Читать онлайн Лучший из миров, автора - Браунинг Дикси, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучший из миров - Браунинг Дикси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучший из миров - Браунинг Дикси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучший из миров - Браунинг Дикси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Дикси

Лучший из миров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ



Вернувшись в свою комнату, Мэгги не знала, чем заняться. Оставался еще час до того времени, когда она обычно ложилась спать, а делать в маленькой комнатушке было абсолютно нечего, разве что болтать с Сюзи, которая тоже предпочла вернуться в комнату. С завтрашнего дня ученикам предстояло самим готовить и убирать на кухне, и Сюзи, сосредоточенно красившая ногти на ногах, с надеждой заметила:
— Может быть, кто из бабулек возьмет это на себя?
— С какой стати? — удивилась Мэгги.
— Ну… Большинство из них побывало замужем, а значит, они привыкли готовить и убирать.
Мэгги тоже привыкла готовить и убирать, но не стала сообщать об этом соседке. Ее мать уехала из дома, когда Мэгги было одиннадцать, заявив, что жизнь быстротечна и она хочет успеть насладиться ею сполна. Спустя несколько недель она написала им с отцом из Айдахо, где прибилась к коммуне хиппи. Мать даже несколько раз приезжала навестить их, но оставалась не больше чем на два-три дня. В последний раз она приезжала года четыре назад, но весточки продолжает слать, хотя и нерегулярно. Обычно это самодельные открытки, на которых изображены луна, звезды, радуга, эльфы…
Может быть, мне повезет, подумала Мэгги, и завтра выяснится, что я унаследовала художественный талант матери?
Мэгги решила распаковать свой ноутбук и записать первые впечатления, чтобы по возвращении посвятить одну из колонок своему пребыванию в Школе акварели. Может быть, ей даже заплатят за эту статью, поскольку это не входит в ее рабочие обязанности, и тогда она сможет компенсировать затраты на эту поездку…
Чуть подвинув косметику Сюзи, Мэгги пристроила ноутбук на край стола и огляделась в поисках розетки, поскольку не сомневалась в том, что забыла подзарядить батареи. Как всегда! Почему не изобрели ноутбуки, которые можно было бы подключать к мобильному телефону? Впрочем, может, уже и изобрели. Она порассуждает об этом в одной из своих колонок — «Технологии для дилетантов» или что-то в этом роде.
— Я все-таки думаю, что он не художник, долетели до нее слова Сюзи.
— Кто? — Как будто она не знала, о ком речь! Между прочим, все известные художники — мужчины, — заметила Мэгги, роясь в карманах сумки в тщетных поисках запасных батареек. — То же самое говорят о поварах. Но согласись, ему больше пойдет пистолет, чем кисть. Кольт? Браунинг?
Нет, ремингтон!
— Вполне вероятно, что в его кармане и спрятан один. Он же написал, что занимается безопасностью. — Сюзи стала осторожно вытаскивать специальные распорки, которые засунула между пальцами ног, чтобы не смазался лак.
— А может быть, он — модель, которую мы будем рисовать? — высказала безумное предположение Мэгги, ни секунды не веря в него.
— Тогда моя жизнь будет навеки принадлежать искусству.
— Давай сменим тему. И вообще, я хотела бы сделать несколько заметок для будущей статьи.
— Я помогу. Итак, главную героиню зовут Сюзи, а героя Бен…
Мэгги рассмеялась и бросила в Сюзи бумажный шарик. Он не долетел, приземлившись на ряд обуви, выставленной у двери, из которой четыре пары принадлежали Сюзи и одна — Мэгги.
— Пойду приму душ, пока все на веранде. Взяв мыло, шампунь и просторную хлопковую рубашку, которую решила использовать как халат, Мэгги направилась на второй этаж, где одна из комнат была переоборудована в женскую душевую со старинной ванной на ножках и тремя душевыми кабинками. Мужская душевая была намного меньше и располагалась на первом этаже, из чего можно было сделать вывод, что женщин здесь всегда значительно больше, чем мужчин.
Намыливая волосы, Мэгги размышляла о том, по каким критериям Силвер отбирает учеников.
