Читать онлайн Ее пятый муж?, автора - Браунинг Дикси, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ее пятый муж? - Браунинг Дикси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ее пятый муж? - Браунинг Дикси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ее пятый муж? - Браунинг Дикси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Дикси

Ее пятый муж?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Они молчали, пока Джейк не остановил машину перед ее домом.
— Саша, вы уверены, что хотите этого?
— Я бы не предложила, будь у меня хотя бы малейшее сомнение. Если мы внесем ее колыбельку и все остальное, у нас прекрасно получится, правда, лапочка? — Отстегнув ремень, она повернулась и посмотрела на заднее сиденье. — Господи, она зевает совсем, как птенчик!
Пока Джейк разгружал машину, Саша успела перецеловать все крохотные пальчики на обеих ножках младенца.
— Покажите, куда отнести вещи. Если понадобится что-нибудь еще, я привезу это завтра утром.
Завтра. Рано или поздно он приедет и заберет ребенка. Но когда? После того как покончит с делом Джемисона или завершит ремонт? По ком она будет больше скучать — по Джейку или его внучке?
Даже царь Соломон не смог бы ответить на этот вопрос, грустно подумала Саша.
— Вы уверены, что справитесь? — спросил Джейк, вынимая ребенка из машины.
Она распахнула перед ним дверь.
— Не споткнитесь.
Джейк одарил ее выразительным взглядом и, поставив колыбельку на кофейный столик, повернулся к ней. Саша замерла, всем своим существом потянувшись к нему, как подсолнух к солнцу.
О господи! Как мало ей надо, чтобы вообразить счастливый конец, которого никогда не будет!
— Саша? — тихо произнес Джейк. Внезапно на-. ступившую тишину нарушало лишь тиканье часов.
— Ммм?
Он привлек ее к себе. Уткнувшись лицом в теплую мускулистую грудь, она вдохнула запах его тела.
— Честно предупреждаю. Я собираюсь поцеловать вас, — спокойно объявил Джейк.
Голосом, который был выше ее обычного по меньшей мере на октаву, она сказала:
— Ну-ка, посмейте только!
Джейк подавил недоверчивый смешок. Саша подняла голову, и надежды на спасение моментально улетучились.
Влажные и удивительно мягкие губы Джейка приникли к ее губам. Очарованная их нежностью, Саша почувствовала, как загоревшаяся кровь, словно расплавленная лава, потекла по жилам.
Вцепившись в рубашку Джейка, она поднялась на цыпочки. Шестисантиметровые подошвы сандалий помогли ей преодолеть разницу в росте.
И затем он принялся оглаживать ее спину от плеча до талии… и ниже. Когда, подхватив Сашу за бедра, Джейк прижал ее к своему напрягшемуся телу, ей захотелось сорвать мешавшую им одежду.
Его язык не был агрессивен; она ощущала таившийся в нем соблазн и чувственное нетерпение.
Они вели себя так, словно в ближайшем будущем у них не было ничего, кроме желания понять, что происходит между ними.
Бум-бум! Бум-бум! Удары сердца напоминают ей стук барабанов в джунглях в старых фильмах о Тарзане. Или это бьется сердце Джейка? Воздух пронизан электричеством, она чувствует его всем телом.
Саша потерлась щекой о рубашку Джейка. Пожалуйста, не отпускай меня, безмолвно взмолилась она. Просто останься здесь, вот так, на несколько лет. Или, еще лучше, давай поднимемся в спальню, где стоит большая кровать, и…
Едва слышное кряхтенье заставило ее затаить дыхание.
— Персик! — выдохнула Саша, отстраняясь от Джейка. Она едва не забыла о своей маленькой гостье!
— Подождите минутку, я поставлю ее колыбель, — спокойно сказал Джейк. — Куда отнести ее?
— Наверх, я думаю. В мою спальню.
Саша держала младенца на руках, пока Джейк устанавливал плетеную колыбель на стол, с которого ему пришлось убрать разные вещи, включая фотографии ее семьи.
— Простыни нужны?
