Читать онлайн Сладкий соблазн, автора - Браунинг Дикси, Раздел - Девятая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкий соблазн - Браунинг Дикси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.23 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкий соблазн - Браунинг Дикси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкий соблазн - Браунинг Дикси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Дикси

Сладкий соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Девятая глава

По пути к гостинице Молли зевала, не переставая. Она чувствовала себя объевшейся, и это не удивительно, потому что, когда она расстраивалась, беспокоилась или смущалась, ее тянуло не только на болтовню, но и на еду. Соленые сухие крендельки она решила забрать с собой (они так замечательно хрустели), но и не заметила, как умяла целый пакет в один присест. Это все от нервов.
– Люкс? – ахнула она, как только они с Рейфом остались наедине. – Рейф, здесь целых пять комнат! Это же целое состояние!
– Ванные не считаются.
Молли окинула Рейфа сердитым взглядом, а он пожал плечами и бросил куртку на обитое бархатом широкое кресло.
– Можешь назвать это исследованием рынка. У меня есть парочка гостиниц… надо же выяснить, что предлагают конкуренты.
– Мог бы заниматься исследованием рынка на Окракоуке вместо того, чтобы торчать в коттедже, которые едва ли больше этой… этой… – Она указала на уютную гостиную, разделявшую две спальни с отдельными ванными комнатами.
– Ты забыла, что других номеров не было?
– А хорошо ли ты искал?
– Неужели ты думаешь, что мне захотелось торчать тут с тобой?
Молли покачала головой. Ну, вот опять. С Рейфом невозможно не пререкаться. Почти с самого начала рядом с этим мужчиной ей становилось не по себе. Если бы она была пятнадцатилетней девчонкой со свойственным подросткам буйством гормонов, это еще можно было понять. Но она тридцатишестилетняя разведенная женщина, известная в Гроверс-Холлоу своим серьезным и ответственным характером. Из трех сестер Стивенс у нее единственной случались проблески здравого смысла.
Великолепно. А теперь самой благоразумной из сестер приспичило влюбиться в мужчину, который и не взглянул бы в ее сторону, если бы не оказался запертым вместе с ней в крохотном коттедже. Надо во что бы то ни стало его разлюбить. Это будет непросто… и, наверное, чертовски болезненно, но со временем она справится.
«Зато появился повод для гордости: теперь я гораздо лучше разбираюсь в мужчинах», – размышляла Молли, изучая содержимое шкафов и полочек в ванной. Ей стыдно было признаться, что хотя в прошлом она и останавливалась в мотелях – самых дешевых, где еда и напитки продавались в специальных автоматах, но в настоящей гостинице не была ни разу.
Шампунь и кондиционер, пена для ванн и лосьон, фен, принадлежности для шитья… боже мой, в этой ванной есть даже телефон и банный халат за дверью. Если ей нужны напоминания о том, какая бездонная пропасть разделяет владельца гостиниц и самолетов и женщину, которая до сегодняшнего дня даже близко не подходила ни к гостинице, ни к самолету, то вот они. Молли сразу же захотелось свернуться калачиком на огромной кровати, укутаться с головой в одеяло и спать, спать, спать, чтобы вновь проснуться в своей двухкомнатной квартире, где на кухне висят часы-ходики, а в крохотной гостиной лежит поддельный восточный ковер.
Но это невозможно, а Молли считала себя убежденной реалисткой. Она осмотрела глубокую сияющую ванну. У нее в квартирке был только душ. А ванна в коттедже, который снимала Анна-Мария, оказалась маленькой, в пятнах ржавчины и ужасно неудобной, да и водонагреватель дышал на ладан.
Зато здесь обнаружилась замечательная корзинка с туалетными принадлежностями, которые так и хотелось пустить в ход. Возможно, Молли не хватало утонченности, но на отсутствие здравого смысла она не жаловалась никогда.
Когда Рейф постучал в ее дверь двадцать минут спустя, желая знать, все ли у нее в порядке. Молли с трудом нашла в себе силы ответить. Лежа в душистой пене, благоухающей страстоцветом и ежевикой, она всерьез подумывала о том, чтобы не вылезать отсюда до самого утра. Но вода остывала, и остатки ее энергии таяли вместе с пеной.
– Все хорошо, спасибо, – откликнулась она сонным голосом.
– Отлично. Нам надо обсудить планы на завтра, – последовал краткий ответ.
Молли не хотелось обсуждать планы на завтра. Ей не хотелось даже думать о завтрашнем дне. Она всю жизнь только и делала, что думала о завтрашнем дне. А сейчас ей хочется наслаждаться роскошью и думать лишь о том, накрасить ногти на ногах или нет.