Ее удивил тот факт, что большинство женщин были старше пятидесяти. Но по размышлении это лишь укрепило ее в подозрении, что маэстро куда больше заинтересован в деньгах, чем в сексе или романтических отношениях.
С другой стороны, он весь вечер увивался вокруг Сюзи. И хотя сама Сюзи явно предпочитает Бена Хантера, но кто знает? При этом себя Мэгги не рассматривала как возможного кандидата ни для первого, ни для второго случая.
Ее отец всю жизнь продавал страховки, но у него не было своей компании и больших денег, поэтому Мэгги пришлось учиться в местном колледже, а не в университете и поэтому теперь она работает в маленькой местной газетенке за жалкие гроши, а не в большом глянцевом журнале.
Но она так и так не смогла бы никуда уехать из дома — отец нуждается в ней. Предоставленный самому себе, он бы не ел ничего, кроме бекона с яйцами, настоящего, а не облегченного сливочного масла и четырехпроцентного молока, доводя свой холестерин до максимума.
Пока мать не покинула их, она заставляла их есть тофу и другие соевые продукты. Тогда Мэгги поддерживала тайное сопротивление отца, и они на пару лакомились фаст-фудом — бургерами, жареной картошкой, куриными крылышками. Но с тех пор отец постарел, стал хуже себя чувствовать, и теперь уже Мэгги старалась следить за его питанием. Хлеб — только зерновой, все продукты с пониженным содержанием жира и сахара, много овощей и фруктов. И поскольку у нее в наличии был всего один родитель, она должна заботиться о нем. И пусть ее мать порхает с места на место, поигрывая на цитре и покуривая марихуану, Мэгги, слава богу, унаследовала практичность своего отца и сумеет позаботиться и о нем, и о себе.
— Горячая вода осталась? — спросила Сюзи, когда Мэгги вернулась в комнату.
— Уйма. Послушай, я хотела попросить тебя о помощи. — И Мэгги рассказала своей соседке о Мэри-Роуз и о цели своего приезда сюда.
— Черт, я даже не знаю… — Сюзи не могла оторвать взгляда от ярких ногтей на своих ногах. Честно говоря, я уже положила глаз на ковбоя.
Кроме того, Перри все свое внимание уделяет той пожилой леди с некрасивой стрижкой, но трехкаратным бриллиантом на пальце.
— По-моему, ее зовут Джорджия. — Усевшись на единственный в комнате стул с отвалившейся спинкой, который по этой причине можно было считать табуретом, Мэгги занялась волосами. Ковбой может подождать. Мне нужно доказательство того, что с тобой Перри будет придерживаться той же тактики, что и с Мэри-Роуз, и тогда я с ним расправлюсь.
— А твоя подруга поверит тебе?
— Я постараюсь записать его слова на кассету. Мэгги очень надеялась, что Сюзи согласится принести себя на алтарь справедливости, но та не спешила. — Мэри знает, что я никогда не лгу… Разве что если это совершенно необходимо.
— Если я помогу тебе с Силвером, ты отдашь мне ковбоя?
— Если он не женат или еще что-нибудь в этом роде, он — твой, — великодушно согласилась Мэгги, как будто это зависело от нее. Впрочем, если бы это действительно зависело от нее, вряд ли она была такой щедрой.
— Он не носит кольцо, — заметила Сюзи, усевшись в одну из поз йоги. — Между прочим, я очень верю в йогу и каждый день выполняю комплекс упражнений.
Вытирая полотенцем волосы, Мэгги вернулась мыслями к мужчине, который прочно обосновался в ее голове.
— Вряд ли он модель, которую мы должны рисовать, если зарегистрировался в журнале вместе со всеми остальными, — продолжала размышлять вслух Сюзи.
— Забудь об этом. Это была шутка.
— Не хочу. Мысль о том, чтобы рисовать обнаженного ковбоя, кажется мне очень соблазнительной.
— Кстати, о рисовании… Ты вообще как?
— Пробовала когда-то.
— А я не держала кисть в руках со времен школы, но и тогда пиком моего творчества были несколько палкообразных человечков под радугой.
— Полагаю, мы не единственные новички здесь. Сюзи, похоже, ничуть не волновалась по этому поводу.