— Посмотрите внизу, в бельевом шкафу. Наволочка прекрасно подойдет. Потом я распакую вещи и выстираю ее постельное белье.
— Внизу, — пробормотал Джейк, не двигаясь с места.
Неужели ему тоже трудно сосредоточиться?
Поделом ему за то, что он открыл дверь, которая, как думала Саша, закрылась для нее навсегда.
— Может быть, принести из гостиной кресло-качалку?
Джейк надел на матрасик наволочку.
— Вы верите в укачивание младенцев?
Саша посмотрела на него так, будто он лишился рассудка.
— Для чего же, по-вашему, были изобретены эти вещи?
— Я помню, что когда-то мы обсуждали это, но, прежде чем пришли к решению, Тимми подрос, и его не нужно было укачивать, — для сильного сексуального мужчины, который может добиться своего в любой ситуации, Джейк явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Кресло из гостиной? переспросил он.
— Да, — тихо подтвердила Саша.
— Я принесу оставшиеся вещи, а потом мне надо возвратиться в Мантео, — ни одного слова о поцелуе или о том, как долго она сможет заботиться о его ребенке.
Джейк внес комод с тремя ящиками и несколько пакетов. Стоя у кровати, он посмотрел на внучку.
— Вы думаете, она понимает, где находится?
Саша подошла и встала рядом.
— Конечно! Она различает цвета, хотя не видит деталей. Я уверена, что она может чувствовать окружающую среду.
Джейк засунул руки в карманы джинсов.
— Окружающую среду, гм-м-м? — Он взглянул на розовый китайский коврик, приобретенный в антикварном магазине, на обои цвета слоновой кости и обитый зеленым бархатом диванчик.
Большая часть обстановки состояла из предметов, не понадобившихся ее клиентам, или была куплена на распродажах. Сашу совершенно не беспокоила разномастность мебели.
Сдерживая улыбку, Саша сказала:
— Знаете, я думаю, что она намного разумнее, чем обычные младенцы ее возраста. — Смело взяв Джейка под руку, она разглядывала девочку, зная, что отныне ей постоянно будут мерещиться мужские туфли сорок шестого размера на розовом коврике возле ее кровати.
Черт подери, несмотря на все ее добрые намерения, она снова попала впросак, и теперь, заполучив няньку, Джейк может спокойно заниматься своими делами.
Однако надо отдать ему должное: она уверена, что это произошло не преднамеренно. Джейк был потрясен звонком Тимми. То, что случилось потом, просто случилось.
— Я знаю, что у вас много дел, — пробормотала Саша, надеясь услышать, что ему некуда спешить.
Джейк кивнул, но не сдвинулся с места.
Она постаралась запечатлеть в памяти, как он стоит посередине ее спальни, чтобы утешаться этим воспоминанием, когда Джейк уйдет из ее жизни, хотя, вероятно, это не самая удачная мысль.
Пытаясь найти безопасную тему, чтобы отвлечься от искушения, Саша сказала:
— Мне кажется, что мадам Джемисон — не единственная ваша клиентка. — По словам мисс Марты, им не хватает служащих. Поэтому, пожаловалась она, Джейку пришлось самому заняться расследованием.
Это означает, что он слишком занят, чтобы заботиться о внучке и тем более вступить в связь. И хотя она чувствует к нему сильное влечение один только поцелуй едва не свел ее с ума, — у Джейка нет времени, чтобы развить слабый интерес, который он, возможно, испытывает к ней.
Как постелила, так и поспишь, сказала бы Файлин. Так и будет. Еще одна работающая мать.
Или работающая бабушка? Кем бы она ни была, она справится.
Младенец неуверенно захныкал и расплакался.
Оттолкнув Джейка плечом, Саша сказала:
— Иди к маме, сладенькая. Ну, ну, успокойся.
Все будет хорошо, вот увидишь. — Повернувшись к Джейку, она спросила:
— Куда вы поставили ее бутылочки?
— Иди к маме?
Поддерживая головку ребенка, Саша сказала:
— Тише, не смущайте ее.
