Читать онлайн Маленькая леди и принц, автора - Браун Эстер, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая леди и принц - Браун Эстер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая леди и принц - Браун Эстер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая леди и принц - Браун Эстер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Эстер

Маленькая леди и принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

В среду вечером я примчалась домой после нелегкой консультации по обновлению гардероба (у Фредди Маркхема аллергия на все подряд материалы, за исключением спандекса и кевлара) и бросилась переодеваться. В семь за мной должен был заехать водитель Александра.
Нельсона уже не было. Он обожает суматоху накануне больших торжеств. Если бы ему позволяли всякий раз организовывать толпу при помощи свистка и громогласных команд, он так бы и действовал.
Араминта сейчас наверняка заполошно перепроверяет свои записи, раздумывала я, надевая новый наряд – малиновое атласное коктейльное платье с широкой юбкой и шнуровкой на спинке. Оно так утягивало мой живот, что более двух бокалов выпивки в него не могло войти.
Над шнуровкой пришлось попотеть, однако результат превзошел все мои ожидания: молочно– белый бюст приподнялся на зависть самой Марии– Антуанетте. Красные туфли на высоких каблуках и жемчужные серьги – подарок Джонатана на прошлое Рождество – прекрасно дополнили картину. Я на миг замерла, готовясь добавить последний штрих.
Светлый парик Милочки.
Когда я впервые в жизни заколола шпильками собственные волосы и превратилась в блондинку, я почувствовала себя настолько небывало красивой, особенной и смелой, что освободилась от массы проблем и комплексов, с детства методично внедряемых в меня родственниками. Когда я полюбила Джонатана, а он полюбил меня – старомодную Мелиссу, скрывавшуюся под париком,– комплексы, по крайней мере частично, оставили меня по– настоящему. Но втайне я и теперь гораздо больше нравилась себе блондинкой.
Парик менял не только мою внешность. Он придавал мне некоторой дерзости, а она защищала от грубиянов вроде Ники. Я опять на мгновение замерла, хоть и была полна решимости. Раз уж отважилась пойти огнем на огонь, вооружись добрым старым огнеметом!
Надев парик, я стала поправлять его и, пока он не сел в точности как надо, умышленно не смотрела на свое отражение. Потом затаила дыхание и повернулась к зеркалу.
Вот это да!
Мои глаза заискрились, кожа засветилась бледно-золотистым сиянием, тело как будто чуть изменило форму, удобнее устраиваясь в новом платье. А лицо озарила улыбка.
Обычно я не кручусь перед зеркалом подолгу чтобы не особенно расстраиваться по поводу выпуклостей и округлостей, однако сейчас, когда я накрасилась с особой тщательностью, мое лицо будто очнулось от спячки. Темные линии, проведенные по краю верхних век и чуть загнутые у внешних уголков, подчеркнули золотистые пятнышки в моих карих глазах. А благодаря ярко-красной помаде я вдруг заметила, что моя нижняя губа полнее верхней.
Отойдя на шаг назад, чтобы увидеть в зеркале всю себя, я настолько обрадовалась, что улыбнулась шире. Занятая работой, поездками к Джонатану, мыслями о грядущей совместной жизни с ним и о переезде, я давным-давно не выглядела так здорово.
Настолько преображал меня в основном, конечно, парик. Неужели Джонатан правда хотел выбросить его в Ла-Манш? Зачем? Неужто мы могли прикинуться, что истории с Милочкой у нас никогда и не было?
Не успела я углубиться в не слишком приятные думы, зазвенел дверной звонок. Окинув свое отражение в зеркале последним взглядом, я схватила пальто и сумку и помчалась вниз по лестнице. На крыльце стоял седоволосый мужчина в зелено-золотистой ливрее и форменной фуражке.
– Мисс Ромни-Джоунс? – спросил он, протягивая руку, чтобы взять мое пальто.
Мы весьма неловко спустились по ступеням крыльца. У меня возникло чувство, что он не привык забирать людей из подобных домов. Прямо посреди дороги, царственно преграждая путь другим автомобилям, нас ожидал симпатичный «бентли».
– Сразу отправимся на место? – спросила я.
– Сначала заедем за принцем Николасом, мисс,– ответил шофер.
– Что ж, прекрасно! – Хотя бы не придется гадать, явится он или нет, мелькнуло в моей голове. – Надеюсь, он уже собрался! – пошутила я.
Водитель благоразумно промолчал.
Мы тронулись в путь, и я, чтобы не томиться в тишине, заметила: дескать, вы, верно, прекрасно ориентируетесь в городе. Шофер почувствовал себя свободнее и поведал мне о том, что его зовут Рэй, что он работает на Александра «с самой молодости», тридцать семь лет, и о том, что его самое нелюбимое занятие – забирать «этого парня» из ночных клубов.
– Порой приходится ждать его до четырех утра,– проворчал он. – Наконец гуляка вываливается, покрытый черт знает чем – простите за выражение,– и почти всегда с хорошенькой глупышкой, а то и с двумя…
Бедняга резко замолчал. Я взглянула в зеркало заднего вида – на его лице отражалась растерянность.
Не знаю, с чем это связано, но люди нередко открывают мне личные тайны, хотя я даже и не пытаюсь ничего у них выведать.
– Успокойтесь, Рэй! – быстро проговорила я. – Я не подруга Николаса. Я просто… сопровождаю его. Моя бабушка – давний друг их семьи.
Дайлис Бленнерхескет. Не знаете ее?
Лицо Рэя озарилось широкой улыбкой, напряжение тотчас ушло.
– Я так и подумал, мисс! Вы на нее похожи!
– Серьезно? – Я просияла. – Спасибо!
– Точная копия! О! Ваша бабушка – истинная леди. Представительница старой школы, если позволите так выразиться. Подобного мнения о ней,– он подмигнул,– далеко не один я.
– Я бабушку обожаю,– сказала я. – Таких, как она, на свете раз-два и обчелся.
Рэй явно хотел что-то добавить, но, очевидно, передумал. Его лицо вновь помрачнело.
– Знаете, если принцу Николасу повстречается женщина вроде вашей бабушки, принц Александр наверняка будет крепче спать по ночам.
– Ммм,– максимально нейтральным тоном согласилась я. – Далеко еще? Может, позвонить ему и спросить, готов ли он?
На три звонка Ники не обратил внимания, но, когда мы подъехали к его дому на Итон-сквер, он, наконец, соблаговолил ответить.
– Если скажет, что его нет, не верьте, мисс,– прошептал Рэй. – Мой приятель Джим час назад привез его из аэропорта. Вместе с дорожной сумкой и девчонкой – ну, как обычно.