— Кто знает… — Почему-то Мэгги была уверена, что если среди них и есть еще кто-то, не умеющий рисовать, то это Бен Хантер. Ну не могла она поверить, что он художник, и все тут. Может быть, все дело в его поношенных ковбойских ботинках? Или в широких плечах и мускулистых руках? Они предназначены для чего угодно, но только не для вождения кистью по бумаге.
— Какая Перри разница, новички мы или нет, если деньги заплачены? — резонно заметила Сюзи.
Как ни странно, эти слова подействовали на Мэгги успокаивающе, и они переключились на обсуждение одежды и мужчин. Обе сошлись во мнении, что взяли с собой совсем не те вещи, что следовало бы, а насчет мужчин… В арсенале Сюзи оказалось три брошенных бойфренда, у Мэгги не нашлось и одного, хотя в школе она была влюблена в молодого преподавателя физкультуры.
Когда девушки уже собрались спать, появилась их третья соседка — Энн Эринхауз. Девушка непрерывно чихала, и Мэгги заметила что-то насчет возможной аллергии, а потом уснула под тихий разговор Сюзи и Энн. Естественно, ей приснился Бен Хантер в виде статуи обнаженного мужчины с фиговым листком на причинном месте и колчаном за спиной, полном кистей для рисования.
От этого кошмара Мэгги проснулась задолго до звонка будильника с зарождающейся головной болью. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить соседок, она быстро оделась и вышла в кухню, влекомая запахом свежесваренного кофе. Кухня была залита ярким солнечным светом, и Мэгги невольно поморщилась.
— Что, утро — не ваше время суток?
Желудок Мэгги спазматически сжался, когда в проеме двери она увидела высокий силуэт. Если бы она знала, что первым, кого она встретит в кухне, будет сам Аполлон во плоти, выпила хотя бы горсть таблеток аспирина. Слава богу, что вместо фигового листка и колчана с кистями на нем были вчерашние вылинявшие до белизны джинсы, хотя они не скрывали, а, наоборот, подчеркивали все выпуклости в районе его бедер.
Утреннее приветствие Мэгги походило скорее на фырканье питбуля.
— Все дело в том, что мы достаточно высоко в горах, — заметил Бен благодушно.
Мэгги бросила на него подозрительный взгляд.
— Голова болит, да? — продолжил он. — У меня всегда так бывает в самолете. И хотя мы и не на очень большой высоте, но…
— Спасибо, доктор, но ваш диагноз ошибочен, едко ответила Мэгги. — Моя голова болит всего лишь от недосыпания.
— Да? А я спал, как убитый.
Мэгги послала ему сахариновую улыбку.
— Рада за вас.
— Мы теперь сами занимаемся нашим пропитанием. — С этими словами он достал из навесного шкафчика пачку подслащенных хлопьев.
Предусмотрительная Мэгги привезла хлопья с собой. Они были цельнозерновыми и неподслащенными, что, безусловно, более полезно.
Теперь она не могла оторвать взгляда от рук Бена — сильных, загорелых, с длинными пальцами. Она отметила, что на безымянном пальце левой руки нет ни кольца, ни его следов.
— Я проверил содержимое холодильника — яйца, бекон, зелень… Одним словом, сырье, требующее приготовления.
— Не могли бы вы болтать поменьше? — Мэгги поморщилась, вновь попав в полосу солнечного света.
— Нет. Более того, я думаю, что мы могли бы потанцевать.
Мэгги уставилась на него широко раскрытыми глазами, пытаясь отогнать видение обнаженных мускулистых бедер и чертового колчана с кистями, к которым постепенно добавлялись рельефные стройные икры, плоский живот…
— Если вы не возражаете, — надменно произнесла Мэгги, — я бы не хотела разговаривать, пока не выпью первую кружку крепкого кофе.
— Конечно, мэм. Но должен предупредить, кофе очень крепкий. Может быть, предложить вам воды, чтобы вы могли разбавить? Интересно, как скоро какой-нибудь добрый человек поджарит яичницу с беконом?
Мэгги сдерживалась из последних сил, чтобы не подскочить и не зажать ему рукой рот. Она налила себе полную кружку черного, как деготь, кофе, а когда обернулась, Бен уже поставил на стол кувшин молока, сахарницу, банку меда. Затем, поразмыслив, добавил банку сухого молока и пакетики заменителя сахара.
