Читать онлайн Пора любви, автора - Браунинг Аманда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пора любви - Браунинг Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пора любви - Браунинг Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пора любви - Браунинг Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браунинг Аманда

Пора любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда самолет приземлился в лондонском аэропорту Хитроу, уже темнело.
Шел дождь, небо заволокли тяжелые тучи, и оттого казалось, что вот-вот наступит ночь, хотя было еще довольно рано. Холодный влажный воздух обдал лицо Клаудии, когда она спускалась по трапу. Плохая погода ухудшила ее и без того мрачное настроение. Чем ближе было свидание с Натали, тем больше Клаудия волновалась. Последнее замечание Тайлера усилило ее нервозность до предела. После этого разговор оборвался, оба надолго замолчали, и Клаудия оказалась наедине со своими тревожными мыслями. Узнав, что Натали не проявляла к ней никакого интереса, Клаудия терзалась дурными предчувствиями. Я не готова к встрече с дочерью, в смятении думала она. Что, если Натали не захочет говорить со мной?
Клаудия почувствовала облегчение после завершения полета. Вынужденное бездействие кончилось. Теперь можно было заняться практическими делами. Багаж им выдали на удивление быстро, и вскоре они уже направлялись к выходу.
Тайлер крепко взял ее за руку выше локтя и потащил к стоянке.
— Я оставил там свою машину, — кратко сообщил он и, не выпуская Клаудию, зашагал так быстро, что она и носильщик, везущий в тележке их чемоданы, едва поспевали за ним.
— Сколько времени нам понадобится, чтобы доехать до больницы?
— В это время суток движение на дорогах небольшое, так что мы скоро будем на месте. — Тайлер отпер машину и отпустил Клаудию, чтобы расплатиться с носильщиком. — Посетителей пускают в любое время; можно, конечно, прийти и попозже, но я думаю, надо ехать прямо в больницу. Или ты хочешь сначала заехать в гостиницу и переодеться? — Он явно был уверен, что Клаудия предпочтет второй вариант.
Клаудия смотрела, как он ставит вещи в багажник, чувствуя, что вся дрожит от страха. Ее сознание словно раздвоилось: сгорая от нетерпения поскорее увидеть дочь, она в то же время инстинктивно оттягивала эту минуту.
— Нет… Натали ждет тебя, не так ли? — Клаудия провела рукой по волосам и нервно улыбнулась. — Неважно, как я выгляжу. Но… не вредно ли ей волноваться перед операцией? — Ей показалось или в глазах Тайлера действительно мелькнуло одобрение?
— Тогда поедем прямо в больницу, — решил Тайлер, придерживая дверцу.
Через несколько секунд он умело влился в поток транспорта, направлявшегося в сторону Лондона. Дождь усилился, и Клаудия машинально следила за ритмичным движением «дворников» по лобовому стеклу машины. Они словно отсчитывали секунды. Тик-так… Если бы Тайлер проявил хоть чуточку внимания, разделил ее волнение, ей было бы легче. Но он упорно смотрел прямо перед собой, сосредоточившись на дороге, и Клаудия снова погрузилась в размышления. Что ее ждет? Как встретит ее Натали? Она лихорадочно прокручивала различные варианты, обдумывала, как войти, что сказать, чувствуя, что все больше поддается панике, и очнулась только тогда, когда машина свернула к больнице. Тайлер припарковал автомобиль на стоянке, и вот уже Клаудия идет за ним на ватных ногах к огромному, ярко освещенному зданию.
Решающий момент неотвратимо приближался. Сейчас они войдут в лифт, поднимутся на нужный этаж, пройдут по коридору — и она окажется лицом к лицу с дочерью…
Когда двери лифта захлопнулись, Клаудия вздрогнула. Сердце у нее упало. Ничего не получится. Как она смела надеяться, что Натали примет ее с радостью? Клаудия обозвала себя эгоисткой, она думает только о себе. Девочка не ждет ее, она может испугаться, расстроиться, а ведь ей предстоит опасная операция… Все-таки следовало подождать и прийти после операции.
Лифт бесшумно остановился. Жребий брошен, пронеслось в голове у Клаудии, пути к отступлению отрезаны. С бьющимся сердцем она двинулась за Тайлером по длинному больничному коридору. Никогда в жизни она не испытывала такого страха. На секунду ей даже показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Возле одной из дверей Тайлер остановился и повернулся к своей спутнице. Их взгляды встретились. Заметив, что Клаудия на грани обморока, Тайлер немного смягчился.
— Натали не знает, что ты здесь. Пожалуй, тебе лучше подождать за дверью. Я ее предупрежу.