— Себя не смущайте. И осторожнее, пожалуйста. Эти безумные туфли… — Джейк хмуро посмотрел на ее ноги.
Саша почувствовала себя уязвленной.
— Разве вы не понимаете, что я знаю этого ребенка ровно столько, сколько вы? Мое имя стоит в документах об удочерении, и поэтому я имею личный интерес. Кроме того, я опытнее вас, — прижимая к себе девочку, заявила она, сердито глядя на Джейка.
— Почему это вы опытнее? У вас был ребенок?
— Сестры-близнецы и брат. Я вам рассказывала о них, помните? Главная нянька и мойщица бутылочек. А в следующем месяце я улетаю в Оклахому, чтобы стать крестной матерью первому ребенку моей лучшей подруги.
Интересно, существуют ли крестные бабушки?
— Что вы собираетесь делать с ней? Я имею в виду мою внучку.
— Сейчас? Вот что я вам скажу. Идите вниз и посидите в гостиной. Я дам вам подержать ее, пока буду приготавливать рожок.
В холодильнике Саша обнаружила кастрюлю с мексиканской едой. Должно быть, Файлин принесла ее от Марти, так что об ужине можно не беспокоиться.
Когда она вышла из кухни, держа в руке бутылочку с детским питанием, Джейк сидел, откинувшись в кресле. Персик, удобно распластавшись на его груди, сосредоточенно сосала кулачок.
— Кажется, она спит. Я боюсь пошевелиться.
Вдруг она заплачет?
Еще одно воспоминание для ее альбома воспоминаний. Суровый охранник в потертых джинсах и выцветшей черной футболке бережно прикрывает большой рукой тельце младенца.
— Многое изменилось с тех пор, как я помогала маме с грудными детьми, — призналась Саша, беря девочку. — В то время мы пользовались настоящими пеленками, теми, которые стирают и снова используют. У нас не было сушилки, поэтому в дождливую погоду пеленки висели по всему дому. Мы не могли позволить себе покупать одноразовые.
Как будто ему нужно знать это!
— Не рассчитывайте, что вы сможете сконцентрироваться на работе до тех пор, пока она не пойдет в детский сад.
Интересно, сколько лет было Тимми, когда умерла его мать? Держа младенца на руках, Саша опустилась на диван и коснулась соской крошечных губок. Когда маленькая Тьюздей Смит начала сосать, Саша с трудом сдержала слезы.
Джейк явно не собирался уходить. Вероятно, ей следует напомнить ему о работе. Вместо того чтобы заняться делом, он нянчит няньку.
Поцелует ли он ее еще раз? Сможет ли она жить, если он не сделает этого?
Вот и говорите о пользе воздержания.
Джейк сидел, сложив руки на груди и вытянув длинные ноги. Его глаза были полузакрыты. Он выглядел усталым и красивым — так как выглядят некоторые мужчины, чья привлекательность не обусловлена правильными чертами лица.
Саша вспомнила всех не отличавшихся красотой кинозвезд, в которых она влюблялась, — Роберт Митчум и Джеймс Кобурн, Чарльз Бронсон и Стив Маккуин. Все дело в химии, которую, как неуловимый аромат духов, невозможно описать.
Женщина или реагирует на нее, или остается равнодушной.
Ничто в мужчине, который сидит перед ней, не оставляет ее равнодушной. Рано или поздно с этим придется что-то делать.
— В какие цвета вы красите дом? — спросила она, чтобы проверить, не заснул ли он.
— Гм? — Джейк моргнул и, прищурившись, посмотрел на часы. — В белый.
— Я имею в виду жилую сторону. — Для охранной фирмы она могла бы предложить что-нибудь более ободряющее, надежное и мужественное возможно, рыжевато-желтый цвет с темно-синими и зеленовато-голубыми вкраплениями.
— А что такое? — ворчливо осведомился Джейк.
По крайней мере, теперь он бодрствует.
— Какие цвета вы используете?
— Я же сказал вам — белый.
