Читать онлайн Просто поцелуй, автора - Брендон Джоанна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто поцелуй - Брендон Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто поцелуй - Брендон Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто поцелуй - Брендон Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брендон Джоанна

Просто поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Было уже поздно, когда они завершили обед, состоявший из восьми блюд. Что касается Робин, то она была счастлива, что никто не пришел снова с полным кофейником. Ей хватило и одной чашки этой густой жидкости, но Мэйс упрямо предлагал снова и снова наполнить ее чашку. Сам он притворялся, что полностью поглощен беседой с шейхом, а она предпринимала героические усилия, чтобы выпить эту мерзость.
– Веселишься? – прошептал ей на ухо Мэйс. Робин вздрогнула.
– Раньше веселилась.
Он негромко засмеялся и кивнул на Раджана, объяснявшего сестре рисунок на поверхности бумажного змея.
На какое-то время показалось, что хозяева заключили перемирие. Для них это было хорошо, для Робин – нет. Слишком близко от нее находился Мэйс, слишком рьяно он хотел воспользоваться ситуацией.
– Не умничай, Мэйс, – предупредила его Робин, стараясь при этом увильнуть от его «хищницы-руки».
– С тобой – не хочу, – возразил он хриплым шепотом. Дыхание его легко касалось мочки ее уха. Робин задрожала. – Если тебе холодно, я знаю, как тебя согреть, – мягко предложил он свои услуги. – Давай попрощаемся с хозяевами, и я отвезу тебя домой.
– Я никуда с тобой не поеду, – проговорила женщина, едва шевеля губами. – Поэтому, прошу тебя, перестань. Мне неинтересно то, что ты можешь предложить.
Именно в этот момент Мадхури потеряла всякий интерес к бумажному змею, а Раджан снова сел на свою подушку и быстро вовлек Мэйса в обсуждение новостей спортивной жизни.
Робин пришла к выводу, что ей больше импонирует принцесса, чем шейх. Но только не в те моменты, когда они с братом наносили друг другу оскорбления. Теперь Робин хотелось узнать, насколько словоохотлива девушка.
– Расскажите мне, пожалуйста, что это такое – быть репортером, – прошептала Мадхури. С независимым видом она наклонилась вперед и продолжала очень тихо:
– И еще, как вам теперь живется одной, после развода с Мэйсом?
– Что касается профессии репортера, – сказала Робин, коротко усмехнувшись, – это трудная работа. Но я бы не променяла ее ни на какую другую. Что же касается другого вашего вопроса, то мне очень нравится моя новая жизнь. Быть зависимой только от себя гораздо легче, чем учитывать постоянно еще чьи-нибудь желания.
– Была бы у меня такая свобода! – вздохнула принцесса и искоса с досадой взглянула на своего брата. – Но Раджан бы мне этого никогда не позволил. – Сняв несуществующий волосок со своих черных джинсов, она продолжала мягким шепотом. – В моей стране женщина никогда не бывает свободна. Ее судьба предрешена при рождении, ее учат только тому, что, по мнению мужчин, ей надо знать. Я лучше образована, чем большинство моих соотечественниц, только потому, что мой отец так постановил.
«Отец…» – подумала Робин.
– Шейх Ахмед, должно быть, великолепный отец, – сказала она, вспомнив, что старый шейх никогда не позволял фотографировать или интервьюировать свою семью.
Лицо Мадхури просветлело:
– Я была его любимицей. Он не баловал меня, но всегда разными способами показывал, что я ему нравлюсь. Вот почему он позволил мне присутствовать на уроках, которые давали моему брату.
– Вам очень повезло.
Робин немного помолчала, раздумывая над тем, как лучше перейти к теме болезни Ахмеда. Если бы она только могла узнать, где старый шейх поправляет свое здоровье. Спрашивать об этом не пришлось. Мадхури сама совершенно случайно выдала информацию, когда рассказывала о том особом внимании, которое оказывал ей отец.
