Читать онлайн Мой благородный рыцарь, автора - Бридинг Синтия, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой благородный рыцарь - Бридинг Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой благородный рыцарь - Бридинг Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой благородный рыцарь - Бридинг Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бридинг Синтия

Мой благородный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22
Последний шанс

Гилеад вздрогнул и вскинул голову, услышав душераздирающий вопль Дейдре. Он только что помог Даллис выйти из кареты, но теперь торопливо передал ее на попечение Друстана, который от радости чуть не выронил свою арфу – так он спешил предложить ей руку.
– Позаботься о ней, – крикнул Гилеад и помчался в спальню Элен, перепрыгивая через несколько ступенек.
Открыв дверь, он окаменел, не в силах осознать увиденное. Дейдре, сгорбившись, сидела на полу возле кровати Элен, по ее лицу ручьем текли слезы. Остекленевшие глаза матери смотрели куда-то в пустоту, лицо было искажено гримасой боли, руки, сведенные судорогой, сжимали одеяло.
– Господи, – тихо сказал Гилеад, пошатываясь, подошел к кровати и нежно закрыл глаза Элен. Потом он поднял Дейдре, и она прильнула к его плечу.
– Что здесь опять? – раздраженно крикнул ворвавшийся в комнату Ангус и осекся, увидев жену неестественно бледной. – Почему… кто?
За его спиной в коридоре уже толпились слуги, Джанет и Шейла подвывали, а мрачная Уна, растолкав их всех, решительно прошествовала к кровати, подняла одеяло и внимательно осмотрела Элен.
– Никаких ран или отметин. Ничего.
Эти слова вернули Ангуса к реальности.
– Найдите стражника, который дежурил здесь ночью, – грозно распорядился он. – Я хочу знать, кто входил в эту комнату и кто выходил отсюда.
Через несколько минут пришел сонный часовой, запихивая в штаны рубаху. Увидев, как слуги возятся с телом Элен, он мигом проснулся.
– Что случилось, милорд?
– Вот это я и хочу узнать. – Глаза Ангуса потемнели. – Ты все время был на посту?
Солдат вздрогнул, но смело встретил взгляд своего господина.
– Да, сэр.
– И ты бодрствовал? Или, может, задремал немного?
Любой смельчак струхнул бы, услышав этот уничижительный саркастический тон, но часовой храбро расправил плечи.
– Нет, сэр.
– Тогда скажи, кто сюда входил.
Часовой задумчиво сдвинул брови.
– Ну, служанка госпожи. – Он указал на Дейдре. – Брина принесла питье. Вы, сэр. И королева Формория.
– Формория?! – хором воскликнули Гилеад и Дейдре.
– Да, она сказала, что будет здесь недолго, и действительно пробыла всего несколько минут.
– Ты не знаешь, зачем ей понадобилось нарушать уединение мамы? – спросил Гилеад, пристально глядя на отца.
– Знаю, – ответил Ангус и приказал часовому: – Найди Брину. Если вспомнишь еще что-то, скажи мне.
Подождав, пока шаги часового затихнут в коридоре, он повернулся к Гилеаду:
– Это не то, что ты думаешь. Мори хотела извиниться.
– Почему? Раньше она не испытывала угрызений совести.
Глаза Ангуса затуманились от ярости, но он сдержался.
– Она не хотела обижать твою мать. Мы оба не хотели этого. Ты просто не понимаешь.
– Я знаю, что вы дали клятву, – прервал его Гилеад. – Но я полагал, что у Формории хватит благородства не унижать ее.
Ангус, сжав кулаки, шагнул к нему.
– Вот поэтому она и пришла извиниться. Я велел ей уехать.
– Но могла ли она отравить вашу жену? – спросила Дейдре.
Мужчины повернулись к ней, их гнев сразу поутих.
– Что?!
– Скорее всего, это был яд, – пояснила Дейдре. – Как и в прошлый раз. На теле нет синяков или царапин, но лицо искажено от боли, и, судя по всему, леди Элен схватилась за живот.
Дейдре взяла бокал – на дне еще оставалась капля жидкости. Она принюхалась: ей в ноздри ударил легкий аромат сосны. Она уже хотела опустить туда палец, но Ангус остановил ее.
