Читать онлайн А может, в этот раз?, автора - Бреттон Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - А может, в этот раз? - Бреттон Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.02 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

А может, в этот раз? - Бреттон Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
А может, в этот раз? - Бреттон Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бреттон Барбара

А может, в этот раз?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Они ехали домой в молчании.
Кристина вцепилась в руль так, что пальцы побелели, хотя дорога была пуста и погода как нельзя лучше. На взгляд Джо, она слишком сильно давила на газ, но он пред­почел помалкивать. На сегодня довольно ссор. Довольно переживаний. Здоровенный фургон на восемнадцати коле­сах с заносом кузова вправо-влево на добрые полтора метра представлял, как казалось Джо, куда меньшую опасность, чем та, которую ему удалось только что избежать на желез­нодорожной станции.
Джо оглянулся через плечо на двоих конспираторов на заднем сиденье. Слейд и Марина сидели притихшие, при­давленные весом купленных Джо дыни и ящика пива. Джо не столько переживал из-за попытки Марины убежать, сколь­ко из-за вопроса: как много известно Слейду?
Марина не была юным наивным созданием, каким пред­ставлялась ему вначале. Она умна, решительна и достаточ­но хитра, и она не побоится осуществить самый отчаянный план, если позволит ситуация. Британский ублюдок был оппортунистом по сути. Если эти двое объединятся, то Марине крышка.
Тишина действовала Джо на нервы. Он включил было радио, но Кристина так выразительно поджала губы, что он тут же выключил приемник. Еще одну проблему представ­ляла Кристина. У него не выходил из головы их разговор в супермаркете. Неужели ее так волнует его брак? В конце концов, это она его бросила. Если бы не проблема с разме­щением, едва ли бы ей было хоть какое-то дело до того, ладят они с Мариной или нет.
У Кристины было все, о чем можно было мечтать: инте­ресная, высокооплачиваемая и престижная работа, друзья, готовые лизать ей задницу, как этот ублюдок британец, дом в Лос-Анджелесе, дом в пригороде и пентхаус в Манхэттене, уже почти отделанный. В Нью-Джерси она могла арен­довать бьюик, но Джо готов был заложить свои последние джинсы, поспорив о том, что в своем гараже в Калифорнии она держит «мазератти» или «БМВ».
Она всего этого достигла сама, думал он, наблюдая за игрой света на ее щеке. У нее есть слава, удача, деньги, красота. Достаточно, чтобы заполучить любого мужчину, только пальцем помани.
А может, ей вовсе и не нужен любой. Может, там, на тихоокеанском берегу, ее ждет парень, которому досталось ее сердце, о котором она думает по ночам и мечтает, чтобы он лежал с ней в той постели, которую она когда-то делила с ним, с Джо. Впрочем, какое ему дело. Он разлюбил Кристину в ту ночь, когда она ушла. А теперь надо было прекратить ее желать.


Грузовик с необходимым офисным оборудованием уже под­жидал Кристину у дома, когда они вернулись из супермаркета. В конце концов оставалось еще немало сфер в ее жизни, где она чувствовала себя хозяйкой. Она сделала из себя идиотку в Шон-Райте и сейчас изо всех сил старалась доказать себе и другим, что та слабость была случайной.
– Что делать с продуктами? – спросил Слейд, когда она выпорхнула из машины.
– О, делайте что хотите, – через плечо бросила она, направляясь к грузовику. – Хотите – замораживайте, хотите – варите, тушите, жарьте.
У нее было полно дел, куда более серьезных, чем заня­тие домашним хозяйством. Ее ждал рабочий стол, факс, новенький, с иголочки, компьютер. Пришлось потратить два часа лишь на то, чтобы найти для ее рабочих принадлежно­стей надлежащее место. Грузчики по ее распоряжению при­несли компьютер и принтер в спальню, затем собрали установку, включающую факс, копир, телефон и автоответ­чик, и занесли в гостиную.
– Думаете с помощью этого устройства получать са­мые горячие голливудские сплетни, миссис Кэннон? – спро­сил один из рабочих, включая факс.
– Надеюсь, – ответила она, подписывая счет за по­ставку.
– Вот это работка, – продолжал рабочий, возвращая Кристине копию квитанции. – Все, что вам нужно, это сидеть и ждать, пока кто-то другой не сделает такого, о чем вы могли бы поговорить.
– Да уж, работа не пыльная, – стараясь оставаться вежливой, ответила Кристина.
Говорят, работа только тогда и называется хорошей, когда не видно, с каким трудом она дается. Иногда ей всерьез хотелось зарабатывать на жизнь копая рвы. По крайней мере тогда люди бы видели размеры труда.
– Отличный факс, – констатировал Джо, войдя в гости­ную с банкой пива в правой руке и громадным сандвичем в левой. – Здорово. Я беру на себя расходы на бумагу.
Слейд показался в дверях с бутылкой «Доктора Пеппера» и круассаном, густо намазанным клубничным джемом.
– Кристина, дорогая, ты не будешь возражать, если на твой факс придет несколько сообщений и для меня? Я дал твой номер кое-кому из своих знакомых.
– А как насчет тебя? – спросила Кристина у Мари­ны, которая примостилась на подоконнике со стаканом чая и яблоком. – Полагаю, ты захочешь научиться работать на компьютере, чтобы посылать домой сообщения с мое­го модема.
– Я уже умею работать в трех редакторских програм­мах, – спокойно ответила Марина, – и буду вам весьма благодарна, если вы позволите мне использовать ваш ком­пьютер.
Кристине стало неловко за свой тон.
– Как-нибудь договоримся, – сказала она куда лю­безнее.
И снова мимолетная улыбка осветила невыразительное лицо девушки, на миг превратив ее в красавицу.
– Спасибо, – ответила Марина.
– Всегда к вашим услугам, – сказала Кристина.
Джо посмотрел на Слейда, который выглядел так же озадаченно, как и он сам.
– Женщины объединяются, – сказал Джо. – И к чему это нас приведет?
Кристина бросила на него свирепый взгляд, Джо отве­тил самой невинной улыбкой. Слейд быстренько сделал не­сколько снимков: бывшие супруги – свирепый взгляд и невинная улыбка. Кристина с досадой отвернулась от все­видящего ока фотоаппарата. На мгновение она представила себя в шкуре принцессы Ди, загнанной британской прессой. Что она чувствовала? Изнеможение? Отчаяние? Беззащит­ность?
– Паршиво чувствуешь себя, да, Крис? Кристина едва не подпрыгнула, услышав над ухом зна­комый голос бывшего мужа.
– Не понимаю, о чем ты.
– Прекрасно понимаешь. Все думаешь о папарацци, да?
– Ни о чем я не думаю, разве что о том, почему позво­лила тебе остаться в доме со мной.
– Ничего не поделаешь, дом – наша совместная соб­ственность. Расхлебывай последствия своего же решения.