– Николас, это Мелисса,– произнесла я. – Мы возле твоего дома. Ты собрался?
– О! Нет,– выдохнул Ники. – Я совсем забыл! Мелисса, ты не поверишь, но я сейчас на космической станции…
– Я прекрасно знаю, что ты дома,– строго сказала я. – Я тебя вижу.
Эту хитрость я не раз пускала в ход в работе с клиентами. Забавно, но она всегда действовала даже на мужчин гораздо более умных, чем Николас.
Из трубки послышалось растерянное «ах».
– Но, я же голый,– пробормотал Ники– Ты что, видишь все-все?
Я решила не увлекаться своей маленькой ложью.
– Мы во дворе. Иди одевайся и выходи…
– Или?
Я заправила за ухо прядь светлых волос. Снова чувствовать, как они нежно щекочут мои плечи, было несколько странно.
– Или я позвоню твоему деду.
Николас прервал связь.
Ровно через семь минут раскрылась задняя дверца «бентли», и принц Ники сел со мной рядом Его волосы еще не высохли после душа, на нем был отменный смокинг и белая рубашка, которую он не успел застегнуть. От него пахло средиземноморской смоковницей.
– Боже! – Он театрально отклонился назад, увидев меня. – А знаете, мисс Джоунс… без очков вы просто красавица!
– Спасибо,–ответила я. Под столь откровенным и любопытным взглядомтемных карихглаз было невозможно слегка не покраснеть, однако я старалась изо всех сил сохранять внешнее спокойствие. Милочку, я знала по опыту, подобное внимание не смутило бы.
– Ты всегда надеваешь парик, когда ездишь на свидания? – спросил Ники, бесцеремонно осматривая меня с головы до пят.
– Естественно, нет. Но иногда лучше, чтобы тебя не узнавали.
– Я бы в самом деле не узнал. Куда ты подевала Мэри Поппинс?
– Она перед тобой,– сказала я, немного отодвигаясь к дверце, чтобы Ники не касался меня коленом Я невольно обратила внимание, что к смокингу он надел туфли от Гуччи. – Но прячется под карнавальной маской.
Ники окинул меня взглядом коварного обольстителя.
– Позволишь заглянуть под нее?
– Нет,– отрезала я.
Рэй завел мотор, и машина направилась к «Хилтону».
Когда мы объезжали Слоун-сквер, Николас, якобы чтобы его не кренило, расставил ноги еще шире. Я отодвинулась чуть дальше к окну. Он положил руку на спинку сиденья, и я слегка наклонилась вперед, чтобы он не прикасался ко мне и пальцем. В мои ребра впились упругие пластины, вшитые в корсаж платья, тем не менее я умудрилась изобразить на лице улыбку. Естественно, этот самовлюбленный красавец миллион раз приставал к женщинам в машине, а мне далеко не единожды доводилось уклоняться от подобных домогательств. Я подумала: вот и начался наш первый урок. Его тема: «Не каждую женщину склонишь к близости».
– Поосторожнее, а то порвешь брюки,– пробормотала я.
Ники изогнул бровь. Я не обратила на это внимания.
– Раз ты не хочешь, чтобы сегодня в тебе узнавали Мелиссу, тогда как же тебя называть?
Я заколебалась.
– Ведь придется представлять знакомым мою спутницу,– добавил Николас. – Там будут и репортеры, а их хлебом не корми, дай узнать имена.
– Понятное дело,– ответила я ледяным тоном
Неужели он полагал, будто мне в жизни не доводилось бывать на многолюдных благотворительных вечерах? Мама нередко бросала меня среди толпы одну-одинешеньку.
– Не обращайся ко мне «Мелисса». Зови меня…
Я была вынуждена так поступить. Но побаивалась, что навлеку на себя неприятности.
– Зови меня Милочкой,– договорила я. – Милой Бленнерхескет.
Признаюсь, мне было очень приятно, когда остановив «бентли» возле роскошного отеля, выряженный в форму водитель поспешил выскочить и раскрыть передо мной дверцу. Ники тотчас пошел к парадному входу, а я на секунду-другую задержалась и поблагодарила Рэя.
– Если возникнут проблемы, немедленно звоните,– сказал он, вкладывая мне в руку визитку.
Поспешно пересекая вестибюль, чтобы не оставлять Николаса без присмотра, я невольно поглядывала в зеркала и начищенные стенные панели и всякий раз вздрагивала, видя уверенную, знающую себе цену блондинку.
Да уж. Неспроста Джонатан запретил мне носить парик.
Войдя в зал, где гости уже потягивали голубые коктейли, я остановилась и оглядела толпу. Габи и Аарон стояли возле огромного тобоггана с вином. Аарон наполнял свой бокал, а Габи что-то взволнованно говорила. Трем купленным в «Селфриджез» нарядам она предпочла очень маленькое золотистое платье с воротником-хомутиком и такого же цвета босоножки от «Джина». Аарона она заставила надеть смокинг.
Аарон Джейкобс теперь работал биржевым маклером в Сити. Пахал он по пятнадцать часов в сутки, зарабатывал столько, что тратить эти деньги у него не хватало времени, и пылал к Габи той странной любовью, какую питает крокодил к птичке, садящейся ему на нос и выклевывающей у него из зубов остатки пищи. Аарон ни разу не видел меня в парике, поэтому, когда я подошла и чмокнула его в щеку, не сообразил, кто перед ним.
– Габи, честное, слово, я понятия не имею, – забормотал он, бледнея под загаром.
– Да это же Мел, дурачок! – воскликнула Габи, шлепая жениха своей крошечной вечерней сумочкой. – Выглядишь потрясающе! – сказала она, поворачиваясь ко мне. – Кто раскошелился? Принц-дед, мечтающий о перерождении внука?
– Нет, в этот раз – я сама. Николаса не видели? – спросила я, всматриваясь в толпу. – Мы приехали вместе, но он рванул вперед и куда-то подевался.
– Николаса – нет. Зато твоя подруга Леони определенно тут,– сказала Габи. – Нельсон встретил ее как положено. «Привет, ты, должно быть, Леони». И они вместе отправились проверить, умеет ли продавщица лотерейных билетов пользоваться считывающими устройствами для кредитных карт.
Стало быть, разговор о подсчете финансов у них благополучно завязался.
– Замечательно! – сказала я. – А Роджер? Он собирался приехать со своей таинственной новой подругой.
Габи покачала головой.