– Завтра поговорим, – крикнула она через дверь.
Молчание. Молли представила себе Рейфа, стоящего под дверью, сердитого и неспособного ничего сделать. Эта картина наполнила ее ощущением собственного могущества.
– Ты уверена, что с тобой все в порядке? – В его голосе звучало волнение. – Ты не заболела? По-моему, пирог был жирноват.
Ну вот. Только этого ей не хватало. Неожиданно у Молли защипало глаза, и она решила, что это из-за шампуня.
– Ты не мог бы позвонить в больницу и спросить у Анны-Марии, что еще им нужно купить?
«Другими словами, уматывай и оставь меня в покое».
– Звонить уже поздно. Тебе пора ложиться, Молли. Завтра у нас тяжелый день.
– Прекращай планировать за меня мою жизнь. Я прекрасно обойдусь без твоих указаний. Я же сказала… – Она умолкла и взвизгнула, когда дверь неожиданно распахнулась. Ей даже в голову не пришло запереться. Зачем нужны две ванные, если тебе даже вымыться спокойно не дают?
Рейф заглянул в ванную, наполненную клубами душистого пара.
– Господи, как ты тут дышишь, жабрами что ли? – Развернув огромное банное полотенце, он сказал: – Давай, милая. Вылезай, пока совсем не посинела.
– Ты в своем уме?
Не так-то просто пылать праведным гневом, когда ты размякла, обессилела и борешься со слезами. Да еще эти угрызения совести из-за лишних калорий…
– Вылезай из ванны, Молли.
– Убирайся из моей ванной, Рейф, – огрызнулась Молли, но ее голос звучал совершенно неубедительно.
– Вылезай немедленно. А то гляди, напросишься. Если не хочешь сейчас разговаривать о делах, то обсудим все завтра, когда выспимся. Я поставил будильник на семь часов.
Молли большим пальцем ноги выдернула пробку. Радужные мыльные пузыри оседали на ее коже, пока вода медленно вытекала из ванны. Рейф терпеливо стоял с полотенцем наготове.
– Не торопись, милая, я подожду.
– Я тебе не милая. И я прекрасно могу вылезти из ванны без посторонней помощи.
– Хватит с меня разбитой головы и сломанной руки Стю. Не хватало еще, чтобы ты поскользнулась и сломала себе… что-нибудь.
Что ж, в этом есть разумное зерно. Встав на ноги, Молли чувствовала себя такой же устойчивой, как сваренная макаронина. К тому же ей нечего от него скрывать.
– Тогда выключи свет.
– Еще чего. Хочешь, я расскажу тебе, что я вижу?
– И не пытайся, – жалобно воскликнула она. – Не смотри на меня!
– Я вижу мокрую прекрасную женщину с кожей, как ванильное мороженое. Я вижу женщину, которая…
Молли завернулась в полотенце, и руки Рейфа сомкнулись вокруг нее.
– А я вижу самого отъявленного льстеца, – проворчала она. – Ванильное мороженое?
– Французская ваниль. Сливки, сахар и… – Он понюхал ее плечо. – Может даже экзотические фрукты и цветы.
Молли сдержала смех, а затем неожиданно всхлипнула.
– Это страстоцвет. И ежевика.
– Вот видишь? Я сразу понял, что это что-то вкусное.
Глаза Молли все еще щипало от шампуня, но она не смогла сдержать смех. Когда Рейф попытался обнять ее, она шарахнулась в сторону, сжимая края полотенца, схватила еще одно полотенце и кое-как намотала его на голову и лицо. Ей чудом удалось выбежать в спальню, ни во что не врезавшись по пути.
– Ну, хорошо, ты спас меня, не дал утонуть. А теперь уходи.
– А ты меня прогони, – с усмешкой промурлыкал Рейф.
Полотенце все еще красовалось на ее голове. И как ей только удается попадать в эти нелепые ситуации, одну за другой? Зачем было неглупой, уравновешенной женщине выходить замуж за никчемного хвастуна? Как могла она отправиться на свидание с симпатичным рыбаком, с которым познакомилась на пароме? И какого черта ей понадобилось по уши влюбляться в следующего встреченного мужчину?
Это безнадежно, совершенно безнадежно. В том возрасте, когда все нормальные люди узнают о взаимоотношениях полов, она занималась воспитанием сестер. А когда ей удалось освободиться, было уже слишком поздно. Забыв о полном отсутствии опыта, она слепо бросилась в пучину брака и проиграла, а теперь до смерти боялась, что очередная неудача окажется для нее непоправимой.
