи?
Генриетта молча подошла. Когда она заговорила, ее глаза сияли от счастья.
- Я все равно проиграю! И я… этому безумно рада! Она со всего размаха бросилась в объятия Луи и покрыла его лицо поцелуями.
-Я так рада, так счастлива! Ты не отвернулся от меня, ты заставил понять, как сильно я люблю тебя!
Луи подхватил Генриетту и понес по направлению к саду.
- Непокорная герцогиня! - выдохнул кто-то.
Луи остановился. Бросив озорной взгляд на млеющую в его руках Генриетту, ответил:
-Я бы сказал иначе: присмиревшая герцогиня.
- Все, что угодно, милый, - подала голос Генриетта, - лишь бы поскорее остаться наедине!
- Иисус! - выдохнул герцог Орлеанский.
Сзади на его плечо опустилась рука герцога Бурбон-ского.
- Думали ли мы, соединяя ястреба и орлицу, получить двух воробышков?!
Генриетта и Луи, сбросив халаты, обнаженные вошли в прохладную воду пруда. Поднимая вокруг себя легкие брызги, они, держась за руки, кружили, опьяненные своим счастьем. Затем, словно по чьей-то команде, губы влюбленных слились, обнаженные тела сплелись, становясь единым целым, ничему не покорным, кроме единого всепоглощающего чувства любви!
И полная луна, словно радуясь этой любви, опустила мягкий свет на сплетенные тела, окутывая их своей нежностью и желая долгой, счастливой жизни!






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Наказание сватьбой - Бриньон Луи

Разделы:
Луи бриньон

Ваши комментарии
к роману Наказание сватьбой - Бриньон Луи



забавно
Наказание сватьбой - Бриньон Луиольга
25.12.2010, 18.07





Прикольная книга!!!!Я смеялась, прочтите!!!
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиВера Яр.
1.02.2012, 20.06





Как то странно...в начале книги главный герой со светло-русыми волосами, а уже к середине они у него черные... А так в целом забавная книга)))
Наказание сватьбой - Бриньон Луиlesya
4.02.2012, 8.07





Класная книга очень.Смеялась от души .Поднимает настроение. Прелесть.
Наказание сватьбой - Бриньон Луинастя
19.03.2012, 22.53





Книга замечательная!!! Забавная, но по второму разу я бы перечитывать ее не стала.
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиИя
1.06.2012, 8.36





А где сама книга-то? У меня ее и нет??
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиЛале
31.03.2013, 17.44





Да, у меня тоже книга отсутствует, но судя по ошибке в самом названии, её уже не хочется и читать.
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиОльга
31.03.2013, 18.11





Супер!!! Интересно, смешно,захватывающе.
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиЕлена
3.04.2013, 18.04





Прикольно и необычно. Советую прочитать.
Наказание сватьбой - Бриньон Луивита
4.04.2013, 9.17





Забавный и очень интересный романчик. Читается на одном дыхании. И ГГ напоминает Казанову)))
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиЕвгения
16.06.2013, 16.11





Неоднозначно... Прочитала из-за хороших комментариев.. но меня не зацепило...
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиТаня
16.06.2013, 16.42





"Укрощение строптивой" в более юморном варианте: 7/10.
Наказание сватьбой - Бриньон Луиязвочка
16.06.2013, 17.03





Начало интригующее,но конец...ужас
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиНИКА*
29.06.2013, 22.13





Отвратительнейший роман, после прочтения которого остается одно только разочарование.Столько исторических ляпов, что и перечислять их все не хочется.Не понимаю восторженных отзывов, по мне так ГГ-ня психически неуравновешенная идиотка, которой хочется стукнуть чем-нибудь по голове и заткнуть рот.Кстати слово "свадьба" пишется через "Д"!!!
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиЕвгеша
31.01.2014, 20.07





Ужас! Про таких истеричек ещё не читала. Г.герой понял, что любит г.г-ню, когда она исходила вся злобой и изрыгала оскорбления в его адрес. Книга ничему хорошему не учит.
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиНатали Смоленск
19.04.2014, 17.32





Люди помогите найти книгу сюжет помню, а название нет. В книге про наследницу,котороя заключает договор с наёмником или безземельным рыцарем который её выкрал и выходит за него замуж. Кто знает напишите пожалуста название Заранее СПАСИБО!
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиЙосик
12.11.2015, 22.18





сватьба,да грамотеи переводчики...
Наказание сватьбой - Бриньон ЛуиПросто Читатель
13.11.2015, 4.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100