— Благодарю, — крякнула Мэгги. По утрам ее голос всегда был хриплым и раздраженным. Она мало разговаривала по утрам — молча провожала отца на работу, а затем уходила в подсобную комнату, гордо именуемую кабинетом, с огромной кружкой кофе и до полудня сочиняла свою колонку. На телефонные звонки отвечал автоответчик. На самом деле спасибо, — более миролюбиво произнесла она, смутившись от собственной грубости, а особенно от того, как смотрел на нее Бен как будто разглядывал под микроскопом. — Да-да, вы — классный парень, а я грубиянка. Но так уж сложилось, и ничего тут не изменить.
Бен выглядел обескураженным. Он молча поднялся со стула, кивнул ей и покинул кухню. Спустя несколько мгновений она услышала скрип качелей на веранде.
К началу первого занятия ученики заняли места за длинными столами — где по три человека, где по четыре. Мэгги, Сюзи и их третья соседка Энн выбрали небольшой стол в дальнем конце студии. Оглядевшись, Мэгги увидела, что Бен в компании двух женщин и пожилого мужчины абсолютно лысого, с кустистыми насупленными бровями и густыми усами — занял стол неподалеку.
В студии не было предусмотрено ни стульев, ни мольбертов. Сюзи пробормотала что-то о бестолковой организации, Энн непрерывно чихала, Мэгги ругала себя за всю эту безумную затею то, что задумывалось как акция по спасению подруги, обернулось ошибкой, и притом весьма дорогостоящей.
Но далеко не первой. Мэгги, как всегда, не потрудилась продумать все до мелочей, за что теперь и расплачивалась. Через час все поймут, что она обманщица — рисовать она умела так же, как и летать на метле. Как самонадеянно было думать, что она справится с этим!
Зазвучала музыка, и в комнату стремительно вошел Перри-Само-Совершенство. Высокий и гибкий, он расточал улыбки направо и налево. Да, театральное появление — явно его излюбленный конек. Несмотря на жару и отсутствие кондиционеров, маэстро был в своем неизменном берете.
Он занял место за своим столом, на котором уже стояло игрушечное детское ведерко с водой, алебастровая ваза с дюжиной кистей всех размеров и форм и лежала стопка листов бумаги.
— Вот, оказывается, для чего нужны детские ведерки, — пробормотала Мэгги, заметив точно такое же желтое ведерко на своем столе.
— Только свое ты будешь наполнять и мыть сама. Перри — единственный, кого здесь обслуживают, — шепотом заметила Энн.
— Итак, — прозвучал медоточивый, под стать звучащей музыке голос маэстро, — я начну урок с того, что при вас нарисую картину, а затем вы за полчаса нарисуете свою версию того, что я изображу. Я называю это разминкой. Кстати, кто из вас, наклонясь, может коснуться пальцев ног?
Мэгги бросила недоуменный взгляд на Сюзи, та пожала плечами. Энн же впервые с момента своего прибытия улыбнулась.
— Потом вы все поймете, — прошептала она.
В другом конце комнаты Бен тоже недоумевал, что же означает этот вопрос. Он-то вполне способен, наклонившись, коснуться своих пальцев и не только. Он может скрутить в бараний рог хлипкого маэстро, но что делать всем этим пожилым людям?
Скрестив руки на груди, Бен ждал начала представления. Рядом с ним Джени Бургер, уперев руки в бедра, тоже застыла в ожидании.
Джорджия проворчала что-то насчет того, что в мире не найдется столько мази, чтобы позволить ее суставам сделать это, а лысый Чарли захихикал.
В это время маэстро уже приступил к рисованию. Он рисовал на листе, лежащем прямо на столе, периодически поджимая губы, отступая назад, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону и что-то бормоча себе под нос. Когда казалось, что он уже закончил и аудитория готовилась увидеть шедевр, он вдруг наклонялся и делал еще мазок, чтобы затем снова отступить с задумчивым видом.
— Почему, черт его побери, он не рисует так, чтобы нам было видно? — Из уважения к своим пожилым соученикам Бен старался следить за своей речью, но иногда забывался.