Клаудия благодарно кивнула и с трудом сглотнула, не в силах вымолвить ни слова. Тайлер постоял с ней еще минуту и прошел в палату. Дверь начала автоматически закрываться. До слуха Клаудии донесся приглушенный голос Тайлера, кто-то ему ответил, и сердце у нее болезненно сжалось, ноги подкосились. Не сознавая, что делает, она придержала дверь, не дав ей закрыться. Звук тоненького детского голоска притягивал ее как магнит. Клаудия переступила порог и остановилась, оглядывая комнату.
В палате находились три человека. У кровати стояла молодая женщина лет двадцати с небольшим в скромном летнем платье. Тайлер сидел на краю постели, склонившись над худенькой девочкой. Натали!
Клаудия с усилием вдохнула воздух в легкие. Наконец-то она видит свою дочь! Сердце у нее разрывалось на части. Боже мой, какая она маленькая, хрупкая, беззащитная и очень, очень красивая… Тайлер хорошо описал ее: вздернутый носик, россыпь веснушек на щеках, большие светло-карие глаза. Она ничем не напоминала ту крошку, которая осталась в памяти у Клаудии. Гордон украл у нее все эти годы, когда Натали росла и развивалась. Я же ее совсем не знаю, в отчаянии думала Клаудия, эта девочка — не мое дитя, беззвучно рыдало ее сердце, перед ней незнакомка, обладающая безграничной властью, о которой она и не подозревает, — властью уничтожить собственную мать.
У Клаудии заныли руки — так страстно ей захотелось подхватить дочь, прижать к груди и никогда не отпускать. Заполнить наконец пустоту, которая мучила ее шесть лет. Только Натали может заполнить эту бездну. Подчиняясь внезапному порыву, Клаудия шагнула вперед. Три пары глаз удивленно взглянули на нее. Наступило напряженное молчание. Первым опомнился Тайлер. Нахмурившись, он подскочил к Клаудии и схватил ее за руку. — Я, кажется, велел тебе подождать, — сердито прошипел он.
Клаудия не отрывала глаз от девочки.
— Я не могла ждать… Пожалуйста, не прогоняй меня.
Тайлер тихонько выругался и встал перед Клаудией с явным намерением загородить ее от глаз девочки.
— Клаудия, послушай…
— Это она? — перебил ее звонкий детский голос. Тайлер замолчал, на его лице промелькнула нерешительность, потом, пожав плечами с видом фаталиста, он отступил в сторону. Круглые светло-карие глаза смотрели на Клаудию с такой неприязнью, что она задрожала, заставила себя улыбнуться и приблизилась к кровати.
— Привет, Натали, — тихо сказала она и наклонилась, чтобы поцеловать, дочь, но та увернулась. Клаудию будто ударили ножом в самое сердце, она слегка покачнулась — так сильна была боль. Стараясь проглотить комок, подступивший к горлу, она неловко выпрямилась.
Огромные глаза на бледном личике неотрывно смотрели на нее.
— Ты в самом деле моя мать? — равнодушно спросила девочка.
— Да.
— В таком случае знай, что папочкины деньги теперь мои. Сейчас Тайлер за ними присматривает, пока я не вырасту, да? — обратилась она к своему опекуну.
— Ты знаешь, что да, малышка, но сейчас не время и не место говорить об этом, — пробормотал Тайлер, с мягким упреком.
Натали округлила глаза.
— Почему? Пусть знает. Ведь она приехала за деньгами! — Девочка с вызовом посмотрела на оторопевшую Клаудию — Скажи, это правда?
Клаудия умоляюще взглянула на Тайлера, потом на Натали.
— Нет, неправда. Я приехала повидаться с тобой, Натали. А почему… почему ты думаешь, что мне нужны твои деньги? — с трудом выговорила она. — Потому что папочка сказал, что ты когда-нибудь явишься, но только из-за денег. На мгновение Клаудия потеряла дар речи.
— Но это ложь! — воскликнула она, с беспокойством вглядываясь в нахмуренное личико дочери. — Я приехала, потому что люблю тебя!
Натали передернула плечами:
— Папочка предупреждал, что ты так и скажешь.
Клаудия невольно попятилась, стараясь сохранять спокойствие.
— Ну и хитрец твой папочка… — хрипло прошептала она, чувствуя, что глаза наполняются слезами.
— Ты что, плачешь? — с любопытством спросила девочка.
Клаудия поспешно вытерла глаза и поймала на себе сочувственный взгляд молодой женщины, стоявшей у кровати Натали. Краска стыда застила ее щеки. Жалость незнакомки явилась последней каплей в чаше ее унижения. Клаудия горько усмехнулась.
— Какие глупости, Натали… Наверняка папочка говорил тебе, что я никогда не плачу, — сказала она дрожащим голосом. — Похоже, я здесь лишняя. Наверно, тебе хочется побыть с Тайлером. Не буду вам мешать. Спокойной ночи, Натали. — Она бросила взгляд на Тайлера. — Я подожду тебя в коридоре. — Чувствуя, что вот-вот разрыдается, Клаудия повернулась и выбежала из палаты.