– Мадхури, ты надоедаешь нашей гостье, – сказал Раджан. Он неожиданно появился рядом с двумя женщинами, склонившимися друг к другу в тихой беседе.
– О, нет, Ваше превосходительство. Совсем наоборот. Принцесса очень много рассказала о вашей стране и обычаях. Она пробудила у меня желание посетить вашу страну.
– Это можно устроить, – пришел на помощь Мэйс. – Когда бы ты ни захотела туда поехать, дай мне об этом знать и я сделаю так, что «Сэнтянел» оплатит твои расходы. – Он прекрасно знал Робин. И это выражение, появившееся на ее хорошеньком личике, могло означать только одно: она разузнала, чем болеет Ахмед и где он скрывается.
– Мы были бы очень рады вашему визиту, – вставил Раджан, глядя на сестру как бы для подтверждения своих слов. Мадхури улыбнулась.
– Ты уже уходишь? – спросила Робин, с любопытством глядя на неуклюжие попытки Мэйса расправить свое длинное тело после неудобного сидения на подушке.
– Не надо показывать, что ты очень этому обрадовалась, – игриво побранил ее Мэйс тихим голосом. – Я искренне считаю, что мы хорошо провели сегодняшний вечер. – Он раскланялся, широко улыбаясь всем троим участникам трапезы. – Спасибо за прекрасный вечер, – сказал он шейху. Потом, слегка поклонившись в сторону принцессы, попрощался и вышел из комнаты.
Что бы это значило? После того как он вел себя весь вечер, могла ли она поверить, что ему безразлично, пойдет ли она с ним. Робин почувствовала, как по телу ее пробежал легкий холодок.
Мэйс что-то замышляет. Она могла бы в этом поклясться.
Одним грациозным движением Робин поднялась с подушки, хотя ноги ее и затекли после долгого сидения на полу. Она уже подучила всю интересующую ее информацию, поэтому не было никакой нужды продолжать беседовать с Раджаном. Если же она покажет, что потеряла к нему всякий интерес, он может заподозрить, что сестра не проявила должной осторожности.
– На утро у меня назначена встреча, Ваше превосходительство, – поспешно сказала она, улыбаясь хозяевам. Раджану же она сказала:
– Если вы еще хотите пригласить меня запускать змея, возможно, мы смогли бы встретиться послезавтра?
Он с живостью согласился:
– Вы окажете мне честь, если приедете ко мне на ленч. Я пошлю за вами свою машину.
– Чудесно. – Робин повернулась к принцессе:
– Спасибо за восхитительную беседу Очень приятно было вас посетить.
– И мне тоже очень понравилось, – застенчиво ответила Мадхури.
– Уже довольно поздно, Ваше превосходительство. Может быть, меня отвезут домой, если вы не возражаете?
Шейх хлопнул в ладони, и немедленно появился слуга, который был направлен к шоферу.
Торопливо, но изящно махнув рукой на прощание, Робин охотно последовала за слугой к ожидавшей ее машине.
Когда Робин устроилась на заднем сиденье лимузина, она вздохнула с облегчением: вечер подходил к концу. Она суховато улыбнулась, вспомнив слова Раджана по поводу развода. Нельзя не восхищаться сдержанностью Мэйса. Должно быть, ситуация, когда он удержался от желания поднять брошенную перчатку, защищая честь бывшей жены, потребовала от него большого напряжения сил. Она вполне может позаботиться о себе сама, но до сегодняшнего вечера Мэйс не давал ей возможности продемонстрировать это.
Поблагодарит ли она его при следующей встрече за предоставленную возможность самой разобраться с дерзким молодым шейхом, полностью зависело от того, что случится по дороге домой. Интуиция подсказывала, что Мэйс уехал так рано потому, что приготовил для нее очередной сюрприз. А по опыту она знала, что ничем хорошим для нее его сюрпризы не заканчиваются.
– Боже мой, – простонала она. – Почему он никак не поймет, что со мной делает? – Ее охватил приступ жалости к самой себе. Женщина обратила свой затуманенный взгляд к темному окну. – Если бы он действительно любил меня, если бы видел во мне индивидуальность, то предоставил бы мне возможность для роста.
