Читать онлайн Лики любви, автора - Браунинг Дикси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лики любви - Браунинг Дикси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лики любви - Браунинг Дикси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лики любви - Браунинг Дикси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Дикси

Лики любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Несколько последующих дней Ром везло: ей удавалось не попадаться хозяину на глаза. На следующее же утро она рассчитала, когда лучше спуститься к завтраку, чтобы с ним не столкнуться. Нора сообщила ей, что Кэмерон ни свет ни заря уехал в Спарту, куда ранее, на конный завод, отправил кобылу Баффи. Ром сразу стало намного легче.
— Надеюсь, ничего серьезного, — проговорила она, принимаясь за аппетитный завтрак.
— Точно не знаю. Люди с конного завода звонили вчера вечером, и мистер Кэмерон сказал, что он подождет и понаблюдает, как с нею пойдут дела.
Ром полностью посвятила себя живописи. Она делала эскиз за эскизом к портрету Томаса и пейзажные зарисовки. Валясь от усталости, наскоро съедала скромный ужин, а потом еще допоздна работала в студии. Ей не хотелось встречаться с Кэмероном, однако было досадно, что и он намеренно ее избегает.
Такой мальчуган, как Томас, не мог усидеть, позируя, больше двух часов, и обычно еще до полудня она отпускала его. В оставшееся же время пыталась продумать композицию пейзажа для заднего плана, но нередко ее клонило в мечтательную полудрему. Уединившись в саду или у пруда, она забывалась в мыслях, совершенно далеких от живописи, в то же время привычной рукой срисовывая пейзаж. О чем она думала? Прежде всего о Джерри, но все чаще в ее размышления вторгался образ Кэмерона Синклера; его невозможно было прогнать.
Нет, она и не пыталась отказать ему в привлекательности. Ее довольно скромного опыта в общении с противоположным полом вполне хватало, чтобы разобраться в причинах смятенного своего состояния, мешавшего целиком уйти в работу. До Джерри в ее жизни было несколько мужчин, но на примере отца Ром научилась вовремя выходить из игры, не запятнав своего доброго имени. К тому же она с такой страстью отдавалась творчеству, что на мужчин у нее оставалось не слишком много эмоций.
С Джерри все было по-другому. Он появился тогда, когда у нее уже почти год никого не было. Это произошло потому, что, видя неуклонное падение отца, она приняла решение заняться всерьез своей карьерой. Реджи, напротив, все больше позволял любовным интригам оттеснять на второй план работу; в последний раз навещая его. Ром с горечью отметила, что он стал слишком много пить и жить на манер сластолюбца: как можно больше денег и сил тратил на прихоти и как можно меньше — на вдохновенный труд.
Они в тот раз крупно поссорились и разъехались: Ром — в Роли, а Реджи — на Виргинские острова с новой любовницей.
Она тогда почти постоянно думала о положении отца, и ей вскоре стало ясно почему. Возможно, именно тогда впервые в жизни Ром стала ощущать властный зов инстинкта, сильное физическое влечение. Но идти по следам Реджи ей решительно не хотелось. История с Джерри только усугубляет проблему. Если она действительно его любит, то никаких чувств к Кэмерону у нее еще не могло возникнуть, кроме чисто физического влечения — другими словами, похоти.
Господи, неужели она настолько унаследовала характер отца? Уж лучше прохладная, водянистая кровь Уоллингфордов, чем безудержная страстность рода Кэрисов.
Бросив кисть, Ром упала в высокую траву и тихо выругалась. Ну как по-настоящему работать, когда обуревают такие мысли? Ведь она обещала себе хоть на время отдохнуть от сердечных неурядиц, взять тайм-аут, чтобы успокоиться и принять здравое решение насчет Джерри, тем более что судьба-то уже все решила, оставалось найти в себе мужество покориться ей.
И тут появляется Кэмерон Синклер, играющий деревенщину не хуже, чем она богемную девицу, человек, о котором она абсолютно ничего не знает, кроме того, что все ее плотское существо тянется к нему, как подсолнух к солнечному свету. Но это не имеет ничего общего с любовью.
«А между тем, — напомнила она себе, — тебе предстоит закончить три портрета». И снова от неразрешимой проблемы ушла в работу.