Закрыв за собой дверь, она бросилась к ближайшему открытому окну и жадно Вдохнула сырой воздух, борясь с подступающими слезами. Но они все-таки хлынули у нее из глаз. Клаудия беспомощно привалилась к стене. Поступок Гордона не имеет названия! Мало того, что он обманул ее, сказав, что Натали умерла, он еще и приложил все усилия, чтобы внушить девочке отвращение к родной матери! На тот случай, если они все же когда-нибудь встретятся. Он добился своего: Натали ненавидит ее…
— Миссис Петерсон, прошу вас, присядьте.
Поглощенная своим горем, Клаудия не заметила, что уже не одна. Открыв глаза, она увидела молодую женщину, которая явилась невольным свидетелем ее унижения. Не в силах возражать, она оперлась на ее руку и опустилась на стул, стоявший у окна, прислонилась головой к стене.
— Принести вам что-нибудь? Может, выпьете чаю или кофе?
Губы Клаудии дрогнули в жалком подобии улыбки.
— Кто вы?
— Венди Николс, миссис Петерсон; гувернантка Натали. А сейчас скорее сиделка.
— Да, припоминаю… Тайлер говорил мне о вас. К сожалению, мисс Николс, мне никто не может помочь. Но я благодарна вам за сочувствие. Венди присела рядом с Клаудией.
— Вы расстроились, потому что Натали наговорила вам дерзостей. Но она так не думает, уверяю вас.
— Нет, вы ошибаетесь, — возразила Клаудия и подняла глаза на свою собеседницу. — Вы знали моего бывшего мужа?
— Да, — кратко ответила та, опустив глаза.
Клаудия пристально вгляделась в ее лицо. Внезапная догадка поразила ее.
— Понимаю… — многозначительно произнесла она.
Венди вспыхнула.
— Боюсь, вы меня неправильно поняли. Я не принадлежала к числу его… женщин, — смущенно пробормотала она.
Клаудия села прямее.
— Но он пытался добиться вашей благосклонности? — (Венди слегка покраснела.) — О, не беспокойтесь, меня это не шокирует. Мне было известно о его «увлечениях».
Венди явно стало легче.
— Я не знала, как вы к этому отнесетесь: Некоторые женщины, ну… вы понимаете.
— Эти женщины не были замужем за Гордоном. Он ничего не скрывал от меня, находя в этом особое удовольствие. Начал изменять мне сразу после свадьбы, — сухо объяснила Клаудия и с любопытством взглянула на Венди. — Не сочтите меня неделикатной, но мне очень хочется узнать, почему вы ему отказали. Он пользовался у женщин большим успехом. Перед ним никто не мог устоять. — И я в том числе, добавила она про себя.
— Как вам сказать… Мистер Петерсон был слишком красив, слишком обаятелен. Все в нем было немного «слишком» и оттого казалось фальшивым, неестественным… А что касается Натали… Ваша дочь — очень хорошая девочка, миссис Петерсон. Сегодня она проявила себя не с лучшей стороны. Не знаю, что на нее нашло. Вообще-то она неплохо разбирается в людях, несмотря на то что она еще очень мала. Натали любит меня и мистера Монро, потому что знает, что мы ее любим. К несчастью, она, так же как и я, понимала, что отец не любил ее по-настоящему. В его словах или поступках это не выражалось, посторонние считали его идеальным отцом. Просто мы чувствовали, что он не способен никого полюбить.
Клаудия искренне позавидовала интуиции Венди Николс. Какая умница и, видно, очень привязана к Натали.
— Ах, Натали… — вздохнула она.
— Не мое дело рассуждать о том, почему вы оставили Натали, — мягко сказала Венди, — но готова спорить на что угодно: вы любите ее. Примите Мой совет: не надо отчаиваться. Да, девочка встретила вас холодно, но она очень нуждается в вашей любви, даже если и не осознает этого. Она обидела вас, потому что пока не доверяет вам. Ее настроили против вас. Вам предстоит преодолеть ее отчуждение. Боюсь, это будет нелегко, но, если я права и вы действительно любите ее, у вас все получится.
Клаудия накрыла руку Венди своей.
— Спасибо вам. Вы не представляете, как важно для меня это услышать. Я очень люблю Натали и всегда любила. Какое счастье, что вы были рядом с ней, пока я отсутствовала! Вы заменили ей мать. Жаль, что Тайлер не хочет меня понять… Ему известно, что Натали знает, как Гордон на самом деле к ней относился?
— Не думаю, миссис Петерсон. Самые умные мужчины иногда не видят дальше своего носа. Кроме того, ваш муж умел заморочить голову кому угодно.
— Вас он не сумел обмануть, — улыбнулась Клаудия.