Его сильные руки все еще лежали на широкой груди, которая равномерно поднималась и опускалась Она с завистью посмотрела на них. Как бы ей хотелось покрыть собой все его тело! Последний отчаянный загул?
Неужели у тебя нет гордости? — укорила она себя.
Нет. Ни капельки.
Развалившись в кресле, которое, несмотря на необычный вид, оказалось вполне удобным, Джейк сквозь ресницы наблюдал за Сашей. Эти бедра, округлые руки, на которых так уютно покоится ребенок, груди… Вероятно, она думает, что ей нужно немного похудеть, но, на его взгляд, женщина должна быть именно такой.
Кончай, приятель. Подобные мысли довели тебя до беды в старших классах школы и закончились неприятностями для твоего сына.
Сам он женился на матери своего ребенка. Но у него такое чувство, что Тимми и Черил не следует заходить так далеко. Хотя кто знает? Жизнь есть жизнь.
Здорово! Теперь его потянуло философствовать; значит, пора уходить. За ребенка отвечает он, а не она, но ясно, что внучка — не единственная его проблема.
Саша. Давно ни одна женщина не действовала на него так, как она. Черт, он находится в полувозбужденном состоянии с тех пор, как увидел ее в шезлонге на галерее коттеджа Джемисона! Обтянутые блузкой груди, соблазнительно раздвинутые красивые ноги… Она совсем не похожа на Роузмери.
Джейк резко поднялся.
Пора в путь. Уже поздно.
Саша промолчала. Даже ради спасения жизни он не смог бы понять то, что увидел в ее глазах.
Она хочет остаться наедине с его ребенком? Или с ним? Черт, он даже не знает точно, какого цвета у нее глаза!
Персик, накормленная, вымытая и перепеленатая, снова крепко спала, когда из белого фургончика, остановившегося перед домом, вышли две женщины. По телефону Саша рассказала Марти о ребенке и последних событиях.
— Шшш, тише! Я только что уложила ее, — прошептала она вместо приветствия.
— Мне просто не верится, что у тебя младенец! пискнула Марти. — Я непременно должна увидеть ее. Вот Дейзи удивится!
На цыпочках они поднялись в спальню.
— Ой, какая она маленькая! — прошептала Марти.
— Ну, на этот раз ты влипла, — сказала Файлин, но в ее голосе не было обычной суровости.
— Пойдемте в кухню, — Саша повела их вниз; от ее хромоты не осталось и следа.
— Вижу, что тебе лучше. Я завезла тебе еду, когда ехала на почту. Хорошо, что я не положила туда ялапу. Нельзя, чтобы кормящую мать прослабило! — хихикнула Марти.
— Мы придумали, как свести Лили с этим парнем, — заявила Файлин. — В праздник он не будет работать. В понедельник в общественном центре состоится грандиозная вечеринка; приезжает школьный оркестр из Элизабет-Сити, и, будь уверена, играют они здорово.
— Я не понесу ребенка в такое скопление народа, — твердо сказала Саша.
— А кто говорит, что вы с ней пойдете туда? Лили будет помогать распределять пожертвования, а тебе нужно только заставить этого Смита отнести туда свое пожертвование.
— Я же говорила, что Джейк живет в Мантео.
— Ну и что? Приедет же он навестить ребенка? Файлин взмахнула ресницами. В их трио только она употребляла больше косметики, чем Саша.
— Если до этого он не заберет ее. Она будет у меня, пока не исчезнет запах краски и кровельщики не перестанут стучать на крыше.
— Придумай что-нибудь, — сказала Марти. — Скажи, что у нее насморк и ей нельзя вдыхать запах свежей краски, а потом попроси его отвезти что-нибудь в центр.
— Вы обе просто ужасные! Это самый неудачный замысел, какой только можно вообразить!
Марти взяла книгу, которую Саша читала за завтраком. Господи, когда только успела так странно измениться ее жизнь!
— Что ты думаешь о ее последнем романе? спросила она, указывая на книгу.
— Ты имеешь в виду слабый сюжет? Ну, ладно, возможно, Джейк оставит ее еще на несколько дней, но я не могу просить его отвозить что-либо в центр. Кстати, а что мне пожертвовать? У меня не было времени даже подумать об этом.