Спустя четыре дня после подъема на гору Ящерицы Ром пришла на кухню чуть раньше обычного и застала там ребят. Томас сообщил ей, что сегодня Баффи привезут домой. Чтобы унять сердцебиение. Ром постаралась переключиться, и довольно успешно, на домашнюю ветчину, яичницу и сливочное печенье, которые подала на стол Нора. Раз лошадь возвращается, значит, у ее владельца не будет больше повода избегать Ром.
В тот вечер к обеду она снова оделась в алую шелковую блузку и белую юбку ручной вязки. Собственно, выбор у нее был небогат, так как большинство нарядов осталось на квартире в Роли: лучше путешествовать налегке. К тому же никогда не знаешь, чего ожидать; к примеру, у одного из самых респектабельных клиентов ей отвели крохотный чуланчик с полкой для рабочих принадлежностей.
Осмотрев себя в зеркале, она откинула каштановые волосы, надела тяжелые золотые серьги — подарок Реджи, один из редких порывов его отеческой любви — и под конец слегка сбрызнула себя водой «Одалиска».
По крайней мере ее походка вновь обрела обычную непринужденность. А еще день назад каждый шаг вызывал мучительную боль.
Мальчики приветствовали ее новостью: дядя уехал в Ревущую пропасть обедать с другом.
— Угу, скорей всего, с подругой, — иронически уточнил Томас.
Уже гораздо позже Ром смогла оценить свою стойкость: услышав такое известие, она не перестала улыбаться, проболтала с мальчуганами до позднего вечера, пока они наконец не насытились, смолотив по огромной порции жареного барашка с горохом, и, зевая, не отправились спать. И только тогда улыбка сбежала с ее губ, а плечи огорченно опустились. Она вернулась к себе, сомневаясь, выдержат ли глаза еще несколько утомительных часов перед мольбертом.
Нора уже давно перемыла посуду и ушла в свое бунгало, располагавшееся сразу за конюшней; там она жила с мужем. Ром, немного поразмыслив, переоделась в розовые джинсы и куртку, сшитую из красных и золотистых шарфов, и пошла в студию. «Если мне чуть-чуть грустно, — думала она, — то это из-за того, что я соскучилась по взрослому собеседнику. Экономка не в счет, она интересуется лишь моим аппетитом и спрашивает, как заживают мои синяки и ссадины».
В студии ее встретил пустой взгляд нестерпимо чистого холста, натянутого на мольберт еще вчера. Она так же тускло посмотрела на него, безуспешно силясь представить себе портрет, над которым работала, но мозг не повиновался. Действительно ли Кэмерон предостерег ее тогда, или это была обычная реакция здорового и свободного мужчины на привлекательную и доступную женщину? Кстати, а доступна ли она? Конечно, он вправе так думать — на горе Ящерицы образ Джерри не защитил Ром.
Пока руки автоматически выдавливали сочные краски на палитру, в голове у нее происходил странный диалог. С одной стороны, она влюблена в Джерри, ведь так? Если нет, то, значит, она долго и серьезно обманывала себя, иначе не убивалась бы, узнав о существовании Дорис. С другой стороны, плоть есть плоть, тут ничего не поделаешь; нужно быть ледышкой, чтобы не обратить внимания на такого мужчину, как Кэмерон Синклер, а, надо признать, она совершенно нормальная молодая женщина, физически здоровая и полностью созревшая для любовной страсти.
Нетронутый холст вновь гипнотизировал ее своим пустым взглядом, и тут ей наконец явился образ. Она налила в небольшую баночку скипидара, обмакнула кисть, затем погрузила сперва в небесно-голубую, потом в темно-коричневую краску и быстро, вдохновенно, с уверенностью мастера принялась за дело.
Но хватило ее ненадолго. Не прошло и часа, как она тихо выругалась, рывком задернула холст занавеской и выбежала из студии, хлопнув дверью. Вымывшись, она взяла было научно-фантастический роман и долго смотрела в книгу, не понимая ни слова, пока наконец не уснула.
Кэмерон все еще не вернулся домой.