– С ним я пока не сталкивалась. Скорее бы взглянуть на его Зару! Какой ты ее себе представляешь? Высокомерной коротышкой? Пли приветливой тумбой?
– Она манекенщица,– напомнила я.
– Это по словам Роджера. – Габи фыркнула. – Думаешь, среди его знакомых очень много моделей? А на безрыбье, как говорится, и рак рыба!
– А если она высокая и неотразимая? – предположил Аарон.
Мы с Габи одновременно усмехнулись.
– Вряд ли, мой дорогой,– сказала Габи. – Слепая и неотразимая – это возможно.
Аарон ничего не ответил, продолжая неотрывно смотреть куда-то поверх наших плеч. Его взгляд был таким пристальным, что мы невольно повернули головы.
Сквозь расступавшуюся толпу плыл Роджер, поразительно гладко выбритый и причесанный, но в старом, поеденном молью отцовском смокинге. Его сопровождала, приковывая к себе всеобщее внимание, рыжевато-блондинистая женщина-газель в куда более открытом, чем у Габи, платье. Если задуматься, материала на тот и другой наряд ушло примерно одинаково, ведь Зара была высокая, под шесть футов, а рост Габи всего-то чуть больше пяти.
– Не-е-ет,– выдохнула Габи.
– Да-а-а,– возразил Аарон, за что получил еще один шлепок сумочкой.
– Роджер, – воскликнула я, ибо парочка почти приблизилась. – Выглядишь сногсшибательно'. А ты наверняка Зара! – Я протянула манекенщице руку. – Какое красивое платье!
В огромных карих глазах Зары отразился испуг. Она взглянула на меня с надеждой, улыбнулась, ответила «пожалуйста» и с чрезмерным усердием потрясла мою руку.
– Зара из Узбекистана,– сказал Роджер. – По-английски, к сожалению, почти не говорит.
– А ей это и ни к чему,– произнес Аарон. – То есть… я хотел сказать… наверняка она прекрасно обходится и без слов.
– Аарон! – прикрикнула Габи.
– Зара, это моя приятельница Мелисса,– очень медленно проговорил Роджер, указывая на меня. – Это Габи, это Аарон.
Он достал из внутреннего кармана малюсенький словарик и протянул его подруге. Та застенчиво кивнула.
– Здрастуй,– старательно выговорила она по-английски.
Длинноногая, длиннорукая, с большущими темными глазами, Зара, когда улыбалась, походила на жирафенка.
– Здравствуй! – хором ответили мы, возможно, чересчур громко.
– А я Николас, принц Холленбергский,– послышалось из-за моего плеча. – Здравствуйте!
– Здрастуй,– повторила Зара, и ее глаза подернулись туманной дымкой.
Судя по всему, слово «принц» без труда перескочило через языковой барьер.
С появлением Ники все вдруг ожили, будто взбодренные легким электрическим ударом. Габи
чуть не дрожала от волнения и по прошествии пары мгновений, за которые Ники и Зара успели обменяться пылкими взглядами, больше не могла удерживаться.
– Здравствуйте, ваше высочество! – воскликнула она, протягивая Николасу руку. – Я Габи, подруга Мелиссы.
Он взял ее пальцы, прижал их к губам и ответил:
– Очень приятно, Габи.
Габи чуть не умерла от радости. Должна признать, сцена их знакомства произвела впечатление даже на меня. Один только Роджер стоял с кислой миной. Создавалось впечатление, что его подташнивает.
– Она мне про вас рассказывала,– воскликнула Габи, кивая на меня.
– Надеюсь, не вдавалась в подробности,– протяжно ответил Ники, выражая всем своим видом: «Знаю, все только и делают, что обо мне говорят».
– Не вдавалась! – почти вскрикнула Габи. Какого черта она так напрягла голос? Я метнула в нее многозначительный взгляд: «Прекрати! Не такая уж он и важная птица!»
Женщины глазели на Николаса так, будто не видывали ничего более прекрасного с тех пор, как побывали на распродаже «Харви Николе». Тщательно продуманный план по перевоспитанию Ники вдруг показался мне смехотворным.
Роджер бросал на Зару исполненные отчаяния взгляды, пытаясь привлечь к себе ее внимание, однако она, подобно Габи, стояла, зачарованная Николасом. Я незаметно пихнула Роджера в бок. Он убито посмотрел на меня.
– Ну же, Родж! – прошептала я. – Скажи ей что-нибудь!
– Например? – беспомощно спросил он.
Ники тем временем слишком откровенно рассматривал ожерелье Зары.
– Например… Пойдем к столу, дорогая!
Я заметила, что Николас не потрудился привести себя в порядок. Несколько верхних пуговиц его рубашки до сих пор оставались расстегнутыми, галстук болтался на шее незавязанный, а стоял Ники так, что виднелась ярко-оранжевая подкладка пиджака. Белоснежная рубашка эффектно подчеркивала медово-бронзовый загар, на покрытой темными волосами груди поблескивала тонкая золотая цепочка. Умом я понимала: это верх дурного вкуса, но сердце, невзирая ни на что, каждые несколько минут взволнованно екало. Ники был ходячей журнальной картинкой «принц-плейбой», очутившись же в столь привычном для него светском обществе, стал еще притягательнее.
Когда он подмигнул Заре, а Габи наморщила лоб от разочарования, смешанного с вожделением, я попыталась унять вздымавшуюся в груди тревогу. Если Роджер не собирался принять срочные меры, чтобы прекратить бессовестную игру это надлежало сделать мне.
Во-первых, Мел, не показывай ему, что ты на взводе, велела я себе.
– Может, помочь тебе завязать галстук? – учтиво спросила я. – Этого требуют правила приличия.
– Мечтаешь мне помочь? – произнес Ники, с наглым видом подмигивая. – Не изобретай предлогов, чтобы приблизиться, Милочка. Просто скажи, чего хочешь.
– Ты неправильно меня понял,– отчеканила я, хотя от многозначительного тона, каким он произнес «Милочка», внутренне содрогнулась. – А галстуки лучше покупай такие, которые уже завязаны.
Не сводя с меня взгляда, Николас взял галстук и несколькими быстрыми ловкими движениями затянул на шее идеальный узел.
– У меня в этом деле громадный опыт,– снисходительно объяснил он. – Накопленный годами.
Хотелось бы мне не обратить внимания на его маленькое представление. Увы, оно меня поразило.
Однако демонстрировать свое изумление Николасу я не собиралась.
– С девушками ты познакомился,– холодно заметила я.– А Роджера Трампета знаешь? Он бойфренд Зары. А это Аарон Джейкобс, жених Габи.
