Читать онлайн Аметистовое ожерелье, автора - Брендан Мэри, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аметистовое ожерелье - Брендан Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 87)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовое ожерелье - Брендан Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовое ожерелье - Брендан Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брендан Мэри

Аметистовое ожерелье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

Для дворецкого неожиданное появление леди в десятом часу вечера, да еще с требованием встретиться с его хозяином, показалось довольно необычным, но он не подал вида.
Элизабет села на предложенный ей стул и слегка наклонила голову в знак благодарности.
– Я должен узнать, может ли виконт Стрэттон принять вас, – проговорил дворецкий с едва заметным пессимизмом.
Великолепное убранство дома не произвело на Элизабет никакого впечатления. Она считала ниже своего достоинства глазеть на белоснежный мрамор колонн, художественный фарфор и дорогие картины, украшавшие обитые шелком стены. Наверняка эти бесценные вещи были конфискованы Россом Трилоуни, еще, когда он разбойничал на море и грабил торговые корабли… Ее размышления были прерваны звуками шагов – впереди шел дворецкий, за ним двое слуг и служанка. Все были одеты в черное с золотом.
– Виконт вас сейчас примет.
– Хорошо, – сухо сказала она и поднялась со стула со спокойным достоинством, хотя внутри у нее все похолодело.
«Мне не страшно и не стыдно», – мысленно твердила себе Элизабет, идя следом за дворецким по мягкому, пушистому ковру. Она представила Джейн Силби с маленьким сыном на руках. То унижение и издевательства, которые каждый день испытывают они, не идет ни в какое сравнение с ее теперешними переживаниями.
Виконт уже ждал ее. Он стоял, опершись рукой на каминную полку и поставив ногу на изящную каминную решетку. На столе у камина стоял хрустальный стакан с бренди и лежала раскрытая книга обложкой вверх, будто Росс только что читал ее. Это было неожиданностью. Элизабет считала Росса Трилоуни ловким, но недалеким человеком. На какое-то мгновение она растерялась и чуть не извинилась за доставленное беспокойство.
– Входите… пожалуйста, – услышала она голос Росса.
Элизабет смутили приятные манеры и подчеркнутая вежливость. Чтобы скрыть растерянность, она неожиданно для себя сказала то, что думала:
– Я знаю, мне не следовало сюда приезжать. Я понимаю, что мое поведение можно назвать возмутительным. Но… как за мной, так и за вами закрепилась нелестная репутация… Так что нам с вами нечего терять, и я думаю, вы на меня не рассердитесь.
– Нет, не рассержусь, – проговорил он с улыбкой.
Она обвела рассеянным взглядом его могучую фигуру. Представительный джентльмен, любящий почитать тихими вечерами в красиво обставленном доме, свидетельствующем о несметном богатстве. Для полноты картины не хватало только второго кресла у камина, где сидела бы утонченная леди – жена – и занималась своим бесконечным вышиванием.
Может, она зря считала его неотесанным чурбаном? Явившись к нему без предупреждения, она увидела подлинного человека, что опровергало ходячее мнение о нем.
– Насколько я понимаю, вы получили мое письмо? – спросил он, прервав ее размышления.
– Да, получила. Поэтому и приехала.
– Я благодарен вам за то, что вы не отложили это дело в долгий ящик.
Ее ответом был быстрый насмешливый взгляд.
– Не хотите ли чаю?
– Нет, – кратко ответила она, но, вспомнив, чему ее учили в детстве, поправилась: – Нет, благодарю вас. Давайте перейдем прямо к делу. – Она снова покраснела, увидев его насмешливую улыбку. – Уже довольно поздно, – пояснила она.
Он был очень вежлив. Подчеркнуто вежлив. Будто этот известный своей беспощадностью человек, который еще недавно грозился отправить ее на панель, вдруг передумал, и ей нечего теперь бояться.
Словно читая ее мысли, Росс тихо произнес:
– Как вы набрались смелости, миледи, и решились приехать сюда, несмотря на поздний час, так и я решил смиренно попросить у вас прощения за то, что в прошлый раз был груб с вами.
– Могли бы и не извиняться, – не медля ни минуты, резко возразила Элизабет. Она была встревожена и напугана таким неожиданным приемом.
– Почему? Не потому ли, что мои извинения вынуждают и вас извиниться передо мной?
– Не вижу причин извиняться перед вами, – запальчиво ответила она.
– Ошибаетесь, миледи, – мягко поправил он. – Мне кажется, что вы так же сожалеете о своем тогдашнем поведении, как и я о своем.
– Грубая, высокомерная стервочка, затеявшая перепалку, никогда не чувствует себя обязанной извиняться, – невольно вырвалось у нее. Слова прозвучали крайне холодно, хотя лицо у нее пылало под его пристальным взглядом.
– Но уж теперь-то мы будем взаимно вежливыми? – сухо спросил он.
