Читать онлайн Маленькая леди и принц, автора - Браун Эстер, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая леди и принц - Браун Эстер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая леди и принц - Браун Эстер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая леди и принц - Браун Эстер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Эстер

Маленькая леди и принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

Обычно я без особых мучений определяла, что из одежды мне к лицу, что нет и что к какому случаю подходит. Но в коротких путешествиях на моторной яхте в компании двух принцев, собственного соседа, бабушки и репортеров, да еще в жаркое бабье лето, не бывала ни разу, поэтому терялась в сомнениях.
– Нельсон, что мне надеть? – Проныла я, глядя на груду одежды, пестревшую на моей кровати. – Из этого, по-моему, ничего не годится?
– Тут я тебе не советчик,– ответил Нельсон, ища глазами, куда бы поставить чашку с чаем, которую он принес для меня. – Сядь перед телевизором, включи канал «Гоулд» и жди фильма по Агате Кристи. Среди ее героинь нередко попадаются сомнительные принцессы в запатентованных кожаных туфлях.
Я пропустила его шутку мимо ушей и взяла одно из своих наименее строгих коктейльных платьев.
– Может, вот это?
– Коктейльное платье. – Нельсон почесал за ухом. – Думаешь, подойдет?
– Но ведь я не собираюсь драить палубу! – сердито пробурчала я.
– Не собираешься и крутить рулетку, если я правильно понимаю. Ладно, ладно,– торопливо добавил Нельсон. – Покажи, что ты уже упаковала?
Я раскрыла дорожную сумку и показала ему парик в миниатюрной коробке и большую летнюю шляпу.
Нельсон удивленно повел бровью.
– А парик зачем? Не боишься, что он вымокнет? Нет! Только не говори, что вы с Принцем-фальшивкой задумали похитить все драгоценности, какие только будут на борту, и тайно отправиться к швейцарской границе!
Я снисходительно взглянула на него.
– Парик не вымокнет, потому что я не собираюсь прыгать в воду. А без него не могу – нас с Ники будут фотографировать. Для общественности я – его изысканная новая подруга, вполне ему подходящая. Всем нам – и тебе, и благотворительнице Леони – придется расхаживать по яхте с чинным видом и элегантно потягивать мартини, а не скакать как сумасшедшим. В итоге снимки появятся на журнальной странице, рядом со статьей о том, как яхтенный спорт духовно сближает Ники с его приморским родным краем И все останутся довольны.
– За исключением Имоджен,– заметил Нельсон.
– Не напоминай мне о ней! – Я покривилась. – Она изводит Ники звонками. Недавно, когда мы вместе обедали, позвонила емуи стала обливать меня грязью – обзывать шлюхой и прочими гадкими словечками. Я сама слышала.
– А ты уверена, что она обзывала тебя, а не его?
– Нельсон!
– Ладно, ладно. – Нельсон погрыз ноготь – верный знак, что он нервничает! – и переставил на моем туалетном столике бутылки с разнообразными средствами по уходу за волосами. – А, гм… парням, по твоему мнению, в чем полагается быть во «Дворце Джина»? Или как там называется эта яхта?
– Не мне тебе объяснять, что полагается носить на яхте,– ответила я.
– А если я не знаю? – более настойчиво, но с нотками смущения произнес Нельсон. – Не желаю, чтобы П. Ники насмехался надо мной из-за такой ерунды.
У меня потеплело в груди. Нельсон ни разу в жизни не спрашивал моего совета по поводу костюмов и вообще внешнего вида.
– Гм… наверное, вполне подойдет любая одежда, в которой ходят на праздники в саду. Легкие рубашки, хлопковые брюки, ветровки. – Я шутливо погрозила ему пальцем. – В других местах
в подобных нарядах показываться нельзя. А на яхте… По-моему, очень даже можно.
– Хорошо,– сказал Нельсон. – Понял.
Так ничего и не придумав, я решила обратиться за помощью к профессионалам и поехала в «Харви Николе». А четырьмя часами позднее, подобно кинозвезде, ошалевшая от трескотни продавщиц– консультанток, вышла на улицу с тремя пакетами. В них лежали: пара белых шелковых широких брюк, пара утягивающих штанов, которые следовало надевать под брюки, шикарный топ в бело-синюю полоску, пара изящных золотистых сандалий, немнущееся маленькое черное платье, коричневое в белый горошек бикини с симпатичными завязками и волшебными, корректирующими фигуру жесткими вставками, невообразимое платье от Эмилио Пуччи с принтами и воротником-хомутиком (чтобы сидеть в нем и потягивать мартини, точнее, привлекать к себе внимание папарацци), длинная туника, пара огромных очков а-ля Софи Лорен, восхитительный шелковый шарфик, чтобы повязывать его вокруг головы в щегольском морском стиле, и, разумеется, новая сумка, куда предстояло это все упаковать.