На следующей неделе Кристине пришлось в должной мере оценить опрометчивость своего шага. Четверо взрос­лых людей, каждый со своими привычками и особенностя­ми, – это было слишком даже для такого большого дома, как тот, в котором они жили.
Марина много спала и держалась особняком. Она почти не разговаривала, но Кристина чувствовала, что молчит она не столько от смущения, сколько от нежелания общаться. Временами Кристина вообще забывала о присутствии де­вушки и лишь наблюдая, как Марина идет по коридору в сторону их общей с Джо спальни, испытывала острое чув­ство ревности, словно та всякий раз напоминала ей о том, что теперь она жена Джо, а не Кристина.
Терри Лайн позвонила Кристине из своего загородного дома в Хамптонсе.
Узнав об обстоятельствах нынешнего существования Кристины, Терри только и смогла, что крикнуть в трубку:
– Что?!
– Я понимаю, звучит странно. Но мы все взрослые люди и должны уметь владеть собой.
– Не забивай себе голову всякими бреднями. Вышвырни их немедленно. Ходят слухи, что в Нью-Джерси еще не перевелись отели. Вели им переехать туда.
– Мы поговорим об этом за ленчем, – понизив голос, предупредила Кристина. – Нотацию сможешь прочитать мне наедине.
– По крайней мере от Слейда ты можешь избавиться? – продолжала настаивать Терри. – Если ты, конечно, не хо­чешь обнаружить свою физиономию на обложке «Нэшнл энкуайер» с интригующим заголовком: «Как я был сексуальным рабом Кристины Кэннон».
Кристина даже рассмеялась над абсурдностью такого утверждения.
– Поверь мне, Терри, ты ошибаешься. Я все объясню тебе за ленчем.
Меньше всего ее волновал Слейд.
Джо, вот кто представлял для нее реальную угрозу и не важно, жили они в одной комнате или нет. Она чувство­вала его присутствие сквозь стены, они дышали одним воз­духом, и этот воздух был пропитан запахом Джо. Она старалась по возможности избегать его, завтракая в патио, обедая на веранде, ужиная у себя в спальне. И все время только и думала, что о нем.
На третий день совместного проживания приехала дом­работница.
– Как раз вовремя, – проворчала миссис Кукумбо, берясь за тряпку.
Конечно, она нашла Джо таким же очаровательным, как и прежде. Впрочем, большинство женщин не могли устоять перед его обаянием. Она готовила ему персонально сок из свежих апельсинов и наливала кофе. Слейд что-то бурчал насчет привилегированного положения отдельных личностей, но миссис Кукумбо словно и не слышала. Джо стал объек­том особого внимания домработницы, и даже Марина не оставила этот факт незамеченным. Кристина слышала, как она однажды спросила у своего мужа:
– Как ты можешь позволять пожилой женщине но­ситься с тобой как с младенцем?
– Ей нравится ее работа, – ответил тогда Джо. Марина недоуменно пожала плечами, зато Кристина поняла Джо прекрасно. Он был одним из тех, кто находил радость и удовлетворение в самой простой обыденной рабо­те. Работе плотника, водопроводчика, официанта. Он мог бы быть любым из них, и только одна профессия была ему не по вкусу: профессия Кристины.
Как-то Кристина, решив ненадолго улизнуть из дома, пребывание в котором становилось все более невыносимым, решила съездить в Манхэттен на интервью. Поездка обер­нулась сущим кошмаром. Слейд напросился с ней и по до­роге вступил в бесплодные пререкания с одним из тех парней, что в поисках легких денег ловят машины на выходе из тоннеля Линкольна, предлагая превратить авто в конфетку с помощью грязной тряпки и собственного плевка. Слейд закусил удила, парень с тряпкой оказался тоже не промах. Дело кончилось тем, что Кристине пришлось объясняться с копом.
– В следующий раз попридержи язык, – процедила она, въезжая на серпантин, ведущий к закрытой стоянке. – Нас могли упрятать в кутузку.
– Фашист проклятый, – пробормотал Слейд.
– Ты о копе или о мойщике? – язвительно спросила Кристина.
– Какие мы сегодня строгие, любовь моя. Что тебя так тревожит, собеседование или Бойскаут со своей юной женой?
Кристина не ответила. Кто знает, что ее раздражало больше: пробки на дороге, из-за которых она уже опоздала на свою первую в Нью-Йорке деловую встречу, или что-то еще. В любом случае она была сыта по горло бесконечными комментариями Слейда по поводу Джо и Марины.
Разговор с Терри тоже получился не таким, как хоте­лось бы Кристине. Она так и не смогла объяснить подруге ситуацию.
Терри и Кристина подружились еще в колледже. И та, и другая получали стипендии за отличную успеваемость, но если Терри готова была с пеной у рта доказывать справед­ливость такого порядка, то Кристина всегда словно немного стеснялась своего привилегированного положения. Как бы там ни было, ни та, ни другая не общались с другими счаст­ливчиками, имевшими право на стипендию и прочие соци­альные льготы.
– Почему все считают нужным сообщить мне, что у них есть чернокожая подружка? – пожаловалась как-то Терри Кристине в пиццерии. – Может, мне стоит напи­сать мелом на спине, что у меня подруга блондинка?!
Кристина, та самая «подруга блондинка», швырнула в Терри кусочком гриба.
– Тебе хотят дать понять, какие они все либералы. Но, во всяком случае, это приятнее, чем когда тебя постоянно спрашивают, отчего у тебя такой забавный выговор. В кон­це концов, я приехала сюда не с Марса, а всего лишь из Невады.
– Ты действительно смешно говоришь, – подтверди­ла Терри. – Сдается мне, ты слишком много времени про­вела беседуя с лошадьми, ковгерл!
Их дружба возникла не сразу. Сначала казалось, что они слишком разные, но постепенно поняли, что в главном они очень похожи. Обе мечтали о карьере и семье, и обе свято верили, что достойны и того, и другого.
Теперь обе были в разводе, с той лишь разницей, что у Терри росли две прелестные дочки, а у Кристины – никого.
– О'кей! – сказала Терри пару часов спустя, когда они с Кристиной зашли в ресторан, стилизованный под рус­скую чайную. – Признайся, наш британский друг тебя зацепил.