– Уверен, все мы в два счета подружимся,– произнес Ники, глядя на одну Зару.
– Она узбечка,– объяснил Роджер. – Так что говори помедленнее.
Николас вскинул руки.
– Почему же ты сразу не предупредил?
Он что-то добавил на незнакомом языке, я решила, что на узбекском. Зара ничего не ответила, лишь звонко рассмеялась. В следующую минуту Николас повел ее в столовую, положив ей руку чуть ли не на аккуратный, как у всех манекенщиц, задик.
Мы с Роджером, Габи и Аароном, оставаясь на прежних местах, переглянулись.
– Давай же, Роджер! – воскликнула я. – Дуй за ними следом!
– А зачем? – проныл Роджер, едва не сползая по колонне, будто после стакана виски. – Ты и представить себе не можешь, чего мне стоило выучить «ты красивая» на узбекском. Наверное, я лучше поеду домой…
– Роджер, да ведь ты… – Я напрягла мозги, придумывая для него правдивое и ободряющее утешение. – Ты порядочный парень, а он несчастный дармоед!
– Да, но какой! – мечтательно протянула Габи.
Я сверкнула на нее глазами, снова посмотрела на Роджера и, пробормотав себе под нос «господи боже мой!», последовала за Ники и Зарой Чтобы приблизиться к нашему столу как можно быстрее и удостовериться, что Ники не вздумал поменять карточки, мне пришлось пустить в ход особые навыки и чуть ли не пролететь сквозь толпу Я уселась слева от него. С другой стороны должна была сесть Габи. Остальные явились следом за мной, как стайка утят.
– Ты очень проницательна,– вскидывая бровь, заметил Ники.
Роджер решительно схватил булочку и вручил ее Заре.
– Просто я взяла на себя обязанность следить за тобой,– сказала я, протягивая руку к кувшину с водой.
– Ах да. Я помню,– пробормотал Ники. – Советую прилагать чуть больше усилий.
– Если ты думаешь, что… – начала было я, но остановилась.
Играя роль Милочки, я усвоила один урок: нельзя реагировать на подобные провокации мужчин типа Ники, это только сильнее их раззадоривает. Не окончив фразу, я лишь вежливо улыбнулась.
Николас театрально поднял руку и взглянул на часы.
– Обстановка – высший класс,– пробормотала Габи, осматриваясь по сторонам– Аарон, может, закажем такие же стулья на свадьбу?
Теперь я понимала, почему Нельсону приходится корпеть над уймой расчетов. На строительство судов уходило наверняка гораздо меньше денег, чем на организацию сегодняшнего праздника.
Повсюду красовались сине-белые цветочные композиции, стены и гигантская ледяная скульптура корабля ее величества «Виктория» на сцене в дальнем конце зала мигали, увешанные гирляндами.
Я почувствовала, что Габи толкает меня локтем в бок, и взглянула на нее. Она восторженно смотрела и кивала куда-то в сторону. Проследив за ее взглядом, я увидела Нельсона. Он приближался к столу, что-то увлеченно рассказывая девушке, по-видимому Леони Харгривз.
– Что ты с ним сделала? – прошептала восхищенная Габи.
Я собралась было ответить «ничего», но снова взглянула на Нельсона, и мысль вылетела у меня из головы. Я прекрасно знала, что ему очень идут праздничные наряды – будь то смокинг, фрак или национальный шотландский костюм. Но сегодня, с искусно уложенными волосами, он был точной копией Дэниела Крейга и выглядел настолько здорово, что даже у меня что-то затрепетало в груди.
– Он лучший из всех, над кем ты когда-либо работала,– пробормотала Габи.
– Я бы не сказала, что это благодаря мне он…
– А я бы на твоем месте не скромничала,– заявила Габи. – Гордилась бы!
– Тсс,– прошипела я. – А то он услышит.
Слава богу, Леони оказалась такой, какой я ее и представляла,– стройной шатенкой в платье от Лауры Эшли. Я вздохнула с облегчением, так как до сих пор побаивалась, что она превратилась в смазливую кошечку.
Ничего подобного не случилось. У нее даже увлечения остались прежние: я услышала, как Леони толкует о бухгалтерском учете.
Я быстро представила вновь пришедших и почувствовала, что между Ники и Нельсоном тотчас вспыхнула неприязнь. У меня упало сердце. Нельсон и так все уши мне прожужжал о различиях между настоящими принцами и жалкими подделками, никчемными плейбоями, а тут еще и Ники явно невзлюбил Нельсона!
Как только я их познакомила, Ники повернулся к Заре, нагло уставился на ее платье и что-то забормотал на странном языке. Я поняла лишь последние два слова – их он произнес на английском – «поддерживает сиськи». Замолчав, Ники бесстыдно подмигнул.
– Что ты сказал? – требовательно спросил Нельсон.
– Спросил у Зары, как на ней держится платье,– невозмутимо ответил Ники.
– По-моему, это касается только Зары и Роджера,– заметил Нельсон, многозначительно глядя на грубияна. – Если хочешь знать…
– Дай бог, чтобы все должным образом держалось, а мы обо всем, о чем нужно, знали! – весело воскликнула я. – Николас, когда приедут твои друзья? – спросила я, пытаясь отвлечь его внимание от Зары.
– Свинку можно не ждать,– сказал он, наливая в большой бокал вина. – Она вечно опаздывает. А Чандер, когда я болтал с ним в последний раз, был еще в Мортон-он-Марш, так что тоже явится позже.
– А когда вы разговаривали? – спросила я.
– Около часа назад. Не боись! У него очень быстрая машина, а в правах всего лишь шесть отметок. Да успокойся ты! – добавил он, когда я в ужасе расширила глаза.
– Это, случайно, не они? – спросила Габи, кивая на парочку, что вразвалку шла между столами.
Я могла себе представить, как общаются приятели Николаса, еще до того, как они приблизились и я услышала их развязную болтовню. У Чан– дера было круглое красное лицо, покрытое загаром горнолыжника, с белыми кругами вокруг глаз от защитных очков; у худышки Свинки – бледно– апельсиновая кожа и копна нарощенных волос, весили которые, наверное, как половина ее самой. На лицах обоих отражались скука и недовольство. Я с ужасом подумала о том, что сегодня вечером даже Нельсону будет непросто поддерживать общий разговор.
– Ага. – Ники встал и замахал рукой. – Сюда, Свин! – заорал он.
Люди вокруг закрутили головами. Ники ухмыльнулся.
– По-моему, Николас, твои друзья нас уже заметили,– сказала я. – Все остальные тоже обратили на тебя внимание, так что можешь сесть.