Неужели все, что было, было ложью?
Робин горько улыбнулась и окунулась с головой в воспоминания о том, как на одном из вечеров у ее тетушки Чармэн произошла их первая встреча. Мэйс вел себя возмутительно. Не обращая внимания на стоявших рядом людей, он подошел и, даже не потрудившись представиться, сообщил, что твердо намерен на ней жениться.
Облизываясь, он нашептывал ей о своих коварных замыслах, а потом опустился на одно колено и торжественно поклялся в вечной любви и преданности. Девушке только что исполнилось семнадцать лет, но она была уже зрелым и по-своему проницательным человеком. Она разглядела кое-что серьезное за его домогательствами.
Робин воспитывали пожилые родители, и благодаря их общительности девушка имела знакомства с самыми разными людьми. Но до того вечера у тетушки она не встречала никого, кто бы хоть отдаленно был похож на Мэйса.
Уже в двадцать пять лет он получил несколько наград, но был человеком без всяких претензий. Он был забавным и смешным, нежным, но не слабым, умным и любящим. Очень, очень любящим.
Девушка сразу полюбила его и вышла за него замуж. Он все сделал, чтобы она в течение четырех замечательных лет ощущала себя его невестой.
В то время он поощрял ее интерес к журналистике, помог отшлифовать природную склонность к этому занятию и научил таким хитростям профессии, о которых она бы никогда не узнала от своих сокурсников.
Их медовый месяц кончился в тот день, когда муж подмешал что-то в ее вино, чтобы не дать ей возможности пойти на назначенную встречу.
Впервые ей неожиданно повезло. С того дня, как Робин пришла в газету, ей поручали выполнять только простейшую работу. С нетерпением и страхом она ждала назначенного интервью с человеком, сбежавшим из Беллву. В оцепенении она позвонила боссу и сказала, что нашла Фрэнка Стокли и что он согласился дать ей эксклюзивное интервью. А потом позвонила мужу, потому что хотела, чтобы и он порадовался ее удаче.
Робин знала, что никогда не сможет забыть того долгого напряженного молчания, которое воцарилось после ее сообщения.
– Ты не можешь встретиться с ним, – сказал Мэйс, а за его спокойным голосом скрывалось бешенство.
– Почему? – потребовал ответа новоиспеченный репортер, жаждущий настоящей работы.
За этим опять последовало молчание, потом он сказал грубо и резко:
– Потому что тебе нужен фотограф.
Он попросил подождать его, пообещав сделать для нее снимки, пока она будет брать интервью. Робин с радостью согласилась.
Когда они встретились в комнате отдыха, муж посоветовал ей немного выпить, чтобы успокоить нервы. Он даже не слушал, когда она пыталась уверить его, что совершенно спокойна. В конце концов ей хотелось побыстрее поехать к Фрэнку и начать работу над первой своей настоящей статьей, и она сделала большой глоток мики, приготовленного любимым мужем.
Позднее, когда Робин сердито обвиняла его в предательстве, он разыграл обиду и не захотел извиниться. Мэйс утверждал, что хотел о ней позаботиться, зная, что Фрэнк Стокли был опасным шизофреником. Он не пошел и не высказал всего боссу, но был уверен, что такую статью нельзя поручать неоперившемуся птенцу. Чтобы доказать, что поступил бескорыстно, он подписал написанную им статью на эту тему именем жены.
Поступок Мэйса возымел – совершенно для них неожиданно – обратный результат: прочувствованная, трогательная статья о несчастном Фрэнке Стокли оказала такое большое влияние на босса, что он – безрассудно, по мнению Мэйса – отправил Робин на другое задание такой же значимости.
На этот раз муж запер ее в чулане, «для ее же собственного блага» и написал за нее статью.
Робин испытывала боль и разочарование, она хотела пойти к боссу и чистосердечно признаться в отвратительном мошенничестве. Но не смогла найти нужных слов, чтобы описать весь обман и не причинить вреда организатору этого розыгрыша.