– Нет, – решительно заявила Кристина, кивнув офи­цианту, одетому в казачий костюм, когда тот протянул ей меню. – Дело не в Слейде. Мне действует на нервы вся эта дурацкая ситуация.
Терри даже не взглянула в меню. Ее карие глаза бура­вили Кристину – профессиональный взгляд журналиста, способного разглядеть сенсацию там, где ее никто не ждет.
– Так измени ситуацию. Тебе сивеем не обязательно возвращаться в Хакетстаун. У меня достаточно просторная квартира. Оставайся у меня в Лонг-Айленде. Поживи, пока твою квартиру не приведут в порядок.
Кристина готова была согласиться.
– Девочки остались с тобой?
– Селина на той неделе уезжает к отцу в Мэн. Эльза со мной, но это одна видимость: душой она далеко, нянчит свое разбитое сердце, слушает музыку у себя в комнате и пишет стихи. Я уже забыла, что значит быть шестнадцати­летней.
– Кажется, еще вчера она рыдала по поводу пластинки для зубов и загорала в одних трусиках.
– Это и было вчера, Крис. В том-то и ужас. Время летит все быстрее с каждым годом. Когда у тебя растут дети, не заметить этого нельзя.
За столом повисла неловкая пауза.
– У большинства людей есть дети, – сказала Кристи­на. – Я знаю это и понимаю.
– Но тебе все еще больно, не так ли?
– Все еще больно.
Терри разделила радость Кристины, когда та узнала, что беременна, и именно Терри помогла Джо найти медсе­стру для ухода за Крис после выкидыша. Терри и Крис многое связывало.
– Эй, Крис, – предложила Терри, хитро ухмыльнув­шись. – Что, если я отправлю к тебе Эльзу на пару дней? Немного проблем «трудного возраста» – быть может, это именно то, в чем вы все четверо нуждаетесь?
– У нас хватает своих проблем «трудного возраста» – это я о жене Джо. Весьма мрачное создание.
– Эй, девочка, попридержи коней! Не ревнуй! – И тут же, перегнувшись через стол, Терри, не удержавшись, спросила: – А сколько лет на самом деле жене Джо?
– Восемнадцать, наверное. Иначе им бы не позволили пожениться.
– Седина в голову, бес в ребро, – многозначительно заключила Терри. – И с лучшими из мужчин это рано или поздно случается. В прошлом году я делала передачу на эту тему. Вот это был хит, скажу тебе! Чуть ли не каждая женщина в зале узнавала симптомы.
– Джо еще не так стар, – сказала Кристина, неволь­но рассмеявшись. – Кроме того, здесь не тот случай.
– И какой же здесь случай?
– Не знаю… – Кристина не могла подобрать слов, чтобы выразить свои ощущения. – Понимаешь, между ними нет искры, нет огня. Хотя, – добавила она, откинувшись на спинку кресла, – может быть, я сама себе это внушила, потому что хочу думать именно так.
– Поэтому ты и держишь при себе Слейда.
– Слейд остается со мной, потому что ему за это пла­тят. – Кристина чувствовала, что голос ее подводит, но ничего не могла с собой поделать. – Он делает снимки для журнала.
– А, понятно, – протянула Терри. – Знаешь, навер­ное, в Нью-Йорке можно найти фотографа для такого дела. Анна Лейбович, например. Или, если ты предпочитаешь мужчин, Джилл Кременц.
– Слейд классный мастер, Терри. Не ты ли первая мне об этом сказала?
Однако Терри не так-то легко было сбить со следа.
– Джо думает, что ты с ним спишь, не так ли? Кристине показалось, что щеки ее приобрели цвет мали­новой отделки ресторана.
– Понятия не имею, что думает Джо.
– Крис, ты со мной сейчас говоришь, а не с одной из своих ассистенток. Твой бывший муж приезжает в город с женой-нимфеткой. Почему бы не внушить ему, что ты не теряешь времени даром с молодым интересным британским фотографом?
Кристина выжала из себя улыбку:
– Я сказала Джо, что между мной и Слейдом ничего нет.
– Бьюсь об заклад, он ни одному слову твоему не поверил.
Кристина рассмеялась:
– Я ему правду сказала! Я не виновата, что он не хочет мне верить!
Терри тоже рассмеялась. При всем при этом она явно сочувствовала подруге.
– Крис, я не хочу, чтобы тебе было больно. Мы обе знаем, что Слейд работает на желтую прессу. Что, если он захочет подзаработать на фоторепортаже в стиле menage a quatre?
– Этому не бывать, – сказала Кристина, поймав себя на том, что ей хочется постучать по деревяшке для пущей уверенности. – Продавшись «желтым», Слейд ничего не выиграет, кроме денег. Он не станет рисковать сейчас, ког­да ему осталось совсем чуть-чуть, чтобы дотянуться до за­ветной ручки, что открывает ту самую дверь в высшее общество, куда он так стремится попасть.
– Хотелось бы, чтобы ты оказалась права.
– Я знаю, что права. Кроме того, почему я должна из-за Джо и Марины менять свои планы? Это в такой же степени мой дом, как и его, и я не намерена съезжать толь­ко потому, что ему заблагорассудилось вернуться.
Официант принес заказ, и на какое-то время подруги забыли и о Джо, и о его жене. Они обсуждали политику за аперитивом, расовые проблемы – за ленчем, последние новинки моды – за кофе.
– Господи, как мне тебя не хватало! – с чувством сказала Кристина, потягивая ароматный напиток. – Я рада, что мы опять будем работать вместе.
Кристина не слишком легко сходилась с людьми, а Тер­ри была ей по-настоящему близка. На ее поддержку можно было рассчитывать в трудную минуту жизни.
– Вместе, но не совсем, дорогая. Сегодня я все еще в числе тех, кто ищет сюжеты, а ты – сама по себе сюжет. Из ресторана они вышли уже в четвертом часу.
– Нью-йоркское лето, – простонала Кристина, выйдя из кондиционированного помещения на «свежий воздух», обдавший ее гарью и удушающей влажностью. – Как я могла забыть?
– Мое предложение все еще в силе, – напомнила Терри, когда они медленно направились пешком в сторону Пятой авеню. – Морской ветерок, прохладные ночи, комната с шикарным видом и никаких бывших мужей поблизости.
– Ты меня искушаешь, – сказала Кристина, – но я все-таки останусь в Нью-Джерси. Я первая туда приехала. Пусть Джо и его малышка сами поищут себе что-нибудь.
– Чудесная логика, достойная моей младшей дочери. Да нет, она, пожалуй, уже подросла для таких суждений.
– Ничего не поделаешь, – беззаботно ответила Кри­стина. – Я из Невады. Мы очень упертые, и в нас крепок территориальный инстинкт. Буду стоять на своем. Пусть он убирается.