— Меня нет, — рассмеялась Венди и взглянула поверх головы Клаудии. Та обернулась.
По коридору к ним шел Тайлер. Он озабоченно хмурился.
— Венди, Натали просит тебя зайти. Я пожелал ей спокойной ночи и пообещал утром навестить ее перед операцией, — сказал он, не глядя на Клаудию.
Венди тут же встала.
— Иду. Увидимся завтра. До свиданья, миссис Петерсон. Рада была с вами познакомиться. — Она улыбнулась на прощанье и поспешила в палату, оставив Клаудию и Тайлера наедине.
С минуту оба молчали, потом Тайлер откашлялся и неловко сказал:
— Мне жаль, что Натали так обошлась с тобой.
Клаудия поднялась и посмотрела ему прямо в глаза.
— Правда? Тебе действительно жаль? Я думала, ты доволен. Разве ты не считаешь, что я получила по заслугам?
На подбородке Тайлера дернулся мускул.
— Я не ожидал, что она обрадуется, увидев тебя, но меня огорчило ее поведение. Я всегда считал ее воспитанной девочкой. Честно говоря, я никак не ожидал, что она нагрубит тебе.
— Да, — сухо согласилась Клаудия. — Вряд ли ты мог этого ожидать. Но не беспокойся, ничего страшного не произошло. Натали хотела обидеть меня, и добилась своего. Но ведь я и не думала, что она бросится мне на шею. Мне будет нелегко завоевать ее доверие. Гордон сумел настроить ее против меня.
Тайлер направился к лифту. Клаудия последовала за ним.
— Гордон тут ни при чем. Ты сама во всем виновата. Ты же бросила Натали. Она достаточно взрослая, чтобы разобраться, кто ее любит, а кто нет.
Двери лифта раскрылись. Они шагнули внутрь.
— Очень на это надеюсь, — горячо подхватила Клаудия. — Я докажу ей свою любовь!
Брови Тайлера насмешливо приподнялись.
— Очень трогательно, Клаудия. А что будет потом? Ты снова исчезнешь? От тебя вообще одни неприятности. Я начинаю жалеть, что привез тебя сюда.
Лифт остановился на первом этаже, и Тайлер посторонился, пропуская Клаудию вперед.
— Извини, Тайлер, я вынуждена тебя разочаровать. Тебе не удастся так легко от меня отделаться. Я намерена остаться, и ты не сможешь мне помешать!
Тайлер бросил на нее язвительный взгляд:
— Уверена? Ты меня недооцениваешь.
— Почему же? Я отдаю тебе должное, но имей в виду: я буду бороться.
Они приблизились к машине, но Тайлер не торопился открывать дверцу.
Повернувшись к Клаудии, он взял ее за подбородок.
— Не забывай, что Гордон назначил меня опекуном Натали.
Сердце у Клаудии екнуло, но она не отвела глаз.
— Угрожаешь? Хочешь встать между мной и дочерью? В суде тебя поднимут на смех, а ты окажешься именно там, если будешь упорствовать. Я мать и имею больше прав, чем ты, Тайлер. И с моральной, и с юридической точки зрения. — Надо срочно связаться с адвокатом и уточнить, так ли это, отметила она про себя. — Ни у кого нет большего права видеться с Натали, чем у меня!
— Даже если она этого не захочет? — вкрадчиво спросил Тайлер.
Клаудия вздрогнула и отшатнулась. Удар пришелся в цель.
— Иди ты к черту! — вскрикнула она и, отвернувшись, украдкой вытерла глаза. Сжав губы, она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Я знаю, что Натали меня ненавидит, — хрипло прошептала она. — Но пусть лучше ненависть, чем равнодушие. Признаю, дочь нужна мне. Но можешь не сомневаться, я не причиню ей боли. Если хочешь, могу поклясться: я буду оберегать ее душевный покой.
В наступившей тишине было слышно только прерывистое дыхание Клаудии.
Тайлер взял ее за плечи и развернул лицом к себе. Потом приподнял кончиками пальцев ее подбородок и заглянул в полные слез глаза.
— Какое смирение… Такой я тебя не помню.
Она опустила ресницы:
— Ты вообще меня не знаешь. И никогда не знал… — тихо сказала она.
— Тут ты, пожалуй, права, — согласился Тайлер.
В сердце Клаудии затеплилась надежда.
— Тайлер…
— Тебе следовало остаться с Гордоном, — сухо сказал он, не дав ей закончить фразу.
Это замечание разозлило Клаудию.
— Тебе легко говорить! Наверно, ты никогда ничем не жертвовал. А мне приходилось, и не раз. И знаешь, что я тебе скажу? Это больно! Так больно, что можно сойти с ума. Но ты ничего не способен понять. Ты и представить себе не можешь, что значит постоянно страдать, каждую Минуту, каждый час. И так изо дня в день, из года в год… Чувствовать, что душа медленно умирает, стараться не думать, забыть… Так вот, пока ты не испытаешь этой муки, не смей читать мне мораль, не указывай, что мне делать, а чего не делать.