Женщина верила в себя, понимала, насколько велики ее силы и где их предел. Если бы у нее было больше опыта в живой непосредственной репортерской работе, она бы преуспела в своей профессии. Робин облегчила свою ноющую совесть тем, что торжественно поклялась, что подписаны ее именем будут только статьи, которые она напишет сама, даже если для этого придется перешагнуть через мертвое тело мужа.
Однажды Мэйс удивил ее предложением работать вместе. Робин с готовностью согласилась. Она верила, что это будет прекрасная возможность показать ему, как хорошо она все умеет делать. Но муж так и не предоставил ей этой возможности. По заданиям редакции они посетили Саудовскую Аравию, Мексику, Канаду и Ирландию. И каждый раз Мэйс откалывал какой-нибудь номер, чтобы убрать ее с дороги, и сам готовил всю статью. Он великодушно делился с ней своими лаврами.
Робин покачала головой и скорбно улыбнулась. Мэйс брал все на себя, но не мог ей открыто признаться, что не верит даже в ее умение самостоятельно принять ванну, не говоря о том, чтобы жить по-своему.
После Ирландии она решила уйти от Мэйса. Она давно дошла до предела, но боялась исполнить задуманное, потому что одинокая жизнь ее все-таки страшила. Несмотря ни на что, она его любила.
А потом Лу предложила продать им половину своих акций, вложенных в «Сэнтинел», при условии, что они переедут в Калифорнию. Робин решила дать мужу еще один шанс. Она убедила себя, что в небольшом городке их жизнь потечет по-иному.
В Стоктоне Робин подстерегал удар. Предложение Лу было ограничено определенными условиями. Бабушка хотела, чтобы ее внук был управляющим в газете. Мэйс согласился, но только если Робин предоставят должность редактора. Репортер в Робин бешен" сопротивлялся, но она расправила плечи и приняла вызов. Она надеялась показать мужу свои способности.
Переезд в Стоктон ничего не переменил. Во время работы Мэйс буквально заглядывал ей через плечо, он шлифовал ее передовицы до тех пор, пока они становились неузнаваемыми.
Робин сделала несколько неудачных попыток заставить его понять, что он не может обращаться с ней как с тупицей на работе и ждать, что в его постели она будет вести себя как распутница. Но он или не слушал, или всяческими способами принуждал забыть причину, вызвавшую с ее стороны так называемое грубое нарушение дисциплины.
Она думала, что сойдет с ума в последний день ее работы в «Сэнтинел».
Случилось так, что статья, для которой Мэйс готовил место в газете, не появилась в срок. Робин наивно заменила запланированный материал статьей, которую написала Лу, и дала ей ее для окончательной редакторской правки. И пока газета не вышла из печати, Робин не знала, что Мэйс выкинул статью Лу и заменил ее своей. Робин задели за живое. Она ворвалась в кабинет мужа и заявила, что порывает и с работой, и с ним.
Робин никогда не видела Маиса в роли Питера Пэна. Но в одном все-таки была согласна с доктором Андрэс: именно ее жалкие поступки усиливали и даже поощряли диктаторское поведение мужа.
«Куда же двигаться дальше?» – подумала она, когда машина остановилась у входа в гостиницу. Глупо цепляться за слабую надежду на то, что Маис может перемениться. Все случившееся сегодня только подтвердило правильность ее решения о разводе.
Она вышла из машины и поблагодарила водителя. По пути к лифту женщина осмотрелась, почти уверенная в том, что Мэйс ее поджидает.
Она с облегчением вздохнула. И по дороге в гостиницу ничего не случилось, и в холле Мэйса не было видно.
Робин не хотела больше тратить время на размышления о бывшем муже и его поведении. Она задумалась над тем, что узнала о Раджане и Ахмеде.
