Читать онлайн Пора любви, автора - Браунинг Аманда, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пора любви - Браунинг Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пора любви - Браунинг Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пора любви - Браунинг Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Аманда

Пора любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Клаудия не помнила, как заснула, но разбудил ее шум льющейся в ванной воды. Какое-то время она не могла сообразить, где находится. Потом память вернулась — Тайлер, путешествие в Англию, Натали… Клаудия села в постели. Именно в этот момент в комнату вошел обнаженный до пояса Тайлер в джинсах, обтягивающих узкие бедра. Его влажные после душа волосы блестели.
Не обращая на Клаудию никакого внимания, он подошел к гардеробу и достал чистую рубашку. Клаудия не могла оторвать взгляда от его мощного торса — ни одной унции лишнего жира, — и кровь застучала у нее в висках. Она желала его с той же страстью, что и в первые дни их знакомства. Но еще больше ей хотелось, чтобы он обнял ее, приласкал и утешил. Она жаждала любви, которой он не мог ей дать, а одной страсти недостаточно. Застегнув последнюю пуговицу, Тайлер закатал рукава рубашки. Глаза Клаудии жадно следили за каждым его движением, скользя все выше, и наконец наткнулись на ироничный взгляд его синих глаз. Поняв, что выдала себя, Клаудия закусила губу от досады. Ее волнение не укрылось от его внимания.
— Проголодалась? — ухмыльнулся он.
Глаза Клаудии расширились.
— Что?
Присев на край кровати, Тайлер не торопясь натянул носки, надел туфли и бросил на нее взгляд через плечо.
— Завтракать будешь?
Он имел в виду совсем другой голод, и они оба знали об этом. Нелепо обижаться на шутку, пусть даже дурного тона, и все же Клаудия почувствовала себя задетой. Тут уж ничего не поделаешь: Тайлер имеет над ней безграничную власть, и так будет всегда. Стремясь скрыть обиду, она закинула руки за голову и запустила пальцы в свои роскошные волосы, отметив с некоторым злорадством, что Тайлер невольно перевел взгляд на ее пышную грудь, едва прикрытую шелком и кружевом.
— Пожалуй, нет. Выпью чашку кофе, и все.
Их взгляды встретились.
— Уверена, что больше ничего не хочешь? Не могу ли я предложить тебе еще что-нибудь? — настаивал Тайлер.
Принимая вызов, Клаудия улыбнулась ледяной улыбкой.
— Благодарю, но я не настолько голодна.
Тайлер встал и засунул руки в карманы джинсов. — Притупилось обоняние? Не чувствуешь вкуса? Это часто бывает результатом невоздержанности.
Клаудия среагировала на очередное оскорбление с чисто итальянской горячностью. Ее карие глаза негодующе сверкнули.
— Ты, вероятно, судишь по себе, исходишь из собственного опыта, так сказать! Помнится, у тебя всегда был отменный аппетит.
В улыбке Тайлера появилось что-то волчье.
— Верно, но однажды я случайно отравился, съел какую-то гадость, и с тех пор аппетит у меня пропал.
Зачем она позволила втянуть себя в эту перепалку? Клаудия обхватила колени руками.
— Обмен колкостями на голодный желудок никогда не казался мне идеальным началом дня, но для меня это не новость. Так что можешь продолжать в том же духе. Тебе не удастся уязвить меня.
Тайлер оживился.
— Думаешь, я этого добиваюсь?
Клаудия взглянула ему в глаза.
— А разве нет? Ты же брат Гордона, хоть и неродной, так что меня это не удивляет. Садизм у вас в крови.
Улыбка исчезла с лица Тайлера.
— Тебя послушать, так он просто дьявол какой-то.
— Гордон был дьявольски умен, в каждом умел найти уязвимое место и ловко пользовался человеческими слабостями. Он и тебя охмурил, только ты отказываешься признать очевидное.
— Вероятно, потому, что Гордон, которого я знал, разительно отличается от ужасного образа, созданного твоим воображением.
Клаудия вздохнула.
— Никто не знал его лучше меня. Гордон был настоящим хамелеоном.
Тайлер усмехнулся:
— Он умел расположить людей к себе.
— Вот именно. А как иначе он смог бы заставить окружающих плясать под свою дудку? В этом ему не было равных. Но ответь мне на один вопрос: ты доверил бы Гордону свои деньги?
Тайлер хотел было что-то сказать, но передумал и промолчал. Его глаза сузились.
— Очень умно!
Клаудия пожала плечами. Она все-таки заставила его задуматься, затронув близкую ему область — финансовую. В делах Тайлер руководствовался здравым смыслом, а не эмоциями, и она хотела, чтобы он так же беспристрастно оценил Гордона. Ладно, на первый раз достаточно, решила она.
— На какое время назначена операция?
— На десять. Поторопись, — коротко приказал Тайлер. Ее выпады против Гордона явно вывели его из равновесия. Он вышел в гостиную, и через несколько секунд она услышала, что он говорит по телефону.
Встав с постели, Клаудия достала из шкафа одежду и побежала в ванную, где еще пахло лосьоном Тайлера. Приняв душ, она надела элегантный летний костюм кремового оттенка: облегающий жакет и короткую узкую юбку. В нем будет не так жарко, подумала она, оглядывая себя в запотевшем зеркале. Костюм придавал ей строгий, уверенный вид. Довольно хлипкая защита от двух близких людей, которых она любит больше всего на свете и которые словно сговорились обижать ее как можно больнее.