– Ты сошла с ума?!
– Вы боитесь, что умру, если попробую? – Дейдре вскинула голову, оскорбленная его тоном.
– Я не убивал мою жену, – резко сказал Ангус, поняв намек. – А вот ты… ты чужеземка. Гилеад уверен, что ты не шпионка, а я нет. Ида нашел тебя без труда. Может быть, это ты дала ему сведения…
– Папа, она была там пленницей, – прервал его Гилеад.
– Или они хотят, чтобы мы думали так, – не унимался Ангус. – И по-моему, всякий раз, когда что-то случалось с Элен, ты была рядом. Первый раз ты сказала, что ее пытались отравить… очень умный ход, ты хотела отвести от себя подозрения.
– Я?!
– И когда она упала с лестницы. Может, это ты толкнула ее? Или вытащила гвозди, когда искала камешек от броши?
– Папа, Дейдре не могла причинить вред маме!
– Не могла? А разве не она нашла Элен с синяками на шее? В комнате никого больше не было. Если ты пытаешься обвинить меня или Мори, подумай-ка лучше о себе. Посмотри в зеркало, и ты увидишь там лицо убийцы.
Дейдре начала дрожать, вся напускная храбрость слетела с нее в один миг.
– Я клянусь, что никогда…
Дверь распахнулась, и на пороге появился все тот же часовой в помятой одежде.
– В чем дело? – раздраженно спросил Ангус.
– Это Брина, сэр. Мы не можем ее найти.
Ангус разразился ругательствами.
– Вели Уне пойти в ее комнату, пусть посмотрит, какие вещи пропали. – Он повернулся к Гилеаду. – Если ты уверен в невиновности Дейдре так же, как я – в Мори, остается Брина.
– Я готов поручиться за Дейдре, папа. Но… – Гилеад замялся. – Помнишь, раньше Брина служила Формории. И когда она предложила нам свои услуги, наш лекарь внезапно умер.
– Продолжай, – задумчиво сказал Ангус.
– Возможно, его тоже отравили, потом Брина осталась здесь и…
– Договаривай, – потребовал Ангус грозно. Гилеад посмотрел на отца, потом на Дейдре.
– А что, если она действовала не одна? Может, кто-то был с ней в сговоре?
– Например, Мори? – сказал Ангус тихим ровным голосом, не предвещавшим ничего хорошего.
– Но кто же еще мог желать этого? – храбро продолжал Гилеад, набрав в грудь побольше воздуха.
– Вы оба, послушайте-ка меня, – сурово сказал Ангус, встав лицом к лицу со своим сыном. – Да, мы с Мори всегда любили друг друга и хотели пожениться. Но судьба распорядилась иначе. Мори примирилась со своей участью. А я мог и не жениться на Элен. Я мог унизить ее, рассказав о ее уловках. Но я не сделал этого. Но вот что важно, слушайте внимательно, потому что больше я не собираюсь говорить об этом. Мы с Мори заключили договор: мы соединимся, если такова будет воля богов, но ни один из нас не должен умышленно разрушать брак и тем более причинять зло супругам. И мы соблюдали это обещание.
– Могу я предложить кое-что? – робко вставила Дейдре. Ангус, который продолжал смотреть на Гилеада испепеляющим взором, обернулся к ней:
– Что?
– Пока Уна проверяет комнату Брины, может, мы заглянем в кладовку, где она хранит травы, и попробуем найти яд?
Не удостаивая ее ответом, Ангус повернулся и вышел из спальни. Дейдре и Гилеад поспешили за ним. Кладовка оказалась запертой. Ангус не стал посылать за вторым ключом: он просто с такой силой толкнул дверь плечом, что рама разлетелась в щепки.
В их ноздри ударил резкий аромат трав, которые сушились, пучками подвешенные к потолку. Дейдре перебирала аккуратно надписанные пакетики, открывала крышки флаконов: сандаловое дерево, эвкалипт, фенхель, розмарин, базилик, бейлиф… Обычный набор, ничего особенного. Она разочарованно вздохнула.
– Я не вижу здесь ничего, что могло бы вызвать такую острую и болезненную реакцию.