Нельсон всегда повторял, что отправляться в путь надо вовремя, то есть с приличным запасом на возможные дорожные аварии или на случай, если я вдруг забуду что-нибудь важное, а он решит вернуться и проверить, выключил ли плиту. Я на этой неделе без продыха работала, поэтому приготовлениями занимались Нельсон с Леони. Последняя несколько раз связывалась с секретаршей Александра.
Ники обещал присоединиться к нам в аэропорту, «у гейта». Я взяла с него клятву, что он не опоздает.
Нельсон, разумеется, явился за мной в агентство на добрых полчаса раньше, чем планировал, и устроил мне словесную инспекцию дорожной сумки.
– Паспорт?
– Да! Нельсон, я хотела бы до отъезда дописать и отправить письмо, так что…
– Евро?
– Вряд ли они нам понадобятся, но – да…
– Страховка?
Я махнула на письмо рукой.
– Нельсон, я ни капли не сомневаюсь: если стрясется нечто непредвиденное, Александр отправит меня назад в Англию на личном самолете. Боже мой! Ты потрясающе выглядишь!
Он, и правда, смотрелся на все сто в светло-коричневом хлопковом костюме и синей рубашке с открытым воротом, прекрасно подчеркивавшей голубизну глаз.
– Я когда-нибудь видела этот костюм? – с любопытством спросила я.
– Гм… Может, видела, может, нет. Я купил его на вечер в крикет-клубе, но так ни разу и не надел,– ответил Нельсон с таким видом, будто не придает тряпкам особого значения. – Ты тоже, надо заметить, здорово выглядишь. Отчасти даже nautique.
– Что ты имеешь в виду? – воскликнулая. На мне были симпатичные темно-синие брюки, блузка без рукавов с принтами и лакированные туфли с очаровательными золотистыми пуговками. По– моему, на капитана в фуражке и с глазной повязкой я ничуть не походила. – Nautique?
– Ну, видишь ли… Я смотрю на тебя как на человека, не связанного с морем, а сам – яхтсмен,– непонятно объяснил Нельсон и тут же стал торопить меня, ворча, что времени совсем не остается.
Мы заехали за Леони в Хэммерсмит, где находилась ее контора. Нельсон поднял шум из-за того, что пришлось остановиться на желтой линии, поэтому Леони села на заднее сиденье рейнджровера прежде, чем я успела взглянуть, какая на ней одежда. Она была, как всегда, налегке – с единственной маленькой сумочкой.
– Привет, Дынька.
– Привет, Нельсон! Не возражаете, если я сделаю несколько звонков? Мне пришлось взять полдня выходных. Надеюсь, не пожалею об этом!
– Конечно звони,– ответила я. – Послушай меня давным-давно никто не называет Дынькой.
Представив, что она будет обращаться ко мне так же в присутствии Ники, я поежилась.
– Серьезно? Ну, прости,– пробормотала Леони, хотя в эту минуту ей уже ответили и она переключила внимание на телефонный разговор.
Нельсон взглянул на меня с едва заметной улыбочкой. Я надела солнцезащитные очки. Погода стояла жаркая, а на окраине Лондона было море машин. С каждой милей, на которую мы с трудом продвигались вперед, я чувствовала, что мой наряд все больше и больше теряет вид.
– Откуда мы вылетаем? – спросила я Нельсона. – Из Фарнборо?
Если бы мы приняли предложение Александра и согласились лететь на его самолете, не пришлось бы толкаться в аэропорту. Бабушка находила частные летательные аппараты весьма романтичными.
– Нет, из Лутона.
– Из Лутона?
– Да, билеты заказывала Леони. Самолет авиакомпании «Изиджет», рейс прямо до Ниццы.
– «Изиджет»?
Я развернулась к Нельсону всем корпусом. Леони показала мне поднятый вверх большой палец.
– Я сделала заказ через Интернет. По сниженным ценам! – произнесла она одними губами, выслушивая соображения делового партнера об отдельных пунктах некоего замысловатого договори.
Тут я заметила, что ее скромная обычная прическа сменилась куда более привлекательным «бобом» и что в волосах появились кремовые прядки. Судя по всему, и на поездки по магазинам, и на консультации с продавцами Леони тоже выкроила время, во всяком случае, судя по темно-синему костюму изысканно-свободного стиля. Я никогда в жизни не видела ее такой… хорошенькой.
У меня мелькнула неприятная мысль: не потому ли Нельсон вырядился в новый костюм, что хочет произвести впечатление на Леони?
– Нельсон,– прошептала я,– но ведь Александр предлагал прислать свой самолет. Бабушка улетела именно на нем. Теперь она совершенно не признает «Бритиш эруэйз».
– Мы разговаривали об этом с Леони. Ее вполне устраивает «Изиджет», а я подумал, что ты за уменьшение «углеродного следа», поэтому…
Обижаться на святых, поверьте, почти невозможно.
– Александр пришлет за нами машину,– добавил Нельсон. – Наверняка шикарную – это тебя утешит.