Ники опустился на стул.
Роджер, Нельсон и Аарон поднялись, когда Николасовы друзья приблизились к столу, однако Имоджен не обратила на их благородный жест ни малейшего внимания.
– Черт! – Она тяжко вздохнула. – Надеюсь, мы не застрянем здесь надолго. На меня уже в гардеробной напала тоска.
Я выразительно посмотрела на Ники, подсказывая ему, что он должен представить нам своих приятелей. Он недоуменно вскинул брови.
– Ты кое-что забыл сделать,– прошептала я сквозь стиснутые зубы.
Тут до меня дошло, что имена моих друзей он наверняка благополучно забыл.
Габи и Зара смотрели на него в ожидании.
Я поджала губы. Имена я специально назвала ему дважды. Как зовут его, все, конечно, запомнили по той простой причине, что он носил титул принца. Но положение обязывало его уважительно относиться и к остальным.
К моему великому удивлению, Ники понял, на что я намекаю, и прочистил горло.
– Свинка, Чандер, это Милочка. А это… гм…
– Аа… – попыталась я ему помочь, когда он перевел взгляд на Аарона.
– Адам?
Я строго взглянула на него, и он поспешил поправиться:
– Вернее, Абель… нет, Аарон. Точно! Аарон.
– Га-а… – тихонько подсказала я.
– Габи,– сказал Ники, возмущенно взглянув на меня. – Как я мог забыть имя Габи?
– Ты нормально себя чувствуешь, Мелисса? – спросил Нельсон.
Я кивнула.
– Габи, Зара и… Ричард?..
– Роджер! – бодро воскликнула я.
– Роджер и… Леони?.. – Повернувшись к Нельсону, Ники даже не попытался вспомнить, как его зовут, точнее, явно прикинулся, что начисто забыл его имя. – Прости, вылетело из головы.
– Нельсон,– выпалил Нельсон. – Если забудешь еще раз, вон там, на сцене, есть подсказка.
– Ты что, цветочник?
– Нет,– отрезал Нельсон, краснея от возмущения. – Я не про цветы, а про корабль ее величества «Виктория».
– Прости,– протяжно ответил Ники. – История Великобритании меня как-то не особо волнует. А это Сельвин Картер-Кейли и Имоджен Лейс. Ты достопочтенная, Свинка? Вечно забываю…
– Или обычная? – поинтересовалась Габи.
– Свинка я не для всех,– ледяным тоном произнесла Имоджен. – Это любовное прозвище. – Она презрительно взглянула на меня. – Так меня зовет только Нике.
Мы с Габи переглянулись.
– Прекрасно! – воскликнула я. – Спасибо Ники. Может, попросим принести нам еще вина?
– Да,– ответили хором Николас, Роджер, Габи и Нельсон.
В перерыве между салатом из креветок «Мэри-Роуз» и основным блюдом из сибаса «Ютландия» Ники извинился и пошел в уборную. Спустя четверть часа он так и не вернулся, и в моем воображении закружили ужасающие картинки.
– О нет! – воскликнула я и положила на стол салфетку. – Я совершенно забыла о лотерейных билетах! Прошу прощения! Я отлучусь купить парочку, а то все разметут, и плакал тогда мой выигрыш!
– Куда идти, знаешь? – спросил Нельсон.
– Гм, нет,– ответила я, уже оглядываясь по сторонам и проверяя, нет ли где поблизости мечущихся в ужасе или оцепенелых женщин.
– Тогда иди за мной. И не забудь кошелек,– сказал Нельсон, вставая из-за стола. – Кто-нибудь еще хочет приобрести билет? Леони?
– У меня один уже есть,– ответила она. – Купила ради благотворительности. Вообще-то я никогда не играю в лотерею. Глупая трата денег.
– Габи?
Габи кивнула.
– И я уже купила.
Судя по напряженному лицу Аарона, я поняла, что расплатилась Габи с помощью его кредитки. Мы увидели Николаса у входа в зал, где продавали лотерейные билеты. Он стоял возле шестифутового якоря из белых гвоздик, обхаживая пухленькую девочку-подростка. Ошеломленная девочка так отчаянно хлопала ресницами, что, наверное, ей казалось, Ники движется в режиме замедленного воспроизведения.
– …В эту самую минуту причаливает к берегу в Монте-Карло,– говорил он. – Знаешь, где находится Монако, а, дорогая?
– Нет,– на выдохе произнесла девица. – Но съездить туда не отказалась бы.
Ники широко улыбнулся.
– Там особенно приятно загорать. Так и вижу тебя на палубе. Лежишь себе, нежишься под солнышком. Расскажи-ка мне, как ты загораешь? Без верха? Голышом? Или, если я загляну вот сюда, увижу белые полоски?
Мы с Нельсоном спрятались за колонной.
– О боже! До чего он предсказуем,– пробормотала я. – Что это за девчонка?
– Это дочь Араминты, Софи,– шепотом ответил Нельсон. – Ей поручили заведовать лотерейными билетами. Я говорил: не нравится мне эта затея. Софи явно туповата.
Я выглянула из-за столба, дождалась минуты, когда Ники чуть отвернулся от ослепленной Софи, и взмахнула рукой. Наши взгляды на миг встретились. Подскочить и оттащить его от греха подальше в столь людном месте я не могла.
– Прекрати! – строго произнесла я одними губами.
Софи наклонилась к сумке с билетиками, а Ники состроил недоуменную гримасу и приставил к уху сложенную трубочкой руку.
– Прекрати! – громким шепотом произнесла я, подавая запретительные сигналы.
Ники пожал плечами: дескать, не понимаю. Мне оставалось только снова скрыться за колонной.
– Так я и знала! – пробормотала я, обращаясь к Нельсону в той же степени, в какой и к себе. – Он плевать на меня хотел! Еще пять минут, и полезет разворачивать призы!
– Но хоть капля порядочности в нем должна же быть? – пробормотал Нельсон. – Не знаешь, как до нее достучаться?
Я скривилась.
– Он может быть порядочным, только если ему пригрозят, что не будут выдавать деньги.
– Если отец Софи увидит, как этот придурок пялится на его дочь, Ники лишится не только денег,– сказал Нельсон. Его лицо вдруг приняло странное выражение. – А ведь ты сегодня в парике..
– Ну и что?
Ники уже начал претворять в жизнь свой план по проверке загара. Атласные бретели Софи из-за весьма немаленького бюста и так были натянуты до предела. Одно резкое движение – и неизвестно, что бы сталось с платьем.
Нельсон многозначительно кивнул.