Хотя что тут удивительного, думала она, нанося тонкий слой косметики на умытое лицо. С Тайлером вообще все ясно, это случай безнадежный, а вот Натали — совсем другое дело. Следует помнить совет Венди Николс и не отчаиваться. В этом ее единственная надежда.
Однако, подходя к палате дочери, Клаудия снова ощутила уже знакомый страх. По дороге в больницу она упросила Тайлера заехать в магазин игрушек. Она долго раздумывала, какую куклу купить, и выбрала ту, которая, по словам продавца, очень нравится маленьким девочкам. К сожалению, Клаудия понятия не имела, играет ли Натали в куклы. Может, она предпочитает другие игрушки? Тайлер хранил гордое молчание и всем своим видом показывал, что считает эту затею пустой тратой времени.
Сердце у Клаудии неровно забилось. Как встретит ее Натали на сей раз? Она недолго оставалась в неведении. Венди Николс приветливо улыбнулась, но Натали сосредоточила все внимание на Тайлере. Ей уже сделали успокаивающий укол перед операцией, и поэтому взгляд у нее был слегка затуманенный. И все же, увидев своего опекуна, она искренне обрадовалась и протянула к нему руки.
— Тайлер! — улыбаясь, воскликнула она и обвила руками его шею, бросив на мать недовольный взгляд, словно говоря: «Видишь, тебя никто не звал, так что уходи поскорее». «Позволь мне остаться», ответили ей глаза Клаудии.
Натали надула губки и, отпустив Тайлера, откинулась на подушки.
— Зачем ты привел ее с собой? — капризным тоном спросила она.
— Она имеет право быть здесь, малышка, — мягко объяснил Тайлер.
Натали сердито взглянула на мать.
— Никто тебя не звал!
Клаудия, внутренне сжавшись от жгучей обиды, глубоко вздохнула.
— Верно, никто меня не приглашал. Я пришла, потому что хотела снова тебя увидеть. Так делают все мамы. — Если им предоставляется такая возможность, подумала она.
— Ты не пришла, когда я болела корью… и когда руку сломала, — запальчиво возразила девочка.
— Я непременно пришла бы, если бы знала, поверь мне.
— Я тебе не верю! — заявила Натали и повернулась к своему опекуну. Тайлер, пусть она уйдет, — захныкала она.
Он обнял девочку и стал что-то шептать ей на ухо. Натали тут же успокоилась и заулыбалась. Клаудию пронзила острая ревность. Как ей хотелось оказаться сейчас на месте Тайлера! Но она тут же устыдилась своего чувства. Конечно, Натали тянется к Тайлеру, ведь он вырастил ее. Посторонней для нее была родная мать.
Но я не хотела этого! — мысленно воскликнула Клаудия и в отчаянии отвернулась к окну. В ее глазах стояли непролитые слезы, слезы гнева и жалости к себе. И то, и другое одинаково бессмысленно, подумала она, печально качая головой.
Тайлер шептал Натали слова утешения, Натали что-то отвечала, но Клаудия ничего не могла разобрать. Глядя на них, она вдруг поняла, что ведет себя неправильно. Несмотря на то что неприязнь дочери больно ранит ее, она должна бороться, делать вид, что не обижается, стараться завоевать доверие девочки.
Вздохнув, она подошла к кровати и взглянула на притихшую Натали.
— Жаль, что ты так настроена, Натали. Я не хотела тебя огорчать. Со временем ты поймешь, что не все в жизни получается так, как хочется. — Натали явно не слушала ее. Клаудия решила перейти от слов к делу и, открыв коробку, которую держала в руках, положила ее на колени Натали. — Я кое-что принесла. Надеюсь, тебе понравится, — сказала она, робко улыбаясь.
Венди, молча наблюдавшая за этой сценой, подошла поближе, чтобы рассмотреть подарок.
— Ой, какая красивая кукла! Скажи «спасибо», Натали, — подсказала она.
— Спасибо, — неохотно буркнула девочка.
Клаудия растерялась, снова наткнувшись на глухую стену отчуждения.
— Если тебе не нравится, я принесу другую игрушку, — с надеждой предложила она.
— Тебе Тайлер сказал, что я хочу такую куклу? — подозрительно спросила Натали.
Вспомнив упорное молчание Тайлера в магазине, Клаудия невольно улыбнулась.
— Нет, я сама решила купить тебе подарок. Но если хочешь, я ее заберу.
— Нет… пусть остается.
Пока Клаудия думала, что еще сказать, двери распахнулись. Натали уложили на каталку и повезли в операционную. Сердце у Клаудии сжалось от мучительной боли. Девочка выглядела такой маленькой, такой хрупкой… Венди ободряюще коснулась руки Клаудии и заторопилась вслед за своей воспитанницей. В палате воцарилась гнетущая тишина. С трудом проглотив комок, подкативший к горлу, Клаудия повернулась к Тайлеру. Его напускная веселость исчезла, гладкий лоб прорезали глубокие морщины. Он расстегнул верхние пуговицы на рубашке, словно ему не хватало воздуха, и запустил руку в волосы.
— Теперь можешь уйти, если хочешь, — буркнул он.
Клаудия не поверила своим ушам.
— Что ты сказал? — ахнула она, потрясенная этим предложением.
Тайлер бросил на нее раздраженный взгляд.