К концу недели работа над портретом Томаса существенно продвинулась. Ром решила изобразить его на берегу озера неподалеку от того места, где они ловили раков, так, чтобы захватить на заднем плане край Каменной горы. Мальчуган самозабвенно орудовал бамбуковой удочкой дяди Кэмерона, а Ром внимательно следила за сменой выражений его смуглого, с острыми чертами лица, когда он ловко прицеплял к крючку легкокрылого трепещущего жучка и со свистом закидывал леску в воду.
Когда Ром и Томас вернулись с сеанса, их еще с порога встретил запах готовящегося цыпленка-табака. Было всего около часа дня, а стол был накрыт не на пятерых, как обычно, а на шестерых. Нора улыбнулась им как-то странно и доложила, что Кэмерон совсем недавно вернулся из аэропорта вместе с Мэдлин Кинг.
Ром уже привыкла наскоро, не переодеваясь, перекусывать на кухне в компании мальчиков, вот и на этот раз решила не делать исключения и вышла к столу в желтых джинсах и ярко-голубой блузе с рекламой автомобилей. В результате на протяжении всего праздничного застолья ей пришлось ловить на себе неодобрительные взгляды мисс Кинг.
Тетушка мальчуганов была из тех женщин, которые Ром больше всего не нравились. Как она ни избегала обобщений, сказывался присущий портретисту аналитический склад ума, и ей сразу же стало ясно: мисс Кинг красива лишь на беглый взгляд — без внутренней изюминки, без шарма. Небольшие невыразительные глаза, мелкие невыразительные черты лица и мелочный невыразительный характер. Правда, у нее изящные манеры, воспитание; но каким все-таки занудством веет от этой насквозь стереотипной дамочки из высшего света! А как красноречиво подрагивают крылья чувствительного аристократического носика!
Ром не без некоторого злорадства похвалила себя за то, что не переоделась, и с удовольствием занялась десертом. Она безжалостно отметила, что светская беседа мисс Кинг столь же пуста и невыразительна, как и она сама. Даже мальчики сникли и притихли под критическими взглядами тети. Ром воспользовалась этим, чтобы еще больше расположить их к себе, и после ленча пригласила их в студию.
Кэмерон сказал, что пойдет за Фостером, откланялся и вышел. За ним к двери устремились мальчики, а за ними и Ром, но тут мисс Кинг окликнула ее.
— Я попросила Фостера перенести вашу кровать обратно к вам в студию. Нора поможет вам, мисс Кэрис, забрать свои вещи из моей спальни. Я бы с удовольствием поселилась в комнате поменьше, той, что рядом со спальней мистера Синклера, но там всего один шкаф, да и то очень маленький. — Она изящной ручкой оправила безукоризненно невыразительное серое платье — разумеется, индивидуального покроя — и, выгнув дугой тонкую бровь, насмешливо окинула цветастый ее наряд. — Терпеть не могу, когда костюмы мнутся, — сказала она извиняющимся тоном.
«Интересно, — с изумлением подумала Ром, — знают ли Нора и Кэмерон о притязаниях мисс Кинг? Очевидно, вместительному шкафу Кэмерон не соперник».
В студии, которая теперь стала и спальней, Ром усадила ребят рисовать карандашом и поставила начатый портрет на мольберт. Стараясь не поддаваться ощущению какой-то потерянности, она прошла в другой угол, устроилась в уютном кресле и стала оценивать работу.
Остаток дня прошел довольно спокойно. Где-то через час мальчики утомились сидеть и улизнули на поиски чего-нибудь позанимательней. Ром сходила в свою бывшую комнату и быстро собрала свои скромные пожитки. Работала она, как правило, в диком беспорядке, но в быту была аккуратисткой. «Любопытно, как теперь уживутся эти привычки на таком тесном пятачке?» — подумала она.
Переставив в студии все заново, Ром с новым рвением взялась за неоконченную картину. Но то и дело взгляд ее останавливался на стоящем в углу закрытом холсте; она корпела над ним допоздна уже несколько дней и чувствовала, что из него выйдет один из самых завораживающих ее портретов. Как жаль, что рано или поздно придется его уничтожить: ну как объяснить, почему у нее оказался портрет Кэмерона Синклера и чьей он кисти? Кто же поверит, когда она начнет объяснять, что это лишь одна из форм ее самовыражения, а потом поди растолкуй, для чего вообще такое самовыражение нужно.