У меня в сумке зазвонил телефон.
– Мы продолжим этот разговор,– предупредила я Нельсона, поднося трубку к уху.
– Здравствуйте! Могу я побеседовать с Милой Бленнерхескет? – произнес незнакомый голос.
– Да, это Мила,– ответила я, не обращая внимания на хмыканье Нельсона.
– Меня зовут Тайра. Я звоню по поводу интервью, которое взяла у принца Николаса. Интервью о яхтенном спорте.
– Да-да! Замечательно! Чем могу быть полезна?
– Гм… у нас возникли некоторые вопросы… – Она застучала клавишами компьютерной клавиатуры. – Например, он сказал, что его любимая яхта… гм… Где же это? А, да. «Пиклтон»? Может, тут какая-то ошибка?
– Э-э-э…
Я бросила косой взгляд на Нельсона. Он с чрезмерным вниманием смотрел на дорогу.
– Наша главный редактор удивилась. По ее словам, такой марки не существует. Да, и еще, принц Николас сказал, что это даже не яхта, а «шлеп с одномачтовым вооружением». Шлеп? Такого тоже не бывает…
– Правда? Не бывает? Очень странно! – Воскликнула я. – Может, у вас запись на диктофоне с серьезными помехами? Будьте любезны, подождите минутку, Тайра. Я сейчас как раз с его высочеством. Одну секунду! Я уточню. Ники,– произнесла я сквозь стиснутые зубы,– как называлось твое судно? Ведь не «Пиклтон»?
Нельсон хмуро смотрел на меня.
Я испепеляла его таким же взглядом.
– Не так?
– Да! Но сначала мне нужно посоветоваться с Эдди Ротери из юридического отдела,– воскликнула Леони.
– Кто это? – полюбопытствовала Тайра.
– Гм, вторая пресс-секретарь принца Николаса,– быстро нашлась я. – Ники?
Нельсон скорчил недовольную гримасу.
– Ники! – процедила я.
– Называется судно «Николсон», дорогая,– протяжно произнес Нельсон, кошмарно имитируя Ники. – Если точнее, это шлюп.
– Ну да, конечно! – пропела я в трубку, продолжая буравить Нельсона взглядом. – Вечно ты напустишь тумана! Учись говорить четко и ясно.
– С похмелья чего не ляпнешь,– сказал Нельсон. – Дорогая.
На другом конце провода напряженно молчали. Я отчаянно надеялась, что сумею все уладить.
– Если я правильно поняла… – неуверенно начала Тайра.
Я тут же произнесла оба слова по буквам.
– А, понятно… – ответила она. – Рада, что мы во всем разобрались.
– Я тоже рада, – воскликнула я.
– Но бывает, подобные вещи мистическим образом попадают в «Прайвитай»,– предупреждающим тоном произнесла Тайра.
Я,бледнея , пробормотала, что мы как раз едем к яхте, извинилась и нажала «Отбой».
– Нельсон! – набросилась я на друга, убрав телефон в сумку. – Как же ты мог?
– Перестань! – Нельсон усмехнулся. – Это же цветочки! Вспомни про его чертов список и про скандал с Джонатаном! Какой бедой обернулась для тебя его шуточка! Но виноватым он себя наверняка не чувствует!
– Да он же не специально!
– Ты так думаешь? – спросил Нельсон. – Хорошо, допустим, ты права. Но ему ведь даже не пришло в голову извиниться перед тобой! А про яхты он мог бы почитать и в книгах. Или в Интернете. Если же для него это слишком трудно, потому что мешает немыслимая лень, тогда…
Я делала глубокие вдохи и выдохи. Что, если обо мне и впрямь напишут в «Прайвит ай»? Там у меня знакомых не было, то есть предотвратить кошмар я не могла.
– Я сделал это вовсе не из вредности,– добавил Нельсон. – Просто решил отомстить за тебя.
– Нельсон,– произнесла я напряженным голосом. – Я очень признательна тебе за заботу и стремление мне помочь… Но почему ты не подумал
о том, что если Ники окажется в глупом положении из-за пиар-кампании, устроенной мною, значит, пострадаю в первую очередь я?
С Нельсона тотчас соскочила насмешливость.
– И разозлится на меня не только Ники, но и Александр. – Я старалась говорить тихо, чтобы Леони ничего не слышала. – И бабушка. Все мечтают, чтобы Ники наконец прекратил выставлять себя круглым дураком, помочь ему в этом доверили мне. Подобный промах расценят как полную некомпетентность.
– О, черт!.. Прости, Мел,– пробормотал Нельсон. – Пожалуйста, прости. Об этом я, в самом деле, почему-то не подумал.
– Все остальное, что ты ему рассказал, надеюсь, соответствует действительности? Если нет, лучше признайся сейчас – должна же я знать, что появится в журналах.
– Все остальное соответствует,– ответил Нельсон, явно стыдясь своего поступка.