— Зачем тебе тут болтаться? Операция продлится очень долго. Натали все равно не узнает, была ты здесь или нет. Можешь пока походить по магазинам.
Неужели он действительно думает, что она способна уйти в такой момент? Как он жесток к ней! Хотя почему она все время удивляется? Давно пора понять, что он считает ее настоящим чудовищем.
— Неважно, сколько придется ждать. Я все равно никуда не уйду.
— Набираешь очки? — съязвил он и, пожав плечами, отвернулся. — Поступай как знаешь.
После этого он надолго замолчал. Он стоял у окна, засунув руки в карманы и гладя вдаль, но Клаудия, заметив, как напряжены его плечи, поняла, что он ничего не видит. Она опустилась на стул, украдкой наблюдая за ним. Если бы она могла подойти и обнять его… Невозможно выносить это ледяное отчуждение. Какая нелепость! В такой трудный час они должны поддерживать друг друга, а не молчать, как чужие.
— Все будет хорошо, Тайлер, вот увидишь, — тихо сказала она.
Он вздрогнул и резко обернулся.
— Ты так полагаешь? Что ты смыслишь в медицине? — огрызнулся он.
Потрясенная его несправедливым упреком, Клаудия быстро встала и схватила свою сумку, лежавшую на кровати.
— Пойду выпью кофе, — отрывисто сказала она, глядя в сторону. — Пойдешь со мной?
— Проклятье… Извини, Клаудия, я был не прав. Я знаю, что ты волнуешься не меньше меня.
От неожиданности Клаудия вздрогнула.
— Спасибо…
— Я не должен был вымещать на тебе свое настроение.
Клаудия смущенно улыбнулась:
— Ничего, я сильная, выдержу… Почему мы все время молчим? Давай поговорим, нам обоим станет легче. Расскажи мне о Натали.
— Я принесу кофе сюда. Нам предстоит долгое ожидание.
Тайлер оказался прав. Время тянулось мучительно медленно. Постепенно он немного оттаял и разговорился. Клаудия напряженно слушала его, жадно ловя каждое слово. Она так мало знала о дочери.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они услышали звук приближающихся шагов. Оба замерли и взглянули на дверь. Клаудия порывисто встала. В палату вошел мужчина в белом халате. Кивнув Клаудии, он широко улыбнулся Тайлеру.
— Поздравляю, мистер Монро. Операция прошла успешно. Натали сейчас в реанимации, но скоро мы переведем ее сюда.
— Слава Богу! — вырвалось у Клаудии. Слезы облегчения и радости набежали ей на глаза. Повернувшись к Тайлеру, она заметила, что его глаза тоже увлажнились. Врач неслышно вышел, оставив их одних.
То, что произошло потом, явилось для Клаудии полной неожиданностью.
Плача и смеясь, она бросилась к Тайлеру, и он — чудо из чудес! — раскрыл ей свои объятия и так крепко обнял, что у нее хрустнули косточки. Клаудия спрятала лицо у него на груди и разрыдалась. Они оба так нуждались в утешении, и она готова была отдать ему всю свою нежность, разделить с ним и горе, и радость.
— Что я тебе говорила! — воскликнула она, поднимая голову, и, не удержавшись, расцеловала его в обе щеки.
Тайлер с трудом улыбнулся, и их губы нечаянно соприкоснулись. На секунду оба замерли, Тайлер застонал и жадно припал к ее губам.
Клаудия не сопротивлялась. Ее губы раскрылись, как раскрываются лепестки розы навстречу живительным солнечным лучам. Они забыли обо всем, время словно остановилось. Клаудия запрокинула голову, и Тайлер, оторвавшись от ее рта, стал покрывать поцелуями ее шею, спускаясь все ниже, к нежной ложбинке, видневшейся в вырезе жакета.
Он снова застонал, и этот хриплый стон внезапно отрезвил его. Он резко отшатнулся от Клаудии, лицо его исказилось от непонятной муки. Потом потряс головой, словно пытался избавиться от наваждения.
— О Господи, я, наверно, сошел с ума… — сдавленным голосом пробормотал он, охваченный отвращением к самому себе.
Клаудия перевела дыхание, чувствуя, как что-то невыразимо прекрасное умирает в ее душе. В его объятиях она обрела рай, из которого он безжалостно изгнал ее. Она подавила рвущийся из груди крик отчаяния и, дрожа всем телом, повернулась к Тайлеру спиной, схватила сумочку и достала пудреницу. Неловко раскрыла ее и начала пудрить нос.
— Я тоже. Поверь, я не за этим сюда приехала. — Ей удалось произнести эти слова спокойно. Тайлер был слишком взволнован, чтобы заметить ее смятение. Оно и к лучшему.
— В самом деле? — с вызовом спросил он, — А зачем же ты приехала? Что тебя привело сюда, Клаудия?
Окончательно успокоившись, Клаудия захлопнула пудреницу и повернулась к Тайлеру.
— Натали. И больше ничего. То, что сейчас случилось, было ошибкой. Мы оба не владели собой. Поверь, больше это не повторится.
— Вот тут ты права, черт побери. Я этого не допущу, — резко бросил Тайлер. — Держись от меня подальше.
Будь на его месте кто-нибудь другой, Клаудия «упрекнула бы его в излишней запальчивости, но Тайлеру она не могла этого сказать.