Гилеад посмотрел на верхнюю полку – она была почти под самым потолком – и удивился. Ведь Брина маленького роста, ей пришлось бы вставать на табуретку, чтобы дотянуться до нее. А полка выглядела более новой, чем остальные. Он протянул руку: ничего, кроме пыли. И вдруг его пальцы коснулись чего-то холодного и гладкого. Это был маленький флакончик с жидкостью. Он открыл крышку, и аромат сосны наполнил комнату.
Дейдре тут же забрала у него флакон.
– Болиголов, – сказала она. – Я не очень хорошо разбираюсь в травах, но слышала об этом снадобье. Им можно убить в течение часа, и смерть будет болезненной. Я знаю также, – она нахмурилась, вспоминая наставления одной из жриц своей матери, – что если добавлять каплю-другую в питье, то человек будет слабеть, а со временем погибнет от истощения.
– Именно это и случилось с мамой! – воскликнул Гилеад. – И это началось вскоре после появления Брины.
Ангус мгновение молчал, глядя на них обоих, потом вышел за дверь и кликнул Адэра и Калума.
– Догони Туриуса, – приказал он Адэру. – Может, она с ними, А ты, Калум, скачи во весь опор к Габрану. Скажи ему о наших подозрениях. Брина скорее всего вернется в родные места. Если он найдет ее, пусть посадит под замок.
Когда они ушли, Ангус подошел к Гилеаду и положил руки ему на плечи.
– Клянусь тебе, сынок, я отомщу за твою мать, Это мой долг. – Он повернулся к Дейдре: – Ты была ее любимицей. Окажи ей честь и побудь с ней, пока омывают тело.
Дейдре вопросительно взглянула на Гилеада, он слегка кивнул.
– Маме было бы приятно.
Не помня себя от пережитого шока, Гилеад медленно побрел в большой зал. Комгалл, Даллис и Друстан в растерянности сидели за столом.
– Прими, наши соболезнования, – мрачно сказал Комгалл, сжав ему плечо.
– Мне так жаль, – нежно пропела Даллис и мягко коснулась руки Гилеада, – Мы с Друстаном хотим сочинить похоронную песнь в честь леди Эллен.
– И спеть ее вместе, – добавил Друстан. – У Даллис очаровательный голос.
Гилеад грустно кивнул. Краем глаза он заметил, как вошел Нилл, и повернулся к нему спиной, надеясь, что он поймет намек и удалится.
– Что касается женитьбы, – начал он, – не знаю, можно ли сейчас устраивать свадьбу.
– Конечно, нет, – как-то уж слишком поспешно согласилась Даллис. – Я все понимаю: у тебя горе, и нужно время, чтобы исцелить его.
Гилеад посмотрел на нее с благодарностью. Он получил свободу, но заплатил за нее ужасной ценой. Мама всегда была миротворицей, даже ее смерть помогла предотвратить войну кланов.
– Это еще что? – проворчал Нилл, усаживаясь без приглашения. – Надеюсь, вы не думаете, что и я отложу свою свадьбу?
Гилеад стиснул кулаки, Даллис ахнула, а Комгалл и Друстан нахмурились. Бесчувственность и наглость этого человека поистине не знали границ.
– В ближайшее время свадеб не будет, – сказал Гилеад тем же ровным тихим голосом, что и его отец, когда он бывал в бешенстве.
– Я сам буду решать, когда мне жениться! – заявил разъяренный Нилл. – Я могу сыграть свадьбу в своем поместье. Пусть Дейдре приготовится к отъезду.
– О нет, сэр, – мягко возразила Даллис. – Она должна присутствовать на похоронах.
– Это даже не обсуждается, – добавил Комгалл. – Если Гилеад откладывает свою свадьбу, тебе придется сделать то же самое. Лугнасад завтра. А как насчет Мэбона, когда яблоки созревают для доброго сидра? Даллис любит сидр, и у тебя будет время оплакать мать. – Заметив, что Гилеад колеблется, он подозрительно прищурился. – Если, конечно, ты вообще собираешься жениться на моей дочери.
– Конечно, он женится! – раздался за спиной Гилеада голос отца.