— Покопайся в своей рухляди, — посоветовала домработница. — У тебя целое стадо белых слонов, которых нужно изгнать отсюда, чтобы я могла спокойно делать уборку.
Саша рассмеялась. У нее была слабость к старинным вещицам: отчасти потому что у нее не было собственных фамильных реликвий, отчасти из-за того, что удачно помещенный предмет мог преобразить всю комнату.
— Ну, хорошо. Если она еще будет здесь и если Джейк согласится выполнить мое поручение, я пошлю его туда с алебастровой лампой или медным канделябром, который я никуда не могу пристроить. Он сразу положит глаз на Лили, безумно влюбится и падет к ее ногам. Вы на это надеетесь?
Марти отгрызла корочку от запеканки, которую выудила из кастрюльки, и, нахмурившись, пробормотала:
— Сыра маловато.
— В следующий раз используй сырные палочки, авторитетно заявила Файлин — самая ужасная повариха на свете.
— Понедельник — крайний срок, — предупредила Марти.
Налив три стакана сладкого чая, Саша повела их в гостиную. Если бы они остались в кухне, Марти склевала бы всю еду, которую сама принесла. Замужество, похоже, возбудило в ней еще больший аппетит.
— Положим, я устрою все это и он познакомится с Лили? И что потом? Он делает предложение, она его принимает, и еще один брак заключен?
Как глупо! Раньше у нас получалось лучше.
— Тогда у нас было больше материала, — вздохнула Марти. — Лили сильно похудела, но она все еще самая красивая женщина в городе, исключая присутствующих, конечно.
— Ну еще бы, — сухо согласилась Саша, бросив в нее свежую газету.
— Ты уже читала объявления? — поинтересовалась Марти. — Поедешь в понедельник в Норфолк? Там большая распродажа.
— Я думала, что должна сидеть с ребенком и расставлять сети вашему голубку.
— Ax, да. Почему, интересно, все назначают на один день?
— Потому что праздник, дурочка.
Они рассмеялись. Файлин вымыла несколько тарелок, стоявших в раковине, и удалилась вместе с Марти.
Саша закрыла за ними дверь и, прислонившись к косяку, представила элегантную женщину-аудитора, которую они обсуждали. Через мой труп, подумала она.
Когда Джейк ехал домой, розовая полоска на горизонте уже сливалась с быстро темнеющим небом. Он думал о внучке, сыне, деле Джемисона и сексуальной женщине, которая сводит его с ума.
Саша Лэзитер, иначе Сэлли Джун Пэрриш, и, очевидно, еще несколько имен. Что в ней настоящее?
Не все ли ему равно?
Нет. Он волнуется не за себя, а за своего ребенка. Сошел он, что ли, с ума, оставив внучку женщине, которую знает всего лишь неделю?
Беда в том, что у него такое чувство, будто он знает ее всю жизнь. И хочет узнать еще лучше.
Она не попыталась скрыть ничего из своего прошлого. Поверхностная проверка подтвердила все, о чем рассказала ему Саша, хотя он и не ожидал сюрпризов.
Сэлли Джун Пэрриш, родилась двадцать восьмого сентября тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года; была замужем за Ларри Коумзом, Барри Кэссиди, Расселлом Буном и Фрэнком Лэзитером.
Она откровенно призналась, что красит волосы, носит цветные контактные линзы, накладные ногти и ресницы. Так что же в ней настоящее?
Очевидно, не многое. Единственное, что имеет значение, — это ее сердце, характер и самокритичное чувство юмора, против которого он не может устоять.
Джейк узнал, что Саша много лет занимается благотворительной работой для женских приютов и домов престарелых. Она часто выступает перед различными женскими организациями. Одному Богу известно, чему она учит. Может быть, как наилучшим способом использовать природные данные? Или как собрать кучу разномастной мебели и ухитриться сделать так, чтобы комната выглядела уютной? Как смеяться даже тогда, когда каблук застрял в щели и ты рискуешь сломать ногу?