На обеде всем было так же неловко, как и на ленче. Мэдлин искусно направляла разговор исключительно на тех, кого знали лишь Кэмерон и она сама. Мальчикам удалось поесть пораньше на кухне, и Ром подумала, что в следующий раз она присоединится к ним.
Смакуя последний кусочек нежной и сочной телятины, она вынуждена была слушать, как Мэдлин жеманным своим голосом рассказывает Кэмерону об общих знакомых, путешествовавших по островам Додеканес.
— Они и меня приглашали с собой, но я-то знала, что тебе потребуется моя помощь здесь. — Она искоса посмотрела на Ром сквозь рыжеватые ресницы. — Разумеется, я не могла позволить себе такую роскошь, взвалив на тебя заботы о гостье… хотя мисс Кэрис не совсем гостья, скорее наемный работник, но все равно…
Кэмерон пробормотал в ответ что-то невнятное. «Интересно, кажется ли ему этот тонкий поставленный голосок таким же заунывным, каким кажется мне? — подумала Ром. — В этой леди столько же прелести, сколько в чуть теплом чае. Кэмерон просто святой, никоим образом не выказывает свою скуку. Хотя кто знает, возможно, ему и не скучно. Скорее всего, его родословная мало чем отличается от Уоллингфордов, пусть даже это не бросается в глаза», — с ожесточением добавила про себя Ром.
Заунывный голосок продолжал:
— Тэйлор написал мне, что вторую половину месяца они проведут в порту Мандраки и, если мои планы изменятся, они будут рады меня видеть. Конечно, я могла бы вылететь туда, но… — Она пожала узкими плечами и выжидательно воззрилась на Кэмерона, надеясь услышать возражения. Но тот промолчал. Тогда она с холодной учтивостью обратилась к Ром:
— Честно говоря, средиземноморский климат противопоказан моей чувствительной коже. — Она изящно приложила к губам салфетку. — Вы были на островах Додеканес, мисс Кэрис? Насколько я понимаю, для художников и представителей подобных профессий попасть на какой-нибудь остров в Средиземноморье — предел мечтаний.
Ром не переваривала таких снисходительно-поверхностных суждений, чаша ее терпения наконец переполнилась.
— Да, конечно, мы там бывали. — Она мило улыбнулась. — Мой отец создал на Линдосе несколько своих лучших произведений. Но, разумеется, мы жили там тогда, когда Додеканес находились в Эгейском море.
Кэмерон кашлянул и потянулся за бокалом с вином. Ром закрыла глаза, поражаясь, как это она позволила себе зайти так далеко. А ей-то казалось, что она давным-давно рассталась с мелким самолюбием, еще в ту пору, когда примеряла свой первый лифчик.
Да, ей определенно не придется страдать от язвенного кровотечения, удела людей терпеливых. Но лучше бы она сдержалась. В ней борется кровь Уоллингфордов и Кэрисов. Отец воспитывал ее в презрении к тем, кто слишком уж дорожит своим положением в обществе, он не простил Уоллингфордам, что те пожертвовали ради этого счастьем своей собственной дочери; к такому же разряду людей Ром тотчас же и безоговорочно причислила и Мэдлин Кинг.
Ну ладно, завтра она извинится. В конце концов, долой снобизм: пускай Мэдлин не слишком сильна в географии — невелика беда, особенно если вспомнить ее собственное невежество в математике. Многие годы она страдала и плакала, не в силах одолеть что-либо посерьезней сложения и вычитания. Реджи счел это проявлением художественной натуры и не возражал, когда она отказалась от занятий математикой.
Прошла неделя.
После утреннего сеанса Ром скинула с себя запятнанный, пропахший краской рабочий костюм, второпях приняла душ, оделась в свой любимый домашний наряд и, как обычно, отправилась выпить бокал хереса. Еще не дойдя до гостиной, она услышала, как Мэдлин гнусавым своим голоском упрашивает Кэмерона поехать с ней завтра на какой-то коктейль. Ром задержалась в нерешительности. Или она появится в самый разгар семейного спора, или будет торчать здесь, пока они до чего-то не договорятся, или, наконец, придется обойтись без хереса. Подслушивать ей не хотелось.