Гилеад чуть не подпрыгнул от неожиданности и выругался про себя. Он не слышал шагов, Ангус умел появляться внезапно и бесшумно и пользовался этим талантом, когда считал нужным. А ведь сейчас была прекрасная возможность сказать Комгаллу правду. Но момент упущен, а все ждут от него ответа. И блеск в глазах Нилла красноречиво говорит, что, если он не согласится на отсрочку, то этот мужлан осуществит свою угрозу и увезет Дейдре. Гилеад вздохнул: надо потянуть время, а уже потом поговорить с Комгаллом начистоту.
– Хорошо, свадьбу сыграем на Мэбон.
По крайней мере, и Дейдре выиграет время.


Вечером в этот же день Нилл уехал. Он грязно выругался, седлая свою лошадь. Элен должна была умереть до отъезда Туриуса. Он рассчитывал, что Формория останется здесь и будет командовать воинами короля. Но что-то пошло не так. И все же, если бы эта сучка Дейдре послушалась его и вовремя зашла к Элен, то, возможно, он убедил бы Форморию пожить в замке и вести хозяйство. А что, разве это не женское дело? Он безжалостно пришпорил лошадь, и она злобно прижала уши, но Нилл не обратил на это внимания. Маленькая сучка заплатит за все, когда он женится на ней.
Его бесило то, что это удовольствие придется отложить. Он вытащил флягу с вином и сделал большой глоток, утерев рот рукой. Одна мысль не давала ему покоя. Туриус взял с собой четыре с половиной центурии, в замке Ангуса только пятьдесят бретонцев и еще человек пятьсот его собственных воинов. Смерть Элен выбила их из колеи, если не Ангуса, то уж точно – его любимого сынка и тех людей, которые обожали свою госпожу и заботились о ней. Даже сам Нилл не мог найти в ней недостатков, разве что слишком она была слабенькой и робкой.
Самое время позаботиться о том, чтобы Фергус Мор начал наступление. Надо сегодня же послать гонца.


Неделю спустя вернулся Адэр, и Гилеад не слишком удивился, узнав, что Брина действительно спряталась в одном из его фургонов. Плохая новость состояла в том, что она вскоре сбежала оттуда и направилась куда-то на северо-запад.
– Она сказала Формории, что ее мать заболела и ей нужно ехать домой, – сказал Адэр. – Не волнуйтесь, я уже послал гонца к Габрану. Он будет ждать ее.
Гилеад сомневался, что: Брину удастся так легко поймать. Уж очень она ловкая особа. Уже в тысячный раз он проклинал себя за то, что не сумел вовремя вывести ее на чистую воду.
Комгалл вернулся к себе и забрал Даллис. Она не протестовала, когда Гилсад сказал ей, что еще долгое время вряд ли сумеет составить ей хорошую компанию. И он действительно почти не разговаривал с ней, поручив Друстану сопровождать ее на похоронах и на поминках. Хорошо, что боги послали ему Друса, благодаря ему он мог предаваться своему горю.
Только Дейдре он хотел видеть рядом, нко Уна нагружала ее делами с утра до самой ночи. Посте смерти Элен Джанет и Шейла вернулись домой и с благословения Ангуса их обязанности были возложены на Дейдре… Отец сказал, что ей все равно надо учиться вести хозяйство…
Гилеад ходил мрачнее тучи… А через несколько, дней от Комгалла прискакал выбившийся из сил гонец на загнанной лошади. Он чуть не вывалился из седла.
– Фергус Мор… его войска идут по границе владений Гунпара. Я опередил его всего на день-два.


Дейдре с ужасом смотрела на суматоху во дворе. Воины готовились к войне.
После смерти Элен прошло совсем мало времени, Гилеад был раздавлен горем и явно еще не готов к битвам. Она боялась за него. Зато Ангус метался, словно одержимый демонами. У него появилась цель. Он успевал быть повсюду: подбадривал молодых солдат, дружески похлопывал по спине ветеранов. Вдохновленные им, воины хвастались, что быстро перебьют врагов и усмирят Фергуса. Но сколько их останется на ноле боя? Дейдре молилась о том, чтобы ее Гилеад вернулся живым.