Даже в полумраке Клаудия видела, как раздуваются от гнева его ноздри.
— Прекрати, Клаудия, у тебя истерика!
— Типичный мужской ответ на все проблемы! Нет у меня никакой истерики. А ты самодовольный, надутый индюк!
— Грубостью ты ничего не добьешься, — отрезал Тайлер.
Неизвестно почему, слова Тайлера подействовали на Клаудию как холодный душ. Вся ее злость куда-то пропала.
— Пока у меня вообще ничего не получается, что бы я ни делала, грустно сказала она.
— Жалость к себе тоже не выход. — Он наклонился и отпер машину.
Клаудия взглянула на его опущенную голову.
— Что мне делать? Скажи — и я последую твоему совету. Клянусь, я на все готова! — воскликнула она, чувствуя, что ее душевные силы на исходе и она вот-вот разрыдается.
В отличие от нее Тайлер полностью владел собой. Брезгливо поморщившись, он выпрямился:
— Ну вот, я же говорил, что ты на грани срыва… Садись в машину и постарайся взять себя в руки.
Подавленная и опустошенная, Клаудия молча повиновалась. Что бы она ни делала, все оборачивается против нее… Пристегнув ремень, она смотрела, как Тайлер обходит машину спереди и усаживается за руль. Когда автомобиль тронулся с места, она облизнула пересохшие губы и тихо сказала;
— Прости меня…
Тайлер тяжело вздохнул.
— Мы оба вели себя не наилучшим образом. Давай поедем в гостиницу, перекусим и немного расслабимся. А потом все спокойно обсудим, хорошо? устало произнес он.
Клаудия сомневалась, что они смогут найти общий язык, но возражать не стала.
— Хорошо.
Гостиница находилась недалеко от больницы, поэтому Тайлер и выбрал ее. После тяжелого дня номер Тайлера показался Клаудии настоящим раем. Наконец-то она сможет немного отдохнуть. Однако, как только Тайлер закрыл дверь, Клаудия снова занервничала. Впервые за многие годы они остались наедине.
С бьющимся сердцем она смотрела, как Тайлер усаживается в глубокое удобное кресло и с наслаждением вытягивает ноги, отчего мышцы его мускулистого тела напрягаются.
— Поужинаем здесь или спустимся вниз, в ресторан?
Вопрос Тайлера застал ее врасплох, она вздрогнула и покраснела, словно он поймал ее за неприличным занятием.
— У меня нет аппетита.
Тайлер потянулся к телефону.
— Подкрепиться все равно надо. Ты же с утра ничего не ела. Попрошу принести ужин в номер.
Клаудия не стала возражать.
— Делай как хочешь, Тайлер. Впрочем, ты обычно так и поступаешь. Извини, я хочу принять душ и переодеться.
Подхватив свой чемодан, она взглянула на две двери, расположенные в дальнем конце гостиной.
— Где моя комната?
Тайлер махнул рукой, и Клаудия направилась в указанную спальню. Закрыв за собой дверь, она облегченно вздохнула. Наконец-то она одна! Однако радость была недолгой. В комнате стояли две односпальные кровати, и одной из них явно пользовались. Неужели ей придется жить с Тайлером в одной комнате?!
Она вернулась в гостиную. Тайлер только что закончил разговор по телефону. Он сразу понял, в чем дело.
— Боюсь, тебе не повезло, Клаудия. Свободных одноместных номеров не было, пришлось взять двухместный. — Заметив ее растерянность, он пожал плечами. — Я предвидел твою реакцию и вижу, что не ошибся. Однако тебе придется смириться. Туристический сезон в самом разгаре.
— Но ведь есть же и другие гостиницы!
— Конечно, — согласился он, — но эта ближе всех к больнице. Я не собираюсь ежедневно мотаться за тобой на другой конец города. Так что, нравится тебе это или нет, ты останешься здесь.
— А вторая спальня?
— Там ночует Венди. Если у тебя больше нет вопросов, иди в ванную. Ты, кажется, хотела принять душ? Поторопись, ужин принесут через несколько минут.
Проклятье, у него на все готов ответ! И настаивать на своем нельзя: он поймет, что ее смущает его близость. Подумает, что она боится остаться с ним наедине. Клаудия направилась в спальню. Придется уступить. Ему-то, видимо, совершенно все равно. Ну так и она должна принять эту ситуацию как должное. И все же, убирая свои вещи в гардероб, где уже находилась одежда Тайлера, она почувствовала некоторую неловкость. Казалось таким естественным, что они будут жить в одной комнате, и, сложись все иначе, она была бы счастлива. Но что об этом думать? Абсолютно бессмысленное занятие! Клаудия взяла халат и решительно захлопнула дверцу шкафа.