Они прошли вместе еще пару кварталов, мимо много­этажного здания, в котором находилась квартира Терри.
– Ты не домой?
– Нет, я решила немного поболтать с нашим фотогра­фом-энтузиастом.
– Отлично, – без видимой радости пробормотала Кристина. – Об этом я только и мечтала.
Однако Кристина тревожилась зря. Слейд не ждал ее, как они договорились, возле автостоянки, и через некоторое время Терри вынуждена была попрощаться.
– Будь осторожна, – предупредила она подругу, об­нимая на прощание. – Слейд если и верен кому-то, то только самому себе. Не забывай об этом.
Через час, так и не дождавшись Слейда, Кристина от­правилась домой. Слейд мирно посиживал на веранде с бан­кой пива в одной руке и журналом в другой.
– Еще один снимок, и ты мертвец! – сказала Кристина вместо приветствия, выбираясь из машины. Ее льняной блейзер выглядел так, будто она в нем спала, да и косметика не выдержала послеполуденной манхэттенской влажности.
– Скажи «сыр», любовь моя! – заявил Слейд, делая один за другим два снимка и, довольный, откинулся на пе­рила. – Вот вам пример из реальной жизни.
Кристина еле доплелась до крыльца и села на ступени.
– Если бы я еще могла шевелиться, я бы из тебя мозги вышибла за то, что заставил меня столько ждать.
Слейд в шутовском раскаянии стукнул себя по лбу.
– Прости, Крис, любовь моя! В Нью-Йорке ничего особенного не происходило, и я решил вернуться.
– Разумеется, – зевнув, заметила Крис, – ведь жизнь здесь кипит ключом.
Слейд улыбался Кристине загадочно и довольно, словно Чеширский Кот – Алисе.
– Мой брак – не тема для репортажа, – с нажимом в голосе сказала Кристина.
– Есть, что скрывать?
– Джо – не суперзвезда, и он не заслуживает, чтобы его имя трепали в твоих любимых бульварных газетенках.
– Ты ранишь меня, любовь моя. Ты-то должна знать, где пролегает граница между новостями и сплетнями. Слейд весь лучился улыбкой.
– Единственная разница, – назидательно заключил он, – между бульварными сплетнями и светской хроникой в глянцевом журнале состоит в жалованье репортера.
Кристина встала и ни слова не говоря пошла в дом. Что, скажите на милость, происходит?! Неужели Слейду больше нечем заняться, кроме как язвить на ее, Крис, счет? До сих пор он зарабатывал на жизнь, слоняясь возле модных ноч­ных клубов или сомнительных заведений в надежде встре­тить знаменитость, так сказать, «без штанов». Он был в сто раз талантливее, чем можно было бы заключить по его резюме, но этому таланту никогда не развиться, если он не научится адекватно относиться к людям.
Это все влияние Джо, думала Кристина, переодеваясь в спальне. У них со Слейдом не было проблем, пока на гори­зонте не появился бывший муж. Разве нет? Она и Слейд так хорошо понимали друг друга. Их объединяли общие взгляды на жизнь, прагматизм, амбиции. Кристина не мень­ше Слейда надеялась, что работа над журналом запустит его на новую, более крутую орбиту. Кристина усмехнулась, натягивая джинсы и тенниску. Еще один такой день, и она запустит Слейда на самую крутую орбиту голыми руками.
Отношение Джо к ее продвижению не было для Крис­тины секретом. Отчего-то она представила его развлекаю­щим Марину и Слейда байками из их с Кристиной общей юности, когда они верили в возможность изменить мир к лучшему. Разве она виновата в том, что успех нашел ее в Голливуде, а не в Бейруте или Боснии? Никто не мешал Джо пойти по тому же пути, что и она. Кто, спрашивается, захлопнул перед Джо заветную дверь, не дав ему сделать собственное шоу?
Кристина направлялась на кухню, чтобы высказать Джо все, что она думает, когда зазвонил телефон.
– Боже, Кристина, где тебя черти носили? – Сестра Кристины, как всегда, не отличалась изысканностью манер.
– Здравствуй, Нэт! Так, значит, ты мне уже звонила? – уточнила Кристина.
– Три раза. Ты что, не слушаешь автоответчик? Кристина набрала в грудь побольше воздуху и мыслен­но посчитала до пяти, прежде чем сказать:
– Я только что вошла. Что случилось?
– Я как раз собираюсь стерилизовать перса, так что у меня всего одна минута. Папа болен, и ты должна приехать.
Как это было в духе ее сестры, местного ветеринара: вначале упомянуть кошку и лишь потом отца!
– Что с папой?
– Не думаю, что это серьезно, но он все время жалу­ется на боль в груди…
– Боль в груди? И давно это с ним?
– Ну, может, мне не следует так все драматизиро­вать… Мама говорит, что все было бы иначе, если бы он не принимал все так близко к сердцу.
– Ему сделали кардиограмму? Рентген? Ультразвуко­вое сканирование? Операция не нужна?
– На данный момент ему ничего не нужно – только видеть всю семью в сборе на годовщине.
– Я убить тебя готова, Нэт! – Кристина и сама дер­жалась за сердце.
– Ты бы могла порадовать его и приехать, Крис.
– Вас там столько, что ему некогда скучать обо мне. Кристина лукавила. Ее очень тянуло домой.
– Но ты его любимица, Крис. Ты же знаешь, что без тебя праздника не будет.
– Не пытайся на меня надавить, Нэт. Папа понимает, почему я не приеду на годовщину, даже если ты и…
– О какой годовщине речь? – спросил неожиданно появившийся в дверях кухни Джо с пакетиком чипсов в руках.
– Не твое дело, – огрызнулась Кристина, не потру­дившись прикрыть трубку. – Сейчас не то время, Нэт.
– Нэт? – Джо просиял. – Та самая Нэт, которая слывет лучшим ветеринаром в Неваде?
– Мне показалось, или я действительно слышала голос Джо? – спросили на противоположном конце провода. Джо снял телефонную трубку на кухне.
– Привет, Нэт! Как жизнь?
– Джо! Это ты? Господи, мальчик мой, где ты прятал­ся все это время? Я не слышала твоего голоса целую веч­ность!
– Несколько месяцев я провел в Европе.
– Не там ли…
– Там, там… В самой гуще событий.
Они разговаривали как давние друзья или супруги с большим стажем совместной жизни, когда не обязательно досказывать до конца фразу, чтобы быть понятым, и шут­ку, чтобы вызвать смех у собеседника.