Вея ее усталость исчезла. Мысленно разрабатывая способы написания статьи, Робин направилась по коридору к своему номеру. Она была рада, что позаботилась захватить с собой портативную пишущую машинку и немного писчей бумаги. После душа можно привести свои мысли в некоторое подобие порядка.
Робин открыла дверь и вошла в темный номер, с наслаждением думая о работе. Она решила посвятить одну из статей отношениям между арабскими мужчинами и женщинами, а также культурным различиям между арабскими и американскими женщинами.
Медленно она вошла в спальню и, включив свет, оторопела.
– Какого черта ты тут делаешь? – Она была разгневана тем, что Мэйс оказался в ее постели.
Мэйс фыркнул от смеха.
– Думал, что пытаюсь заснуть.
– Но не в моей же постели!
– В твоей постели? – он усмехнулся, изогнув темные брови. – Ты ошибаешься, дорогуша, – мягко продолжал Мэйс. – Это, – он похлопал по матрасу, – моя постель. По крайней мере на несколько последующих дней.
– О! – Она поняла, что произошла ошибка. Когда была регистрация в то утро в гостинице, она назвала только свою фамилию и по привычке сказала, что работает в «Кадаверас Сэнтинел». А администратор, очевидно, упустил, что в списке дважды встречается эта фамилия.
Робин судорожно вздохнула:
– Ты уверен, что находишься в своем номере?
Его глаза засияли.
– Так же, как в том, что лежу здесь в этой большой красивой кровати, – доброжелательно заверил он голосом, приводившим ее в бешенство.
Несчастная прислонилась к дверному косяку и ждала, наивно предполагая, что бывший муж уйдет из номера.
Чтобы спасти репутацию, можно сделать только одно. Она решительно расправила плечи.
– Думаю, мне придется поговорить с портье и узнать, как можно исправить создавшееся положение.
Мэйс медленно скользнул под одеяло, зная, что не сможет уснуть, пока не узнает, где она собирается провести ночь. Он хотел, чтобы любимая женщина осталась в номере, он не хотел сам покидать его. Они очень дорого заплатили за ее независимость.
Где она? Прошла почти вечность, но Робин не возвращалась.
Мэйс повернулся на бок, взял часы с ночного столика и посмотрел на светящийся циферблат. Было два часа. Он прислонился широкими плечами к спинке кровати, уставился в никуда, рассеянно потирая большим пальцем по циферблату часов.
Где же она!
Не в состоянии больше терпеть неизвестность, он скинул одеяло и, свесив с кровати длинные ноги, сел, минуту раздумывая, что делать дальше. Он хотел идти искать Робин. Но что будет, если ее найдет? Не рассердится ли?
Мэйс не слышал ни того, как открылась входная дверь, ни того, как Робин босиком вошла в спальню.
– Думаю, тебе придется меня потерпеть, – сказала женщина, глядя вниз, чтобы не смотреть на него. Как обычно, Мэйс спал нагишом.
С облегчением вздохнув, он тепло улыбнулся.
– Мне приходилось терпеть и худшее, – парировал он. Его чувственный рот изогнулся. – Готова принять ванну? – спросил он, великодушно улыбаясь.
Робин ответила не сразу. Женщина была слишком занята борьбой со своими чувствами. Она помнила каждый дюйм его тела и ощущение от прикосновений к нему.
«Что я делаю!» Робин сердилась на себя за то, что Мэйс все еще был для нее таким желанным.
Он улыбался, как будто знал, что она ощущала.
– Что ты собираешься делать, пока я принимаю ванну? – Ее большие зеленые глаза потемнели.
– Я мог бы войти и потереть тебе спинку, – мило предложил он.
– Нет! – в ее голосе зазвучали панические нотки.
– Эй! – Он вытянул руки ладонями вперед. – Не сердись. Я сказал, что мог бы войти и потереть тебе спинку, – продолжал он, посмотрев на ее покрасневшее лицо. – Но вместо этого, я думаю, что пойду поищу чего-нибудь выпить. – На его лице появилась слабая улыбка. Робин никогда не вынуждала его прибегать к холодному душу, поэтому она бы никогда не догадалась, что ему надо крепко выпить для получения того асе эффекта.