Но все это не объясняет, почему она так действует на него с того момента, когда он фотографировал роскошную рыжеволосую красотку, нежившуюся на солнышке в ожидании своего любовника.
Во всяком случае, так он думал в то время и даже позавидовал Джемисону. Эта леди может соблазнить любого мужчину, женатого или холостого.
Давно он не смотрел так на женщину. Ну, может, и смотрел — черт, он ведь еще далеко не на спаде! — но у него не было желания предпринимать какие-то шаги. После смерти Роузмери все его время и энергия уходили на воспитание сына, которому в то время было семь лет.
Конечно, он встречался с несколькими женщинами — ужин, кино, все в таком духе. Несколько раз он даже танцевал в одном из ночных клубов, но ни одна женщина не взволновала его. Не то чтобы они были непривлекательными; просто под ровным загаром, плотно облегающими джинсами и взлохмаченными обесцвеченными волосами все они были скроены по одному шаблону. Он не видел фильмов, о которых они болтали, не подозревал о существовании знаменитостей, вызывавших их интерес, и не смотрел телешоу, которым предпочитал реальную жизнь.
В отличие от них у Саши есть собственный стиль. Ее фигура определенно не соответствует современным стандартам. Невозможно вообразить ее в платье или деловом костюме. Начиная от умопомрачительных туфель и кончая макушкой рыжеволосой головы, она — женщина, которую все мужчины мечтают завлечь в постель.
Значит, мужчин у нее сколько поленьев в штабеле, и все ждут, когда она ответит на их звонки.
С усилием оторвавшись от эротических мечтаний, Джейк припарковал машину на заднем дворе, оставив место перед домом для автомобилей потенциальных клиентов. Приближаются выходные; похоже, дождливые, что всегда дурной знак, потому что будет множество ложных вызовов.
Люди, въезжающие в коттеджи, не утруждают себя чтением простейших инструкций.
Он вошел через черный ход и нахмурился, почувствовав запах краски. На время праздников работа прекратится. Удивительно, что они успели сделать так много. Как только все будет закончено, он проветрит комнаты и заберет внучку в ее родной дом.
А как же та женщина?
Он знает, что хочет ее. В своей постели, сейчас и в обозримом будущем или, по крайней мере, пока он не спустит пар.
Что так же бессмысленно, как все остальное в этой космической комедии под названием жизнь.
После звонка Тимми его существование, приносившее умеренное удовлетворение, иногда бывавшее довольно интересным, но в основном предсказуемым, неузнаваемо изменилось.
Он не может представить Роузмери бабушкой.
Ей было только двадцать шесть лет, когда она умерла. Она была хорошей матерью — не чрезмерно заботливой, но такой, какая нужна мальчику, особенно когда у него возник интерес к спорту.
Роузмери никогда подолгу не укачивала Тимми и не прижимала его к груди; просто это было не в ее характере.
Саша напротив…
М-да, это нечто совсем иное. Если где-нибудь есть инструкция для подобных ситуаций, ему надо срочно найти ее.
Направляясь в душ, Джейк подумал, не поехать ли ему вечером в Мадди-Лэндинг. Он сможет доехать менее чем за час, так как с наступлением темноты движение на дороге замирает. Но не слишком ли это рано?
С другой стороны, если он поработает пару часов в офисе, он сможет отправиться туда утром.
Стоя под жалящими струями душа, Джейк насвистывал. Это была не колыбельная песня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ее пятый муж? - Браунинг Дикси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Ее пятый муж? - Браунинг Дикси



Этот роман об отношениях зрелых людей.rnПовествование идет плавно, не всем понравится. Я прочла с удовольствием. Это вторая книга, первая - Отчаянная женщина-.rnЗдесь нет сладеньких героев, герои нормальные люди.
Ее пятый муж? - Браунинг Диксииришка
3.11.2013, 18.19





Супер! 10 из 10
Ее пятый муж? - Браунинг ДиксиКошечка Джози
17.01.2015, 16.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100