– Прекрасно,– сказала я. Нельсон выглядел как провинившийся школьник, поэтому я добавила: – В любом случае я благодарна тебе за эту лекцию. Ты молодец! – Я легонько толкнула его локтем. – Ники теперь твой должник. Когда-нибудь, может, тоже окажет тебе услугу.
Нельсон как будто собрался ответить, но передумал.
– Хмм,– неопределенно промычал он.
Как только мывошли в аэропорт,Леони потащила нас к окну регистрации. Потом она помчалась в «дьюти-фри» иприобрела за полцены солнцезащитные очки, как у Николь Ричи, и две бутылки увлажняющего лосьона «Кларинс» (для своих сотрудниц). Я купила гигантский «Тоблерон». Мы только собрались разломать его на треугольнички, как заметили приближающуюся к нам знакомую фигуру с дорожной сумкой от Луи Вуито– на на плече.
Мы с Леони мгновенно забыли о шоколаде, а Нельсон весь напрягся. – Привет всем!
Ники поднял на лоб очки от Гуччи, притворяясь, что не замечает обращенных на него со всех сторон любопытных взглядов. На нем были нелепые, свободного стиля красные брюки, мятая белая рубашка, благодаря которой казалось, что его золотистая кожа светится, и коричневые туфли. Не обращать на него внимания не представлялось возможным.
Леони, явно разволновавшись, машинально кивнула.
– Привет, Ники! – воскликнула я, целуя его в щеку. – Помнишь Леони? Это она выиграла главный приз, а сопровождает ее Нельсон.
– Леони? – переспросил Ники, снимая очки. – С того благотворительного вечера? Бог ты мой!
Если по-честному, Леони заслуживала подобного восклицания. Помимо потрясающего костюма и восхитительной новой стрижки, она потратилась еще и на блеск для губ и, по-моему, отбелила зубы, поэтому выглядела теперь как сексапильная учительница младших классов из Челси. Николасу, я знала, такие женщины очень по вкусу.
– В жизни довольствуешься тем, за что платишь,– ответила Леони, объясняя свое чудесное преображение. – Я хорошо сэкономила на билетах, так что…
– А, да,– сказала я. – Спасибо, Леони, что все для нас устроила. Ты и для Николаса заказала билет?
– Нет,– ответил Ники. – Но я подумал, будет неплохо, если меня увидят в самолете бюджетной авиакомпании. Я всегда прислушиваюсь к твоим советам. Кстати, мне тоже удалось сэкономить. – Он подмигнул. – Ну, угадайте, сколько я заплатил?
– Пятьдесят фунтов?
– Нет! – радостно воскликнул Ники.
– Сорок?
– Тридцать пять!
Он взглянул на каждого из нас по очереди, проверяя, удивлены ли мы.
– Ужасно дорого,– пробормотала Леони. – Сказал бы мне. Наши билеты, туда и обратно, обошлись мне в пятнадцать фунтов на каждого. – Она посмотрела на него с сочувствием. – Но не расстраивайся.
На губах Ники растаяла довольная улыбка.
– А как тебе удалось?
– Да ведь цены все время меняются. Главное – знать, когда делать заказ. Самое удобное время – четыре пятнадцать. Естественно, утра.
Мы с Нельсоном обменялись быстрыми изумленными взглядами. Впрочем, я, уже зная, как Леони торгуется в «дьюти-фри», не слишком удивилась.
Нельсон кивнул в сторону гейтов.
– Идем?
Леони схватила сумку.
– Да, и давайте поспешим. Надо встать первыми в очереди.
С напором, которому позавидовала бы даже английская команда регби, Леони пустилась расталкивать толпу локтями.
Мы на некотором расстоянии последовали за ней.
Я сразу заметила, что вещей на уик-энд набрала гораздо, гораздо больше, чем все остальные. Однако водитель, встретивший нас в аэропорту Ниццы на шикарном «роллс-ройсе», взяв мою сумку, не отпустил по поводу ее веса ни единого комментария. Окруженные роскошеством прекрасно кондиционированного салона, мы отправились в Монако. Сначала наш путь лежал через горные туннели, потом через благодатную прибрежную зону. С одной стороны поблескивало синее море, с другой высились горы.
Нельсон, ибо у его отца тоже был старый «роллс-ройс», изъявил желание сесть спереди. И всю дорогу изучал приборную панель и засыпал шофера вопросами.
Наверняка его не очень радовала мысль о Ники, заигрывавшем одновременно с двумя женщинами, которые сидели по обе стороны от него в ковшеобразных сиденьях.
Леони была не из тех, кто при первой же возможности вешается на шею красавчикам типа Ники. Но чем сдержаннее она вела себя, тем сильнее он старался ее очаровать.