— С удовольствием, — ответила она с ослепительной улыбкой. Страстный порыв, бросивший их друг к другу, потряс ее до глубины души, но для него не значил ровным счетом ничего. Неужели ему удастся уничтожить даже ее воспоминания о счастливом прошлом, единственное, что у нее осталось? Наступило неловкое молчание, и оба вздохнули с облегчением, когда медицинская сестра привезла на каталке спящую Натали. Клаудия мгновенно забыла обо всем, увидев бледное личико дочери.
Горло сжали спазмы, и Клаудия кашлянула. — Как Долго Натали пробудет в больнице? Тайлер подошел к изголовью кровати.
— Надеюсь, не слишком долго. Она перенесла операцию на сердце, но в наше время такая операция не считается очень тяжелой.
— И теперь Натали сможет вести нормальную жизнь? — с тревогой спросила Клаудия.
— Да, разумеется.
Клаудия погладила девочку по руке. Слова Тайлера не очень-то убедили ее. Она успокоится только тогда, когда увидит дочь совершенно здоровой. — Когда я была беременна, мне было все равно, кто родится: мальчик или девочка. Я только хотела, чтобы мой ребенок родился здоровым. Представляю, что ей пришлось пережить. Как она страдала, бедняжка… А меня не было радом.
— Тебя не было и тогда, когда она начала ходить, произнесла первые слова. Ты не видела ее рисунков, которые она приносила из детского сада. Натали так гордилась ими. А сколько было радости, когда ей дали роль Марии в школьном рождественском спектакле! — Тайлер словно поворачивал нож в ране, наслаждаясь муками Клаудии.
Она слушала его, расширив от ужаса глаза, задыхаясь от невыносимой боли. Он нарочно делает это, хочет окончательно уничтожить ее — и ему это удается!
— Тайлер, прошу тебя! — вырвалось у нее. С побелевшими губами она отвернулась и подошла к окну. Тайлер последовал за ней. Она чувствовала за спиной его дыхание. Он молча ждал, как суровый судья, готовящийся вынести приговор. — Я приползла бы к ней на коленях, если бы знала, что она жива. Но, Бог свидетель, я ничего не знала! — воскликнула она, оборачиваясь.
Лицо Тайлера покрывала мертвенная бледность.
— Значит, ты настаиваешь на своей лжи? Не хочешь признать свою вину?
— Зачем мне лгать? — закричала она.
— Вам женщинам, это ничего не стоит, — заявил Тайлер.
Клаудия взглянула ему в глаза.
— Кого ты имеешь в виду? Меня или свою мать? — Она воспользовалась единственным оружием, которое имела против него.
Тайлер поморщился:
— Моя мать туг ни при чем. Оставь ее в покое.
— Это невозможно, и тебе это прекрасно известно. Все дело в ней!
— Я сказал, оставь ее в покое, Клаудия! — с угрозой произнес он. Если ты не замолчишь, я…
Клаудия с вызовом посмотрела на него.
— Что? Что ты сделаешь? Ударишь меня? Поступишь как твой отец? Из-за этого она ушла?
Тайлер пришел в бешенство. Клаудия увидела, что он еле сдерживается.
— К твоему сведению, он умолял ее остаться.
— Я спрашивала не об этом, — не отступала Клаудия.
— Он не бил ее, — медленно произнес он, отчеканивая каждое слово. Ты довольна? Я удовлетворил твое любопытство?
Ни в малейшей степени. Клаудия на минуту забыла о своих обидах, заинтригованная прошлым Тайлера, в котором таился ключ к разгадке тайны его поведения. Трагедия, пережитая им в детстве, разрушила их счастье.
— В таком случае, была другая причина. Она пыталась связаться с тобой?
— Я не получил от нее ни одного письма, — коротко бросил Тайлер. — На мои она тоже не отвечала.
Сердце Клаудии дрогнуло от жалости к этому взрослому сильному мужчине.
— Ах, Тайлер…
— Не надо меня жалеть. Я получил ценный урок: не доверять ни одной женщине. И был прав, ты мне это доказала на собственном примере.
— А твой отец? Что он сделал?
Синие глаза Тайлера превратились в ледышки.
— Сделал? Он спился и через год умер. Вот что он сделал, моя дорогая.


Не очень веселая история, не правда ли?
— А что случилось с тобой?
Тайлер, казалось, слегка смягчился:
— Меня взяли к себе дедушка и бабушка. Я был очень счастлив с ними. Конец истории. Конец допросу. Теперь ты знаешь все, до последней подробности. Я удовлетворил твое любопытство и не желаю больше говорить на эту тему, — заключил он и присел на краешек кровати.
Клаудия задумчиво смотрела на него. Неудивительно, что он стал таким. Пережив в детстве страшное разочарование, он озлобился и возненавидел всех женщин. Она живо представила себе, как обиженный мальчик постепенно превратился в мужчину, который по-прежнему считал, что мать предала его, и винил ее в трагической смерти отца. Возможно, все так и было, как рассказывал Тайлер, но интуиция подсказывала ей, что Дело обстояло иначе. Либо Тайлер не все знает, либо не до конца откровенен с ней.