Робин отвернулась, когда Мэйс начал вылезать из кровати. Как жаль, что все места в гостинице были забронированы! Чего бы она не хотела, так это находиться рядом с бывшим мужем. Сексуальная сторона их жизни была восхитительной. Как не вспомнить замечательные ночи, проведенные в его объятиях?
Если бы и другая часть их жизни была так же великолепна, подумала она и глубоко вздохнула.
– Робби!
Робин замерла и смотрела в его лицо, которое все ниже и ниже опускалось к ее лицу.
– Я знаю теперь, в чем я был не прав. – слова были мягкими, дыхание ласкало, как ласкает обнаженную кожу легкий ветерок. – Я хотел владеть тобой. Я хотел поглотить тебя, сделать тебя неотделимой, неотъемлемой своей частью.
Я думал, что если буду удерживать тебя не очень крепко, ты выскользнешь от меня, поэтому я так сильно зажал, что просто выдавил тебя из своих рук. Развод явился для меня ударом. Когда же я увидел тебя в программе Тэтчера, то был сражен наповал. Твои слова заставили меня взглянуть на себя со стороны. Спасибо. – Эти слова он сказал шепотом. – Никогда опять я не совершу ошибки. – Мэйс говорил, а сам поднял прядь ее светлых волос со щеки и нежно заправил за ухо. – Прости меня за горе, которое я тебе причинил, Робби. – С улыбкой глядя в ее затуманившиеся зеленые глаза, он пальцем легко коснулся ее дрожащих губ, а потом отступил.
Он не просил получить еще один шанс, зная, что этот шанс уже есть.
Робин тихонько засопела. Если Мэйс умышленно решил ее растрогать, то ему это прекрасно удалось. Переполненные эмоциями глаза следили за ним, а он с легкой непринужденностью направился к стенному шкафу, чтобы вытащить оттуда рубашку.
– Я выйду на час. – Он говорил и надевал рубашку. – Надеюсь, тебе хватит времени принять ванну.
– Спасибо, – мягко сказала она, а голос был на удивление холоден. – Я попытаюсь не занять больше времени.
Он вышел, даже не взглянув напоследок.
Робин расслабилась. Тепло и пульсирующая сила воды были для нее бальзамом, придававшим легкость телу, измученному после нескольких минут, проведенных наедине с Мэйсом.
«Эта ночь будет очень долгой и беспокойной». Она выключила воду и ступила на плюшевый коврик.
Звук закрывающейся входной двери заставил женщину быстро схватить полотенце и обернуть им мокрое тело. Она оцепенела и не-, подвижным взглядом смотрела на ручку двери ванной.
– У тебя все в порядке? – голос Мэйса донесся немного раньше, чем она услышала резкий, нетерпеливый стук в дверь.
– Час еще не прошел, – отозвалась Робин. Можно было догадаться, что он говорит ей, что, купаясь, она всегда теряет счет времени.
Мэйс был прав. Робин смотрела на дверь и вспоминала старые времена. Если она задерживалась в ванной слишком долго, он приходил «помочь».
Такой помощи ей не надо. Не теряя времени, она быстро вытерлась насухо, а потом потянулась за халатом. Но там, где она – как предполагала – его оставила, ничего не было.
Мэйс?
Нет. Она, вероятно, забыла захватить халат. Что можно сделать, чтобы не звать Мэйса? Ей не хотелось надевать грязную одежду даже для того, чтобы добраться до импровизированной спальни. Робин расправила плечи и пошла к двери.
– Мэйс?
Ответа не последовало. Она подумала, что он, возможно, спит. В отличие от нее Мэйс засыпал с завидной легкостью.
Улыбаясь, женщина взяла другое полотенце и обернула его вокруг стройного тела. Получилось нечто вроде сари. Очень осторожно открыв дверь, она изо всех сил всматривалась в темноту, чтобы понять, лежит ли в постели Мэйс.