Она вздохнула и пошла в маленький садик, со всех сторон окруженный стенами, где выращивали травы. Когда она нагнулась, чтобы сорвать базилик, на тропинку упала чья-то тень. В дверях стоял Нилл, преградив собой ей путь к отступлению. Он прискакал еще утром, чтобы заверить Ангуса в том, что его войска готовы к бою. Но Дейдре удавалось избежать встречи с ним. До этой злополучной минуты.
Нилл двинулся вперед. Дейдре сделала шаг назад.
– Разве можно так обращаться с женихом? – с издевательской ухмылкой спросил он. – Я иду на битву и хочу всего лишь поцелуя.
– Нет, пожалуйста, оставьте меня. Я должна работать.
– Ну да, работать. Например, поцеловать меня. – Нилл схватил ее за руки и со смехом притянул к себе. – Как приятно! Жду не дождусь, когда можно будет лечь с тобой в постель.
От запаха его немытого тела Дейдре замутило. Она оттолкнула его:
– Отпустите меня!
– Нет! Сначала поцелуй меня, да как следует.
– Нет! – Дейдре попыталась лягнуть его в пах, но промахнулась: ее удар пришелся по бедру Нилла. И все-таки его хватка мгновенно ослабела. Воспользовавшись моментом, Дейдре отдернула руку так резко, что порвала себе рукав.
Нилл тут же ухватил ее за платье, корсаж затрещал, обнажив грудь.
– Раз так, я, пожалуй, не остановлюсь на поцелуе.
Дейдре отчаянно боролась с ним, плотно сжав губы и отворачивая голову, чтобы он не мог поцеловать ее. Во дворе было так шумно, что никто не услышал бы ее криков.
– Похоже, вы тут неплохо проводите время, – проворчала Мира, входя в садик, и открыла рот от удивления, поняв, что происходит.
От неожиданности Нилл обернулся, Дейдре, вырвавшись из его цепких объятий, стремглав побежала к Мире и спряталась за ее юбками. Повариха выставила вперед свой остро заточенный смертоносный нож, которым срезали травы.
– Ты позабыла это, – сказала она Дейдре. – Но, кажется, он понадобится тебе для другой цели. – Она грозно посмотрела на Нилла, и тот невольно отшатнулся. – Может, хочешь и со мной поиграть?
Нилл сжал кулаки. На мгновение Дейдре показалось, что он готов затеять драку, однако, когда Мира пошла в наступление, направив на него нож, он, разразившись проклятиями, промчался мимо них к двери.
– Спасибо, – сказала Дейдре, когда он скрылся во дворе.
Мира проворчала что-то невразумительное, по ее шее и лицу пополз розоватый румянец.
– У мужчин нет права применять силу по отношению к женщинам. – С этими словами она повернулась и прошествовала на кухню.
Дейдре, придерживая одной рукой разваливающийся корсет, пригладила выбившиеся из косы волосы и направилась к черному ходу, стараясь, чтобы никто не заметил ее в таком виде. Она уже схватилась за ручку двери и прямо на пороге столкнулась с Гилеадом, который выходил из дома.
Окинув взглядом ее разорванное платье и почти обнаженную грудь, он порывисто обнял ее, поглаживая по волосам и спине.
– Это сделал Нилл?
Дейдре кивнула и уткнулась лицом в его плечо, ноги едва держали ее. В отличие от Нилла от него пахло мылом, духами и кожей, а объятия были такими надежными, теплыми… Из глаз Дейдре ручьем потекли слезы.
– Я покончу с этим, – сказал Гилеад. – Я вызову этого ублюдка на поединок.
– Ты не можешь, – всхлипнула Дейдре и нежно погладила его щеку. – Ты оскорбишь этим Даллис.
– Мне все равно. Нилл зашел слишком далеко. Я отведу тебя в дом, а потом найду его.
– Нет, Гилеад, пожалуйста. Твой отец слишком часто говорит о том, что ему нужны союзники. Комгалл должен защищать тылы. Нельзя обижать его. Не сейчас.
По выражению лица Гилеада Дейдре поняла, что не убедила его.
– Пожалуйста, – взмолилась она и встала на цыпочки, чтобы поцеловать его.