Кристине вся ситуация представлялась безмерно пошлой.
– Мне очень неприятно перебивать вас, – не выдер­жала она, – но у нас с Нэт шел важный разговор, пока ты не влез, Джозеф.
– Смотри-ка, Джо, как ее пробрало! – со смехом воскликнула Нэт.
– Так что новенького? – спросил у своей бывшей свояченицы Мак-Марпи.
– Я с удовольствием поведаю тебе последние новости, Нэт! – злорадно сообщила Кристина в трубку. – Джо, почему бы тебе самому не рассказать о своей маленькой женщине?
– Что-то со связью, – крикнула в трубку Нэт.
– Так что там за годовщина? – повторил вопрос Джозеф.
При этом он смотрел на Кристину с явным торжеством. Она готова была вцепиться ему в горло.
– У мамы с папой золотая свадьба. Джо, я уверена, что они рады будут тебя видеть. Ты всегда был им как родной сын. – Нэт понизила голос. – Может, вы с Кри­стиной смогли бы…
– Ты, кажется, что-то говорила о кошке, которая ждет стерилизации? – напомнила Кристина.
– Точно! Надо бежать. Джо, приезжай! Ты знаешь, что мы всегда рады тебя видеть!
– Назови число и беги, – сказал Джо.
– Первого августа, – ответила Нэт, – но ты мо­жешь приехать хоть сегодня – чем раньше, тем лучше.
– Не смей даже думать об этом, – заявила Кристина после того, как Джо положил трубку. – Ты не поедешь на золотую свадьбу моих родителей.
– У тебя проблемы? – с невинным видом поинтересо­вался Джо.
– Что ты прикидываешься? Ты прекрасно понимаешь, что твое поведение в данной ситуации, мягко говоря, неес­тественно! Ты сам не находишь все это немного странным?
– Вообще-то да, нахожу. Какого черта ты отказыва­ешься приехать к родителям на годовщину?
– Ты все перевернешь! Видит Бог, я хочу приехать, но не могу!
– Чушь.
Кристина схватила чистый стакан и зачем-то понесла его к раковине мыть. Если вы решили создать себе новый имидж, то постарайтесь не делать этого в присутствии бывшего мужа, который отлично знает, кто вы есть на самом деле.
– Они понимают меня, – после непродолжительной паузы сказала Кристина, украдкой взглянув на Джо. – И вообще, не твое это дело.
– Мне нравится твоя семья, – с обескураживающей откровенностью сказал Джо. – Потерять их было для меня почти так же тяжело, как потерять тебя.
– Прекрати, Джо! – Кристина побледнела и присло­нилась к раковине. Ноги, казалось, отказывались ее дер­жать. – Я надеялась, что у тебя хватит ума не заводить подобных разговоров! – с укором произнесла она.
– Правда не перестает быть правдой от того, что ты отказываешься ее замечать.
– Спасибо за науку.
– Сколько еще ты намерена убегать от себя? – спро­сил Джо, подойдя поближе. – Ты похожа на загнанную лошадь.
– Ты пересмотрел слишком много ток-шоу, – подчерк­нуто холодно заявила Кристина. – Как там учат нас вездесу­щие психоаналитики? Не позволяйте ребенку в себе брать верх над собой взрослым? Ты решил сменить амплуа?
– Куда мне до тебя, Крис. По части болтовни ты любого заткнешь за пояс. С такими способностями только и блистать на вечеринках в Беверли-Хиллз.
– Это часть моей работы.
– Ну конечно, – со смехом согласился Джо. – Все эти выскочки из «латинос», клубы с наркотой, ребята в мягких итальянских туфлях на босу ногу…
Кристина ткнула Джо кулаком в грудь.
– Ты начинаешь действовать мне на нервы, – сказала она, невольно повышая голос. – Придержи свои сообра­жения по поводу моей карьеры при себе!
Джо продолжал смеяться.
– Ты со своим семизначным банковским счетом могла бы в два счета вышвырнуть меня отсюда. Какого же черта ты переживаешь из-за того, что я думаю о твоей карьере?
– Потому что меня бесит твоя бесцеремонность и то, что тебе доставляет удовольствие меня злить.
– Возможно, все из-за того, что ты понимаешь: я прав.
– Ты льстишь себе, Джо.
– А может, все из-за того, что ты знаешь, что способ­на на большее.
– Ты нарываешься на неприятности, – сказала Кри­стина и повернулась, чтобы уйти.
– Скатертью дорожка, Крис. Я рад, что кое-что в тебе осталось прежним. Ты все еще предпочитаешь убегать от того, что тебя слишком глубоко трогает.
– Идиотский разговор, – бросила Кристина через плечо. – Давай, поезжай к моим родителям. Напейся там до бесчувствия. Попроси их, тебя усыновить. Мне наплевать.
Джо схватил Крис за плечи и рывком развернул к себе лицом.
– Дрянь! Люди не живут вечно! Однажды ты про­снешься и обнаружишь, что Сэм и Нонна умерли. Вот тог­да ты пожалеешь о том времени, что упустила!
– Учи свою жену жить, Мак-Марпи, а я как-нибудь обойдусь без твоих нотаций.
– Когда ты перестанешь думать о себе и начнешь ду­мать о них?! Эта годовщина – их праздник!
– Будь ты неладен, Джо. Оставь меня в покое!
Она попыталась вырваться, но он крепко держал ее. От него исходил поток энергии, противостоять которому она не могла. У Джо были голубые глаза мечтателя и крепкие ску­лы реалиста. Она всегда завидовала его способности меч­тать. Увы, Кристина давно уже растеряла остатки мечтательности на тернистом жизненном пути.
– Пусти меня, Джо, – сказала она уже тише. – Ни к чему это.
Джо попытался заговорить, но слова застревали в горле. Где-то за обесцвеченными волосами и контактными линзами пряталась девочка, в которую он однажды влюбился, увидев на пороге университетской библиотеки. И она все еще обладала властью над его сердцем, той властью, что так и не смогла обрести ни одна из женщин.
– Крис…
Она подняла глаза, и он увидел в них готовность сдать­ся и еще кое-что. Его гнев сменило чувство еще более тем­ное и, наверное, еще более древнее. Шесть лет так и не заглушили боли, и теперь никакие силы мира не могли за­ставить его отказаться от желания прижать ее к себе и накрыта» ее рот поцелуем.
Она обладала вкусом потерянной мечты, горьким и слад­ким одновременно и до боли знакомым. Когда-то он считал ее своей второй половинкой. Она была подругой его души, центром его вселенной, и когда она ушла, в его жизни на­ступили сумерки, словно она унесла с собой солнце. Всем, чего он добился, всем, что было в нем хорошего, он был в какой-то мере обязан Кристине.