– Думаю, вам понравится «Китти Кэт»,– сладко пел Ники. – Она у нас, сколько я себя помню. На ней знаменитостей без счета отдыхало. Знаю, иметь такую яхту – чрезмерная роскошь, но она у нас настоящее произведение искусства. И вообще играет далеко не последнюю роль для истории семьи, согласны? – Он краем глаза взглянул на меня, проверяя, одобряю ли я его речи, непринужденным жестом положил руку на спинку сиденья и добавил: – Владелец такого судна еще и своего рода его попечитель.
– Да? – спросила Леони. – Я слышала, вы теперь сдаете его внаем по чартеру. Наверняка и текущие ремонтные работы производят арендатор ры? Очень удобно.
– Да, но владельцы в любом случае мы…
– Гм… –произнесла Леони. – Я кое-что узнала о вашем судне в Интернете…
– Я предпочитаю говорить «яхта». Чтобы получалось в женском роде,– поправил Ники. –Яхты – почти как женщины. Мне сказал об этом Нелли, и тут я с ним полностью согласен. – Он сел поудобнее и коснулся левым коленом моей ноги. Леони сидела у самой дверцы, до нее ему было не достать. – Мне нравится эта мысль. Яхты в самом деле все равно что женщины.
– Правда? – спросила Леони.
– Правда? – произнесла я, отчаянно пытаясь посредством телепатии внушить Ники, что на этот наш вопрос не стоит отвечать.
– Еще какая правда. Управлять ими так же сложно, содержать так же накладно, а любоваться – сплошное удовольствие…
Я уже было расслабилась, когда он добавил:
– Швартовать довольно просто и тех и других…
– По-моему, мы подъезжаем к Монако! – громко воскликнула я, когда на горизонте показались белые здания и высокие пальмы. Красота! Правда, Леони?
Леони стала рассматривать сказочный вид за окном, а я, пользуясь минутой, погрозила Ники пальцем и произнесла одними губами:
– Веди себя прилично!
Ники взял мой палец и нежно укусил самый его кончик. Вся моя строгость тотчас куда-то улетучилась. Я шлепнула его по ноге.
Из старого интеркома, предназначенного для связи шофера с пассажирами, зазвучал поскрипывающий голос Нельсона:
– Когда-то все, что вы видите, было под водой. Сам город Монако по размерам меньше Гайд-парка. А еще,– добавил он, когда Ники схватил на своей ноге мою руку,– я все вижу.
Мы тотчас сели чинно и в течение следующих трех минут, пока машина не свернула к пристани для яхт, не произносили ни слова.
«Китти Кэт» стояла между громадным белым моторным крейсером и еще более крупным (наверное, быстроходным) монстром, будто приплывшим из «Полиции Майами». Выйдя из машины, Нельсон негромко и презрительно усмехнулся, но притих и будто впал в любовный транс, едва мы последовали за шофером. Великолепие, окружавшее нас со всех сторон, так и дышало дороговизной.
– Это она? – спросила Леони.
Ники кивнул.
– Хороша, верно?
– Не хороша, а совершенная красавица,– проворчал Нельсон таким тоном, будто Ники оскорбил его мать.
Я, хоть и ничего не смыслила в яхтах, полностью разделяла его мнение. «Кити Кэт» была такая же огромная и блистательная, как ее соседи но выгодно отличалась от них старомодной элегантностью – своеобразными формами в стиле ар-деко и начищенными до блеска деревянными палубами. Каждый дюйм металла ослепительно сиял, канаты поражали белоснежностью, а иллюминаторы сверкали безупречной чистотой. Впрочем, то были даже не иллюминаторы, а самые настоящие окна, по крайней мере, так казалось. В ширине «Китти Кэт», пожалуй, несколько уступала двум другим судам, но в длину была, наверное, не меньше хоккейного поля.
– Добро пожаловать на борт! – воскликнул Александр, вышедший нам навстречу.
Я почему-то обрадовалась, что на нем, в отличие от владельцев других судов, не было капитанской фуражки. Ники взобрался на яхту торопливо, будто она уже отчаливала, Александр же, в своей легкой рубашке и свободных брюках из хлопчатобумажной ткани, выглядел совершенно расслабленным.
Может, я слишком вырядилась? Не великовата ли моя шляпа? Впрочем, на солнце было слишком жарко, вдобавок я понятия не имела, когда появятся папарацци, а быть застигнутой врасплох, без парика, мне не хотелось. – Детка!
Из-за спины Александра выплыла бабушка.
Увидев ее, я сразу вздохнула с облегчением. На ней были шелковые белые брюки «палаццо» и свободная блузка, купленная, не исключено, там, где приобретала наряды сама Кэтрин Хепберн. Бабушкину голову защищал от солнца белый шарф, на шее поблескивали тонкие золотые цепочки. Ногти на ее босых ногах, дабы она не выглядела бродягой, были идеально обработаны и покрыты ярко– красным лаком. В целом ее вид потрясал гламур– ностью.
– Очень рад снова тебя видеть,– произнес Александр, целуя меня в обе щеки.
Ники он поприветствовал почти так же, однако, не переставая улыбаться, что-то кратко пробормотал ему на греческом. Нельсону пожал руку, а руку Леони поцеловал.