Душ освежил ее, горячая вода смыла усталость. Надевая шелковый халат персикового цвета, она услышала стук в дверь. Тайлер крикнул ей, что ужин уже принесли. Есть совсем не хотелось, но Тайлер прав: необходимо подкрепиться после такого длинного и трудного дня.
Ужин был накрыт на столике в углу гостиной. Тайлер ждал ее, сидя в кресле под лампой, мягким светом озарявшей его усталое лицо. Когда-то они часто сидели вот так в каком-нибудь уютном кафе, держась за руки и глядя друг другу в глаза. Ей не забыть этих мгновений до конца жизни. Интересно, помнит ли он, как счастливы они были когда-то? Или навсегда вычеркнул ее из своего сердца? Скорее всего, так оно и есть. Клаудия вдруг пожалела, что не надела что-нибудь более строгое. Тонкая ткань халата подчеркивала женственные линии ее тела. Пожалуй, он может подумать, что она специально так оделась, желая соблазнить его, чего у нее и в мыслях не было. Чемодан собирала Серафина, она положила те вещи, которые Клаудия обычно носила. Легкое раздражение охватило Клаудию: почему она должна менять свои привычки в угоду Тайлеру? Ей безразлично, что он подумает! И стыдиться ей нечего. С гордо поднятой головой Клаудия направилась к столику.
Увидев аппетитный пышный омлет с салатом вместо тяжелой английской еды, Клаудия слегка удивилась. Омлет издавал такой восхитительный запах, что ей сразу захотелось есть.
— Странно, что ты поселился в гостинице, — заметила она, принимаясь за еду. — Ты же говорил, что живешь в Лондоне.
— Я продал свою квартиру, когда получил по наследству дом в Шропшире четыре года назад. Пожив там немного, я понял, что могу работать с тем же успехом, что и живя в Лондоне.
Утолив первый голод, Клаудия откинулась на спинку кресла, взяла бокал вина, к которому раньше не притронулась, и отпила глоток. Тонкий фруктовый вкус показался ей знакомым. Она села прямее и подчеркнутым жестом поставила бокал на столик, бросив на Тайлера укоризненный взгляд.
— Не нравится? Это калифорнийское вино, одно из лучших, — прищурившись, сказал он.
Руки Клаудии непроизвольно сжались в кулаки.
— Это любимое вино Гордона, и тебе это прекрасно известно!
Тайлер довольно улыбнулся:
— Не сомневался, что ты оценишь мою заботливость.
Клаудия с трудом сдерживала негодование.
— Вот уж не думала, что ты способен на такую низость!
— Хотел тебе кое о чем напомнить.
Клаудия стиснула зубы:
— Напрасно старался. Я и так ничего не забыла.
— У женщин короткая память. Как говорится, с глаз долой, из сердца вон. Поэтому, вероятно, ты и уехала так поспешно в Италию? — осведомился Тайлер с циничной усмешкой.
— Вряд ли ты поймешь, почему я это сделала, — парировала Клаудия.
Тайлер пропустил ее ответ мимо ушей.
— Ты вернулась на виллу своей тетки. Когда мы познакомились, ты жила у нее?
Надо же, неужели он это помнит?
— Да. Мне всегда было хорошо у тетушки Лючии.
Тайлер пристально посмотрел на нее.


— А она знала о наших отношениях? — резко спросил он.»
— Разумеется, — ответила Клаудия, ничуть не смутившись. — Я не делала из этого тайны и не стыдилась своего поведения. Тетя ничего не имела против, — добавила она.
Тайлер удивленно поднял брови, но в ту же секунду его лицо приняло прежнее холодное выражение.
— Если не ошибаюсь, ты говорила, что она художница?
— Да, — сухо подтвердила Клаудия, чувствуя, что в ней закипает гнев. — Она и сейчас занимается живописью. Думаешь, я не понимаю, к чему ты клонишь? Намекаешь, что она ведет богемный образ жизни и одобряет моральную распущенность? К твоему сведению, она очень порядочный и чуткий человек и у нее совершенно нормальный взгляд на отношения между мужчиной и женщиной. Она не считает жен рабами мужей, обязанными молча страдать и терпеть выходки своего господина и повелителя. Женщина тоже имеет право на счастье!
— Значит, клятвы, которые ты давала перед алтарем, для тебя пустой звук? — зло выпалил Тайлер.
Глаза Клаудии сверкнули. Она не заслужила такого упрека! Как он смеет судить, ничего не зная о ее жизни?
— Мужчины тоже клянутся в верности, что не мешает им с легкостью изменять своим женам.
— Я не сказал, что мы ангелы во плоти, — пожал плечами Тайлер.