Она хотела возненавидеть его.
Он не имел права так касаться ее, не имел права так обни­мать, не имел права будить в ней желание такой силы, что ей казалось, будто она умрет, если он вдруг остановится.
И она не имела права позволять ему это.
Те чувства, которые, казалось, она навсегда оставила в прошлом, вдруг вернулись, и она на мгновение ощутила себя той девочкой, которая, смеясь, однажды солнечным летним днем сказала ему «да».
Она чувствовала себя согретой жарким невадским солн­цем, рука об руку с Джо, и рядом был ее отец, поднимаю­щий тост за молодоженов, и было столько разговоров о блестящем будущем, что ждет обоих.
А потом она стояла на пороге их супружеской спальни, собираясь сказать Джо, что чудеса случаются, когда уже перестаешь надеяться.
Злость придавала особую остроту его поцелую, а сожа­ление делало терпким ее ответный поцелуй. Ничего не из­менилось… и изменилось все. Знаком был его запах, вкус и тот стон, что вырвался у него из груди, когда он притянул ее к себе. И она знала, что вопреки всему хочет его.
Разум настойчиво советовал ей немедленно прекратить это безумие, ведь будущего у них с Джо все равно нет. Слишком много боли причинили они друг другу, слишком тяжелой оказалась ноша, которую они взвалили себе на плечи. В лабиринте противоречий уже не найти пути назад… Все может быть, шептало ей сердце. Если бы он не был женат на другой, возражал рассудок.
Кристина уперлась руками в грудь Джо и оттолкнула его.
– Больше подобного не случится. Я не допущу.
– Марина тут ни при чем, если ты об этом подумала.
– Я не думала. Если бы я думала, то никогда не позво­лила бы тебе поцеловать меня.
– Твоя проблема в том, что ты слишком много дума­ешь. Иногда надо расслабиться и делать то, что хочется.
– Если бы я делала то, что мне хочется, ты оказался бы в моей постели.
– А разве это так уж плохо?
– Если мне приходится напоминать тебе о том, что ты – новобрачный, значит, я в тебе ошиблась.
– Иногда все на поверку оказывается не таким, как кажется, Крис.
– Это верно. Особенно когда мужчина пытается зата­щить тебя в постель.
– Так ты считаешь, что я этого добиваюсь?
– Если вещи не всегда кажутся такими, как есть, то зачем нужны объяснения?
Кристина чувствовала происходившую в нем внутрен­нюю борьбу, и, быть может, именно его нежелание объяс­ниться подействовало на нее отрезвляюще. Все ясно, зачем фантазировать?
– Не утруждай себя, – бросила она. – Я приняла послание. Дань прошлому, а теперь – бегом к женушке. Ты не первый мужчина, Джо, прошедший через это, и не последний. Думаю, что я просто слишком многого от тебя ждала.