– Я не требую от вас вежливого обращения, – снисходительно ответила она. – Несколько дней назад я уже говорила, что не собираюсь с вами больше встречаться. Я готова повторить это и сейчас.
– Тогда почему вы здесь? – воскликнул он и отошел от камина, направляясь к ней. По мере того как он приближался, она пятилась к двери. Увидев это, он остановился. – Ну, раз моя компания кажется вам неподходящей, и вы уже раскаиваетесь, что приехали, тогда уезжайте. Сию же минуту! Не смею вас задерживать!
Росс видел, как она то краснела, то бледнела, стараясь справиться с обуревавшими ее чувствами.
– Если вы хотите остаться, то проходите и садитесь. Я не могу говорить о деле с человеком, который прячется в полутьме у двери, куда не доходит свет от камина.
– Я не прячусь… не боюсь…
– Вот и хорошо. Вы не прячетесь и не боитесь. Проходите и садитесь. – Он наблюдал, как она шла от двери к креслу у камина, и, подняв стакан, спросил: – Не хотите чего-нибудь выпить?
– Я не пью.
– Ах да! Добрые дела для бедных. – Он улыбнулся. – Вы член общества трезвости? – Он отпил бренди.
– Нет, но полностью разделяю их взгляды, – сказала она, глядя на его стакан. – Я видела, какой вред причиняет алкоголь несчастным заключенным.
– Где вы могли видеть это? – Он с интересом взглянул на нее, отставив стакан.
– В Брайдвелле, Ньюгейте, на задворках Вэппинга, где я помогаю учить беспризорников в воскресной школе… – Она вдруг осеклась, вспомнив, зачем приехала сюда в такое позднее время, пренебрегая собственной безопасностью и правилами хорошего тона.
– Вы бываете в тюрьмах и трущобах? – спросил он, подавшись вперед.
– Не для того я приехала сюда в такой поздний час, чтобы обсуждать мою благотворительную деятельность. Может, перейдем к делу? Я хотела бы вернуться домой до того, как меня хватятся, – нетерпеливо сказала она. Наступила тишина. Элизабет смотрела на Росса из-под длинных густых ресниц. – Я хочу получить свое ожерелье.
– Знаю.
– Это возможно?
– Да, – ответил Росс.
Она недоверчиво посмотрела на него.
– Вам, наверное, интересно, что я хочу взамен, – спокойно проговорил он.
Она кивнула. Их взгляды встретились. Он уже твердо решил для себя, чего хочет, и не сомневался, что и она догадалась. Но что-то мешало ему. Хотя за многие годы у него накопился огромный опыт, как делать предложение стать его… любовницей. Он заметил, как Элизабет впилась белыми зубками в нижнюю губу, чтобы остановить дрожь… Внезапно Росс почувствовал непреодолимое желание защитить ее и успокоить. Прежнее раздражение и неприязнь улетучились сами собой. Так что ему мешает начать переговоры? Что она ожидает услышать от него? Что ему сказать? Выходите за меня замуж?
– Я пришел к выводу, что странное предложение Эдвины возместить долг было не таким уж нелепым… – неожиданно для самого себя проговорил Росс.
Элизабет затаила дыхание, стараясь вспомнить, какое предложение бабушки он имеет в виду. И вдруг вспомнила! Не сводя с него своих округлившихся от удивления глаз, она проговорила приторно-сладким тоном:
– Бабушка не будет трогать мое приданое ни ради вас, ни даже ради меня. Сколько раз я просила, чтобы она дала мне немного денег из моего приданого, но она, каждый раз мне отказывала. Она действительно невероятно прижимистая женщина.
Она уже смотрела на него по-другому, поприветливее, если не сказать, дружелюбнее. Он вдруг увидел то, что ожидал, – красивую, живую Элизабет, которой любовался издалека почти десять лет назад.
– Я принимаю условия вашей бабушки, – сказал он севшим голосом. Откашлявшись, он добавил: – Я имею в виду то, что она задумала.
– Она задумала выдать меня замуж, – подтвердила Элизабет все с тем же едва заметным проблеском дружеского к нему отношения, но эти проблески, едва наметившись, исчезли, когда до нее дошел смысл его слов.
Она облизала пересохшие губы. Так, значит, его цель деньги, а не месть! Он, вероятно, думает, что оказал ей огромную честь, польстившись на ее немалое состояние. Разумеется, сейчас он не будет насмехаться – потерпит, пока не сделает предложения руки и сердца, но зато потом припомнит, как она приехала к нему, умоляя жениться и восстановить ее репутацию. Став мужем, он будет хвалиться, как хорошо ему живется на ее приданое и ежегодное пособие.
Элизабет почувствовала, как больно сжалось сердце, как ущемлена гордость. Если он считает ее игрушкой, которая позволит продать себя, то он жестоко ошибается.
– Если бы вы дали мне двухнедельную отсрочку, милорд, – с трудом выговорила она, – я бы убедила Эдвину прислушаться к здравому смыслу. Похоже, она уже разуверилась в успехе этого дела. Я понимаю, вы терпеливо ждали, но если потерпите еще немного, то, клянусь, я заставлю ее уступить.