– Мисс Счастливица! Вы привезли нам хорошую погоду,– сказал он. Леони слегка покраснела. – Надеюсь, наш уик-энд удастся на славу! Чего желаете выпить? Наверняка устали с дороги»
Нас повели на верхнюю прогулочную палубу с углублением, устланным белыми и голубыми подушками, и с овальным бассейном, выложенным серебристо-бирюзовой плиткой. Рядом с ним уже стояло ведерко со льдом и бутылкой шампанского. Как только мы расселись, стюард в красной футболке с изображением герба наполнил бокалы. Мне казалось, что я в клипе Джей Ло, не терпелось пройтись попалубе, провести рукой по гладким блестящим поверхностям и заглянуть в окна, однако пришлось вступить в общий любезный разговор о море и о новом увлечении Ники – картинных галереях.
– Ты непременно должен посетить частную выставку Белинды,– сказала бабушка, обращаясь больше к Александру. – Оказывается, она несравненная вязальщица! Создает вязаных существ с обилием лап и ушей. Критики только о ней и говорят!
– Они никак не могут понять, стоит ли принимать ее искусство всерьез,– добавила я. – Но склонны считать, что мама настоящий художник, скрывающийся под личиной блондинистой светской львицы. И осторожничают, называя ее гением художественного новаторства.
– Понятия не имею, откуда в ней это,– вздохнула бабушка.
– Кто же знает, откуда что берется в наших детях,– произнес Александр, бросая укоризненный взгляд на Ники, который успел осушить бокал и полулежал, уткнувшись в сотовый.
Другой стюард что-то шепнул Александру на ухо. Тот улыбнулся и кивнул.
– Спасибо. Джон говорит, что вещи в каютах уже распакованы. Поэтому, если желаете принять душ или искупаться в бассейне… – Он обвел свое блестящее царство рукой и широко улыбнулся. –
Мы с Дайлис подумали, будет неплохо устроить ранний ужин. Позднее мы с ней, может, съездим в казино. А остальные пусть занимаются, чем захотят.
– О-о! – протянул Ники. – Ты это серьезно?
Я осторожно подтолкнула его локтем. В ответ он так шумно вздохнул, что Нельсон, не перестававший восторгаться яхтой, вдруг нахмурился и испепелил Ники взглядом.
На палубе засуетился обслуживающий персонал, а мы отправились вниз. Через некоторое время яхта вышла в открытое море – «на небольшую прогулку перед ужином». Если бы я не видела, что пейзаж за окнами постоянно меняется, то и не заметила бы, что мы плывем,– так тихо и спокойно шла «Китти Кэт» по волнам.
Я бы с удовольствием битый час сидела в каюте, открывая и закрывая разнообразные дверцы и наслаждаясь деревянно-зелено-кремовой изысканностью. По обе стороны двуспальной кровати, застеленной дорогими простынями, темнели небольшие шкафы, повсюду висели овальные зеркала, отчего казалось, что каюта вдвое просторнее, чем на самом деле. Обстановка небольшой ванной с огромной массажной душевой лейкой и медными, под старину, кранами тоже вмиг очаровывала. В воздухе пахло средством для полировки, пчелиным воском и самую малость – озоном. Если бы не тонкий аромат моря, можно было подумать, что ты в первоклассной гостинице Мей– фэра. В шкафах обнаружились зелено-кремовые, обтянутые атласом плечики, невидимая горничная развесила на них мои наряды, а внизу расставила обувь. На тумбочке у кровати пестрела стопка свежих журналов, лежали компакт-диски и розовые атласные наглазники для сна.
Я минуту-другую отдыхала, растянувшись на кровати и любуясь всей этой красотой, потом приняла душ, вымыла и ополоснула волосы средствами «Аведа», вытерлась аж тремя полотенцами, надела новое волшебное бикини, брюки «палаццо» и обвязала голову длинным шарфом. Вдев в уши серьги-кольца, я взглянула на себя в зеркало. Тут раздался стук в дверь.
– Войдите! – воскликнула я, поеживаясь от приятного волнения.
Это был Нельсон.
– Идешь наверх? Можно… Ого! – Он сделал шаг назад – Выглядишь сногсшибательно.
– Спасибо,– пробормотала я, снова поворачиваясь к зеркалу. – Очень заметны складки жира на боках?
– Никто и не подумает рассматривать твои складки. Всеобщее внимание будет приковано к другим частям,– заверил Нельсон. – Ты хорошо намазалась солнцезащитным кремом? – спросил он более ровным и привычным голосом.
– Да,– ответила я. – Только до спины не дотянулась. – Вообще-то я не из любительниц сильно оголяться, поэтому нечасто пользуюсь средствами с фактором защиты. – Поможешь?
– Гм, конечно,– сказал Нельсон после секундного колебания.