Слейд придерживался иного мнения. Именно на Джо он возлагал свои надежды. Но Кристина! Впрочем, это уже другая история. То, что она не поймала парня на крючок, сказало Слейду о многом.
Не все между ними было кончено. Слейд услышал шаги Марины по коридору и преградил ей путь.
– Отпусти меня, пожалуйста, – попросила Марина тем усталым и раздраженным тоном, каким она теперь об­щалась со всеми, кроме Кристины.
– Тебе туда не надо, любовь моя. Слейд положил руку на ее хрупкое плечо. Марина скинула его ладонь.
– Я сказала, двигай. Мне надо приготовить себе ужин.
– Не сейчас.
– Я знакома с боевыми приемами, – произнесла она с убийственной серьезностью. – И я опробую их на тебе, если ты не уберешься.
– Ты – само очарование, согласен, но только, прошу тебя, не заходи на кухню пару минут.
Марина попыталась проскользнуть мимо Слейда, но фотограф был достаточно проворен. Из кухни доносились голоса.
– Кристина и Джозеф? – спросила она. Слейд ничего не ответил, просто перекрыл вход, не да­вая ей заглянуть на кухню.
– Дерутся? – спросила она. Слейд пожал плечами.
– Иногда мне кажется… – протянула Марина и тут же, тряхнув головой, торопливо добавила: – Впрочем, не важно.
Она кое-что подозревала. Перед Слейдом открывались два пути. Он мог позволить ей ворваться в кухню и затем насладиться безобразной сценой. И мог поступить мудрее: дать ее подозрениям окрепнуть, а потом потихоньку прове­сти собственное журналистское расследование относительно Бойскаута и его невзрачной малышки-жены.
Но Слейд так и не успел принять решение: дверь на кухню с треском распахнулась и Кристина вылетела, ничего и никого не видя перед собой. Она была в ярости, но Слейд не мог не заметить одной существенной детали: она была живая! В ней проснулась женщина! Такой он ее ни разу не видел, и причина произошедшей метаморфозы была для него очевидна.
Бойскаут смотрел в сторону Слейда. Тот удовлетворен­но усмехнулся. Знает кошка, чье мясо съела. Дело пахло скандалом. Две жены под одной крышей, быть может, даже в одной постели. Веселенькая история! Немного удачи, и эта троица добудет ему кругленький банковский счет еще до конца лета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману А может, в этот раз? - Бреттон Барбара