— Давай пока оставим этот разговор, хорошо, Мэдди? — Голос Кэмерона звучал устало и недовольно. Видимо, невестка не нашла ничего умнее, как приставать к нему, не дав отдышаться после работы на конюшне.
Когда Ром вошла, Кэмерон был мрачен и хмур.
— Кстати, — тотчас же предложил он, увидев ее, — а почему бы тебе не прихватить с собой Ром? А я останусь, завтра вечером мне должны звонить.
Как всегда унылая, чопорная, Мэдлин, несмотря на всю свою вышколенность, не могла скрыть разочарования. Кэмерон подал Ром бокал с сухим хересом, и она направилась к своему излюбленному креслу, поражаясь, насколько все-таки эта Мэдлин несносна. Сама она с ранних лет могла интуитивно догадываться, когда можно говорить, а когда лучше помолчать. Живя с отцом, она твердо усвоила: ничего не добьешься от человека, если он устал и раздражен.
— Но я серьезно полагаю, что тебе следовало бы поехать, Кэмерон, — откровенно наседала на него Мэдлин. — У них прекрасные связи, а в твоем положении нельзя упускать такую возможность. Мужа Гретхен ван дер Хеффен недавно избрали председателем правления, ты же знаешь.
Ром сидела в сторонке и, удобно устроившись в кресле, потягивала вино, но от нее не ускользнуло, как выразительно Кэмерон хмыкнул. Стараясь не слушать беспрерывного зудения Мэдлин, она все-таки со вниманием улавливала все, что касалось Кэмерона Синклера, — ведь ей не было ничего известно о его занятиях. Вряд ли он относится к тем, кто стрижет купоны, от корки до корки изучая «Уолл-стрит джорнэл», — это как-то не вяжется с сенокосными его трудами и чисткой конюшни. С другой стороны, хотя Дорис и говорила, что Синклеры живут на ферме, но пока что Ром не заметила никаких посевов, не считая садового гороха, широколистного салата и голубики.
Ее взгляд блуждал по комнате, обставленной, как и весь дом, с изысканностью и шиком. Здесь было несколько стоящих картин, хотя не все из них пришлись ей по вкусу. Ковры поражали великолепием. Ром многое перевидала в домах своих клиентов и научилась определять ценность вещей. Так или иначе, но вся эта роскошь указывает на то, что вряд ли ее владелец постоянно ездит в обшарпанном пикапе, носит потрепанные джинсы и стоптанные ботинки.
Кэмерон ушел принять душ и переодеться к обеду. Ром очнулась от своих размышлений и хотела было спросить Мэдлин, кто победил в их споре. Но Мэдлин встала и, не взглянув в ее сторону, направилась к двери. «Ну что же, я тебя прощаю, Мэдлин, — прошептала Ром вслед удалявшейся прямой спине. — Вот же сколь незаметной может стать рыжеволосая женщина в малиновом костюме!»
За обедом Кэмерон выглядел усталым и озабоченным, но даже и сейчас он притягивал женские взгляды как магнит! Матросские брюки клеш и шелковая рубашка в тон очень шли ему, но Ром упорно пыталась не смотреть на него.
После обеда все трое вышли на балкон пить кофе. Мэдлин распорядилась, чтобы его подали в чашках из тяжелого георгианского сервиза. Ром дала волю своим мыслям, лишь изредка вступая в бессвязный разговор. Кому принадлежит эта земля: Кэмерону или его брату? Или Кэмерон ведет дела? В таком случае почему для него важны связи с ван дер Хеффенами? Какой возможности он не должен упускать? Из писклявого монолога Мэдлин Ром уловила, что эти самые ван дер Хеффены — банкиры. Значит, если Кэмерону необходимо нанести визит банкирам и добиться их расположения, эта гористая земля, скорей всего, заложена-перезаложена.