Росс на мгновение уставился в пол, потом быстро вскочил и, не говоря ни слова, подошел к камину. Он чувствовал себя разбитым и усталым. Сентиментальный глупец, решившийся на благородный поступок. Но корнуолльский моряк не может быть мужем дочери маркиза. Всю жизнь он старательно избегал брачных уз, но когда, наконец, решил сделать предложение, стало совершенно ясно, что оно будет отвергнуто.
– Согласен, но только на две недели. Если по истечении этого срока долг мне не будет возвращен, я продам ваш гарнитур. Сейчас я распоряжусь, чтобы мои слуги отвезли вас домой, – ледяным тоном проговорил он, вцепившись обеими руками в каминную доску. Она увидела его смуглый профиль, когда он прошел мимо нее к двери. Сейчас он отдаст распоряжение, и она уйдет… без ожерелья! У нее не было времени размышлять о причине его внезапного охлаждения.
– Нет, вы не поняли. Я хочу… чтобы… Я была уверена, что вы отдадите мне мое колье.
– Я отдам, когда вернут мне мой долг, – сухо сказал он, глядя на изящную белую ручку, лежавшую на его рукаве.
– Нет… сейчас. Мне нужно, чтобы ожерелье было у меня уже сегодня…
– Зачем? – ледяным тоном спросил Росс.
Элизабет робко взглянула на него. Он смотрел на нее не только с любопытством, но как-то еще. Он все еще не охладел к ней и страстно желает ее. Ее маленькая ручка легко соскользнула с рукава его рубашки.
– Я потому и проехала к вам в столь поздний час, что мне нужно забрать мое ожерелье… Прошу вас, не отправляйте меня домой, пока мы не договоримся. Клянусь, я уговорю Эдвину вернуть вам ваш долг. Вы только потерпите еще немного. – Она говорила легко и спокойно, и только побледневшее лицо выдавало, что она испытывает на самом деле.
– Мне не нужны голословные заверения, – возразил он своим бархатным баритоном. – Поймите меня правильно: взамен ожерелья у меня останется только ваше слово, а его не положишь в банк.
Расстояние между ними катастрофически сокращалось. Наконец Росс протянул к ней руки и обнял ее.
– Вы можете мне вразумительно объяснить, зачем приехали сюда?
– Я же сказала: за своим колье.
– И вы решили, что этот «бессердечный головорез» так просто возьмет и отдаст вам его? – спросил Росс насмешливым тоном. – Вы подумали, что дадите мне взамен?
– Обещание, что я вытрясу ваши деньги из Эдвины, – прошептала она и так глубоко вздохнула, что концы его белоснежного шейного платка затрепетали от ее дыхания.
– Разве нельзя было все это изложить в записке? Кстати, это слишком ничтожное поощрение для закоренелого повесы, – проговорил он и, взяв ее за подбородок, приподнял его. – Хотите, я изложу вам свою теорию? – Его пальцы коснулись ее щеки. – Я считаю, миледи, – вкрадчиво начал он, – что вы приехали сюда с явным намерением соблазнить меня, толкнув на довольно вольное обращение с вами. Разжигая во мне страсть, вы хотите, чтобы я согласился провести с вами следующую ночь… в обмен на ваше колье, которое хотите получить сегодня. Обещайте мне что-нибудь еще… более весомое, и мы будем квиты.
Элизабет попятилась назад и прижалась спиной к двери. Ее лицо пылало от его намеков, в сущность которых она не хотела вдаваться. Хотя, если сказать честно, для этой поездки она надела свое лучшее платье, красиво уложила русые косы, надушилась дорогими духами – одним словом, нарядилась ради этого бандита…
– Как я вас презираю, – прошептала она дрожащим шепотом.
– Не сомневаюсь.
Росс видел, как ее красивые черты исказились от отчаяния и безысходности. Она явно не могла решить, как ей поступить. Он смотрел на ее красивое, словно окаменевшее лицо, заглянул в горевшие от гнева глаза. Сегодня он был бы доволен ее единственным поцелуем и потом отвез бы свою будущую жену домой. Вот его условие. Его единственное условие.
– Один поцелуй, – словно читая его мысли, едва слышно проговорила она. – Только один поцелуй, и вы отдаете мне колье.
– Один поцелуй? – разочарованно повторил Росс. – Я думал, что заслуживаю большего…
– Только один! – в отчаянии выкрикнула она.
– Хорошо, пусть будет один, раз вы настаиваете, – быстро согласился он. В его голосе она услышала победные нотки…
Элизабет зажмурилась и ждала, затаив дыхание. Но ничего не произошло. Она по-прежнему стояла почти вплотную к Россу. Она открыла глаза.
– Обнимите меня, – сказал он, когда она встретилась взглядом с его горящими глазами.
С минуту подумав, она обхватила его за талию.
– Не так. Обнимите меня за шею, – учил Росс, раздражаясь ее неопытностью.
Элизабет протянула руки вдоль его широкой груди и тут же опустила.
– Вы слишком высокий, я не достану.
– Тогда давайте сядем…
– Нет! – испуганно крикнула она. Ей представилось, как он подводит ее к дивану, опрокидывает на спину… Она привстала на цыпочки и обняла его за шею, почувствовав, как ее дрожащие пальцы коснулись его темных густых волос.
– Вот видите, Элизабет, как это просто делается, – сказал Росс. – Так вы научитесь усмирять свой нрав и прислушиваться к полезным советам… и тогда у меня будет прекрасная жена… – (От изумления у нее округлись глаза и задрожал подбородок.) – Я пошутил, – с улыбкой сказал Росс и, наклонившись, поцеловал ее в губы.