Клаудия укрепилась в своем желании найти его мать. В руках этой женщины ключ ко всей истории. Она единственный человек, который может заставить сына — взглянуть на прошлое иными глазами. Дальше Клаудия не загадывала. Неизвестно, что принесет нам эта встреча, какую роль сыграет в нашей жизни, думала она. Да и имею ли я право говорить «мы», объединять Тайлера с собой? Скорее всего, наши пути разойдутся навсегда… Слишком много всего случилось. Они не сумеют вернуться в прошлое и обрести былое счастье. Да и хочет ли она этого? Тайлер ненавидит ее, оскорбляет на каждом шагу… Может, лучше забыть его? Это было бы просто, если бы она не любила его так сильно…
Переменив в сотый раз позу, Клаудия подавила вздох и потянулась за часами, лежавшими на столике возле кровати. Повернув их к тусклому свету фонарей, просачивавшемуся сквозь жалюзи, Клаудия вгляделась в циферблат — начало второго. С приглушенным стоном она откинулась на подушки. Вот уже несколько часов она безуспешно старается уснуть, ворочаясь с боку на бок. Нет, это ей точно не удастся: слишком напряжены нервы.
Остаток дня они провели у постели Натали, ожидая, что он вот-вот придет в себя после наркоза. Когда девочка открыла глаза, оба испытали огромное облегчение, но Натали бодрствовала недолго. Вскоре она снова погрузилась в сон. По совету сиделки Клаудия и Тайлер решили отправиться домой и немного отдохнуть. За ужином, который им принесли в номер, они обменялись лишь несколькими словами. Разговор не клеился, оба чувствовали себя неловко, и, воспользовавшись тем, что Тайлер начал звонить в больницу, чтобы узнать, нет ли новостей, Клаудия удалилась в спальню. Позже, когда появился Тайлер, она сделала вид, что спит. Едва коснувшись головой подушки, он задышал ровно и глубоко. Клаудия поняла, что он уже в объятиях Морфея и, похоже, его теперь пушкой не разбудишь. Сама она потеряла всякую надежду расслабиться и забыться, что лишний раз доказывало, какие они с ним разные.
Нервное напряжение не ослабевало. Еще бы, в течение двух дней она подвергается непрерывным унижениям и вынуждена делать вид, что ее это нисколько не задевает. Ее душевные силы были на исходе. Неприязнь Тайлера и Натали глубоко ранила ее, потому что Клаудия слишком сильно любила обоих. Невозможность проявить свою любовь, дать выход чувствам превращала ее жизнь в изощренную пытку. И Тайлер, и дочь отталкивали ее от себя с одинаковым упорством, но по разным причинам. Тайлер презирал ее, считая недостойной женщиной, а Натали внушили, что мать равнодушна к ней. К тому же девочка знала, что отец не любил ее. Бедный ребенок… Клаудия свыклась с одиночеством, но она никак не думала, что и Натали пришлось испить эту горькую чашу. Слава Богу, рядом с ней оказались Тайлер и Венди, которые искренне привязались к ее дочери, окружили заботой и лаской. Естественно, Клаудия немного ревновала… Ей так хотелось убедить Натали, что она не одинока в этом мире, ведь у нее есть на это право! Разволновавшись, Клаудия села в постели. Чем лежать и мучиться, лучше поехать в больницу. Ее место рядом с дочерью. Она просто посидит у ее постели, побудет рядом, и, может быть, каким-то мистическим образом девочка почувствует любовь матери…
Приняв решение, Клаудия сразу успокоилась. Тихонько встав с постели, чтобы не побеспокоить Тайлера, она вытащила из шкафа джинсы и свитер и на цыпочках прокралась в ванную. Оделась, схватила сумочку и туфли и проскользнула мимо спящего Тайлера к двери. Спускаясь вниз на лифте, она кое-как причесалась и, оказавшись на улице, облегченно вздохнула.
Уже знакомый больничный коридор, освещенный призрачным светом с улицы, был пуст. Никто не остановил Клаудию, и она беспрепятственно добралась до палаты Натали. Войдя внутрь, она увидела Венди, читавшую при свете ночника. Не ожидая застать ее здесь в такой час, Клаудия растерялась. Гувернантка подняла глаза, улыбнулась и быстро встала, приложив палец к губам.
— Вы пришли посидеть с Натали? — шепотом спросила она.
Клаудия судорожно сжала сумочку.
— Если можно… Понимаете, я не могла уснуть и… — она не договорила и перевела взгляд на спящую девочку.
— Конечно, можно. Я вас понимаю, — сочувственно отозвалась Венди. — Садитесь на мое место, а я вас ненадолго оставлю. Если понадобится, нажмите вот на эту кнопку. — Венди вышла из палаты, стараясь ступать как можно тише.
Оставшись наедине с дочерью, Клаудия приблизилась к кровати. Натали крепко спала. Ее порозовевшее личико окружал ореол рассыпавшихся по подушке волос. Невыразимая радость охватила Клаудию. Как хорошо, что она решила прийти сюда! На ее измученную душу снизошел долгожданный покой. Пододвинув стул поближе, Клаудия села и, подавшись вперед, еле слышно зашептала:
— Ты не знаешь, как я скучала по тебе. Я так люблю тебя, хочу быть твоей настоящей мамой. Ты у меня такая красивая, такая хорошая. О такой дочке я и мечтала. — Клаудия осторожно поправила волосы Натали. — Твой папа обманул нас обеих. Не знаю, смогу ли я исправить зло, которое он нам причинил. Не знаю, как буду жить, если ты отвергнешь меня. Моя жизнь давно потеряла смысл, но теперь у меня есть ты. Все изменится, обещаю! У меня такие планы, ты не представляешь! Прошу тебя, позволь мне доказать свою любовь, дорогая моя девочка… Клянусь, ты не пожалеешь…
Натали не пошевелилась, но Клаудия и не ожидала, что девочка ее услышит. Откинувшись на спинку стула, она закрыла глаза, чувствуя блаженное умиротворение.