– Ты здесь как Мелисса, или как Милочка?
Именно в это мгновение Ники воскликнул:
– Ты смотри-ка – нет!
Он медленно вернул атласную бретель на обнаженное плечо нервно хихикающей Софи.
– Как Милочка,– ответила я.
Моя спина вдруг стала сама собой распрямляться, будто кто-то невидимый потянул вверху за веревку, пропущенную сквозь позвоночник, а в крови забурлила знакомая и приятная уверенность.
– По-моему, Милочка не смогла бы спокойно наблюдать за подобным безобразием со стороны,– без зазрения совести продолжал Нельсон. – Она давно бы подошла и…
Остального я не услышала, потому что уже стремительно приближалась к Ники, не обращая внимания на звенящие в голове сигналы тревоги и на легкое возбуждение, взбегающее вверх по ногам.
– Ах, вот где ты застрял! – проворковала я, хватая Ники за руку. – Мы успели соскучиться!
Его лицо на миг исказилось недовольством, однако он тут же скрыл его, придав себе обычный насмешливый вид.
– Рад слышать.
– Не хочешь представить меня своей знакомой? – спросила я. Не успел Ники рта раскрыть, я протянула Софи руку. – Привет! Меня зовут Милочка.
– Она моя соседка,– добавил Нельсон, возникая у меня за спиной. –И спутница принца Николаса на сегодняшнем вечере.
Ники бросил на него злобный взгляд. Нельсон лишь улыбнулся ему сдержанной улыбкой священника.
– Милочка, а это Софи Бельведер,– сказал он. – Ответственная за лотерейные билеты.
– За продажу билетов,– поправила Софи, искоса взглянув на Ники. – Принц Николас всего лишь рассказывал мне о яхте своего деда,– смущенно добавила она. – Очень интересно…
– Правильно,– подтвердил Ники. – И спросил, не желает ли Софи как-нибудь на выходных съездить со мной в маленькое путешествие.
Софи снова живо захлопала ресницами.
– Да нет же, Ники! – воскликнула я, хохотнув. – Ты что-то путаешь!
– Путаю? – Ники тоже засмеялся, но куда более сухо.
– Все дело в том, Софи, что дедушка принца Николаса, принц Александр, предложил нашим благотворителям в качестве одного из главных призов лотереи уик-энд на своей яхте. Принц Александр очень опытный мореход, как, собственно, и принц Николас…
Я взглянула на Ники, будто ожидая подтверждения. Он стоял с приоткрытым ртом и явно напрягал мозг, силясь понять, что происходит.
– Подожди-ка…
Я не дала ему возможности прибавить ни слова.
– Понимаю, это несколько неожиданно, но оба принца изъявили большое желание поучаствовать в этой благотворительной акции. – Я встала ближе к Николасу и слегка подтолкнула его локтем. – Очень мило с их стороны, не правда ли? Взять и предоставить организаторам собственное судно!
Я снова подтолкнула Ники. На сей раз он не растерялся и тоже меня толкнул.
– Плавать на яхте здорово! – протянул он. – И даже полезно. Учишься завязывать узлы и все такое прочее…
– Ведущим уик-энда будет, конечно, Ники,– без запинки продолжала я. – Вдобавок победителю, без сомнения, предложат поужинать в каком-нибудь приличном месте… Там, в Монако.
– Не знал, что ты яхтсмен,– произнес Нельсон. По его тону было ясно: он никогда в это не поверит. – Много времени проводишь в море? И на какой плаваешь яхте?
У Ники забегали глаза.
– На такой, где есть жилые и служебные помещения для экипажа и обслуживающего персонала. Не обязательно уметь ею управлять…
– Ха-ха-ха! – рассмеялась я, пока Софи не сообразила, о чем речь. – Прости, Софи, что отнимаем у тебя время. Николасу чего только не взбредет в голову! Может, вернемся в зал и ты сделаешь объявление? – предложила я, глядя на Ники. – Тогда народ станет активнее раскупать билеты.
– Ну, спасибо! – язвительно выпалил Николас, когда Софи ускользнула от нас и встала как можно дальше.
– Это тебе спасибо! – сказал Нельсон, с истинно британской сердечностью пожимая руку Ники.– Надеюсь, ты в подробностях расскажешь нам о своей яхте. Что она собой представляет? Похожа на «Дворец Джина»? Нас, морских волков, хлебом не корми, дай поговорить о самом любимом. Ну, ты меня понимаешь…
– Хватит, Нельсон,– прошептала я. Уверенность Милочки улетучилась так же внезапно, как явилась. И я обнаружила, что стою посреди коридора в компании разъяренного светского льва и своего весьма довольного соседа по квартире. Понятия не имею, откуда это во мне берется. Ощущение, будто в мою голову внедряется мозг совсем другой женщины. А когда наваждение проходит, я чувствую себя не в своей тарелке.
Нельсона явно так и подмывало пуститься в разглагольствования об истории мореходства. Я отправила его к Софи за билетами, а сама повела Ники назад к столу.
– Послушай, это ведь только вам на руку,– сказала я, стараясь не замечать, сколь качественно пошит пиджак Ники и сколь ладно он сидит на широких плечах. – Тут пропасть журналистов. Я видела по крайней мере двух фотографов и одну репортершу из «Харперс» – она училась в школе вместе с моей сестрой. Тебя сфотографируют с организаторами, ты поможешь трудным подросткам, убедишь общественность, что способен быть щедрым и вдумчивым… Это же замечательно!
Ники резко остановился и нахмурил брови.
– Можно было сначала посоветоваться со мной, а потом уж выкидывать такие фокусы!
– Тогда вся моя затея утратила бы элемент неожиданности,– сказала я, невинно глядя на него. – И вообще, твой дед позволил мне делать, что потребуется, лишь бы это благотворно повлияло на тебя.
– А что, если победительницей окажется божественная, но замужняя женщина? Как мне тогда быть?
– Пометаете на палубе кольца в цель, вместе с ее мужем.
– Нет уж, метать кольца будешь ты,– заявил Ники, открывая передо мной дверь.
– Я?
– Тебе придется поехать с нами.
– Но…
– Никаких «но»,– сказал Ники, приостановившись в дверном проеме и положив руку мне на голову. – Ты же мой пиар-менеджер по вызову!
Я сделала глубокий вдох, наполнив легкие одеколоном Ники. И вдруг поняла, почему Софи будто опьянела.
– Ты ведь поэтому и подскочила ко мне, когда заметила, что я с ней разговариваю? – сдовольной улыбочкой добавил Ники. – Или просто приревновала?