— Потому что акварелью следует рисовать на плоской поверхности, иначе она стечет, — шепотом пояснила Джени.
— А-а-а… — Прикидываться художником оказалось не так-то просто, как он думал.
Джорджия ткнула его локтем в бок и тоже прошептала:
— Разве в брошюре говорилось, что сначала требуется пройти спортивный тест?
Улыбнувшись, Бен отрицательно покачал головой. От этой седовласой коротко подстриженной женщины пахло так же, как и от его бабушки, смесью миндального крема для рук и мазью против артрита. Это напомнило ему, зачем он здесь.
Наконец Силвер, одарив аудиторию мальчишеской улыбкой, произнес:
— Знаю, знаю, знаю, вам не терпится. Но дайте мне еще одну минутку, мои дорогие…
Дорогие?
Стало слышно, как переминаются на уставших ногах пожилые ученики, затем раздалось громкое «апчхи» мучающейся от аллергии Энн, послышался приглушенный смешок. Бену показалось, что хихикнула Мэгги. Он посмотрел в ее сторону и понял, что не ошибся, увидев прижатую ко рту руку и озорной блеск в глазах.
Неожиданно Бен подмигнул ей. Господи, последний раз он подмигивал девчонке, когда ему было пятнадцать и он напился пива.
— Вы что-то сказали, мисс… Райли? — Маэстро поднял голову, и в безжалостном свете дня стали заметны мешки у него под глазами. Бен подумал, что фотография на первой странице рекламной брошюры была либо подретуширована, либо сделана несколько лет назад.
— Простите, я… мне просто не терпится увидеть ваш рисунок.
Ангельский голосок никак не сочетался с подергиванием уголков рта и подрагиванием ресниц, как будто человек едва сдерживает смех.
Наконец Силвер взял фен для волос, включил его и стал сушить свое творение. Наверняка рассчитывает выудить за него из какой-нибудь доверчивой старушки типа его бабушки все ее сбережения, скопленные на старость, убедив в том, что это очень выгодная «инвестиция».
— О-о, это прекрасно! — воскликнула Джорджия и зааплодировала, когда творение маэстро было водружено на подставку и развернуто лицом к аудитории. Остальные попытались присоединиться к аплодисментам, но маэстро томно взмахнул рукой, призывая к вниманию.
— А теперь, взяв мой торопливый экспромт за основу, нарисуйте свою версию. Итак, приступайте. У вас есть тридцать минут. Только впечатления, о деталях мы будем говорить позднее.
Чарли спросил насчет стульев, на что Перри выразительно вскинул брови. Но бывшего школьного учителя биологии этим было не испугать.
— Когда я вел урок, я всегда стоял, — заметил он. — Но зато на каникулах я предпочитал сидеть, разве только если в моих руках не было клюшки для гольфа. Эту привычку я сохранил и по сей день.
Бен невольно подумал о том, почему вместо поля для гольфа пожилой учитель предпочел отправиться в эту Школу акварели.
— Есть еще кто-нибудь, неспособный выстоять на ногах больше пятнадцати минут? Если да, то рекомендую на этом закончить ваши занятия в Школе. — Надвинув берет на лоб, маэстро медленно прошелся по студии, как будто решив выявить слабых и немощных.
— А я получу назад свои деньги? — Чарли так просто не сдавался.
— Все условия было четко изложены в рекламной брошюре.
— Полагаю, это означает «нет».
По комнате едва уловимым бризом прокатился приглушенный шепоток недовольства. Джени распаковала набор бумаги для рисования и краски. За спиной Бена она ободряюще улыбнулась Чарли.
Как будто ничего не произошло, Перри стал тыкать в свое творение.
— Обратите внимание на цветовые контрасты.
Темное — светлое, светлое — темное… Попробуйте передать глубину, следите за переходом цвета где он резкий, где сглаженный. Смешивайте краски. Видите это?
— В очках или без? — съехидничал кто-то под смешки остальных, и работа началась.
Джорджия окунула кисть, пригодную разве что для покраски окон, в пластиковое ведро и ткнула ею в коробочку с красками, как будто побывавшими в эпицентре атомного взрыва. Бен начал свою работу с чертыхания, но быстро прикусил язык под укоризненным взглядом Джени.