супер
А может, в этот раз? - Бреттон Барбарааня
18.10.2011, 21.57





Нудная книга с неинтересным сюжетом
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараАнна
19.10.2011, 20.14





Потрясающая, очень жизненная. до слез!!! Верьте в чудо и оно обязательно произойдет!!
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараGalina
29.11.2011, 21.17





Только начала читать,всем советую.Прочитала только до 2-ой главы,но уже втянулась.Читайте,умиляйтесь!:)и главное верьте в чудо)
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараРегиночка
17.11.2012, 11.51





tak sebe, na odin raz. 6 iz 10
А может, в этот раз? - Бреттон Барбараdil
18.11.2012, 1.42





Трогательный роман, но завязка не очень: 7/10.
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараЯзвочка
17.02.2013, 19.15





Тяжело читается! Но конец радует!
А может, в этот раз? - Бреттон Барбараatika
20.06.2013, 11.54





Хорошая вещь. Ситуация жизненная, когда нет детей. Такое не редкость, в жизни встречала разные вариации. но вывод один- НАДО ВЕРИТЬ В ЧУДО И НАДЕЯТЬСЯ НА ЛУЧШЕЕ.rnЧитайте, начало немного нудновато, но чем дальше, тем лучше.
А может, в этот раз? - Бреттон Барбараиришка
17.10.2013, 20.32





До 14 главы муть мутью. Я читатель романов со стажем и совсем не привередливая. Но тут еле дочитала.
А может, в этот раз? - Бреттон Барбараив
23.11.2013, 1.20





книга прелесть,оч,понравилась
А может, в этот раз? - Бреттон Барбараatevs17
15.01.2014, 17.06





Роман просто обалдеть!Такой жизненный и действительно надо верить в чудо и всё будет хорошо.А на счёт откликов что нудный роман не интересный - неправда как и поговорка - нельзя войти в одну реку, можно и потом ещё даже лучше люди живут, просто надо научиться прощать и жизнь будет прекрасна.Так что советую всем прочитать и наслаждаться чтением.
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараАнна Г.
1.06.2014, 1.38





Чудо то в чем?Вернее за счет кого?Бедная девочка.Роман очень нудный,одни диалоги и разборки между бывшими супругами.Героине давно пора к психиатору.Постоянно убегает от проблем.Автор добавила еще двух персонажей,но это роман не спасло.Роман на любителя семейных разборок.
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараОсоба
2.06.2014, 19.01





А мне понравилось! Жизненная история! Еще раз доказывает, что нужно обсудить проблему, а не замыкаться в себе - пусть другие догадываются, как тебе тяжело! Когда кого-то теряешь, тогда начинаешь ценить! Главное, что героиня это поняла. Жаль только, что на своем опыте!
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараНаташа
9.06.2014, 12.10





Интересные мысли, интересные диалоги, особенно про родителей, о семье, но все очень медленно. Все как-то немного, я даже не знаю как сказать. В целом роман хороший, я даже прослезилась в конце, но здесь чего-то не хватает. Чего-то мощного, чтоб дух захватывало. Этот роман я бы назвала спокойным, не смотря на действия и ситуацию, в которой оказались главные герои.
А может, в этот раз? - Бреттон БарбараВиктория
31.07.2014, 21.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100