Я сосредоточилась на воображаемом списке правил по перевоспитанию, снова распрямила спину и посмотрела прямо в темные наглые глаза Ники.
– Да, я, можно сказать, твой пиар-менеджер. – Ники высокомерно усмехнулся, однако я не покраснела и не опустила глаза. – И хотела напомнить тебе, что, раз ты явился на праздник с женщиной, других до конца вечера замечать не должен.
– А если эта женщина всего лишь, мой пиар-менеджер? По вызову?
– Тогда тем более.
– Что ж, хорошо,– пробормотал Ники, тоже не опуская глаз. – Мой взгляд до конца вечера будет прикован только к тебе.
Выражение его лица стало настолько бесстыд– но-многозначительным, что меня бросило в жар, потом в холод. Желая вернуть самообладание, я пропустила Ники вперед.
Роджер, воспользовавшись отсутствием Ники, умудрился завязать с Зарой разговор. Когда мы подошли, они улыбались и счастливо кивали друг другу. Роджер весь сиял. Казалось, еще немного – и он растает и стечет под стол.
– А! – воскликнула я, садясь рядом с Габи. – Вы только посмотрите на Роджера и Зару! Подозреваю, они держатся под скатертью за ручки.
– Держатся за ручки? – Габи фыркнула. – Ты так думаешь?
– Да,– уверенно ответила я, не обращая внимания на то, как подруга легонько толкает меня локтем в ребра. – А что им еще делать? По-моему, это ужасно романтично!
– Ну и пусть,– проворчала Габи. – Пусть держатся, если им так хочется.
Чандер, или Сельвин – бог знает как мне следовало его называть,– трепался по телефону, а Имоджен, не спускавшая с меня и Ники ледяного взгляда, казалось, пыталась выжечь в моем сознании: руки прочь!
Леони тем временем рассказывала захмелевшей Габи о том, сколько денег та могла бы экономить, если бы каждые полгода заводила новую кредитную карточку и делала краткосрочные финансовые вложения. Аарон к этим объяснениям проявлял куда больше интереса и, чтобы лучше слышать Леони, тянул над столом шею.
– Сколько у тебя кредиток? – спросила Леони у Габи.
Та скривилась.
– Гм, всего пять.
Аарон взглянул на невесту с недоверием, и не без оснований. Насколько я знала, кредитных карт у Габи было по меньшей мере восемь.
– Магазинные или обычные? – не отставала Леони.
– Послушай, Леони, вот, Мелисса вернулась… Расскажи, какой она была в школе,– попросила Габи, мечтая сменить тему.
Имоджен наклонилась вперед, чтобы обратить на себя внимание Ники, демонстрируя всему столу свою загорелую плоскую грудь. У нее, как и у Пэрис Хилтон, выпирали ключицы. У меня вот ключиц как будто вовсе нет. В жизни не видела, чтобы они обозначались.
– Дорогой,– произнесла Имоджен. – А куда мы поедем потом?
Ники стрельнул в меня глазами.
– Я – домой,– равнодушно сказал он.
– Как это домой? – в ужасе воскликнула Имоджен. – Почему?
– Что ты имеешь в виду? – громко спросил Чандер, захлопывая телефон. – Какой-нибудь новый бар?
– Нет, я имею в виду дом,– сказал Ники. –Место, где я живу.
– И думать забудь! – отрезала Имоджен. Габи, Аарон, Нельсон, Леони и Роджер старались делать вид, будто ничего не замечают. Зара улыбалась, мало что понимая.
Ники не удостоил Имоджен ответа, лишь повел бровью, точь-в-точь как молодой Роджер Мур. Я все раздумывала, стоит ли отучать его от этой привычки.
– Ты же сам сказал: потерпим скукотищу, зато потом поедем куда-нибудь еще,– процедила сквозь зубы Имоджен. Она старалась говорить тихо, однако смысла в этом не было, ведь мы сидели довольно близко друг к другу и в любом случае все слышали. – Зачем я тогда надела «Миссони»? Ты обещал, что мы побудем среди этих благодетелей час-другой, а потом отправимся в более интересное место…
Она обвела стол взглядом. Мы все притворились, что нам до нее нет дела, однако я заметила, как у Габи слегка подергивается губа. Моя подруга терпеть не могла, когда с ней высокомерничали богатеи. Клиентам «Керл и Поуп» из престижных лондонских районов, которые полагали, что за вонь в их собственных ванных комнатах несет ответственность кто-то посторонний, Габи была готова расцарапать физиономии.
– Что? – с вызовом воскликнула Имоджен.
– Ты, случайно, не снималась в «Истэнде– рах»? – невинным голосом спросила Габи. – Я определенно где-то видела твое лицо.
Имоджен злобно хмыкнула.
– Естественно, нет!
– А, я поняла. Дело в платье,– сказала Габи. – Я не лицо твое видела, а платье. На ком-то из «Истэндеров».
Имоджен было собралась ответить ударом на удар, но тут стали разносить десерт, и все переключили внимание на кораблики из коньячного хрустящего печенья с парусами из сахарной ваты, нагруженные клубникой со сливками и плывущие по красному желейному морю.
– Повнимательнее рассмотрите эти штуковины,– посоветовал Нельсон. – Полюбуйтесь ими. Вы представить себе не можете, сколько стоит такой вот кораблик. Об этом не знает и сама Араминта.
– Даже есть жалко – слишком они хорошенькие,– пробормотала я, с ужасом наблюдая, как Роджер беспощадно ломает кулинарное чудо и отправляет в рот сразу половину.
Тут он вспомнил про Зару и остатки кораблика съел гораздо более культурно.
– Клубники со сливками было бы более чем достаточно,– сказала Леони. – Наверняка большинство гостей наелись и даже не притронутся к этой красоте.
– Полностью с тобой согласен,– подтвердил Нельсон. Мы с Габи весьма охотно приступили к десерту. – Натуральная отечественная клубника и хорошо сбитые сливки…
– Нельсон – чудо-кулинар,– воскликнула я, зная, что расхваливать самого себя Нельсон не станет. – И предпочитает только здоровую пищу.
– Вот тебе раз, а, Свин? – пробормотал Ники. – Оказывается, он только с виду такой зануда.
Нельсон бросил на него убийственный взгляд.
– Мужчины, которые умеют готовить,– просто мечта! Верно, Леони? – воскликнула я. – До чего приятно есть, когда приготовлено с душой, специально для тебя!
– И обходится такая еда куда дешевле ресторанной! – воодушевленно поддакнула Леони. – Я вообще не понимаю, почему большинство людей ужинают не дома.