— Прошу прощения. Никак не избавлюсь от этой привычки. Но эта чертова… прошу прощения… бумага все время морщится.
Чарли тут же предложил заменить часть ругательств их научными эквивалентами и даже привел несколько примеров, что получилось едва ли не более неприлично по сравнению с их уличным вариантом, и был немедленно призван к порядку.
Джени в шутку обозвала его грязным старикашкой. Она протянула Бену пару прищепок и помогла прикрепить лист бумаги к подложке. Вскоре его голова распухла от незнакомых понятий, звучавших то справа, то слева. Размывание… Расплывание… Кисточка для вколачивания… Он и слов-то таких не слышал — воровской жаргон и то проще понять. Интересно, чем он думал, пускаясь в эту авантюру?
Бен старательно намалевал длинную красную закорючку поперек того, что искренне считал горами. Она была там совершенно ни к месту, но он очень любил красный цвет. Закорючка немедленно побурела и стала грязно-коричневой.
— Что за дерь… — Он поспешно прикусил язык. Я же точно помню, что макал кисть в красный цвет!
Джени рассмеялась и пояснила, что, смешавшись, два цвета превратились в третий, в ту самую грязь.
И тут за его спиной возникла Мэгги — похоже, пришла полюбоваться на его позор. Он хотел грудью заслонить свое творение, но потом в нем взыграла гордость.
— О! — благоговейно выдохнула она. — Похоже, вы так же хороши в рисовании, как и я. Мне кажется, нам обоим здесь нечего делать.
— Хочу предупредить… — рявкнул Бен, но осекся, поняв, что Мэгги шутит.
А Мэгги испытывала искреннее облегчение оттого, что не только они с Сюзи ничего не смыслят в рисовании. Она уже успела увидеть, что рисунок Энн был неплох, у парочки пожилых леди тоже очень ничего, но зато творение Бена Хантера было поистине ужасно. И по какой-то непонятной причине это ее очень обрадовало.
— Насколько я поняла, в конце недели планируется выставка наших работ, — прошептала она, чтобы Перри Идеальный ее не услышал. Маэстро носил себя от стола к столу, рассыпая направо и налево жемчужины своей мудрости. — Советую вам подписать сие творение чужим именем.
Бен попытался изобразить, что сердит, но не выдержал и широко улыбнулся.
— Все так ужасно?
— Меня учили, что, если не можешь сказать ничего хорошего, лучше промолчать, что я и сделаю.
Бен отвернулся, чтобы еще раз оценить свою работу, а Мэгги отступила на шаг, чтобы оценить автора. Если какому мужчине меньше всего и подходил образ художника, то несомненно Бену Хантеру с его тяжелой челюстью, пробивающейся на подбородке щетиной, греховными глазами цвета то ли виски, то ли растопленного меда и широченными плечами, грозящими разорвать рубашку. Не то чтобы художник не может быть мужественным, но если у Бена Хантера и есть хоть толика таланта, он это мастерски скрывает.
— Это была разминка, — с самым серьезным видом заявил он. — Я давно не брал в руки кисть, но через пару дней…
Мэгги еще раз глянула на его картину и прыснула. Более всего это походило на то, что кто-то разбил парочку яиц и прошелся по ним грязными ботинками. Впрочем, не ей насмехаться.
Одна из женщин заметила, что музыка какая-то слишком… приторная.
— Кстати, о музыке. Насколько я поняла, после ужина намечаются танцы? — живо отреагировала Джени. — Я видела здесь старый проигрыватель и пластинки на семьдесят восемь оборотов. Кто-нибудь помнит такие?
Интересно, что это будут за танцы, если на дюжину женщин у них имеется всего три мужчины?
Продолжая размышлять об этом, Мэгги вернулась на свое рабочее место. Затем ее мысли снова обратились к Бену Хантеру. Итак, он не художник это точно. Тогда зачем он здесь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лучший из миров - Браунинг Дикси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Лучший из миров - Браунинг Дикси


Комментарии к роману "Лучший из миров - Браунинг Дикси" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100