С другой стороны, хоть один из Синклеров должен быть довольно состоятельным, если заказывает три дорогостоящих портрета и отправляется на весь летний сезон в Норвегию. А впрочем, ей-то какое дело? В том, что касалось финансов, Ром вообще интересовало только главное: была бы крыша над головой, достаточно еды, место для работы да деньги на покупку необходимого; это ее полностью устраивало. Она, конечно, не откажется от выгодного заказа, но тут вопрос скорее престижа, а не сребролюбия. Единственное, на что она с удовольствием тратила лишние деньги, так это на экзотическую, яркую одежду. Вполне объяснимая страсть, если учесть, что ей надо заботиться о рекламе: у художника должен быть свой имидж.
Ром уже давно не оглядывалась на моду и на то, что принято. Да, еще будучи подростком, она стала одеваться по-своему, чем весьма раздражала своих старомодных бабушку и дедушку. С тех пор ее стиль в одежде не менялся, она сохраняла верность неожиданным цветовым сочетаниям. Цвет и фактура вдохновляли ее и как женщину, и как художника. А если люди типа Мэдлин Кинг вздрагивают при виде огненных волос, развевающихся над оранжевыми, красными, розовыми и пурпурными ее нарядами, — тем лучше!
Было уже почти десять вечера, когда, к нескрываемой радости Мэдлин, Ром встала из-за стола, пожелала спокойной ночи и пошла к себе. Слава Богу, хоть в этой угловой комнате спального крыла она никому не помешает, даже если соберется работать до поздней ночи. Ром разделась, накинула рабочий халат, отодвинула занавеску с портрета Кэмерона и некоторое время смотрела на него. Потом, смешав каплю кобальта с белой краской, нанесла еле заметный мазок на горделивый изгиб носа, чтобы увеличить ощущение ослепительно яркого солнца, застывшего в зените над его непокрытой головой.
Ром отступила назад и поразилась: жизненная сила Кэмерона, его притягательная уверенность в себе столь ощутимо исходили от полотна, властно окутывая ее, что пульс вдруг участился, и она поймала себя на том, что подсознательно сопротивляется его чарам. Что же в нем так безраздельно притягивает ее? В ее окружении красивых мужчин хватало, и, несмотря на скромность, она понимала, что при желании покорила бы почти любого. Но им всегда чего-то недоставало — самодостаточности, что ли? У Реджи ее тоже не было. Потому-то он и крутил роман за романом, всегда с женщинами помоложе, будто бы опасался: остановись — и окажется, что ты всего лишь ординарный пожилой вдовец, хоть и с талантом выше среднего.
Не хотела бы она себе такой же судьбы. Ни одному из мужчин не сбить ее с пути, даже Кэмерону. Хотя если начистоту, то приходится признать, с Кэмероном игра довольно опасна. Что-то между ними определенно происходило, какая-то искра проскочила, заставив ее позабыть все на свете, включая даже Джерри. Вот это ловушка! Если Кэмерон обрел власть над ее физическими желаниями, ее мыслями и душой, то не слишком ли опасно это чувство, не любовь ли это?
Ну, нет, разумеется, нет. Он не скрывал, что хочет уложить ее в постель, и чему тут удивляться, жизненный опыт научил ее, что люди его положения считают художников всего лишь игрушкой. Очень многие из ее предшественников проторили дорожку к так называемой свободной любви и стали скандально известны своими похождениями. И хотя сейчас свобода нравов проникла почти во все слои общества, на живописцах — да и вообще на всех представителях творческой профессии — осталось пятно распутства.
Ром в задумчивости нахмурилась, прополоскала кисть в скипидаре и снова закрыла портрет Кэмерона. Один раз она оставила картину незакрытой, и с кровати ей видны были очертания его лица; какая-то сила заставила ее встать и повернуть полотно к стене. Она явно превзошла самое себя: ей удалось мастерски передать красноречивый зов блестящих светло-карих глаз, гордую посадку головы, очертания чувственных губ…
Ром прошла к балкону, чтобы отдернуть тонкие льняные занавески, как вдруг кто-то постучал в стекло. Она испуганно отступила и затаила дыхание. Балконные двери бесшумно раздвинулись, и вошел Кэмерон.
— Что вы здесь делаете? — В ней поднялись гнев, негодование и в то же время какое-то волнующее, почти радостное смятение. Она даже позабыла, что стоит в одном лишь коротком незастегнутом халатике поверх нижнего белья.