— Но женщины, по-твоему, обязаны ими быть, верно? — огрызнулась Клаудия. — Как жена Цезаря, вне подозрений. — Она вскочила и пересела на диван. — Послушай, что я тебе скажу, и можешь смеяться надо мной сколько душе угодно. Я была верна Гордону… До того дня, когда встретила тебя. К тому времени мой брак превратился в фарс, пародию, но я ни разу не изменила мужу. Даже тогда, когда он раскрыл свое истинное лицо и заявил, что женился на мне из-за денег. Не знаю, что меня удерживало гордость, самолюбие, называй как хочешь, — но я помнила о своих клятвах.
Тайлера словно пружиной подбросило.
— А-а, значит, это я сбил тебя с пути истинного? — возмутился он. — Предположим, что так оно и было, но почему именно я удостоился такой чести? Что ты нашла во мне такого особенного?
Клаудия ухватилась за валик дивана, ноги у нее дрожали. Неужели он ждет, что она предаст свои чувства к нему? Нет, как ни тяжело ей сказать правду, она не станет ничего скрывать. Всю жизнь она старалась жить по совести, не станет лгать и сейчас.
— Ты знаешь ответ на этот вопрос. Я полюбила тебя.
Увы, если она ожидала, что искреннее признание растрогает его, она глубоко заблуждалась.
— Ты решила, что любовь оправдывает предательство? — холодно спросил Тайлер.
Бесполезно объяснять, что к тому времени она уже не считала Гордона своим мужем. Фактически их брак уже распался, оставалось только оформить развод… Может, все же сделать еще одну попытку?
— Тогда я не сомневалась, что ты поймешь все правильно. Пока ты не рассказал мне о своей матери…
— После чего ты быстренько разлюбила меня и вернулась к Гордону. Как трогательно! — фыркнул он.
Его бесчувственность задела Клаудию за живое.
— Я вернулась в Англию, потому что ты не оставил мне другого выхода, — горячо запротестовала она. — Ты же меня бросил!
Губы Тайлера скривились в недоброй улыбке.
— Я бы пожалел тебя, будь это правда, но, по-моему, ты лжешь. Очевидно, не так уж плохо тебе было с Гордоном, если ты продолжала с ним спать, — ядовито заметил Тайлер. — Скажи наконец правду, Клаудия. Ты любила меня?
Так сильно, что не колеблясь отдала бы за тебя жизнь, мысленно воскликнула она. Но гордость продиктовала ей другой ответ. Пожав плечами, она сказала:
— Какое это теперь имеет значение?
— Понятно… Я был для тебя всего лишь мимолетным курортным увлечением.
Этого она стерпеть не могла.
— Ничего подобного!
— Правда? — Он встал и подошел к ней. — Увидев тебя через год на приеме у родственников Гордона, я понял, почему ты лгала. Я и не подозревал, что ты жена моего двоюродного брата! Признайся, ты считала меня круглым дураком, да?
Клаудия беспомощно покачала головой.
— Никогда я так не считала, Тайлер, хотя ты мне все равно не поверишь. Я и понятия не имела, что вы с Гордоном братья. Думала, мы с тобой никогда больше не увидимся.
— Надеялась, что не увидимся, — уточнил он. — Ты же пришла в ужас, встретив меня. Боялась, что я тебя выдам!
— Почему же ты ничего не сказал?
Тайлер с отвращением покачал головой, досадуя на самого себя.
— Бог знает… А надо было сказать.
— И на том спасибо.
Тайлер вспыхнул:
— Не смей благодарить меня! Ты тут ни при чем. Просто я не люблю публичных скандалов. И потом, не хотелось огорчать Гордона. Каково было бы ему узнать, что жена обманывала его? И с кем? Со мной, его двоюродным братом!
Клаудия дернулась, словно он ударил ее по лицу.
— Вот оно что… Теперь понятно, чего стоила твоя любовь. Может, оно и к лучшему. Все уже в прошлом, — печально произнесла она. Тайлер снова предал ее. Только теперь это гораздо больнее…
Тайлер подался вперед.
— И ты не будешь оправдываться? Большинство женщин на твоем месте так бы и поступило.
Клаудия метнула на него негодующий взгляд:
— Я не большинство. Я — это я. Мне незачем оправдываться перед кем бы то ни было. Но если ты хочешь меня выслушать, я тебе все расскажу. Тайлер широко улыбнулся и опустился в кресло, положив ногу на ногу.
— Я стар, чтобы слушать сказки, Клаудия. Твоя жизнь подробно описана в газетах, черным по белому. При желании я могу в любой момент узнать все, что мне надо.
Клаудия сдалась. Говорить с ним — все равно что биться головой о стену. Вздохнув, она привалилась к спинке дивана, поджав под себя ноги.
— Ты безусловно веришь всему, что написано в газетах? — насмешливо спросила она.