Как несправедливо устроен мир, успела подумать она и почувствовала, что у нее закружилась голова и подкосились колени. Никто не целовал ее так, как этот корнуолльский моряк. За два месяца ее романа с Рандольфом Хэверингом он ни разу не целовал ее с такой нежностью, с такой преданностью, что, казалось, еще минута – и она растает.
Никогда прежде она не испытывала такого восхитительного трепета, когда сильные мужские руки гладили ей плечи, шею, волосы, а губы раскрывались навстречу сладкому поцелую. Ни один джентльмен за время ее короткого пребывания в высшем свете не проявлял такую вольность и не заставлял ее впадать в такую пленительную истому, когда хочется умереть от счастья. Она забыла обо всем на свете. Вот почему она нехотя оторвалась от его губ и прекратила это безумие.
В голове назойливо стучала одна и та же мысль: он меня просто соблазняет, и ничего больше… Его длинные пальцы играли ее локонами, горячие властные губы тянулись к ее дрожащим губам… Элизабет отворачивалась, стараясь уклониться. Наконец она с силой рванулась из его объятий, и он сразу поднял свою темную голову. Росс протянул руку и, прикоснувшись к ее пухлым губам, попытался остановить их мелкую дрожь. Она смерила его разъяренным взглядом.
– Я же ясно сказала: только один поцелуй.
– Один и был: один вам, один мне, – невозмутимо ответил он и окинул ее тяжелым насмешливым взглядом. Его ничем не прошибешь, подумала Элизабет.
– Сейчас же принесите мое ожерелье, – приказала она.
Не обращая внимания на ее требование, он протянул руку и открыл настежь двери.
– Хотите оставаться неприступной, миледи, уезжайте домой, – только и сказал он.
– Отдайте мое колье! – закричала Элизабет, отходя от двери. – Сейчас же принесите его! – гневно выкрикнула она и топнула ножкой. – Лжец… обманщик… плебей! Вы же обещали! Клянусь, без ожерелья я отсюда не уеду! – крикнула она, дрожа всем телом.
Росс оперся одной рукой о косяк, другой стал вытирать слезы у нее на лице.
Элизабет тряхнула головой, чтобы скинуть с лица его руку, и теперь смотрела на него полными слез глазами.
– Послушайте, будьте благоразумны. Верну я вам ваше ожерелье. Я даже не пытался продать его. Мне просто нужно, чтобы и мне вернули мои деньги. Эдвина хочет расплатиться со мной вашим приданым, что ж, я человек негордый – возьму его в счет погашения долга.
– А вы знаете, что мое приданое станет вашим только при одном условии, – справившись со слезами, съязвила Элизабет. – Удивляюсь я на вас, милорд! Вы согласны взять опозоренную женщину в жены только для того, чтобы прибрать к рукам ее деньги! А ведь, судя по роскошному убранству вашего дома, вы человек с положением. Только я сомневаюсь, что хотя бы одна свеча здесь куплена на ваши деньги. Теперь настала очередь моего приданого. Вы хотите прибрать его к рукам, чтобы потом промотать!
– Элизабет, вы пойдете за меня замуж? – неожиданно спросил Росс.
По ее лицу он видел, что ее раздирают противоречивые чувства. Она не смотрела ему в глаза, спешно придумывая, как бы его перехитрить.
– Я вынуждена принять ваше предложение и согласиться стать вашей женой, – наконец проговорила она дрожащим от возмущения голосом.
Такое бурное негодование Росс расценил как залог того, что завтра утром она не откажется от своих слов.
– Я польщен оказанной мне честью, – вкрадчиво сказал он. – Завтра я приеду и обсужу с Эдвиной финансовую сторону дела. А сейчас, ввиду позднего времени, позвольте отвезти вас домой.
– Я вернусь так же, как и приехала, – в наемном кебе, в сопровождении моей служанки. Я не люблю быть навязчивой. А теперь принесите мое колье.
– Нет.
– Нет?! – воскликнула она. – Нет?! – Она набросилась на него с кулаками, но они тут же оказались в его больших теплых ладонях. – Как вы смеете так обращаться со мной? – плача, закричала она.
– Как я обращаюсь с вами? Да гораздо лучше, чем вы того заслуживаете. Сейчас почти одиннадцать часов ночи, Элизабет. Что вы собираетесь делать с этим ожерельем в столь поздний час? Поедете в нем на бал? Поставите на него за карточным столом? Заложите в ломбарде?
Она покраснела и попробовала выдернуть руки, но он сам разжал ладони, пробормотав что-то вроде проклятия.
Оказавшись на свободе, Элизабет вышла в коридор и направилась в ярко освещенную прихожую. «Он выиграл! Выиграл!» – словно удары молота, стучало в ее голове. Как ловко он обвел ее вокруг пальца! Она даже согласилась выйти за него замуж! Теперь у него и ее приданое, и ее драгоценности! И теперь она не сможет помочь Джейн Силби и ее маленькому сыну. «Какая же я глупая, – с горьким раскаянием подумала Элизабет. – Невезучая».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аметистовое ожерелье - Брендан Мэри