– Можешь не стараться. Я все равно не сплю, – тоже едва сдерживаясь от смеха, произнес Мэйс где-то сзади.
Крадучись, как кошка, он пересек всю комнату и теперь спокойно стоял перед Робин, отрезав все пути к бегству.
– Что ты будешь делать завтра? Вопрос застал ее врасплох. А когда она ощутила прикосновение к своей щеке его руки, ее охватила дрожь. Робин дернулась. Скорее прочь от его рук!
– У меня свидание с Кэл… – сказала она сдержанно, пытаясь обойти его.
Он легко переместился и опять встал на ее пути.
– Я тебя чуть не поймал, – проговорил он, мягко посмеиваясь. – Но не надо ощетиниваться, моя киска. Единственное, что заставляет меня интересоваться твоим завтрашним маршрутом, это приглашение от Хуперов. Обед будет в семь.
А ведь она и не поблагодарила Мэйса за то, что он передал ей приглашение Хуперов на обед.
– Я вернусь к шести, – успокоила она его и опять попыталась обойти. Мэйс снова встал на пути.
– Это не смешно, Мэйс, – Робин старалась скрыть дрожь в голосе. Что-то колдовское и притягательное было в нем, поэтому про должать попытки сломить ее сопротивление было нечестно.
– А я и не пытаюсь выглядеть смешным, – мягко возразил Мэйс.
Когда он склонился над ней, Робин почувствовала, что по ее телу пробежал панический холодок.
– О нет.
– Да, Робби, – он легко опустил руки ей на плечи и притянул к себе.
Робин напряглась. Когда Мэйс заводил свои любовные игры, она не могла устоять.
Он прижал свои губы к ее губам.
Но этого не должно быть! Робин почувствовала, как по нижней части ее живота пробежала дрожь, а его долгий поцелуй становился все крепче. Она хотела преодолеть его настойчивость, но он жадно раздвинул ее губы, и она ощутила движения его языка.
– Крошка моя, – вымолвил он, отрывая свои губы от ее рта, чтобы продолжать ласкать подбородок, щеки, опущенные веки, брови. Потом он спустился ниже, чтобы насладиться мягкостью шеи. Мягко покусывая мочку ее уха, он шептал:
– Я всегда любил тебя, – а потом нежно зажал мочку губами.
– Ты всегда так говорил, – прошептала она, выскальзывая из его объятий. – Но я родом из Миссури, поэтому тебе придется это доказать, – Буду рад, – проговорил он, вновь обнимая ее.
– Пусти мена, Мэйс.
С неохотой подчиняясь просьбе, Мэйс сложил руки на своей широкой груди.
– Только так я смогу заставить тебя поверить? – по его голосу можно было понять, что он ее дразнит. – Я попросил прислать тебе одеяло и подушку. Ты найдешь их на диване.
Робин остановилась у двери.
– Думаю, что не смогла бы уговорить тебя отдать мне одну из твоих подушек.
– Твои предположения верны.
– Но ведь ты и одной подушкой не пользуешься, не говоря уже о двух.
– В этом не было необходимости. Робин криво улыбнулась, как бы соглашаясь. Она вспомнила, почему ему не нужна была подушка. Он всегда спад, свернувшись возле нее, положив голову на уголок ее подушки.
– Ты специально хочешь меня рассердить.
– Я не хотел. – Тон его голоса откровенно показывал неискренность.
– Нет, хотел, – сказала Робин и пошла с улыбкой к дивану. Сбросив на пол полотенце, она устроилась на импровизированной кровати. Женщина собиралась добиваться для себя независимой жизни.
Она любила Мэйса. Оставалось только узнать, сможет ли он любить такую Робин Нордстром – Чэндлер, которую увидит завтра.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Просто поцелуй - Брендон Джоанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Просто поцелуй - Брендон Джоанна



По тематике, напоминает, Независимая жена, но нормально, можно почитать
Просто поцелуй - Брендон Джоанназлой критик
3.05.2016, 20.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100