– Потому что в ресторане ты на виду, прилично выглядишь,– сказала Габи. – И посуду мыть не надо.
– Да, плюсов много,– торопливо сказала я. – Но ужинать дома тоже хорошо. Особенно когда поздно возвращаешься с работы.
В глазах Имоджен вспыхнул зловещий огонь. Она подалась вперед и прошипела, обжигая меня взглядом:
– Только не говори, что собираешься домой с нею!
– А если и так? – с оскорбительной небрежностью спросил Ники.
– Домой она поедет со мной,– сказал Нельсон.
Ники, Имоджен и Леони в ужасе округлили глаза.
Послышался шум и постукивание в колонках. Начинался розыгрыш лотереи.
– Достаем билетики! – весело скомандовал Нельсон. – Да, Мел, вот твои,– добавил он, протягивая мне два билета. – И твои. Спасибо, очень щедрый жест.
Нельсон передал несколько штук Ники.
Я заметила, что по имени мой сосед его не называет. Все, за исключением меня, говорили Николасу просто «ты». Странно. Ведь он не только носил титул, но еще и был вхож в высшие круги английского общества, где вращались такие аристократы, каких ни я, ни Нельсон в жизни не видели. А среди наших знакомых, скажу по секрету, есть люди весьма и весьма знатные.
– Добрый вечер, друзья. Я Араминта Бельведер,– прогремел, заглушая всеобщую болтовню, женский голос со сцены. Гости еще больше оживились и зазвенели бокалами. – Прежде чем перейти к розыгрышу, позвольте мне в двух словах рассказать о нашей благотворительной организации…
Мы с Габи и Леони слушали Араминту. Чандер снова достал сотовый, а Имоджен нависла над столом и, не трудясь понижать голос, обратилась к Николасу:
– В конце Дейвис-стрит открылся новый бар. Не желаешь съездить?
Почувствовав на себе мой строгий взгляд, она перестала игриво поводить бровью.
– Я не слышу Араминту,– вежливо прошептала я. – Не могли бы вы поговорить чуть позже?
– Я тут на одном ужине! – пробасил Чандер. – Нет! Через полчаса! Угу.
– Тсс! – шикнул Нельсон.
Имоджен прищурилась.
– Эй! Мы, кажется, не в школе! И кто вы вообще такие? – Она с мольбой взглянула на Ники. – Я серьезно, Нике?..
Николас открыл было рот, но я поспешила прошептать:
– О! Ники! С минуты на минуту Араминта упомянет о тебе и принце Александре.
Николас тут же сосредоточил внимание на сцене, а Имоджен злобно нахмурилась.
Араминта объявила первых победителей. Кому-то достался ящик шампанского, кому-то куртка яхтсмена, кому-то возможность целый день кататься на «астоне мартине», кому-то замечательный тостер (наверное, я внесу такой же в список свадебных подарков), кому-то бесплатный визит (на двоих) в салон красоты в Белгравии, куда ездит моя мама.
– И главный приз! О нем я уже упоминала. – Араминта по-девичьи хихикнула. – Уик-энд на фамильной яхте «Китти Кэт» опытного морехода принца Николаса фон Хелсинг-Александрос Холленбергского!
По залу покатилось восторженное «о-о-о». Николас привстал и сдержанно взмахнул рукой.
– Точнее, опытного вояжера,– съязвил Нельсон.
– Заткнись, Нелли,– почти не раскрывая рта, произнес Николас.
– У нас есть предложение! Сопровождать их, чтобы освятить это событие в журнале «Хеллоу!» на целом развороте! – послышалось с противоположного конца зала.
Гости вновь зашумели и зааплодировали.
– Номер выигрышного синего билета… семь девять семь!
Мы все уткнулись в билетики. Габи разложила свои частично на коленях, частично в три ряда на столе.
– Мой! – закричала Леони, вскидывая руку со своим единственным билетиком.
– Шутишь? – спросила Габи, раскладывая перед собой новую шеренгу бумажек.
– Надо же, как повезло! – воскликнула я, поворачиваясь к Леони. – У тебя что, в самом деле только один билет?
– Да. Просто мне нередко улыбается удача,– сказала Леони. – А не знаешь, когда устраивают это путешествие? У меня море работы, но парочку выходных дней я приберегла – чтобы разобраться с выплатами по закладной.
– Только не надо про закладные,– взмолилась я.
– Может, ты и Мел растолкуешь, как вести расчеты,– вставил Нельсон.
У Леони уже разгорелись глаза, однако не успела она пуститься в разглагольствования о закладных, как к нашему столу подошла Софи. Теперь ее лямки были надежно укреплены брошками.
Приблизившись к Ники, она залилась краской стыда.
– Добрый вечер, гм, ваше высочество. Не могли бы вы подняться на сцену и представить публике победительницу? И сфотографироваться, если не возражаете?
– Он не возражает, будет даже рад,– уверенно произнесла я, вставая из-за стола.
– Ты что, тоже пойдешь? – спросил Ники. – Ах да! Чтобы я смотрел на одну тебя.
– А с какой это стати и ты намылилась? – рявкнула Имоджен. – Если кто и должен его сопровождать, так это я!
– А при чем здесь ты, Свинка?
– Да при том, что я твоя… а вообще-то катись ты знаешь куда! – выпалила она.
– Не беспокойся, Имоджен,– сказала я, улыбаясь возможно более милой улыбкой. – Я всего лишь прослежу за тем, чтобы Николаса сфотографировали в самых выигрышных ракурсах.
Мы с Нельсоном, Леони и Ники пошли между столов к сцене.
Когда Ники вручал Леони миниатюрный деревянный кораблик, выкрашенный в фирменные цвета благотворительной организации, и набор симпатичных органайзеров, должна признаться, я мысленно праздновала первую победу.
Ники не особенно рисовался. По-видимому, хотел, чтобы все поскорее закончилось. Впрочем, я желала того же. Еще месяцев пять подобных упражнений, подумала я, и,глядишь, его кинутся умолять: займи место принца Уильяма!
Тут я почувствовала, что кто-то щиплет меня за задницу. Нельсон ничего подобного себе не позволял. Я взяла и, не поворачивая головы, наступила обидчику на ногу тонким каблучком.
– Ммм,– промычал Ники.
Честное слово, лучше бы он вскрикнул.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маленькая леди и принц - Браун Эстер



cool
Маленькая леди и принц - Браун Эстерliliana
24.10.2011, 17.57





Just a super book... i can see myself in the heroin
Маленькая леди и принц - Браун ЭстерTomy
2.06.2013, 11.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100