– Спасибо! – воскликнула я, протягивая ему тюбик. Когда прохладный крем коснулся моей теплой кожи, я вздрогнула. – А-а-а!
Руки Нельсона уверенными быстрыми движениями прошлись по моей спине, начиная с плеч и заканчивая поясницей, над поясом брюк.
– Ммм, как приятно! – протянула я, но резко замолчала, поймав себя на том, что с удовольствием продлила бы эти мгновения.
У Нельсона очень сильные руки. Он много лет массировал мои ступни, но выше лодыжек к моим ногам не прикасался. К сожалению.
– Лучше сделать это сейчас. А то потом «заботу» о тебе проявит Ники, и бог его знает, чем это закончится!
– Гм… ну да.
Я об этом как-то не думала. Представив, что мою спину – или не только спину – намазывает кремом Ники, я покраснела.
Нельсон обработал мои руки, потом шею. Смакуя разлившееся по всему телу хмельное тепло, я подумала о том, не предложит ли он ту же услугу и Леони.
– Забавно,– сказала я. – Когда я сама намазывала руки и ноги, крем впитывался гораздо быстрее.
– Ну вот. Теперь порядок! – объявил Нельсон, к моему огорчению тотчас убирая руки.
«Китти Кэт» несколько часов плавала недалеко от берега. Кто-то из нас расслаблялся в джакузи, кто-то метал кольца в цель. Но вот жаркий день стал превращаться в теплый вечер, и главный стюард сообщил Александру, что ужин будет подан через полчаса. Я, ибо на три дня взяла целых девять нарядов, с превеликим удовольствием поспешила вернуться в каюту, чтобы снова переодеться.
Ужин накрыли в столовой – обшитом деревом зале с длинным столом, за которым запросто поместились бы человек двенадцать. За салатом из помидоров с сыром моцарелла буффало последовало блюдо из гигантских креветок и сибаса. Бокалы наполнялись, казалось, по волшебству.
Должна признаться, наблюдать, как Нельсон, в симпатичном новеньком костюме, развлекает болтовней Леони и бабушку, было для меня весьма неприятно. Конечно, я не раз видела, как он веселил компанию остроумными анекдотами, но компания обычно состояла из Роджера или школьных приятелей Нельсона. И потом, никогда прежде Нельсон не выглядел столь очаровательным. Откуда это в нем взялось? Может, ему просто не хотелось ни в чем уступать Ники?
– Сегодня поедем в «Джиммиз», Леони,– сказал Ники, когда официант забрал его опустевшую тарелку. – Это очень известный в Монако клуб. Вечно кишит гонщиками и топ-моделями. Мы там в списке самых любимых гостей.
– Да, но… – произнес Александр, промокнув губы салфеткой.
– Что? – возмутился Ники.
– По словам Джона.– (Джон был капитаном. Он провел для нас с Нельсоном незабываемую экскурсию по яхте.) – Сегодня в «Джиммиз» вспыхнула драка между папарацци и каким-то актером, который проводит здесь медовый месяц. Так что сейчас там полным-полно фотографов. Может, будет разумнее поехать туда в субботу?
– Да,– поспешила ответить я, отлично понимая, на что намекает Александр. – Если мы позволим журналистам фотографировать тебя на яхте завтра, тогда они, вполне довольные, уедут и оставят нас в покое. Если же ты явишься в клуб сегодня, когда там масса обожателей сплетен и шумных скандалов, тебя попытаются спровоцировать.
– Гм… – задумчиво произнес Ники.
– А повторение сцены из клуба «Кукушка» нам совершенно ни к чему! – более настойчиво произнесла я.
Как-то ночью, за несколько месяцев до нашего знакомства, Ники вышел через заднюю дверь изклуба «Кукушка» и набросился на двух фотографов, которые, как он решил, жаждали заснять его впьяном виде. На самом же деле они подлец дали принца Гарри. Один из них и слыхом не слыхивалпро какого-то там принца Ники. Недоразумение вышло крайне неприятное. Ники искосавзглянул на меня. – Да будет тебе известно, здесь к нам проявляют кудабольше интереса, чем в Англии.
Намек на то, что нигде, кроме как в Холленбер– ге, никто толком их не знает, Ники принимал за личное оскорбление и мог бы ответить гораздо резче и грубее, но держал себя в руках и лишь обиженно смотрел на меня.
Я изо всех сил старалась не улыбаться. Нельсон продолжал развлекать Леони и бабушку. Над его отзывами о лондонских ресторанах бабушка без конца смеялась. Я понятия не имела, что он бывал в «Айви». С кем? Этого я тоже не знала. Определенно не со мной.
– Зачем вам куда-то ехать сегодня, когда и здесь можно прекрасно расслабиться? – спросила бабушка. – Тут ведь чего только нет! Хочешь – смотри фильмы, хочешь – играй в «Плейстейшн».
– Хорошо вам говорить, когда вы сами намылились в казино,– проворчал Ники.