книга понравилась.
Аметистовое ожерелье - Брендан Мэримарина
1.07.2012, 21.14





нормальный спокойный роман.
Аметистовое ожерелье - Брендан МэриТатьяна
2.05.2013, 10.33





Книга очень понравилась. Интересная источния любви.
Аметистовое ожерелье - Брендан МэриИриска
8.09.2013, 2.09





Не нравится ГГ-ня. Мадам Я Самая Умная Продуманка , типа. Раздражает. Опять не дочитала до конца, пошла искать что-ниб лучше.
Аметистовое ожерелье - Брендан Мэричиталка
19.10.2013, 19.16





хороший роман,читается легко,интересно.
Аметистовое ожерелье - Брендан Мэритатьяна
26.02.2014, 7.57





Абсолютно средненький роман. Гл герой настоящий мужчина, она глупая характерная девчонка, сладкий конец. Но это настолько средненько, что даже противно( С чего они вдруг полюбили друг друга? Где искра, накал, хоть какая - нибудь изюминка??? Где??? Ответ прост - в другом романе. Здесь таким вещам места нет...
Аметистовое ожерелье - Брендан МэриКсения
28.02.2014, 17.57





Нет не одной постельной сцены и первый роман кот я читала, где герой признается в любви первым..
Аметистовое ожерелье - Брендан МэриМилена
28.04.2015, 17.14





В чем первый признак начинающейся шизофрении - нет чувства меры. Благотворительность поставлена на грань абсурда. Понятно: в юности по глупости потеряла репутацию, чем, несомненно, вогнала отца-маркиза в гроб. Но надо же предел знать: ожерелье за 2 000 фунтов - туда же...приданое 10 000 фунтов - туда же. Автор хочет показать высокие душевные качества главной героини, а я кроме шизофрении ничего не вижу!
Аметистовое ожерелье - Брендан МэриВ.З.,68 лет
9.11.2016, 15.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100