Он все еще здесь. Молли чувствовала его присутствие, хотя и не могла его видеть. Она принялась разматывать полотенце, поняв, что бесполезно даже и пытаться не обращать на него внимания.
– Мерзавец, – буркнула Молли. Придерживая банное полотенце, обмотанное вокруг тела, она направилась к полке для багажа. На глазах у Рейфа, который по-прежнему стоял в дверях, скрестив на груди руки, Молли вытащила из чемодана пижаму. За неимением брони, это лучшее, что можно сделать. В желтой фланели и слипшихся влажных волосах не может быть ничего сексуального. – Может, все-таки уйдешь, или мне придется звать на помощь?
– Выходи, как только переоденешься. Я сварю кофе.
– Ты говорил, что мне нужно выспаться. Ты обещал, что мы обсудим наши планы завтра утром.
– Я соврал. Но все-таки я даю тебе выбор: ложись в постель, выключи свет, и если ты через пять минут захрапишь, я оставлю тебя в покое. Но если ты собираешься лежать в темноте и размышлять о том, как четверо человек уместятся в таком тесном коттедже, или как мы все туда доберемся, то лучше присоединяйся ко мне, и мы вместе выработаем план действий.
Молли вздохнула. Прикрываясь мокрым полотенцем, она влезла в пижамные штаны, подтянула их и завязала шнурок на талии, радуясь, что пояс можно ослабить. Она сгорела бы со стыда, если бы после сытного ужина не смогла бы натянуть на себя собственную одежду.
Завтра. Сразу же, не откладывая в долгий ящик, она сядет на строжайшую диету без перерывов, поблажек, шоколадных конфет в награду за сброшенный килограмм, после которых прибавляется еще полтора килограмма. Ни одного лишнего кусочка, пока она не сбросит семь килограммов. Этого недостаточно, но надо ведь с чего-то начать. На Мариетте с ее классическим ростом в метр семьдесят пять сантиметров, лишние семь килограммов почти незаметны, но для Молли эти несчастные килограммы означают разницу между ширококостной женщиной (которой она никогда не была) и женщиной с избыточным весом. Так пишут во всех статьях. Журналы могут лгать, но зеркало – никогда. И Кенни тоже. Ее бывший муж, умевший при необходимости расточать сладкие, словно кленовый сироп, комплименты, самоутверждался, унижая собственную жену. Он ласково называл ее слоненком.
– Черный кофе с одной ложкой сахара, да?
Молли вздохнула и застегнула пижамную куртку до самого подбородка.
– Одну чашку и все. Мы можем поговорить, но затем я сразу же улягусь в постель.
Когда Рейф ушел, Молли воспользовалась гостиничным феном, но ее волосы оказались слишком густыми, и она сдалась, не досушив их до конца. Она и до ванны чувствовала себя выжатой, как лимон. А сейчас и вовсе была как зомби. В те времена, когда ей приходилось вкалывать на двух работах и еще подрабатывать по выходным, она была значительно моложе. А теперь, в тридцать шесть, казалась себе старой, словно холмы Западной Вирджинии.
Когда Молли вошла в гостиную, Рейф вручил ей изящную чашечку и блюдце с золотой каймой.
– Завтра я первым же делом звоню в страховую компанию и Управление автомобильным транспортом. Затем просмотрю объявления о продаже машин в утренней газете. Ты не смогла бы тем временем съездить за покупками? Тут торговый центр недалеко… мы проезжали его по дороге в гостиницу, помнишь?
Мысль о предстоящей поездке по незнакомому городу слегка обескуражила Молли, но это еще не самое худшее.
– Прекрасно. Ты взял список у брата? Запиши все размеры, потому что я плохо разбираюсь в мужской одежде. – Молли обычно отоваривалась в универмагах. Кенни покупал себе наряды в самом дорогом магазине Моргантауна или заказывал по красочным каталогам, в которых какие-нибудь паршивые табуреточки оцениваются в сотни долларов, а за выцветшую хлопчатобумажную ткань запрашивают такие деньги, словно она расшита золотом.
Молли пила кофе, надеясь, что когда они все обсудят, кофеин уже выветрится.
– Нам надо постараться решить все основные вопросы часам к десяти, – сказал Рейф. – Затем мы встретимся, поедем в больницу и попробуем вытащить оттуда молодоженов. Потом пообедаем, их оставим здесь, а сами поедем покупать машину.
Молли молча кивнула. Она прекрасно знала, что такое остаться без гроша. Можно представить, как чувствует себя человек, потерявший все, вплоть до водительских прав и карточки социального обеспечения. Есть вещи, которые не купишь в ближайшей аптеке.
– Разве Стю не захочет сам выбрать себе машину?