Впрочем, он знал, что проиграет в этом противоборстве, и сдался прежде, чем Александр метнул на него сердитый взгляд.
После ужина было еще очень тепло, поэтому мы отправились пить кофе в кормовую часть палубы, откуда пронаблюдали, как красное солнце закатывается в потемневшее море. Яхта плавно возвращалась к пристани. В окнах домов с плоскими крышами на горном склоне Монте-Карло зажглись желтые огни, побережье осветилось фонарями, и казалось, будто вдоль причала и по улицам кто-то невидимый натянул нити с бриллиантами.
– Волшебство, да и только! – Я вздохнула, положила в рот очередную шоколадную конфету и снова откинулась на подушки. – Десятки клубов и маленьких баров… Только представьте себе!
– Ты бывала в «Блэкпул иллюминейшнс»? – спросила Леони. – Публика там обыкновенная. Но обстановка очень даже ничего!
– Я туда еще не заглядывал,– сказал Ники. – Как-нибудь съездим вместе с тобой.
Я посмотрела на Ники, желая проверить, не иронизирует ли он, однако не заметила в его глазах и капли насмешливости. Вообще, надо заметить, обхаживал Леони он с особой тщательностью. Я вполголоса сказала ему об этом, когда мы поднимались на верхнюю палубу. Ники скорчил гримасу и пробормотал что-то о «спокойных» и о том, как занятно «решать непростые задачки».
– Но с тобой все, естественно, намного сложнее,– добавил он, взмахивая ресницами, отчего
меня охватила легкая дрожь. – Тебя даже сравнивать ни с кем нельзя.
– Верно,– ответила я. – Нельзя.
Произнося эти слова, я чувствовала, как во мне медленно танцуют языки Милочкиного пламени. Без него было не обойтись. В конце концов, я прогуливалась по яхте, в вечернем платье и золотистых сандалиях. А рядом шел Ники. Вообще-то для того, чтобы в его присутствии быть Милочкой, я вовсе не нуждалась в парике. Этот парень умел разыскать во мне Милочку и вытянуть ее наружу, подобно заклинателю змей, который заставляет кобру подняться из корзинки.
Если можно так выразиться. Из-за Ники я даже нередко думала двусмысленными метафорами.
Нельсон тем временем пытался разговорить Леони. Закончились его потуги длинной лекцией о праве наследования, однако он выдержал это испытание весьма достойно, даже поддакивал и издавал разнообразные «мм» и «угу», по-моему, во вполне подходящие минуты.
В целом же, подумала я, когда яхта величественно входила в гавань, и вся наша компания, и этот вечер просто восхитительны!
– Желает кто-нибудь выпить? – спросил Ники, отстраняясь от перил, у которых мы остановились, чтобы полюбоваться россыпью огней в сгущавшихся сумерках. – Если хочешь, Нелли, я распоряжусь, и специально для тебя приготовят кружку чая.
– Нет, спасибо,– сквозь зубы процедил Нельсон.
– А я бы не отказалась от чашечки ирландского кофе,– сказала Леони.
– Захотелось чего-нибудь горяченького и бодрящего? Что ж, устроим! Пошли со мной вниз,– ответил Ники, многозначительно подмигивая мне.
Я притворилась, что ничего не заметила, но, когда он исчез из виду, поежилась.
– Холодно? – тотчас спросил Нельсон.
Я и глазом не успела моргнуть, как он снял свитер и накинул его на мои обнаженные плечи.
– Спасибо,– пробормотала я, укутываясь. Я ни капли не замерзла, но меня очень тронул этот заботливый жест. – Потрясающий вид!
– Да,– ответил Нельсон, странно на меня глядя. – Потрясающий…
Он сдавленно кашлянул.
Я расценила его неловкость как нежелание признавать красивым что бы то ни было, связанное с Ники, и взяла Нельсона за руку.
– Спасибо, что приехал со мной и что так стараешься быть сдержанным. Я это очень ценю. Ты настоящий ангел.
– Я делаю это ради тебя,– напомнил он.
– Знаю. – Я прислонилась к его крепкой надежной груди, положила голову ему на плечо и вздохнула. – Зря говорят: хорошо там, где нас нет. Я, например, никуда не хочу.
Нельсон обнял меня.
– И я.
Мы стояли, прижавшись друг к другу, а члены экипажаукрепляли яхту на стоянке, платить закоторую наверняка приходилось больше, чем стоит дом моих родителей. Я, наверное, хоть целый час рассматривала бы парад сандалий от Гуччи и драгоценностей на прогуливавшихся по пристани, если бы Ники не позвал нас в джакузи.
Сами понимаете, я поспешила туда не ради себя, а из страха за Леони.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маленькая леди и принц - Браун Эстер



cool
Маленькая леди и принц - Браун Эстерliliana
24.10.2011, 17.57





Just a super book... i can see myself in the heroin
Маленькая леди и принц - Браун ЭстерTomy
2.06.2013, 11.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100