Их языки сплелись в страстном поцелуе, желание нарастало с каждым мгновением. Но призывные звуки рога вернули их к реальности, и воздушный замок разлетелся вдребезги. Гилеад слегка отстранился, продолжая осыпать поцелуями лицо и шею Дейдре.
– Это сигнал садиться на коней. Мне нужно идти.
Дейдре повисла на нем, не в силах оторваться, потом отступила назад.
– Да защитит тебя Великая мать.
Она долго смотрела ему вслед и молилась о том, чтобы он вернулся невредимым, а вот Нилл погиб на поле боя, хотя и знала, что дурно с ее стороны желать смерти этому мужлану.


Пока они ехали на север, Гилеад старался не спускать глаз с Нилла, но тот держался сзади вместе со своими воинами. Сначала Гилеад решил, что он хочет избежать ссоры, но на второй день спросил отца, собирается ли вообще их союзник воевать. Ангус оглянулся и посмотрел на густое облако пыли вдали.
– Да, он намерен сражаться, но не в передних рядах.
– Трус, – пробормотал Гилеад сквозь зубы. – Мерзавец с цыплячьей душой.
– Ты, судя по всему, намерен расправиться с ним, – заметил Ангус, искоса взглянув на сына.
– Он пытался изнасиловать Дейдре.
– Изнасиловать? Ты шутишь? Наверное, он просто хотел поцеловать ее, а она оскорбилась.
– Нет, он порвал на ней одежду. Как только закончится сражение, я вызову его на поединок.
– А ты понимаешь, что нанесешь бесчестье Даллис и сделаешь Комгалла нашим врагом?
– Дейдре не заслуживает такой участи, – упрямо повторил Гилеад.
Помолчав несколько минут, Ангус вздохнул.
– Я тоже не доверяю Ниллу. Посмотрим, как он будет вести себя во время сражения. Может, боги помогут тебе и он не вернется домой.
– Ты даешь разрешение убить его?
– Нет. – Ангус взглянул на сына с осуждением. – Так могут поступать только трусы. Но я выдвину его войско вперед, и он окажется в самой гуще. – Он пожал плечами. – Кто знает замыслы богов?


Прошел слух, что Гунпар остановил Фергуса на границах своих владений, но тот двинулся на юг и взял в осаду крепость Габрана. Больше никаких вестей от Ангуса не было, хотя прошло уже несколько недель. Днем Уна нагружала Дейдре работой, и тосковать ей было некогда, но по ночам она не спала, думая о Гилеаде. А что, если он ранен или убит? Ей хотелось прогуляться по крепостным стенам, чтобы успокоиться и очистить свой разум, однако там повсюду стояли часовые, поэтому уединиться было невозможно.
Дейдре радовалась, что поблизости нет ни Нилла, ни Даллис, но большой зал по вечерам казался таким пустым и угрюмым. Поговорить было не с кем. Друстан опять ушел в себя, его музыка звучала дико и печально, словно похоронный плач, который Мира и Уна устроили на похоронах Элен.
Как ни странно, Дейдре скучала по Формории. Она по-прежнему осуждала королеву за то горе, которое та доставляла Элен, но теперь стала лучше понимать ее. Никто не вправе осуждать ее за любовь. Дейдре сама любила и понимала, что она не властна над своими чувствами. А кроме того, будь Формория здесь, они могли бы вдвоем ускакать куда-нибудь подальше от замка.
Дейдре вздохнула, складывая чистые, пахнущие солнцем простыни. Ей очень хотелось поехать к каменному кругу и снова вобрать в себя его магическую силу. Один раз она попробовала сделать это, но в воротах се остановили. Ангус приказал не выпускать женщин из замка до их возвращения. Как Дейдре ни пыталась обольстить стражников, какие уловки ни придумывала, они были непреклонны.
Внезапно тишину разорвал звук рога, предвещавший прибытие гостей. Дейдре выбежала во двор и тут же сникла от разочарования, когда в ворота въехала карета Даллис. Дейдре совсем потеряла счет времени. Свадьба Гилеада уже близко. И ее свадьба тоже, если она не сумеет прежде сбежать.
Друстан уже спешил к карсте, чтобы помочь Даллис.