Вскоре вернулась Венди. Она не стала прогонять Клаудию домой, и та собралась уходить, когда забрезжил рассвет и в больнице началась обычная суета.
Клаудия встала, разминая затекшие ноги, и, посмотрев в последний раз на Натали, повернулась к Венди.
— Пожалуй, мне лучше уйти сейчас, пока Натали не пришла в себя. Не хотелось бы расстраивать ее. Спасибо, что позволили мне остаться, — негромко произнесла она.
— Вы имеете право здесь находиться. Больше чем кто бы то ни было, миссис Петерсон.
Клаудия натянуто улыбнулась.
— Боюсь, не все разделяют ваше мнение. — Помолчав, она смущенно добавила: — Могу я вас попросить об одной услуге? Пожалуйста, не говорите никому, что я была здесь. Пусть это будет наш маленький секрет.
— Конечно, миссис Петерсон, не беспокойтесь, я никому не скажу, согласилась Венди.
Выйдя из больницы, Клаудия огляделась в поисках такси, но улица была пустынна. Она дошла до поворота и, заметив свободную машину, замахала рукой, но водитель не остановился. Клаудия решила направиться к ближайшей станции метро, но в этот момент, к ее величайшему удивлению, огромный черный лимузин резко развернулся и затормозил в двух шагах от нее.
— Сага, что с тобой, ты ужасно выглядишь! Садись, я тебя подвезу, раздался рокочущий мужской голос.
— Марко? — Клаудия не поверила собственным ушам, но, заглянув в окошко, убедилась, что это действительно ее кузен из Италии. Она уселась на переднее сиденье чмокнула Марко в щеку. — Что ты здесь делаешь? — Последний раз они виделись на веселой вечеринке в Милане несколько месяцев назад.
По дороге в гостиницу Марко объяснил, что проводит в Лондоне отпуск. Накануне вечером был в гостях, засиделся допоздна, сейчас возвращается домой, и — надо же! — такая приятная встреча! Хорошо зная Марко и все, что с ним не так давно случилось, Клаудия не стала читать ему нотации. Она лишь огорчилась, заметив, как грустны его глаза. Ни о чем не спрашивая, она рассказала ему о Натали, обрадовавшись, что может поделиться с близким человеком.
У гостиницы Марко распахнул дверцу и с истинно итальянской галантностью помог Клаудии выйти из машины. Она весело рассмеялась и пообещала пообедать с ним, если ей понадобится облегчить душу. Они расцеловались на прощанье, и Клаудия помахала ему вслед.
Все еще улыбаясь, она повернулась к подъезду и наткнулась на ледяной взгляд синих глаз. Улыбка сползла с ее лица. Тайлер смотрел на нее с таким презрением, что она вся похолодела. Желудок сжали спазмы. Нетрудно было догадаться, что он о ней думает. Понятно, как он истолковал сценку, свидетелем которой только что был.
Идя за ней к лифту, Тайлер угрюмо молчал, но, оказавшись в номере, дал волю гневу.
— Подождать ты, конечно, не могла, — обвиняющим тоном заявил он.
Клаудия бросила сумку на стул и резко повернулась к нему, твердо решив не сдаваться.
— Да, не могла, — подтвердила она, вызывающе подняв голову. Ее глаза сверкнули, словно предупреждая его, что она не намерена покорно выслушивать его оскорбления, но Тайлер явно закусил удила. Его лицо превратилось в каменную маску, только на подбородке подергивался мускул.
— Я тебя предупреждал, Клаудия!
— Не смей мне угрожать! У тебя нет доказательств! — парировала она.
— Доказательств?! — взорвался он. — Я просыпаюсь среди ночи и вижу, что твоя кровать пуста, спускаюсь вниз и наблюдаю умилительную сцену прощания любовников! Какие еще доказательства мне требуются?
Кровь бросилась ей в голову.
— Почему ты не спрашиваешь, где я была и что делала?
Тайлер шагнул к ней и схватил за плечи.
— Мне и так ясно, чем ты занималась!
Клаудия сузила глаза.
— Неужели ты ревнуешь, Тайлер? Значит, все-таки кое-что помнишь? — с вызовом спросила она и поняла, что зашла слишком далеко.
В его глазах запылала такая бешеная ярость, что у нее замерло сердце.
— Кого ревную? Тебя? Доступную женщину, развратницу? Нет, дорогая, я не позволю так издеваться надо мной, я тебя проучу! — прорычал он и, грубо притянув к себе, припал к ее губам.
Клаудия почувствовала во рту соленый привкус — Тайлер прокусил ей губу до крови. Она отчаянно забилась в его руках, колотя кулаками по спине, но он, не отрываясь от ее рта, поймал ее запястья и завел ей руки назад, еще крепче прижимая ее выгнувшееся тело к своему.
У Клаудии перехватило дыхание. Всем существом она ощутила жар его мускулистого тела. Что делать? Согнув ногу в колене, она ударила его в пах, он на секунду отпустил ее, выругался и повалил на диван. Задохнувшись, она упала на спину, и он, воспользовавшись ее беспомощностью, навалился на нее всей тяжестью.