— А что, репортеры тебя оклеветали?
Его самодовольный вид подействовал на нее как красная тряпка на быка. — Не совсем так. Кое-что соответствовало действительности. Я и правда совершала некоторые поступки, о которых потом сожалела. — Только никто никогда не спрашивал, почему она так себя вела. Тайлера это тоже совершенно не интересует.
Он бросил на нее уничтожающий взгляд, но Клаудия уже привыкла к его презрению.
— Нечем тут гордиться. Если ты намереваешься хоть изредка видеться с Натали, тебе придется обуздать свою любовь к ночным эскападам. Вряд ли это придется ей по вкусу, да и тебя не приблизит к желанной цели. Если твое имя будет метровыми буквами напечатано в желтой прессе, Натали возненавидит тебя еще больше.
Уязвленная в самое сердце, Клаудия не сразу нашлась что ответить.
Собрав все силы, она подняла на него глаза.
— Этого не случится. Странно, что ты до сих пор этого не понял. Натали мне так же дорога, как и тебе. Ей будет трудно привыкнуть ко мне слишком неожиданно я появилась в ее жизни, но я не собираюсь навязывать ей свою любовь. Да, она очень нужна мне, но я хочу, чтобы она полюбила меня, а не просто примирилась с моим присутствием.
Тайлер смотрел на нее в упор.
— А если она не захочет?
— Я подумаю, что делать, если… когда это случится, — спокойно ответила Клаудия.
Тайлер не сводил с нее глаз. Если он и пришел к какому-то выводу, то сообщить ей о своем решении не счел нужным. После долгого молчания он бросил взгляд на часы.
— Уже поздно. Нам обоим необходим отдых. Можешь первой занять ванную.
Я подожду здесь.
Клаудия вздохнула и подавила зевок.
— Спасибо, я так и сделаю. — Она встала. — Спокойной ночи.
Пройдя в спальню, она плотно притворила за собой дверь и на секунду привалилась к стене, чувствуя огромную усталость. Потом вынула из шкафа ночную рубашку и направилась в ванную, чтобы переодеться. Еще не хватало, чтобы Тайлер застают ее раздетой.
Однако Тайлер, видимо, и сам не желал этого, потому что появился, когда Клаудия уже лежала в постели. Сквозь опущенные ресницы она видела, как он расстегивает пуговицы на рубашке. Какие у него красивые руки… Пальцы длинные, сильные… Руки художника или музыканта. Она хорошо помнила нежность этих рук, когда он ласкал ее.
В глазах у нее защипало, и она крепко зажмурилась, чтобы не расплакаться. Не время предаваться воспоминаниям. Наступит ли оно когда-нибудь? Тайлер скрылся в ванной, пройдя совсем рядом с ее кроватью. Клаудия уткнулась лицом в подушку и разрыдалась. Неужели ей никогда не удастся забыть его? Нет, наверно, она обречена всю жизнь страдать и терзаться.
Долгий мучительный день подошел к концу. Клаудия закрыла глаза, и сон постепенно сморил ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пора любви - Браунинг Аманда

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Пора любви - Браунинг Аманда



Этот роман меня прямо за душу взял! Плакала я сильно, когда героиня просматривала фотографии и видео со своей дочкой!Всем советую прочитать этот великолепный роман! Обещаю, что Вы не пожалеете!
Пора любви - Браунинг АмандаЛиана
6.11.2011, 14.03





Интересный роман,но концовка как-то скомканая
Пора любви - Браунинг Амандавика
6.11.2011, 17.25





прикольно.
Пора любви - Браунинг Амандавика
17.05.2012, 14.40





Хороший роман. Добрый и чувственный! 10/10
Пора любви - Браунинг АмандаАрмина
10.09.2012, 2.31





Роман сильный. Как может ложь изменить судьбы многих людей. А концовка действительно скомкана, хотелось бы какогото развития.
Пора любви - Браунинг АмандаЛена
23.09.2012, 2.41





Согласна,что концовка романа скомкана,но всё равно роман понравился!
Пора любви - Браунинг АмандаЛена
17.08.2013, 6.36





Можно почитать.
Пора любви - Браунинг АмандаСвета
9.08.2015, 8.37





Душещипательный роман: 6/10.
Пора любви - Браунинг АмандаЯзвочка
9.08.2015, 10.56





Да, ложь и ненависть разрушают жизни людей. А еще очень важно всегда давать шанс другому человеку объясниться!!! Нельзя ставить клеймо на человеке, зная тольку одну сторону ситуации. rnРоман очень хороший. Очень хорошие герои, хоть и запутавшиеся. 10/10
Пора любви - Браунинг АмандаМари
26.03.2016, 13.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100