– Вы прекрасны, как первый весенний день после снежной зимы, – напыщенно произнес он.
– Приятно видеть вас, Друстан. Я соскучилась по вашей музыке, – сказала Даллис с томной улыбкой и вложила свою миниатюрную ручку в его могучую ладонь.
Дейдре неохотно вышла им навстречу. «Вряд ли тебе понравились бы те мелодии, которые Друстан исполнял последнее время, – невольно подумала она, глядя на Даллис. – Но с твоим приездом его настроение явно улучшилось».
– Я сочинил кое-что для вас сегодня ночью, – сказал Друстан с легким поклоном.
– Я провожу вас в вашу комнату, – вмешалась Дейдре.
– Конечно, – вежливо ответила Даллис. – Благодарю вас. – И она улыбнулась Друстану, давая понять, что у них еще будет время поговорить.
Когда они вошли в большой зал, Дейдре добавила:
– Гилеад и Ангус еще не вернулись.
– Знаю. – Даллис оглянулась на Друстана. – Но я решила приехать пораньше и устроиться здесь. И отец хочет, чтобы я встретила своего жениха.
У Дейдре все сжалось внутри. Конечно, она ведь невеста Гилеада. Его будущая жена. Она будет жить здесь. Главное – не видеть всего этого.
За два дня до свадьбы Дейдре пошла в садик, чтобы набрать трав для ужина. Кроме того, ей хотелось побыть одной, вдали от Даллис. От ее приторно-мягких манер у нее оставался горький привкус во рту. А здесь, среди стен, увитых виноградом, было тихо и спокойно.
Громкий стук копыт вывел ее из задумчивости. Дейдре выбежала во двор, вскарабкалась по лесенке на крепостную стену и увидела знакомый штандарт Ангуса с красным львом. Они возвращаются!
Дейдре помчалась к дому, по пути столкнувшись с Уной.
– Куда это ты торопишься? – спросила кастелянша.
– Встретить их… – Дейдре не договорила.
Ее сердце упало. Честь встречать Гилеада принадлежит Даллис, а вовсе не ей. Она не может броситься ему в объятия, ощутить прикосновение его сильных теплых рук.
– Возвращайся-ка в сад и работай, – недовольно посоветовала ей Уна.
Значит, она не увидит Гилеада до самого вечера?! А за ужином Даллис сядет рядом с ним, заняв место Элен. Это невыносимо. Одно хорошо: Нилл, видимо, отправился домой и не стал сопровождать Ангуса.
За ужином, когда начались танцы, Дейдре увидела, как Гилеад предложил руку Даллис, и чуть не поперхнулась теми крошками еды, которые с трудом пыталась проглотить. Она вскочила из-за стола и столкнулась с Друстаном.
– Не хотите потанцевать? – спросил он, пристально глядя на нее.
Меньше всего на свете Дейдре хотелось сейчас танцевать. Она вполне могла упасть в обморок на виду у всех, глядя, как Гилеад обнимает Даллис за тонкую талию.
– Нет, я…
Но Друстан уже подхватил ее и повел в центр зала.
– Гилеад попросил меня пригласить вас. Он хочет поговорить, – прошептал арфист.
Надежда, словно весенний ветерок, омыла ее душу.
– Простите меня, сэр, но я хотел бы пригласить на танец вашу невесту, пока она еще не принадлежит полностью вам, – витиевато сказан Друстан, когда они оказались рядом с Гилеадом.
Гилеад слегка поклонился и передал ему Даллис, а сам закружился с Дейдре, стараясь не прижимать ее слишком близко к себе, потому что Ангус наблюдал за ними.
– Я пытался убедить отца отказаться от твоего брака с Ниллом.
– И он сказал «нет». – Это прозвучало как утверждение, а не вопрос.
– Да. – Гилеад встревоженно посмотрел на нее. – Мы сумели одолеть Фергуса, но это было нелегко. Мы с трудом сдерживаем его, даже объединенными усилиями, собрав все кланы. Был момент, когда отец решил, что Нилл выйдет из игры.
– Почему? – удивилась Дейдре.
– Армия Нилла отстала от нас, да так, что мы потеряли их из виду. Отец приказал остановиться и подождать их. И велел Ниллу идти впереди нас.