— Извините, я не хотел вас напугать, — тихо сказал Кэмерон. От его низкого голоса у нее по спине побежали мурашки. — Я докуривал последнюю сигару — и вдруг смотрю: у вас горит свет. Вот и решил зайти узнать, как продвигается работа.
Ром нервно сглотнула и искоса поглядела на закрытый мольберт с портретом.
— Честно говоря, я не люблю показывать незавершенные картины. Непрофессионалу трудно разобраться в рабочих заготовках.
— Ребята говорят, что вы рисуете какие-то пейзажи. Из них есть уже законченные?
— Кое-какие да. Но еще не в рамах и не отделаны. — Тут она наконец запахнула цветастый халатик, придерживая полы руками.
Кэмерон нетерпеливо зашагал по комнате, по-кошачьи неслышно и упруго, наполняя все вокруг своей энергией; тронул этюдник, банку с кистями, помял в руках один из тюбиков с краской.
— Окажите доверие моему воображению, Ром, — со вздохом сказал он. — Я знаю, что художнику хочется представить картину на суд невежественного обывателя во всем блеске, но ведь это заказ, и я в некоторой степени обязан следить за процессом.
— Я покажу вам портреты, как только сочту их готовыми. Что же касается пейзажей, то они принадлежат мне и не имеют отношения к договору.
Только что он стоял в другом конце комнаты — и вмиг очутился перед ней, да так близко, что тонкий запах его свежевыбритого лица и чистого мужского тела защекотал ей ноздри, отозвавшись в мозгу неистовыми сигналами тревоги.
— Ром, каков же договор? Разве мы его обсуждали? А это касается нашего договора? — Он накрыл широкими ладонями кулачки, сжимавшие полы халатика. Она попятилась. Он расхохотался.
— Послушайте, Кэмерон, вы знаете, что… — Больше она ничего не успела сказать. Он обвил ее руками, притянул к себе и замкнул ее уста поцелуем.
Ладони его словно бы исследовали ее тело, неторопливо, методично, не пытаясь сломить запоздалое сопротивление. Его влажный и сильный рот осторожно, но не ослабляя давления ласкал края ее губ, а руки так же нежно гладили спину через полотняный халатик. Не отдавая себе отчета, она сравнивала его тело со своим: красивые мускулы почти скрадывают высокий рост, колени на уровне ее бедер, таз тоже намного выше, чем у нее, и сам он весь крупнее.
Его руки заскользили вниз по ее спине и обхватили крепкие прохладные ягодицы; у нее
заныло под ложечкой от растущего щемящего напряжения и в то же время по всему телу разлилось сладостное тепло истомы. Он крепко прижал ее к своей твердой, как скала, груди. Только дай он волю своим чувствам — на ее нежном теле живого места не останется. Но пока он держит ее легко и нежно. У нее промелькнула спасительная мысль, что удастся, возможно, выскользнуть. Но когда он стал постепенно углублять поцелуй, было уже слишком поздно.
В поцелуе отдавалось все страстное нетерпение мужского тела, неумолимо нависало оно над ней, плавно покачиваясь в танце вожделения. Наконец он отнял губы и вскинул голову, а она все еще жаждала поцелуев. Он чуть отодвинул ее от себя и, улыбаясь, принялся любоваться спелой прелестью ее фигуры. Его руки скинули с ее плеч легкий халатик и спустили бретельки лифчика. Узкая полоска белого сатина слетела на пол.
Он не трогал ее, просто сузившимися до искристых темных щелочек глазами осматривал — словно ресницами ласкал в ответ на легкую ласку завитков ее волос — ее длинную шею, затем ямочки у ключицы, благоговея перед золотистой бархатной кожей и нежными полушариями бледного золота. Его взгляд задержался на розовых конусах, увенчанных чудесными крохотными коронами. Потом его пытливый взор скользнул дальше, по плоскому животу, запнулся о резинку скромных белых трусиков…
— Кэм… — начала было она, задыхаясь от волнения, но он приложил указательный палец к ее губам и продолжал свой увлекательный путь по линиям ее тела.