– Он мне доверяет.
Молли поджала под себя босую ногу и принялась разглядывать сидящего напротив мужчину. Откуда только берутся такие красавцы! Это не мелирование – его волосы на самом деле выгорели на солнце, да и загар настоящий. У Молли слишком поздно развилось чутье на подделки, но кем бы ни был Рейф, в нем совершенно нет фальши – он искренен до мозга костей. Надо принимать его таким, какой он есть, и никак иначе. Это же на лбу у него написано.
А ей не удастся завоевать его ни при каких обстоятельствах. Как только проблемы Стю и Анны-Марии будут улажены, Рейф вернется в свой круг «богатых и знаменитых», а ей придется возвращаться в дом престарелых «Священные холмы».
– Разве не так?
– Что не так?
– Проснись, дорогая. Ты ни словечка не слышала из того, что я тебе вдалбливаю вот уже пять минут.
– Я же предупреждала, сейчас я не в состоянии строить планы.
– Вот именно. – Рейф встал и протянул ей руку. Молли со вздохом подчинилась, но только лишь потому, что у нее совершенно не было сил сопротивляться. Рейф помог ей встать и прижал ее к себе, уткнувшись подбородком ей в макушку. – Молли, Молли, что я сейчас с тобой сделаю? – пробормотал он, и его голос был таким тихим, что почти заглушался стуком ее сердца.
– Не знаю, – просто ответила Молли. С надеждой. С безнадежностью.
– Я знаю, чего мне хочется, но сначала надо покончить с делами.
Рейф проспал около трех часов. Бывали времена, когда он мог спокойно обходиться без сна до полутора суток. Сейчас этот промежуток уменьшился в полтора раза. Рейф по прежнему умел засыпать мгновенно, спать урывками и просыпаться свежим и готовым к действию, но обычно его сон был поверхностным и прерывался от малейшего шума.
Он проснулся мгновенно. Бесшумно слез с кровати и на ощупь отыскал брюки. До дверей спальни Молли он добрался почти без единого звука. Прислушался, чувствуя, что сможет узнать этот звук, если он повторится.
Бум! Сдавленный возглас. Рейф распахнул дверь и уставился в темноту, размышляя о том, насколько хорошо в гостинице работает служба безопасности. Бывает, грабители вламываются и в четырехзвездочные отели.
– Черт, черт, черт. – Это Молли. Судя по голосу, ей больно, но не похоже, чтобы она боролась с грабителем. Рейфу приходилось попадать в достаточно сложные ситуации, и разницу он понимал.
Шагнув в дверь, он зажег свет. Молли сидела на полу, держась за ступню, раскачивалась взад-вперед и монотонно бубнила:
– Черт, черт, черт.
Сдержав смех, Рейф вошел в комнату, оставив дверь открытой.
– Что-то случилось?
– Мой палец… то есть, нога и палец. – А затем она добавила слово из пяти букв, и это было так непохоже на обычную Молли, что Рейф не выдержал и все-таки рассмеялся.
Присев на корточки рядом с ней, он взял в ладони ее ступню.
– Дай угадаю. Снова мозоль натерла? Ты встала, чтобы пойти в ванную, споткнулась и ушибла палец?
– У меня ногу свело, я встала, чтобы размяться, и наткнулась на это… это долбаное кресло! – Молли окинула кресло сердитым взглядом, но как только Рейф начал массировать ее лодыжку и маленькую, детскую ступню, со вздохом закрыла глаза. – Я и сама могу. Я как раз собиралась…
– Молчи и не мешай. У тебя слишком короткие руки, ты не забыла? – Он уселся по-турецки возле кровати. Одеяло свешивалось на пол, как будто кровать подверглась нападению.
– Это уже входит в привычку, – буркнула Молли. – Ты и моя нога.
– Тебе нужно быть осторожнее. Так лучше?
– Я и сама могу о себе позаботиться. Всегда могла.
– Верно, – с улыбкой согласился Рейф, разминая сведенные судорогой мышцы.
Молли поморщилась, когда Рейф прикоснулся к больному месту, но он сразу же перешел к мягким и плавным поглаживающим движениям, и она расслабилась. Ее глаза снова закрылись, и Рейф любовался ее пушистыми ресницами с золотистыми кончиками. Вскоре она сказала:
– Я каждый день хожу пешком. Даже когда я до смерти устаю на работе, все равно прохожу вечером не меньше двух миль. А сегодня не ходила.
– Гм. – Ниже колен ее кожа была покрыта светлым пушком. Она не брила ноги, и Рейф почему-то находил это невероятно возбуждающим. И ногти она не красила. Простая и чистая Молли…. Никакого притворства.