Открыв глаза, она увидела совсем близко его лицо, горящее мрачной решимостью, и хотела закричать, но он закрыл ей рот властным поцелуем. Клаудия крепко сжала губы, не желая уступать его натиску и в то же время чувствуя, как ее захлестывает нарастающая волна. Ошибки быть не может, это страсть, тяжелая, сводящая с ума. Близость тела Тайлера волновала ее, кружила голову. Чувства, долго дремавшие в ее груди, пробудились, пугая своей глубиной и неистовостью.
Клаудия замерла, боясь выдать себя и моля Бога дать ей силы сопротивляться, хотя ее тело требовало совсем другого… Но это невозможно! Если она отдастся ему сейчас, когда он полон гнева и презрения, она окончательно погибнет в его глазах. Он не должен догадаться, как она жаждет его близости, иначе месть его будет страшна!
Господи, хоть бы он оставил ее в покое, остановился, прежде чем… Откуда-то издалека до нее донесся сдавленный стон Тайлера. Он отпустил ее и, опершись на локти, взглянул в ее затуманенные глаза. Его лицо покраснело и исказилось от злости и еще какого-то чувства. Клаудия затаила дыхание. Да, он злится, но в то же время… желает ее! Страсть ясно читалась в его взоре, он и не пытался ее скрывать.
Сладкая истома заполнила ее до краев, она таяла под его взглядом, сердце бешено колотилось. Не в силах пошевелиться, она как завороженная неотрывно смотрела в его глаза.
— Будь ты проклята, Клаудия, будь проклята… — прохрипел Тайлер. Его лицо неотвратимо приближалось. Губы Клаудии беспомощно раскрылись, и Тайлер, торжествующе вскрикнув, припал к ним. Инстинкт самосохранения покинул Клаудию, она застонала и с жаром ответила на его требовательный поцелуй, вбирая в себя его ищущий язык. Волна чувственного наслаждения захлестнула ее. Прошедших лет словно не бывало…
Больше не владея собой, Клаудия обвила рунами его спину, царапая ногтями ткань рубашки. Она уже не помнила, как оказалась в его объятиях, что толкнуло к ней Тайлера. Их тела влекла друг к другу та же сила, что соединила их губы. Мир Клаудии сузился до предела: только сладкая тяжесть, прерывистое дыхание, обжигающий жар…
Долгие годы она подавляла в себе эту жажду, требующую сейчас немедленного утоления.
Рука Тайлера проникла под ее свитер; лаская нежную кожу. Когда ее грудь оказалась в плену его ладони, Клаудия с глубоким вздохом блаженства оторвалась от его губ. Ее глаза широко раскрылись, но она ничего не видела, лишь остро ощущала влажные поцелуи на щеках и подбородке, ритмичные движения его пальцев вокруг напрягшегося соска, ставшего средоточием почти невыносимого экстаза.
Тайлер приподнялся, опираясь на локтях, завернул ее свитер, обнажив грудь, и прижался к ней губами.
— Тайлер! — хрипло выкрикнула Клаудия, почти теряя сознание.
Ее тело каждым нервом откликалось на его ласки. Оказывается, оно ничего не забыло… Тайлер обвел языком контуры нежных округлостей, его горячие губы коснулись сначала одного соска, потом другого, подвергая их сладкой пытке. С губ Клаудии слетали отрывистые стоны удовольствия, Тайлер вторил ей, не помня себя. Подчиняясь непреодолимому порыву, он раздвинул ей ноги, обхватив руками бедра и покрывая жадными поцелуями шею.
— Боже мой, какая ты сладкая… чувствуешь, как я хочу тебя?
Да… всем существом она ощутила возбуждение его сильного тела. Огромная радость пронзила ее: она тоже имеет власть над ним, он принадлежит ей! Погрузив пальцы в его волосы, она с силой притянула его лицо к своему:
— Да, дорогой, да… да…
Последовала неожиданная реакция: Тайлер вдруг застыл в ее объятиях. Встревожившись, она тоже замерла, и страсть, бушующая в ней, постепенно угасла. Синие глаза, только что пылавшие нестерпимым огнем, источали теперь такую ненависть, что она невольно сжалась, словно ожидая удара.
— Нет! — хрипло выкрикнул он, вырываясь из ее ослабевших рук, и сполз на пол, согнувшись и тяжело дыша.
Потрясенная до глубины души, Клаудия с трудом села и неловким движением поправила свитер. Внутри все ныло от неудовлетворенного желания. Тупая боль напомнила ей, как близко они подошли к опасной черте, за которой пропасть… Инстинкт толкал их к этой бездне, невзирая на предостережения рассудка. Она должна Бога благодарить за то, что ничего не случилось, ведь их близость привела бы к еще большему несчастью.
Им нельзя приближаться друг к другу. Они подобны двум летучим субстанциям, которые, соединяясь, мгновенно воспламеняются. Так было и раньше, и теперь оба убедились, что все осталось по-прежнему. Пожар страсти сжег бы их дотла, а из пепла любовь не возродишь… У них нет будущего. Краткий миг ни с чем не сравнимого восторга — и долгая жизнь, полная невыносимого отчаяния… Ведь Тайлер не изменился и вряд ли когда-нибудь изменится.
Словно подтверждая ее тайные мысли, Тайлер бросил на нее уничтожающий взгляд.
— Господи, я же знал, что совершаю ошибку, когда ехал за тобой. Я не должен был пускать тебя в свою жизнь. — Он судорожно пригладил растрепавшиеся волосы.
Клаудия содрогнулась, губы тронула горькая усмешка.