— Придется их снять, — пробормотал он, кивнув на белые трусики. — Признаться, контраст весьма соблазнительный: все равно что под дерюгой пилигрима обнаружить голливудскую звезду.
Ром вся сжалась. Ее вдруг насторожил какой-то необычный тон в его голосе. Что в нем — страсть? Ночная расслабленность? Или… неужели просто насмешка?
— Что за игру вы ведете, Кэмерон? А это эротическое созерцание… что за извращение?
Он рассмеялся от души, хотя в смехе его слышались усталость и еще что-то необъяснимое.
— Эротическое созерцание, извращение? Нет, моя радость, просто топографическое исследование, вот и все. Помните, я сказал вам: у нас все лето впереди. Если что, я дам вам время привыкнуть к этой мысли. Ведь так или иначе мы оба знаем, чем дело кончится: или вы окажетесь в моей постели, или я в вашей.
На Ром нахлынула волна гнева и разочарования, она резко отпрянула, схватила с пола халатик и стала торопливо одеваться.
— Но я же вам сказала: вы мне безразличны! Как мне убедить вас в этом?
Кэмерон насмешливо поднял бровь.
— Просто продолжайте в том же духе, моя радость. Я не стану жаловаться. С того самого дня, как вы разделись, устроившись на берегу моего ручья, я искал случая рассмотреть вас поближе. К сожалению, после такого дня, как этот, — не говоря о проигранном споре с невесткой, — я не в лучшей форме. Удовлетворимся пока достигнутым.
— Очевидно, при виде женщины вы ни о чем не в состоянии думать, кроме как о сексе? А вам не приходило в вашу дурацкую голову, что у нее могут быть свои соображения насчет того, зачем, когда и с кем ей переспать, нет?
— Прекратите, моя радость. Я же вам сказал: я только что вынес три раунда перебранки с Мэдди. Прискорбно было бы уснуть сразу же, как только я вас уложу.
— Тогда не теряйте времени и отправляйтесь спать! — выкрикнула Ром, изо всех сил стараясь не любоваться широкими плечами и тонким станом, усталой осанкой этого тела, которое словно только что держало земной шар на плечах. — Могу повторить: вы мне без-раз-лич-ны. У меня есть кому отдавать свою любовь, так что не смею вас долее задерживать. Сон и отдых прежде всего.
Два часа спустя она все еще лежала без сна. Собраться, что ли, и укатить отсюда прямо сейчас, пока весь этот абсурд не вышел из-под контроля? Раньше ей не доводилось нарываться на подобные заказы и никогда соблазн не был так силен, хотя и приходилось порой охлаждать пыл некоторых представителей мужского пола и семьях клиентов. Но здесь все иначе, сейчас ее именно искушают, ей грозит опасность позабыть все уроки прошлого. Черт побери, она стала копией отца: бросает старых фаворитов и гонится за новыми.
Нет, ее отношения с Джерри не зашли так далеко, а отношения с Кэмероном никогда не зайдут дальше, пока она держит себя в руках.
Она потушила свет, сняла халатик и забралась в постель в чем была. На мольберт упал лунный свет, и она засмотрелась на слабое свечение прикрытого холста, потом прошептала проклятия — Кэмерону, Реджи, мужчинам вообще и предательскому зову, повелевавшему ей забыться и повиноваться своим инстинктам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лики любви - Браунинг Дикси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Лики любви - Браунинг Дикси



Обычный роман я даже целиком не смогла его прочитать. Вот такие фразы:"Ром, ты сошла с умаrnоттого, что призналась мнеrnпервая? И плачешь оттого, чтоrnсошла с ума?" просто выводят меня, а их здесь не мало. На 7 балов роман.
Лики любви - Браунинг ДиксиПросто я
17.08.2012, 9.26





Понравилось. Красивая эротика и немного психологии.
Лики любви - Браунинг ДиксиStefa
31.12.2013, 12.17





Главная героиня этого гм... произведения, тупая, избалованная, инфантильная ломака. Главный герой никакой вообще. Чудовищный перевод. Сама история тянет, дай Бог, если на 3 балла. Не тратьте время!
Лики любви - Браунинг ДиксиТатьяна
8.02.2014, 2.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100