Ему нравилось смотреть на нее. И прикасаться. И вдыхать тяжелый запах горячего женского тела, к которому подмешивался слабый фруктовый аромат лосьона. Очень нравилось… и это начинало его беспокоить.
Дело в том, что Молли совершенно не похожа на женщин, которые оставили след в его жизни, начиная с матери, стриптизерши из Вегаса. Великолепная даже на седьмом десятке, Стелла создана для любви. Она много раз была замужем и любила каждого из своих мужей, но если в ее душе и имелся хоть грамм материнского инстинкта, он никак себя не проявил.
Молли мурлыкала от удовольствия, полуприкрыв глаза. Забавные эти женщины. Бывшая жена Рейфа терпеть не могла, когда к ней прикасаются. За шестнадцать лет, прошедших после развода, Рейф ни разу не виделся с ней и очень редко вспоминал. Но он прекрасно помнил свою обиду, когда она объявила, что готова выполнять супружеский долг по первому его требованию, но спать предпочитает одна.
В то время Рейф был таким же сексуально озабоченным, как и любой девятнадцатилетний парень. Когда до него дошло, что жена не шутит, он назвал ее ненормальной. Сразу после этого их недолгий брак покатился под откос. Впоследствии Рейф долго был уверен, что ничего не понимает в женщинах. Да и сейчас он не требовал от них большего, чем сам готов был предложить, и не позволял себе увлекаться.
До встречи с Молли.
За последние годы у него выработались определенные пристрастия. Он всегда предпочитал брюнеток. У одной из красивейших женщин, которых он знал, были короткие иссиня-черные волосы и миндалевидные глаза цвета зеленого винограда. Волосы Молли длинные, с рыжеватым отливом и слегка вьются. А глаза у нее круглые и карие, как каштаны.
Его всегда тянуло к высоким женщинам, спортивным, стройным, с длинными ногами и маленькой грудью. Зато малышка Молли вся состоит из округлостей.
Но главным качеством, необходимым для женщин, которых Рейф со множеством предосторожностей допускал в свою жизнь, была независимость. Никто ни за кого не цепляется. Никто никому ничего не должен. Единственной причиной, по которой он расстался с Белл, было то, что к сорока годам в ней неожиданно проклюнулась тяга к семейной жизни.
Молли выбивалась из строя по всем параметрам. Женщина, которая вырастила двух младших сестер? Никогда. Если бы после гибели родителей она зажила собственной жизнью и оставила сестер у родственников, это было бы дело другое, но она не из тех людей, которые бегут от ответственности.
«Вот именно. Как будто ты не кормил и не воспитывал пятнадцатилетнего пацана, когда и сам едва-едва сводил концы с концами».
Ну ладно, значит, у них с Молли есть что-то общее. «Тем больше поводов держаться дальше друг от друга», – сказал себе Рейф.
– У тебя, наверное, руки устали. Все уже прошло, правда. Видишь? – Молли пошевелила пальцами. Маленькими ровными пальцами с розовыми ноготками.
– Ты уверена? Завтра у нас тяжелый день.
– Ты уберешь с дороги это проклятое кресло, когда будешь уходить?
«Хорошо еще, свет неяркий, – подумал Рейф. – Лампы не нужны, чтобы распознать соблазн, когда он сидит прямо перед тобой, опираясь на локти в ямочках, подогнув одну ногу и вытянув другую».
Рейф поставил ступню Молли на пол. Женщина вздохнула. Он провел ладонью у нее под коленкой и заметил, что она затаила дыхание.
– Ты боишься щекотки, – заключил он.
– Только когда ты трогаешь меня под коленями, – выдохнула Молли.
Ну, что ж, надо ведь было проверить.
Позже Рейф пришел к выводу, что они оба этого хотели. Его пальцы скользнули в ямочку под ее коленкой, а она толкнула его в грудь своей маленькой, пухлой ступней. Совсем как ребенок… дерзкий десятилетний ребенок. В отместку Рейф навалился на нее и принялся щекотать подмышками.
Так все и получилось. Постель почти вся съехала на пол. Рейф стянул вниз и остальное. Он не привык заниматься любовью на коврах даже самых лучших гостиниц, и знал, что сейчас должно произойти. Он понял это, когда открыл ее дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкий соблазн - Браунинг Дикси

Разделы:
1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава

Ваши комментарии
к роману Сладкий соблазн - Браунинг Дикси



Милая, милая вещь. Прочитала, отдохнула душой. Без соплей, без истеричек. Нормальные, людские отношения.
Сладкий соблазн - Браунинг Диксииришка
3.11.2013, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100