– Значит, Нилл должен был оказаться в более опасном положении? – нахмурившись, уточнила Дейдре.
– Да, так мы и задумали. – Гилеад слегка улыбнулся.
– Твой отец сделал это намеренно? – Дейдре широко раскрыла глаза от удивления.
– Да, но ничего не получилось. На следующее утро, перед сражением, Нилл заявил, что съел тухлое мясо, и весь день провалялся в фургоне с припасами.
Во имя всех святых, подумала Дейдре. Нилл мог бы умереть героем, а она получила бы свободу.
– Какой же он жалкий трус! – с презрением воскликнула она.
– Я думаю то же самое. – Гилеад провел пальцем по ее щеке. – Но трусы знают, в чем их слабость, и это делает их опасными. Нельзя отпускать Нилла.
У Дейдре вдруг одеревенели ноги. Она остановилась и пристально посмотрела на Гилеада.
– Значит, твой отец все-таки хочет, чтобы я вышла за него замуж?
– Да, детка, – нерешительно начал Гилеад, – но я…
Дейдре вывернулась и побежала к дверям, не желая слушать его оправданий.


На следующий день Дейдре отказалась выйти из комнаты. У нее не было никакого желания ни видеть жалость в глазах Гилеада, ни принимать участие в подготовке его свадьбы с Даллис.
Уна пришла позвать ее, но тут же удалилась, заметив красные, заплаканные глаза Дейдре и ее несчастное распухшее лицо. Снизу раздался приглушенный рев: должно быть, это гневался Ангус, но он не стал подниматься к ней. Дейдре дали возможность провести этот день одной. Последний день ее свободной жизни.
Вею ночь она молилась Исиде, которой служила Магдалина, шотландской святой Бригите, Христу. Она даже попыталась вызвать заклинаниями старого мага, который когда-то говорил ее матери, что бессмертен. Дейдре с трудом подавила клокотавший в ней истерический смех. Бессмертный? Как же! Да он просто мошенник. И вся его книга – сплошная ложь. Она попала в страшную беду, но рыцарь в сияющих доспехах что-то не спешит ей на помощь. Потому что никаких рыцарей нет.
А потом, словно для того чтобы подлить масла в огонь, едва Дейдре погрузилась в дремоту, как в полусне ей явилась та самая рыжеволосая дама в белом платье и, милостиво улыбаясь, протянула какую-то чашу.
Дейдре проснулась в ярости. Судя по всему, во сне призрак предлагал ей яд, но она не собирается кончать жизнь самоубийством. Она прикрепила на ноге кожаный ремень с кинжалом. Никогда Нилл не будет ее мужем. Никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой благородный рыцарь - Бридинг Синтия



Ничего особенного, немного мистики, любви, предательства. Но, опять повторяться про Ланселота, Грааль - это уже не то. Хотя написано не плохо.
Мой благородный рыцарь - Бридинг Синтияgala
9.04.2013, 20.23





Неплохой роман, интересное сочетание колдовской мистики и галантной романтичности, благородного духа приключений и реалий военного времени. Есть и любовь, и страсть, и душевные переживания, и предательство, и напряжённость интриги. P.S. В книге представлена довольно загадочная и давняя эпоха (таинственное время короля Артура и рыцарей Круглого Стола), рубеж империй и религий (христианства и язычества). Довольно необычный взгляд на историю про Камелот, священный Грааль и любовь. Мне понравилось (нечасто пишут романы про подобный период, а зря).
Мой благородный рыцарь - Бридинг СинтияAlina
24.11.2013, 19.10





Шестой век,кланы как всегда враждуют,все считают себя королями,язычество еще сильно и на этом фоне дочь жрицы ищет грааль и заодно своего рыцаря.Скучно не было.
Мой благородный рыцарь - Бридинг СинтияОсоба
7.06.2014, 14.08





Хороший роман, больше мистика...жаль Елену, главный герой бесподобен, любовь сына в матери достойна уважения. А любовь главных героев достойна зависти..
Мой благородный рыцарь - Бридинг СинтияМилена
12.05.2015, 19.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100