— Не беспокойся, ничего не случилось. Мы по-прежнему чужие. Я знаю свое место, знаю, что ты стыдишься своего влечения ко мне. Мне, кстати, тоже нечем гордиться. Я виновата не меньше.
Тайлер вдруг схватил ее за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза.
— Я же отлично знаю, что ты собой представляешь. Почему же после всего, что ты мне сделала, я все еще хочу тебя?
— Спроси об этом себя, Тайлер, — насмешливо ответила она.
Его глаза потемнели.
— Наверно, я все-таки должен овладеть тобой и избавиться от этого наваждения раз и навсегда.
Клаудию затрясло от гнева. Да как он смеет?
— Это не поможет, Тайлер. А вдруг тебе понравится? — язвительным тоном спросила она, отталкивая его руку.
— Думаешь, я этого не понимаю? Ты искушаешь меня, ты проникла мне в кровь, словно лихорадка, я болен тобой. Стоит мне только взглянуть на тебя, и я делаюсь сам не свой. Меня неудержимо тянет к тебе. — Его слова, несмотря на гневный тон, вновь разбудили в ней чувственность, ей стало трудно дышать. — Но Бог свидетель, я буду бороться с собой. И сумею излечиться, клянусь!
У нее упало сердце.
— А если не сумеешь? — тихо спросила она.
Тайлер поднялся на ноги. Он уже полностью овладел собой.
— Сумею. Тебе нет места в моей жизни. Единственное, что нас связывает, — это Натали. И так будет всегда.
Не дожидаясь ответа, он схватил джинсовую куртку и вышел из гостиной, хлопнув дверью.
Клаудия проводила его глазами, до боли закусив губу. Потом в изнеможении уронила голову на спинку дивана. Он выразился очень ясно, сомнений больше не оставалось. Даже если он еще любит ее, все равно постарается вырвать ее из своего сердца. Конечно, ему придется терпеть ее присутствие, потому что она мать Натали. Но он сумеет подчинить эмоции рассудку, ведь у него железная воля. Борясь с физическим влечением, он никогда не Дотронется до нее, не поедет против своих пуританских убеждений. Неважно, что теперь она свободная женщина, прошлое всегда будет стоять между ними…
Почему же ей так больно? Ведь она и раньше все понимала. Неужели она все еще собирается бороться за свою любовь? Однажды она уже проиграла. Да, но тогда Тайлер исчез из ее жизни, не дав ей возможности объясниться. Может, на этот раз игра стоит свеч? Вдруг она все же сумеет заставить его отказаться от своих убеждений? Значит, надежда еще не умерла? Не потому ли она терпеливо переносит все его оскорбления?
Нет, это безумие… За что бороться? За единственного человека, которого ты любишь, ответило ей сердце. Разве любовь не стоит того, чтобы все поставить на карту и — будь что будет? А вдруг он не любит ее? В глубине души она чувствовала, что это не так, хотя его слова и поступки свидетельствовали об обратном. Никаких доказательств у нее нет, и все же… Интуиция вряд ли обманывает ее.
Необходимо сломать барьеры, которыми он себя окружил. Как? Это уже другой вопрос. Она что-нибудь придумает, найдет выход. Главное сейчас это решить, стоит ли продолжать борьбу. Она терялась в сомнениях. Вздохнув, Клаудия закрыла глаза, чувствуя себя совершенно измученной.
Тело задеревенело, словно налилось свинцом, веки воспалились, будто в глаза попал песок. Диванные подушки манили к себе, казались такими мягкими, удобными… Не время спать, ей предстоит столько дел, но она так устала, физически и морально, что нет сил сдвинуться с места. Сдаваясь, Клаудия свернулась калачиком и мгновенно провалилась в сон.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пора любви - Браунинг Аманда

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Пора любви - Браунинг Аманда



Этот роман меня прямо за душу взял! Плакала я сильно, когда героиня просматривала фотографии и видео со своей дочкой!Всем советую прочитать этот великолепный роман! Обещаю, что Вы не пожалеете!
Пора любви - Браунинг АмандаЛиана
6.11.2011, 14.03





Интересный роман,но концовка как-то скомканая
Пора любви - Браунинг Амандавика
6.11.2011, 17.25





прикольно.
Пора любви - Браунинг Амандавика
17.05.2012, 14.40





Хороший роман. Добрый и чувственный! 10/10
Пора любви - Браунинг АмандаАрмина
10.09.2012, 2.31





Роман сильный. Как может ложь изменить судьбы многих людей. А концовка действительно скомкана, хотелось бы какогото развития.
Пора любви - Браунинг АмандаЛена
23.09.2012, 2.41





Согласна,что концовка романа скомкана,но всё равно роман понравился!
Пора любви - Браунинг АмандаЛена
17.08.2013, 6.36





Можно почитать.
Пора любви - Браунинг АмандаСвета
9.08.2015, 8.37





Душещипательный роман: 6/10.
Пора любви - Браунинг АмандаЯзвочка
9.08.2015, 10.56





Да, ложь и ненависть разрушают жизни людей. А еще очень важно всегда давать шанс другому человеку объясниться!!! Нельзя ставить клеймо на человеке, зная тольку одну сторону ситуации. rnРоман очень хороший. Очень хорошие герои, хоть и запутавшиеся. 10/10
Пора любви - Браунинг АмандаМари
26.03.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100